Не от мира сего: С чистого листа

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-16 04:00:19
Размер текста: 167 кб

l. С чистого листа. Часть 1 (Пролог). Чёрная полоса

Какая ирония, не правда ли: ведь обычно наибольшую боль причиняет не враг, не злопыхатель, а тот, кто только вчера обещал подарить тебе счастье.
(О.Рой)



       Темно. Холодно. Больно. Страшно.
       За прутьями решётки барабанил дождь, солнце спряталось за мрачными тучами, не было видно даже лучика. В камеру не пробивалось ни капельки тепла и света, лишь мрак и холодные дождевые капли проникали сквозь железные прутья. Внутри не было ничего примечательного, лишь серые каменные стены давили своей тяжестью на сознание. Камера была совсем небольшая, а путь на свободу преграждала массивная железная дверь с маленьким окошком для еды. С потолка свисала доживавшая свои последние часы лампочка, периодически моргая.
       В самом углу, скрытая тенью, тихонько уткнувшись лбом в коленки, сидела я. Слёз уже не осталось, лишь пустота и безысходность.
       Волчьи уши тихонько подрагивали при каждом порыве ледяного ветра, что дул снаружи. Пушистый хвост судорожно метался по грязному полу. Внутри меня разрослась чёрная дыра, которая втянула в себя все положительные чувства, оставив лишь боль и скорбь. Вся моя жизнь перевернулась четыре года назад, когда я попала в это ужасное место…

***



       Я жила счастливой жизнью в окружении тепла и заботы. У меня были мать и отец, которые любили свою непутёвую дочь. Они всегда поддерживали меня во всех начинаниях, давали советы… Они всегда помогали мне, несмотря ни на что. Отца зовут Мерсо Д. Стефан. Это довольно странная фамилия для нашей страны, России, но разве это кого-то сейчас волнует? Захотел — поменял…
       Отец был одним из немногих любителей манги и аниме, которым за тридцать. Отец всегда говорил, что легендарное сокровище Ван Пис существует, а мы с мамой лишь недоуменно переглядывались и про себя думали, что пора бы отцу прекращать, а то и с ума сойти недолго. Вроде взрослый мужчина, а ведёт себя, как неразумное дитя — искренне верит в существование выдуманного.
       Я чисто ради интереса тогда решила посмотреть этот загадочный Ван Пис, на который сумел подсесть мужчина в возрасте, в котором уже давно пора перестать думать обо всём этом. И каково же было моё удивление, когда я обнаружила, что уже не могу без этого загадочного мира пиратов, дозора, дьявольских фруктов и множества неизвестных вещей. А ещё я заметила, что мы с отцом вполне подходим под этот мир: и фамилия такая, даже с инициалом «Д», и цвет волос от природы не совсем нормальный… Ну, разве может быть нормальным красный цвет волос от рождения?
       Под описание нормального человека в нашей семье попадала только мама. Мерсо Д. Анна, в девичестве Самаева Анна, имела русые волосы до плеч, серые глаза и самую обычную фигуру. Мы же с отцом сошли бы за неформалов со своей внешностью…
       Стефан был очень высоким — два метра с лишним, имел очень крепкое телосложение, его красные волосы доставали до лопаток, а ярко выраженные бирюзовые глаза только добавляли его образу какой-то нереальности. Отец любил аниме и мангу, корабли и подраться. А ещё после каждой своей «схватки с дозором» на нём не было ни единой царапины. А ещё он либо просто косил под фруктовиков из любимого аниме, либо действительно не умел плавать. А ещё он не любил есть соль. И купаться. Неотъемлемой частью его гардероба была цепочка с фигуркой птицы Феникс, которую, как он выражался, он берёг как память об одном мальчишке. Не знаю, правда ли то, что он говорил, но папа никогда не снимал эту вещицу…
       Мою внешность тоже не назовёшь до конца нормальной, хотя я выглядела естественнее, чем мой папа. Для тринадцати лет я выглядела вполне обычно. Но волосы, как и у отца, с рождения были красными. Они доставали мне чуть ниже лопаток. Глаза тоже получились в родителя — они были ярко-бирюзовыми. В каждом ухе у меня было вставлено по 3 серёжки-кольца. Просто мне так нравилось, и всё на этом…


***



       С горем пополам я всё-таки забылась тревожным сном, то и дело подрагивая. Мне снилось, что я снова живу той счастливой жизнью, которая внезапно исчезла четыре года назад… Сегодня мне исполнилось семнадцать лет. Каждый день рождения мне больнее и больнее, а «подарки» от моих мучителей изощрённее. Я до сих пор до конца не осознала, почему именно я должна была стать жертвой этих ужасающих опытов. Каждый, чтоб его, день, меня тащили на свои бесчеловечные эксперименты эти нелюди.
       Вот и сейчас массивная дверь скрипнула, и в помещение ввалился Дорг. Это был мой личный охранник и стражник, который должен был в случае моего нападения, сопротивления, агрессивного поведения или в случае чего-то другого обезвредить меня. Хотя я до сих пор не понимала, чем может навредить беспомощная, измождённая, худая и голодная девушка — я даже стоять нормально не могла… Дорг подошёл вплотную и грубо пнул ногой.
       — Вставай, пора! — в ответ раздалось моё измученное мычание. — Тебе сказали встать, значит, надо послушно это сделать! Или ты хочешь дополнительные процедуры? — Дорг сложил руки на груди и свысока посмотрел на меня, приподняв бровь.
       — Н-нет… П-по-пожа-луйс… та… — мне пришлось подчиниться, чтобы сегодня не получить дополнительную порцию моего личного ада. Я тихонько приподнялась, серёжки в волчьих ушах звякнули, когда я чуть не упала. Но я продолжала упорно вставать.
       Дорг решил ускорить процесс, просто дёрнув меня за локоть вверх и потащив за собой… Я с мольбой уставилась на него своим единственным глазом, но он и не дрогнул. Всего через несколько минут мне придётся опять испытывать ту жуткую боль, лёжа на операционном столе. А ещё через несколько минут непонятно для чего тренироваться с мечом… Иногда мне казалось, что из меня пытаются сделать идеальную машину для убийств…

***


      
       Отец всегда вёл себя очень странно, и в его глазах нередко сверкало ужасающее меня безумие, но я не обращала внимания… Я много раз сомневалась, а стоит ли по его просьбе завязывать его глаза и закидывать камнями, и столько же раз удивлялась, как он уворачивается от них всех, а когда не успевает, его рука покрывается чёрным и запросто отбивает снаряд. Я не знала, что это, но каково же было моё удивление, когда в Ван Писе увидела, как Луффи после тренировок вытворял именно ЭТО.
       Отец долго отнекивался от моих расспросов, но в конце концов ответил, что однажды решил попробовать методы Тёмного Короля и стать ближе к тому миру. Уже тогда я заподозрила странное — слишком много сходств, слишком много у отца фанатичности и веры в аниме… Зная, как в мире много всякой всячины, я могла даже допустить мысль, что мы не от мира сего в буквальном смысле. И, как бы абсурдно это не звучало, мой родитель, скорее всего, фруктовик…
       Какая-нибудь способность, что помогла ему уйти из мира пиратов… Когда я задумывалась об этом, мысленно давала себе пощёчину — ведь то, что я предположила, физически невозможно, по крайней мере, я так думала…
       Однажды он пропал из дома на долгое время. А потом исчезла мама. Я осталась совсем одна, но вдруг в дверь позвонили. Я сразу подумала, что это отец, и побежала открывать… Но на пороге стояла лишь группа неизвестных мне людей в военной форме, некоторые были в белых халатах.
       Потом я помню только прислонённую к лицу тряпку, темноту и знакомые бирюзовые глаза. Очнулась в полном сознании я только в клетке. А затем меня пинали, резали, экспериментировали, как над лабораторной крысой…


***



       В этой лаборатории всего год назад я лишилась чего-то родного, человеческого… Ведь в прошлый день рождения перестала быть достойной называть себя той, кем была раньше. Мои уши отрезали. Это была адская боль, но после было ещё хуже. Теперь я отчасти волк…
       Чуть не потеряла последнее, что удерживало меня от безумия. Я испытала то чувство, когда уже не важно, где ты и кто ты… Важен лишь тот, кто сейчас стоит перед тобой — такой родной, но такой далёкий. В чьих глазах не видно любви, лишь сталь и безумие. В Его глазах не было ничего родного. Он был причиной моих терзаний все четыре года, и всё это время я не могла и подумать об этом… О предательстве.
       В тот день я получила два шрама: на глаз и на душу. Причём по сравнению с душой глаз был какой-то ерундой…

Продолжение следует…

Примечание к части

Здравствуйте, мои дорогие! Вот и первая часть моего нового фанфика, первый шаг в мир One Piece. Я полюбила это аниме, прочла много фанфиков с попаданцами, и вот решила написать свой. Пока что несколько глав будут про наш мир, они будут довольно мрачными, но какой персонаж без своего тёмного прошлого? Таким фанфик скоро быть перестанет, так что потерпите уж))) Прошу вас оставить свои отзывы о работе, я хочу знать, продолжать ли мне, укажите мне на мои недочёты, неточности и примитив, я прислушаюсь к вашему мнению и постараюсь исправиться)

Часть 2. Откуда берутся шрамы

Воспоминания — или величайшая поэзия, когда они — воспоминания о живом счастье, или — жгучая боль, когда они касаются засохших ран…
Иван Гончаров «Обломов»



       По пути в мой личный ад, я прикоснулась к своему шраму подушечками пальцев, но тут же отдёрнула руку, вздрогнув… Лучше бы я не вспоминала… Лучше бы забыла…

***



       В тот день год назад я почти потеряла то, что удерживало меня от безумия. В тот день я потеряла веру в родного человека…
       Это был мой день рождения. Уже третий, проведённый в этом месте, полном боли и ужаса. В тот день всё казалось страшным, так как в памяти всё ещё всплывали образы прошлых лет, когда опыты были бесчеловечней, чем обычно, а подарки вызывали слёзы. С каждым годом они обещали быть всё страшнее и страшнее, а мне оставалось только молча ждать, когда меня наконец впустят в зал тренировок, где можно выпустить пар и слёзы, чтобы после снова в безнадёжности сидеть в своей «клетке». Это было страшно, это было… невозможно…
       Дорг вёл меня неаккуратно, чуть ли не волочил по земле… Я спотыкалась и падала, а затем меня вновь и вновь поднимали резким рывком. Так продолжалось весь путь по длинному коридору до двери операционной. Когда мои глаза наткнулись на неё, я задрожала… В голове всплывали предположения о том, что меня там ждёт, и каждая последующая мысль была хуже предыдущей…
       — Нет, я не… хочу!.. Пустите… меня! Не надо!.. ПОЖАЛУЙСТА!.. — почувствовала, как вот-вот сорву голос, но мне уже было всё равно… Не могла допустить это снова…
       — Так, подопытная номер шесть! Перестать вырываться! Кто-нибудь, остановите её уже, нам нужно доставить её до операционной! — сопровождающий нас врач во всю размахивал руками, в которых были ручка и блокнот, куда он периодически что-то записывал. Он был ненормальным, как и все врачи здесь. Он пугал не меньше остальных…
       Стала вырываться и брыкаться, и даже не задумывалась, откуда взялось столько энергии. Дорг разозлился на мои попытки убежать и хорошенько приложил меня головой об стену, да так сильно, что изо рта вырывалась кровь с хриплым кашлем…
       Последнее, что я помню перед тем, как потерять сознание — это то, как по моим щекам потекли слёзы, и как я со страхом смотрела перед собой помутневшим взором. Меня грубо волочил за собой Дорг, периодически поглядывая на меня с нескрываемым раздражением…
       Очнулась я уже прикованной к операционному столу. Меня обвязали кожаными ремнями, да так, что я могла разве только пошевелить кончиками пальцев, да головой повертеть. Вокруг меня стояли врачи, некоторые что-то сверяли в каких-то бумажках, а у парочки в руках были шприцы со странной субстанцией…
       — Предыдущие пять подопытных не выдержали, мы только тратим на это материал… Человеческий организм не принимает этот препарат. Люди от этого попросту умирают. Только драгоценный ресурс на этих крыс потратим. Ещё и обезболивающее давать нельзя, несовместимость с препаратом… — с досадой цыкнув, пробормотал кто-то из докторов. Я же, услышав эти слова, только зажмурила глаза. Страшно… До безумия страшно. Но если тут сейчас умру, как я покажусь родителям, когда выберусь отсюда? Они наверняка меня ищут и ждут, мне нельзя погибать!
       Поэтому оставалось надеяться, что я выживу… Обвела взглядом мучителей: они все выглядели одинаково… Носили халаты, на лицах маски, на головах медицинские шапочки, на руках перчатки, а в глазах пугающий предвкушающий блеск. От них отличалась разве что охрана — у них была типичная форма военнослужащих, в руках ружья, у некоторых на поясах крепились кинжалы. У самого входа стоял Дорг, с безразличием смотря на моё отчаяние. На мои глаза в который раз наворачивались слёзы… Надо мной склонился один из врачей. У него в руках сверкнуло лезвие кинжала…
       — Милочка, тебе следует успокоиться. Паника может плохо повлиять на результат… Расслабься!.. Скоро, очень скоро ты станешь лучше, совершеннее, чем ты есть… Кричать не надо, — только после его слов я осознала, что всё это время рыдала в голос… Я с неприкрытым раздражением посмотрела на говорившего и попыталась понять, как вообще можно успокоиться в такой ситуации…
       — Ну, хоть визжать прекратила… Так-то лучше, не считаешь? — если бы я могла убить взглядом, была бы единственной выжившей. — А теперь терпи, и лучше бы тебе звуков не издавать, а то будет больнее, — его голос стал резким, холодным. Проскальзывали нотки расчётливости и безжалостности. — Нужно избавиться от органов слуха, иначе не вырастут нужные нам уши…
       Врач замахнулся кинжалом, а я в страхе зажмурила глаза. А затем он отрезал мои уши… Невозможно описать словами, как это было больно… Я кричала, молила о помощи, мечтала о том, чтобы боль прекратилась… Не слышала, что говорят врачи, но ко мне подошёл один из тех, у кого были шприцы…
       По щекам ручьём текли слёзы. Я желала закончить поскорее, чтобы вновь войти в свою камеру и остаться одной, наедине со своими мыслями… Меня объял ужас, как только я поняла, что они ещё не закончили… Я так кричала, что сорвала голос, и теперь вместо звуков вырывались хрипы и кашель…
       Доктор вколол мне жидкость из шприца прямо в правый глаз!.. Тело разрывала адская боль, казалось, что дух вот-вот выйдет из тела, и буду я хладным трупом. Такие мысли не радовали, но я уже почти смирилась… Но почувствовала, как внутри меня что-то расползается. А затем я вновь стала слышать… Почувствовала, что зрение стало непривычно чётким, а слух усилился в несколько раз. А ещё я поняла, что стала сильнее, так как без труда разорвала ремни, которыми была связана.
       Прикоснулась рукой к ушам и осознала, что они очень мягкие… Мой хвост отбивал чечётку по полу…
       «Стоп, хвост?!» — подумала я и оглянулась: сзади действительно вырос хвост, он был алого цвета… А ещё я поняла, что вот-вот превращусь в какое-то животное. Но я выжила! Не знаю, как, но я выжила! Тут решила, что надо что-то предпринять, пока я не превратилась в животное. Я уже ощущала что-то постороннее в своих мыслях, начинала звереть… Справедливо рассудив, что во всём виновата эта зараза, я выхватила кинжал у того врача, что отрезал мои прежние уши… и всадила его себе прямо в глаз. Это возымело действие, и странная субстанция вытекла из потерянного органа. Я не жалела об этом, ведь я не хотела терять человечность… Не хотела стать такой же, как мои мучители…
       — Как ты посмела, девчонка?! — воскликнул в ярости врач, который вколол мне эту гадость…
       — Эксперимент удался, потому что её тело отличается от обычного!.. Но процесс обращения не закончен… В неё проникло недостаточно ДНК Алого волка… — бормотал тот, кто вносил что-то в свои бумажки. — Нужно повторить эксперимент для полного обращения.
       — Э-ге! Умрёт подопытная от ещё одной дозы, даже её тело не справится с таким количеством! — воскликнул третий врач.
       — Тогда убьём её.
       — И потеряем такой важный образец? — по ходу, меня не замечали…
       Это был мой шанс! Но я была ещё слишком слаба, чтобы сбежать. Поэтому решила, что должна понять нечто не менее важное. Мне жутко хотелось узнать, что за заразу в меня ввели… Я сделала рывок вперёд, к одному из тех, у кого были бумажки, и вырвала записи…
       Что мне вкололи?! Жадно начала вчитываться в текст: «Так… подопытная номер шесть, возраст шестнадцать лет»… Не то! Дальше… Так… «Два года подготовки тела к введению ДНК алого волка»… Информация… Вот оно!
       «Алые волки — вымерший вид, были истреблены несколько лет назад исследовательской группой в целях изучения вида и получения материала. В архиве осталось ДНК… Решили использовать для создания идеального убийцы. Сможет превратиться в волка и использовать особенности вида… Развиты выносливость, сила, слух и некоторые паранормальные способности вроде невозможности смерти от огня. Скорость может превышать рамки вообразимого. Отлично развито шестое чувство и инстинкты».
       Даже не знаю, как так, но люди вокруг меня всё это время наблюдали за моими возросшими показателями. Но волновало меня не это. Получалось так, будто я почти превратилась в вымершее животное! Я не хочу этого!
       Пока переваривала информацию, меня успели скрутить и обвязать верёвкой… Услышала над ухом гневное шипение.
       — Ты посмела испортить наши планы! Тебя убьют с особой жестокостью, Номер шесть!
       Не знаю, что они планировали совершить, но уже через пару секунд в помещение вошёл тот, кого я никак не ожидала здесь увидеть… Это был… мой отец! Моё сердце ухнуло куда-то вниз, а затем забилось в бешеном темпе.
       — Не нужно. Я натренирую её так, что вы точно будете довольны. Я сделаю её идеальным бойцом. Лично, — голос был холоден, а в глазах была сталь в перемешку с чем-то непонятным, но от этого мурашки бегали по спине. Почувствовала безысходность. Тот, в кого я верила, ради кого жила… Теперь оказался предателем.
       Больно… Больнее, чем за три года здесь… Осталась только мама… Только мама… А может, и она?.. Нет, надо верить! Должно же быть в этом хоть что-то хорошее! Сердце ещё раз ухнуло, а затем я упала в спасительный обморок.
       Очнулась я уже в своей камере. Возле меня стоял поднос со скудной едой. Но мне уже ничего не было нужно… кроме забвения. Я хотела, чтобы это был лишь кошмарный сон…
       Лишь кошмарный сон…

***



       По щекам потекли слёзы. Снова это чувство. Снова… эта безысходность… Как бы хотелось, чтобы этого всего не было… Но вот я вновь стою возле той самой двери… Снова произойдёт что-то ужасное.
       Снова… Ад.

Продолжение следует…

Примечание к части

Дорогие мои читатели, простите за задержку... У автора школа, у автора кружки, у автора время и вдохновение. Тем, кто хочет флафф, указанный в жанрах, говорю вам сразу: в начальных главах и намёка не будет, вы уж простите, пока что даркфик)))

P.S. Отзывы - лучшая мотивация для продолжения

Часть 3. Вырваться из ада

Кто жизнью бит, тот большего добьется.
Пуд соли съевший выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет!

Омар Хайям



      Медленно, шаг за шагом, я приближалась к той самой двери, за которой меня ждал «подарок». Было очень страшно, но оставалось надеяться на лучшее. Я не сопротивлялась, ведь в отличие от прошлого года, я понимала, что этим ничего не добьюсь, оставалось выжидать момент. Нужно лишь раздобыть оружие, и с моими нынешними навыками не составит труда отсюда сбежать, прихватив с собой жизни моих мучителей… Ведь несмотря на разочарования, я всё-таки почти стала идеальной убийцей, которую эти исследователи так хотели создать. Но я не сломалась. Я лишь делала вид, что подчинилась, полностью смирившись… Уже год я тренировалась ещё усерднее, чем в предыдущие три, лишь бы выбраться отсюда… Уже год этим руководил мой отец. Предатель. Но, должна заметить, печаль немного отступила, оставив место холодной и беспощадной ненависти. Я… хочу убить отца и найти мать… И только потом плакать в подушку, только потом дать волю эмоциям, но сейчас нельзя!

      Весь этот год меня учили драться насмерть. Отец даже научил меня Воле, или по-другому Хаки. Мне завязывали глаза, чтобы потом кидать камни. Потом, когда я стала чувствовать их, предугадывать места попадания и уворачиваться, в меня стали метать кинжалы. И им было совершенно плевать, умру я или нет. Приходилось уворачиваться и доверять Воле Наблюдения, или мантре, проще говоря. Она позволяла мне не только предвидеть атаки, но и слышать «голоса» людей, знать, где они находятся. Чем сильнее человек, тем сильнее его «голос».

      Однажды отец специально убил кого-то из новичков-стражников, сказав, что я должна что-то почувствовать. Голос того человека погас, отразившись болью в моей голове… Тогда я поняла, что отец безжалостен, и ради своей цели пойдёт на всё. Ненавижу его! Он погасил тот голос… Беспощадно… Но он был слишком силён. Гораздо сильнее всех на базе. Его «голос» был, словно пожар… Сильный, могущественный, жестокий…

      Волю Вооружения было освоить гораздо труднее. Но у меня и это получилось спустя долгое время упорных тренировок. Я буквально вливала силу в свои конечности, настолько, что кожа в тех местах темнела до черноты. Это делало те места крепче, удары ими сильнее… Можно образовать вокруг себя невидимый доспех. Также этой Волей можно укреплять своё оружие. Например меч, напитанный сильной Волей Вооружения, может разрезать даже сталь. Именно поэтому на таких тренировках обязательно был мой отец на тот случай, если я взбунтуюсь… Чтобы я не сбежала, хах. Как много чести, господа…

      Отец дал мне многое. Отец дал мне силу. Хоть я его и не прощу, но спасибо сказать можно и за это. Однажды мне даже стали приносить мангу. Я тогда сильно удивилась, но потом, когда увидела на тренировке этот фанатичный блеск в глазах родителя, поняла, что он свихнулся окончательно, притом решил и со мной сделать то же. Зато я стала хоть как-то отвлекаться от того, что со мной происходило. Наверное я тоже стала сходить с ума, но мысль о том, что мир пиратов действительно существует, уже не казалась такой абсурдной. Взять хотя бы Волю или боязнь воды у моего отца… Я даже в какой-то момент захотела попасть туда. В этот загадочный мир приключений… Пусть он и жесток, но там… Туда меня тянет душа. Не знаю, как это объяснить — то чувство, когда ты всем сердцем хочешь что-то, тянешь к этому свои руки, и даже слёзы могут навернуться на глаза, когда понимаешь невыполнимость своей затеи… Я уже многое не помнила из того, что видела в аниме раньше, до своего «заключения», только итоги битв и устройство мира всё ещё отчётливо всплывали в памяти. Последним, что я прочла, было то, как (осторожно, тут спойлер!) Йонко Большая Мамочка (или Биг Мам) начала своё чаепитие. Были приглашены шишки подпольного мира… И одного из Мугивар — Санджи хотели женить на Шарлотте Пудинг. Для того, чтобы его спасти, Луффи заключил альянс с Цезарем Клауном и Капоне Бегом, который хотел получить голову Шарлотты Линлин (Биг Мам)… Хех, надеюсь, у Луффача получится спасти своего накама. А мне нужно спасти себя и найти мать…

      И снова передо мной та самая треклятая дверь, которую я вижу чуть ли не каждый день… Дорг лишь ухмыльнулся на моё выражение лица: я боялась, и это было видно даже невооружённым глазом. Сопровождающий врач потянул дверь на себя, и та со скрипом стала отворяться. В «операционной» нас встретили два десятка врачей. Их одежда была той же, что и всегда… Охранники стояли чуть ли не по всему периметру среднего размера комнаты. Ружья были в руках у каждого, а на поясах висели начищенные до блеска кинжалы. Я бы так и прошла вперёд без эмоций, но там стоял мой отец… Это был второй раз в моей жизни, когда я видела его в этой комнате… Медленной и тяжёлой поступью он направился прямиком ко мне. В глазах блестело безумие вперемешку с предвкушением. Я ошарашенно смотрела на того, кого больше всех ненавидела… Каждый раз, когда мой взгляд на него натыкался, в душе ныла та самая рана, которая никогда не заживёт.

      — Твой подарок… Это просто восхитительная катана! Лучше в этом мире не найти! «Лунная песнь» проклята, у неё есть душа… Она очень кровожадная. Все, кто пытались ею хотя бы взмахнуть, умирали жестокой смертью — их рука сама «разукрашивала» своё же тело, либо поддавались безумию, ими овладевала жажда крови… Сегодня тренировка будет с этой красавицей, — Стефан смаковал каждое слово с особым удовольствием, будто даже мысли о крови доставляли ему наслаждение… Его восторженный взгляд падал на катану в его руках. Меня от таких мыслей передёрнуло. Думаю, в этот раз подарок будет самым опасным. В Ван Писе были проклятые клинки, и я не знала, что ждать от этой катаны. Нужно будет попытаться подчинить её…

       Отец медленно прошёл вглубь комнаты, где находилась ещё одна дверь. За ней был тренировочный зал. Он обернулся и поманил меня пальцем… Я же, стараясь скрыть раздражение, пошла за ним. Я решила… Наконец-то я выберусь отсюда! Сегодня! Сегодня я наконец-то попытаюсь выбраться отсюда, прихватив с собой жизни моих мучителей!.. Я… уничтожу это место!

      Как только мы вошли в помещение, дверь за нами захлопнулась. Папа протянул мне подарок. У меня перехватило дыхание… Эта катана была прекрасна! Я никогда такую не видела… На ножнах были выгравированы облака на фоне ночного неба. Ближе к низу висела подвеска с сапфиром. Ближе к верху был прикреплён золотой месяц и подвеска с кисточкой. На самом верху клинка была подвеска с такими же месяцем и кисточкой… Чтобы описать эту катану, у меня попросту не хватит слов…

      Стефан протянул мне пояс со специальным креплением для клинка и выжидающе заглянул в глаза. Оправившись от восторга и поняв, чего от меня хотят, я надела пояс на себя, а потом вставила катану в специальное крепление. Рука легла на рукоять меча. Я сразу почувствовала сильную жажду крови, исходящую от оружия… Точно проклятая! Но меня зацепило не это… От катаны помимо кровожадности веяло одиночеством… Я будто слышала вой, который волки издают на луну… Теперь понятно, почему катану назвали «Лунной песнью».

      Глубоко вдохнув и выдохнув, я извлекла клинок из ножен. Песнь не хотела подчиняться… Моя рука с оружием сама по себе направилась к сердцу… Ну уж нет! От катаны будто исходил зов: «Отруби… Пожертвуй…»

      — Раз уж ты так хочешь… Пойми, ты мне нужна! Ты должна помочь мне! — я смотрела на катану в упор, с мольбой в глазах, чтобы Песнь дала мне себя под контроль. «Докажи…»

      — Смотри же! — почувствовав, что рука с катаной мне снова подвластна, я замахнулась для удара… Миг, и у волчицы, то бишь у меня, нет хвоста… Было очень больно, но оно того стоило… К тому же, это ничего по сравнению с прошлым годом… «Достойна… Друг… Хозяйка…» — было такое ощущение, будто Песнь общается со мной телепатически, но это было… потрясающе…

      — Теперь ты не одна… Ты не должна быть одинокой… Я тебя не брошу… — пробормотала я, как казалось, в пустоту… Но я чувствовала, что катана меня услышала: «Спасибо… Друг». На моём лице впервые за эти годы появилась слабая улыбка. «Ну что ж, пора вырываться из этого ада и искать маму…» — с такими мыслями я рассекла катаной воздух и решительно взглянула на отца. Я вдруг осознала, что не смогу его убить… Как-никак, он дал мне жизнь, и я была счастлива какое-то время. Он всё-таки мой отец… Но ненависть и обида никуда не исчезли.

      — Нет, ну надо же! Сразу видно, моя дочь! Приручила! — отец засмеялся. Я в ступоре смотрела на него… Гад, он ещё и смеётся! Не убью, но поцарапаю этого… слов не хватает! Ладно, не сейчас… Если я вступлю в бой с ним, не успею тут всё разрушить…

      Я решительно развернулась и активировала мантру. Теперь я точно знала, как мне добраться до комнаты управления. Я была там лишь однажды, но тогда я уже освоила Наблюдение. Тогда я специально запомнила «голос» того, кто за ту комнату отвечает… Разворот, напитка Песни Волей под завязку… Я попыталась послать волну сжатого воздуха в сторону стены, как видела это в аниме. И у меня получилось! Усиленный Волей заряд пробил железную стену, и теперь у меня был путь прямо до того «голоса»! Не обращая внимания на ухмыляющегося Стефана, я рванула туда. Запищала сирена, и прямо передо мной выстроились все «голоса», что вообще были в этом месте… Ну уж нет! Вы меня не остановите! На лице образовалась гаденькая улыбочка…

      — Вы поплатитесь за то, что вытворяли со мной, нелюди! — рывок вперёд, взмах меча, и вот уже первый обезглавленный врач у моих ног. Не знаю, сколько я тогда убила, но мой балахон — иначе назвать мою «одежду» язык не поворачивался, полностью окрасился в багровый. Босые ноги были полностью в вязкой алой жидкости… Я чувствовала в себе невиданную доселе жестокость… Угасающие «голоса» не цепляли меня за душу, я упивалась своей местью. Я знала, что сейчас ничуть не лучше своих мучителей, но продолжала резать и кромсать. Клинок в моих руках также радовался вместе со мной: «Месть… Заслужили… Убили… Моего… Первого… Владельца». Ясненько, так они убили владельца этой катаны, который успел проклясть Песнь перед смертью? Интересненько… Ну, а сейчас я уже в комнате управления! Теперь мной был убит и управляющий. Он мне больше не нужен… На стене была большая красная кнопка со знаком черепа и костей, на которую я без раздумий нажала…

      — Сейчас тут всё взорвётся, надо убираться! — передо мной внезапно появился отец, который, судя по всему, использовал Сору.

      — Что за?.. — и вдруг мы с обнявшим меня Стефаном оказались… А где это мы?

      — Кладбище? — я с непониманием смотрела на отца.

      — Обработай свои раны для начала… — на мне на самом деле были следы от выстрелов и ранения от кинжалов, на которые я не обращала внимания… — И не нужно вопросов, это фрукт Идо Идо, но Ми — перемещения обеспечены. Я не отсюда… А Анна… перед тобой, — он указал рукой на могилку… — Мой фрукт под воздействием этого мира угасает. Остались силы только на перемещение одного человека. Единожды… Ты в праве меня ненавидеть, но я не сожалею. Здесь тебе не будет дышаться свободно… Поэтому… Лина, дочка, проживи свою жизнь заново. И проживи её счастливо, ладно? — отец слабо улыбнулся.

      — Прости меня, и прощай… — я ещё никогда не видела отца таким… печальным…

      Я смотрела перед собой пустыми глазами… Я была ошарашена… Я не знала, что и думать. Вопросов к обнимающему меня отцу была уйма… Я почувствовала небольшую тяжесть от рюкзака на плечах… А затем всё стало темнеть. Я увидела лишь оседающего на землю Стефана…

      — Проживи без сожалений, найди свою мечту и следуй за ней… А моё время подошло к концу… Фрукт иссяк, как и его владелец…

      Это было последнее, что я услышала. Мир растворялся, а я ничего не могла поделать. Через пару секунд темноты я оказалась в странном помещении. Стены были каменные. На потолке висела богато украшенная люстра. На полу была резная каменная плитка. На стенах висели картины. На них были люди в богатых одеждах… Это всё было похоже на какой-то замок… А после, не успев всё до конца рассмотреть, я провалилась в темноту…

Продолжение следует…

Примечание к части

http://img14.deviantart.net/adf4/i/2016/219/a/3/auction_closed__by_rofeal-dacznvd.png - катана Лины "Лунная песнь". Нашла на просторах инета... Но она прям суперски подходит!
_______________________________________________________

Ух... Написала! Пролог закончился, и Лина теперь в мире One Piece. Прода задержится где-то на недельку, т.к. я в процессе продумывания персонажей и сюжета

Часть 4. В новом мире с новой жизнью

Тебе не кажется прекрасным все бросить и уехать туда, где тебя никто не знает? Иногда ведь так и хочется сделать. Нестерпимо хочется.

Харуки Мураками, «Норвежский лес».



      Слова отца были последними, что я услышала перед тем, как мир вокруг меня стал растворяться. Через пару секунд темноты я оказалась в странном помещении… На каменных покрашенных стенах были вырезаны узоры и непонятная мне символика. Я лежала на мягком бежевом ковре, который стал потихоньку окрашиваться в цвет крови… Из-за её потери я была вся бледная, губы потеряли насыщенный цвет, а пошевелиться было почти непосильной задачей. Я еле ощущала биение собственного сердца… Но вполне отчетливо слышала мерное тиканье золотых часов, висящих на стене. Мебель вокруг кричала о роскоши, явно говоря о том, что не многие могут позволить себе столько потратить на такую богатую обстановку. Кресла выглядели очень удобными, а огонь из огромного камина прогревал моё продрогшее и мокрое от крови тело. Надо мной висела величественная люстра со множеством драгоценных камней, которые свисали с кованных из золота веток, закрученных на концах. Под ковром, который, кстати говоря, расстилался почти на всю комнату, была каменная резная плитка с теми же узорами, что на стене. Но камень был не простой — это был кварц… Белоснежный кварц, что идеально вписывался в бежевую комнату… На стенах я заметила картины в вычурных рамках. На них были изображены люди в богатых одеждах, у многих были короны и диадемы… Я удивлённо осознала простую истину: я в замке. Самом настоящем замке. Не успев до конца понять, как же так вышло, я провалилась в темноту. Обморок действительно был ожидаем, так как я теряла всё больше крови, которую так и не остановила… Что ж, надеюсь, меня кто-нибудь найдёт и подлатает…

***



      Пробуждение было не самым приятным… На мне всё ещё было много крови, но теперь это была засохшая корочка, которая сковывала движения… Я чувствовала какую-то качку, причём довольно неравномерную и болезненную. Своё сердцебиение я не слышала, только слегка чувствовала, что жизненно важный орган всё ещё бьётся. Тело окутывала слабость, и пошевелиться было проблематично. Было очень темно и тесно, будто я в какой-то коробке… Причём я слышала топот шагов и голоса, которые я не могла разобрать… Осознание резко ударило в голову: меня заперли в какой-то коробке и теперь куда-то несут… Неужели они, увидев окровавленное тело и не слыша пульса, подумали, что я мертва, затащили в гроб и собираются хоронить?.. Не-не-не, я на такое не подписывалась! Превозмогая свою слабость, я пошевелилась и почувствовала резкую боль, что пронзила меня со всех сторон тысячью стрел… Нет, сдаваться нельзя! Силой воли я заставила свою руку подняться и ударить по деревянной стенке гроба, но это оказалось бесполезно. Я была слишком вымучена, чтобы пробить даже такую преграду… Тогда я решила снова попытаться, и ударила ещё раз, но это тоже не возымело эффекта. И тут я заметила, что на мне всё ещё пояс с мечом… Дрожащей рукой я ухватилась за рукоять катаны, что сейчас казалась особо тяжёлой… «Помогу… Хозяйка…» — раздалось у меня в голове. Ох, а я и забыла об этой странной телепатии. Мысленно кивнув своей напарнице, я расслабила руку, которая тут же поднялась сама. Усилие мне пришлось приложить только для того, чтобы напитать оружие Волей настолько, насколько это мне позволяло текущее состояние. Напитанная Усилением катана, управляющая рукой, точно смогла бы разрезать моё место «заточения». Пара взмахов, и я упала на землю. Вокруг меня лежали обломки некогда красивого резного деревянного гроба. Я огляделась и заметила большое скопление людей. Сердце ёкнуло. Я и не думала, что после случившегося буду бояться себе подобных… Хотя нет, я уже не человек. Было горько это осознавать, но я уже приняла это как должное… Вновь посмотрев на окруживших меня людей, я ощутила липкий страх. Он сковал моё тело, которое и без этого не могло шевелиться. Да… Горькая усмешка сорвалась с моих губ… Мне действительно было страшно. Я стала бояться людей. Интересно, а как сильно я изменилась? Смогу ли жить нормально, смогу ли обрести мечту и достичь счастья?..

      Надо мной склонились люди. Это нельзя было назвать серой массой в отличие от людей моего мира. Хотя, такого уж и моего? У каждого на лице были совершенно разные эмоции: кто-то смотрел на меня с ужасом в глазах, кто-то с жалостью, кто-то со злостью, кто-то с недоумением… Каждый думал обо мне что-то своё, но не стеснялся того, что мнение не совпадёт с общественным. Все люди что-то говорили на непонятном мне языке. Это было похоже на японский с помесью английского. Я могла разобрать только те некоторые слова, которые были на международном в моём прошлом мире языке — английском… Что ж, это было ожидаемо. Попала, так попала. Теперь мне ещё и язык учить придётся?

      Пока я размышляла над обстоятельствами, в которые влипла конкретно, мне успели что-то объяснить, ожидая моего ответа. Я же только слегка качнула головой в отрицательном жесте, так как была слишком слаба для чего-то большего. А после ощутила леденящее прикосновение к моему лбу. По мне пробежал табун мурашек… Что это было?! Я чувствовала, как в меня будто вливаются знания. Знания языка… Я подняла взгляд и заметила удаляющуюся фигуру в чёрном плаще. На секунду мне даже показалась, что по щекам незнакомца текли слёзы. Глаза были скрыты под капюшоном, поэтому разглядеть ещё что-то не получилось. Теперь я могла разобрать, что говорила толпа. Кто же этот человек? Это какой-то фрукт?..

      — Кто ты?! Как ты попала во дворец?! Чего ты от нас хочешь? Как мертвец пришёл в наш мир? Она была жива? — такие вопросы мелькали из уст каждого человека.

      — П-помогите… Прошу… Я не специально, это мой враг закинул меня сюда… Будьте так добры… — я преодолела боязнь и решила заговорить. Они же не злые, как те врачи? Не злые ведь?

      — Ей нужно в больницу, а то от мертвеца ответов не получишь, — прокричал толпе какой-то старик с лопатой.

      — Пожалуйста, только не к врачам! Нет!!! Не надо! — снова меня накрыла паника… Да, теперь я боялась ещё и всех врачей… В голове помутнело от мысли, что всё может повториться, что этих врачей заинтересует моё тело, и они захотят продолжить опыты. Я с мольбой смотрела на притихших людей. Но их ответ я уже не услышала. И в который уже раз я теряла сознание?..

***



      На этот раз очнулась я уже в более-менее хорошем состоянии. Крови на мне больше не было, одежда сменена на сорочку, по всему телу были бинты, а рядом с мягкой кроватью стояла капельница, соединённая с моей рукой. Да, меня определённо затащили к врачам… Может, всё не так плохо? Может, они добрые?

      Воровато оглянувшись, я разглядела на прикроватной тумбочке свой рюкзак и пояс с катаной… Облегчённый выдох вырвался из моей груди. Значит, ничего не изъяли. Но вот что меня напрягло: это всё-таки была больничная палата. Я твёрдо решила, что как только меня вылечат, я сбегу из этого места. Оно навевает слишком много болезненных воспоминаний…

      — Очнулась, девочка? — рядом с кроватью на табуретке сидел тот самый старик, что был с лопатой. Я вздрогнула от неожиданности и страха. Он же не собирается ничего со мной делать? Ведь так?

      — Ох, извини, я не представился. Я Бенни, фермер. Ты в порядке? — от старика не веяло опасностью, и я заметно расслабилась. Было в нём что-то по-родному доброе. Его прищуренные серые глаза сверкали задором и добротой, а широкая улыбка располагала к себе. Что ж, я решила попробовать довериться.

      — Да, спасибо вам… Я Лина. Мерсо Д. Лина. Не подскажете, что это за место и где оно находится? — я попыталась улыбнуться… Но судя по испуганному лицу дедка, я разучилась нормально это делать. — Ох, простите… Давно не улыбалась…

      — Напугала же ты меня своим оскалом… Ты в королевстве Силит-Фасса. Это весенний остров на первой половине Гранд Лайн. Сюда обычно редко заплывают пираты, их Лог Посы почти не видят наше магнитное поле, — Бенни нервно усмехнулся, а после снова широко улыбнулся и пригладил бородку, о чём-то задумавшись. — Ты напоминаешь мне одного пирата, который исчез двадцать лет назад. Через два года после казни Роджера, — мне стало понятно, что я попала во время основных событий. Таймскипа либо ещё не было, либо он только начался…

      — Ты его дочь, да? Он был опасным преступником… — сейчас фермер задумчиво глядел в стену, будто погружаясь в давно забытые годы своей жизни.

      — Вы знали моего отца?! — я вскочила с кровати и горящими глазами уставилась на старика. Неужели… неужели это всё правда? Отец из мира Ван Пис?! — Это Мерсо Д. Стефан?! Прошу, расскажите мне всё, что знаете, умоляю Вас!!!

      — Спокойнее, не напрягайся, приляг лучше… Судя по реакции, он что-то тебе сделал? Я не знаю о нём очень много, впрочем, как и все. У меня ещё осталась его листовка… Вот, держи… — Бенни протянул мне бумажку… Дрожащими руками и с бешено колотящимся сердцем я взяла её в руки… Увидев фото, я осела на пол. Слёзы закапали на фото… Живым или мёртвым, «Ангел смерти» Мерсо Д. Стефан, награда — 600 000 000 белли. Как так? Это больше, чем у Луффи после победы над Дофламинго… Я поняла, что ничего толком об отце не знаю… И решила: не важно, сколько на это уйдёт времени, я узнаю всю правду. Узнаю его жизнь, мотивы, поступки. Пойму, почему он так обошёлся со своей дочерью…

      — Что с тобой, внучка? Всё очень плохо? — я вздрогнула от прикосновения. Тёплая мозолистая рука тихонько поглаживала меня по голове… Этот человек сейчас подарил мне давно забытые чувства. Он дал мне добро и ласку, о которых я уже позабыла… От переизбытка эмоций я крепко обняла фермера и разревелась. То ли от счастья, то ли от горя — я и сама не поняла. Но одно я знала точно: теперь я свободна… Теперь у меня есть шанс прожить жизнь счастливо. Я попробую забыть все ужасы моей жизни, вытеснить те мрачные воспоминания тёплыми и светлыми… И начало этому уже положено. Я ещё долго так ревела в объятиях доброго старика Бенни, что сейчас поддерживал меня и говорил что-то успокаивающее… Боже, я так долго этого ждала!

***



      Я уже несколько месяцев жила у старика Бенни на его ферме. Он относился ко мне, как ко внучке, а я воспринимала его, как доброго, весёлого дедушку… Я перезнакомилась со всеми жителями королевства за исключением королевской семьи Силит. Все приняли меня радушно, и я была просто счастлива… Недавно прибыла газета с итогами войны в Маринфорде. Видимо, скоро будет таймскип…

      Сейчас я только закупилась одеждой на заработанные фермерством деньги и возвращалась домой. Осознание того, что у меня теперь нормальная жизнь, приятно грело душу. Я была почти довольна жизнью. Но всегда присутствуют какие-то «но». Я всё ещё не могла забыть прошлое. По ночам я просыпалась в холодном поту, вскакивая с мокрой от слёз подушки. Каждый раз, когда я видела что-либо, относящееся к медицине, меня пробивала дрожь. Я сторонилась многих людей, и лишь некоторые вошли в мой круг доверия. Но до конца верила я только старику Бенни и Лунной Песни. Я всё ещё носила белый пояс с катаной, которая была готова в любой момент защитить хозяйку.

      — Извините… Пропустите… Ой! — на меня налетела… та самая фигура в плаще, которая каким-то образом научила меня языку, заплакала и убежала. Пол распознать было невозможно, так как плащ всё скрывал, кроме нижней части лица. Сейчас незнакомец сидел рядом со мной на земле и потирал лоб.

      — Вы же… Вы тот самый человек! Скажи, кто ты! — не успела я протянуть руку, как фигура молниеносно вскочила, воровато оглянулась и скрылась в неизвестном направлении. Тихо выругавшись сквозь зубы, я активировала Волю Наблюдения. Как же давно я этого не делала! В голове сразу возникли тысячи голосов, и я уловила «голос» того незнакомца. Ну что ж, в этот раз я узнаю о тебе, странный человек!

      Глубоко вдохнув и выдохнув, я сорвалась в погоню за фигурой в плаще. Я бежала, как могла, сбивая прохожих, минуя стражу, не обращая внимания на недовольные возгласы населения… Незнакомец ловко маневрировал в толпе, скрывался за поворотами, перепрыгивал через небольшие преграды. Было видно, что он знал город, как свои пять пальцев. Наверное, не будь у меня мантры, я бы давно выпустила его из виду. Но вот я загнала человека в угол…

      — Давно… так… не бегала… А теперь… скажи, кто ты? — дыхание сбилось от долгой погони, я вся вспотела, но была чертовски довольна собой. Ещё бы, такой марафон устроила — лучше всяких пробежек и тренировок!

      — Ладно уж, ничего не поделаешь… — раздался мягкий голос. Незнакомец нехотя сдёрнул капюшон, а потом и весь плащ. Моё удивлённое лицо надо было видеть…

Продолжение следует…

Примечание к части

http://www.niceimage.ru/pic/201305/2560x1600/niceimage.ru-19982.jpg и http://addprofit.net/design/interiors/13924.jpg - примерно такой я представляю себе ту комнату, в которой очнулась Лина...

http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2012/07/1306393030_b_post10335271.jpg - старик Бенни.

http://s020.radikal.ru/i719/1704/0f/1b4af1419f41.png - листовка Стефана
____________________________

Приветик, дорогие читатели! Каюсь, проду сильно задержала. Написала, как только пришло вдохновение. Что ж, я попыталась ввести сюда флафф, и жду вашего мнения...

Часть 5. Таинственная девушка Вэлл

В шахматах белые и чёрные фигуры злейшие враги, но те, кто двигает фигуры — обычно хорошие друзья.

P.S. И я сейчас совсем не о шахматах



      — Ладно уж, ничего не поделаешь… — раздался мягкий голос. Незнакомец нехотя сдёрнул капюшон, а потом и весь плащ. Моё удивлённое лицо надо было видеть…

      Передо мной стояла красивая девушка лет восемнадцати-девятнадцати, высокая, стройная, грациозная и загадочная. У неё были светлые с золотым отливом волосы до поясницы, собранные в хвост и украшенные ободком. Аристократические черты на аккуратном личике выдавали её далеко не бедное происхождение. Красивое платье из лёгкой ткани развевалось на ветру. Тонкие брови, янтарные глаза, прямой нос, нежные губы: всё это никак не вязалось с тем образом в чёрном плаще… Кто бы мог подумать, что такая девушка может так хорошо маневрировать в толпе, перепрыгивать через дома, плутать по улочкам, уворачиваться и быстро бегать? Да уж, внешность бывает обманчива, что сказать… Пока я оглядывала её, удивляясь, незнакомка изучающе бродила по мне взглядом, смотря с толикой грусти и жалости.

      — Привет… — мне было банально нечего сказать. Хех, интересно всё складывается: непонятно зачем преследовала, загнала в угол, чтобы потом сказать простое «Привет». Я неловко почесала рукой затылок. Неудобная ситуация, хочется просто взять и позорно сбежать. Ну, а что?..

      — И ты для этого меня преследовала? Это неинтересно… — девушка фыркнула, скептически приподняв бровь. Непринуждённо заправив прядь за ухо, она обогнула застывшую на месте меня, оглянулась, а потом просто пошла прочь.

      — Спасибо, — я нерешительно двинулась в её сторону, сердце колотилось от непонятного страха… На удивлённый взгляд аристократки я продолжила:

      — Спасибо за тот случай… Ты как-то научила меня языку… В общем, я Лина, приятно познакомиться, — я протянула ей руку, попытавшись улыбнуться, но… думаю, вы поняли, что у меня так и не вышло нормально это сделать. Сначала ошарашенная «оскалом» незнакомка шарахнулась в сторону от меня, а после, придя к какому-то выводу, прикрыла ладонью рот… и засмеялась. Громко и заливисто засмеялась.

      — А ты забавная… Я Вэлл, кстати… Принцесса этого королевства, Силит Вэлл, — смахнув слёзы, навернувшиеся во время хохота, девушка протянула мне руку с широкой улыбкой на лице. Неуверенно пожав её, я ощутила тепло в груди. Будто у меня появился первый друг… На щеках выступил румянец, и улыбка, на этот раз настоящая и счастливая, озарила моё лицо…

      — Эй, ты чего? Ау! — Вэлл помахала передо мной свободной рукой, так и не выпустив вторую.

      — Ничего… Просто я счастлива… Мы же друзья? — я с мольбой посмотрела на принцессу, такую непохожую на себе подобных… Или я чего-то не знаю об этом мире? Вспомнить хотя бы Нефертари Виви из Алабасты. Да, скорее всего, это ещё одна «неправильная» принцесса.

      — Наверное, да… — и снова эта лучезарная улыбка. Интересно, все принцессы такие улыбашки? Я хихикнула в кулак, и снова нормально улыбнулась. У меня есть друг… Настоящий друг!

      — Чего смешного? — Вэлл смешно надула щёки, вырвала руку из моей, посмотрела на меня с наигранным укором, а потом демонстративно отвернулась… Теперь я уже во всю захохотала, не сдерживая себя. Так весело мне давно не было…

***



      — А потом Санти во-о-от так раздулся, весь раскраснелся, злобно посмотрел на короля, и такой: «Ваше Величество, вынужден откланяться, у меня неотложные дела», — а через неделю во дворец перестало поступать вино от его виноделен, — принцесса яро жестикулировала руками, рассказывая случаи из жизни дворца. Кстати, на ней снова был плащ, поэтому в таверне никто и не подозревал, что такая важная особа сейчас сидит в подобном заведении, болтая с простолюдинкой.

      — Скажи, тебя совсем не беспокоит то, что у меня волчьи уши, тем более красные, а на глазу шрам? Или то, что я валялась во дворце в луже крови? — меня весь день терзали подобные вопросы, и я решила их всё-таки задать. Принцесса помрачнела, посмотрела на меня тяжёлым взглядом из-под капюшона, вздохнула и вымученно улыбнулась.

      Между нам повисло неловкое молчание. Мне в который раз за день хотелось позорно сделать ноги куда подальше, вернуться на ферму, закрыться в чулане наедине со своими мыслями и сидеть так же, как я когда-то сидела в лаборатории. Я потрясла головой, пытаясь отогнать так не вовремя нахлынувшие воспоминания. Снова… снова эти мысли. Как бы я не старалась забыть, ничего не получалось. Всё вокруг так или иначе напоминало те четыре года моей жизни, когда не было и минуты без липкого страха, окутывающего всю меня… Любое упоминание о медицине встречалось приступами дрожи, липкого холодного пота и пустыми глазами. Хорошо хоть, что старик Бенни в эти моменты был рядом, успокаивая меня… Но сейчас его тут не было.

      Меня окутала тоска, боль разъедала всё внутри, а перед глазами проносились картины прошлого. Из глаз сами собой потекли слёзы. Недоверие к окружающим возросло со страшной силой, и теперь я нервно косилась на людей в таверне, а в первую очередь на принцессу. Она смотрела на меня испуганно, будто понимающе, и сама разревелась… Почему… она тоже заплакала? Вэлл поднялась со своего места, обогнула стол и подошла ко мне. Она простёрла ко мне свои руки, на которые я посмотрела, сглотнув. А потом… обняла меня. Крепко-крепко, ласково поглаживая по голове и шепча успокаивающие фразы… Одной рукой принцесса прикоснулась к моему лбу, прямо как тогда… Леденящее касание принесло с собой странный покой, что вливался в меня, обволакивая и согревая. В голове пронеслись слова о том, что всё прошло, а так же образ матери, гладящей меня по голове. Это были воспоминания из далёкого детства, что так внезапно пробудились вместе с прикосновением…

***



      Не знаю, сколько прошло времени, но к моменту, когда я окончательно успокоилась, таверна уже опустела, и остался только хозяин, протирающий стаканы за барной стойкой.

      — Эй, вы! Выметайтесь, уже ночь! Ишь ты, сидят, обнимаются! Вы хоть в окно смотрели? Уже давно потемнело, а вы всё тут прохлаждаетесь! — видимо, нервы хозяина питейного заведения «Пьяный осёл» уже не выдерживали. Решив перестать испытывать его терпение, мы с подругой кинули на стол мешочек с деньгами и направились на улицу.

      Мы молча шли по дороге, разглядывая звёзды. Никто не решался начинать разговор, прерывая тишину. У меня по коже шли мурашки, когда я вспоминала странности принцессы. Руками я нервно сжимала пакеты с одеждой, которые были до сих пор при мне. Не вынося давящего чувства, я решилась продолжить разговор.

      — Так… что насчёт моих вопросов? — дыхание сбилось, а колени дрожали, выдавая моё состояние. Вэлл горько усмехнулась и присела на утёс, до которого мы успели дойти. Она задумчиво смотрела на море, а потом повернулась ко мне и похлопала ладонью радом с собой, приглашая присоединиться.

      — Сначала это было смятение… Ведь ты лежала именно в моих покоях…

Flashback

      Вэлл в спешке отдалялась от тронного зала, выпуская наружу слёзы. «Да как он мог? Как посмел?» — с такими мыслями принцесса королевства Силит-Фасса сорвалась на бег, не обращая внимания на окрики короля. Она не могла поверить в то, что только что услышала от… нет, не отца. Он ей не отец! Вэлл это давно поняла. Его Величество Фредо подключил к погоне стражу, но девушка была быстрее. Она забежала в покои и заперлась, переводя дыхание. Быстро подбежав к шкафу, Вэлл выудила оттуда чёрную накидку с большим капюшоном, собираясь на очередную вылазку. Её терзали тяжёлые мысли, и принцесса не нашла ничего лучше, как развеяться, выпустив весь пар.

      Девушка уже несколько лет сбегала из своих покоев через окно, желая жить обычной жизнью, не заботясь о репутации… Жители королевства уже привыкли к странному человеку в плаще, который был очень добр и отзывчив. Принцесса наслаждалась такими мгновениями свободы, узнавала о жизни простых людей, искренне смеялась… Это были счастливые моменты, разбавлявшие скучную дворцовую жизнь.

      Уже находясь снаружи, принцесса заглянула в окно, с помощью которого сбежала, и обомлела, увидев, как она подумала, свежий труп. Вновь зайдя в свою комнату, Вэлл вынесла тело наружу, благо, это был первый этаж, а окна оказались гигантскими… Уже в городе принцесса отнесла труп гробовщику, кряхтя от такого груза на своих хрупких плечах, а потом вместе со всеми пошла к морю, чтобы скинуть туда гроб. Но увы — не судьба…

End of flashback

      — А дальше ты и сама знаешь… — выдохнула девушка, пряча лицо в коленях.

      — И ты ничего не заподозрила? — я была удивлена. Чем же король насолил принцессе? И главное, почему она не сообщила обо мне страже, почему не задавала лишних вопросов?

      — Жители рассказали, что странная девушка говорила о своём враге…

      — Постой… А как ты научила меня языку? Что это было в таверне? — я перебила Вэлл, размышляя обо всём услышанном.

      — Я как-нибудь потом расскажу, а сейчас мне пора… Скоро король хватится меня, и будет скандал… — девушка резко поднялась, а через пару секунд её и след простыл… Я решила, что мне тоже пора, ведь старик может волноваться. Подхватив свои утренние покупки, я направилась к ферме, по пути прокручивая в голове весь этот день… У меня появился друг, хоть и немного странный. Улыбнувшись своим мыслям, я зевнула и поняла, что спать уже давно пора, о чём мне «мягко» напомнили слипающиеся веки…

Продолжение следует…

Примечание к части

https://vk.com/stasyami?w=wall217777594_1460%2Fall - принцесса Вэлл
_____________________

Глава переходная, поэтому не очень большая)
_____________________

Всех поздравляю со светлым днём Пасхи! Христос Воскресе!

P.S. То неловкое чувство, когда заболела за день до праздника, теперь провожу его с соплями, кашлем, температурой и всей этой гадостью(
_____________________

Мне очень интересно ваше мнение. Пожалуйста, оставьте отзыв)

Часть 6. Сбежать из-под венца

— Я всегда так волнуюсь на свадьбах!
— Я тоже. Я всегда думаю: «Хорошо, что это не я».
© Клон



      Когда я добралась до фермы, уже светало. Меня не волновало время, я всё ещё была под впечатлением от сегодняшнего дня… Руки до сих пор подрагивали, а сердце очень быстро колотилось. Оторвал меня от мыслей злой и взволнованный крик старика Бенни. Он стоял прямо перед калиткой, загораживая проход. Распухшие глаза выдавали недавние слёзы, и я очень удивилась этому факту. Дед размахивал руками, прыгал на месте, кричал… Мне стало очень стыдно и неловко. Со всеми этими заботами я и не подумала, что будет думать Бенни, когда я поздно вернусь домой. Глубоко вдохнув и выдохнув, я приблизилась к нему вплотную и крепко обняла.

      — О чём ты думала, внучка?! Что за своевольная девчонка! Я же волновался! Где тебя всю ночь носило? Я думал, что с тобой что–то случилось! Я всех соседей на уши поднял! Дурочка… — сначала старик кричал, порицал меня, злился, и… он заплакал. В груди неприятно кольнуло от осознания того, что я причинила боль родному человеку. Мне стало до жути стыдно, лицо запылало, и я почувствовала, что ещё немного — и слёзы хлынут наружу…

      — Прости, старик… *шмыг* Я не… *шмыг* Извини–и–и–и–и–и! — не выдержав, я всё–таки разревелась. Наверное, это уже входит в традицию –рыдать на груди у Бенни чуть ли не каждый день.

      — Эх, ну что же с тобой поделать… И вообще, какой я тебе старик? Да я в самом расцвете сил! Сколько раз повторять: называй меня дедушкой, де–душ–кой, — наигранно вздохнув, дед широко улыбнулся. — Пойдём уже, поспи… А я буду копать картошку, — перестав обниматься, старик взял меня за руку и повёл в дом. Я с ужасом осознала, что Бенни не спал всю ночь, он ждал меня… Я не хотела, чтобы он так и не сомкнул глаз, поэтому вырвала руку, развернула деда и решила сказать всё, что я думаю по этому поводу.

      — Не будь таким идиотом! Ты всю ночь не спал! Из–за меня не спал! – я сорвалась на крик. Было неприятно осознавать, что родной человек в какой–то степени пострадал, пусть и не сильно.

      — Да не волнуйся ты так, не впервой, — дедушка потрепал меня по голове тёплой мозолистой рукой, рассмеявшись. Я надулась от подобной несправедливости. Я тут, видите ли, волнуюсь за этого старпёра, а он смеётся!

      — Вот вечно ты так… Я о нём волнуюсь, а он… *хнык* он… — и снова обнимашки. В груди снова стало тепло, и я решила попользоваться грелкой сердца ещё очень долго немного.

***



      Холодно. Очень холодно. До безумия страшно. Каменные стены давят на сознание, а шаги за железной дверью приближают неминуемую пытку. Снова этот ад. Снова… Я сидела, сжавшись в комочек, уткнувшись лбом в колени, и рыдала. Каждый сон. Каждую ночь. Каждую чёртову ночь я оказываюсь в лаборатории. Каждую ночь я вновь и вновь испытываю ужасы. Каждую ночь я вспоминаю, как полтора года назад перестала быть человеком… Хоть я и вырвалась оттуда шесть месяцев назад, обрела свободу, деда и первого друга, кошмар продолжался всё это время. Будто счастье — лишь сон, который дарит несбыточную надежду. Я хотела проснуться из этого кошмара, но он меня не отпускал. Липкая тьма не давала мне выбраться, нашёптывая: «Это твоя жизнь, и ты не в праве выбрать другую. Ты должна страдать… Смирись и мучайся вечно». Я вновь и вновь переживаю день предательства отца. Каждый раз я мучаю себя вопросом: «Зачем? Чего он добивался? В чём причина помощи шесть месяцев назад?». Это сводит с ума всё больше и больше…

***



      — Внучка! Эй! Лина, что с тобой, чёрт подери? Очнись! Я здесь, слышишь? — Бенни тряс спящую меня, пытаясь вырвать из очередного кошмара. Поняв, что сон меня не отпускает, а слёзы текут всё сильнее, старик прилёг рядом и обнял. Уже по традиции, наверное. Чуть что — обнимашки. — Вот же бедовая девчонка… Успокойся… Всё в порядке…

      Бенни по привычке стал поглаживать меня тёплой мозолистой рукой, ставшей такой родной за последнее время. Во сне мне казалось, что тьма отступает. Стены рушились, шаги затихали, а холод сменялся невероятным теплом… Было уютно и хорошо. Я улыбнулась и прижалась к Бенни теснее, чтобы он дарил мне такое родное тепло.

***



      Когда время подходило к полудню, я проснулась. Рядом со мной дремал Бенни. Внутри я ликовала — он–таки поспал! В углу комнаты я заметила женскую фигуру. Приглядевшись получше, я узнала Вэлл. Она сидела, сжавшись, и тихо плакала. Я сразу нахмурилась. Что–то не так… Почему мой друг плачет? В душу закралось смутное подозрение. Во вчерашнем рассказе Вэлл обидел король Фредо, неужели снова?.. Ох, не узнаю, пока не спрошу.

      — Вэлл? Эм… Привет… — я подошла к принцессе и положила руку ей на плечо. Девушка вздрогнула и подняла на меня глаза. Мне стало жутковато. В них плескались злость, обида, мука и усталость. Страшное сочетание для довольно позитивного человека. Вэлл выдохнула, вытерла рукой глаза и попыталась улыбнуться. Вышло плохо, слёзы не останавливались…

      — О, привет… Разбудила тебя? Наверное, пойду… — девушка попыталась встать, но я сжала руку на её плече, останавливая. Закатив глаза на попытки Вэлл скрыть слёзы, я присела рядом и приобняла её за плечи, раскачиваясь из стороны в сторону и пытаясь хоть как–то успокоить подругу.

      — Рассказывай. Давай, я же вижу, тебе нужно выговориться! Смелее… — я легко ткнула девушку кулаком, вызвав у неё улыбку. В душу крались подозрения, а настроение было мрачнее тучи, но всё это было внутри. Снаружи были только беспокойство и ожидание.

      — От тебя никуда не денешься… Расскажу с самого начала.

Flashback

      — Ваше высочество! Ваше высочество! — в покои принцессы королевства Силит-Фасса вломились фрейлины, чем заставили Вэлл застыть на месте с распахнутым шкафом и протянутой туда рукой. Девушка как раз собиралась в очередной раз сбежать, но её планы сорвались.

      — Чего вам? Я собираюсь переодеться, выйдите из комнаты, пожалуйста. А если вы от короля, так и передайте: мы уже всё обсудили, решения менять не собираюсь, — вздёрнув нос, принцесса захлопнула шкаф, что отдалось сильным стуком. Причитая про нерадивых фрейлин, Вэлл ходила по комнате, ожидая их скорого возвращения. Настроение не задалось с самого утра. Мало того, что её отрывали от посещения нового друга, так ещё и возможный разговор с королём не давал покоя девушке. И вот в комнату снова вломилась троица фрейлин, склонившихся в реверансе.

      — Король требует Вас к себе, Ваше высочество, — Вэлл страдальчески вздохнула и направилась к выходу из комнаты. Да действительно, что нужно этому хрычу от «дочери»?

      — Принцесса, оденьтесь подобающе. Ваше лёгкое платье не подходит для посещения правителя страны. Позвольте… — принцесса лишь злобно посмотрела на осточертевших нянек и прошла мимо них. Мысли об окончательном побеге не только из города, но со всего острова, уже не казались бредовыми. Всё равно к матери не пускали, Силит Инн была под замком в серверной башне. Леонаро Д. Фрай был казнён год назад. В стране больше ничего не держало, на Собрание Королей можно плыть и без принцессы, а королю она не нужна. А народ о принцессе почти не знает, лишь то, что она есть, да как выглядит.

      — Чего вам?! Что Вам опять от меня нужно?! Шесть месяцев назад мы окончательно закрыли тему, разве нет? — именно шесть месяцев назад в королевстве появилась девушка с алыми волосами и шрамом на глазу. Именно шесть месяцев назад король довёл принцессу до слёз, подключив к конфликту даже стражу.

      — Ты принцесса, тебе скоро девятнадцать, а ты не замужем! Принц Мило из королевства Лаенна согласен взять тебя в жёны, в полдень он прибудет во дворец. Вечером, в пять часов, будет свадьба, ты должна быть готова к этому времени.

      — Я тебе даже не дочь! Ты казнил моего отца, Фрая, а мать посадил за измену тебе, и после этого ты считаешь, что я тебя послушаю?! Ты мне никто! Ник-то! Сбегу отсюда, навсегда сбегу! Ты думаешь, что я, как ручная собачонка, пойду готовиться к свадьбе? Не дождёшься! Я тебя ненавижу! — принцесса сорвалась на крик. На удивлённый взгляд короля девушка продолжила: — А ты думал, я не знаю? Не знаю, за что казнили невинного человека, за что заперли в башне мать? Так вот, в неведении я не была! Я узнала правду ещё в десять лет! И всё это время, слышишь, всё это время я называла отцом тебя! Продажного, жалкого, алчного короля!

      — Я подам на тебя в розыск, если ты сбежишь. Ты перестанешь иметь те привилегии, которые имеешь сейчас. Ты будешь гонима, как преступница! За твою голову будет награда, ты этого хочешь? — Фредо пытался давить на принцессу, но та была непоколебима. Девушка, взглянув на заблокированную стражей дверь, выпрыгнула в окно. Она не брала плащ, и потому удивлённый патруль увидел, кто такой безбашенный прыгает с третьего этажа. Аккуратно приземлившись на землю, Вэлл побежала в единственное место, где её поймут. В дом к своей подруге.

End of Flashback

      Под конец рассказа я злобно сжимала кулаки, стиснув зубы. Внутри бурлила злость и жажда крови. Я резко захотела сбежать с этого острова вместе с Силит Вэлл. Нет, с Леонаро Д. Вэлл. Все «Ди» — враги правительства, и передо мной принцесса с таким же инициалом, что и у меня. Забавно вышло…

      — Лина… Помоги мне… — в глазах подруги я увидела надежду и желание сбежать отсюда. Мы поняли друг друга.

      — Ещё спрашиваешь? Конечно!

Продолжение следует…

Примечание к части

Дорогие читатели, раскрыт один из секретов Вэлл)))
______________

https://ficbook.net/readfic/5364540 - очень смешной фанфик, который пишет моя бета. Советую почитать его, улыбка до ушей каждую минуту)))
______________

В описании есть ссылочка на подарок мне (сама не верю, что такое возможно, но до ужаса приятно :3) от группы "Фанат Фикбука", спасибо им большое)))

Часть 7. Фрукт Ноу Ноу но Ми

Здесь, тем не менее, мы оглядываемся назад, но не стоим на месте. Мы стремимся вперед, открываем новые пути, беремся за новые дела, потому что мы любопытны… и любопытство гонит нас по новым дорогам. Только вперед.

Уолт Дисней



      Я была предельно возмущена. Чтобы вот так вот насильно выдавать замуж? Держать королеву под замком? Казнить невинного человека? Мне всё меньше нравился король Фредо, и мне всё больше хотелось помочь Вэлл. Буря негодования захлёстывала меня, а мысли кружились в беспорядке. Встряхнув головой, я резко поднялась с места и выжидающе уставилась на принцессу с инициалом «Д». Она посмотрела на меня с сомнением, но уже через секунду стояла рядом со мной, светясь уверенностью. Мы без слов поняли друг друга и, легко кивнув, пошли к выходу.

      Я окончательно решила сбежать из этого королевства. Как ни крути, я не смогу долго находиться ни на одном острове. Мне нужна полная свобода, которой мне так не хватало целых четыре года. Я не смогу долго находиться в окружении большого количества людей без страха, а больницы всё равно будут напоминать об опытах надо мной.

      Уже стоя возле двери, я кинула взгляд на Бенни. Этот добрый старик стал мне дедушкой, помогал справляться с приступами дрожи от воспоминаний, дарил давно забытую ласку и любовь. Нет, нельзя оставлять его так! Под непонимающий взгляд Вэлл я подошла к небольшому столику, присела и достала из тумбочки письменные принадлежности. Обмакнув перо в чернила, я стала писать записку:

      «Дорогой Бенни!

      Как бы мне ни нравилось находиться в этом королевстве и жить с тобой, дедушка, мой враг не даст мне покоя. Я не смогу долго пребывать в одном месте, так как это ворошит моё прошлое со страшной силой. Ты стал мне по-настоящему родным человеком за эти замечательные шесть месяцев, но у меня есть мечты, которые я обязана исполнить. Иначе не смогу спокойно жить. Живи счастливо и ни о чём не жалей, а обо мне забудь…

      С любовью, твоя внучка, Мерсо Д. Лина»

      Закончив, я аккуратно сложила записку и оставила её на столике. Я подошла к спящему фермеру и чмокнула его в лоб. Ещё несколько минут я сидела на кровати, держа его тёплую мозолистую руку, и вспоминала о радостных моментах, которые помогли немного оставить прошлое. Но оно преследовало меня, и поэтому я была обязана разузнать об отце. Кем он был в этом мире, как жил, каким человеком являлся? Только узнав о нём поподробнее, я смогу его хотя бы понять, а простить только в крайнем случае…

      От мыслей меня оторвало прикосновение тонкой девичьей руки. Тяжело вздохнув, я поднялась с места и пошла вместе с Вэлл навстречу приключениям. Ну, как сказать приключениям… К спасению от невольного замужества.

      — Скажи мне, Вэлл… А как ты узнала о родителях? Как узнала обо мне? Как пробудила воспоминания о моей матери? Не надо удивлённо на меня смотреть, по твоей реакции можно понять, что тебе всё известно, — я спрятала глаза под чёлкой, резко остановившись посреди грядок с картошкой. Девушка вздрогнула, поджала губы и прислонила руку к груди.

      — Ладно… Я обещала — значит расскажу. Ты… ты слышала о Дьявольских Фруктах? Хотя мне и не обязательно спрашивать, мне итак всё известно о твоих знаниях, — не обращая внимания на мой мрачный настрой, Леонаро Д. потащила меня к тому утёсу, на котором мы сидели только вчера. Всю не очень короткую дорогу мы провели молча, даже не обмениваясь взглядами. Мои мысли вели к не очень хорошим выводам. Теперь… теперь Вэлл знает о моём прошлом и настоящем, а ещё о будущем своего родного мира. Интересно, какова была её реакция на то, что этот мир на моей Родине — плод чьей-то фантазии? Или на моё прошлое? Не о том думаю, но да ладно.

      Остановились мы на утёсе. На этот раз я не садилась, а просто легла на мягкую траву. Июльское солнце слепило глаза, но дарило тепло. Солнечные лучи в какой-то степени напоминали мне мать. Такие же ласковые, тёплые и оберегающие от мороза. Лёгкий ветерок сгонял волосы на лицо, но это не особо-то и волновало. Меня больше беспокоила сидящая рядом Вэлл.

      — Я жду… — голос был сипловат и тиховат, но фразу Леонаро Д. услышала.

      — Ладно… Когда мне было десять лет, в королевском саду я обнаружила странное золотое яблоко с завитушками. По незнанию и глупости я его съела. Это был Дьявольский Фрукт Ноу Ноу*. На вкус было отвратительно, но я его всё равно проглотила…

      — Расскажешь… поподробнее? — Вэлл кивнула и закрыла глаза, предаваясь воспоминаниям.

      — Светило августовское жаркое солнце. Настроение было выше некуда — первого числа мне исполнилось десять лет. С этого года меня должны были обучать политике и наукам, в том числе морским. Я с малого детства мечтала о море, поэтому ждала учёбы, что странно для многих детей.
Бегая мимо яблонь, на одной из них я заметила довольно странное яблоко. Оно было золотого цвета, а всю кожуру покрывали завитушки.
«Королевское яблоко для настоящей принцессы», — я хихикнула в кулачок и полезла по стволу, чтобы достать лакомство. Несмотря на то, что я королевский отпрыск, я любила бегать и прыгать, а по деревьям взбираться — раз плюнуть! Поэтому через пару минут я уже сидела на самой макушке и тянула свои загребущие ручонки к странному яблоку. Сорвав его, я, недолго думая, проглотила его целиком. К горлу подступила тошнота, а на языке застыл ужаснейший вкус. Такой гадости я никогда не пробовала, даже тогда, когда съела то, что едят свиньи. Да-да, любознательность иногда не самая лучшая черта. Схватившись за горло, я не удержалась не ветке и стала падать вниз. Меня поймала стража, которая патрулировала в саду.
«С-спасибо», — я выдохнула, вцепившись в руку Леонаро Д. Фрая. Он занимал один из самых высоких постов на страже, был очень ловок и быстр, а ко мне относился как-то с теплом. Когда моя ладонь коснулась его кожи, я почувствовала, как в мою голову поступают знания. О жизни, службе… Знания Фрая! Но это радостью не было. Там было много полезного, например, о Дьявольских Фруктах. Когда-то он листал энциклопедию по этим удивительным дарам Морского Дьявола, и там было моё яблоко! Фрукт Ноу Ноу! Теперь я хоть и слаба к морской воде и стоячей обычной, но могу узнать всё, что знает человек, или узнать от него только то, что мне нужно. Могу передать свои знания другому, и это всё одним лишь прикосновением! Ещё одной удивительной способностью было пробуждение какого-либо просмотренного знания или воспоминания у объекта прикосновения. Но… Дело в том, что я теперь знаю всю жизнь Леонаро Д. Фрая до мельчайших подробностей, даже тех, которые он не помнит или видел только вскользь! Как так?! Зачем? Я не просила об этом!
Но… Одно знание не давало мне покоя. Воспоминания о моей матери, Силит Инн, и о её тайной любви. А я — их дочь. Дочь Инн и Фрая. Не короля Фредо, а именно этого стражника. Король об этом ничего не знает, думая о том, что я наследница. Не надо мне такого «счастья»! Раз я не его дочь, имею право сбежать в море!
«Скажите, принцесса… Зачем Вы полезли на то дерево? Если бы нас тут не было, Вы бы разбились! Ты… Вы меня испугали!» — моя рука всё ещё держалась за него, и ко мне поступала новая информация. Он любил меня, изредка поглядывал за моими играми. И сейчас он беспокоился потому, что я его дочь. Не потому, что я принцесса. Будь его воля, он бы проводил со мной больше времени. Со мной и Инн. Я широко улыбнулась. Король меня не любит, а мать всё время где-то пропадает. У меня такое ощущение, что и нет у меня семьи вовсе. Ан нет, есть же Фрай!
«Пойдёмте со мной, дяденька Фрай!» — я спрыгнула с него и потащила к своим окнам. Они были открыты, и я легко запрыгнула в свою комнату. Приземлившись на бежевый ковёр, я с удобством разлеглась и уставилась на богатую люстру. От камина шло приятное тепло, и вставать совершенно не хотелось.
«Эм… Мисс Вэлл, мне нельзя тут…» — я прервала его, потянув за штанину. Он не выдержал и развалился рядом со мной. Мой смех залил покои принцессы, а полный счастья взгляд устремился на скукоженного отца. Именно… отца. У меня есть любящий отец! Новая порция смеха заполнила всё вокруг. В глазах Фрая появились тепло и нежность, а он думал, что я этого не вижу.
«Не надо притворяться… Я всё знаю, папочка! Давай дружить!» — Я протянула ему руку и снова засмеялась. «Леонаро Д. Вэлл. Хорошо ведь звучит! Насколько я знаю, Силит-Фасса входит в состав Мирового Правительства, а все „Д.“ — враги Правительства и Знати. Забавно получается: я — принцесса с „Д“», — И снова я засмеялась. Фрай смотрел на меня сначала удивлённо, а после засмеялся вместе со мной.
Так у меня появился настоящий отец. Любящий и добрый. Он часто приходил ко мне в покои, рассказывал о своей жизни, хотя я о ней знала. Я показала ему способности Фрукта, внедрив в его голову знания о всей моей жизни. Он сначала был потрясён, а после сказал, что это очень-очень круто!
Он учил меня быть быстрой и ловкой, учил самообороне. Так я стала уметь пользоваться парными кинжалами. Я стащила их из сокровищницы… Реликвии королевства — Силит и Фасса.
Когда-то Король Силит и королева Фасса приплыли на этот необитаемый остров и обосновали королевство. Что примечательно, от народа скрывают, что это были капитаны двух пиратских команд, находящихся в альянсе, который назвали Силит-Фасса. Капитаны имели по кинжалу, которые потом назвали в честь владельцев. Они любили друг друга, не хотели больше сражаться и решили создать своё королевство, где будут счастливо жить их дети. Пиратские команды стали первыми жителями, и после, через много лет, Силит-Фасса вошла в Мировое Правительство. Никто из Знати или Горосей не знает, откуда взялось королевство и его жители… Со временем дух пиратства выветрился, Фасса умерла, а Силит женился на принцессе из другого королевства. Так пиратские корни стали исчезать, а на нашу землю стали приезжать люди с других островов.
Однажды Леонаро Д. Фрай рассказал мне о легендарном танце древнего племени, о танце «Инно-Котто», который позволяет усилить фрукт до небывалых высот. В случае Ноу Ноу он позволяет во время танца узнать всё о любом человеке во вселенной, о любом существе… Даже об инопланетянине. Я поставила перед собой задачу научиться этому танцу. Это — моя мечта!
«Скажи, папа, а как ему научиться?» — так я и спросила в тот день, когда узнала о танце.
«Об этом танце никто не знает, лишь древнее племя. Я слышал, что где-то близко к концу Нового Мира (вторая половина Гранд Лайн) есть призрачный остров, на котором живут его потомки».
Таких разговоров было много, и всегда было интересно… Фрай знал много чего занятного, а я с удовольствием его слушала. Мы иногда выбирались в город в тайне от короля, гуляли по окрестностям… А любимым местом был утёс с потрясающим видом на море…
Так продолжалось почти восемь лет. А потом я случайно внедрила королю знания об отце. Тогда я была очень счастлива, что у меня есть Фрай… А Фрукт не был под контролем из-за переполняющих меня эмоций, вот так вот и вышло… что из-за меня казнили уже начальника королевской стражи, а мать заперли в темнице. Тогда я выплакала много слёз, в сердце заволокла чёрная пелена. Я закрылась в себе.
С тех пор единственное утешение и отвлечение от совести я нахожу в побегах из дворца…

      Закончив рассказывать, принцесса горестно посмотрела на меня. В её глазах застыли слезинки.

      — На этом самом… на этом самом утёсе… … Мы сидели здесь утром того дня… … Лин… …на-а-а-а-а! — Вэлл легла рядом со мной и закрыла руками лицо. Её плечи подрагивали от рыданий, а слёзы просочились сквозь пальцы, капая на траву. Платье задралось, и я увидела на каждой ноге по ремешку, к которым крепились клинки. Кинжалы… На их лезвиях были выгравированы названия… «Силит» и «Фасса».

      Сегодня моя очередь успокаивать… Я подвинулась к Леонаро Д. и обняла, поглаживая по голове. У неё был любящий отец, которого она по своей глупости потеряла… Я иронично хмыкнула. Я не могу точно сказать, любил ли меня мой отец… Но я рада, что хотя бы у моей подруги был такой человек… А у меня есть… был Бенни. Я решила. Я стану пиратом, поэтому должна оставить первого родного человека. А сейчас я должна помочь Вэлл.

      — Всё, мы все эти дни размазню изображали! Хватит успокаиваний, обнимашек и поглаживаний! Нужно действовать и менять свою судьбу! — я резко вскочила и подняла вверх руку, сжатую в кулак. Это произошло так неожиданно, что на меня сейчас смотрела выпученная пара глаз. Вэлл с гигантскими заплаканными глазами, поджатыми губами и кулаком, занесённым для вытирания слёз, выглядела настолько комично, что я расхохоталась. Сначала девушка меня не поняла, но потом до неё дошло, и теперь смеялись двое.

      Нас прервали шаги. Причём это был явно не один человек… На нас двигалась королевская стража. Катана до сих пор была при мне, и я нервно положила руку на рукоять. Вэлл вскочила и задрала юбку на платье, положив руки на кинжалы. Что-то назревало…

      — Ваше Высочество! Мы Вас нашли! Только что прибыл принц Мило из Лаенны! Его Величество король Силит Фредо срочно требует Вас во дворец! В случае сопротивления приказано взять Вас силой! Пройдёмте с нами.

      — По-моему, своё мнение я высказала утром… Отказываюсь! И передайте этой жирной свинье, — стража уставилась на принцессу, удивляясь неожиданным словам. Они вообще не поняли, о ком это принцесса. Ведь и Мило, и король Фредо, оба толстые. Да уж, не о том должна думать стража… — Я про короля… А принцу мои извинения, я отчаливаю! — шутливо отдав честь, Вэлл оскалилась и достала кинжалы. Мы обе встали в боевые стойки, приготовившись драться.

      — Учтите, жалеть не будем. Теперь Вы, принцесса, преступница. А Ваша подружка — соучастница. Королевская стража Силит-Фассы дерётся гораздо лучше дозора, поэтому мы отказались устанавливать здесь их базу, — военные стали окружать нас, достав пистолеты, катаны, кинжалы, луки, а один достал набор резинок… Гранд Лайн, чё… Меня приколол стиль боя этого парня — он натягивал резинки на пальцы и отпускал их, запуская в нас. Но да ладно, он применял Волю, так что это сродни пулям.

      Я достала катану из ножен и почувствовала её радостное волнение. «Драка… Ждала… Ура…» — видимо, Лунная Песнь соскучилась по битвам. Хотя мы и дрались-то только один раз — шесть месяцев назад, катане очень понравился мой кровавый настрой…

      Я облизнулась в предвкушении. Пара взмахов катаны, и я отбила все резинки этого пацана. Воля-то у него слабовата… надолго не хватило. Он вздрогнул от моего взгляда и кинулся во дворец. Куда, я не пускала! Я послала в него волну сжатого воздуха, но он уклонился. Ему задело только плечо. Ну, как задело… Руку парню почти оторвало. Пожалев его, я переключилась на остальных. Катана недовольно вздохнула у меня в голове. Телепатия, чё. На нас напирало с десяток рослых мужиков. Не пойдёт!

      Вэлл неплохо отбивалась Силитом и Фассой, парируя атаки мечника. Я решила применить одну из своих техник…

      — Стиль Алого волка: Когти! — я послала пять небольших волн сжатого воздуха, которые распороли грудь одного из противников и поранили ногу другого. На меня понеслись ещё двое… Пока я сцепилась с одним, другой поцарапал мне бедро, а после обрезал половину красной майки. Повезло, что не меня… Я ударила его ногой, которую зарядила Волей, прямо в солнечное сплетение. Он упал на землю и стал судорожно глотать ртом воздух.

      — Силит и Фасса: Танец королей! — Вэлл закружилась с клинками, плавно уходя от атак. Это действительно было похоже на танец… Во время плавных движений Леонаро Д. успела резануть по шее противника, а после добила его вторым клинком в грудь. Солдаты поняли, что мы не так просты, и заключили нас в кольцо. Я активировала Волю Наблюдения. Хоть она и развита слабовато, жизнь мне спасти в состоянии. Я зарядила Песнь Волей и разрезала две катаны того смельчака, который посмел напасть на меня.

      Мы с Вэлл встали спиной к спине, приготовившись к защите. Мы переглянулись и кивнули друг другу. В глазах девушки я заметила страх и осознание чего-то горького, а её колени подрагивали.

      — Первое убийство? — получив лёгкий кивок в ответ, я вздохнула. Надо было догадаться — она только что впервые убила человека. Сейчас ей, должно быть, очень плохо, больно и мерзко. Я же такого не чувствовала шесть месяцев назад, тогда мной двигала ненависть и желание жить. После битвы надо будет успокоить подругу. Как-никак, она убила не просто человека, а стражника своей страны… Защитника любимого ею народа.

      Долго думать мне не дало подозрительное движение со стороны воинов. Они двинулись на нас, сжимая кольцо. Я сорвалась с места и стала орудовать катаной. Мне не хватало немного мастерства, и Лунная Песнь мне периодически помогала, направляя руку. Один из солдат достал пистолет и выстрелил. На половине пути пуля взорвалась, и всё вокруг объяло пламенем. Вспомнив о тех бумагах, которые я просмотрела в день «преображения», я смело ринулась в огонь. И правда, я даже не обожглась. Просто разрезала себе путь катаной. Внезапно вспомнился «Огненный Лис» Кинемон, который появился в арке Панк Хазард. Хех, весело живём. Только вот… На мне стала плавиться одежда. Остался только пояс… Покраснев, я рванула к горке трупов и сорвала с одного длинный такой плащик. Обмотавшись им на манер платья без лямок и закрепив это хлипкое дело своим белым поясом, я кивнула самой себе и побежала обратно на помощь накама… Хотя… могу ли я назвать её накама? Надо у неё спросить, но потом.

      Я заметила на себе подозрительный взгляд со стороны одного из солдат… Да у него из носа кровь ручьём! Извращуга! Я — не Вэлл, у меня нет четвёртого размера, но когда это мужиков останавливает? Я со злостью снесла ему голову. Без сожалений, с достоинством и честью задрала носик вверх. Ладно, за девичью честь отомстила, теперь осталась парочка противников…

      Эпик битва закончилась быстро. Итоги: рана на бедре, из одежды плащ и пояс с катаной. Неплохо, но смущает одежда. Надо заскочить на ферму…

      — Давай зайдём ко мне домой? Надо бы вещички взять… — выдохнув, я потащила застывшую в шоке девушку за собой. Первое убийство, и все дела… Всю дорогу она просто на автомате передвигала ногами. Мы шли окольными путями, чтобы горожане не заметили принцессу с раной на плече. Да-да, её всё-таки задели.

      Я тихонько приоткрыла дверь и зашла в комнату. Бенни всё ещё спал, а на столике всё ещё была моя записка. Я увидела свой одиноко стоящий в уголке рюкзак, который мне дал отец. Распахнув его, округлила глаза и присвистнула. Там была небольшая записка, простой компас, Лог Пос стандартный, Лог Пос тройной для Нового Мира и приличная пачка белли. Ничего себе! Развернув записку, я еле удержала вырывающиеся из орбит глаза.

      «Моей дочери Мерсо Д. Лине.

      Дочка! Я знаю, что причинил много боли и не имею больше права называться отцом, но я надеюсь, что ты проживёшь долгую счастливую жизнь. Здесь необходимое для Гранд Лайн, надеюсь, пригодится.

      Мерсо Д. Стефан»

      Дочитав неожиданное послание, я надела бирюзовую тунику со шнуровкой и красные джинсы, застегнув сверху белый пояс с катаной. Кстати, я перебинтовала раненое бедро, оборвав плащик на бинты. Он сослужил мне хорошую службу… К приключениям готова!

      Я перебинтовала ранение Вэлл еле добытыми «бинтами». Подойдя к Бенни, я поцеловала его в лоб со слезами на глазах. Я точно буду скучать… Но мне нужно исполнить мечты и узнать об отце!

      А Вэлл я заберу с собой. У неё тоже есть мечта, и я всеми силами помогу ей её исполнить! Я смогу назвать её накама, и мы отправимся в плавание ради счастья!

Продолжение следует…

Примечание к части

* Ноу Ноу но Ми - фрукт, дающий способность узнать всё, что знает человек, одним лишь прикосновением. Также можно передать кому-то свои знания (Ноу от англ. "know" - знать)
________

Простите за задержку, вот вам шесть страниц))) Думала, что не осилю, но... Я смогла, Карл! Жду ваших отзывов, и возможно я буду чаще выжимать из себя по максимуму (вот как сейчас).

Часть 8. Будь моей накама

Я лучше приму, словно дар, этот горький рок,
Чем никогда,
Никогда не увижу моря.



© Айрис Грасс



      Я тащила Вэлл за руку, направляясь к причалу. Чем скорее отплывём, тем больше вероятность самого отплытия. С каждым шагом я всё сильнее скучала по Бенни и отзывчивым людям, к которым успела привыкнуть. Они запали мне в сердце и душу, и было очень тяжело их отпускать. Будто я на одной только силе воли поднимаю непосильный груз вроде небосвода, и чувствую себя Атлантом, который на своих плечах держал небо. Внезапно вспомнился шестой класс — последний, который у меня был. Меня забрали в лабораторию как раз на каникулах… Что ж, знаний у меня катастрофически мало. Но да ладно, в этом мире они не так и нужны, если подумать…

      Леонаро Д. всё ещё подрагивала, а глаза скрылись в тени. Я не знала, о чём та думала, но подозревала… Она тяжело перенесла своё первое убийство, и сейчас её грызла совесть. На её щеках можно заметить дорожки от недавних слёз, а губы были покусаны, причём в некоторых местах до крови. Какая же ранимая она, эта принцесса… До моих ушей донёсся очередной всхлип. Когда мы уже почти дошли до причала, девушка остановилась и дёрнула меня за тунику. Вздохнув, я обернулась к горемычной и робко улыбнулась. Ну… у меня снова вышел оскал. Вэлл ещё пару раз всхлипнула, её плечи затряслись, и она засмеялась. Я бы обиделась в шутку, но было не до этого. Наконец-то слёзы закончились!

      — Знаешь, что? — я нахмурилась и положила руку на плечо девушки.

      — Ч-что? — она ещё всхлипывала, но улыбка после моего вопроса стала шире.

      — Ты очень странная. — На удивлённый взгляд я продолжила: — Ты слишком долго отходила от убийства, а тут смеёшься ни с того, ни с сего… Удивительная ты девушка! И тебя не волнует, что Лаенна может развязать войну с твоим королевством?

      — Нет, не волнует. Я должна покинуть это место, понимаешь? Я хочу исполнить свою мечту, — она немного поникла, но продолжала улыбаться. Фальшиво улыбаться.

      — Что ж… Тогда я тебе и о своей мечте расскажу. Ну во-первых, разузнать об отце всё что можно, даже если это будет невозможно, даже если оно на небе или под землёй. Это было, думаю, сразу понятно…

      — Естественно. Каждый раз, когда я была у тебя в мыслях, даже на заднем плане мелькало это желание…

      — И хватит этой фальши, пожалуйста… Я хочу видеть искреннюю улыбку своей нака… подруги. — Я слегка скукожилась, одёрнув себя от этого слова. Накама. В мире Ван Пис это большее, чем просто друзья. Это товарищи на всю жизнь, это как семья, самые лучшие друзья… Накама — это тепло в кругу родных друзей, радость и смех, это счастье… Это лучшее, что есть у человека. Накама не предадут, защитят и вытащат из любой передряги…

      — Ты хотела сказать накама, да? — Вэлл горько усмехнулась и опустила голову. Через пару секунд я услышала несколько истерический смех. — Видимо, ты мне совсем не веришь… Я недостойна быть твоей накама, да? — сердце защемило от подобных мыслей девушки. Я же, наоборот, хотела, всей душой хотела бы её так назвать… Но согласится ли Леонаро Д.? Она же принцесса, пусть уже бывшая. Я считала, что это я недостойна иметь накама. Я даже не человек. Я даже не знаю, что испытываю к миру, к отцу… Всё так двойственно, что от самой себя противно. Иногда хочется просто умереть, но тогда мои враги достанут меня и на том свете. Ведь они там… С моей помощью там… Боже, я столько убила! Ад заслужен, но я настолько чёрствая, что боюсь до дрожи в коленях. Поэтому живу. Всем назло живу!

      — Эй… Лина, что с тобой? — мою руку сжала Вэлл, с беспокойством глядя на моё мрачное состояние. Льда от её руки не было… Почему она просто не узнает, о чём я думала? Что ей мешает воспользоваться фруктом?

      — Почему ты спрашиваешь? Просто узнай, тебе не трудно…

      — Да о чём ты?! Я не буду без твоего согласия лезть к тебе в голову! Это было бы непростительно по отношению к накама! Ой… другу. — Я удивлённо на неё посмотрела. Она только что оговорилась и произнесла то самое слово. Накама. — Я же тебе просто друг.

      — Знаешь, что? Мы друг друга стоим! Можешь залезть в мою голову и понять, что мы обе дуры, каких свет не видывал, — хохотнула я. Рука Вэлл стала холодной, но это длилось не больше минуты. Потом я увидела шок. Самый настоящий шок у… наверное, всё-таки накама. У неё нервно дёргалась бровь, а губы исказились в истерической улыбочке. Она посмотрела на меня, потом на свою руку, потом опять на меня и нервно засмеялась. Я тоже. Было очень интересно ощущать себя дурой, притом не единственной.

      — Так… Ты будешь моей накама? — я решила всё-таки спросить для уверенности, хотя вроде всё понятно. — Кстати, это ещё одна моя мечта… — я мечтательно прикрыла глаза и нежно улыбнулась, — мечта найти себе верных и любящих накама. Хочу образовать свою пиратскую команду… Пусть будет команда «Алого Волка»! Хочу забыть о своих горестях в пылу радости! Хочу стать счастливой… По-настоящему счастливой! Проплыть Гранд Лайн, побывать на многих островах, хоть глазком взглянуть на героев аниме… Хочу всегда быть свободной!

      — Воу, какие мы… Конечно же, мы накама! Даже не думай, что недостойна! — Вэлл погрозила мне пальцем, надув щёки. — Я хочу сделать свободными если не всех, то большинство… Хотя бы освободить от рабства… Хоть нескольких! Мировое Правительство — та ещё зараза… А Дозор — их собаки, пусть там и есть редкий нормальный человек. Не люблю я их! — заразившись от меня энтузиазмом, Вэлл высвободила руку и стала ей размахивать, притаптывая ногой на некоторых словах. Меня очень забавит эта её привычка жестикулировать… — Хочу посмотреть, как другие люди живут. Не всё же в мире так, как в Силит-Фассе!

      — Это да… Пойдём дальше? Вижу, ты уже не так волнуешься по поводу убийств…

      — Не. Напоминай. Об. Этом. — Грозный вид и отрицательные махи головой были очень убедительными. По крайней мере, мой смех уж точно завоёван этим.

      — Да ну тебя, — нахохлившись, она пошла дальше. Естественно, что я пошла за ней. Уже когда мы почти дошли, моя накама перестала дуться, и мы разговорились. Вэлл в красках описывала причал… О том, какой он красивый. О большом корабле короля, что пришвартован там. О рыбацких лодках и шхунах, о пирсе, о бочках с вином и порохом. О многочисленных торговцах из других стран, о послах, приплывших на богатых кораблях. И конечно же о море…

      Весенний остров был наполнен красками проснувшейся природы. Солнце приветливо сияло на небосводе. Весна — самая приятная пора, как по мне: и не жарко, и не холодно… Лучи светила приятно, совсем слегка, греют, даря еле ощутимое тепло людям. Ветерок приятно обдувает лицо, даря прохладу. Под его музыку в такт покачиваются ветви могучих деревьев, растения и цветы. Так хорошо в этой прохладе вдохнуть аромат нежных весенних цветов, подставить тёплому солнцу свои глаза и в полной мере ощутить прелесть этого приветливого времени года. Я очень люблю весну. Даже люди, кажется, поддаются её влиянию: становятся добрее, чуточку счастливее, чувствуют в душе трепет и с восторгом наблюдают за окружающей их природой.

      У поэтов рождаются новые шедевры, кто-то допишет книгу, художник зарисует окружающую прелесть, композитор сочинит красивую мелодию… Весна просто замечательна! Она вдохновляет меня, дарит радость и хорошее настроение… И я уверена, что не одна такая… Любовь окутывает людей, дарит надежду и открывает новые границы… Весенний остров был полон добрых людей, многие улыбались чему-то своему, а в воздухе витала атмосфера уюта. Этот остров так и просил остаться на нём подольше, но мне слишком хочется осуществить свою мечту. Я уверена, это место останется в моём сердце навсегда…

      Когда мы дошли, я удивилась красоте окружавшей меня местности. Всё было так, как и сказала принцесса: мне слов не хватало. Никогда не видела такой красоты в своей блёклой [в плане радости] жизни! Причал* был поистине великолепен… Мы быстренько прошли к скромненькой рыбацкой шхуне. На неё вполне бы уместилось несколько человек, и вдвоём управлять вроде можно. Была мини-каюта и пара иллюминаторов, расположенных по бокам. Кивнув друг другу, мы с принцессой забрались в судно и отвязали верёвку. Я кинула рюкзачок под лавку и взялась за вёсла вместе с Вэлл. Наконец мы отплыли! Вперёд к приключениям! Катана радостно пищала у меня в голове. Она у меня эмоциональная…

      Я с грустью смотрела на отдаляющийся клочок земли. Воспоминания о королевстве ныли где-то глубоко во мне… Когда остров почти скрылся за горизонтом, перестало быть тепло. Я раскрыла рюкзак и прошлась взглядом по вещам, которые взяла с собой. Откопав где-то на глубине пару свитеров, я одела бирюзовый, а Вэлл отдала оранжевый. Она с тоской глядела на свой дом. Уже бывший дом. Но наше ностальгическое состояние прервал подозрительный шум за бортом. Я обернулась и тут же пожалела об этом опрометчивом порыве… Я, конечно, читала в манге о Морских Королях, но увидеть многометровое чудище не на картинке, а вживую, не было очень прям радужной перспективой. Сглотнув, я осмотрела обитателя Гранд Лайна и ещё раз пожалела. Оно [чудище] было действительно Королём этого моря. Величественно возвышалось над нашей несчастной лодочкой и с голодом смотрело на букашек, то бишь нас. Рука как-то сама легла на оружие, а я приготовилась защищать свою тушку. Не улыбается потонуть в первый же день в море. Вэлл вздрогнула и потянула руку к кинжалу…

      Морской Король не спешил нападать, внимательно рассматривая мои уши и бинты, а потом коварно и неожиданно приблизил свою морду… Зрительный контакт с чудищем, просто замечательно… Я нервно икнула и замахнулась катаной, как бы намекая на его дальнейшую участь. «Пахнете кровью людей… Уважаю, коллега. Знавал я ваших сородичей когда-то… Волчары умные были», — и он… уплыл. Вот просто взял и уплыл. Что это только что было? И что за голос в голове? Это чудище было чем-то похоже на зебру, только морда рыбья, да и плавники присутствуют. Волчары… это же волки? Алые волки?

      — Я не знаю, что это было, но у меня ощущение, что нам тут не особо рады, даже чудище нас шугается… — нервный тик на лице моей накама отчётливо давал понять, что она в таком же шоке, как и я. Выдохнув, я снова залезла в рюкзак. Даже не заметила, когда успела задержать дыхание… Выудив Лог Пос, я защёлкнула застёжку на запястье и довольно покосилась на средство навигации. О способе пользования знала только из аниме и манги, но я не Нами. Мне можно не так хорошо знать навигацию, чтобы плыть по стрелке… В конце концов, разберусь…

      Остров уже давно скрылся из виду. Стрелка на него не показывала, а значит, за шесть месяцев в рюкзаке успел мой Лог настроиться. Я подскочила, когда лодку опять зашатало. Волна накрыла и отступила… Промокнуть до нитки — да я об этом «мечтала»! Мы с Вэлл стали выплёскивать воду из судна, чтобы не потонуть. Повалил снег… Ну просто замечательно! Снег! Ха-ха, сарказм рулит… Не успела полезть за шапкой, как стало жарить солнце. Ах да, это же Гранд Лайн… Свитер обещал все муки ада, но снимать его я не спешила. Вдруг опять зима? Ан нет, не зима… Град с большущими льдинками доверия не вызывал, пришлось отбивать их всё ещё вытащенной катаной.

      Не прошло и пяти минут, как пошёл дождь. Сначала он просто накрапывал, но потом разразился настоящий ливень. Даже гроза казалась чем-то сверхъестественным и пугающим… С дождём явился шторм. Восхитительно, погода нас так «любит»! Лодку качало, толкало из стороны в сторону, а мы с накама изо всех сил гребли подальше от буйства стихии. Небольшие паруса пришлось спустить, а штурвал нас сейчас даже не волновал… Лишь бы уйти…

      Внезапно снова засветило солнце, а погода стала похожей на климат Силит-Фассы. Весна… Ну хоть что-то хорошее случилось. Весна случилась. С ветром. Сильным. Паруса опять были подняты, а Вэлл жаловалась на жажду. Вообще, она очень часто жаловалась. Раньше я этого за ней не замечала, да и некогда мне было на такие мелочи смотреть… Но сейчас это вызывало злость. Она просто сидела и ныла! Королевское воспитание её характер всё же за девятнадцать лет жизни подпортило…

      И вот я уже подумала, что штиль к добру… Но нет, штиль-то, на самом деле, ой, как не к добру. Ни облачка на небе, вода спокойная, солнышко светит — благодать! Но нена Гранд Лайн. Я внезапно вспомнила о Калм Белте и перекрестилась. Мамочки… Мы были в логове Морских Королей! Ветра всё не было, а жара вызывала жажду… Теперь и мне захотелось поныть… Ведь провизию мы, дуры такие, не взяли. А зря.

      — Гром гремит, земля трясётся… Ан нет, Король на нас несётся. Сожрут нас, товарищи, сожрут… — мы с Вэлл покивали, соглашаясь с человеком… Но подумать об источнике голоса нам не дала куча чудищ. Они накинулись на нас, пытаясь съесть, и Лунная Песнь рассекла одного из… созданий неведомо чьих. Я мысленно поблагодарила напарницу [катану], которая в нужный момент направила мою беспомощную руку. Шок творит ужасные вещи, сковывая всё тело… Взяв на заметку, что больше цепенеть нельзя, я кинулась в бой.

      Вэлл тоже смогла отбить атаку одного из Морских Королей, но рана на плече открылась. Выругавшись сквозь зубы, я стала биться так, чтобы ещё и накама защищать… В сердце снова стало тепло, ведь у меня есть друг… Мотнув головой, я отогнала ненужные сейчас мысли и продолжила драться. Вот кто во время боя думает, к примеру, о цвете недавно пойманной бабочки? Или о пролетевшей птичке? Или вообще о потустороннем? Так вот, знакомьтесь, это я здесь такая вот чудная.

      Внезапно хвост одного из чудищ толкнул нашу лодку и мы вернулись в шторм. Ладно, значит, это Гранд Лайн… Потому что выпавший из рюкзака компас был очень-очень странным. Крутился-вертелся, останавливаться и не думал… Точно, это же Гранд Лайн. Нервный смешок сорвался с губ Вэлл, когда она заглянула в подобие каюты. Я решила тоже сунуть туда свой любопытный нос… Всё-таки, голос тогда оттуда шёл. На полу как-то странно шевелилась ткань… Точнее двигалось то, что было под ней… Набрав в лёгкие побольше воздуха, я решительно отдёрнула ткань. Вэлл упала в лёгкий обморок. Я почти стала заикой…

      Продолжение следует…

Примечание к части

*Причал - http://s1.1zoom.me/big3/869/390855-blackangel.jpg
Морской король, когда Лина услышала "...коллега..." - https://pp.userapi.com/c639325/v639325594/1dcdc/Nv3CQrv33wQ.jpg
_________

Ребятушки, вот вам продушка))) Надеюсь, вы меня ещё читаете)

Часть 9. Лодка с сюрпризом

Человек, который сейчас всех ненавидит, когда-то сильно кого-то любил
© С.А. Есенин



      Выпавший из рюкзака компас был очень-очень странным. Крутился-вертелся, останавливаться и не думал… Точно, это же Гранд Лайн. Нервный смешок сорвался с губ Вэлл, когда она заглянула в подобие каюты. Я решила тоже сунуть туда свой любопытный нос… Всё-таки, голос тогда оттуда шёл. На полу как-то странно шевелилось подобие одеяла… Точнее двигалось то, что было под ним… Набрав в лёгкие побольше воздуха, я решительно отдёрнула ткань. Вэлл упала в лёгкий обморок. Я почти стала заикой…

      Отойдя от шока, задумалась о том, что нервные клетки не восстанавливаются. Ну, никак не ожидала увидеть под одеялом мирно спящую при таких-то событиях девушку! Нас, вообще-то, как выражалась эта самая незнакомка, сожрать могли. Покачав головой, укрыла загорелое тело обратно. Необычный объект дрожал, что-то бормоча себе под нос. Через пару секунд нас действительно оглушило… Ушки мои, ушки! Волчьи уши вообще обладают острым слухом, а тут такой визг! Вон, даже Вэлл от обморока отошла, а как, главное, подскочила-то! Меня пробрало на смешок.

      — Нет! Пожалуйста! Не надо!!! Пустите!!! — молодая девушка лет восемнадцати со всей дури вцепилась в чёрные кудри, веснушчатый носик сморщился, а густые брови нахмурились. Из закрытых глаз полились слёзы. Сердце сжалось, напоминая о моих ночных кошмарах. А ведь у меня каждую ночь так же. Наверное, что-то и у неё случилось в жизни ужасное…

      Вэлл опустилась рядом на корточки и нежно прикоснулась ко лбу спящей. Уже через пару секунд принцесса в ужасе отскочила от немного успокоившейся незнакомки. Леонаро Д. нервно раскачивалась из стороны в сторону, обхватив голову руками. Глаза совсем расширились, в них отражался небывалый ужас и страх, а кожа покрылась мурашками. Покачав головой, я, справившись с шоком, осторожно приблизилась к накама.

      — Вэлл? Вэ-элл! — она не отвечала. Я помахала ладонью перед глазами испуганной подруги, и только тогда она обратила на меня внимание. Когда принцесса посмотрела мне в глаза, я вообще передумала её трогать. Напугало меня их выражение…

      — Знаешь… А ведь просмотренное только укрепило мою мечту уничтожить рабство, — подруга иронично хмыкнула. Рабство? О чём это она? Неужели… — Ты сама всё от неё узнаешь, я итак поступила ужасно, совершив «фруктовое» дело без спроса. Доверяй, но проверяй… Могу сказать одно: у вас похожие истории, но совершенно разные взгляды на мир. И да, она нам не враг…

      — У кого это взгляды разные, товарищи, у кого? — я осела на пол, схватившись за сердце. Было слишком неожиданно такое внезапное пробуждение. — Уй… Л-люди! Что вы здесь делаете? Это моя лодка, между прочим! Нет, вы меня не убивайте!.. Я всё сделаю! Идите отсюда… — Нервный тик входит в привычки, так не пойдёт. Я остолбенела. Она сама-то понимает, что говорит?

      — Эм… Привет… Я Вэлл, а ты? — решив взять ситуацию в свои руки, Вэлл протянула девушке руку. Однако реакция была противоположной дружелюбию от слова «совсем».

      — Вы от Тенрьюбито? А-а-а! — Скривившись от внезапного звука, я спешно сняла свитерок и обвязала рукавами под лицом на манер косынки. Теперь уши более-менее прикрыты. Нечего ими светить, да и звук был… «слегка» неприятный. Так хотя бы защита от визга небольшая будет. — Принцесса! Мировое Правительство по мою душу! Спасите, это за мной! — переглянувшись, мы с Вэлл нервно икнули и синхронно склонили головы набок, пребывая в прострации. Это что сейчас было?..

      Мысли прямо захлёстывали несчастную мою головушку. Я с завистью посмотрела на Леонаро Д., которая успела и оправиться, и присесть на где-то добытую подушку. Она с важным видом покивала и стала вести… переговоры? Да, наверное, это именно они. Хотя зачем допрашивать, если всё знаешь? Ах, да, девушка-то об этом не подозревает. Придётся Вэлл проявить актёрское мастерство.

      — Итак, как тебя зовут? Нет, говорю сразу, я больше не принцесса, так что не бойся. И предупреждая будущие вопросы — за мной возможна погоня. Возможно, нас всех убьют. Рада встрече, ага. — Вот как у неё получается так непринуждённо говорить о подобном?

      — Погоня?! Вы в своём уме? — незнакомку пробрало на истерический смех. — Почему именно в моё судно забрались две странные личности, одна из которых, — девушка многозначительно на меня посмотрела, — носит бирюзовый свитер на манер косынки, притом не имеет одного глаза… А вторая ещё и мне в моей же лодке вопросы задаёт? — наигранно всхлипнув, черноволосая подняла к потолку каюты свои большущие карие глазищи и сложила руки в молебном жесте, обращаясь к Богу.

      Я скептически посмотрела на наглую личность. Сама-то в оборванной майке и шортах, потрёпанном плащике, а на голове после сна вообще беспорядок. И она ещё что-то про мой миленький свитерок с тюленем говорит? Ах, ну да, тюленя сейчас не видно…

      — Ладно, представлюсь первой, — я решила всё-таки прекратить странные выходки со стороны гостьи… Да, она для нас гостья, хотя по идее ими являемся мы с Вэлл. Опустим эти подробности. Мы мимо проходили. Ну подумаешь, Волю Наблюдения включить забыла — с кем не бывает… Подумаешь, села в обитаемое судно — с кем не бывает… Подумаешь, допрос хозяйке этого самого судна устроили — с кем не бывает… — Меня зовут Мерсо Д. Лина, а девушка в этом миленьком оранжевом свитере с пчелой — Леонаро Д. Вэлл. Приятно познакомиться. Теперь ты.

      — Лина! Не трожь! Эй! Куда? — я, не удержавшись, подсела к Вэлл и стала тискать её свитер. Ну, пчёлка миленькая там, ну подумаешь…

      — Соромеро Лил.* Так, стоп, товарищи, две «Ди» в моей лодочке?! За что мне такое наказание?! — Лил впала в депрессию. Откуда столько негатива? Ну подумаешь… Ой-ёй, она, кажется, продолжить речь собиралась…

      Будущую тираду прервало урчание, издающееся от нас с Вэлл. Я стыдливо посмотрела на свой живот, который решил подать признаки голода. В самый неподходящий момент.

      — Ладно, вы хоть припасы-то прихватили? — на этих словах мы с накама отрицательно помотали головами, горестно вздохнув. — Точно дуры. — Ну всё, такую наглость мы уже вытерпеть не могли… Дурами называть нас можем только мы сами!

      — Слушай, хватит жаловаться! Помогла бы! У тебя же наверняка есть еда! Хоть я об этом не ведаю, но моё природное чутьё направляет меня на верный путь, проверена эта истина во множестве неприятных и приятных ситуаций.

      Да, я постепенно сродняюсь с жестом «рукалицо». Скорее всего, в Вэлл пробудилась аристократка-принцесска, которая несёт странные, заумные и не очень, порой вообще уму непостижимые, вещи.

      — Да хватит бурду нести! — Вскочив на ноги, Лил покачнулась и стала притоптывать ногой. Упёрла руки в бока, аки мамаша, которая дитё своё неразумное отчитывает…

      — Уж кто бы говорил, — я решила всё-таки заступиться за Леонаро Д., она всё-таки так воспитана. Не нам её винить.

      — Ладно… Но вы это… всё не ешьте, товарищи, ладно? — снова присев, Лил подтянула из угла каюты мешок и раскрыла его. Дальше я совсем наплевала на правила приличия, от вида еды мне голову снесло. Я почувствовала, как изо рта текут слюни… Наспех утерев их, я набросилась на мешок и вытащила оттуда… окорок? Ладно, подумаю об этом позже, сейчас я могу только наполнять свой желудок.

      Вэлл от меня мало чем отличалась: она вытащила на свет огромную жареную рыбину. Непонятно только, почему она с каким-то вожделением на неё уставилась, но да ладно. Каждый по-своему с ума сходит — кто-то от рыбы, кто-то от котиков, кто-то от девушки или парня, а кто-то вообще от жуков… Ну, а что? Тот же Луффи этих насекомых очень любит.

      У Лил бровь не просто дёргалась, она скакала в истерике. Я прямо чувствовала, как девушка закипает… Пробрало, честно. Я даже перестала с таким остервенением вгрызаться в несчастный кусок мяса. Когда с ним было покончено, я снова залезла в мешок. И — о счастье, там была бутылка воды! И даже не одна, так как у ног Вэлл я заметила ещё пять таких же… только пустых. Когда, вот когда она успела столько выпить?! Решив всё-таки последовать примеру накама, я мигом опустошила сосуд. Ещё никогда мне не было так хорошо… То очешуительное чувство, когда после нескольких часов жажды в тебя льётся невероятно вкусная вода… Такая сладкая, такая приятная, такая желанная…

      После нескольких минут обжирательства, иначе не назовёшь, когда-то в прошлом полный гигантский мешок остался пустым. Мы с Вэлл выпили всю воду и съели всю еду, а теперь были самыми довольными-счастливыми в мире людьми. Двигаться не представлялось возможным, так как сейчас мы были аки колобки: кругленькие, толстенькие, большииииие такие. Вспомнился Луффи, когда он съел целый ресторан** на шоколадном острове. Так вот, теперь я выгляжу примерно так же.

      — Я же вас просила!!! — Ну и визг… Лил свирепо надвинулась на нас и дала по тумаку. Что сказать, рука у неё тяжёлая. Очень. Больно~о~о~о!

      — За что? Так с людьми не обращаются! — хныкала Вэлл. Прекрасно её понимаю…

      — Откуда мне знать, как с людьми обращаются? Я с ними почти не вожусь, — на этих словах Лил фыркнула и, сложив руки под грудью третьего размера (и откуда у всех такие дыни?), отвернулась.

      — Социофоб. Что? — я с вызовом посмотрела на обернувшуюся девушку, в чьих глазах было недоумение со злостью. — Просто констатация факта.

      — Ладно, давайте заключим перемирие. — На наших лицах расцвели торжествующие улыбки. Чего и следовало ожидать. — Временное! — тут же прибавила Соромеро, сбивая мой весёлый настрой. Умеет обломать, зараза…

      — Прилетела птичка обломинго, а на ней сидел Облом Обломович Обломов. — И не надо на меня так подозрительно озираться, я просто высказала свои мысли. Вот.

      — Ладно… Как доплывём до острова — разойдёмся… — Не успела я ответить что-либо мерзопакостное, как лодку сильно так качнуло. Уй-уй, мы же забыли про то, что это Гранд Лайн!

      — Кто-нибудь за управлением хоть глазком следил? — Лил взяла себя в руки довольно быстро. Похвально. Вот только…

      — Нет. — Таким был наш ответ. Хором.

      — Точно дуры… Бегом на палубу!!! — не было времени пререкаться, поэтому мы с Вэлл спешно стали выполнять указания. Лил разбиралась в управлении кораблём, поэтому мы всё-таки почти ушли из сильного шторма.

      Оставалось совсем чуть-чуть. Недалеко виднелся участок воды, который не штормило. Но, как назло, Леонаро Д. вывалилась за борт. Тьфу! Она же фруктовик! В воде, как топор! Не беспокоясь больше о конспирации, я со злостью сорвала с головы свитер. Он отправился в дальний угол под лавочкой.

      — Ты куда? Она же может и сама выплыть! Вон, как штормит! Умрёшь, дура! — Лил поймала меня за локоть, когда я уже собралась прыгать. Как она не понимает? Вэлл — моя накама!

      — Она фруктовик, она не выживет сама! Как ты думаешь, сможет она сама выплыть? Нет! — Я вырывала руку, как могла, но хватка у Соромеро была железная…

      — Как… фруктовик? И… Откуда у тебя такие уши? Какого чёрта здесь вообще происходит?! — у Лил глаза стали похожи на два блюдечка.

      — Некогда! Всё потом! — я сорвалась на крик, пытаясь донести до девушки свою спешку.

      — Но… ты же умрёшь! Оставь её! Она ужасно вредная и капризная, слишком высокомерная и истеричная! Нужна ли она тебе, подумай? — Лил с недоумением верещала о недостатках моей единственной подруги. Это выводило из себя… Как она смеет так говорить о моей накама?

      — Она — моя накама! Неважно то, кто она и какая она, она мне как семья! Накама — лучшее, что может быть у человека! Накама — самые лучшие друзья, которые никогда и ни за что не бросят! Ни за какие коврижки! Я доверяю ей больше, чем себе, и никогда не поменяю своего мнения! Не мешай мне, если не понимаешь, что значит быть накама… Прошу тебя… — на последних словах я спрятала глаза под чёлку. С удивлением обнаружив, что моя рука свободна, я набрала в лёгкие побольше воздуха и мигом прыгнула в неспокойную воду.

      Через пару мгновений я замерла. Лил меня отпустила… Почему? Решив оставить этот вопрос на потом, стала озираться по сторонам. Где же ты, подруга? Не умирай, пожалуйста! Из горла вырвался беззвучный крик. Вэлл утаскивало чудовище! Нет! Не успев что-либо сделать, я стала задыхаться… Нет… Воздуха… Вэлл, не умирай, пожалуйста… Жди… меня… Тело ослабло, а пошевелиться было невозможно. Воздух покидал меня, а жизнь утекала. Перед глазами заплясали разноцветные круги…

POV Лил

      Меня захлёстывали противоречивые чувства. Неужели Лина настолько предана своей накама? Как… зачем? Что ей движет? Я не понимала, что это вообще было. От неё словно шла энергия той уверенности в своей подруге, той бесконечной нежности и доверия. Словно… словно без накама Мерсо Д. жить не могла.

      Но больше меня беспокоит то, что её слова меня чем-то зацепили. Меня — бездушную, обиженную на весь мир девчонку. Раньше я бы прыгнула вместе с ней, но это в прошлом… Это раньше я смотрела на мир с детским восторгом. Но хорошего всё-таки слишком мало, если оно вообще есть. И всё-таки у меня такое ощущение, что мы с этой странной девушкой похожи… В её глазах была какая-то знакомая, еле заметная боль. Сожаление и желание что-то исправить. Непонимание. И… безграничное счастье, избавление от тяжести. Что же с ней раньше было?

      Заглянув в воду, увидела, как Вэлл утаскивает чудовище, а Лина сейчас задохнётся… А я до этого момента думала, что я гадость бесчувственная, ан нет. Сердце сжалось, а руки так и тянулись на помощь. Ай, ладно! Пока мозгам, сердцу здравствуй!

      Выдохнув, я сделала то, о чём в будущем, наверное, буду жалеть. Я поднырнула под лавку и вытащила оттуда кастеты с ножами и шипами.*** На них было лёгкое покрытие из кайросеки, которое было очень трудно добыть… Но сейчас не об этом. Втянула побольше воздуха, мысленно перекрестилась и прыгнула в воду. Бррр, холодрыга! Ну как так?! Заболеем все вместе… Эх, была — не была…

End of POV Лил

Возвращаемся к POV Лина

      На периферии сознания я почувствовала, как меня кто-то тянет наверх. Через некоторое время я очухалась, лёжа на той самой лодке. Как так? Спасена? Вэлл… Точно, Вэлл! Вэлл жива? Скажите, что жива!

      — Вэлл! — я вскочила и тут же вздрогнула. Тело облепила мокрая одежда, отчего было нереально холодно. На меня тут же упало знакомое одеялко… Лил?

      — Лина! — одновременно со мной рядом прозвучал голос той, за кем я прыгнула в море во время шторма…

      — Спокойнее, товарищи, вы живы. Успокойтесь, Бога ради… Лучше отдохните, ладно? — на лице Соромеро расцвела улыбка. Это было неожиданно, очень. Похоже, она хорошая… Вэлл права — Лил можно верить.

      — Спасибо, Лил… Т-ты будешь нашей накама? — это мы произнесли одновременно с Вэлл. Каюту заполнил дружный смех, в котором сквозило облегчение. Напряжение спадало, сменяясь искренней радостью. И в душе так тепло и уютно стало…

      — Ну что же с вами поделаешь?.. Пропадёте вы без меня, товарищи, пропадёте… — Лил наигранно вздохнула и сделала театральную паузу.

      — Это «да» или «нет»? — и всё-таки Вэлл нетерпеливая особа, как и говорила Лил… Но тем не менее, я считаю её своей накама.

      — Конечно да, идиотка! — Уууу… Вижу, что их отношения будут прямо как у Зоро и Санджи. Нутром чую… Собачиться будут явно.

      — Народ, а, собственно, куда мы плывём? — после моих этих слов все разом выскочили на палубу, чтобы не повторять прошлых ошибок.

      — Нууу… Мой Лог Пос успел настроиться, так что плывём по стрелке, — Лил равнодушно пожала плечами. Я только сейчас заметила на её запястье Лог Пос… Какая я, оказывается, невнимательная! Решив исправить это недоразумение, я внимательно оглядела свою новую накама и спасительницу по совместительству.

      Да ладно! Как я раньше не заметила, что Лил вся искусана, в некоторых местах кровоподтёки, а на лавочке лежат кастеты с шипами и лезвиями, которые покрыты кровью? Я в неверии уставилась на Соромеро. Вэлл осела на пол с характерным стуком. На животе красовалась огромная гематома, которую Лил тут же задёрнула плащиком, вымученно улыбнувшись.

      — Ты к-когда это успела? — Вэлл озвучила мои мысли дрожащим голосом.

      — Это уже не важно, ведь вы в порядке… Ничего, найдём на острове доктора… — Не успела кудряшка договорить, как я налетела на неё с обнимашками. Она ради нас жизнью рисковала! Вот дурёха! Из моего глаза потекли слёзы. Я стиснула Лил железной хваткой, не давая тем самым выбраться…

      — Конечно же найдём! Иначе совесть замучает хуже пыток! — Вэлл подняла указательный палец и для важности покивала, раскачиваясь из стороны в сторону. Да уж, с такими друзьями можно не волноваться…

      Мы с Вэлл решительно затягивали узлы бинтов на Лил. Да, кстати, бинты шли с того самого плащика, который я решила прихватить в плавание. До этого я тоже рвала его на бинты, ещё на острове. Интересно вышло, трупик сослужил хорошую службу, «отдав» мне свой плащик. Хе-хе…

      Когда с перевязкой (читай — связыванием) было покончено, мы с Вэлл вздохнули более-менее спокойно. А вот про Лил так не скажешь… Она еле дышала из-за обтягивающей всё тело ткани, поэтому перевязку пришлось ослабить.

      — Товарищи… Да вы изверги… — наконец справившись с помехой дыханию, Лил поползла в каюту от ненормальных нас подальше. Тихонько рассмеявшись такой «прыти» с нами общаться, Вэлл разлеглась на досках, подставляя промокшее тело тёплому солнцу.

      — Пулюм-пулюм-пулюм. Пулюм-пулюм-пулюм. Пулюм-пулюм-пулюм. — Откуда в лодке Ден Ден Муши? Решив это проверить, я пошла поближе к источнику звука, коим оказалась каюта. Заглянув в иллюминатор, я немножко удивилась.

      На полу сидела Лил, она держала в руках улитку (Ден Ден Муши) и с кем-то разговаривала. Решив не отбрасывать любопытство, приняла решение немножечко послушать разговор.

      — …-сан, здравствуйте. Я не выполнила миссию… И… я Вас покидаю. Навсегда. Простите… — Интересно, с кем это моя накама болтает?

      — Очень жаль, ты была очень полезной в нашем деле… Что ж, прощай, Лил. Надеюсь, у тебя всё будет в порядке… — голос пробирал до костей… Такой властный, строгий. Пораздумывать мне не дал крик Вэлл:

      — Корабли Дозора! Нас преследуют!

Продолжение следует…

Примечание к части

*Соромеро Лил - https://pp.userapi.com/c639325/v639325594/1dcf0/lOcWDzmIIuM.jpg
**Луффи и Чоппер съели кафе - https://pp.userapi.com/c639119/v639119594/28a76/HFKboKVOpeM.jpg
***Кастеты Лил с ножами и шипами - https://pp.userapi.com/c639119/v639119594/28cc7/WedpaK3-iuc.jpg
_______________

Здравствуйте, дорогие читатели! Наконец-то я смогла отбросить лень и спустя две недели написать проду...
Попыталась ввести юмор... Жизненно необходимы отзывы и критика по поводу эмоций... Не только героев фанфика, но и ваших.
P.S. А я пойду кушать печеньки с чайком^^

Часть 10. Прощание

Ждать — мучительно. Забывать — больно. Но худшее из страданий — не знать, какое решение принять. (Пауло Коэльо)



      — Корабли Дозора! Нас преследуют! — крик Вэлл оглушил, но уже через секунду я рванула к ней. Некогда размышлять о разговоре Лил, это её дело. Да и к тому же, она останется с нами. Эта мысль приятно грела душу. У меня появились накама. Жизнь потихоньку налаживается, а неприятных сюрпризов всё меньше…

      И всё-таки сражений не хотелось. Мы ещё даже команду не сформировали, листовки не получили, а за нами уже погоня… Возможно, это люди с базы Дозора, расположенной по соседству с родным королевством Вэлл.

      — Принцесса Леонаро Д. Вэлл! Ваш отец приказывает Вам срочно вернуться в страну! Уже три часа дня, а свадьба в пять вечера! — Перед нами предстал капитан Дозора. Я не думала, что бывают такие случайности… Ведь именно его я множество раз видела в аниме и манге. Честно, вот так сюрприз… Моя скорость с его Сору не потягается. Битва может быть трудной.

      — Я… подумаю. Дайте мне двадцать минут, пожалуйста… — Вэлл сжала кулаки и спрятала глаза под чёлкой. Получив кивок от доброго дозорного, Вэлл скрылась в каюте.

      Я ошарашено смотрела вслед накама. Никак не могла понять, почему же принцесса не ответила твёрдое: «Нет», — она колебалась. Мы же вроде всё решили… Внезапно стало больно в груди. Неужели… неужели она не хочет быть моей накама?

      — А над чем тут думать? Какая ещё свадьба? Кто-нибудь мне хоть что-нибудь расскажет? — заговорила Лил. Я даже не заметила, как она оказалась на палубе…

      Я подняла на неё свой полный горечи взгляд. Ничего не говоря, отправилась на другую сторону лодки и присела на снятый Вэлл свитер с пчёлкой. Тяжело вздохнув, решила рассказать всё Лил.

      — Ну… Король Силит-Фассы хочет выдать нашу накама замуж. За принца Лаенны, которого зовут Броунс Мило. Мило по слухам толстый и противный человек, с ужасным характером и мировоззрением. Подробностей не знаю, это только слухи… Силит Фрэдо нашей Леонаро Д. даже не отец — настоящего казнили, а мать посадили под замок в одной из башен. В итоге Вэлл не выдержала и сбежала вместе со мной… Мы убили несколько стражей, сели в твою лодку и отплыли. Дальше ты сама знаешь…

      — Я же вижу, что тебя тяготит не только это… Расскажи. Я выслушаю, — на этих словах Соромеро положила мне ладошку на плечо, одарив ободряющей улыбкой, еле сдерживаясь от стона боли.

      Внутри я уже давно сжалась в комочек и рыдала. Попросту не знала, что делать, потому и рыдала… Я четыре года терпела опыты и боль, наивно верила в родителей, не допускала мыслей о предательстве… Сохраняла в себе ту наивную и добрую девочку со счастливым взглядом на мир. И вот сейчас это на мне плохо сказывается… Я — натуральная плакса. Слишком доверчивая и беззаботная плакса, у которой кошмары по ночам…

      Лил пыталась эту мою внутреннюю плаксу поддержать. Она меня почти не знает, но уже доверяет… Это из-за моего прыжка в шторм, чтобы спасти накама? Право слово, не знаю… Но она жертвовала собой ради меня. Последствия не из приятных… Я видела, что многие движения ей давались с трудом из-за ран, и из-за этого чувствовала себя всё более и более погано. Драться нельзя. Не сейчас. Сейчас придётся найти таких ненавистных мне докторов, от этого зависит жизнь моей подруги…

      — Мне иногда кажется, что Вэлл меня накама-то и не считает. Слишком уж… всё натянуто. Наверное, я просто боюсь очередного предательства? Как представлю, что была лишь средством для побега, грустно становится… А теперь она возможно и в страну вернётся. Не смогу… *всхлип* я такое… *всхлип* пережить… — я натянуто улыбнулась, пытаясь удержать слёзы в себе. Нельзя было быть такой наивной. Предаст она. Предадут все… Отец, как же я тебя ненавижу! Из-за тебя я не могу жить спокойно! Везде мерещатся предатели! А я ведь только обрела хоть какое-то счастье и успокоение…

      — Что ты! Да я в глазах её видела нежность к тебе! Будто… будто вы сёстры. Правда-правда… — Лил еле сдерживалась, чтобы самой не заплакать. Было видно, что она вспомнила что-то ужасное. Она явно пыталась меня успокоить, но начинала истерить сама… — Я не думаю, что ты мыслишь в верном направлении. Уверена, у неё есть причины подумать над возвращением.

      На этих словах я стыдливо прижала уши в голове, а хвост, — который, кстати, начал отрастать и сейчас был похож на какой-то обрубок, покрытый небольшим мехом, — судорожно завилял. Мне внезапно захотелось завыть. Громко, в голос, на луну… Волчья натура сказывается. Катана будто вторила моему внутреннему отчаянию, она тихонько напевала песню… Грустную, заунывную, похожую на вой. Наверное, поэтому её назвали Лунной Песнью. Она умела почувствовать, когда хозяин грустит, и вторила его эмоциям.

      — Ладно… Не буду о грустных мыслях, лучше спрошу у Вэлл сама. Она не может меня предать… Я не была лишь средством достижения цели. Теперь правильно думаю? — Я обернулась к накама, которая утвердительно мне кивнула, и сжала руки в кулаки. Действительно, чего я это раскисла? Нужно идти только вперёд!

      Лил, превозмогая боль от ранений, замахнулась и дала мне по голове. Ну вот, опять шишка будет! Неодобрительно покачав головой и побурчав под нос о том, что раньше надо было до этого додуматься, Соромеро схватила меня за руку и потащила в каюту. На секунду я встретилась взглядом с капитаном дозора. Теперь он стоял не один, к нему присоединился напарник. И всё-таки, мне вот интересно, откуда такие случайности?! Совпадение, причём занятное… С помощью отличного слуха я услышала разговор:

      — Ты действительно думаешь, что принцесса просто отправилась в плавание, но не рассчитала время? И поэтому опаздывает на свадьбу? Вот мне не очень верится.

      — Слушай, ты капитан, ты должен понимать, что да как! Политический брак, вот и всё. Это не так уж и противоречит твоему чувству справедливости, а, «настоящий дозорный»?

      — И почему тогда король не послал стражу на гвардейском корабле, скажи мне на милость? Да и вообще, мы направлялись в Новый Мир, а нас перехватила Силит-Фасса. И что ты думаешь? Поручение привезти принцессу на свадьбу! — вышеназванный капитан подкатил глаза, явно давая понять, что не для воинов это задание.

      — Ну… вот у тебя Воля Наблюдения есть, посмотри уровень силы спутников принцессы! Мне и глаз хватает, чтобы понять — катану для украшения редко носят. Да и эти кастеты с шипами и лезвиями, которые лежат на лавочке, меня напрягают. На них кровь, между прочим! Такое оружие не продают, качество хорошее, притом я помню кое-что из докладов… Эта организация Правительству изрядно портит нервы.

      После этого продуктивного диалога капитан, видимо, врубил Волю Наблюдения. Э-эх, он может узнать про моё паршивое настроение и усталость, а так же про мои способности. Боясь спалиться, я тоже её включила. С помощью Воли можно скрыть свой уровень сил. Мой был, как у Зоро прямо перед таймскипом. Урезала до уровня сил этого капитана, который-таки был слабее. Не мудрено…

      Кэп посмотрел на меня под совершенно другим углом. Во взгляде читались удивление, небольшое восхищение и досада. Заметил мои махинации?! Да быть не может! Хотя… Если он использовал Наблюдение чуть раньше меня, мог уловить изначальный уровень сил ещё до того, как я урезала восприятие своей мощи. Не-е-е-ет… Он же наверняка знает про такую возможность Хаки*… Хотела скрыть силы, да только раскрыла способность к Воле. Хе-хе, конспирация не удалась. Всё просто ужасно. Ещё и король про меня прознал! Да и дозор про Лил, скорее всего, что-то плохое накопал. Решив оставить эти проблемки на потом, скрылась в каюте, в которую меня всё это время пыталась втащить Лил.

      — Кстати, я могу быть вашим навигатором и картографом… Я в этом вроде разбираюсь… — желая разрядить обстановку, которая накалилась сразу, как мы оказались в каюте, проговорила Соромеро. Я лишь кивнула, на миг взглянув на помрачневшую накама. Навигатор, так навигатор… Но посмотрев на причину такой давящей атмосферы, я почувствовала разочарование…

      Вэлл сидела на подушке и что-то строчила за маленьким столиком. Не знаю, откуда взялись перо, чернила и бумага, но Леонаро Д. явно писала прощальное письмо. Что-то в этот момент переломилось во мне. Всё-таки предаст. А я ведь так верила, что найду хороших накама, что меня не предадут, что я… заживу наконец счастливой жизнью. Напрасно верила. Все вокруг — предатели… Все вокруг — лжецы… Я могу быть уверена только в канонных персонажах, ведь знаю о них всё благодаря манге и аниме. А так — не стоило надеяться, что я найду кого-то такого же хорошего. Все здесь лжецы!

Когда ты долго не можешь ничего добиться, когда тебе раз за разом приходится терять все, на что ты надеялся, тебе постепенно становится все равно. (Лана Дель Рей)



      По щеке медленно потекла слезинка. Потом ещё одна, и ещё… Не знаю, сколько я молча плакала, смотря в одну точку, но от прострации я очнулась в крепких объятиях Лил и… Вэлл. Зачем? Ладно, уже всё равно. Безразлично на всё. В этот момент сердце в последний раз отдало жаром, и оно тут же стало ледяным. Чем крепче меня обнимали, тем быстрее я возводила стену с кучей замков. Доверять уже нельзя… никому.

      На секунду мне показалось, что холодом отдавало не от моего сердца, а от рук Вэлл. Неужели хочет узнать, что я чувствую? Сломала игрушку и решила узнать результат, чтобы потом посмеяться? Нет, это просто глупо… или нет? Я окончательно запуталась. Так предала она меня или нет? А вдруг… Вдруг она писала письмо королю?

      — Прости меня, Лина, умоляю… Прости… Не надо так думать. Всё совсем не так. — Я не дала ей договорить, оттолкнув от себя обеих накама… Хотя нет, одна из них простая знакомая — Вэлл. Она мне больше не друг. В глазах её бушевали разные чувства: отчаяние, горечь, сожаление, и… вина? Она определённо издевается! Если извиняется — значит уходит. Не иначе. Или же это я предалась иллюзиям, а на самом деле могу быть счастлива? Возможно, у неё действительно есть причина, как и сказала Лил. Всё-таки надо сначала выслушать, а потом обвинять…

      — Я слушаю, — я сама испугалась своего ледяного тона. Стена вокруг сердца уже трещала от вздохов Соромеро и жалобных глазок Леонаро Д., а сердце стало биться чаще. С такими потрясениями оно может и лопнуть — то быстро бьётся, то медленно, то жаркое, то ледяное…

      — Мне придётся вас временно покинуть. Возможно на год, возможно на два… Как судьба решит — посмеяться ли над жалкой принцессой? — ироничный смешок сорвался из губ измождённой таким количеством событий подруги. Могу ли я называть её накама? Вопрос трудный.

      — Долг принцессы заиграл в пустой головушке? А вот раньше думать надо было, товарищи, раньше! — Лил хмуро сложила руки под грудью, неодобрительно потряхивая чёрными локонами. На большее количество движений она была неспособна — слишком много сил забирали раны. На этих словах веснушчатой Вэлл совсем поникла и медленно кивнула.

      — Я боюсь, что Лаенна развяжет войну. Я только сейчас вспомнила, что Броунсам уже отказывали. Страна большая, армия сильная… В итоге они убили абсолютно всё население отказавшей страны. Не пощадили детей и стариков, матерей, а так же саму королевскую семью. Никто не выжил. И вот теперь я боюсь не столько за короля, сколько за народ. Бенни, мама… Они ведь тоже в Силит-Фассе! Я ещё могу успеть на свадьбу и предотвратить катастрофу… Страна — это её люди. Мне плевать на Фредо, но жителей я убить не позволю! — на этих словах Вэлл подняла сильно сжатый кулак, а в глазах зияла решимость. Я только улыбнулась, окончательно избавившись от сомнений. Вэлл — моя накама!

      — Попробуй только не вернуться через два года! Собственноручно вернём, таща за волосы! Так, товарищи? — Лил озорно посмотрела на меня и прибавила: — Вэлл, не смей проводить брачную ночь! По слухам Мило толстый!

      — Да ну вас! Ладно, дорогие накама… Вы будете ждать меня? Назовёте своим товарищем при встрече? — Мы кивнули и обняли принцессу напоследок. Грустно вздохнув, Лил выдавила улыбку. Как бы ей ни хотелось собачиться с Вэлл, было видно, что она успела к нам обеим привязаться.

      — Капитан Коби и его неразлучный спутник Хельмеппо тебя заждались, — я хихикнула в кулачок. Да, это были те самые парни, которые появились ещё в начале аниме. Очень классные и хорошие парни под крылом Монки Д. Гарпа. Розоволосый Коби и блондин Хельмеппо уж точно не дадут мою дражайшую подругу в обиду. В этом я могу быть уверена — доставят в целости и сохранности… Случайности не случайны, так ведь говорилось?..

      Лил осела на пол, сильно побледнев. Это было не похоже на обычные царапины — иначе бы ей не было так плохо… Нам срочно нужно найти доктора! Но просить Дозор… Не знаю. Исходя из разговора, Соромеро там не рады. Что же делать? Придётся искать на следующем острове, отбросив страхи прошлого. Ведь… Те врачи совсем другие, так? Очень хочется в это верить.

      — Вы задерживаетесь, принцесса, — выплюнул какой-то мужчина. В лодку спрыгнули трое дозорных. У каждого было или ружьё, или сабля — нам не доверяют. Печально. Однако, если подумать, я стану пиратом… Не пристало мне водить с дозорными дружбу. Жаль, я бы очень хотела познакомиться с Коби. Он добр, что бывает довольно редко в этом мире… Но ладно. Надо собраться с духом и отпустить от себя накама…

      

Если всё в жизни пошло не так, не опускай руки. Иди только вперёд, навстречу своей мечте! (Автор, KerraWals)



      — Иди, Вэлл. И только попробуй не вернуться! Товарищи, мы должны будем воссоединиться! Ясно вам? — Лил, превозмогая боль, хмыкнула. В глазах блестело напускное озорство, за которым были грусть и боль. Увы, я ничем ей помочь не могу…

      — Ты стала моим первым другом, так что не смей задерживаться! Иначе… — я хитро прищурилась, — иначе я, будучи уже капитаном большой и сильной команды Алого Волка, не назначу тебя своим советником и старпомом. А временного я пока найду, не переживай! — Подмигнув, я резко подскочила к подруге и подтолкнула к дозорным. Если сейчас её не отдам, уже не отпущу. Голову я опустила, чтобы никто не видел мою мрачную мину. Надо закончить на весёлой ноте. Всхлипнув, я широко улыбнулась до ушей. Раскисать? Только не при ней! Только не при этой улыбчивой принцессе! Незаметно я выдернула из золотой пряди Вэлл парочку волосинок. Если… если мы не встретимся до Нового Мира, то там я хотя бы библикарту (вивр-карту)** сделаю. Ведь увидеться мы должны будем в любом случае!

      — Ха-ха-ха! Какая же ты коварная, Лина… — наигранно надувшись и потопав ногой, принцесса развернулась на сто восемьдесят градусов и отправилась на палубу, к троим «гостям». Когда она попала им в руки, в их головах сразу вспыхнуло что-то пошленькое. Ведь смотрели они далеко не мимо грудей четвёртого размера. Уловив эти взгляды, Вэлл вырвалась их цепкой хватки и со всей дури залепила каждому по затрещине. Гордо подняв подбородок и выпрямив спину, Леонаро Д. выплюнула им в лица презрительное: «Обойдусь».

      Ловко вскарабкавшись по верёвочной лестнице, которую ей выбросили, Вэлл в последний раз оглянулась на нас. Печально улыбнувшись, она отдала мне честь, одними губами прошептав: «Ждите, капитан». Я наигранно важно кивнула, также одними губами ответив: «Жду, советник». Трое до сих пор возмущённых дозорных также ушли с нашей лодочки и убрали за собой лестницу. Неприязненно, с презрением глядя на нас, невежливые гости небрежно махнули нам рукой, как бы намекая: на такой лодочке в этом море не выжить. Что ж, посмотрим…

      Лил выглянула из каюты и в голос засмеялась. Она показала на живот, мешок и кости рыбины. Ну да, решила вспомнить смешные моменты напоследок… А после вытащила на свет свитер с пчёлкой и бросила прямо в руки хихикающей принцессе. Теперь точно можно отплывать… Видимо придя к такому же умозаключению, Коби приказал команде отправляться в Силит-Фассу. Мой же навигатор, Лил, отвязала верёвку от корабля военных, которая оказалась там стараниями дозорных. Ну да, пока заберут принцессу — уплывём, куда там… Последний раз встретившись взглядом с принцессой, я ободряюще ей улыбнулась и отвернулась. Не раскисать. Больше я не должна раскисать! Чуть что, так сразу в слёзы и нюни! Так в море нельзя!

      Когда мы достаточно отдалились, я поглубже вдохнула запах соли и йода, закрыла глаза, подставила лицо ветерку… Лёгкая качка дарила умиротворение… Вот оно, море! Навстречу приключениям и сокровищам, незабываемым островам и новым друзьям! Если так и будет продолжаться, я смогу стать по-настоящему счастливой… Найдём корабль, поднимем пиратский флаг и пойдём навстречу своим мечтам!

      Избавлюсь ли я от дурных воспоминаний? Наверняка! Я найду людей, знавших отца, и возможно смогу понять его мотивы и поступки… А пока к нему есть только ненависть, но уже не такая жгучая… В конце концов, отец дал мне силу и подарил новый мир, полный духа авантюризма… Хотя здесь эта сила не тянет на монстра — так, типичный боец, но кто сказал, что я не буду развиваться? Правильно, никто!

      Отвлёкшись от своих мыслей, я еле заметила гигантскую волну, которая могла нас накрыть. Я быстро спряталась в каюте, а вот Лил, стоящая за штурвалом, не успела… Промокшему до нитки навигатору пришлось снять прилипающую к телу холодную одежду и поискать под лавочкой мешок с другой. Когда я снова вышла на палубу, поняла, причём тут рабство, о котором так мрачно и уверенно говорила Вэлл. На спине у Лил зияла «Лапа Летающего Дракона» — метка рабов*** Тенрьюбито, Мировой Знати… Я тихонько позвала накама севшим голосом:

      — Лил? Ты… была рабыней? — опустившись на колени, я невидящим взором смотрела на помрачневшую подчинённую (ведь я-то капитан). Я не смогла разглядеть выражение глаз, потому что Соромеро закрыла их чёлкой. Плечи её затряслись, и Соромеро с остервенением натянула новую майку и бриджи, стесняясь наготы. Однако я успела заметить шрамы на закрытых местах. Это были следы и побоев, и более ужасных потех над девочкой… Бедная, бедная Лил! Она вскинула голову и изо всех сил закричала:

      — Да, это так! Если бы не Фишер Тайгер, то так бы и осталась на Мариджоа маленькая побитая девочка! Тринадцать лет назад он спас никому не нужную пятилетнюю игрушку Знати и ещё кучу рабов! Но весь мир не понимает того, что мы там пережили! Никому не было до нас дела, кроме этого рыбочеловека! Никому! Никому!!! — Лил рвала на себе волосы, царапала руки, дрожала всем телом, удерживая слёзы. Но они всё-таки хлынули из покрасневших карих глаз. — А ты?! Что ты понимаешь о неволе?! Ты не пережила побоев! Ты не пережила боль! Предательство родителей, в конце концов! Они позволили меня забрать работорговцам! У меня… у меня только сестра осталась… И я даже не знаю, где она сейчас! И что ты тогда понимаешь об ужасе?

      С каждым сказанным словом мне становилось всё паршивее и паршивее. «Что, думала, что одна такая несчастная? Вспомни аниме и мангу, в которых оказалась! Там ведь есть и будут рабы, над которыми издеваются, которых унижают, насилуют… Жалела себя каждый день? Не одна ты такая!» От резкого осознания стало ещё паршивее, чем было… Хотелось впервые в жизни закричать матом. Хотелось кого-нибудь поколотить и изрезать на куски… Лишь бы не вспоминать ужасы, которые, как оказалось, мучают многих. Мысли не давали покоя, прорывая на слёзы. В очередной раз. Плакса? Конечно же, плакса! Столько рыдать!

      — Я… я знаю, каково это… Пожалуйста, не напоминай… Пожалуйста! — я с мольбой посмотрела на немного остывшую беглую рабыню. Когда и сама немного успокоилась, рассказала всё, без утайки… Кто я, откуда, что пережила… Как попала в этот мир, как встретила Вэлл. Всё, в деталях, до сегодняшнего дня. С каждым словом Лил была ошарашена всё больше и больше, и когда я закончила, воскликнула совсем уж неожиданную фразу:

      — Братю-ю-ю-юня! — и налетела на мою шею. Осознав, чем мы всё это время были так похожи, вместе засмеялись. Утерев успевшие выступить слёзы, обняла Соромеро в ответ. Наши узы накама стали ещё крепче, чем были…

      — Знаешь, Нил бы не одобрила наше раскисание, как у молока, — на мой вопросительный взгляд она продолжила, — это моя сестра. Соромеро Нил. Я давно ищу её… Поможешь, капитан?

      — Помогу, Лил. Обязательно помогу. — Получив мой кивок, Лил осмелела и продолжила:

      — У меня есть… была ещё одна тайна. После рабства я стала революционеркой под командованием Драгона-сана. Увы, пришлось их бросить буквально сегодня… — На этих словах я вспомнила разговор по Ден Ден Муши. — У меня была миссия в Силит-Фассе, но выполнять её я не буду. Народу же будет хуже с переворотом… Драгон-сан отпустил меня, и теперь я точно вступаю в команду Алого Волка! Теперь тайн нет, ка-пи-тан! — Видимо, моим накама понравилось меня так называть… Что ж, возражать не буду… Кэп, так кэп.

      — Навигатор-тян, не могла бы ты доставить нас на следующий остров? — Я хитро прищурилась, смотря на реакцию на такой официоз. А реакция была стоящей. Лил сначала уставилась на меня, как баран на новые ворота, надула щёки, после засмеялась и кивнула. Да уж…

      — Так точно, Лина-сан, будет выполнено в лучш…ай…ем виде. — Накама скорчилась от боли и посмотрела на живот. Он стал полностью фиолетовым, как и места царапин. — Эта тварь яд в меня… в-впустил-ла… — Еле закончив предложение, Соромеро упала в обморок. Я снова вспомнила, что нам срочно нужен доктор… «Нет, Лина, не дрожать! Это не такой доктор, как те!» — я отрицательно помахала головой, выгоняя мрачные ассоциации.

      К счастью, лодочка подплывала к острову, на который указывали наши с Лил Лог Посы. Решительно вдохнув и выдохнув, я повернула штурвал немного правее, видя что-то на подобие причала. Кое-как доплыв, вылезла из судёнышка на твёрдую почву и радостно улыбнулась. Море — хорошо, а земля — ещё лучше! Привязав верёвку к колышку, таким образом закрепив на месте лодку, снова в неё спустилась. Хорошо, что слабачкой меня назвать нельзя — опять же спасибо отцу… Я аккуратно закинула Лил к себе на спину и вынесла на сушу. Что ж, на поиски доктора!

Продолжение следует…

Примечание к части

*Хаки - так ещё называют Волю. Есть Хаки Наблюдения, Хаки Вооружения и Королевское Хаки. Подробнее про Хаки (Волю) можно узнать тут http://ru.onepiece.wikia.com/wiki/Хаки

** Библикарта или Вивр-карта - известна как "Бумага жизни", которую делают в Новом Мире. Делается Вивр-карта из кусочка тела определённого тела, например ногтя, который был отнесён в специальный мир. Она полностью водонепроницаемая и огнеупорная. Однако ее можно порвать. Если ее разделить на несколько кусков, то кусочки будут указывать и двигаться в направлении других, как это было, например, у Рэйли. Если Вивр-карта горит, то это означает, что ее хозяину угрожает смертельная опасность, как было у Эйса. Однако если человеку перестаёт что-либо угрожать, карта возвращается в предыдущее состояние. Подробнее тут: http://ru.onepiece.wikia.com/wiki/Вивр-карта

*** Подробнее о рабстве тут: http://ru.onepiece.wikia.com/wiki/Рабство
___
Простите за задержку в месяц-два, каюсь, я ужасный человек, ленивая авторша, имеющая идеи, но не имеющая силу воли... Я в своих черновиках изменила сюжет подчистую, что заняло время... Хотя ладно, это заняло день. Только это, кидайте тапочки помягче, желательно с изображением вкусняшек или котиков и щеночков.
Попыталась вызвать эмоции у читателя, жду вашего мнения)
___
За победу в дуэли в группе "Фанат Фикбука" мне сделали обложку к этой работе ^^
https://vk.com/feed?w=wall-115862407_9544 - пост
https://pp.userapi.com/c836636/v836636685/584a8/qi_XR0mJH8E.jpg - сама обложка

Часть 11. Остров Изгоев

Чужие заскоки нужно уважать, чтобы другие в ответ гуманно относились к твоим собственным тараканам. (Дмитрий Емец. Мефодий Буслаев. Первый эйдос)



      Оставив лодку на причале и закинув Лил к себе на спину, я решительно сделала несколько шагов по суше. Было непривычно вот так вот идти по устойчивой поверхности после сильной качки. Но нужно привыкать к таким частым переменам опоры под ногами… Что ж, на поиски доктора! По спине пробежали мерзкие мурашки, напоминая о тех, кто меня мучил. Повертев головой, я спешно отогнала неприятные мысли и ассоциации. Наконец успокоившись, оглянулась по сторонам. Сразу было видно, что остров осенний: об этом мне говорили деревья с разноцветной листвой, огромное количество луж и грязи, а также небольшой накрапывающий дождик. Немного поёжившись от холодного ветра, опустила Лил на влажную землю и вернулась на лодку.

      Выудив из-под лавки рюкзак, достала оттуда свой свитер и опять повязала на манер косынки. Надо бы шляпу какую-нибудь прикупить… Обрубок хвоста засунула в штаны, а чёлкой прикрыла правый глаз — нечего светить своими странностями. На всякий случай я взяла рюкзак с собой — мало ли, деньги понадобятся… Вспомнив о беспомощной накама, я снова спрыгнула на сушу и взяла Лил на руки. Теперь можно отправляться.

      Я шла по дорожке из гравия, которая вела к одноэтажным деревянным домикам. Они выглядели отнюдь не приветливо — некоторые перекошенные, мрачные… Вообще это место нагоняло страху. Повсюду валяющийся мусор, тёмные закоулки, нелицеприятного вида мужики заставили сомневаться, что мне вообще стоит соваться дальше в город. Но снова вспомнив о своей живой ноше, зашагала быстрее, стараясь на обращать внимание на местных гопников. Они косились мне вслед, подумывая о неприличном, и это нервировало. Наконец я дошла до какой-то площади, где смогла присесть на лавку.

      Доверия остров не внушал. Я начала сомневаться в том, что здесь нам вообще помогут, но упорно встала с насиженного места и отправилась бродить по улочкам. Лил была без сознания. Иногда она резко вздрагивала, но тут же успокаивалась. Я приложила ладонь к её лбу и обомлела: да Соромеро горит! Уже не обращая внимания на местное население, я сорвалась на бег. Медлить было нельзя.

      Краем глаза уловила движение за моей спиной. Наверное, местные плохиши следуют за мной по пятам… Зачем, интересно? Ограбление? Скорее всего, это для того, чтобы ограбить беззащитных девушек. Хах, слабачкой я себя назвать не могу… Но на драку времени нет, придётся пугать! Ги-хи! От предвкушения дала хвосту, — точнее, его обрубку, — вылезти наружу. Приняв устрашающий вид — нахмурив брови, сдёрнув с головы свитер и откинув чёлку, я повернулась лицом к преследователям. Так и застыла в недоумении. За мной по пятам всё это время следовала малышня разного возраста — самые обычные дети.

      Моё лицо их напугало, судя по всему. Самые младшие из ребятни прижались к более взрослым в поиске защиты от чуды-юды ушастой, которая на них выпучилась. Тупо моргая, я таращилась на них и пыталась понять, какого чёрта здесь происходит, а также что в полном гопоты городе забыли эти малютки. Наконец поняла, что пока я не приму нормальный вид, дрожать они не перестанут. Облегчённо выдохнув, я таки расслабилась. Ну хоть кто-то здесь есть не страшный, слава печенькам! Видимо осознав, что я не такая уж и злюка, ребятня дружно выдохнула. И зачем они дыхание задерживали?

      — Тётенька, ты же не пират? — И вот что мне им ответить? Пока я размышляла над этой проблемой, заговоривший мальчик робко прибавил, не забыв вздрогнуть: — Пираты злые и страшные. Если ты пират, придётся звать учителя Мэголайн.

      — Я пока не пират. Команду не собрала. Но злой я быть не собираюсь, если вы не из Дозора, конечно. — Я же врать не умею, вот и выдала всё как есть. Тьфу ты, ё-моё. Только напугала их. Снова. Вон, как осторожно назад попятились.

      «Аха-ха-ха! Ну ты, Лина, балда! Не могу-у-у-у! О-ой!» — ну вот только ржущей в моей голове катаны мне не хватало для полного счастья! Чтоб эту телепатию! Что ж за невезение?! Голова моя-я-я! Представь кто, что сейчас у меня в голове происходит, сошли бы с ума. А Песнь всё продолжала истерически хохотать. И ведь никто этого не слышит, никто не разделит со мной эту дурацкую участь!

      — Тётенька, с тобой всё в порядке? Ты выглядишь сумасшедшей. — Вот только мне комментариев тут не надо! И неужели так заметно, о чём я думаю сейчас? Прям удар ниже пояса. И, видимо, решив добить меня, пацан прибавил: — У тебя глаз, да и бровь, дёргаются с неимоверной скоростью. Тётя, ты нормальная? К доктору сводить?

      Как бы мне не хотелось прибить этого парня, он только что упомянул доктора. Нельзя упускать этот шанс, а то я вечно бродить тут буду… Собрав волю в кулак, я вдохнула и выдохнула, прогоняя стыд куда подальше. Если скажу, что отвести, подумают, что действительно душевнобольная. Взгляд сам упал на Лил. Ей необходима помощь! Она всё бледнее и бледнее, притом уже почти всё тело стало фиолетовым.

      — Ну… Помощь доктора действительно очень нужна, но не мне. Как видите, моя накама может умереть, если её срочно не вылечить. Отведите меня к врачу, пожалуйста!

      — Учитель Мэголайн не будет очень рада лечить нездешних. Как-никак, это остров Изгоев. Возможно, вы одни из тех, кто нас прогонял с родных краёв. — Изгои? Теперь понятно, почему тут так много гопоты, да и свалки на каждом шагу… Надеюсь, эта их Мэголайн нас не вышвырнет.

      Спустя некоторое время блуждания по улочкам мы вышли куда-то на окраину города. Оказалось, что Мэголайн жила в доме-дереве. И почему я ничему не удивляюсь? Однако табличка над дверью ясно гласила: «Школа». Отлично, нас привели куда-то в странное место. И судя по разговорам, всех не-изгоев, пиратов, правительственных шавок и прочих выгоняет именно учитель этой школы. Занятно… она ещё и лечит людей? Надеюсь, всё-таки лечит, а не калечит.

      Только я потянулась до ручки, чтобы открыть дверь, как тут же пришлось отскочить. В противном случае была бы я пришибленной. С ноги преграду выбила клыкастая молодая девушка с длинными заострёнными ушами и ярко-рыжими вьющимися волосами. Аккуратные очки прикрывали зелёные глаза, которые сейчас почти что метали молнии. Ух, мне уже страшно!

      — Шпана! Какого хрена вы сдрапали с урока?! А-а-а?! А учиться кто будет? — рыжая грозной тучей нависла на малышнёй, дети уже пустили слезу от страха и сильно задрожали.

      — У-учитель Мэголайн… П-простите нас, но учитель Сэнди скучно объясняла… — Вперёд вышла самая старшая девочка, на вид ей лет тринадцать было, не больше. — Точнее, совсем не объясняла… Она спала в обнимку с бочкой пива, и мы решили… прогуляться. Тут к вам гостья, кстати. Психически нездоровая личность.

      — Сэнди! Тащи сюда свою жирную задницу, тут опять твой класс дел наворотил! Привёл не пойми кого! — Да уж, наворотил… Это я-то психически нездоровая личность?! Я-то не пойми кто?

      На крик злобной фурии прибежала светловолосая девушка с чёрными мешками под глазами и бутылкой вина в руке. Она выглядела измотанной и невыспавшейся, сейчас ещё и злой, пофигисткой. Она шла медленно, покачиваясь и периодически икая. Пьяница. Боже, ну почему я не попала на нормальный остров, где всё население не является гопотой со странными людьми вместо обычных?

      — И ничего моя… ик… задница не жирная! Она очень сексуальная и красивая, так что нечего… ик… мне тут обзываться! Так, шпана, чё натворили?!

      «Лошара ты, ой, какая лошара! Давай их всех порубим? Не хочешь? Ну ладно…» — катана продолжала измываться надо мной, гогоча в моей же голове. От злобы меня отвлекла Лил. Её лицо покрылось испариной, девушку нещадно трясло, она вся вспотела. Я отвлекла Мэголайн и Сэнди от отчитывания, как они выразились, шпаны, лёгким покашливанием. Дети с мольбой и благодарностью на меня посмотрели.

      — Мне… мне нужен врач. Точнее не мне, а ей, — я кивнула головой на Соромеро, которой становилось всё хуже и хуже. Только сейчас учительницы этой школы обратили внимание на ношу в моих руках. Мэголайн тут же посерьёзнела, поправила очки и спрятала клыки. Она с профессиональным интересом осмотрела больную и чему-то легко кивнула.

      — Я доктор этого острова, Мэголайн или просто Мэг, можно Мэгги. Я могу помочь ей. Её укусила ядовитая тварь, которая обитает в водах королевства Силит-Фасса. Правда, там слабое магнитное поле, поэтому попасть туда можно только с помощью Этернал Поса. Или мощного Лога. Подозри-и-и-ительно, — на этих словах Мэг максимально приблизилась к моему лицу и прищурилась.

      — Эм… Меня зовут Лина. Мерсо Д. Лина. Ну… Я… я сделаю всё, что угодно! Только помогите моей накама! — Я осела на колени, покрепче прижимая к себе дорогую подругу. Возможно, это слишком нагло с моей стороны просить о подобном — пришла без приглашения, ничего не предложила взамен, а сама требую вылечить неизвестного здешним обитателям человека. Я действительно на всё готова, лишь бы никто, кто дорог мне, не умирал. Лишь бы никто не страдал из моих близких! Даже… даже на повторение того четырёхлетнего кошмара готова.

      — «Ди», значит… Готова на всё, так говоришь? Даже стать моей рабыней на неопределённый срок? — Я вздрогнула от серьёзного тона собеседницы. Но нет, колебаться нельзя! На кону жизнь моего товарища! И всё же это всё печально — придётся делать всё, что захочет докторша. Так и знала, что все врачи только и желают моих мучений! — Так и знала… Если ты не готова рисковать ради неё всем, помогать не собираюсь. Я из тех людей, которым надо доказывать делом. — Мэгги отошла меня, презрительно фыркнула и собралась уходить. Я вцепилась рукой в рукав платья девушки и подняла полные слёз глаза.

      — Если это нужно, чтобы вылечить мою накама, я готова даже умереть. Готова терпеть пытки. На что угодно готова! Только помоги Лил! Умоляю тебя! — Превозмогая гордость, я уткнулась лбом в землю, кланяясь единственному доктору поблизости — Мэголайн. На меня ошарашенно смотрели все без исключения. Даже Соромеро на секунду очнулась, ошарашенно посмотрела на меня и тут же отключилась. Когда я решила, что никто мне всё-таки не поможет, на голову мне легла аккуратная женская рука. Мэг потрепала меня по макушке и улыбнулась (читай — ухмыльнулась).

      — Да не буду я тебя рабыней делать, не волнуйся, это проверка была. Но учти, я запомню твои слова и буду ими тебя подкалывать. Так ведь, толстожопик? — «Толстожопик», коим являлась Сэнди, лишь пьяно икнула и покачала пальчиком, мол, не надо её тут оскорблять. — Я возьму лишь небольшую плату. Пару тысяч белли. Окей? — Мэг хихикнула и подмигнула ошарашенной мне. Я на автомате кивнула, переваривая полученную информацию. Так это проверка была?! Лунная Песнь всё ещё хихикала у меня в голове, но я старалась не обращать на это внимание.

      Мы вошли в школу, которая по совместительству являлась домом Мэг и Сэнди, и поднялись по деревянной винтовой лестнице на верхний этаж. Там располагалась местная больница. Уложив Лил на кушетку и заранее вручив пару тысяч врачу [Мэголайн], я наконец смогла вздохнуть более-менее спокойно. После рыжая вытолкала из кабинета всех посторонних, — в том числе и меня с Сэнди, — и начала химичить над телом бессознательной больной.

      — Пойдём пока что в класс. Побудешь… ик… на уроке, чтобы занять себя. А то ты кислее плода финрары. Пойдём-пойдём. — Значит, тут вместо лимона в поговорке какой-то плод финрары? Занятно. Ну да ладно, чтобы отвлечься, я позволила привести меня обратно на первый этаж в класс.

      Заходим мы, значит, в класс, а там такой друдо-о-ом! Дети на ушах стояли… Но стоило им завидеть Сэнди, разом притихли. Только один пацан не сразу заметил… Он качался себе на стуле, качался… Вдруг упал с него, быстренько встал, огляделся по сторонам, сел и стал усиленно делать вид, что ничего только что не произошло. Однако учителя он всё же заметил. Сразу поперхнулся и грохнулся снова. Я же на это лишь хихикнула в кулачок. Весело у них тут… Напоминает мои школьные годы.

      Один пацан спокойно жевал сосиску в тесте, пока Сэнди не позвонила в колокольчик для привлечения внимания. Он подавился и покраснел, но одна девчонка протянула ему бутылку с водой. Благодарно кивнув, мальчик стал жадно глотать влагу, пока не был удовлетворён. Сэнди тем временем уже подошла к доске и прокашлялась, привлекая взгляды к себе. Пацан с сосиской спрятал своё лакомство под парту и жадно на эту сосиску глядел.

      — Сегодня на уроке будет гостья. Знакомьтесь, это Мерсо Д. Лина. И да, она такая же безбашенная, как и вы. Хех… — Я присела на стул рядом с дверью, чтобы по первому зову Мэг подняться в кабинет к накама. Краем глаза я продолжала наблюдать за пацаном с сосиской. Буду звать его обжорой, гыг…

      Пока Сэнди что-то объясняла классу, у одного мальчугана из кармана выпали странные маленькие белые штучки. Когда они упали на пол, раздалось хлопанье, будто они немножко взорвались. Скорее всего, это аналог дебилок — маленьких бомбочек из моего мира. Мальчик сконфуженно посмотрел на Сэнди, которая почти метала молнии.

      — Это что ещё такое? У кого-то опять эти штуки? — нахмурившись, произнесла пьяница. Видимо, местные дебилки уже порядком потрепали учительнице нервы.

      — Это линейка упала, учитель Сэнди, — какая-то девочка решила заступиться за пацана, пока тот спешно подбирал свои штучки.

      — А, линейка, ну ладно. — Сэнди сощурилась, явно не доверяя этим двоим. Я еле сдерживала гогот. Чёрт возьми, как будто в свой класс из прошлого попала! У нас были почти такие же ситуации, мы тоже стояли на ушах…

      Тут у кого-то зазвонил Ден Ден Муши. Только Сэнди нашла этого человека и выключила его улитку, как зазвонила другая. А потом ещё. И ещё. И снова. В общем, решив забить на это дело, Сэнди проводила оставшийся урок под пулюканье. Когда улитки замолкли, учительница позвонила в колокольчик, призывая к тишине.

      А вот обжора (пацан с сосиской) подумал, что это конец урока, и уже не глядя ни на что, достал из-под парты своё лакомство и вцепился в него зубами. Не успела я хихикнуть, как услышала его жуткий крик. На его языке сидела оса, а сам язык начал опухать. Укусила? Ну, дела…

      — А ну марш в медкабинет к учительнице Мэголайн! Следующий урок, кстати, проводит эта бесстыжая, напомни ей об этом заодно! — Пацан, не решившись перечить пьяной вдрызг фурии, побежал наверх на первой космической. А я уже хохотала во весь голос, не сдерживаясь, держась за живот и постукивая ладонью по первой попавшейся парте. Из глаз от смеха шли слёзы. — Так, Лина, ик! Харе, ик, ржать! А ну успокоилась!! — Когда накричали уже на меня, смешно быть резко перестало. Сэнди — та ещё злюка. Ещё и пьяница.

      Наконец спустилась уставшая Мэг. Она еле плелась, но явно была довольна, так что я вздохнула с облегчением. Позади девушки плёлся парень, которого укусила оса, но его язык был в полном порядке. Чудеса — не иначе. Он сиял, как начищенная лампочка, и дожёвывал свою злосчастную сосиску.

      — Шпана, сели быстро! И ты, гостья, притихни. Харе тут шум разводить. И вообще, я устала. Подружка твоя отоспится — и будет как новенькая. Однако потрудиться надо было на полную, даже целительство задействовать пришлось. — Значит, она может исцелять? Фрукт? Нет, не фрукт. Потому что такой у принцессы Маншери из народа Тонтатта, а они вообще в Новом Мире. Весь класс, в том числе и я, тут же притихли.

      Мэголайн начала вести урок. И урок был про медицину! Мэгги рассказывала очень живо, иногда показывала на скляночки на балконе и рявкала на открывших рот без позволения. Вот это она их держит в ежовых рукавицах… Уважаю. Таких ребят угомонить вообще трудно, а тут…

      — А-а-а! РОЖАЮ!!! — какой-то пацан решил нарушить идеальную тишину в классе весьма оригинальным способом. Ух, я его участи не завидую… Однако Мэг вместо рявкания участливо осведомилась:

      — Принять их у тебя, паршивец? Нет? Ну так вот, харе шутить так! Сейчас вообще зелье в зад засуну! — Мэг показательно достала из учительского стола подозрительную склянку с непонятной мутной тёмно-зелёной жидкостью, выпустила клыки и сверкнула глазами, зрачки которых на миг вытянулись. Она стра-а-ашная, эта учительница!..

      Ученик сразу же притих и вжался в стул, желая, видимо, испариться. Как же я его понимаю… Однако же… Сугеееее*! Как она его, а! Как она так!.. Круууууть! Я внезапно захотела заполучить эту представительницу неизвестной мне расы к себе в команду. Да-да, я пришла к выводу, что она из какой-то расы. Клыки, уши, целительство… Хех, прям как я, но по-другому. А сейчас она ещё и выпустила когти, которые были опасного оранжевого цвета. Они что, ядовитые? Мамочки… Нет, сугеее! Или всё же мамочки?.. Всё-таки сугееее!

      Видимо, есть тут ещё те, кто слов не понимает. Какая-то девчонка стала насвистывать незатейливую песенку, а Мэг лишь подкатила глаза. Видимо, это у них не впервые.

      — У кого там с головой не всё в порядке? — Мэг не спешила убирать клыки и когти со странными зрачками, всё ещё покручивая в руках склянку с жидкостью. Я сглотнула, ожидая ответа девчонки. Она не разочаровала, стала тянуть руку. Мэг её и подняла.

      — У меня, как всегда, — с явным сарказмом проговорила девчонка. Ой, чую, что-то будет…

      — Твоя жопа скучает без зелья, я смотрю… — на этих словах учительница облизнулась и стала любовно поглаживать стеклянный бутыль. Жидкость оттуда не исчезла.

      — Да нет, ей и без зелья неплохо… — Девочка притихла, села на место и больше не издавала никаких звуков. Да что это за класс такой?! Напоминает мою школу, чес слово. Одна бесиловка.

      В таком духе и прошёл весь урок. Больше никто не вякал и странностей не вытворял, но всё равно было весело. После всего этого хохота я решила проверить накама и поднялась наверх. Заглянув в комнату, заметила живую, здоровую Лил. Она мирно сидела на кровати, болтая ногами и пребывая в своих мыслях. Заметив меня, она подняла свой полный радости и счастья взгляд. Моё сердце сейчас растает, мамочки… И это та злюка с тяжёлой рукой?

      — Поздравляю с пробуждением, Лил. — Я присела рядом и осторожно обняла своего навигатора. Она обняла меня в ответ, и я больше не сдерживала слёзы радости и счастья. Будто камень с души упал… Теперь я точно обязана завербовать Мэг — она отличный доктор, к тому же с ней не пропадём.

      — Лина… Я слышала, что ты говорила тогда… Ты… ты ради меня готова умереть? Спасибо… Огромное тебе спасибо, капитан! — Лил всхлипывала, пребывая в душевных терзаниях. Я могла лишь успокаивать её, приговаривая, что так делают все накама. — И, это… Давай возьмём в команду эту девушку… Ну, которая лечила меня.

      — Ты точно не читаешь мои мысли? Меня терзают смутные сомнения, что всё-таки ты умеешь так делать. — На этих словах в моей голове снова заржала катана. Она смеялась всё время, пока были уроки внизу, и сейчас снова показала себя. Раздражает, но ничего не поделать…

      — Нет, я так не могу… Но очень хотела бы. И это… Почему твоя катана так странно подрагивает у тебя на поясе? — Я сама это только что заметила. Во дела… Подрагивает от смеха?

      — Она проклята, имеет душу… И телепатически со мной общается. Вот сейчас она бесстыдно смеётся в моей голове. Дурацкая Лунная Песнь. — Лил не удержалась и засмеялась в унисон с моим оружием. Мне дадут спокойно побыть в тишине или нет? Наверное нет.

      Я бегло оглядела комнату. Обычная палата, каких много. Полно медицинского оборудования, склянок с «зельями», приборов. Такое ощущение, что Мэг можно брать с собой на все случаи жизни. Так и поступим, муа-ха-ха-ха! Тут мой живот очень громко подал признаки жизни. Я и забыла о еде… Надо пополнить запасы. Желудок Лил тоже заурчал, и мы единогласно решили поискать еду.

      — Так, я не разрешала заходить в мою обитель, Лина! Сейчас зелье в жопу засуну! А ты! А ну лежать! Больной пока вставать не положено! — нас прервала злющая Мэголайн во всеоружии. Она грозной тучей, ну или фурией, нависла над нами, чтобы уже через некоторое время пнуть меня под зад.

      — Это… Вступай в нашу команду Алого Волка! — это мы с Соромеро сказали хором. А вот реакция целительницы была ну о-о-очень странной…

Продолжение следует…

Примечание к части

*Суге - с японского "круто"
_________
Жду ваших отзывов! Ваше мнение для меня очень важно...

Часть 12. В розыске

— Паранойя плохо поддаётся лечению.
— Наглость тоже.
— Наглость вообще не лечится, это черта характера.

(Елена Никитина. А что вы хотели от Бабы-яги)



      Мэголайн грозной тучей, ну или фурией, нависла над нами, чтобы уже через некоторое время пнуть меня под зад.

      — Это… Вступай в нашу команду Алого Волка! — Как ни странно, Мэголайн я совсем не боялась. Наверное это потому, что и врача в ней не определишь: халат не носит, шапочки специальной нет, перчаток тоже, да и шприцы она на меня не наставляет… По крайней мере пока. Да и какая команда без врача? Вот и решила завербовать целительницу… Реакция Мэгги была ну о-о-очень странной… Прям вот совсем.

      — Ги-хи, а ты не подумала, что мне и тут неплохо? Вот зелье в зад засуну — будешь знать, как со всякой чушью к докторам лезть! Команда, как же! Вот корабль у вас нормальный есть? — мы с Лил потупились и скуксились, — Вот! А флаг? Тоже нет?! Ладно… Вас двое-трое? На Гранд Лайн? На мелкой лодочке? Удивляюсь, как вы вообще живы остались. — После такого разбора полётов мы уже думали, что всё для нас потеряно. Увы и ах!

      — Уважаю, что сказать. — Так, это что такое было? Я думала, нас сейчас отсюда пинком за такие предложения выгонят, но нет — мы всё ещё в комнате Мэг, при этом нас не бьют. Достижение. — На моей памяти по Гранд Лайн на такой мелкой лодочке только два человека умудрялись плавать, спокойно жить и врагов запугивать. Шичибукай Дракуль Михоук, от его лодки-гроба жуть берёт, ну и Стефан со своей подружкой. Про первого знаете, а вот этот Мерсо Д. тех ещё проблем наворотил правительству… Ох, наворотил… И ведь только два человека!

      При упоминании Стефана с подружкой меня бросило в жар. Неужели отец? Мэгги что-то про него знает? Но как? Она же младенцем в ту пору была… Или же… Возможно ли, то та подружка — это Анна, моя мама? Нет, это просто нереально… От мыслей меня отвлекла мелькающая перед лицом рука. Только сейчас я заметила, как после тирады целительницы забилась под кровать, сжавшись в дрожащий испуганный комочек. Опомнившись, я стёрла лишнюю влагу с лица и вылезла наружу. Мэголайн ошарашено смотрела, как я дёрнулась при попытке до меня прикоснуться и побежала вниз на всех парах. Именно сейчас я вспомнила, сколько боли мне причиняли чужие прикосновения до попадания. И мне было невероятно стыдно, что я поддалась эмоциям и в очередной раз зарыдала. Как же я этот кошмар ненавижу! Пролетела мимо удивлённой Сэнди и рванула на выход из дома-дерева-школы-больницы.

      Я терпеть не могу свою эту слабость. Просто ненавижу. Не хочу, чтобы кто-нибудь ещё хоть когда-нибудь видел, что мне грустно. Или как я плачу… Или чтобы вообще хоть кто-то знал о моём прошлом. Не хочу жалости. Она мне не нужна. Хочу только, чтобы жизнь расцвела яркими красками. Хочу выйти в море вольным пиратским капитаном и найти тех людей, которых смогу назвать накама. Чтобы они просто были рядом со мной, смеялись рядом со мной, проходили приключения рядом со мной, шли к мечтам рядом со мной… И чтобы счастья было больше, чем звёзд на небе…

      Начало темнеть… Подул холодный ветер, и я вся съёжилась. Эх, где мой сдёрнутый свитер, когда он так нужен? И где переночевать? Зря я всё-таки убежала из тёплого местечка… В голове появилась бредовая мысль, что если бы тогда в лаборатории превращение закончилось, сейчас не было бы так холодно… Спустя пару минут ветер подул ещё сильнее. Луна налилась кровью, или мне так показалось… Но факт остаётся фактом — наступила красная Луна. Из моего горла сам по себе сорвался рык. Не в силах сдержаться, я завыла. Лунная Песнь мне вторила, сливаясь со мной голосом. Мир вокруг, казалось, замер. Стало значительно теплее… Хвост в мгновение ока из обрубка превратился в полноценный волчий. Потрогав, я удовлетворённо улыбнулась — мягко. Очень мягко… И тут руки и ноги превратились в алые лапы. Катана почему-то стала меняться на глазах и заняла место когтей, которых не было… Подозрительно это.

      Спустя череду превращений я ощутила небывалый прилив сил. Будто действительно стала волком. Взвыв на луну ещё раз напоследок, побежала к видневшемуся недалеко озеру. Хотелось взглянуть на себя… Этого добивались те четыре года? Желали получить оборотня? Или зоана без фрукта? Уж не знаю, чего они так хотели, но сейчас я была готова простить им многое. Почти всё. Ради этого чувства полной свободы, перекатывающихся мышц, животного себя… Будто обрела второе Я вместе с этой луной. Будто наконец сбросила все оковы и страхи с человеческим обликом. Я чувствовала, что в любой момент смогу стать снова человеком — когда захочу. Это пьянящее чувство превосходства над фруктовиками кружило голову… Ведь в отличие от них я плавать умею! Считай, обошла немилость Морского Дьявола. Восхитительно! Захлёбываясь от восторга, катана (уже когти, но это не навсегда) верещала вместе со мной. Сейчас я обрела то, чего мне не хватало… Почувствовала под лапами хруст сухой травы, вдохнула поглубже запахи, окружающие меня… И посмотрела на всё двумя глазами. Открытыми. И, как показало озеро, всё ещё ярко-бирюзовыми. Даже ярче обычного… И так это было прекрасно, так мне это всё нравилось, что я взвыла в благодарности высшим силам и красной Луне, которые позволили ощутить себя волком. Вольным существом. Тем, кем я подсознательно всё это время рвалась стать…

      Почуяв где-то в небольшом лесу кролика, тут же бросилась туда. Кралась, как настоящий хищник, и полностью доверяла обострившимся инстинктам животной ипостаси. И вот, выждав момент, вцепилась зубами в нежную тушку. Тёплая кровь наполнила пасть, такая вкусная и пряная. Растерзав свой ужин, понеслась по лесу. Пожалуй, пора простить всех врачей. Ведь как бы я ни страдала, результат потрясающий! Невероятный! Будоражащее сознание превращение. Все невзгоды и обиды пора отбросить, нужно наслаждаться жизнью и жить на полную катушку!

      И тут я вспомнила о своих накама. О своей «стае». И о Мэголайн, чей ответ так и не дослушала. Тут же помчалась обратно по собственным следам. Интересно, а Феникс Марко был знаком с отцом? Тот кулон, что сейчас на мне, явно в память именно о нём… Ладно, подумаю об этом позже. Остановившись возле дерева, превратилась обратно в человека, если меня с ушами и хвостом можно так назвать. Глаз почему-то снова плохо видел, видимо, не восстановился полностью, поэтому я снова его закрыла. Потерплю, пока он не станет нормальным. Вся одежда как была на мне, так и осталась (как у зоанов). Катана висела на боку, а хвост полностью стал прежним. Нет обрубкам!

      Вдохнув поглубже, собралась войти в помещение. На всякий случай, сделав пальцы-крестики на удачу, я решительно вошла и поднялась наверх. По какому-то наитию я поняла, что никто ещё не спит, поэтому решила дослушать ответ на приглашение в команду. Ну или стаю… Пусть думают, что в команду. Хех, волчья стая. А мне нравится!

      — Ты где была, чёрт тебя дери?! Там одни гопники по острову шастают, совсем из ума выжила! Зелье в зад засуну, если предупреждать не будешь! — Мэг погрозила мне вытянутой склянкой с чем-то неприятным внутри. Интересно, а она хоть раз исполняла свою пугалку? Ой, последнее я, кажись, сказала вслух.

      — Исполняла, капитан… Я на себе прочувствовала, когда сбежать попыталась, товарищи! — Лил вся дрожала и почти рычала на эту склянку. Причём попу руками она очень хорошо так прикрывала. В уголках глаз застыли слёзы. Ну-ну… Я сначала держала на лице серьёзное выражение, но не выдержала и захихикала. После этого Лил ну о-очень выразительно и обиженно на меня зыркнула, ещё сильнее прикрывая пятую точку.

      — Так ей и надо. Ещё не зажило всё, а она тут идти собралась… Ну вот слов нет! И вообще, спать! — последнее докторша гаркнула так, что уши заложило. Кстати, быть может, она поможет мне решить проблему с глазом? Всё-таки двумя видно лучше, что не говори. Решено, утром обращусь.

**Силит-Фасса. Прибытие Вэлл**



      Вэлл сошла с борта дозорного корабля и скованно помахала Коби и Хельмеппо. Хорошие они всё же парни. Поспрашивали про жизнь, посочувствовали насчёт свадьбы. Да и помнила о них Вэлл из воспоминаний Лины о каноне. Нормальные ребята. Вот только не смогла Леонаро Д. отговорить их выслать на пиратку Алого Волка Лину листовку с приличной суммой. Сорок пять миллионов бели. Просто куш какой-то. И ведь король настоял. За убийство солдат и похищение невесты. Смешно просто…

      — Ваше Высочество! Через час свадьба! — к Вэлл торопливо подбежали фрейлины, едва завидев свою любимую принцессу. — Вас не обижали? Ах, эта злобная похитительница! Ну ничего… Вы ещё не скоро покинете Лаенну или Силит-Фассу. Ваш отец просил передать, что никто Вас не отпустит, пока не родите от Его Высочества Мило наследника! Ах, как это здорово!..

      Фрейлины ещё что-то говорили, но Леонаро Д. их не слушала. Жизнь была окончательно и бесповоротно сломана, разорвана и раздроблена под прессом обязанностей. Наследника! С жирным муженьком! Было противно даже думать об этом, а уж первая брачная ночь с такими новостями точно обеспечена. Слёзы сдерживались, ком в горле мешал сказать хоть слово, а в голове была звенящая тишина. Придётся терпеть ради Лины и возвращения к пиратам. Придётся. Ради страны, её жителей. Ради мамы. Ради всех дорогих людей. И ведь даже не настоять на отмене листовки…

      Вэлл не заметила, как через час стояла наряженной в роскошное белое платье перед священником. Не заметила, как произнесла «да», и очнулась только в момент отвратительного и мерзкого поцелуя. Не так она представляла своё будущее. Путешествие с накама теперь казалось далёким и недостижимым. И тут пришло озарение. Ведь если убить, — всё равно уже убивала, от этого не отмоешься, — Мило и его родителей, то можно сбежать. И некому уже будет её останавливать убийством любимых людей. Никто больше не посмеет назвать её принцессой с фамилией Силит, на неё выйдет листовка, и все узнают, на что способны «Д» ради своего счастья. Именно так!

      Вэлл резко оттолкнула ещё не мужа, задрала юбку, на что все присутствующие возмущённо загомонили, выхватила из креплений свои кинжалы и вонзила в сердца Мило и стоящего рядом с ним отца. Воспользовавшись замешательством народа, прикончила болезную королеву Лаенны. Всё равно она бы ушла из этого мира, так что это можно назвать облегчением страданий. Укоротив подол платья и сорвав фату, Вэлл почувствовала, что вот она — свобода!

      — Прощайте все! Знайте, если бы не угроза стране, я бы и не появилась сегодня в этом зале! Знайте все, имя мне — Леонаро Д. Вэлл, и никто не в праве мне указывать, кроме Мерсо Д. Лины — моего капитана и накама! Йо-хо-хо-хо! — и закончив свою короткую речь, Вэлл выпрыгнула в окно, не обращая внимания на царапающие нежную кожу осколки.

      Белое платье покрылось красными пятнами, а оковы, которые были на принцессе все эти годы и лишь недавно ослабли, окончательно спали. За принцессой следом бросились две девушки –жительницы Силит-Фассы и Лаенны. Луна Сильвер — неуловимая воровка, которую вот уже три года никак не может поймать стража, и Кенна, кузнец из Лаенны. Они широко улыбнулись ошарашенной Вэлл и подмигнули ей. Луна отбросила погнавшуюся следом стражу длинной металлической цепью с маленькими, но острыми шипами. Кенна же отбивалась двумя молотами, весело стукая ими по головам стражи.

      — Хей, Леонаро Д.! А мы тут пиратами стать хотим, жить тут — скука смертная! Мы с тобой, подруга! Круто ты их, однако!

      И Вэлл поняла, что у неё есть поддержка. Есть те, кто поможет ей стать сильнее и вернуться к команде, которая ждёт своего старпома, казначея и кузнеца!

      И никто не заметил, с каким восхищением и обожанием смотрит на отважную принцессу капитан Дозора, розоволосый Коби. Он просто стоял и не предпринимал попыток поймать девушку, глядя на неё влюблёнными глазами. Вот так и рождается запретная любовь дозорного к пиратке…

**Утро на острове Изгоев**



      Наступило утро. Я потянулась и, не удержавшись, потрогала свой хвост. Такой мягкий и пушистый! После вчерашней ночи я поняла, что страхи отступили. Прошлое больше не вызывало слёзы. Теперь можно свободно плавать в своё удовольствие, учить морские науки, набирать команду, разбойничать и радоваться назначенной за голову награде, для которой нужно попотеть. И, естественно, меня не оставила навязчивая идея узнать про отца как можно подробнее. «Папа-папочка, не верю я, что не было у тебя причин так поступать. И ещё хочется узнать причину исчезновения мамы. И твоего тоже…» — такие мысли одолевали мою многострадальную голову.

      Вскочив с постели в гостевой комнате, переоделась из ночной рубахи в повседневную одежду. Спустилась вниз, на кухню, и подсела к читающей газету Мэголайн. Она задумчиво покусывала ноготь и хмурилась.

      — Утро доброе, кэп. И не смотри на меня так, я подумала и решила, что буду вашим доктором. Да-да, вербовка завершилась удачно. И ещё, пока поплаваем на моей каравелле. Я туда уже вывесила пиратский флаг, если это можно так назвать: Красный волк вместо черепа, а вместо костей твоя катана и её ножны. Тут, кстати, в газете интересные вещи про старпома нашего открываются. Да-да, мне Лил всё рассказала. И о жизни твоей тоже. И о накама вашей уплывшей. А ещё на тебя и на Леонаро Д. Вэлл листовки вышли… — огорошив меня новостями, Мэг всучила мне газету с листовками и потопала наверх, к больной. Я же, снедаемая любопытством, взглянула на себя и Вэлл.

      Не ожидала… Мне приписали похищение принцессы и дурное на неё влияние. И да, я капитан пиратской команды Алого Волка, как гласит листовка. Живой или мёртвой, «Алый Волк» Мерсо Д. Лина, 45 000 000 белли. Капитан пиратов Алого Волка. И Вэлл. Живой или мёртвой, «Невеста-убийца» Леонаро Д. Вэлл, 10 000 000 белли. Старпом пиратов Алого Волка, экс-принцесса Силит-Фассы. Здорово! Она сбежала с собственной свадьбы, предварительно убив королевскую семью из Лаенны. И захватила с собой ещё двух девушек. Воровка и кузнец, отличное пополнение, надо сказать! Я широко улыбнулась, гордо глядя на фото с тремя девушками, где они дерутся против военных. Теперь нас шестеро: я — Мерсо Д. Лина, Леонаро Д. Вэлл, Соромеро Лил, Мэголайн, Луна Сильвер и Кенна. Последние трое нас, правда, позже догонят, но это ерунда. Жизнь определённо налаживается!

      — Лина! Товарищи! Награды-то за что?! — Лил уже спустилась, а я и не заметила. Кстати, она с моим рюкзаком. Что он у неё-то забыл? Видимо, Лил углядела немой вопрос в моих глазах, поэтому положила рюкзак рядом с моей тарелкой. — Я спустила его, потому что мы сегодня можем отплыть… Лог настроился за ночь. Вот… Кстати, Мэгги очень хорошая, хоть и наглая. Она даже подготовила провизию и одежду на корабле… Вот. Лин, я нарисовала флаг… Посмотри…

      Я взглянула на протягиваемое чёрное полотно с рисунком. Морда красного волка перед скрещенными катаной и её ножнами. Очень красиво, кстати, нарисовано. Что я и не преминула сообщить просиявшей накама. Не совсем пиратский флаг, зато в тему. Мне он очень понравился, было в нём что-то родное. Дух свободы и счастья… Сама не заметила, как от переизбытка эмоций широченно улыбнулась и со всех своих немаленьких сил обняла навигатора.

      — Оу… Ты это, не угробь девчонку своими обнимашками! Как так можно?! — произнесла стоявшая в проёме трезвая (!) Сэнди. В её руках даже не наблюдалось бутылок с алкоголем. У меня от такой неожиданности глаза на лоб полезли, да и не только у меня… Соромеро даже перестала возмущаться и бить меня по спине кулачками, чтобы я её отпустила, и так же некультурно уставилась на адекватную пьяницу.

      — Да бросьте вы! Что, не ожидали, что я иногда бросаю свои замашки алкаша? А вот и да! Е-е-е-ес! Усекла, Мэг, как надо людей удивлять и шокировать до отпавших челюстей? Вот то-то! Учись, пока вы не… уплыли, — на последней фразе учительница как-то поникла и смутилась, принявшись накручивать русый локон на палец. Скорее всего, ей будет не хватать подруги, но тут уж ничего не поделаешь. Кому-то же нужно присматривать за детьми и домом…

      Потрясённо кивнув, я всё-таки приступила к еде. Ко мне присоединились остальные, и так прошло утро. Мы болтали обо всём и ни о чём. О прошлом и будущем, мечтах и талантах. И тут я задала вопрос, который терзал меня всё это время:

      — Мэг, ты же не человек. Это не вопрос, просто по тебе видно. Расскажи, а? А то ты о природе моих ушей и хвоста знаешь, а мы о тебе совсем ничего. — Докторша смутилась, а вся наглость мигом куда-то делась. Видимо давно у неё не спрашивали что-то настолько личное. Поняв оплошность, я тут же прибавила: — Но если не хочешь, никто тебя не заставляет…

      — Да нет, раз уж мы теперь накама, вы должны знать… — Мэголайн тяжело вздохнула, готовясь к тяжёлому разговору. Видимо она стеснялась своей природы, иного объяснения я не вижу. — Моя мать когда-то давно, будучи беременной мной, уплыла с родного острова. Остров этот находится в Новом Мире. Логи его не видят, никто о нём не знает… Разве что Леонаро Д. Фрай. Он когда-то пересекался с моей матерью… Ну так вот, о чём это я. Остров тот населяет древняя раса, не знаю, как она называется. Мама моя была коренной жительницей и одной из носителей знаний о танце «Инно-Котто», национальном достоянии нашей расы. Судя по твоему лицу, тебе принцесса разболтала о его свойствах. И нет, мне мать тайну передать не успела… О ней знают все коренные жители, так что у твоей принцессы есть все шансы о нём разведать, коль доберётся до нашего призрачного острова.

      Прервавшись, Мэг отхлебнула из своей склянки с «зельем». И тут же нас успокоила, что оно обладает всего лишь успокоительным эффектом. Видимо, не может смириться, что не является человеком… Поняв, что накама нужна поддержка, я положила руку на плечо рыжей наглой особе и ободряюще улыбнулась, призывая рассказывать дальше, мол, тут все свои.

      — Ладно, продолжу. Мама моя уплыла по причине изгнания, причём на довольно большой каравелле, непостижимым образом управляя судном в одиночку. Да, это был незаменимый опыт… Таким образом она умудрилась достичь «Рая», первой половины Гранд Лайн, и осесть на острове Изгоев, на котором мы сейчас находимся. Её соплеменники надеялись, что без попутчиков беременная женщина попросту умрёт, но ошиблись. Я горжусь своей мамой. У неё был стержень внутри, который не давал сгинуть в этом беспощадном мире… Она, как и все представители моей расы, была просто превосходным целителем и доктором, носящим знания многих и многих поколений медиков. Как только я вылезла из колыбели, мать принялась обучать меня пользоваться особенностями расы. Например, вытягивать свои когти и делать их по желанию ядовитыми. А противоядие никто, кроме нас, не знает. Или вытягивать зрачки и пугать ими вкупе с длинными ушами и клыками окружающих. В принципе, раса моя почти от людей не отличается, разве что даром целительства самых смертельных и неизученных болезней. Вот и вся правда. Ничего такого, не правда ли?

      Тут Сэнди вскочила, когда зазвонила где-то Ден Ден Муши, и помчалась туда. Через некоторое время она вернулась с горящими глазами и открытой бутылкой спиртного. И чего она такая возбуждённая, руками вон размахивает?

      — Мэгги, забыла сказать! Там гопота пир устраивает в Приличном Здании! Для незнающих — единственный дом нормального вида, он на другом конце острова. Ну так вот, сейчас будет банкет! В честь отплытия тебя любимой. Ты всех уже достала со своими вымогательствами любых имеющихся в домах книг, так что все рады. Нет, ну серьёзно, ты самый наглый книжный червь из всех, кого мы знаем! Поэтому в порыве счастья все даже умылись и прилично оделись. Собирайся и прихвати капитана с навигатором, поучаствуешь и убедишь всех, что твоё отплытие — не сон, а реальность. И ещё, Далия сообщает, что корабль подготовлен и обустроен, носовая фигура теперь красный волк, пиратские флаги установлены, а их рисунок перенесён ещё и на парус. В общем, хочет с вами.

      — Какая ещё Далия? — вырвалось у меня непроизвольно. Нет, ну серьёзно, что это за Далия, которая с нами хочет?

      — А! Далия! Ну, она археолог. И ещё самая образованная из мне известных девушек. Может быть клерком. И самая приличная на этом острове. Она, кстати, всё это время жила на моём корабле, нужно же кому-то за ним присматривать. Поэтому от гопоты она не нахваталась. — Мэг невозмутимо пожала плечами, всем своим видом показывая, что она тут ни при чём. И поплывём мы на большой каравелле, а не на мелкой лодочке. И что пора бы уже вещи, которых там нет, перетаскивать. Ну да, я подсуетилась и запихнула в свой вместительный рюкзачок всё, что на лодчонке было. И Ден Ден Муши Лил тоже.

      — А… Ну ладно, никто не против ещё одной накама? Клерк-археолог. Ну что ж, пусть так и будет. И поплывём мы наконец-то на хорошем корабле… — я мечтательно закатила глаза. Все присутствующие утвердительно кивнули, поэтому никаких сомнений в правильности решения не возникло. Теперь нас семеро. Супер!

      Через час, когда вещи Мэг были ею собраны и перетащены на корабль, а медицинское оборудование «добровольно» и «радостно» донесли до медицинской каюты крепкие парни, можно было собираться на банкет. Ещё через час мы уже были не разлей вода с Далией, наряжаясь в её симпатичные платья. Милая и весёлая черноглазая и черноволосая семнадцатилетняя девчонка с пышной длинной косой с радостью поделилась одеждой, узнав о принятии в команду и возможности путешествовать с нами, причём в пока что сугубо женской компании. По крайней мере у нас ещё не было ни одного мужчины, чему Ли (Далия) после жития-бытия на острове с кучей грязных потных мужиков была несказанно рада. В общем, всё шло как нельзя лучше.

      И вот мы отправились пешочком на другой конец острова. И нет, книги жителям острова Мэголайн возвращать не собиралась, она забрала всё с собой и была вполне довольна жизнью и отсутствием совести. Наша гоп-компания девушек гордо вышагивала по дорожке и отшивала радостных по случаю отъезда «леди-босса» мужчин, которые выглядели куда более презентабельно, нежели в день нашего сюда прибытия. Ну вот точно помылись и оделись в нормальную одежду!

      Мы никуда не спешили, так как бежать в платьях не особо удобно, да и беседа была очень приятной. Новая накама, то бишь Далия, оказалась очень смешливой девушкой, заражая всех вокруг позитивом и оптимизмом. Она мне сразу понравилась. Нам как раз не хватало кусочка смеха и радости в команду! К тому же я обожаю анекдоты, а Ли их знает великое множество.

      И тут в голову щёлкнула мысль: а почему бы не показать то, что меня так изменило за ночь? Я вполне доверяю этим людям, чтобы показать свою возможность превратиться. Незнающие об опытах люди точно подумают на зоан, так что проблем не возникнет… Кивнув своим домыслам, я попросила минуточку внимания.

      Дождавшись, когда разговоры утихнут, я мысленно вернулась к ощущениям прошлой ночи. Я снова почувствовала, как превращаюсь в красивого алого волка. Как катана становится моими когтями, а значит одним целым со мной. Почувствовала бугры мышц под кожей. И снова открыла целый на время превращения глаз. Попривыкнув к всё ещё новым ощущениям, решительно посмотрела на ошарашенных спутников.

      Все поражённо замерли, разглядывая меня во все глаза. Лил восхищённо окинула взглядом мой новый облик и недоверчиво покосилась на правый глаз и хвост, только сейчас обратив на их восстановление внимание. Мэгги присвистнула и с исследовательским интересом стала ходить вокруг меня, разглядывая диковинное явление и кивая каким-то своим мыслям. Сэнди покосилась на бутылку в своей руке, очевидно думая, что это всё глюки и что пора ей бросать пить. Далия возбуждённо подскочила, подошла ко мне и неуверенно протянула руку, остановив её около моей головы, словно спрашивая, можно ли погладить. Я милосердно кивнула и зажмурилась от удовольствия. Так приятно, когда гладят по головке, кто бы знал…

      Дождавшись, когда шум поутихнет, я превратилась обратно. Было видно, что этот факт глубоко опечалил присутствующих, но да ладно. Успеют ещё меня как следует изучить и рассмотреть. Я ж не изверг, в конце концов. Слов ни у кого не нашлось. Только уйма впечатлений, что видно по сверкающим глазам. Я была довольна, как сорока, утащившая наконец золотую брошку.

      Но вот мы уже дошли до так называемого Приличного Дома. Изнутри слышались многочисленные голоса, фальшивые песни и пьяный смех. Мы вовремя. Ждите нас, гопники, мы покажем вам, как веселиться надо!

Продолжение следует…

Примечание к части

Не надо ругаться, у автора был творческий кризис, вот. Никакая это не лень. Творческий кризис. И не вру я, не надо на меня так смотреть... В общем, нужно ваше мнение, не растеряла ли я свои навыки, вот.
Это все...