Подручный бездарной волшебницы

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-13 16:53:16
Размер текста: 476 кб

Подручный бездарной волшебницы

1. "Я - фамильяр".

В этот послеполуденный час улицы города были немноголюдны. Хотя Костя (точнее - Константин Ветров) жил далеко от центра, на окраине, он решил пойти пешком. Так легче думалось, а размышлять, отодвинув реальность на второй план, Костя любил. Но в очередном пустынном переулке Костя все же заметил то, что не заметить было невозможно.

Прямо перед ним, над тротуаром, висел светящийся шар в человеческий рост.

Костя подошел поближе. Несмотря на яркий свет жара от сферы света не ощущалось, как и запаха озона, что указало бы на электрическую природу аномалии. Ощущая себя Нео из "Матрицы", Костя уступил внезапному любопытству и протянул к аномалии руку.

"Как неосторожно" - мелькнуло напоследок в его сознании, прежде чем портал втянул Костю в себя. После чего портал беззвучно исчез.

-Кто ты? - услышал Костя, придя в сознание. Перед ним стояла девушка, скорее даже девочка. Костя невольно вздрогнул, взглянув ей в лицо.

"Черт возьми, как она похожа на Олю."

Правда у сестры Кости, которую звали Ольгой, волосы не были цвета спелой земляники и зрачки не имели красно-коричневого оттенка. Но в остальном их лица - как две капли воды.

Одета девочка была в черный плащ, под которым была белая блузка и серая юбка. В руке она держала небольшую деревянную палочку, подозрительно смахивающую на знаменитый девайс Гарри Поттера.

Костя заметил, что неподалеку стояла плотная группа юношей и девушек, причем девушки были одеты точно так же как эта девочка. "Вероятно, они школьники". Рядом с ними стоял их учитель, лысоватый мужчина средних лет в темной одежде, внимательно наблюдающий за Костей.

Чуть далее виднелась высокая каменная стена, увенчанная зубчатыми выступами. Костя огляделся: вероятно, и он и все присутствующие находились во внутреннем дворе строения, поразительно напоминающего средневековую крепость.

Костя невольно бросил взгляд вверх. Небо над ним было приятного, но явно непривычного светло-зеленого оттенка. Солнце имело размеры явно больше положенных полградуса и было непривычно тускло-красным.

Посмотрев направо, Костя заметил разношерстную компанию зверей, каких можно встретить на страницах романов фэнтези, но уж точно не в зоологических справочниках. Венцом этой коллекции был огромный белый дракон.

"И куда же я попал?" - мысленно спросил себя пораженный Костя. Все возможные варианты происходящего, в пределах здравого смысла, пришлось поэтапно отбросить. Используя простейшие приемы (надавить пальцем на глаз, больно ущипнуть), он отбросил версию галлюцинации. Также пришлось отбросить предположение, что он, каким то невероятным образом, попал на съемки очередного блокбастера в жанре "фэнтези". Даже у Спилберга в реквизите явно нет живого дракона, а что этот дракон живой, а не кукла - сомнению не подлежало. Да и небо даже в Голливуде вряд ли смогут подделать.

Версию что он, Костя, стал жертвой экспериментов неведомых могущественных сил по контролю над сознанием, тоже пришлосьисключить. Многовато чести для обычного русского студента, да и реальность эта - слишком уж реальна.

Так что пришлось, скрепя сердце, принять самое бредовое, невероятное объяснение происходящему.

-Так кто же ты, простолюдин? - раздраженно повторила свой вопрос девочка.

-Простолюдин? То есть я имею дело с аристократкой? - не совсем вежливо ответил вопросом на вопрос Костя.

-Разумеется. Меня зовут Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер, я третья дочь герцога, невежда - надменно ответила девочка.

-Так назови же свое имя, простолюдин.

-Хорошо, меня зовут Константин Ветров, можно просто Костя. Так все же почему ты меня в простолюдины записала?

-А разве ты владеешь магией? - усмехнулась Луиза-Франсуаза.

-Вот как, то есть в вашем мире дворяне это те, кто владеют магией? А остальные значит простолюдины, так сказать, чернь безродная? - попытался прояснить Костя.

-Именно так - закрыла тему девочка-волшебница.

-Значит, Луиза призвала себе в качестве фамильяра простолюдина, да еще столь дурно отесанного? - спросил кто-то и все, кроме Луизы, ехидно рассмеялись.

"Чего еще ожидать от Луизы-Нулизы!" Смех стал еще громче.

-Луиза, ты должна закончить ритуал Призвания фамильяра. - вмешался учитель и смех тут же стих.

-Пожалуйста, дайте мне попробовать призвать еще раз! - попыталась возразить Луиза.

-Нет. Пока жив предыдущий фамильяр или кандидат в фамильяры, повторить Призыв нельзя. Так что продолжайте ритуал.

Луиза попыталась приблизиться к Косте. Костя вскочил и предостерегающе выставил вперед правую руку.

-Ты что задумала?

-Не мешай, мне нужно закончить ритуал.

-С чего ты взяла, что я дам тебе его закончить? Слушай, в моем мире магия существует лишь в сказках, но значение слова "фамильяр" мне хорошо известно. Так почему ты решила, что я так просто соглашусь стать твоим домашним зверьком, фактически - рабом?

Луиза растерянно посмотрела на учителя. "Господин Кольбер, что же мне делать?"

Кольбер подошел к Косте поближе и спросил:

-Полагаешь, юноша, у тебя есть выбор?

-Да. Верните меня обратно, в мой мир. И пусть Луиза призовет себе другого фамильяра, тем более что я и сам ей, похоже, не очень нравлюсь в подобной роли.

-Сожалею, но это невозможно. Заклинание Призыва работает лишь в одну сторону. Да и куда тебя следует возвратить, где он находится этот "твой мир"?

"Вот же влип" - огорчился Костя. Действительно, где он, этот его привычный мир? Вряд ли эти аборигены что-либо слышали о Земле или Солнечной системе вообще. Да и вообще где он теперь находится, что это за мир? Другая планета? А может - параллельный мир в иных изменениях? Да, о возвращении домой придется пока забыть, ничего не поделаешь. Что же делать? Придется и далее играть на обострение".

-Более не будешь препятствовать мисс Луизе? Раз ты осознал, наконец, что иного выхода нет, и тебе придется стать фамильяром?

-Иной выход есть всегда - твердо заявил Костя, смотря в лицо Кольберу.

Затем Костя повернулся к Луизе:

-Слушай, девочка-врлшебница, у меня есть иное предложение: убей меня.

-Ты хочешь умереть? - пораженная Луиза даже отступила на шаг. Все замерли, включая учителя Кольбера.

-Ну не очень, если честно. Но, знаешь ли, стать рабом, игрушкой прихоти капризной девочки-волшебницы мне тоже не хочется. Ведь ты лишила меня всего, что я имел в своей жизни, предлагая взамен лишь участь раба. Будь последовательной, отними и саму эту жизнь. После чего призови себе другого фамильяра, того, кто тебе больше подойдет.

Луиза молчала, не находя слов, палочка в её руке дрожала.

-В чем дело, госпожа Луиза? А, понимаю... трудно убить человека, глядя ему в глаза. Ладно, я облегчу тебе задачу.

После этих слов Костя повернулся к Луизе спиной.

-Давай уже не тяни, покончим с этим. Прошу лишь, пусть моя смерть будет быстрой и не очень болезненной.

"Вот и все" - грустно подумал Костя. "Ну и ладно, я сам хотел подобного не так уж давно".

Ожидание затянулось, а затем Костя услышал странные звуки.

Он обернулся и замер в удивлении. Луиза плакала, всхлипывая как маленький ребенок.

-Почему, почему у меня ничего не получается? Даже призванный фамильяр-простолюдин отверг меня.

У Кости сжалось сердце. Плача, Луиза еще больше стала похожа на Олю.

Видеть слезы девушки становилось все нестерпимее, и Костя отвел взгляд на других школяров. Их насмешки становились все громче и злее.

"Да, с одноклассниками тебе явно не повезло, Луиза. Друзей-подруг у тебя нет, это очевидно. И с настоящим благородством в твоем мире тоже туго".

Костя пытался найти признаки сочувствия Луизе на лице хотя бы одного школяра... тщетно. Впрочем, пара девочек все же привлекла его внимание, их реакция была отличной от остальных. Этих девочек, похоже, вообще мало волновало, что происходит с самой Луизой, их внимание явно было приковано к нему самому.

Девочки стояли слишком близко друг к другу, чтобы можно было усомниться в том, что они являются близкими подругами. Но они были так не похожи друг на друга.

Одна была статной смуглокожей рыжеволосой красавицей, и её взгляд имел вполне определенную эмоциональную окраску. От такого взгляда немудрено и покраснеть.

Другая была малорослой и хрупкой девочкой в старомодных круглых очках, похожа на ребенка. Внешне Косте она напомнила таких известных аниме-персонажей как Аянами Рей и Юкки Нагато. В руках она держала толстую книгу, но это вряд ли был "Гиперион" Дэна Симмонса. В отличие от чувственной подруги она смотрела бесстрастно, но пристальность её взора, устремленного на упрямого кандидата в фамильяры, все же выдала явный интерес. И, по правде говоря, её взгляд смущал даже сильнее.

"Вот же уставилась, маленькая ведьма. Поневоле почувствуешь себя зверьком в клетке. Ладно, я отвлекся, надо разрулить вопрос с Луизой. Что же, девочка,ты оказалась лучше, чем я полагал вначале. Я оскорбил тебя и тебе было бы выгоднее меня уничтожить, получив шанс призвать вместо меня единорога или василиска или еще какую-нибудь высокорейтинговую тварь, избавив себя от насмешек сейчас и проблем в будущем. Но все же ты решила проявить великодушие и сохранить мне жизнь. Пожалуй, стоит отплатить тебе добром за добро и протянуть руку помощи. Тем более, есть еще шанс, что ты сможешь и захочешь помочь мне вернуться обратно, в мой мир. Ну, а если надежды не оправдаются, что же всегда остается запасной вариант, вряд ли эти маги способны воскрешать мертвых ".

Он подошел к Луизе вплотную и спросил:

-Ты все еще хочешь, чтобы я стал твоим подручным?

Луиза перестала всхлипывать и непонимающе уставилась на него.

-Ладно, я изменю свое решение и соглашусь стать твоим подручным, но на определенных условиях. Поклянись, что будешь хорошо со мной обращаться, уважать мое достоинство и не принуждать делать то, что мне будет неприемлемо. Также пообещай не препятствовать мне попытаться вернуться домой, если будет такая возможность. Ты готова согласиться на такие условия?

Луиза подняла голову: "Я согласна".

"Не очень я верю, что ты исполнишь свое обещание.Ну да ладно, я готов на многое, но все же не на все. Быть для тебя утехой в постели я уж точно не собираюсь. Впрочем, такие страхи вряд ли обоснованны, ты еще слишком юна для

подобного..."

-Хорошо, можешь продолжить свой ритуал.

Луиза взмахнула своей маленькой деревянной палочкой и сказала:

- Мое имя Луиза Франсуаза Ле Бланш Де Ла Вальер. Пентаграмма Пяти Стихий, благослови этого простолюдина и сделай его моим фамильяром!

После чего коснулась своей палочкой лба Кости и, привстав на цыпочках, внезапно поцеловала Костю в губы.

Через несколько секунд Костя ощутил жжение на тыльной стороне левой руки.

Учитель Кольбер подошел к свежеиспеченному фамильяру, вопросительно посмотрел на него (Костя кивнул в знак того, что не возражает) и осмотрел его руку.

-Какая редкая руна Фамильяра! - удивился Кольбер,сам Костя воспринял это заявление вполне равнодушно, он уже чувствовал легкое отупение от избытка впечатлений.

-Ну ладно, все возвращаемся в класс.

-Так ты не лжешь? - недоверчиво спросила Луиза.

-Нет. В моем мире нет магии и драконов, небо другого цвета, солнце меньше, но ярче.

Костя замолчал и еще раз осмотрел комнату. Для "общаги""комната была довольно просторной и роскошно обставленной, но выглядела не совсем ухоженной. Костя провел пальцем по столу, за которым он сидел вместе с Луизой и, вполне ожидаемо, обнаружил на пальце грязь.

"Да, хозяйка из Луизы та еще, ну что взять с дворянки" - подумал Костя, стараясь не выдавать своих мыслей.

-Скажи, госпожа Луиза, ты живешь одна?

-Да, а в чем дело?

-Ну, я полагал, что дворянам прислуга полагается: дворецкий, лакеи, горничные и так далее. У тебя вообще нет слуг?

Луиза посмотрела чуть насмешливо: "теперь - есть".

-Ясно. Но я полагал, что в функции фамильяра входит защита мага-хозяина, помощь в магических ритуалах, а не выполнение обязанностей домашней прислуги. Для подобного можно слугу просто нанять, не прибегая к магическим ритуалам и не призывая его из иного мира.

-Ну что поделать. С прямыми обязанностями фамильяра ты вряд ли справишься. Магических способностей у тебя никаких, да и как защитник... - Луиза презрительно наморщила носик.

-Ну почему же, не стоит меня недооценивать, кое-что я умею. В вашем мире, наверное, все еще мечами и стрелами воюют?

-Даже если и так, пока этого не требуется. У меня нет таких врагов, от которых ты был бы нужен как воин. А содержать и заботиться о простолюдине-бездельнике я не намерена. Поэтому я думаю давать тебе задания, с которыми ты способен справляться: стирка, уборка и прочее...

-Ясно. Значит, это ты будешь обо мне заботиться? Извини, но ты не похожа на человека, который способен заботиться от других. Скорее сама нуждаешься в заботе.

-Что ты возомнил о себе? Кто же еще, по-твоему, может дать тебе пищу и кров? Или ты уверен, что сможешь сам себя обеспечить?

-А почему бы и нет, если ты дашь мне такую возможность? Я не калека, руки и голова на месте. Уж на кусок хлеба смогу себе заработать. Ведь в вашем мире не все создается магией, иначе зачем вам были бы нужны простолюдины?

-Нет уж. Уж лучше иметь фамильяра-простолюдина, чем вообще остаться без фамильяра. А призвать себе нового я смогу лишь после твоей смерти, но ты же, похоже, раздумал умирать?

-Лишь потому, что еще надеюсь найти путь обратно, в свой мир. Да и пожалел я тебя тогда, так что язвить не стоит. Кстати, а почему тебя тогда обзывали "Нулизой""?

-Тебя это не касается! - рассердилась Луиза.

Костя выразительно посмотрел на грудь Луизы, точнее на то место, где грудь должна была быть.

"Может поэтому?" - усмехнулся он про себя.

-Куда ты уставился? - еще больше рассердилась Луиза.

-Да нет, просто задумался. Кстати, на мой вопрос ты не ответила. Тебя так дразнят, потому что ты недостаточно искусна в магии?

-Так все, я устала от разговоров и хочу спать - сказала Луиза, деланно зевая.

-Спать, так спать. Кстати, а где спать мне?

Луиза выразительно показала на пол.

-А что-нибудь постелить? Пол каменный все же.

Луиза покопалась в платяном шкафу и достала пару одеял.

-Спасибо, госпожа, за доброту.

-Ты в туалет не хочешь?

Костя даже слегка ошалел от такой прямолинейности.

-Спасибо, нет. Но хотелось бы помыться, зубы почистить. Или госпожа считает, что её фамильяр должен быть грязным и от него должно дурно пахнуть?

Луиза достала какой-то футляр и извлекла из него маленькую плоскую палочку.

-Вот, держи.

-И что это? Костя повертел палочку в руках. Она была скользкой, как бы намыленной.

-В вашем мире зубы иначе чистят?

-Да уж точно иначе... как этим пользоваться?

-Смочи палочку водой и...

-Ага, понял.

Костя подошел к умывальнику. Вначале он умылся. А когда он стал водить палочкой по зубам, рот наполнился кисловатой пеной, которая слегка щипала. Лучшей замены зубной щетки в этом мире все равно явно не было.

-Не вздумай выбросить палочку, её хватает на две недели и не спутай с моей. -предостерегла Луиза.

После того как Костя закончил и вернулся на свое "ложе", Луиза подошла, держа в руках цепь с ошейником.

-Госпожа желает посадить меня на цепь, словно пса? Может это лишнее, сбегать я все равно не собираюсь, некуда.

Луиза молча держала цепь, показывая всем своим видом, что не намерена отступать от своих намерений. Похоже, девочка просто его боялась. "Ну да, спать в одной комнате с незнакомым парнем, которому нет оснований доверять... если он начнет упрямиться, то лишь подтвердит этим её худшие опасения, так что придется уступить".

Костя вынужденно подчинился и позволил надеть на себя ошейник. Другой конец цепи Луиза закрепила на металлическом штыре, вбитом в стену.

После этого Луиза занялась собственной гигиеной, не обращая больше внимания на фамильяра. Закончив с этим, она стала раздеваться, нисколько не смущаясь...

"Ну понятно, госпоже не пристало стесняться своего раба. Не стоит судить слишком строго, просто у них так принято. Интересно, сколько ей лет? Я бы дал лет четырнадцать, но скорее всего она постарше" - размышлял Костя, тактично отвернувшись.

-Спокойной ночи, госпожа Луиза.

Луиза ничего не ответила.

Костя решил спать не раздеваясь. Пару одеял он подстелили под себя, поскольку каменный пол был не только жестким, но и холодным. Он лишь разулся, сняв кроссовки, сел спиной к стене, охватив колени руками, и предался излюбленному занятию: размышлениям.

Ситуация, в которую он попал, была унизительной, даже гротескной: молодой здоровый парень прикован цепью к стене, словно пес. Но, как ни странно, обиды и унижения Костя не чувствовал, как и неприязни к своей госпоже-малолетке. Напротив, он ощущал какое-то странное облегчение. Вероятно, нечто подобное испытывает осужденный, когда, наконец, узнает о своем приговоре, избавляясь от мучительной неопределенности.

"Все верно, путь в рай лежит через чистилище и я уже ступил на этот путь. Пусть меня ждет, наверное, немало "жести", но, в конце концов, я избавлюсь от того, что так мешало мне жить весь последний год. Хоть я и атеист, но то, что эта девочка так похожа на мою бедную сестренку - не иначе как "знак судьбы" и я просто обязан использовать возможность искупить свою вину в полной мере..."

2. Будни фамильяра

-Фамильяр не должен просыпаться позднее своего хозяина, это недопустимо! - такими словами Луиза приветствовала Костю рано утром. Костя не стал отвечать, не желая начинать утро с конфликта.

Луиза подошла и освободила его от ошейника.

-Можешь умыться и сходить в туалет, туалет в конце коридора. Затем ты пойдешь со мной.

Когда они покинули здание общежития, Костя спросил:

-Скажи, а как называется место, где мы находимся?

-Это знаменитая Академия Магии Тристейна!

-Ясно. А Тристейн - это ваша страна... королевство?

-Да, именно так.

-Скажи, госпожа Луиза, а как называется ваш мир в целом?

-Халкегиния.

-И куда мы сейчас направляемся?

-Вначале в трапезный зал, а затем на занятия. И вообще хватит вопросов, ты слишком любопытен - недовольно заявила Луиза. Костя послушно замолчал.

Зал оказался довольно большим и длинным. В центре располагался три длинных ряда столов, богато уставленных яствами. Каждый ряд столов был предназначен для учеников одного года обучения. Стол Луизы располагался в среднем ряду.

-Где твое место, госпожа Луиза? - спросил он хозяйку. Луиза молча указала на свой стул. Костя, решив проявить обходительность, отодвинул стул, чтобы хозяйке было удобнее сесть. Луиза восприняла этот жест как должное и заняла свое место с гордым видом.

-Учти, простолюдин, то, что ты допущен в этот зал, большая честь для тебя. Но знай, эти блюда лишь для дворян. А ты, если хочешь есть, то вот твоя миска. И Луиза показал на железную миску, стоящую на полу. В миске лежала черствый кусок хлеба.

-Благодарю, госпожа, но я воздержусь.

С этими словами Костя отступил от стола и встал за стул Луизы.

-Ну, если фамильяр желает остаться голодным... - равнодушно бросила Луиза и приступила к завтраку.

Костя все сильнее чувствовал голод. Со вчерашнего завтрака во рту у него не было ни крошки.

И запах и вид яств, поистине королевских, раздражал все сильнее. И даже чавканье иных дворянских отпрысков, поглощавших пищу не очень эстетично, не могло отбить растущего аппетита.

"Ну и манеры, аристократия называется. Просто дикари".

К сожалению, желудок Кости тоже решил не соблюдать манер, в животе громко заурчало.

Раздались смешки. Костя смутился и покраснел. "Извините, ничего не ел со вчерашнего утра.

Уже знакомая смуглокожая девушка с длинными огненно-рыжими волосами протянула Кости кусок мясного пирога.

-Благодарю вас, благородная леди...э-э...

-Меня зовут Кирхе, Кирхе Цербст.

-Благодарю вас леди Кирхе Цербст. Ваша доброта и милосердие поражают не меньше, чем красота - учтиво поблагодарил Костя и принялся с аппетитом поглощать пирог. Пирог был отменным, очень вкусным. Внезапно Костя ощутил боль в боку. Это Луиза двинула его локтем со всей силы.

-Презренный пес, почему ты берешь еду из чужих рук?

-Извини, госпожа, но я все же не пес. Но даже самый глупый пес предпочтет мясо черствому сухарю. Кроме того, хорошей госпоже не мешало бы иметь не меньше сострадания к своему подручному, чем постороннему человеку.

Раздался смех. Иным пришлась по вкусу находчивость фамильяра. Луизу же это явно разозлило.

-Тебе же было сказано, эта еда лишь для дворян!

-Вот именно. И дворяне вольны ею распоряжаться по своему усмотрению: могут съесть сами, могут угостить несчастного подручного, раз его впустили сюда. Вот леди Кирхе угостила меня и никто даже не думает упрекать её за это. Думаю, не станут упрекать и госпожу Луизу, если она проявит милость.

Луиза схватила копченый окорок и ткнула в руку Кости: "Держи, нахал, чтоб ты подавился!"

-Если можно, еще и хлеба тоже.

Получив и хлеб, Костя стал уплетать добавку. "Отменное мясо, явно нет химии. Все же прогресс не всегда хорош, иногда без него лучше". Расправившись с угощением, Костя вытер (с разрешения Луизы) руки салфеткой и стал дожидаться окончания завтрака, вполне довольный собой.

Классы в Академии были похожи на земные студенческие аудитории. Место учителя было внизу, ученические места располагались амфитиатром и были разделены широким проходом со ступеньками, покрытыми красным ковром-дорожкой. Похоже, присутствие фамильяров в классе было делом обычным и допустимым, так что от обилия экзотического зверья рябило в глазах. Поскольку место для фамиляра-человека за партами явно не было предусмотрено, Костя сел прямо на ступеньку в проходе повыше, постелив куртку, чтобы не мешать проходу ученикам, если их позовут вниз к учителю.

Дверь открылась и учительница зашла в класс. Это была пухленькая женщина средних лет, довольно приятной внешности, с добродушным лицом, одетая в фиолетовую робу и шляпу.

-Мое Руническое имя "Красная Глина", Шеврез Красная Глина. В этом году я расскажу вам все об элементе "Земля"...

Костя поначалу пробовал прислушаться к лекции. Так ему удалось усвоить, что существует четыре вида магии, которые соответствуют четырем стихиям: Огня, Воздуха (Ветра), Воды и Земли. Чем большим количеством видов магии владеет волшебник, тем он сильнее. Градация могущества выражается геометрическими фигурами: от "точки" (один вид магии) до "квадрата" (магии всех четырех стихий).

Сама мадам Шеврез была магом-"треугольником", как и большинство учителей Академии.

"Интересно, куда по такой классификации следует отнести мою хозяйку, учитывая, что её прозвали "Нулизой"" - мысленно усмехнулся Костя. Но в целом обилие незнакомых слов и специальных терминов делало лекцию слишком уж непонятной и тяжелой для восприятия. "Ладно, мне это все равно без надобности" - подумал Костя и стал потихоньку клевать носом.

Из состояния легкой дремы вывело его обращение учителя к Луизе.

-Мисс Вальер, не могли ли вы нам кое-что показать? Попробуйте превратить эти камешки в любой металл на ваш выбор.

Луиза повела себя очень странно, явно не собираясь исполнить приказ учителя.

-Эй, Луиза, подъем, что ты тормозишь? - окликнул её Костя. Но Луиза все еще продолжала сидеть. "Что за черт?"

-Мадам Шеврез, лучше вам попросить кого-нибудь другого. Это может быть опасно - встряла Кирхе.

Луиза не выдержала и встала: "у меня все получится", она стала спускаться к столу учителя. Костя, предчувствуя, что может произойти что-нибудь неладное, отправился следом. Луиза покосилась на него, но возражать не стала. Как и миссис Шеврез.

Тем временем другие ученики, вероятно наученные горьким опытом, стали поспешно прятаться под столы. "Однако у моей хозяйки еще та репутация... свезло же мне с госпожой" - встревожено подумал Костя, мысленно готовясь к худшему.

Луиза взмахнула палочкой и стала читать заклинание. Костя на всякий случай подобрался к столу, на котором хватало всякой алхимической посуды, поближе.

Когда Луиза кончила читать заклинание и коснулась камней палочкой, они вначале раскалились докрасна, а затем раздался взрыв. Но Костя успел вовремя повалить на пол и Луизу и миссис Шеврез, прикрыв их своим телом.

-Слезь с меня, пес! Какое право ты имеешь так с нами обращаться? - заорала на него Луиза. Костя встал и, морщась от боли, достал из собственной спины окровавленный кусок стекла.

-Если бы я вас не прикрыл своим телом, это стекло застряло бы в тебе. Ты же в порядке, госпожа? А вы, миссис Шеврез?

Дамы не пострадали. Как и ученики, они с явным облегчением стали выбираться из-под столов.

-Так, повернись, и подними свою...

Костя повернулся и задрал футболку. Мадам Шеврез извлекла пинцетом еще два куска стекла из его спины, затем смазала ранки целебной мазью. Боль моментально утихла.

-Вынуждена отдать должное вашему фамильяру, мисс Вальер. Но сами вы просто стихийное бедствие. Надеюсь, здание Академии все же не будет полностью разрушено до вашего выпуска.

"Да уж, Луиза - ты сама мисс Бездарность" - посыпались упреки из класса. Но видно Луиза уже к ним привыкла.

После занятий пришло время обеда. Но Луиза сразу заявила Косте, что в столовой больше ноги его не будет после того, что он учудил за завтраком. Фамильяру было велено дожидаться свою хозяйку во дворе, вместе с остальными "коллегами".

То ли зверье здесь хорошо относилось к людям, то ли ритуал Призвания так действовал на этих "братьев меньших", но иные скучающие зверюшки стали приставать к Кости, требуя внимания и ласки. Среди них была и огромная, длиной в рост человека, ящерица кирпично-красного цвета. Костя погладил её за головой, ящерица довольно захрюкала и повалилась на бок, как щенок.

-Похоже, ты любишь животных? - раздался голос. Он принадлежал той рыжеволосой зеленоглазой красавице, что проявила милость к Косте за завтраком.

-Да, как и они меня. Животные мне нравятся своей непосредственностью. Если им кто-то нравится, то они этого не скрывают. С людьми сложнее...

-Кстати, эта саламандра - мой фамильяр. Её зовут Пламя.

-Так это саламандра? Вот почему у неё такая кожа горячая. Вероятно, круто иметь такого фамильяра?

-Да уж... Луизе такого фамильяра точно бы не призвать.

-Хм. Хочешь сказать, что я хуже саламандры? Ну, может и хуже, зато я из другого мира. А призвать фамильяра из другого мира тоже круто. Уверен, такое у вас нечасто происходит.

-Мне вообще неизвестны такие случаи. А ты действительно из другого мира?

-А что, незаметно? Ну, хотя бы по моей одежде, обуви. Скажи, у вас умеют делать такие вещи?

Костя расстегнул и вновь застегнул "молнию" на ветровке.

Кирхе признала, что ничего подобного раньше не видела.

-Ладно, извини, но мне надо идти. Да и госпожа твоя уже ждет тебя.

Костя оглянулся: Луиза стояла рядом, она явно слышала разговор и была недовольна тем, что Костя так свободно общается с другой госпожой.

-Идем, нам пора домой.

Дома Луиза заставила Костю заняться уборкой. Костя, полагая и сам, что комната давно нуждается в наведении порядка, отнесся к этому поручению с максимальной добросовестностью. После генеральной уборки помещение вроде даже светлее стало. Костя также, с разрешения своей хозяйки модернизировал свое ложе. Он достал на конюшне Академии большой мешок и набил его сеном, превратив его в подобие матраца. Одним из одеял он застелили это свое ложе, решив использовать второе по прямому назначению. Луиза попыталась отпустить по поводу этого ехидные шуточки, называя это ложе то ли "курятником", то ли "насестом", но Костя просто пропустил это мимо ушей. Ближе к вечеру он обнаружил возле своей постели миску с сухарем. Костя был готов поклясться, что и миска и сухарь те же самые, что Луиза предлагала ему в столовой во время завтрака.

"Да уж, достойная награда за труды. Луиза, ты - маленькая вредина" - мысленно пожурил свою хозяйку фамильяр и сделал вид, что не заметил миски.

-Раздень меня - внезапно обратилась к нему Луиза.

-Чего? А это еще зачем? - насторожился Костя. Черт его знает, может тут слишком уж простые нравы. "Не пора ли напомнить ей о нашем соглашении?"

-Дворянин не будет раздеваться сам, если рядом есть слуга - просветила его Луиза.

-Вот как. А тебя не смущает, что твоего тела будет касаться парень?

-Парень? Где? Я думала, тут никого нет, кроме меня и фамильяра.

"Ну я тебе еще это припомню..."

-Ну, хорошо, мне нетрудно. Если что-то буду делать не так, ты уж поправляй...

Раздеть Луизу оказалось не столь уж трудным занятием. Луиза стала натягивать на себя ночную сорочку. Костя отвернулся и стал раздеваться сам. После того как он стянул футболку и джинсы, он услышал какой-то сдавленный звук. Костя повернулся: Луиза уставилась на него широко открытыми глазами.

-В чем дело, госпожа?

Похоже, в этом мире не было принято, чтобы мужчины так открывали свое тело. На Косте были лишь облегающие плавки, весьма рельефно подчеркивающие его принадлежность к мужскому полу, благо природой Костя явно не был обделен.

-Так в чем дело? Ведь тут нет никого, кроме фамильяра, которого Луиза не считает мужчиной. А другие фамильяры, насколько я знаю, вообще без одежды обходятся. Может мне и это снять?

-Н-не надо...

-Ну раз так, спокойной ночи, госпожа.

И Костя, ощущая легкое злорадство от своей маленькой мести, нырнул под одеяло.

"Черт, а правильно ли я поступаю? Ведь для неё психически комфортнее не видеть во мне мужчину, ведь для юной девушки жить и спать в одной комнате с парнем... кроме того, мне не хотелось бы, возвращаясь в свой мир, оставить здесь девушку с разбитым сердцем, это слишком жестоко. Надо мне быть полегче на поворотах, иначе нас могут ждать проблемы..."

На другое утро Луиза сообщила, что не намерена брать Костю с собой на занятия и поручает ему заняться стиркой, подробно объяснив, где находится прачечная. Взяв корзину с бельем, Костя отправился к хозяйственному корпусу, рядом со столовой, там и располагалась кухня и прачечная. Подходя к длинному серому зданию, он повстречал аккуратного вида девочку в одежде служанки.

-Вы фамильяр госпожи Ла Вальер?

-Да, это я. Не подскажите, где мне можно исполнить поручение госпожи? Мне нужно это постирать.

-Конечно, идемте со мной, я провожу. Кстати, меня зовут Сиеста. Можно узнать, как зовут вас?

-Костя. Рад с вами познакомиться.

Сиеста не только показала и объяснила все, что требовалось, но и помогла со стиркой, за что Костя был ей сердечно благодарен. Но его благодарность возросла еще больше, когда Сиеста, после того как они вместе развесили бельё для просушки, пригласила его на кухню и принесла полную тарелку мяса.

-Мы всегда готовим с запасом, иногда дворяне требуют добавки. Так что часто еда остается.

В глазах Кости Сиеста стала чем-то вроде ангела спасения. Он без лишних церемоний умял, сколько мог, рассудив здраво, что подобный случай ещё может представиться не скоро.

-Похоже, ваша хозяйка не очень щедра - заметила Сиеста.

-Наверное, не хочет баловать, кроме того, ей нужно всячески подчеркнуть разницу между нами, иначе это может стать проблемой... для неё, разумеется, ты ведь понимаешь?

Сиеста понимающе кивнула.

-Скажи, я могу тебя чем-то отблагодарить? Хочешь, помогу тебе с работой, раз ты мне помогла? Ты проси, не стесняйся.

-Хорошо, помоги мне раздать десерты к обеду.

Костя взял серебряное блюдо с пирожками. Вместе с Сиестой по крытому переходу между зданиями они попали в столовую.

Костя держал поднос, в то время как Сиеста раскладывала пироги. Один маг особенно выделялся. У него были длинные светлые вьющиеся волосы, расстегнутая белая рубашка, из её кармана торчала роза. А вокруг него толпилось несколько парней:

-Ну, Гиш, кто твоя новая подружка?

-Столь уж это важно? Ни одна девушка не устоит перед моим мужским обаянием!

Костя поморщился, ему всегда были неприятны подобные "мажоры". И тут он заметил, что из кармана штанов этого местного донжуана выпал маленький флакон.

Костя поднял и поставил флакон на стол перед парнем. "Извините, но вы это уронили".

-Это не мое. Сгинь отсюда.

Однако было поздно, приятели Гиша заметили флакон.

-Да это же духи Монморанси. Так вот с кем Гиш закрутил очередной роман!

-Нет, послушайте! Это ошибка.

Тут к Гишу подошла миловидная девочка с весьма огорченным выражением лица.

-Я так и знала, что вы, Гиш, и Монморанси...

-Нет, Кэйт, ты все неправильно поняла!

Но Кэйт на это не купилась, подошла и влепила Гишу пощечину.

Но этом беды Гиша не кончились. К нему подошла еще одна девушка с длинными вьющимися волосами цвета спелой пщеницы.

-Первогодок клеишь, Гиш?

-Монморанси, пожалуйста, не надо. Я всего лишь сопровождал Кэйт во время поездки по лесам Ла Рошеля.

Монморанси презрительно усмехнулась и вылила содержимое одной из бутылок на грудь Гиша.

-Жалкий лжец! - бросила она напоследок.

Гиш резко повернулся к Косте.

-Ну, простолюдин, ты дорого мне за это заплатишь.

-Ты получил то, чего заслуживал. Нечего обманывать девушек и встречаться с двумя сразу. Считай это уроком, пижон.

-Ты, похоже, не знаешь как надо вести себя с дворянами? Это я тебе преподам урок.

-Зато я знаю, как нужно поступать с подлецами, что обманывают девушек. Давай, я весь к твоим услугам. Начнем прямо сейчас?

- Не глупи. Не могу же испачкать обеденные столы дворян кровью простолюдина. Я жду тебя во Дворе Вестри, когда закончишь свою работу. Короче, считай это вызовом на дуэль.

Костя хладнокровно пожал плечами. В честном бою у Гиша вряд ли будут шансы.

Тут подошла Луиза, вид у неё был очень взволнованный.

-Ты что творишь?! Я все видела! Если хочешь жить - иди и извинись. Если сделаешь это сейчас, возможно он простит тебя.

-Этого не будет. А что, собственно, тебя волнует? Если я и погибну - просто призовешь себе другого фамильяра, разве ты не этого хочешь, госпожа?

Двор Вестри был центральным садом, находившимся между башнями Огня и Ветра. Зрители уже собрались, предвкушая интересное зрелище.

-Господа! Это дуэль! - Гиш со своей фирменной надменностью приветствовал зрителей, подняв над головой розу.

-Гиш будет драться с простолюдином Луизы!

-Ну что же, начнем. После этих слов Гиш тряхнул розой и один из лепестков упал на землю и превратился в бронзового воина-голема, вооруженного коротким копьем с наконечником похожим на кинжал.

-Ясно. Сам драться, как настоящий мужчина боишься и решил спрятаться за спиной этого монстра? - презрительно спросил Костя. Он ожидал, что произойдет нечто подобное.

-Правилами дуэли это допускается, я же маг - Гиш был все же уязвлен словами Кости.

-Так что твоим противником будет мой бронзовый голем "Валькирия".

-Хорошо. А в правилах дуэльного кодекса не говорится, что поскольку меня вызвали на дуэль, я имею право выбрать оружие? - спросил Костя.

Похоже, такой пункт был и в местном дуэльном кодексе, что Гиш вынужден был признать.

-Ладно, можешь выбрать себе любое оружие, какое сумеешь найти! - с ехидной улыбкой соизволил Гиш, остановив свою "Валькирию" условным жестом.

-Луиза, где ты, моя госпожа? Мне нужно оружие, лучше всего - меч, хотя подойдет и палица и боевой топор - обратился Костя к Луизе.

Но Луиза лишь опустила голову.

-Да она не умеет. Где уж Луизе-Нулизе создать магией меч - послышались голоса в толпе. "Черт, ну конечно, она же полный бездарь в магии" - запоздало спохватился Костя. Он посмотрел на свою хозяйку с нескрываемой жалостью, хотя жалеть, скорее, стоило самого себя.

-Тебе нужен меч? Держи! - из толпы выступила Кирхе и взмахнула палочкой. В тот же момент перед Костей показался меч, вонзенный в землю. Костя радостно вытащил меч из земли и покрутил в руках, оценивая оружие. Меч казался странно легким и был богато украшен. Но в то же время он не казался игрушкой и выглядел надежным. Длинное лезвие шириной с ладонь было наточено до зеркального блеска, меч был идеально сбалансирован. "Сойдет!"

Костя заметил, что когда он взял в руки меч, руны на его руке засветились. "Похоже, это знак того, что я наконец приступил к исполнению прямых обязанностей подручного..."

-Спасибо вам, леди Кирхе. Этот бой я посвящаю не только госпоже Луизе, но и вам тоже!

Тут в рукав Кости вцепилась Луиза.

-Костя, прошу тебя, одумайся. Тебе все равно не победить!

-Нет. Я защищаю не только свое личное достоинство, но и твою честь, госпожа. Пусть все убедятся, что тебе достался не самый слабый фамильяр. Ну а если погибну... что же, мне мало что терять. Разве что черствую корку на ужин.

Луиза смутилась от последних слов. Костя освободился от руки Луизы и направился к Гишу.

-Прошу прощения, милорд, что заставил себя ждать. Теперь точно можно начинать.

Гиш с кислой миной (он явно не рассчитывал, что Костя сумеет раздобыть оружие) сделал знак своей "Валькирии"" начать поединок...

Костя и так был парнем неслабым, отличался отменной скоростью реакции. Но сейчас он чувствовал себя так, будто его накачали допингом. "Валькирия" даже не успела сделать выпад, как была разрублена мечом надвое с поразительной легкостью.

Гиш запаниковал и затряс своей розой. Из земли проросли сразу семь големов.

Эти големы безнадежно проигрывали Косте в скорости реакции и не имели ни малейшего представления о тактике. Но их удары были невероятно сильны и все же их было семеро.

Костя пожалел, что не догадался попросить сразу пару мечей. От рождения он был левшой, но благодаря специальным тренировкам он в равной степени мог орудовать обеими руками. Второй меч можно было использовать для защиты, а так Костя все же не смог парировать все удары, которые обрушивались на него со всех сторон.

Острие копья одной из "Валькирий" задело его бедро. Джинсы тут же набухли кровью. А затем один из големов ударил Костю в бок тупым концом копья и Костя полетел кубарем, едва не выпустив меч из рук. Луиза бросилась к нему

-Костя, хватит, остановись!

-Нет, ни за что! - бросил Костя, поднявшись на ноги. Луиза, отойди, а то и тебя случайно зацепит.

Обругав себя мысленно, что не догадался сделать этого раньше, Костя подобрал копье, брошенное одним из поверженных големов. Несмотря на раны, он еще был полон сил и решимости победить.

Теперь дела пошли лучше, больше ударов Костя не пропускал. Чередуя удары мечом и копьем, он быстро разделался с големами. Последние два голема даже попытались спасти бегством, возможно, им передался страх их хозяина. Предпоследнего Костя пронзил брошенным копьем, а последнему голему снес голову мечом.

Гиш был магом-"точкой" и силы его уже иссякли. Он стал испуганно пятиться, запнулся и упал на спину, словно жук.

-Пощади, я сдаюсь - торопливо крикнул он.

-Пощадить тебя? А почему, собственно, я должен тебя пощадить, ведь ты бы меня точно не пощадил?

Из толпы выбежала девушка, которую звали Монморанси.

-Прошу тебя, храбрый фамильяр, сохрани Гишу жизнь!

-Благородная леди, этот парень обманывал вас, но вы все равно просите пощады для него? Почему, разве он достоин вашей жалости?

-Потому что... Монморанси запнулась, замолчала и покраснела.

-Хорошо, вам я не смею отказать. С этими словами Костя вонзил меч рядом с головой Гиша. Меч тут же исчез, оставив лишь облачко серебристой пыли.

Костя протянул руку поверженному противнику.

-Вставай, дворянину не пристало валяться на земле. Надеюсь, урок пойдет тебе впрок и ты впредь будешь бережнее относится к чувствам девушки, тем более что свою жизнь ты сохранил благодаря заступничеству этой девушки. И не стоит держать на меня обиды, покончим на этом...

После того, как он помог встать Гишу, Костя повернулся к остальным.

-Вот и все, шоу закончено, можете расходиться, всем спасибо за внимание. Луиза, нам пожалуй стоит вернуться к себе... что-то я неважно себя чувствую.

Адреналин схлынул и пульсирующая боль, казалась, охватила все тело. Костя поплелся в направлении общежития. Но ноги его подкосились и он рухнул на землю. "Черт, это все же слишком больно" - мелькнуло в его сознании, прежде чем он лишился чувств.

Когда Костя пришел в себя, он с удивлением обнаружил, что лежит в постели Луизы. Сама Луиза сидела за столом и, похоже, дремала.

Одежда Кости, явно выстиранная и заштопанная, висела рядом на стуле. Дверь отворилась и в комнату вошла Сиеста. На серебряном подносе она несла кружку молока и кусок свежего хлеба.

-Вы очнулись, господин Костя. Я рада.

-Прошу не называй меня "господином". Почему я в кровати Луизы?

-Мисс Вальер уложила вас спать. Она попросила учителя наложить на вас заклинание лечения и смазала ваши раны целебной мазью. Вы были очень серьезно ранены.

-Ясно.

Но Костя чувствовал себя совершенно здоровым.

-Сколько же я спал?

-Два дня и две ночи.

-Слишком долго. Хватит мне валяться. С этими словами Костя сел и стал одеваться.

-Есть я не хочу, так что можешь унести. Извини, Сиеста, но тебе сейчас лучше уйти.

Сиеста молча поклонилась и послушно вышла из комнаты.

Костя подошел к Луизе и стал её тормошить. "Луиза, проснись". Луиза с трудом открыла глаза.

-Хозяйка, тебе лучше лечь в постель и хорошо выспаться.

Луиза неловко поднялась из-за стола и едва не упала, вступив на затекшую ногу. Не успев даже ойкнуть, она оказалась на руках Кости. Тот быстро отнес Луизу на кровать.

-Госпожа, позвольте раздеть вас.

Луиза заторможено, не совсем раскрытыми глазами смотрела как ловкие руки фамильяра, быстрые и проворные, словно порхающие бабочки, расправлялись с её одеждой.

Раздев Луизу, Костя уложил её и накрыл одеялом. "Спи спокойно, госпожа, и пусть тебе присниться что-нибудь приятное"...

На следующее утро Костя осторожно разбудил Луизу. Луиза посмотрела на часы и ужаснулась.

-Глупый фамильяр, почему ты так поздно разбудил меня? Я опоздала на завтрак!

-Не волнуйся госпожа, ты не останешься без завтрака. С этими словами Костя подошел к столу и жестом фокусника сдернул белую салфетку. Под ней оказался поднос с завтраком и небольшая фарфоровая ваза с полевыми цветами.

Вечером Костя с удивлением обнаружил рядом со своим ложем большую миску с похлебкой и кружку с молоком, накрытую куском свежего хлеба, намазанного маслом.

Похлебка выглядела очень наваристой, а в самом центре миски горделиво, словно айсберг в ожидании "Титаника", красовался большой кусок мяса.

-Спасибо, госпожа Луиза - поблагодарил Костя, принимаясь за ужин.

Похоже, отношения госпожи и фамильяра наконец то попали в более приятную для обеих сторон колею. Луиза стала относиться к Косте помягче, в её лексиконе стали намного реже встречаться "пёс" и "безродный". Костя, в свою очередь, стал максимально обходительным, послушно и без промедления выполняя все распоряжения госпожи, давая понять, что не склонен задаваться после победы над Гишем. Иногда он позволял себе и проявить инициативу. Так он достал инструменты и дощечки, выпросив у знакомых слуг (у местных слуг Костя после дуэли приобрел нешуточную популярность и почетное прозвище "наш мечник") и смастерил себе маленький низенький столик. Есть с пола было не только несколько оскорбительно, но и не совсем удобно. Луиза следила за его работой по изготовлению столика с плохо скрываемым любопытством. Похоже, такая работа руками для неё была не менее экзотична, чем для Кости - магические трюки.

Костя сожалел лишь о том, что Луиза больше не брала его с собой на занятия. Хозработы не занимали слишком много времени и Косте становилось откровенно скучно. Тогда он обычно отправлялся на кухню Академии, благо общение со слугами, особенно с Сиестой, было и приятным и даже иногда познавательным. Благодаря этому общению он постепенно узнавал больше об окружающем мире, беспокоить же свою госпожу расспросами Костя не хотел, чтобы не разрушить хрупкий ледок доброжелательности в их взаимных отношениях

И все шло вполне хорошо, но, как известно, все хорошее имеет тенденцию заканчиваться.

Вечером накануне Луиза дождалась, пока Костя уснет. Потом встала, зажгла ночную лампу и достала из тайника маленькую металлическую шкатулку. Высыпала её содержимое на стол: на столе образовалась маленькая кучка серебряных и медных монет. Денег было мало, до конца месяца их точно не хватило бы...

Учеба, проживание, пропитание в Академии были для учеников бесплатными. Но приобретать некоторые вещи, такие как магические книги и реагенты, приходилось за собственный счет. Учитывая, что у Луизы редко получалось выполнять успешно задания по практической магии с первого раза, последняя статья расходов была слишком большой. Содержать своих фамильяров ученики также были обязаны за свой счет. Увы, но попытка сэкономить на пропитании Кости окончилась полным провалом. После дуэли с Гишем Луиза окончательно убедилась, что Костя скорее уморит себя голодом чем согласится на предложенный ему изначально рацион.

Луиза бросила взгляд на спящего Костю и вздохнула. Этот фамильяр все же приносил слишком много хлопот.

Когда Луиза впервые его увидела, она решила, что её фамильяр обладает кротким и покладистым характером. Так она подумала, потому что лицо Кости казалось очень добродушным, милым, даже немного женственным. Согласно местным канонам мужской красоты лицо мужчины должно иметь более резкие черты, а губы должны быть более тонкими. Тогда Луизе пришло в голову, что Костя лицом даже напоминает её любимую сестру Каттлею и она решила, что подчинить своей воле такого мягкосердечного парня ей не составит труда. Но реальность оказалась несколько иной. В самую первую встречу этот простолюдин доказал, что обладает твердым характером и волей, нетипичными для этого сословия.

Чаще фамильяры имели такой же пол, что и их хозяева. Было бы намного проще, если бы Луиза призвала девушку-простолюдинку. И, тем не менее, Луиза теперь была твердо уверена, что не променяет Костю ни на какого другого фамильяра, даже дракона.

Луиза еще раз пересчитала деньги. Да, совсем мало. Покупка целебной мази проделала в её скромных финансах огромную дыру. Кроме того Луиза решила начать копить на покупку меча для фамильяра, который блестяще доказал, что достоин обладать оружием. Да и вообще вооруженный фамильяр-простолюдин смотрелся бы не так глупо.

А в отдаленной перспективе следовало позаботиться и о гардеробе для Кости. Сейчас лето, но нужно заранее подумать о зимней одежде для подручного. Зимы в Тристейне не были особо суровыми, но одежда и обувь Кости решительно не подходили для зимы.

Луиза достала письменные принадлежности. Она все же решилась написать письмо своим родителям и сообщить, что ей удалось призвать себе фамильяра, пусть и столь необычного. И, разумеется, попросить выслать ей денег на такие непредвиденные расходы. Она еще раз тяжко вздохнула и взяла в руки перо.

На следующий день Луиза вернулась после занятий в поразительно дурном настроении. Может опять накосячила с заклинаниями или поругалась сильно с кем - это так и осталось секретом для подручного. Её настроение явно не улучшилось, когда она обнаружила что Кости нет дома: подручный проводил свободное время в компании с милой Сиестой. Так что когда Костя все же вернулся, его ждал очень неласковый прием.

Казалось, упрекам и придиркам Луизы не будет конца. Каждую попытку оправдания и примирения со стороны Кости Луиза принимала в штыки, извращая смысл Костиных слов самым обидным для себя образом. В конце концов, к вечеру и терпение Кости стало истощаться.

-Послушай, Луиза, я понимаю у тебя неприятности. Но разве достойно вот так срывать свою злость на мне, разве это благородно?

-Да как ты смеешь попрекать свою госпожу и указывать мне? Убирайся прочь!

-Не понял, куда это я должен убраться? - оторопел Костя.

-Чего ты не понял? Пошел вон из моей комнаты. Сегодня будешь спать в коридоре!

-Луиза, одумайся, там же холодно.

Действительно, ночами в коридоре общежития было очень холодно, намного холоднее, чем в комнатах. Непонятно почему, кстати. В комнатах были небольшие камины, но летом ими было не принято пользоваться, тем не менее, в комнатах было сравнительно тепло. Магия, наверное, возможно местным магам удалось приручить "демона Максвелла".

-Ничего не знаю! Проваливай!

Луиза достала свою волшебную палочку и стала угрожающе ею размахивать. Костя торопливо собрал свою постель в охапку и торопливо выскочил в коридор. "Еще себя покалечит своими же заклинаниями, махо-седзё недоделанная".

В коридоре было действительно холодно, даже пар изо рта шел. Костя быстро понял, что уснуть у него не получится, бросил свою постель возле двери и стал прохаживаться по коридору, пытаясь согреться.

"Луиза, ты маленькая злюка и вредина" - проклинал он мысленно свою жестокосердую хозяйку.

Неожиданно навстречу ему выбежала саламандра. "А, коллега, привет" - поздоровался Костя и стал поглаживать саламандру. Гладить горячую кожу было по-настоящему приятно. Саламандра, получив свою порцию ласки, внезапно вцепилась в штанину.

-В чем дело? Ты хочешь меня куда-то отвести? Ну ладно, идем.

Саламандра двинулась по коридору, Костя отправился следом. Он уже догадывался, куда саламандра ведет, точнее, к кому. И даже - зачем...

Дверь в комнату Кирхе была приоткрыта.

Костя осторожно вошел, надеясь, что его догадки все же не оправдаются.

-Прикрой дверь.

Костя послушно прикрыл дверь.

Кирхе сидела на своей кровати в одном белье. Вид у неё был предельно соблазнительный.

-Догадываешься, зачем я тебя позвала?

-Да. Хотя мне трудно в такое поверить.

-Вероятно, ты считаешь меня падшей, развратной женщиной, но мое руническое имя "жар", а это почти то же, что и страсть.

-Не считаю возможным судить тебя столь строго, учитывая, сколь многим я тебе обязан. И я признателен тебе хотя бы за то, что ты разглядела во мне человека, мужчину.

-Спасибо. Ты умеешь быть галантным. Хочешь, я подарю тебе что-нибудь?

-Ну, это явно лишнее...

Но Кирхе уже рылась в своих вещах. "Ага, вот оно!" - радостно возвестила Кирхе, вероятно, найдя желаемое и вручила находку Косте.

-Это Книга Запретной Страсти!

Костя открыл книгу кожаном темно-коричневом переплете и замер потрясенный: "ё-мое...". Под кожаным переплетом скрывался земной порнографический журнал весьма хардкорного содержания. "Как порнуха из моего мира смогла попасть сюда?"

Костя тут же попробовал навести справки у Кирхе. По словам девушки, эта "реликвия" давно уже принадлежала её семье, как же она стала собственностью семьи Цербст, она не знает. Знает лишь, что это очень ценная книга и многие дворяне хотели бы обладать ею.

"Ну еще бы" - мысленно усмехнулся Костя. Для местных аристократов содержимое этого веселого журнальчика было не только весьма приятным, но и познавательным. Наверняка земная цивилизация могла дать форы местному фашистскому феодализму и в плане сексуальных техник.

-Хорошо, я приму подарок. Костя рассудил, что эта "Книга" может оказаться полезной, он все еще надеялся выяснить, как эта вещь из его мира попала в Халкегинию. Пусть очень тонкая, но зацепка в поисках обратного пути в родной мир.

Кирхе понимающе кивнула, явно оценив интерес Кости к книге превратно, и радостно заулыбалась.

В раскрытом окне неожиданно появилась небритая рожа:

-Кирхе, почему ты не пришла в назначенный час к фонтану?

-Извини, Клаус, но мои планы изменились.

-Но, Кирхе...

-Пламя!

Кирхе щелкнула пальцами. Саламандра, оправдывая свое имя, выдохнула длинную струю огня. Рожа, издав панический вопль, поспешила исчезнуть.

-Скажи, Кирхе, а ничего, что ты задумала завести роман с простолюдином? Это для тебя не чревато неприятными последствиями?

-Я иностранка, из Германии. А в моей стране к подобным вещам относятся намного более терпимо, чем в Тристейне. У нас простолюдин, не владеющий магией, даже может заслужить дворянский титул.

-Здорово. Жалею, что не попал в Германию вместо Тристейна или не стал твоим фамильяром... прости, Пламя.

Кирхе мило улыбнулась, а затем потянулась к Косте и смачно поцеловала его в губы.

Но тут дверь резко распахнулась. Но это был не очередной ухажер, это было намного хуже. На пороге стояла маленькая разъяренная фурия по имени Луиза.

Луиза, немного остыв, решила все же проявить снисхождение к своему фамильяру и позволить ему вернуться в комнату. Как же она была поражена, обнаружив лишь брошенную постель возле своей двери! Недолгие поиски привели её к двери Кирхе.

-Кирхе! Какое право ты имеешь соблазнять моего фамильяра!

-Извини, но даже пес имеет право на личную жизнь.

-Она права, Луиза.

-Ты мой фамильяр!

-Это не дает право вторгаться в мою личную жизнь. И, кроме того, я старше тебя на два года и я мужчина!

-Ты мужчина? - Луиза презрительно скривила личико.

-Представь, да. Во всех смыслах... в отличие от тебя, я уже не девственник.

После этих слов Луиза слегка смутилась и покраснела. Кирхе довольно захихикала: "съела, подруга?"

- А ты подумал, что тебя ждет? У Кирхе хватает поклонников, вряд ли они будут рады сопернику-простолюдину.

-Я перестал бы себя уважать, если бы отказался от близости с девушкой из-за страха перед расправой. Госпоже уже следовало бы уяснить, что я не трус - парировал Костя.

-И я защищу Костю, если потребуется, пусть хоть кто-то попробует его тронуть, будет иметь дело со мной - вмешалась Кирхе.

А затем добавила:

-Скажи, Луиза, а ты не ревнуешь случайно?

-Что? Это лишь ты, развратная германская... да чтобы я, Ла Вальер стала испытывать влечение к безродному псу...

-Очень жаль - сухо прервал её Костя, которому явно не понравилось, что его обзывают "безродным псом" в присутствии Кирхе.

- Потому что иных причин отказаться от предложения Кирхе я просто не вижу. А сейчас, госпожа Луиза, я прошу тебя уйти, поскольку то, что дальше произойдет, явно не для глаз невинной девушки.

После этих слов Костя стал медленно раздеваться. Луиза, покраснев до корней волос, выскочила из комнаты, хлопнув дверью.

Костя вернулся лишь утром. После приятной, но все же несколько утомительной и бессонной ночи дико хотелось спать. Но впереди еще предстояло драматичное объяснение с хозяйкой: "что поделать, бесплатных пирожков не бывает". "Книгу Запретной Страсти" он предусмотрительно оставил пока у Кирхе, решив не усугублять свое положение, ведь подарок мог привлечь внимание Луизы, последствия же вряд ли были бы приятны для него.

Костя вошел в комнату Луизы осторожно, стараясь не будить хозяйку. Но, увы, Луиза уже не спала и сидела на кровати. Вид её не предвещал ничего хорошего гулящему подручному. Тем более что рядом с ней лежал хлыст.

-Ну что, значит, та девка лучше, чем я? А я уж увидела в тебе почти человека, но ты всего лишь похотливый пес, готовый побежать за любой юбкой, так мало надо чтобы совратить тебя...- голос Луизы дрожал от ярости.

-Моей госпоже следует лучше следить за своей речью, чтобы не быть понятой превратно.

-Что ты хочешь этим сказать?

-Сравнивая себя с Кирхе, моя госпожа подчеркивает, что она тоже девушка. Но разве я имею право воспринимать госпожу в таком качестве, разве имею право сравнивать её с другими девушками? Ведь госпожа Луиза всячески дает понять, что не считает меня парнем, значит и я не имею право смотреть на неё как на девушку. Госпожа Луиза рассмеялась и оскорбила меня, когда её заподозрили, что она ревнует, но сейчас Луиза ведет себя именно как ревнивая девушка, которую предпочли другой.

Луиза замерла, не зная, что ответить.

-Ты... ты все это выдумал. Это невозможно!

-Но все выглядит именно так. Какое тогда тебе дело, с кем я сплю, провожу ночь? В конце концов, ты сама вышвырнула меня в коридор как ненужную вещь.

Говоришь мне мало надо? Да, мне мало надо, но похоть здесь не при чем. Я просто устал, устал быть одиноким, устал от того, что единственный человек, с которым меня близко свела судьба в этом мире, видит во мне, в лучшем случае, "почти человека".В отличие от тебя Кирхе сумела увидеть во мне не почти, а просто человека, не пса, а мужчину. И мы с ней беседовали, сидя за столом, пили вместе вино. Пусть я для неё лишь очередное увлечение, но этого достаточно чтобы я испытывал к ней ответные чувства... да, мне действительно мало надо...

-Можешь спать с кем угодно, но только не с Кирхе. Наши семьи - давние враги.

-И что? Какое дело фамильярам до распрей между господами, пока дело не касается безопасности хозяев? Кирхе же не приплетает свою саламандру в ваши конфликты? Ваша родовая вражда не мешает вам учиться в одной Академии, даже в одном классе. И, наконец, если благородная девушка из рода Цербст вступит в связь с простолюдином, принадлежащим семье Ла Вальер, то это скорее уронит честь рода Цербст, чем Ла Вальер.

Не давая Луизе собраться с ответом, Костя продолжил:

-И мне все равно придется встречаться с Кирхе и далее. Если сегодня вечером, к девяти часам, я не буду у неё в комнате, она сама заявится сюда и уведет меня силой.

-Она не посмеет...

-Она посмеет, Луиза, и ты это знаешь. Как и то, что не сможешь ей помешать. Ведь Кирхе - "маг-треугольник", а ты даже до уровня "точки" не дотягиваешь. Так что просто смирись и прими это. Если попытаешься помешать Кирхе - не только потерпишь поражение, это вызовет скандал, поползут грязные слухи. Ведь все будет выглядеть так, как будто две дворянки не поделили между собой парня-простолюдина. И что если эти слухи дойдут до твоих родителей, ведь Кирхе может это подстроить? Что с тобой тогда будет, Луиза?

Луиза опустила голову, мысленно она уже проклинала себя за то, что решила выставить своего фамильяра за дверь. Похоже, теперь ей действительно остается лишь смириться.

-Но я все же признаю, что и сам виноват в том, что так получилось, как и то, что осмелился ослушаться прямого приказа своей госпожи. Кажется, ты хотела наказать меня хлыстом. Ну что же, может от этого тебе хоть немного легче станет.

После этих слов Костя разделся до пояса и встал спиной к Луизе: "начинай, госпожа".

Удары не заставили себя ждать, причем удары неслабые. Рука у этой хрупкой на вид девушки была тверда. Очень скоро Костя ощутил, что его спина стал липкой. Во время экзекуции Костя молчал, стиснув зубы, когда же удары прекратились, он спросил, не оборачиваясь: "Луиза, это все?"

Ответа не последовало. Костя обернулся. Голова Луизы была опущена, как и рука с хлыстом, она явно была в прострации.

"Да уж, не удивительно. Я ведь доказал ей , что она действительно хотела мне помешать остаться у Кирхе именно из-за ревности, разоблачив её отмазки. Для такой гордой девушки, дочери герцога, осознать, что она запала на простолюдина-фамильяра... да, есть отчего испытать шок. Но я тоже хорош, решил наказать Луизу за то, что она выставила меня в коридор... идиот! Лучше бы молчал и просто позволил себя побить".

Костя осторожно забрал у неё хлыст и положил на стол. Влажной салфеткой он стер кровь со спины, оделся и обратился к Луизе: "госпожа, тебе пора собираться на занятия". Луиза молча кивнула.

И после занятий Луиза была тихой и молчаливой. Когда подошло условленное время, Костя обратился к ней, испытывая явную неловкость: "Луиза, мне надо идти, пора". Луиза спокойно ответила: "ну и иди".

С тех пор Костя посещал Кирхе не реже трех раз в неделю. У этой девушки была твердая хватка.

3. Меч для фамильяра

- Завтра "День Свободы от Забот", так что мы отправимся в город за покупками - сообщила Луиза.

Деньги, которые она просила у родителей, наконец, пришли и она решила купить своему фамильяру оружие.

Хотя ей явно не нравилось, что Костя стал любовником Кирхе, внешне она старалась этого не показывать. Да и Костя старался вести себя как можно более послушно, всячески пытаясь угождать хозяйке, ощущая свою вину перед ней. Поэтому он лишь утвердительно кивнул.

Дорога до города казалась слишком длинной для Кости, не привычного к верховой езде. Бедра побаливали, но Костя старался не подавать вида, стараясь лучше разглядеть город, он, как оказалось, был столицей королевства. В целом не очень впечатляло, разве что улицы были очень чистыми для феодального города.

Наконец они нашли лавку оружейника с вывеской в виде меча.

-Нам нужен меч, вот для него - Луиза указала на Костю.

Продавец, пожилой упитанный мужчина, кивнул и удалился в кладовку, вернувшись с одноручным мечом. Луиза нахмурилась, меч показался ей недостаточно солидным и надежным. Тот меч, которым Костя победил големов Гиша, явно был более серьезным оружием.

-Нужен более длинный и тяжелый меч, желательно двуручный.

Продавец скептически поглядел на Костю, пожал плечами и снова удалился в кладовку. Вернулся он с огромным двуручным палашом, с лезвием, отполированным до зеркального блеска.

-Как насчет этого? Это лучший клинок, который есть в моей лавке, работы знаменитого мастера фон Шупея. Правда стоит он очень дорого, три тысячи серебром.

-Так дорого? Нет, нам надо что-то подешевле.

-Жаль, такой красивый меч...

-Эй, не будь таким привередливым, парень - послышался низкий грубоватый голос со стороны.

Костя приблизился к источнику звука: "странно, но тут никого нет"

-Эй, парень, а глаза разуть?

Звук явно исходил от старого, тронутого ржавчиной, меча.

Продавец раздраженно крикнул: "Дерф, прекращай грубить клиентам!"

-Так тебя Дерф, зовут? - спросил Костя.

-Мое полное имя лорд Дерфлингер, прошу запомнить.

-Рад знакомству, меня зовут Костей.

-Ты хозяин?

-Пока нет, но если госпожа купит...

Костя пристальнее разглядел меч. На самом деле меч не был ржавым, просто клинок был сделан из темного металла или сплава. Хотя лезвие было более узким, чем у палаша, это меч был явно тяжелее.

-Сколько вы за него просите?

-Сотня серебром. Впрочем, могу немного скинуть, до восьмидесяти монет.

-Договорились.

Луиза отсчитала требуемую сумму. Хозяин лавки вложил говорящий меч в ножны и подал его Косте.

-Если меч будет слишком разговорчив, достаточно вложить его в ножны. По правде говоря, я очень рад, что избавился от этого надоеды.

Спустя небольшое время после того, как Костя и Луиза покинули оружейную лавку, в неё вошла еще одна клиентка: высокая рыжеволосая девушка-дворянка.

Через непродолжительное время она покинула лавку, держа тот роскошный меч, сработанный мастером Шупеем. До дверей её проводил хозяин, недоумевающий, как его угораздило продать драгоценный клинок за полцены.

-Может все же помиритесь? - с отчаянием в голосе в очередной раз вопросил Костя.

Но Луиза и Кирхе даже не удосужились взглянуть на него. Они стояли друг против друга, направив друг на друга палочки.

Случилось то, чего Костя давно боялся. Луиза все же не выдержала и бросила прямой вызов Кирхе, в тщетной надежде разорвать оскорбительный для неё роман Кирхе с Костей. Последней каплей, что переполнила чашу терпения Луизы, было полушуточное обещание Кирхе совсем отобрать у Луизы её фамильяра-простолюдина и увезти к себе в Германию, где Костя получил бы шанс стать дворянином.

Дуэль было решено провести за стенами Академии, подальше от ворот. А чтобы Костя не вздумал вмешаться, к нему приставили подругу Кирхе, девочку по имени Табита, это её Костя мысленно обозвал "маленькой ведьмой" во время церемонии Призвания, ощутив неловкость от её пристального взгляда.

Из-за своих очков и полудетской фигуры она выглядела явно не очень грозной. Но эта девочка была единственным в Академии учеником - "магом-квадратом". Именно Табита призвала себе в качестве фамильяра того дракона, что так впечатлил Костю в первые минуты его пребывания в Халкегинии. Дракон, кстати, парил сейчас в небе, оберегая свою госпожу. Впрочем, Костя не сомневался, что Табита способна сама лишить его жизни самым изощренным способом прежде, чем успеет хотя бы встать. Так что ничего не оставалось, как смириться с ролью приза, который разыгрывают между собой участницы дуэли.

Немного утешало то, что Костя, буквально на коленях, вымолил у Кирхе обещание обойтись с Луизой как можно мягче, без членовредительства. Но, зная горячий нрав Кирхе, это не очень обнадеживало.

Право первого "выстрела" Кирхе надменно предоставила Луизе. Та решила использовать магию Огня. Разумеется, Кирхе, для которой эта стихия была родной, легко отразила простенькое заклинание Луизы. Огненный шарик отскочил в сторону и попал в башню... башня взорвалась, во все стороны полетели куски каменной кладки!

Костя крикнув: "бегите, дуры", схватил Табиту на руки ("какая легкая, совсем ребенок") и бросился прочь.

А затем появилось нечто огромное.

-Что еще за тварь?

-Похоже, огромный земляной голем, которого призвал какой-то сильный маг - ответила Табита, после того как Костя поставил её на землю, отбежав на достаточно большое расстояние. Вместе с Луизой и Кирхе они затем забрались на подлетевшего дракона Табиты и наблюдали за дальнейшим с высоты.

На плече чудовища сидел человек, одетый в черный плащ, наверное, это был хозяин голема. Голем подошел к башне, ударами кулаков расширил проем. Человек спустился по руке в башню и вскоре снова вскарабкался на плечо голема, держа какой-то длинный сверток.

На стене показалась надпись "Я забрала ваш Посох Разрушения. - Фуке Глиняный Кулак".

Голем удалился на небольшое расстояние от стен Академии и рассыпался. Его хозяин бесследно исчез.

4. Посох разрушения.

-Кто был свидетелем нападения и похищения Посоха Разрушения? - начал расспросы директор Академии Осман.

-Вот эта троица - учитель Кольбер указал на Луизу, Кирхе и Табиту. Костя, как "движимое имущество", остался за скобками. Тем не менее, Осман почему то пристально уставился именно на Костю.

-Расскажите все, что видели.

Луиза кратко поведала о произошедшем, благоразумно умолчав о причине, почему все они оказались в этом месте, вне стен Академии.

Осман нахмурился и задал вопрос Кольберу:

-А где мой секретарь, мадам Лонгвилль?

-Я не знаю, сегодня я её не видел.

Но мадам Лонгвилль оказалась легка на помине: "Сожалею, что опоздала, я изучала место преступления и наводила кое-какие справки".

-И что вам удалось что-нибудь узнать?

-Сущие мелочи... местоположение Фуке. Местные крестьяне видели, как в заброшенный дом в лесу входил человек в плаще, по описанием похожий на этого Фуке.

-Как далеко это дом?

-Часа три-четыре, если на лошадях или в повозке.

-Прекрасно. Тогда мы сможем вернуть Посох самостоятельно, обойдясь без лишней огласки, которая нам совершенно ни к чему. Нужно организовать поисковую группу. Может есть добровольцы? Пусть поднимут свои палочки...

Луиза тотчас подняла свою палочку вверх. Вслед за ней подняли свои палочки Кирхе и Табита.

-Но это невозможно, они ведь ученики. Мы не можем подвергать их жизни такому риску - стала возмущаться миссис Шеврез.

-Тогда может кто-то хочет пойти вместо них? Что-то я больше не вижу добровольцев - недовольно пробурчал Осман.

Воцарилось неловкое молчание. "А эти маги не слишком то и храбры, когда доходит до дела" - подумал Костя с ноткой презрения. "Зато моя госпожа... не ожидал, Луиза".

-В таком случае позвольте пожелать вам удачи. Вам будет приготовлен экипаж. Кстати, мисс Лонгвилль, вы сможете сопроводить наших юных героев?

-Да, господин Директор, я с радостью буду их проводником - ответила Лонгвилль.

"Экипаж" оказался просто открытой повозкой с сиденьями из досок, запряженной парой лошадей. Управляла повозкой Лонгвилль.

-Миссис Лонгвилль, вашу мог выполнять и простолюдин. Почему же вы её выбрали? - явила свое любопытство Кирхе.

-Так я и не дворянка.

-Но вы же маг! Как же вы потеряли свое звание дворянина?

Похоже, это был больной вопрос для Лонгвилль. Она упорно хранила молчание.

Кирхе в конце концов отстала от неё и переключила свое внимание на Костю:

-Дорогой, я давно хотела сделать тебе этот подарок. Она развернула длинный сверток, который давно приковывал внимание и Кости и Луизы. Костя ахнул, увидев тот роскошный меч, что видел в оружейной лавке.

-Не вздумай его принять! Я уже купила тебе меч - в ярости зашипела Луиза.

Но возвращать его Косте, разумеется, не хотелось. Меч был великолепен, казалось, он был создан для руки Кости.

-Конечно, это лучший меч, достойный моего дорогого... в конце концов, все лучшее родом из Германии: и мечи и женщины. Всем известно, что женщины Тристейна не чета нам, германкам: они скупы, черствы и фригидны - слова Кирхе так и сочились ядом.

Разумеется, Луиза в долгу не осталась. Её характеристика нравственных качеств Кирхе была лаконичной, но предельно выразительной и ёмкой. Девушки явно были не прочь продолжить разборки, прерванные тогда появлением голема Фуке.

-Может, хватит наконец, сейчас не время - не выдержал Костя.

-Ты бы помолчал, ты во всем виноват - прошипела Луиза.

-Пусть Костя разрешит наш спор, какой же меч ты хочешь иметь? - с обольстительной улыбкой обратилась Кирхе.

-Я хочу иметь оба меча - не промедлил с ответом Костя, взяв меч из рук Кирхе.

Если бы взгляды девушек могли испепелять, от Кости бы даже кучки золы бы не осталось. Впрочем, Луиза все же дотянулась ногой и больно лягнула Костю в лодыжку.

-Вы не так поняли. Для меня действительно лучше иметь два меча. Во-первых, я способен фехтовать обеими руками, во-вторых так надежнее: если один клинок сломается, я не останусь безоружным. А мне ведь надо вас защищать, не так ли?

-И все же этот раунд остался за мной, не так ли, Нулиза?

Луиза промолчала, к ней вернулось прежнее спокойствие.

Повозка въехала в лес. "Дальше пойдем пешком" - заявила Лонгвилль. Вскоре они оказались на небольшой поляне с заброшенным домом. Было решено отправить в дом лазутчика, чтобы выманить Фуке, а затем внезапно атаковать его, прежде чем он вызовет голема. Разумеется, идти пришлось Косте.

Быстрый осмотр дома показал, что он пуст. Костя жестом позвал остальных. Лонгвилль, впрочем, заявила, что осмотрит окрестности. Луиза тоже предпочла остаться снаружи.

Табита в каком то ящике нашла "Посох". Костя испытал легкий шок, когда понял что это за вещь...

-Аааааа- раздался испуганный крик хозяйки. В этот же миг крыша дома куда-то исчезла и в проеме показался голем.

Атака Табиты и Кирхе не причинила голему особого вреда. "Уходим, леди" - крикнул Костя и бросился наружу, ища взглядом свою госпожу.

Луизы не было видно. Она стояла позади голема и читала заклинание.

-Беги же, дурочка, спасайся! - заорал Костя.

-Я не могу убежать. Если побегу, лишь докажу еще раз что являюсь лишь "Нулизой", а ведь я сама вызвалась...

Костя поглядел на Луизу так, как будто увидел её в первый раз.

Увы, заклинание Луизы тоже лишь поцарапало тело голема, разозлив его. Он уже поднял ногу, готовый раздавить девочку.

Костя в самый последний момент схватил Луизу в охапку и бросился в сторону. Луиза расплакалась от унижения и бессилия: "все, что я могу, это позволить спасти себя".

Косте хотелось утешить девочку, но времени на сантименты не было. Он побежал к лесу. Голем неторопливо пошел за ними.

Рядом приземлилась Сильфида, дракон Табиты. Костя торопливо усадил на него Луизы и шлепнул дракона по телу: "улетайте, живо!". Сам, вытащив клинок работы Шупея из ножен, бросился к голему: "ну держись, комок грязи". Увы, первый же удар кулака, который попытался парировать мечом Костя, привел к тому, что меч сломался у самой рукояти. Знаменитый меч оказался просто подделкой... Костя раздраженно отбросил бесполезный обломок меча в сторону. Затем он отбежал от голема подальше и замахал руками: "эй вы, мне нужен Посох". После короткой дискуссии Луиза с посохом спрыгнула с дракона, с помощью Табиты, которая использовала заклинание Левитации. Так она оказалась рядом с Костей.

-Луиза давай его мне и отбеги в сторону. "Посох" - это оружие из моего мира, я знаю, как его использовать.

Луиза послушно сделала все, как просил Костя. Костя немного отбежал от Голема: "на такой дистанции взрыватель должен сработать", навел гранатомет на голову монстра и выстрелил:

-Не смей обижать девушек, комок грязи!

Граната угодила точно в голову монстра, она разлетелась в куски. Тело голема застыло на полушаге, а затем осыпалось, став холмиком глины.

Костя бросил на землю уже бесполезный гранатомет. Но его тут же подобрала мисс Лонгвилль, внезапно возникшая из-за кустов, а затем она направила его на Костю

-Прекрасная работа, спасибо.

-Миссис Лонгвилль, что вы делаете? - закричала Луиза.

-Спасибо что напомнили о себе, палочки на землю! - скомандовала Лонгвилль, наведя гранатомет уже на Луизу.

Девочки послушно бросили палочки на Землю. Костя усмехнулся и медленно, растягивая наслаждение, вытащил Дерфа из ножен, что висели у него за спиной

-Рано радуешься, Фуке. - процедил он сквозь зубы.

-Брось меч немедленно!

-И не подумаю. Бесполезно, Посох больше не выстрелит.

-Что?

-Это оружие из моего мира. Довольно сильное, но имеет один недостаток: всего лишь один заряд. И этот заряд я уже использовал. Так что теперь Посох бесполезен как лук, для которого не осталось стрел.

После нескольких тщетных попыток выстрелить, Лонгвилль-Фуке бросила гранатомет и выхватила палочку. Но воспользоваться ей она не успела. Костя со скоростью молнии подбежал к ней и выбил палочку из рук ударом клинка плашмя. А затем острие меча застыло у самой груди Фуке.

-Лишь дай мне повод... хочешь умереть прямо сейчас?

Фуке не хотела умереть прямо сейчас, о чем она поспешила сообщить Косте.

-Прекрасно, а теперь руки за спину. Луиза, забери её палочку, Кирхе и Табита, свяжите ей руки.

После того, как все было выполнено, Костя подытожил: "мы успешно выполнили задание, можно возвращаться".

Все три девочки бросились к нему и обняли героя.

-Наверное, нас ждет хорошая награда за успешно выполненное задание - мечтательно проворковала Кирхе, когда "группа захвата" уже возвращалась в Академию.

-Более всего награды достоин Костя, но он лишь простолюдин... - с сожалением взглянула на Костю Луиза.

-Ничего, свою награду я уже получил, ведь меня обняли сразу три прелестные девушки... весьма неплохая награда для парня - усмехнулся Костя.

После этих слов даже на щечках Табиты проступил легкий румянец.

-Дорогой, настоящая награда ждет тебя впереди... - многообещающе, томным голосом, заверила Костю Кирхе.

Луиза насупилась и помрачнела. Воцарилось неловкое молчание.

"Черт тебя дернул за язык, Кирхе" - мысленно выругался Костя, отводя глаза в сторону.

-Вы хорошо справились с заданием: вернули Посох Разрушения и поймали Фуке -провозгласил директор Осман.

Три девушки гордо подняли головы.

-Фуке будет передана городской страже, а Посох Разрушения вернется в сокровищницу. Дело закрыто. Я подал запрос на присвоение вам Орденов Кавалера. А Табите вообще полагается Эльфийский Медальон. Кроме того, в честь возвращения Посоха мы устроим послезавтра бал.

Луиза взглянула на невозмутимого Костю.

-Директор Осман, а Костя ничего не получит?

-Он ведь не дворянин.

-Мне ничего не нужно, но мне хотелось бы кое о чем вас спросить, директор Осман.

-Хорошо. Остальные могут идти.

Девочки послушно удалились.

-Спрашивай. Ответы - самое малое, что я могу сделать для тебя...

Костя вышел из кабинета Османа через четверть часа. Что касается "Посоха" - он услышал примерно такую историю, что и предполагал. Да, он был не первым человеком с Земли, который попал в Халкегинию. Но, увы, его предшественник, что некогда спас директора Османа, был уже мертв. Так что ничего нового, что помогло бы найти путь обратно, Костя так и не узнал.

Зато Осман просветил его насчет рун на его Руке. Костя узнал, что является наследником некого Гэндальва, фамильяра самого Бримира, величайшего мага за всю историю Халкегинии. Именно благодаря этой "силе Гэндальва" Костя обрел способность в совершенстве владеть любым оружием.

Зал Альвисс был почти полон. Костя стоял на небольшом балконе и наблюдал за балом, что уже начался. Дерф был рядом, прислоненный к перилам.

Ему было немного скучно, ведь как простолюдин он чувствовал себя явно чужим на этом празднестве.

"Зачем Луиза настояла, чтобы я пришел на бал?"

Все что ему оставалось, это потягивать слабое, но очень терпкое вино, заедая его виноградом.

Кирхе на балу не было, она почувствовала недомогание. Кроме того, в эти дни у неё были месячные, так что Костя был временно избавлен от необходимости посещать её комнату.

В зал вошла его хозяйка. Она была одета в белоснежное вечернее платье, на руках её были длинные перчатки из той же материи. Волосы были аккуратно уложены... Луиза была похожа на прекрасную нимфу.

Не только Костя оценил привлекательность Луизы. К ней бросились парни и стали наперебой приглашать на танец. Но Луиза царственным жестом отвергла всех и поднялась к Косте.

-Прежде всего, я хочу поблагодарить своего фамильяра...

-Не стоит, госпожа, я лишь хорошо сделал свою работу.

Лицо Кости погрустнело, он уже понял, к чему клонит Луиза.

-Но ты, госпожа, подошла ко мне не только затем, чтобы выразить свою благодарность? Неужели госпожа...

-Да, госпожа решила оказать честь фамильяру...

-...которой её верный пес вряд ли достоин. Луиза, прошу, пойми меня правильно, но я вынужден тебе отказать. Как твой верный фамильяр, я обязан заботиться не только о твоей безопасности, но и о твоей чести. Если ты будешь танцевать со своим фамильяром-простолюдином на балу, после того как отказала в такой чести кавалерам-дворянам, это может послужить поводом для грязных сплетен о наших взаимоотношениях. Я не могу допустить подобного, так что мой ответ - "нет". Не обижайся, Луиза, еще раз прошу тебя. Но знаешь, я все же тебе благодарен за то, что ты хотела мне предложить подобное... пусть на минуту, но ты все же увидела во мне человека, а не домашнее животное, и я признателен тебе. Память об этом я бережно сохраню в своем сердце. А теперь, госпожа, я пойду отсюда, мне здесь просто нечего делать.

Костя умолчал еще об одной причине, почему он отказал Луизе. Но она как бы подразумевалась сама собой. Костя все еще оставался любовником Кирхе.

После того как Костя вернулся домой, он долго сидел молча на своем лежаке, обняв руками колени. Молчание прервал Дерф:

-Хозяин, а ты не слишком суров с госпожой Луизой? А ведь она, похоже, неравнодушна к моему хозяину.

-Скажи, Дерф, что ждет благородную девушку-дворянку по законам Тристейна, если её уличат в любовной связи с простолюдином?

-Её лишат дворянского звания, могут даже изгнать из страны.

-Вот видишь...

-А хозяин желает знать, что в этом случае ждет простолюдина?

-Не особо, я догадываюсь - сухо ответил Костя.

-Похоже, моего хозяина больше волнует судьба госпожи Луизы, чем собственная.

-Если и так... тебе это кажется удивительным?

-Кажется, я начинаю лучше понимать своего хозяина.

-Ладно, закончим этот разговор. Пора спать.

Вскоре вернулась и Луиза. Она так ни с кем и не потанцевала. Луиза поглядела на спящего Костю с явным сожалением, а затем сама легла спать.

Через три дня Кирхе, поймав Костю в коридоре, радостно сообщила, что она вновь готова к его визитам и ждет его вечером. Признаться, Костю это не очень обрадовало.

Но он был вынужден сообщить эту новость Луизе. Луиза отнеслась к ней с напускным равнодушием, но Костя прекрасно понимал, что за ним скрывается.

Когда уже подходил урочный час, Луиза обратилась к нему с просьбой: "Пожалуйста, прежде чем идти к Кирхе, отужинай дома".

Обычно в таких случаях Костя ужинал у Кирхе. Он пожал плечами и перевел взгляд на свою миску, но она была пуста. Он вопросительно взглянул на Луизу.

-Я хочу, чтобы ты поужинал со мной, за столом - спокойно сообщила ему Луиза.

Костя подчинился. Несмотря на оказанную честь, он чувствовал себя крайне неловко и старательно избегал встречаться взглядом с Луизой. Когда подошло время, он встал из-за стола:

-Мне пора, Луиза.

-Что же, иди раз пора.

Чувствуя себя все более отвратительно, Костя осторожно прикрыл за собой дверь: "Похоже, пришло время сделать окончательный выбор".

Луиза после ухода Кости убрала со стола, разделась и попыталась уснуть. Но уснуть все никак не удавалось.

Дверь осторожно открылась и вошел Костя. Не глядя на Луизу, он быстро разделся и лег спать.

-Костя, почему так быстро? Вы с Кирхе поссорились?

-Съешь лимон, госпожа - как-то не совсем понятно выразился фамильяр.

-Нет, мы не ссорились, но больше я к ней ходить не буду. Нашим отношениям пришел конец. Спокойной ночи, госпожа Луиза, приятных тебе снов.

В эту ночь Луизе действительно снились приятные сны. Но об их содержании она бы не решилась поведать даже своей любимой сестре Каттлее.

Начиная с этого дня Костя будет всегда ужинать за столом, в компании своей хозяйки.

Еще через пару дней Луиза сообщила Косте, что они отправляются в Альбион по секретному заданию принцессы Генриетты.

5. Ветры Альбиона.

К своему удивлению Костя узнал, что их будет сопровождать и Гиш де Граммон, с которым он некогда дрался на дуэли. По правде говоря, он по прежнему у Кости вызывал не очень много симпатии, пожалуй меньше, чем фамильяр Гиша: гигантский крот по имени Беллданди. Правда Костю немного коробило, что эта кротяра носила имя самой привлекательной аниме-девушки, Богини I класса с неограниченной лицензией... но что тут поделаешь!

Привередничать, протестовать против такой компании не приходилось - приказы принцессы не обсуждаются, тем более фамильярами.

У Беллданди была одна слабость, её привлекали драгоценные камни. А Генриетта одарила Луизу кольцо с Рубином Воды, по которому принц Уэльс должен был опознать посланца принцессы. Зачем нужен был визит к этому Уэльсу, который ныне находился в охваченном гражданской войной Альбионе, Костя пока был не в курсе.

Как бы то ни было, но когда Гиш позвал свою Беллданди, этот крот тут же напал на Луизу и повалил на землю. Зрелище было настолько необычное и пикантное, что Костя и Гиш не стали торопиться с оказанием помощи... и тут на помощь Луизе пришел какой-то высокий статный господин, он отправил крота в непродолжительный полет.

Гиш, недовольный столь суровым обращением со своим фамильяром, выхватил палочку, но палочка тут же была выбита из его рук. Незнакомец явно был сильным и опытным магом.

- Я не враг. По приказу ее высочества я буду сопровождать вас в пути. Я капитан Рыцарей Грифонов, виконт Вард. Извини, что жестко обошелся с твоим подручным. Но я не мог оставаться спокойным, когда моя невеста подвергается нападению.

Костя был немало потрясен. Он не знал, что у Луизы есть жених. Рассмотрев Варда, он был вынужден признать, что Вард был превосходен во всем. Высокий статный красавец с щегольски подстриженной рыжеватой бородкой.

Луиза представила Варду своих спутников. Вард посмотрел на Костю с явным интересом: "фамильяр-человек, это так необычно".

Потом он предложил Луизе продолжить путь на своем белом грифоне, Луиза согласилась. Косте это также явно не улучшило настроения, он ощущал пустоту в сердце, от которой уже успел отвыкнуть.

К вечеру они почти достигли окраин Ла-Рошели. К удивлению Кости этот город, якобы порт, был расположен высоко в горах. Впрочем, времени на удивление не осталось, когда их маленький отряд попал в засаду и на Гиша с Костей посыпался град стрел. Впрочем, обстрел не принес вреда, так как мощный порыв ветра сдул и стрелы и лучников. В вечернем небе Костя разглядел Сильфиду, дракона Табиты. Как оказалось, на драконе прибыла не только сама Табита, но и Кирхе, чему Луиза явно не была рада.

Гиш после непродолжительного допроса налетчиков сообщил, что они простые грабители. Вард великодушно приказал отпустить их, что посеяло первые зерна сомнения в душу Кости, сам он был уверен, что нападение не было просто случайностью. Но Костя решил держать сомнения при себе, тем более что внутренне признавал свою пристрастность по отношению к Варду. Все же ревность - весьма неприятное чувство.

Увы, но не только эти сомнения вынудили Костю подглядывать в окно номера, в котором остановились Вард и Луиза после прибытия отряда в Ла-Рошель. То, что он смог услышать еще сильнее обеспокоило Костю. Вард явно был в курсе о его "силе Гэндальва" и, похоже, он смог придти к тому же выводу что и Костя: Луиза, соответственно, обладала силой Бримира, хозяина Гэндальва, то есть обладала магией Пустоты. Костя сам хотел сообщить о подобном умозаключении Луизе, чтобы воодушевить свою хозяйку столь потрясающим открытием, которое многое объясняло. В том числе и как Луизе удалось связать два мира, призвать его в Халкегинию. Но не это больше обеспокоило Костю и даже не то, что Вард вел себя довольно настойчиво в отношении Луизы, несколько раз уже пытаясь поцеловать её. Костя все больше приходил к выводу, что Варду не нужна сама Луиза, а лишь её сила, которую он, похоже, решил использовать в своих, непонятных пока целях. В целом Вард производил впечатление человека очень честолюбивого, а честолюбие не всегда дружит с верностью и преданностью.

Костя уже знал, что в Альбионе идет война, развязанная знатью против королевской власти, причем война успешная для знати. Если подобное произойдет в Тристейне, Вард вполне может оказаться в передних рядах и немало выиграть от политических перемен.

Решив, что он услышал достаточно и пора все обдумать, Костя покинул свой пост. Увы, но он ошибался, полагая, что остался незамеченным.

На следующий день в номер, где ночевали Костя и Гиш, постучал Вард. Он предложил Косте померятся силами на дуэли.

Костя не стал отказываться. Он надеялся разговорить Варда и внести полную ясность: либо развеять свои сомнения, либо превратить их в нечто более определенное.

К его удивлению, Вард предложил пригласить в качестве свидетеля на дуэль Луизу. Костя слегка поморщился: тщеславный расчет Варда был ему ясен как слеза младенца. "Неужели он видит во мне соперника? Похоже, Луиза, когда они были наедине, дала ему основание думать так... ну и ладно!"

Дуэль они решили провести на заброшенном плацу замка в центре города.

Костя знал, что Вард окажется сильным противником, но чтобы настолько...

Вард легкими движениями своей палочки легко парировал удары меча Кости, а Косте казалось, что он отражает удары не палочки, а стального лома. Очень быстро руки заныли от усталости. К тому же его сильно раздражала болтовня Варда о том, что Костя не в состоянии защитить Луизу, поскольку, несмотря на всю "силу Гэндальва", является лишь дилетантом.

Увы, перевести беседу в более интересное русло не получилось. Возможно, и у Варда возникли подозрения насчет Кости, он явно был начеку.

Все же Косте удалось обманным движением достать один раз Варда. Острие меча распороло камзол вельможи. Вард, рассердился по-настоящему и применил сильную магию. Спустя пару мгновений Костя оказался лежащим на груде старых ящиков, по его лбу стекала кровь.

Луиза хотела подойти и утешить Костю. Но Костя поглядел на хозяйку так, что она передумала к явной радости Варда, вельможа тщательно прикрывал ладонью прореху в камзоле, чтобы не смазать эффект от победы над фамильяром.

"Радуйся, Вард, пока есть возможность. Но мне теперь известно твое слабое место: ты все же слишком самонадеян, когда-нибудь это тебя погубит" - утешал себя Костя, постепенно приходя в себя после такого столь явного поражения.

Спать после того, что произошло, не хотелось вовсе. Костя мрачно любовался ночным небом, стоя на балконе второго этажа гостиницы.

Сзади подошла Луиза.

-Не стоит так переживать из-за поражения, это недостойно.

-Поражение здесь не при чем, я и не рассчитывал победить столь сильного мага. Так что утешать меня нет необходимости. Как и излишне беспокоится обо мне. Я всего лишь хочу вернуться домой, в свой мир.

-Обещаю, я сделаю все что смогу, чтобы помочь тебе в этом.

-Но если я не смогу вернуться? Что мне останется делать?

-Тогда я прошу и далее служить мне...

-Даже если ты выйдешь замуж за Варда?

-Это никак не связано с браком.

-Если ты выйдешь замуж, я не смогу больше оставаться твоим фамильяром, так что...

Тут Костя осекся и посмотрел вверх. К ним приближался огромный каменный голем, чье тело закрыло луну. На его плече сидела две фигуры, закутанные в черные плащи.

-Фуке! - хором воскликнули Костя и Луиза.

-Для меня честь, что вы помните меня. Полагали, что я гнию в тюрьме? Нашлись добрые люди, которые освободили меня, и решила воспользоваться случаем, чтобы вернуть должок.

Похоже, второй фигурой был тот, кто сумел вытащить Фуке из темницы.

Костя схватил Луизу за руку и они бросились прочь, вниз по лестнице.

Внизу, на первом этаже, остальной отряд также подвергся нападению.

Было решено, что дальше отправятся лишь Луиза, Костя и Вард. Все остальные попытаются задержать нападающих.

Вскоре стало понятно, почему порт расположен в столь странном месте. Сама гавань оказалась гигантским деревом, среди ветвей которого были пришвартованы парусные суда. Заметив неподдельное удивление Кости, Луиза спросила:

-Разве в вашем мире нет ничего подобного?

-В моем мире корабли ходят лишь по воде.

Луиза пожала плечами:

-Если есть суда, что ходят по воде, должны быть и те, что ходят по воздуху.

Костя решил, что не время оспаривать столь странную логику.

Когда они уже начали подниматься вверх по лестницам, расположенным в полых корнях и в стволе древа, на Луизу напал незнакомец в черном плаще. Тот самый, что был с Фуке на плече голема. Костя попытался прикрыть Луизу, выставив меч, но мощный удар, наподобие электрического, пронзил его запястье. Нападающий был опытным магом, применившим заклинание "Облако Молний". Так что роль спасителя Луизы была блестяще сыграна Вардом, он сумел послать нападавшего в непродолжительный полет с лестничного пролета.

Куда сильнее, чем боль от раны, Костю донимало ощущение своей бесполезности. По сравнению с Вардом он смотрелся все более блекло и это наполняло сердце отчаянием.

Вскоре они оказались на корабле, что отчалил немедленно по настоянию Варда. Костя узнал, что полет таких кораблей возможен благодаря наличию на борту неких "камней Ветра", вероятно, способствующих левитации. Но все эти чудеса уже не занимали воображение Кости, он все больше погружался в бездну черной меланхолии.

Даже тот невероятный факт, что Альбион оказался огромным летающим островом, оставил его равнодушным. Луиза, похоже, понимая состояние Кости, пыталась вернуть ему былое расположение духа, но безрезультатно. Она обиделась, когда Костя дал ей понять, что не стоит уделять ему столько внимания, чтобы не давать лишних поводов для ревности Варду.

Вард тоже пытался заговорить с Костей, но фамильяр был не склонен к общению. В ответ на прямой упрек, что подобная неразговорчивость может расцениваться как неуважение к аристократу, Костя процитировал: "Молчание - это море, способное скрыть все".

-Хочешь сказать, что тебе есть, что скрывать от меня?

-Возможно. Как возможно и то, что вам есть скрывать... не только от меня.

Самообладание на миг изменило Варду. "Неужели проклятый мальчишка меня подозревает?" Костя проводил Варда слабой усмешкой.

Костя все сильнее чувствовал усталость от этого мира, ощущая себя ненужным и бесполезным.

Уже на подлете к Альбиону их корабль был перехвачен пиратским судном, под названием "Орел". Капитан "Галантной Мери" предпочел сдаться без боя. Обезоруженные Костя, Луиза и Вард оказались в трюме пиратского корабля. Пользуясь случаем, Луиза настояла чтобы Костя все же показал рану. Увидев рану, которая уже начала чернеть, Луиза бросилась к двери, требуя оказания помощи своему фамильяру. Разумеется, это было бесполезно.

Но спустя довольно продолжительное время дверь открылась и пленников проводили в каюту капитана.

Капитан предложил присоединиться к повстанцам. Луиза гордо отказалась, заявив, что скорее умрет, чем пойдет на такое. Капитан, к большому удивлению пленников, рассмеялся и уже представился как принц Альбиона, Уэльс Тюдор.

Чтобы развеять сомнения Луизы по поводу своей персоны Уэльс приблизил свое кольцо к кольцу с Рубином Воды на пальце Луизы. Два кольца среагировали друг на друга и ярко засияли.

-Это кольцо принадлежит королевской семье Альбиона, рубин ветра, а ваше принадлежит Генриетте или одному из членов королевской семьи Тристейна рубин воды. Правильно?

Луиза кивнула.

-Вода и ветер создают радугу. Радуга объединяет королевские семьи.

Луиза извинилась за свою недоверчивость и передала принцу письмо Генриетты.

Принц сломал печати на конверте и начал читать.

-Принцесса выходит замуж? Прекрасная Генриетта. Моя любимая ... кузина. Она хочет вернуть то письмо, что некогда написала мне, явно не сдерживая чувства. Похоже, она желает чтобы и я вернулся с тем письмом в Тристейн. Но поскольку письмо Генриетты в Ньюкасле, нам придется отправиться в Ньюкасл.

При подлете к Ньюкаслу "Орел" и "Галантная Мэри" едва не были перехвачены флагманом повстанцев - линкором "Ленсингтон". Но, прикрываясь облаками, они сумели проскочить в секретную гавань, скрытую в пещере.

Уже в своих покоях Уэльс передал письмо Генриетты Луизе.

-Завтра "Орел" вас доставит в Тристейн. Мы не намерены использовать наш последний корабль в сражении. Все равно это ничего не изменит, силы слишком неравны. Нас - жалкая горстка против 50-тысячной армии.

Луиза, которая уже догадалась, что Уэльса и Генриетту связывают не только кровные узы, попыталась уговорить Уэльса последовать за ними. С печальной улыбкой Уэльс ответил категорическим отказом.

Свой последний вечер в жизни король Джеймс и его придворные попытались превратить в настоящее празднование. Костя смотрел на этот был обреченных с горечью и грустью, да и боль в руке все еще давала о себе знать. "Завтра они все умрут... ради чего?"

Принц подошел к Косте.

-Ты выглядишь очень усталым.

-Скажите, разве вам не страшно умирать?

-Страшно. Как и всем остальным. Но осознание того, что мы погибнем достойно, ради того, что ценим более всего, помогает нам забыть о могильном холоде.

-Но как же Генриетта? Может вам стоит сохранить свою жизнь хотя бы ради неё?

-Если я попытаюсь укрыться от смерти в Тристейне, я лишь причиню вред и Генриетте и её стране. Повстанцы "Реконкисты" могут использовать мою эмиграцию как повод для вторжения. Кроме того, это может разрушить брак Генриетты с германским принцем, следовательно, и союз Тристейна с Германией. А в одиночку Тристейну не выстоять, "Реконкиста" слишком сильна. У меня к тебе просьба, передай принцессе, что Уэльс сражался храбро и умер с достоинством.

Костя кивнул головой в знак согласия. Ему стало немного стыдно, что он впал в меланхолию, явно имея меньше оснований для подобного, чем этот принц, который показал настоящую твердость духа.

На выходе из зала к Косте подошел Вард и сообщил, что намерен завтра же сыграть свадьбу с Луизой, причем он добился согласия Уэльса участвовать в свадебной церемонии.

Костя принял это внешне спокойно, но заявил, что сам присутствовать на свадьбе не намерен.

После разговора с Вардом, немного колеблясь, он все же решил поговорить с Луизой.

Он был изрядно удивлен, когда понял что Луиза, оценивая действия Уэльса, смотрит на это не как аристократка, для которой вопросы чести имеют высший приоритет, а просто девушка. Это делало Луизу ближе и понятней для Кости, но и усиливало ноющую боль в его сердце от грядущей разлуки с ней. Терять не имея, как оказалось, может быть очень больно.

Луиза, неожиданно вспомнив про рану, обработала её каким то вязким составом с приятным запахом, уверяя, что этого будет достаточно.

-Скажи, Луиза, ты знаешь, что вопрос о твоей свадьбе уже решен, она состоится уже завтра? Или Вард не сказал тебе об этом? Думаю, нам лучше разойтись прямо сейчас. Я, наверное, вернусь на "Орле", ты же вернешься с виконтом на грифоне. Так будет лучше, Луиза. Ведь все равно мы бы не смогли быть вместе, любовь между представителями столь разных сословий преступна и может принести лишь беды. А виконт богат, силен, красив, он сможет дать тебе все, что ты безусловно заслуживаешь. И он тебе нравится, я это вижу, даже не отрицай это.

Так что будет лучше, если мы расстанемся. Прости, но быть твоим фамильяром, видеть рядом с тобой Варда, это выше моих сил. Так что давай попрощаемся прямо сейчас, надеюсь, тебе хватит ума не удерживать меня...

-Трус! Идиот! Ненавижу тебя! - Луиза ударила Костю по щеке и убежала в темноту коридора.

"Прощай, Луиза. Прости, что так вышло..."

Костя так и не смог заставить вернуться на "Орел". Он, таясь, находился рядом с собором, в котором проходила свадебная церемония, сам себе не в состоянии объяснить свое поведение.

Внезапно он почувствовал резь в левом глазу. "Что за черт?"

В левом глазу постепенно проявилась странная картинка, явно не связанная с окружающей обстановкой.

Костя вспомнил, что Луиза говорила о том что: "фамильяр - это глаза и уши своего владельца".

Похоже, в его случае были наоборот: он видел левым глазом то, что видела его госпожа, то, что происходило сейчас в соборе. Костя также заметил, что его руны на руке засияли, хотя меч оставался в ножнах.

"Ну и зачем мне это видеть? Радости то..."

Но очень скоро Костя был вынужден отбросить эти невеселые размышления: что-то в церемонии пошло не так.

Когда был задан ритуальный вопрос Луизе о том, что "...берете ли вы этого мужчину в мужья и клянетесь ли уважать и любить его именем Основателя Бримира?" Луиза явно замешкалась с ответом, а затем отрицательно покачала головой.

Вард явно не был готов принять отказ и стал настаивать, чтобы Луиза изменила свое решение. И он раскрыл свое лицо, дав ясно понять, что нуждается не в Луизе, а в её силе "Мага Пустоты".

К этому моменту Костя уже бежал к собору, обнажив меч.

Принц попытался вмешаться, чтобы остановить Варда, виконт к тому времени уже вышел за все рамки приличия и стал открыто угрожать Луизе. Этот благородный поступок стал последним в жизни принца.

Вард нанес ему смертельный магический удар в грудь.

Слишком поздно понял Уэльс, что Вард являлся предателем.

Вскоре участь принца разделили и его приближенные, что присутствовали на церемонии, Вард не ведал жалости. Затем виконт атаковал Луизу, но она успела применить защитное заклинание, что и спасло ей жизнь. Тем не менее, девушку швырнуло и ударило о стену. Луиза упала без чувств. Вард медленно подошел, чтобы добить свою непокорную невесту: "прости, дорогая, но тебе придется сейчас умереть".

Вард стал читать заклинание "Облако молний", чтобы окончательно покончить с Луизой.

Но в это время Костя уже был в соборе.

На этот раз удача изменила Варду, атака Кости застала его врасплох, виконт явно не ожидал, что Костя придет на помощь хозяйке. Еще одним неприятным сюрпризом для Варда было то, что его противник на этот раз держал свой меч в левой руке, что затрудняло защиту. Но все же Вард успел создать двойника, наподобие того, что ранил Костю в Ла-Рошели. Однако в этот раз и двойнику повезло меньше, Костя рассек его надвое первым ударом, а затем ему удалось ранить и "оригинал". На земле оказалась отрубленная правая кисть Варда, державшая палочку

Виконт закричал неожиданно тонким голосом, подхватил палочку целой рукой и взмыв вверх, скрылся в оконном проеме.

-Тебе недолго наслаждаться своим успехом, фамильяр. Штурм уже начался... и ты, и твоя хозяйка будете погребены под развалинами! - напоследок прокричал Вард.

Костя бросился к Луизе. Луиза была жива, но после того, как заклинание Варда отшвырнуло и ударило её тело об стену, девочка все еще была без сознания.

Все громче становились звуки канонады, стены собора уже начали сотрясаться от попаданий пушечных ядер, пока ещё редких.

"Похоже, действительно пришел наш последний час, жаль, я так и не успел извиниться перед Луизой".

То, что подозрения Кости в отношении Варда оправдались, сейчас не радовало. Костя сожалел, что не поделился ими с Луизой своевременно, боясь обвинений в предвзятости и ревности.

Пол вблизи лежащей Луизы внезапно стал вздыбливаться и вылезла голова Беллданди. Вслед за кротом показался и его хозяин, а затем и Кирхе.

-Слава Бримиру, вы еще живы. Нюх не подвел моего фамильяра, он без ошибок нашел Рубин Воды...

-Но как вы оказались здесь, Гиш?

-Нам удалось расправиться с големом и Фуке. А сюда мы прибыли на Сильфиде, драконе Табиты.

Костя поспешно осмотрел тело Уэльса. Увы, принц был мертв. Костя снял кольцо с Рубином Ветра с пальца принца. "Обещаю передать его Генриетте".

Они поспешили покинуть собор и вышли во двор. Ядра уже залетали и сюда, так что Кирхе пришлось применить защитное заклинание "Огненная стена". Вскоре приземлился дракон Табиты.

Уже на спине Сильфиды Табита и Кирхе оказали Луизе необходимую помощь, теперь жизнь Луизы была вне опасности, она просто крепко спала.

Костя продолжал обнимать спящую Луизу, мысленно прося прощение за проявленное малодушие, за то, что не был рядом, когда Луиза оказалась в опасности, и что Луизе пришлось пройти через подобное.

Наконец он дал волю своим чувствам и их губы встретились в поцелуе.

6. Вальс сердец.

После аудиенции у Генриетты жизнь Кости и Луизы вошла в обычное русло, правда отношения стали немного теплее. И Луиза даже стала брать Костю на занятия в Академию, хотя долгое время предпочитала оставлять его дома.

В этот раз Луизу быстро окружили одноклассники. Похоже, многим было интересна причина отлучки четырех учеников, по слухам, выполнявшим секретную миссию принцессы. Но остальные держали язык за зубами, да и мало что могли поведать об этом.

Луиза тоже хранила молчание, что было понято превратно. "Да, скорее всего ничего важного, разве Луиза-Нулиза могла совершить что-либо героическое? Она ведь бездарь и магией не владеет". Особенно усердствовала Монморанси, подруга Гиша.

Костя не выдержал и вмешался, указав на то, что принцесса Генриетта иного мнения о Луизе, что она выразила ей благодарность, наградила её и не стоит простой ученице-дворянке оспаривать мнение принцессы. Кроме того, сказал Костя, он искреннее сожалеет, что приходиться слышать обидные насмешки в адрес госпожи от девушки, подруги Гиша, ведь Гиш де Граммон показал себя при выполнении задания принцессы истинным рыцарем, доблестным и отважным.

После упоминания о Генриетте настроения учеников резко переменились и Монморанси, единственная, кто продолжала насмехаться над Луизой, осталась в явном меньшинстве. Даже в глазах "истинного рыцаря" она не нашла поддержки, скорее осуждение. Монморанси, не выдержав подобного, все же была вынуждена извиниться перед Луизой, извинения эти были приняты Луизой с царственной невозмутимостью. Луиза взяла Костю за руку и прошептала: "а все же мой фамильяр - самый лучший".

Детские годы Луизы были вполне благополучны, её неспособность к магии тогда не очень сильно отравляла ей жизнь. Мать Луизы посвятила себя воинской службе и часто отсутствовала. Отец был погружен в заботы по управлению огромным поместьем, его мало заботили такие досадные мелочи, как воспитание младшей дочери. Самая старшая из сестер, Элеонора, с головой ушла в свои научно-магические изыскания. Да и Луиза старалась поменьше привлекать к себе внимание Элеоноры, считая её черствой злюкой. Так что основное бремя забот и воспитания Луизы легло на плечи сестры Каттлеи. Луиза просто обожала Каттлею за её добрый, мягкий нрав и умение прощать, всячески старалась проводить с ней как можно больше времени.

Но иногда все же приходилось общаться и с родителями. И нередко такое общение кончалось тем, что Луиза, глотая горькие слезы обиды, убегала в свое заветное место на берегу небольшого пруда или искала утешения в объятиях Каттлеи.

Но все это были лишь цветочки, настоящие ягодки, горькие на вкус, начались после поступления Луизы в Академию. Она быстро "прославилась" своей бездарностью и вздорным нравом. Вскоре после поступления она поссорилась с другой ученицей и это была как раз Монморанси. В гневе Луиза даже бросила ей вызов на магическую дуэль. Но хотя эта Монморанси и выглядела так, как будто готова была расплакаться в любой момент, она легко и просто одолела Луизу. Луиза тогда едва не расплакалась от такого унижения, чашу позора она испила сполна, валяясь на траве и бессильно сжимая кулаки. Но ей пришлось испытать еще большее унижение, когда Монморанси великодушно оказала ей помощь, исцелив синяки и ссадины на теле Луизы своей магией Воды.

После этого случая Луизу просто перестали воспринимать всерьез. Большинство учеников стали её игнорировать, обращая внимание лишь в тех случаях, когда Луиза давала очередной повод для обидных насмешек над собой.

Еще тогда, лежа на траве, Луиза мысленно поклялась отомстить "Монморанси мокрой", но Фортуна не давала ей ни малейшей возможности это сделать, Луиза была вынуждена лишь таить в своем сердце бессильную злобу.

Вплоть до этого дня. Наконец Луиза получила сатисфакцию, смыла старое пятно обиды со своей души. Пусть это произошло несколько иначе, чем Луиза себе представляла не раз, но все же она расплатилась по счетам. И по отношению к тому, кто ей так помог в этом, Луиза ощущала чувства куда более нежные и глубокие, чем простая благодарность.

Луиза заметно охотнее стала разговаривать с Костей на разные темы. Сегодня вечером она решила расспросить о его родном мире.

-Скажи, а чем ты занимался в своем мире.

-Учился, был студентом Политехнического института. Это заведение типа вашей Академии, но у нас учат не магии, а технологиям. А по вечерам работал, подрабатывал ремонтом всяких механизмов, чтобы себя обеспечить.

-Ты сам себя обеспечивал? А твоя семья?

Костя решил поведать Луизе о том, о чем ранее предпочитал молчать.

Он достал из куртки мобильный телефон.

-Что это?

-Это мобильник. В моем мире это устройство используется для общения, с его помощью люди могут разговаривать, даже находясь в разных странах. Впрочем, не только для этого, посмотри сюда.

Костя что-то нажал и на "мобильнике" образовалась маленькая, но поразительно четкая и красочная картинка. Это был портрет (точнее фото) юной девушки.

-Посмотри внимательно, Луиза.

Луиза присмотрелась. Поразительно, но лицом девушка была очень похожа на неё. Правда её волосы были заметно темнее, как и цвет глаз, этим она напоминала Костю. Да и выражением лица она больше напоминала Каттлею (средняя сестра в семье Ла Вальер): такая же милая, добрая и немного грустная улыбка. И все же сходство с Луизой было поразительным.

-Это моя младшая сестра, её звали Ольга, Оля. А вот моя мать.

Другой портрет напомнил Луизе её старшую сестру Элеонору: женщина со строгим и волевым лицом. Элеонору Луиза недолюбливала и побаивалась за её крутой нрав.

-Прости, Костя, я сожалею, что разлучила тебя с твоими родными. Обещаю, сделаю все чтобы вернуть тебя обратно - вздохнув, пообещала Луиза.

-Луиза, ты в этом не виновата. Прости, я сам был не совсем искренен с тобой, тогда на церемонии Призвания, когда заявил, что по твоей вине потерял все, что мне было дорого в той прежней жизни, в моем мире. На самом деле я потерял самое дорогое для меня еще там, в своем мире и это, скорее, моя вина. И моя мать и моя сестра погибли примерно год назад, они утонули, когда отдыхали на море. В этом виноват я, поскольку меня тогда не было рядом с ними, ведь будь иначе, я бы обязательно смог их спасти.

После их смерти в моей жизни было мало смысла и через три месяца я попытался даже убить себя, но неудачно. Вот посмотри - Костя протянул к Луизе руки и показал шрамы на запястьях.

-А твой отец?

-В нашем мире брак не является таким нерушимым и священным, как у вас. Мой отец нашел другую женщину, он ушел от нас, создал другую семью. Я ему больше не нужен, да и он мне тоже, пожалуй.

-А у тебя была девушка? Ты говорил, что...

-Да, была, но мы расстались до того, как я попал сюда. Просто не подошли друг другу. Плохого я о ней, впрочем, не скажу. Ведь именно она спасла меня, когда я пытался убить себя, она успела вызвать врачей и меня спасли.

Луиза подавленно молчала, а затем, не выдержав, спросила:

-Скажи, то, что я похожа на твою младшую сестру, это повлияло на твое решение стать моим фамильяром?

-Да.

На следующий день Костя привычно понес в стирку белье. Он уже успел немного соскучиться по своим приятелям из числа слуг, а особенно - по Сиесте.

Увы, но его встретили как-то мрачно.

-Что-нибудь случилось? И почему я не вижу Сиесты, обычно она всегда меня встречает?

-Да, случилось. Сиеста уходит от нас.

-Как уходит?

-Теперь она будет служить графу Мотто. Сейчас она собирает вещи, скоро за ней приедет экипаж.

-Какой граф, какое право он имеет право забрать Сиесту... и зачем?

-Этот граф - королевский посланник, кроме того, он входит в состав попечительского совета Академии и имеет полное право взять к себе любого слугу или служанку, заплатив Академии денег. А зачем... ты же взрослый парень и должен понимать, зачем графу понадобилась молодая красивая служанка, уж явно не только затем, чтобы пыль протирать.

Костя онемел, кожа на его скулах натянулась.

-И вы так спокойно об этом говорите?

-А что мы можем поделать? Простолюдины обязаны подчиняться дворянам во всем, нам ничего иного не остается.

Костя, оставив корзину с бельем, бросился назад, к Луизе. Он попытался уговорить госпожу помочь Сиесте, но Луиза лишь посоветовала выбросить все из головы: "Ты нечем не сможешь помочь, а если попытаешься - лишь заработаешь неприятности на свою голову. Ты понял?" Костя вынужденно кивнул головой, продолжая лихорадочно обдумывать, как он сможет помочь Сиесте. Скоро у него созрел план.

Когда Костя убедился, что Луиза крепко уснула, он достал из соломы своего лежака сверток. Это была обернутая в ткань Книга Запретной Страсти. "Надеюсь, клюнет, шанс есть".

Костя все же успел забрать этот подарок у Кирхе до разрыва отношений с ней. Он спрятал подарок, чтобы Луиза его не видела, не хотел давать лишний повод для насмешек в свой адрес, вполне ожидаемых, учитывая непристойное содержание "Книги". Он запомнил слова Кирхе о том, что многие аристократы мечтали бы обладать столь ценным фолиантом, разумеется, прежде всего те, кто был подвержен пороку похоти. Поскольку этот граф Мотто позарился на молодую симпатичную служанку, были все основания полагать, что он входит в число этих страждущих.

Луиза проснулась из-за сквозняка. Уходя, Костя забыл плотно прикрыть дверь. Обнаружив, что фамильяра нет, Луиза сначала немного подождала: вдруг Косте приспичило в туалет и все обойдется. Но поскольку отсутствие фамильяра слишком уж затянулось, Луиза оделась и отправилась на поиски. "Неужели Костя опять решил завязать отношения с Кирхе?"

Дверь в комнату Кирхе была приоткрыта, горел свет. Одетая Кирхе сидела на постели со скучающим видом, она явно не была удивлена визиту Луизы.

-Ищешь своего фамильяра? Да, Костя был у меня, но его уже здесь нет. Не волнуйся, он приходил не за этим. Он спрашивал у меня, где находится поместье графа Мотто, а также попросил, чтобы я выписала разрешение на получение лошади из конюшни Академии. Ты знаешь, этот старый боров Мотто забрал к себе одну из служанок, кажется, её Сиестой зовут? Так вот Костя и решил ей помочь...

-Вот же идиот! Дурак! Да его самого теперь спасать надо! - Луиза гневно топнула ногой и бросилась к себе, собираться.

-Погоди, подруга, я поеду с тобой, и не вздумай возражать.

-Итак, чем обязан вашему визиту? Граф Мотто, моложавый тип средних лет с длинными тонкими усиками, похожими на тараканьи, уставился на Костю, сидя за массивным столом-бюро.

-Мне известно, что вы забрали к себе служанку Академии по имени Сиеста. Я прошу вас изменить свое решение и позволить Сиесте вернуться назад, в Академию.

-И почему я должен так поступить? И какое тебе дело до Сиесты, может она твоя подружка?

-Нет, мы просто товарищи, не более. Но я ей многим обязан и хочу отплатить добром. Я ведь прекрасно понимаю, какая участь ждет эту невинную девушку в вашем доме.

-Это мое право обходиться со слугами так, как посчитаю нужным. Повторяю вопрос, почему я должен пересмотреть свое решение? Надеюсь, ты не намерен мне угрожать, простолюдин?

-Конечно, нет. Я предлагаю вам сделку. Если вы отпустите Сиесту, я постараюсь предложить что-нибудь взамен. Чего бы вы хотели?

-Что ты можешь предложить мне, голодранец? Впрочем, есть одна вещь, которой я давно желаю обладать, которой мне так не хватает в моей библиотеке. Речь идет об одной редкой книге, принадлежащей роду Цербст...

-Речь случайно не идет о Книге Запретной Страсти?

-Откуда ты знаешь о ней?

-Неважно. Итак, еще раз предлагаю заключить сделку. Я достану для вас эту книгу, вы же отпускаете Сиесту обратно, в Академию и даете слово дворянина, что более не будете её домогаться.

-Согласен. Но как...

Костя, тихо торжествуя, достал из сумки книгу. Поскольку по обложке её можно было не узнать, он открыл её на середине и показал разворот страниц графу.

-Откуда у тебя это сокровище?

-Не волнуйтесь, онапопала ко мне вполне без нарушения закона. Я оказал некоторые услуги роду Цербст и получил её в подарок. Итак, я хочу услышать вашу клятву.

-Ты не веришь слову дворянина?

-Верю. Потому и настаиваю, чтобы вы его дали.

Граф вынужден был поклясться. Изменить клятве, данной в присутствии своих слуг, дворянин не мог, Костя уже знал это.

-Ну что же, книга перед вами. А девушка?

Граф попросил одного из слуг привести Сиесту.

-Костя!

-Сиеста, с тобой все в порядке?

-Да, но...

Сиеста все еще была в форме служанки Академии. Костя счел это хорошим знаком и вздохнул с облегчением.

-Не волнуйся, Сиеста, мы сейчас уйдем.

Костя подошел к столу графа и положил книгу перед ним. Граф жадно схватил её и стал листать, глаза его заблестели.

-Полагаю, теперь мы можем идти?

-Да, да, ступайте - ответил граф, даже не подняв головы, увлеченный созерцанием красочных глянцевых картинок.

Костя отправился к выходу. Но в дверях, к своему изумлению, он столкнулся с Луизой и Кирхе.

-Луиза, как ты...

-Молчи, глупый фамильяр!

-Но, Луиза, не волнуйся, все в порядке.

Луиза только сейчас заметила Сиесту, осеклась и замолчала.

-Так этот простолюдин ваш фамильяр, мисс Вальер? - раскатисто расхохотался граф.

Фамильяр-простолюдин, это так экзотично. Но мне этот парень даже понравился, толковый. Если мисс Вальер надумает уволить своего фамильяра, пусть сообщит мне, я возьму его к себе слугой.

-Спасибо за предложение, но такое вряд ли возможно - холодно ответила Луиза.

После чего вся компания удалилась, пожелав графу спокойного сна.

В целом Луиза была довольна, что все так легко обошлось, лишь одно вызывало недовольство: как служанка прижималась к спине Кости своей грудью, когда они возвращались домой верхом на одной лошади.

Уже в комнате Костя спросил Луизу:

-А что там граф говорил об увольнении фамильяра? Разве фамильяра можно уволить?

-Какое твое дело? Я в любом случае увольнять тебя не собираюсь - подчеркнуто сухо ответила Луиза, дав понять, что тема исчерпана.

После возвращения Сиесты авторитет Кости среди слуг вырос до заоблачных высот. Косте, было даже неприятно выслушивать в свой адрес бесконечные славословия. Но куда сильнее его беспокоило иное. Ему и раньше было ясно, что он вызывает у Сиесты откровенную симпатию. Теперь же в глазах этой девушки он стал истинным "блистательным принцем на белом коне". Нетрудно было предугадать, что симпатия Сиесты неизбежно перерастет в нечто большее и это может вызвать вполне очевидные проблемы во взаимных отношениях Кости и Луизы.

Так что Костя старался, по мере возможности, сократить свое общение с Сиестой, все же не избегая её слишком явно.

После обеда Костя и Луиза опять разговорились.

-Скажи, Луиза, почему вы не используете магию для получения всех нужных вещей? Зачем вам нужен труд простолюдинов, зачем покупать вещи за деньги, если все можно создать магией?

-Не все так просто. Не только создание вещей магией, но и их сохранение в материальной форме требует затрат магической силы. А запасы сил не беспредельны даже у очень сильных магов и на их восстановление требуется время. Силы же следует беречь, так как их может не хватить, если возникнет необходимость. Поэтому обычно магией создают вещи, которыми пользуются лишь короткое время, вещи для постоянного использования лучше создавать обычным трудом, используя силы простолюдинов. Понял?

Костя вспомнил, как исчез меч, созданный магией Кирхе перед дуэлью, и понимающе кивнул.

-Меня больше волнует, что Вард сказал о какой-то силе внутри меня.

-Ты о магии Пустоты?

-Но это лишь легенда.

-А разве Бримир, которого вы чтите как бога, тоже лишь легенда? Или он действительно существовал?

-Так то Бримир, величайший маг всех времен. А у меня даже простые заклинания не всегда получаются.

-Правильно, поскольку это заклинания принадлежат Четырем Стихиям. А ты, Луиза, маг Пятой Стихии - Пустоты. А этой разновидности магии в Академии не учат. Вот почему у тебя одни косяки... сила есть, а умения нет. Ты слыхала о легендарном фамильяре, по имен Гэндальв?

-Да, это был фамильяр Бримира. Некоторые даже утверждают, что он был человеком.

-Вот именно. Человеком, как и я. Знаешь, учитель Кольбер сумел прочитать и расшифровать руны на моей руке. Там написано "Гэндальв". Кольбер, как и директор Осман считают, что я преемник или наследник того Гэндальва и именно поэтому обретаю такую силу и умение, когда руны на руке начинают светиться. Понимаешь, на что я намекаю?

-И на что же?

-Раз я преемник Гэндальва, то маг, которому я служу - преемник Бримира. И это ты, Луиза!

-Мне в это сложно поверить...

-Нет, Луиза, все сходится. Это также прекрасно объясняет, как ты смогла призвать меня из другого мира. Ведь согласно представлениям наших ученых разные миры разделяют огромные пространства Великой Пустоты, которую у нас еще называют "Космос".

Но Луиза лишь недоверчиво качала головой...

Директор Осман подозрительно осматривал старую книгу в заношенном переплете, её прислали из дворца. "Может, это подделка" - недоумевал Осман, рассматривая пустые страницы. Пожав плечами, он протянул книгу Луизе.

-Что это?

-Это "Молитвенник Основателя". Её Высочество Генриетта выбрала вас своей подружкой на будущей свадьбе и вам потребуется произнести речь, используя эту книгу.

-Понимаю. Я приложу все старания.

-Прекрасно, принцесса будет довольна.

В этот вечер Костя готовил ванну. В Академии была баня для простолюдинов, но первое же её посещение для Кости стало и последним. Костя был уверен, что покинул это заведение более грязным, чем вошел в него, к тому же с легким приступом тошноты. Разумеется, в Академии были и роскошные термы для дворян, но Косте туда доступа, разумеется, не было.

Поэтому Костя выпросил у Марта, шеф-повара столовой, огромный старый котел с треногой. Тщательно отдраив его от накипи и ржавчины, Костя превратил его в ванну, расположив её в укромном месте за зданием общежития, за зарослями кустов гортензии.

Воду он подогревал небольшим костром снизу. Рядом с котлом Костя вкопал шест с поперечной перекладиной, на которой можно было развесить одежду. Кроме того, он соорудил небольшую скамеечку, на которую ставил ведро с чистой водой для ополаскивания и кусок мыла. Конечно, натаскать воды в котел из фонтана было довольно нелегко, но оно того стоило.

И в этот вечер Костя наслаждался горячей ванной. Вечернее небо украшали две луны - еще одно назойливое напоминание, что он находится в чужом мире.

Внезапно он услышал шум шагов. "Кого еще нелегкая принесла?" К своему удивлению Костя узнал Сиесту.

-Костя, это ты? Что ты тут делаешь?

-Извини, Сиеста, но ты не совсем кстати. Я тут помыться решил.

-Как здорово... ой!

Это Сиеста опрокинула скамейку с ведром воды.

-Я все платье намочила, а вода была такой холодной. Что же делать? Костя, ты не будешь возражать, если я присоединюсь к тебе и погреюсь в твоей ванне?

Не дожидаясь ответа, служанка начала раздеваться.

"И эта девушка работает простой служанкой, талант зарывает. Из неё получилась бы первоклассная актриса". Настойчивость девушки неприятно поразила Костю, он не знал, что может ей противопоставить.

Когда обнаженная Сиеста, развесив свою одежду для просушивания, залезла в котел, Костя отвернул голову так, что заныла шея.

-Сиеста, тебя разве не волнует, что ты в одной ванне с парнем?

-Ничего, я знаю, что Костя истинный рыцарь и он не сделает с девушкой ничего, что будет против её воли.

Последняя часть фразы была несколько двусмысленна, скорее всего, не случайно.

-Так что Костя может повернуть свое лицо, ведь разговаривать с девушкой, не глядя в её сторону, тоже не совсем вежливо.

Костя и на этот раз вынужден был капитулировать. Однако оставаться в образе "истинного рыцаря" было все труднее. Все сложнее было подавлять в себе естественный зов плоти, ощущая горячее бедро Сиесты и невольно созерцая её белые груди, прикрытые лишь вечерним сумраком.

Ничего не оставалось, как расставить точки над "i" и внести неприятную ясность в их отношения.

-Сиеста, прости, то, что я тебе скажу, вряд ли тебе понравится, но...

Луиза наблюдала за происходящим, прячась за раскидистым кустом. Душу её переполняла обида, ревность и гнев. "Так вот чем тут занимается мой фамильяр. Я верила ему, я почти открыла ему чувства, а он... теперь понятно, почему он так старался вызволить эту Сиесту из лап графа".

Луиза сначала хотела вмешаться немедленно, но решила отложить расправу. Ей не хотелось показывать свои ревность и чувства к Кости столь явно перед этой простолюдинкой, служанка бы выглядела удачливой соперницей. Подобное унижение было недопустимо для дочки герцога. И хотя Луиза считала, что и Сиеста виновна в этом разврате, львиную долю вины она все же возложила на похотливого фамильяра. Что взять с простой служанки, если она, Луиза Ла Вальер, не смогла устоять перед мужским обаянием этого кобеля?

Закусив губу, Луиза оставила свой пост и вернулась в свою комнату.

Когда Костя вернулся, его ждал очень прохладный прием. Луиза сидела на постели, одетая, держа в руках палочку. Её тяжелый взгляд не сулил подручному ничего хорошего.

-Ну и где был мой верный фамильяр, чем занимался?

-Луиза...

-Молчи! Я все видела, так что не смей отрицать. Должна признать, ты знаешь толк в разврате. Принимать ванну вместе с девушкой, а затем... значит, сначала Кирхе, а теперь эта девка с кухни?

Костя понял, что отпираться бесполезно.

-Да, мы с Сиестой были в одной ванне, но между нами ничего такого не было. Луиза, позволь....

-Ты лжешь! - Луиза взмахнула палочкой. Заклинание Ветра подняло и отбросило Костю, его тело ударилось об стену. На лице успело застыть полудетское удивление: "За что?" Тело медленно сползло по стене и теперь безвольно распростерлось на полу.

"Что же я натворила, неужели я убила его?" - ужаснулась Луиза. Она позвала Костю по имени, но Костя был без сознания. Уронив палочку, Луиза бросилась к подручному. Она повернула ему голову, чтобы проверить, дышит ли он. Дыхание было слабым и прерывистым, из уголка рта стекала темная струйка крови.

В панике девушка бросилась прочь из комнаты.

-Так, сломано левое предплечье, два нижних ребра, сильный ушиб бедра и... - мадам Шеврез, осматривая тело Кости, продолжала перечислять повреждения и раны.

Внезапно она остановилась и посмотрела на Луизу поверх магических очков (аналог рентгена в этом мире):

-Луиза, отойди... я сейчас врач, а не женщина, а вот юной леди на это лучше не смотреть, ведь мне нужно осмотреть все тело Кости.

Костя сейчас крепко спал. Мадам Шеврез уже избавила его от пагубных последствий сотрясения мозга и погрузила пациента в целительный сон.

Луиза послушно отошла и села за стол.

-Скажи, Луиза, отчего ты так сурово обошлась с фамильяром? Да и использовать такие заклинания в помещении... ты же сама могла пострадать. Неужели Костя пытался домогаться тебя?

-Что вы, Костя не такой...

-Ладно, теперь это уже неважно. Итак, все, что можно было сделать сейчас, я сделала.

И кстати - тут мадам Шеврез как-то нехорошо усмехнулась, с "этим" у Кости все в порядке, стать евнухом ему не грозит.

Луиза предпочла промолчать, не комментируя такое замечание.

-Что же я еще навещу Костю через три дня. А пока ему нужен покой. Кормить Костю только жидкой пищей. Кстати, если он захочет в туалет... ночной горшок у тебя есть?

Луиза кивнула.

Прекрасно, пусть он пользуется горшком. И когда он сходит, посмотри внимательно, нет ли в его выделениях крови. Если кровь будет, то немедленно сообщи мне.

Заметив, как изменилось лицо Луизы, мадам Шеврез нахмурилась:

-В чем дело, девочка? Раз уж не постеснялась использовать боевую магию против своего подручного...

Луиза поспешно заверила, что сделает все, что нужно.

-Вот и прекрасно. Спокойной вам ночи.

Уже ночью Костя проснулся и встал, стал обуваться.

-Костя, ты куда?

-Мне нужно в туалет... - явно стесняясь, не совсем внятно (из-за прокушенного языка) ответил Костя.

Луиза быстро достала из-под кровати ночной горшок.

Костя некоторое время смотрел на горшок, видно даже не понимая, к чему это. Но видно понял, покраснел и отрицательно помотал головой: "да что я, дите малое?"

Накинув на плечи свою куртку, Костя поковылял к двери, легонько постанывая от боли.

-Костя, погоди, я помогу тебе - Луиза подставила свое плечо под здоровую руку Кости.

Так с помощью своей хозяйки Костя добрел до туалета. Там Луизе пришлось недолго ждать своего подраненного подручного, а затем снова совершить обратный путь с промежуточной остановкой возле умывальника.

-Костя, скажи, когда ты ходил... крови не было?

-Нет, крови не было, видно почки в порядке.

Костя неловко улегся на кровать и с виноватой улыбкой тихо проговорил: "Извини, хозяйка, что от меня столько хлопот".

Это "извини" окончательно добило Луизу. Вся в слезах она бросилась ему на грудь: "Дурак, дурак, почему ты извиняешься? Это я должна просить прощения, злая, жестокая и бессердечная ..."

Костя здоровой рукой стал нежно гладить голову Луизы, тщетно пытаясь успокоить рыдающую девушку.

Исцеление заняло больше недели. Когда же Костя выздоровел, Луиза холодно сообщила ему, что он уволен и может отправляться куда хочет. "Единственное, о чем прошу: не покидай пределов Тристейна. Я все равно буду искать для тебя путь обратно, так что мне нужно будет известить тебя, когда я найду. А так - иди куда хочешь, живи с кем хочешь".

Поняв, что спорить с Луизой бесполезно, Костя собрал свои нехитрые пожитки и молча покинул её комнату.

Вскоре он поселился в флигеле Кольбера, с учителем он смог подружиться в последнее время. Кольбер часто расспрашивал Костю о его мире, проявляя сильный интерес к достижениям науки и техники родного мира Кости, неведомым в этом мире магии.

Да и сам Кольбер оказался незаурядным ученым и изобретателем, при том, что был сильным магом-"треугольником".

От Кольбера Костя узнал много нового, в частности, о географии и истории Халкегинии. Тристейн, страна в которой он оказался, была небольшим, но густонаселенным и развитым государством. На востоке Тристейн граничил с Германией, на западе и юге - с Галлией.

Германия, в свою очередь, граничила на востоке с землями, заселенными воинственными варварами-язычниками. На юге Германии находилась огромная бесплодная пустыня, за которой лежали земли эльфов. ГосударстваХалкегинии не раз устраивали крестовые походы против эльфов, но все они заканчивались поражением: эльфы были очень сильны, владея превосходной древней магией.

Галлия была самым большим и богатым государством Халкегинии, с ней соперничать по силе мог лишь Альбион. Южнее Галлии располагалась Ромалия, чья столица Рома некогда была столицей империи, включавшей в себя все государства материка, вплоть до границ земель эльфов. И поныне Рома остается духовным центром всей Халкегинии, будучи резиденцией Великого Папы Ромалийского, прямого потомка самого Бримира.

На севере Галлия, Тристейн и Германия имеют выход к морю, которое так и называется - Северное море. Над его просторами и парит гигантский остров Альбион.

Костя не раз собирался попросить Кольбера научить его грамоте, читать и писать. Но у учителя было мало свободного времени, так что Костя не решился докучать Кольберу такой просьбой.

Спустя несколько дней после переезда Кости, Кольбер радостно сообщил, что его поиски в архивах позволили выйти на след интересного артефакта, так называемого "Панциря Дракона". Этот артефакт хранился в храме села Тарб и Кольбер решил направиться туда, предложив Косте составить компанию.

-Кстати, в Академии работает дочь старейшины Тарба, она нас проводит. Кажется, вы знакомы... а вот и она!

-Сиеста?!

7. Панцирь Дракона.

Три дня Луиза не находила себе места. Она даже перестала ходить на занятия, не в силах выкинуть из головы проклятого подручного и сосредоточиться на чем-либо еще. Наконец она решилась найти Костю и попросить вернуться его назад. Она знала, что Костя живет у Кольбера. Но когда она пошла к флигелю, где жил учитель, ей повстречалась небольшая группа всадников. Впереди скакал сам Кольбер, а следом - Костя и Сиеста. Увидев своего подручного и проклятую служанку снова вместе, Луиза лишь горестно вздохнула. Костя, похоже, даже её не заметил. Девочка совсем упала духом, когда узнала, что эта троица решила отправиться в Тарб, родное село Сиесты, где проведет пару дней в доме её родителей.

"Ну, конечно, с Сиестой ему лучше. Она наверняка с ним добра и ласкова и никогда не причиняла боли. А я чуть не изувечила его. И даже грудь у неё больше..."

Продолжая заниматься самоистязанием, Луиза поплелась к себе, чтобы снова погрузиться в трясину одиночества.

Костя внимательно рассматривал "Панцирь Дракона". Все же увидеть истребитель времен Второй Мировой в таком месте... было отчего придти в изумление.

Когда он коснулся крыла самолета, руны на его руке ярко засветились. "Конечно, это ведь тоже оружие".

От Сиесты Костя узнал, что на этом "Панцире" прилетел в село её прадед.

-А еще что-нибудь осталось от твоего прадеда?

-Лишь могила и несколько вещей.

-Можешь отвести на могилу?

Надгробие резко выделялось от других даже цветом камня.

-Мой прадед сам сделал это надгробие. Надпись на нем никто не мог прочитать.

Костя, неплохо зная английский, прочитал вслух, что здесь покоится тело капитана Королевских ВВС Джеймса Маккензи.

-Сиеста, твой прадед пришел из того же мира, что и я. Пусть из другой страны.

-Значит, мой прадед действительно прилетел на "Панцире дракона".

-В моем мире это называется иначе.

-И как же?

-Это истребитель "Спитфайер MkV". Тоже оружие, правда, устаревшее. Твой прадед был военным летчиком.

-Мой отецсказал, что прадед завещал отдать "Панцирь Дракона" тому, кто сможет прочитать надпись на надгробии. Теперь он твой, Костя.

-Вряд ли. По приказу директора его реквизируют. Кольбер уже послал за транспортом, чтобы забрать истребитель в Академию.

Истребитель был доставлен в Академию при помощи огромной сети, её несли восемь драконов Ветра.

Самолет был почти в идеальном состоянии, даже боекомплект был в наличии. Но вот бензина в баках было очень мало. Похоже, дед Сиесты растратил почти все горючее в тщетных попытках вернутся домой и лишь потом совершил посадку на огромном поле возле села.

Впрочем, эту проблему удалось решить с помощью Кольбера. Кольбер, узнав о том, что "Панцирь Дракона" прилетел из того же мира, что и Костя, и для чего он предназначен, почти все свое свободное время посвятил его изучению. Костя охотно помогал ему в этом. Тем более что у него появилась надежда использовать истребитель для поиска пути назад, в свой родной мир.

Вероятно, пилот истребителя каким то образом попал в спонтанно возникший портал, что соединил два мира, пусть и на время. Костя также вспомнил, что, по словам директора Османа, он встретил того солдата с "Посохами разрушения" также в окрестностях Тарба. Наверное, в окрестностях этого села подобные аномалии возникают нередко или даже существуют постоянно.

Возможно, летая на истребителе в окрестностях Тарба, можно вновь обнаружить этот или подобный ему портал и вернуться в свой мир. Эту надежду заметно укрепил Дерф, заявив, что он способен искать и находить подобные аномалии, даже незаметные человеческому глазу.

И Костя теперь возился с истребителем, что разместили во дворе рядом с флигелем Кольбера, разбираясь в его устройстве и выясняя степень исправности отдельных узлов и механизмов. Кольбер в это время был на занятиях.

Увлеченный работой, Костя не заметил, как к нему подошла Луиза.

-Что это?

-Это самолет. Летающий механизм из моего мира. Возможно, с его помощью я найду дорогу назад.

-Спустись с этого самолета. Не смей игнорировать свою хозяйку!

-Прости, Луиза, но ты мне больше не хозяйка. Ты же уволила меня, разве ты забыла?

Луиза опустила голову и тихо сказала:

-Костя, прости, но я хочу, чтобы ты вернулся ко мне.

-А зачем? Знаешь, мне сейчас совсем неплохо, ведь я теперь свободный человек. Зачем же мне отказываться от своей свободы?

Похоже, Луиза готова была расплакаться.

-Вернись, я прошу тебя. Мне так скучно и одиноко, Костя.

-Понимаю. Моей госпоже скучно. Некого унизить, оскорбить, не на ком выместить свою злость...

-Нет, Костя, все не так...

-Не так? Я не прав? А тогда как, Луиза?

Костя подошел к Луизе вплотную, его лицо стало печальным.

-Скажи, Луиза, кто же я для тебя?

Луиза опустила голову еще ниже. Костя пальцем поднял её подбородок.

-Луиза, у тебя глаза красные. Ты плакала?

Луиза продолжала молчать, с трудом сдерживаясь, чтобы не расплакаться.

-Ответь мне, Луиза, почему тогда, в Альбионе, ты сказала Варду "нет"? Если я для тебя просто фамильяр. Может стоит быть честной хотя бы по отношению к себе и признать очевидное?

Луиза все еще молчала, она просто не знала что сказать.

-Впрочем, возможно я зря тебя осуждаю, возможно, именно ты поступаешь правильно. Действительно, что нас ждет, если мы дадим волю нашим чувствам?

Тебя ждет позор, унижение и нищета, от тебя даже твоя семья отвернется. Ну а меня, скорее всего, просто...

Костя провел ребром ладони по горлу, жест достаточно красноречивый.

-Я считаю, нам лучше расстаться, Луиза, все равно нам не быть никогда вместе по настоящему. С помощью самолета и Дерфа я найду Проход, он наверняка есть в окрестностях Тарба. Поиски я начну уже завтра. Так что скоро мы расстанемся навсегда и больше не будем причинять боль друг другу. Прошу, госпожа, уходи и не приходи сюда больше...

Костя повернулся спиной, чтобы не видеть лица Луизы. Когда он, не выдержав, обернулся, Луизы уже не было.

"Тогда, в Альбионе, ты назвала меня трусом и дураком. Что же, вполне заслужил такое. Но что поделать, если вести себя подобно герою - непозволительная роскошь, учитывая последствия? Так что прости и прощай, моя маленькая госпожа..."

8. Попытка к бегству.

-Партнер, я вижу Проход.

-Где?

-Слева по курсу, в полумиле впереди - небольшая поляна. На её северной опушке - Проход, он у самой земли.

Теперь и Костя смог разглядеть Портал, хотя это было непросто: в ярких лучах полуденного солнца Портал казался тускло-блеклым. Как руны на руке Кости, их уже было почти не видно...

Вот уже почти три часа Костя с Дерфом на бреющем полете осматривали окрестности Тарба в поисках Прохода. Но то, что они обнаружили его в первый же день поисков было несомненной удачей, хотя Костя радости почему то не ощущал.

Поляна была небольшой, но стоило рискнуть. При посадке истребитель пару раз "дал козла", но все же остановился у самой стены деревьев. Голубой шар Портала оказался совсем рядом.

"Хорошо, что Портал у земли. Самолет можно оставить здесь, он еще нужен Кольберу для изучения. Да и появление "спитфайера" в небе моего мира привлекло бы ненужное внимание".

Костя открыл фонарь кабины, достал ракетницу и выстрелил вверх. Подождал немного и выстрелил еще два раза.

"Тарб совсем рядом, сигналы наверняка заметят. А значит и самолет с Дерфом найдут очень быстро".

Он вернул ракетницу на место и стал прощаться с Дерфом.

-Ну что, прощай мой верный друг. Извини, никудышный из меня вышел Гэндальв, может со следующим хозяином тебе больше повезет.

-Я не буду прощаться, партнер, уверен, мы еще увидимся.

Костя замер на секунду от таких неожиданных слов, пожал плечами, выбрался из кабины и уверенным шагом отправился к Порталу.

Морально Костя был готов оказаться на улице какого-нибудь Гамбурга или Копенгагена. Но Фортуна решила явить ему свою милость или, скорее, иронию: он оказался в своем городе, в том самом злополучном переулке. Невольно он бросил взгляд на свою левую руку: руны полностью исчезли. "Вот и все, финита ля комедия". Менее чем через час он был у себя дома, он жил в небольшом двух этажном коттедже на окраине города.

Дом выглядел одиноким и заброшенным, мебель и вещи были покрыты толстым слоем пыли. Костя сорвал с себя одежду и быстро принял душ. "Стиркой-уборкой займусь завтра, сегодня надо просто оклематься..."

Затем проверил холодильник: продукты успели испортиться, так что ужин ему придется ограничить консервами.

Он включил телевизор, из новостей узнал лишь одну полезную информацию: сегодняшнюю дату. До начала нового учебного года оставалось еще долгих три недели. Пощелкав пультом (как обычно ничего интересного, одна тележвачка для глаз), он выключил телевизор.

"Ну и чем мне заняться? Ладно, зайду в Сеть, зависну на каком-нибудь интересном форуме".

Он включил свой комп. Но после того как монитор разгорелся, он просто физически ощутил как треща стал расползаться в лоскуты его бедный шаблон.

"Как такое вообще возможно?"

Раньше его рабочий стол украшал вид звездного неба, один из снимков телескопа "Хаббл". Теперь на черном фоне ярко выделялись огромные красные буквы, складываясь в "ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ В ХАЛКЕГИНИЮ!"

Не выдержав, Костя выключил компьютер, желание пообщаться в Интернете пропало напрочь. Искать ответ на то, как появилось это загадочное послание, он себе просто запретил. Он знал, что рационального ответа все равно не найдет, а доводить свои мозги до горячки просто не хотел.

Немного придя в себя он решил почитать что-нибудь, надеясь что чтение его отвлечет. Он взял первую попавшуюся книгу и погрузился в чтение. Но смысл прочитанного плавно обтекал сознание, совершенно не желая впитываться и книгу пришлось отложить.

"Ладно, поужинаю и - баиньки. Утро вечера мудренее, как известно".

Следующий день Костя посвятил бытовым заботам, стирке-уборке, походам в магазины и прочему. Ближе к вечеру он решил посетить фирму, в которой подрабатывал ремонтом бытовой техники. Спокойно, скорее даже просто равнодушно, он узнал, что за время его отсутствия на его место взяли другого работника. С поиском новой работы можно было не торопиться, его сбережений вполне хватило бы до окончания института, но нужно же было чем то заполнить пустоту бытия.

Следующие несколько дней прошли в довольно тщетных потугах занять свои голову и руки. Пожалуй, лишь бешеная езда на стареньком байке позволяла отбросить невеселые мысли, забыться от ноющей тоски. В воскресение Костя решил выбраться в ближайший кинотеатр.

После того как титры пошли по экрану, Костя пожалел, что купил билет, не взглянув на афишу. Фильм оказался очередным голливудским боевиком-фэнтези, явным эпигонским закосом на известную кинотрилогию Питера Джексона. Но после своего недолгого пребывания в Халкегинии Костя просто возненавидил все эти "фэнтези", фальшивые сказки.

По экрану пролетел огормный белый дракон. Костя невольно зажмурил глаза, дракон напомнил ему Сильфиду, дракона-фамильяра Табиты. Напрасно он закрыл глаза... перед ним тут же предстал образ хозяйки Сильфиды. Табита смотрела на него строго, с явным укором. А затем вспыхнуло, словно аварийное табло, "ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ В ХАЛКЕГИНИЮ!"

"Твою же мать, ну сколько можно...".

Испытывая нарастающее раздражение и отчаяние, Костя стал выбираться из зрительного зала.

Пошел дождь, мелкий и нудный, под стать настроению. Ноги сами принесли его в тот самый переулок.

"Ну и зачем я...". Костя даже додумать не успел, на противоположном конце переулка он увидел бело-голубую сферу.

Когда он оказался у Портала, тихо позвал, с затаенной надеждой в голосе: "Луиза..."

Портал изменил свою форму, из сферы он превратился в полусферу. На вертикальной плоской поверхности, как на экране, появилось изображение: Луиза и Кольбер на фоне стены Академии, недалеко виднелись ворота. Судя по виду с той стороны портал парил на небольшой высоте над землей.

Лицо Луизы озарила радость, выражение лица Кольбера было мрачным и хмурым.

-Здравствуй, Луиза и вы тоже, учитель. Учитель, я вижу, вы не очень рады меня видеть. Понимаю, я...

-Не в этом дело, просто у нас очень плохие новости.

-Да что стряслось, учитель?

-Война.

Последние сомнения были отброшены.

-Луиза, учитель, отойдите на пару шагов, я иду к вам.

Костя сам сделал шаг назад, зажмурился и прыгнул в Портал.

Приземление вышло не очень удачным, он упал на колени. Костя поспешно вскочил, свежие ссадины на ногах противно заныли, но не время было придавать значение досадным мелочам.

-Луиза, если ты готова простить меня, недостойного, и снова...

Луиза просто не дала ему договорить.

-Ну хватит, моя госпожа, так и задушить недолго.

Костя с наслаждением наблюдал как на его руке вновь проступают руны. Может ему это просто казалось, но на этот раз руны были больше и ярче.

-Хорошо, а теперь, учитель, расскажите подробнее. Что за война, с кем? Неужели Альбион все же напал?

-Да. Позавчера они разгромили наш флот и теперь готовят высадку десанта у Тарба, там очень удобное место. Наши войска уже отправлены туда, их возглавила сама Генриетта. Но шансы против нас, наших сил слишком мало.

Немного помолчав, Кольбер добавил:

-Кстати, Сиеста все еще в Тарбе, она решила подольше погостить у родителей.

"Ну вот, стоило мне уйти и...".

-Учитель, а мой самолет?

Впервые за время разговора Кольбер позволил себе улыбнуться

-Просто обернись...

Костя обернулся. "Спитфайер" был прямо за его спиной, буквально в несколько шагах.

-Самолет полностью заправлен и горючим и боеприпасами. Твой Дерф так и остался в кабине, он был уверен, что ты вернешься.

"И вы тоже верили в это, учитель, раз все подготовили. Все же здорово, когда в тебя верят".

-Вот и хорошо, тогда я вылетаю немедленно.

-Но это слишком опасно, ты можешь погибнуть! Ты думаешь что сможешь что-то изменить с этой игрушкой?

-Луиза, я вернулся не для того, чтобы в кустах отсиживаться... извини, резко получилось. И это не игрушка, это настоящее оружие. Возможно против кораблей самолет слабоват, но уж драконов на нем можно давить как мух.

-Тогда я лечу с тобой.

Костя не стал даже спорить. Во-первых, все равно бесполезно, во-вторых он был даже рад такому решению Луизы.

"Не знаю, какая судьба нас ждет, но я встречу её рядом с ней. Я понял, для меня главное - быть вместе с Луизой, я больше не буду убегать от судьбы. И плевать мне на последствия, плевать на доводы логики".

- Я знал, моя госпожа не оставит своего фамильяра один на один с опасностью. Погоди немного.

За креслом пилота было достаточно места, так как ненужное оборудование было уже удалено. Костя сорвал с себя куртку и постелил её на днище.

- Луиза, давай сюда... дай руку... тебе удобно? Вот и хорошо. Кстати, что за книгу ты держишь, полагаешь у тебя будет время для чтения? Ну-ну, конечно тебе решать, ты же госпожа... А, привет, Дерф, ты действительно оказался прав, ладно, позже... Кольбер отойдите, мы взлетаем.

9. Битва за Тарб.

Костя смотрел вниз и не узнавал того большого, красивого села, в котором он гостил совсем недавно.

Он разглядел, как телеги с селянами торопятся укрыться в лесу от альбионских боевых драконов, выжигающих все вокруг своим пламенным дыханием. Одна из повозок опоздала, пролетевший на бреющем полете дракон превратил и повозку и тех, кто в ней находился, в огромный костер.

"Ну, гад, ты за это заплатишь". Костя бросил "спитфайер" в пике. Получив щедрую порцию горячего свинца дракон рухнул в лес, ломая сучья. Выровняв самолет, Костя приступил к расправе. Она была короткой. Атаки Кости были слишком стремительны, чтобы драконы или их всадники-маги могли что-либо предпринять. Костя предпочитал атаковать из верхней задней полусферы, сразу после атаки набирая высоту, недосягаемую для альбионских драконов Огня. Раз за разом такая простая тактика приносила успех. Через четверть часа элитный отряд альбионских драконов Огня с всадниками-магами был полностью уничтожен.

Во время очередного набора высоты он услышал шум и возню позади своего сиденья. Там было достаточно места после того как Костя с Кольбером удалили бесполезное оборудование, включая радиостанцию, стремясь облегчить самолет.

"Черт, как я мог забыть о ней? Непростительно".

-Луиза, как ты там? Не сильно ушиблась?

-Ты не мог бы более аккуратно управлять этой штукой?

-Извини, Луиза, не могу. Сила истребителя в его маневренности.

Луиза закричала в ужасе, самолет опять полетел вниз... но даже в таком состоянии Луиза заметила что книга стала излучать призрачно-голубой свет. Как и Рубин Воды на её пальце.

Когда с драконами было покончено, Костя наконец то решился приблизиться к самим кораблям альбионского флота. Против драконов он использовал лишь пулеметы, но вряд ли даже убойной мощи 20мм авиапушек хватило бы, чтобы уничтожить или хотя бы серьезно повредить эти парусные громады.

Его заметили. Борта флагмана "Ленсингтон" озарились пушечным залпом. Картечь ударила по крыльям истребителя. Костя резко стал набирать высоту, уходя в "мертвую зону": пушки кораблей не могли стрелять под большим углом к горизонту.

"Что же делать? Корпуса кораблей я даже пробить не смогу, может попробовать повредить такелаж, мачты?"

Когда самолет выровнялся, Луиза погрузилась в чтение текста, который внезапно проявился на прежде чистых страницах книги. В нем описывалась природа легендарной магии Пустоты. А затем шло заклинание "Взрыв".

"Неужели я? Но как иначе объяснить, что я могу это прочесть? Нужно проверить, правда ли это".

Луиза наклонилась к уху Кости и прокричала.

-Сбавь скорость, лети без резких разворотов, не приближаясь к кораблям. А еще открой кабину, чтобы я могла встать.

-Луиза что ты задумала? Хочешь использовать магию? А у тебя получится, госпожа?

Ты можешь предложить что-то еще? Выполняй, что велит тебе госпожа, упрямый фамильяр.

Костя послушно подчинился. После того как кабина была открыта, Луиза без лишних церемоний залезла ему на плечи. Костя был вынужден поддерживать её одной рукой, он очень боялся, что она вывалится. К счастью, обстрела они могли не бояться.

Луиза, держа палочку, начала читать заклинание, но тут послышался предостерегающий голос Дерфа: "Хозяин, сзади!"

Это был Вард.

Вард прекрасно просчитал действия Кости, знал, что тот непременно попытается атаковать альбионский флагман. И дожидался удобного момента, скрываясь в облаках.

Виконт управлял драконом Ветра. Эти драконы были слабее, чем драконы Огня, но были быстрее и маневреннее. А сам Вард рассчитывал на свою магию.

Он сумел разглядеть Луизу в кабине. "Значит и проклятый фамильяр там. Пришло время расплатиться". Правая рука Варда была тщательно забинтована. На полную регенерацию кисти с использованием магической мази требуется не менее полугода, то, что было скрыто под бинтами, пока выглядело жалко.

Маг применил заклинание "Воздушное Копье". Но вовремя предупрежденный Костя совершил вираж влево. И, описав стремительную дугу, оказался на хвосте дракона Варда. Даже дракону Ветра было невозможно соревноваться с истребителем по маневренности.

"Я всегда был уверен, что тебя погубит собственная самонадеянность, Вард. Так оно и оказалось".

Длинная пулеметная очередь прошила тела и дракона и наездника. К тому времени, когда дракон упал на землю, оба были уже мертвы.

Навыки хорошей наездницы позволили Луизе удержаться на плечах. Все это время она продолжала читать заклинание, оно было довольно длинным. Свободной рукой она подала знак Косте, чтобы он подлетел к "Ленсингтону" поближе.

После того, как Луиза произнесла последнее слово, в небе вспыхнула сфера бело-голубого света, сфера стала стремительно расти. Во все стороны пошла концентрическая ударная волна, столь мощная, что её можно было даже разглядеть из-за изменения плотности воздуха.

Когда же сфера исчезла, сражающиеся наземные войска Альбиона и Тристейна увидели, что весь альбионский флот охвачен огнем и корабли стали медленно падать.

Костя из последних сил пытался сохранить управление над самолетом, ударная волна накрыла и истребитель. Была повреждена обшивка корпуса, да и двигатель стал работать с перебоями. Осознав, что до Академии долететь вряд ли удастся, Костя совершил вынужденную посадку на том огромном поле возле села. Посадка была достаточно жесткой, так что теперь Костя и Луиза сидели возле самолета, смазывая синяки и ушибы целебной мазью.

-Твой самолет, он сможет еще летать?

Костя оценивающе оглядел самолет.

-Требуется некоторый ремонт, но после ремонта он еще послужит.

Затем Костя перевел взгляд на небо, в котором живописно медленно продолжали падать пылающие корабли альбионского флота вторжения.

-Хотел бы я посмотреть на того, кто попробует назвать тебя "Нулизой" после подобного. Я горжусь тобой, хозяйка.

С этими словами Костя обнял Луизу и поцеловал, чему она и не подумала противиться.

Костя вернулся к ужину, как и обещал. Остаток дня ушел на то, чтобы помочь доставить самолет назад в Академию и осмотреть повреждения.

Зайдя в комнату, он сразу обратил внимание, что его постель на полу исчезла. "Ну, разумеется, Луиза её выкинула".

После ужина, что напоминал праздничный (была даже бутылка дорогого галльского вина), Костя не выдержал и спросил:

-Луиза, а где же мне теперь спать?

-Спать будешь на кровати, со мной.

-Луиза?!

-Когда я говорю спать со мной, это значит, что будешь просто спать рядом. Никаких пошлых вольностей я не тебе не позволяю, ты не понял? Я... я еще не готова.

-Понял, понял.

Когда Костя разделся он немного постоял, думая как лечь. Если лечь лицом к Луизе, то можно смутить госпожу, а лечь спиной - может воспринять как невежливость и грубость. Костя принял "соломоново решение": лечь на спину. Похоже, это было верное решение. Луиза потянулась как кошка, прильнула к нему телом и даже уложила свою голову на грудь подручного.

-Луиза...

-Госпожа желает использовать грудь своего подручного как подушку - тоном капризного ребенка изволила сообщить Луиза.

Костя осторожно обнял девушку. Луиза еще теснее прижалась к нему. Пышные локоны Луизы щекотали подбородок, но это было даже приятно.

-Не знаю, что нас ждет дальше, но я надеюсь, что нам больше не придется расставаться, моя госпожа.

10. Любовное зелье.

После блистательной победы возле Тарба была проведена коронация Генриетты и она стала королевой.

Сейчас новоиспеченная королева ожидала особенных гостей. Это были Луиза и Костя.

Королева заявила, что пока не может наградить Луизу достойно за её вклад в победу при Тарбе. Было бы нежелательно привлекать внимание к Луизе, в том числе и со стороны врагов Тристейна, ведь война еще не окончена. Костя же получил в награду увесистый кошель, полный золотых монет.

Молитвенник Основателя перешел во владение Луизы, как мага Пустоты.

Королева также сообщила, что у неё, возможно, ещё будут задания для Луизы и фамильяра, и попросила их не покидать Академию надолго до конца каникул.

Пока же Луиза и Костя решили прогуляться по городу. По случаю победы под Тарбом в столице были устроены празднества и ярмарка. Костя решил сделать подарок своей госпоже, все равно он не знал, на что можно потратить полученное вознаграждение.

Когда они проходили мимо ювелирной лавки, Луиза восторженно вскликнула.

-В чем дело? Что-то приглянулось? - поинтересовался Костя.

Внимание Луизы привлекла золотая диадема, подобные украшения знатные дамы обычно одевали на балы, приемы и прочие светские мероприятия. И мать и старшие сестры Луизы имели такие диадемы, но Луизе оставалось лишь мечтать.

Продавец с лицом, поразительно похожим на конскую морду, увлек Луизу в свою лавку.

-У вас отменный вкус, госпожа. Это очень редкий товар, уверяю это не подделка.

-Но у меня нет таких денег, это ведь дорого стоит.

-Шестьсот серебром. Да, недешево, но это достойная цена за такую красоту.

Луиза вздохнула. У неё не было и четверти от этой суммы.

Тут вмешался Костя:

-Простите, у нас нет столько серебра (физиономия торговца расплылась в понимающе-презрительной ухмылке), но зато есть золото.

Костя высыпал на стойку горсть золотых монет, что получил от королевы. Эти монеты имели самый высокий номинал в Тристейне, ими расплачивались обычно лишь самые богатые и знатные вельможи.

При виде этого золота лицо владельца лавки вытянулось еще больше и стало совсем уж похоже на морду жеребца.

-Так сколько таких монет нужно, чтобы купить эту вещь? - спросил Костя.

-Пятнадцать монет... господин.

Костя отсчитал требуемую сумму и попросил упаковать диадему в красивую коробочку, которую и вручил Луизе с легким поклоном: "Прощу принять, моя госпожа, в знак признательности за доброту".

-Костя, какой же у тебя жесткий волос.

-Извини, Сиеста...

-Костя, сиди спокойно.

-Я думал так тебе будет удобнее.

-Мне будет удобнее, если ты будешь сидеть спокойно.

Затем из запертой комнаты послышалось какое-то ритмичное металлическое звяканье.

Луиза, которая подслушивала у двери, тяжело вздохнула.

Этот несносный фамильяр заперся в комнате Сиесты и они явно занимались чем-то неприличным.

"Ну что он нашел в этой вульгарной девке? Кроме смазливого лица и большой груди - никаких достоинств".

Казалось бы, отношения между Луизой и Костей стали лучше, Костя даже спит рядом с ней, но вот опять. "Эти парни - все одинаковые, все хочется одного. Пока не подпустишь к своему телу, все норовят на сторону, с другими девушками, да и после - тоже".

Луиза еще раз тяжело вздохнула. Она хорошо усвоила предыдущий урок и поняла, что грубым насилием тут не поможешь.

Так что оставила свой пост, размышляя, что бы делать дальше. "ожет совета у кого попросить? Но у кого? У Кирхе? Ну, эта оторва насоветует".

Пересекая главный двор Луиза заметила небольшой переносной столик, за которым сидели Гиш и Монморанси. Увидев Луизу, Гиш окликнул её: "й, Луиза, ты что такая кислая? Опять с подручным поссорилась?" Монморанси позвала её рукой: в последнее время отношения между девочками стали заметно лучше.

Луиза подошла к столику и честно все рассказала, как застукала Костю в комнате Сиесты.

Гиш пожал плечами:

-Ну и что? Костя имеет полное право на флирт. Тем более, что он спас Сиесту от этого старого борова, графа Мотта. Или может Луиза ревнует?

Луиза лишь вздохнула и отвела глаза.

-Даже если ты испытываешь какие-то чувство к своему подручному - что с того? Ведь все равно ты ему ведь ничего не позволяешь, верно? Уверен, и ты Косте нравишься. Но раз между вами ничего не может быть, из-за такой разницы в статусе, ты не имеешь предъявлять на Костю какие-то права и ограничивать его свободу. Тебе ведь известно такое выражение как "собака на сене", не так ли?

-Редкий случай, когда я полностью согласна с Гишем - встряла в разговор Монморанси. И упрекать и тем более наказывать Костю за это, у тебя нет никакого права, учитывая, как он много сделал для тебя. Костя хоть и простолюдин, но у него сердце настоящего рыцаря. Не удивительно, что он нравится девушкам.

-Я думала вы мне поможете, посоветуете как поступить, а вы лишь выгораживаете моего подручного - разозлилась Луиза. Она заметила на столике стакан с вином. "Как кстати". Луиза схватила стакан и быстро выпила. Запоздалый крик Монморанси: "Луиза, не пей это!" уже ничего не мог изменить. Луиза разозлилась еще больше: "что, вина стало жалко, да?" и удалилась, гордо подняв голову.

-Что же теперь будет? - горестно спросила Монморанси, похоже, саму себя.

-Ты о чем? - непонимающе спросил Гиш.

Монморанси промолчала.

Через непродолжительное время к этой парочке подошел и Костя.

-Скажите, не видели мою хозяйку? Говорят, она только что тут проходила.

-Как провел время с Сиестой? Было приятно? - ехидно осведомился Гиш.

-О чем ты?

-Луиза была только что. Сообщила, что застукала тебя со служанкой. А ты даром время не теряешь, молодец.

-Завязывай с грязными намеками, Гиш. Если не хочешь, чтобы я тебе красоту не подпортил.

-То есть между вами ничего не было?

-Конечно, ничего не было. Я просто попросил Сиесту, чтобы она меня подстригла.

Только тут Монморанси и Гиш заметили, что волосы Кости стали намного короче.

Гиш не выдержал и расхохотался:

-Да, вы с Луизой неподражаемы, с вами точно не соскучишься!

-Ничего тут смешного нет.

-Монмон, что ты хочешь сказать?

-Я Монморанси! Запомни это, фамильяр. Дело в том, что Луиза случайно выпила любовное зелье.

-Что? Какое еще зелье?

-Это зелье усиливает любовное влечение. Даже легкую влюбленность оно способно превратить в всепоглощающую страсть, не знающую преград...

-Погоди, Монмон, но это вино, ты же для меня его приготовила. Ты меня хотела опоить этим зельем? - Гиш был в ярости.

-Хватит, сейчас не время. Позже разберетесь между собой. Монморанси, сколько продлится действие этой отравы?

-Ну, зависит от много, в частности, количества выпитого зелья, от силы исходного чувства. Может, месяц, а может и год...

-Год? Так не пойдет. А сделать ничего нельзя? Противоядие, например?

-Вряд ли. Для противоядия нужен один ингредиент, который очень трудно достать.

-Но тебе все равно придется его достать. Ты хоть понимаешь, что будет, если мы не вернем Луизу в нормальное состояние? И, кстати, разве использовать такое зелье законно?

-Конечно, нет. За такое запросто могут исключить из Академии, а если дело зайдет слишком далеко, могут и в королевскую темницу посадить - просветил Гиш.

-Ясно, Монморанси? Либо ты готовишь противоядие, либо я иду к директору. Да и все равно скрыть не получится, даже если я не буду ябедничать, сама понимаешь.

Монморанси обреченно кивнула.

-А что это за такой ингредиент, который достать сложно?

-Это слеза Духа Воды. Его можно получить лишь от самого Духа, а он может и не дать. Дух Воды очень силен, так что его невозможно заставить.

-Значит, придется отправиться к этому Духу, выбора нет. Далеко до него?

-Примерно день пути.

-Вот завтра утром и отправимся, захватив с собой Луизу. А ты, Монмон... Монморанси, приготовь все остальные компоненты противоядия. Можно будет изготовить его на месте, сразу после того как получим у Духа Воды то, что нужно? Чем быстрее вернем Луизу в обычное состояние, тем больше шансов, что все это останется в тайне от окружающих.

Монморанси согласно кивнула.

-Ладно, я пойду, найду Луизу. Вдруг она, после того как зелье начало действовать, во что-нибудь влипнет.

На следующее утро они выступили в поход к Духу Воды. Хорошо, что были каникулы, так что их отсутствия вряд ли кто хватился. Плохо, что не было Табиты, на её драконе все можно было проделать намного быстрее. А так пришлось использовать лошадей.

Было также решено взять с собой Кирхе, рассказав откровенно, что произошло.

Костя с содроганием вспоминал события минувшей ночи. Луиза была невыносима. Она постоянно домогалась его, требовала ласки, плакала и кричала, что он бросает её, даже когда он просто вышел в туалет. Поначалу Костя даже шел ей на встречу, обнимал и целовал Луизу, честно признаваясь себе, что и ему это не было неприятно, и, надеясь, что это хоть немного успокоит Луизу. Как же...

Уже за полночь притязания Луизы стали предельно настойчивы и неприличны. Понимая, что все может зайти слишком далеко, с необратимыми последствиями, Костя вынужден был спасаться бегством и укрыться от любвообильной госпожи в комнате Гиша, попросив Кирхе провести остаток ночи с Луизой. Судя по виду Кирхе, даже для неё это было нелегким испытанием.

Впрочем, сейчас Луиза вела себя вполне смирно, видно от усталости и недосыпа. Она сидела в седле позади Кости, старательно прижимаясь к нему грудью. Впрочем, Костя этого даже и не замечал, несмотря на все старания Луизы.

Вероятно, из-за дождей дороги размыло, так что до вечера не удалось добраться до озера Рагдориан, в котором обитал Дух Воды. Пришлось заночевать в лесу. Костя быстро соорудил два шалаша, один для себя и Гиша, другой для девушек.

После ужина вон внес предложение связать Луизу на ночь. Поначалу это предложение было отвергнуто, как чрезмерное и слишком суровое. Но после того как Луиза, обманув бдительность Монмон и Кирхе, прокралась в шалаш к парням, устроив немалый переполох, к этой мере все же пришлось прибегнуть. Причем заново это предложение озвучил Гиш, с лицом белее мела: в сумраке шалаша Луиза спутала его с Костей. Так что до утра ошалевшей от страсти Луизе пришлось провести связанной, с наложенным заклинанием Тишины.

На следующий день все же удалось добраться до озера. Монморанси обратила внимание на то, что уровень воды слишком уж высок.

Она достала своего фамильяра, небольшую лягушку. Уколов свой палец булавкой, она пометила голову лягушки капелькой своей крови и отпустила её в озеро.

-Теперь мой фамильяр Робин вызовет духа. Говорить буду лишь я, Дух Воды очень обидчив.

Спустя четверть часа напряженного ожидания вода в озере забурлила и засияла, а затем хлынула вверх, принимая форму, отдаленно напоминающую человеческую фигуру огромных размеров, пронизанную радугой.

Лягушенок выскочил из озера и вернулся к своей хозяйке.

Затем Монморанси встала и проговорила, вытянув руки к фигуре Духа в умоляющем жесте:

-Я Монморанси Маргарита Ла Фьер де Монморанси, маг воды, хранительница древней клятвы. Я дала подручному свою кровь, что бы помочь вам вспомнить. И если вы помните, то ответьте на языке, который мы понимаем.

Фигура Духа приняла окончательную форму и стала похожа на саму Монморанси, причем без одежды.

-Я помню тебя, смертная, узнаю вкус твоей крови. Что же тебе нужно, зачем ты тревожишь меня?

-Нам нужна часть твоего тела, нужна твоя слеза.

-Я отказываюсь.

-Прости... мы сейчас уйдем.

Но Костя не был с этим согласен.

Он подбежал ближе и закричал:

-Послушай, Дух, я очень прошу тебя, дай мне это. Я все для тебя сделаю, взамен на твои слезы.

-Хорошо. Я верю тебе, Гэндальв и дам тебе свои слезы. Взамен ты вернешь мне то, что у меня украли.

-Что именно?

-Кольцо Ангвари. Оно обладает огромной магической силой, с его помощью можно подчинять людей своей воле и даже вдохнуть подобие жизни в мертвые тела. Мне известно, что одного из похитителей звали Кромвель.

Костя уже знал, кто такой Кромвель. Это был лидер Реконкисты и нынешний владыка Альбиона Задача казалось почти невыполнимой, но Костя согласно кивнул.

-Я верю тебе, Гэндальв. Я сам пытался вернуть кольцо, с этой целью я готов был затопить весь континент.

-Это слишком жестоко и все равно не поможет. Если кольцо у Кромвеля, оно находится на Альбионе, огромном летающем острове.

-Значит, ты моя последняя надежда, Гэндальв. Я верю тебе и знаю, что ты сдержишь обещание. Можешь не торопиться, для меня время не имеет значение.

После этих слов в руки Монморанси влетел хрустальный флакон со слезой Духа Воды. Сам Дух исчез.

Приготовление противоядия не заняло много времени. Все что требовалось, это добавить слезу Духа к уже приготовленной смеси, нагреть её на медленном огне и дать выпить Луизе.

Когда противоядие было готово, Костя поднес его Луизе. Но девочка отказалась его пить, поскольку оно, видите ли, противно пахнет. И вообще Костя, наверное, решил её отравить, поскольку ему, похоже, больше нравиться Монморанси, а может и Кирхе, а вот Луизу он совсем не любит, даже мало с ней разговаривает. Костя посулил, что поцелует Луизу в губы, если она все же выпьет эликсир. Луиза капризно заявила, что этого недостаточно. Тогда Костя шепотом на ухо, чтобы остальные не слышали, пообещал Луизе, что отведет её в кусты и поласкает её обнаженные груди, если она все же выпьет то, что ей предлагают. Против такого соблазна Луиза устоять не смогла и, наконец, сделала то, что её просили. Остальные предусмотрительно отступили, оставив Костю наедине с Луизой, боясь угодить под горячую руку мисс Вальер. Следует признать, эта предосторожность была совсем не лишней.

Луиза, с лицом цвета своих волос, дрожа от стыда и злости, выхватила палочку: увы, но хлыста с собой не было. Костя покорно сел на траву, прикрыв глаза руками, стараясь хотя бы их уберечь от ударов. Удары себя ждать не заставили, их было много и весьма болезненных, чередуемых с непередаваемой игрой слов, вряд ли уместных в устах девушки благородного происхождения. Костя узнал о себе немало нового, причем явно не положительного. Но Костя выносил экзекуцию молча, стиснув зубы, иногда подавая знаки остальным не вмешиваться. Поняв, что удары палочкой не производят на подручного должного эффекта, Луиза стала сочетать их с пинками, явно метя по почкам, иногда - удачно. Тут уже Костя начал постанывать, поскольку это было действительно больно.

Наконец Луиза выдохлась, села на траву рядом, тяжело дыша...

-Теперь твоя душа довольна?

Луиза молчала. Гнев все же утих и она вспомнила не только то, как подручный бессовестно лапал и целовал её тело, говоря всякие пошлые вещи, но и то, что именно с его помощью она избавилась от любовных чар.

Костя неторопливо смазывал ушибы и синяки целебной мазью, любезно предоставленной сердобольной Монморанси.

Еще помолчав немного, Луиза спросила:

-Скажи мне, пес, почему, пока я была под чарами, ты не сделал со мной... ну, ты понял что?

-Луиза, если бы я лишил тебя невинности, используя твое положение, я бы сам себя не простил до конца жизни. Не надо совсем уж плохо думать обо мне, госпожа.

-Но ты ведь лапал меня и целовал, трогал за всякое...

-Ну, это как бы без особых последствий. Кроме того, ты сама об этом просила. И если я отказывался, ты начинала плакать. А видеть твои слезы мне слишком тяжело.

-Хорошо, но почему когда я начала тебя избивать, ты вел себя так покорно. Пусть ты мой фамильяр, но все же... ты сильнее, ты мог меня остановить. В крайнем случае - убежать, спрятаться в лесу, дождаться, пока я немного успокоюсь.

-Луиза, о чем ты говоришь. Чтобы я на тебя руку поднял... а убегать - признать свою вину. Прости, но я себя виноватым не считаю. Кроме того, тебе нужно было выпустить пар, вот я и позволил, теперь тебе ведь легче, не так ли?

Луизе действительно было легче, она вконец успокоилась и могла размышлять здраво. Действительно, фамильяр был прав.

-Костя, прости. Я вела себя как дура. Но ничего бы не было, если бы ты тогда со служанкой...

-Луиза, мы с Сиестой просто приятели, ничего более. Я просто попросил её постричь меня, видишь? - Костя провел ладонью по своей голове.

Луиза согласно кивнула.

-Костя, я больше никогда не буду тебя бить, я клянусь.

-Спасибо, госпожа - без тени иронии ответил Костя.

После возвращения в Академию Луиза на глазах Кости разломала свой хлыст и сожгла обломки в камине.

11.Каникулы в Тристейне.

Новое задание королевы не заставило себя долго ждать.

Вскоре после коронации Генриетты должна была сыграть свадьбу с германским принцем Фердинандом, сыном короля Рудольфа.

Хотя принц был молод, он считался блестящим и опытным полководцем. Но, как оказалось, даже самый опытный воин порой уязвим для кинжалов заговорщиков. Фердинанд был коварно убит, расследование же показало, что нити заговора уходят в Альбион и за ним стоит Реконкиста.

Король Германии был в ярости, он теперь считал войну против Альбиона делом личной чести. И сам стал настаивать на союзе с Тристейном против Альбиона. Большинство аристократии Тристейна к идее вступить в союз с Германией и перенести войну на территорию самого Альбиона отнеслись с воодушевлением. Генриетта в целом была согласна с этим, но она боялась недовольства мелкого дворянства и простонародья, спровоцированного ростом налогов. Ведь этим могли воспользоваться лидеры Реконкисты чтобы вызвать бунт или устроить очередной заговор, в организации которых они вполне доказали свое мастерство.

Так что Луизе и Косте надлежало пожить месяц-полтора в столице, собирая информацию о настроениях столичных жителей.

Луиза получила на это небольшую сумму серебром, ведь ей надлежало выдать себя за простолюдинку. Но хотя Луиза и согласилась на эту миссию с воодушевлением, она все начала делать не так, к явному неудовольствию Кости.

Луиза захотела купить лошадь, но лошади стояли дорого. Луиза наотрез отказалась снимать номер в дешевой гостинице. И так далее, и так далее...Костя был готов махнуть рукой на все, устав спорить с капризной госпожой из-за каждого пустяка.

И поскольку денег на все эти излишества явно не хватало, Луиза решила увеличить наличный капитал азартной игрой в казино. Тут уж терпению Кости пришел конец и он заявил, в сердцах, что Луизу за её глупость неплохо бы отшлепать по мягкому месту.

Глаза Луизы вспыхнули от такой наглости подручного, но она все же сдержалась и молча удалилась в игорный дом с гордо поднятой головой.

Костя остался дожидаться хозяйку на скамеечке возле фонтана на главной площади столицы. Он не сомневался в том, что вскоре произойдет.

Разумеется, его расчеты оправдались. Луиза вскоре вышла из казино, но вид её был совсем иной, она была похожа на маленькую птичку, промокшую под дождем. Костя мысленно похвалил себя, что припрятал часть золотых монет в тайничке внутри своего столика, поскольку Луиза заставила отдать себе и тот кошелек, что он получил из рук королевы. В судьбе этого золота теперь уже не приходилась сомневаться.

-Что, Луиза, карманы теперь совсем пусты?

Девушка лишь обреченно вздохнула.

-Ты говорил, что хочешь меня отшлепать...

-Уже не хочу - отрезал Костя.

Костя обдумывал, что им дальше делать. Он даже хотел воспользоваться "неприкосновенным золотым запасом", что припрятал. Но для этого нужно было вернуться в Академию, а было лень возвращатся. Да и настоящим "черным днем" эта ситуация все же не была, по убеждению Кости.

-Ладно, сиди здесь - приказал он Луизе.

Луиза покорно кивнула. Костя же пошел обходить местные заведения в поисках свободных вакансий. Как известно, кто ищет - тот обязательно найдет.

Через полтора часа Костя вернулся и сообщил:

-Я нашел нам работу, в одной таверне, тут неподалеку.

Как раз то, что нужно для сбора информации: место бойкое, там бывают и дворяне и простолюдины, опять же вино развязывает языки. Я буду мыть посуду, ты будешь официанткой. Если не согласна, то можешь вернуться в Академию, но тогда тебе придется признаться Генриетте, что ты провалила её задание.

Луиза заверила, что она согласна на такую работу.

-Вот и хорошо. А теперь слушай нашу "легенду"... ну, нашу историю то есть. Отец наш - был мелким дворянином. Я - бастард, моя мать была простолюдинкой, поэтому не обладаю магическими способностями, то есть мы сводные брат и сестра. Поместье наше после смерти отца у нас отобрали за долги, мы вынуждены скитаться, зарабатывая себе на пропитание всеми доступными способами. Фамилию свою мы скрываем, чтобы не порочить наш дворянский род таким образом жизни. Тебя зовут, как звали, то есть Луиза. Меня же зовут Карл, смотри, не забудь: мое настоящее имя все же слишком экзотично. Все поняла? Тогда повтори.

Луиза послушно повторила, она все запомнила правильно.

-Прекрасно, тогда идем. Хозяйку заведения зовут мадам Скаррон. Таверна называется "Очаровательная Фея".

Как и следовало ожидать, официантка из Луизы получилась не очень хорошая. Надо отметить, что форма официантки в этом заведении была уж очень откровенной и официантки напоминали тружениц заведения куда менее приличной профориентации. Среди клиентов обычным делом были приставания к официанткам, и если местные работницы давно научились балансировать на тонкой грани между потворством мужскому вниманию и сохранением приличий, то у Луизы с этим никак не ладилось. Так что её суточная зарплата редко выходила из разряда нулевых величин из-за постоянных компенсаций оскорбленным клиентам заведения. Мадам Скаррон была вынуждена уплачивать их разозленным посетителям, им Луиза наносила оскорбление словом, а порой и действием, после того как они пытались заигрывать с этой плоскогрудой, но все же симпатичной девчонкой.

Как дела обстояли со сбором информации, Костя предпочитал не спрашивать, Луиза была почти постоянно в дурном настроении. Сам же он, работая на кухне, разумеется, ничего узнать не мог.

Ночевали они на чердаке, и поскольку оба уставали, то общались мало. "Интересно, надолго ли хватит моей хозяйки?" - иногда задавался вопросом Костя. Хотя Луиза была не прочь поныть, пока она держалась неплохо.

Но однажды у дверей таверны Костя столкнулся с посетительницей, весьма необычной для такого места. Это была сама королева Генриетта, переодетая простолюдинкой. Она попросила помочь ей, поскольку её разыскивали стража. Косте пришлось разыграть роль приятеля этой "горожанки", благодаря чему они не вызывали подозрений. Они сняли номер в дешевой гостинице и в номере королева поведала Косте, что решила своими силами разоблачить некого высокопоставленного предателя, используя себя как приманку. Их разговору помешали стражники, которые обыскивали все номера, возможно, в поисках исчезнувшей королевы. Чтобы обмануть их Косте пришлось еще раз разыграть роль любовника, обняв Генриетту и даже поцеловав её.

Утром Генриетта и Костя отправились к столичному театру. У входа они встретили Луизу и Агнесс, капитана роты королевских мушкетеров, состоявшей исключительно из девушек. Генриетта сообщила Луизе, что это она позаимствовала Костю в качестве личного охранника и выразила надежду, что её верная подруга не будет на неё сердиться за это, как и на Костю, впрочем. Разумеется, гнев Луизы, которая подозревала, что Костя мог провести ночь в компании какой-нибудь покладистой горожанки, на время утих.

Королева приказала мушкетерам и элитному подразделению Магической Стражи окружить театр. Вероятно, предатель, на которого Генриетта решила устроить облаву, находился в этом театре.

Это было действительно так. Предателем, который вступил в преступную связь с Альбионом и Реконкистой был председатель Верховного Суда граф Ришмон.

Королева использовала свое исчезновение, чтобы спровоцировать Ришмона выйти на связь со своими агентами, таким образом, передав чрезвычайную информацию об исчезновении королевы в Альбион. Ришмон попался на эту удочку и его агенты были взяты с поличным.

Однако сам Ришмон оказался не так прост. Когда королева предложила сдаться, оказалось что актеры на сцене являются сообщниками Ришмона, магами-дворянами. По команде своего предводителя они выхватили свои палочки и наставили на королеву. Сам Ришмон схватил королеву за руку, надеясь взять её в заложники и сбежать в Альбион. Но следующий ход Генриетты разбил его замысел. Зрительницы в зале оказались переодетыми мушкетерами. Маги-"актеры" пали от их выстрелов прежде, чем успели закончить свои заклинания.

Однако Ришмону удалось бежать, используя тайный люк на сцене. Точнее, он так думал.

Через люк он попал в потайной ход, приготовленный заранее, на случай провала.

Он был уверен, что никто больше не знает об этом тайном ходе, но внезапно при свете своего магического посоха он увидел лицо Агнесс, капитана мушкетеров.

Перед своей смертью вельможа узнал, что эту свою участь он заслужил и по праву мести. Агнесс была единственной выжившей девочкой из городка Англетер, который обрекли на полное уничтожение по приказу вельможи. Вельможа получил взятку от инквизиции, представив дело так, будто все жители городка поголовно заражены чумой и их следует уничтожить огнем, иначе эпидемия охватит и соседние земли. Пытаясь спастись, Ришмон начал читать заклинание, но пуля из пистолета Агнесс раздробила ему кисть и он уронил палочку. Но еще прежде, чем палочка упала, меч Агнесс пронзил ему грудь. Вельможа, уронив подбородок на грудь, неверящими глазами уставился на клинок, пронзивший его сердце, а затем из его горла хлынула темная кровь. Агнесс резким рывком вытащила клинок из тела вельможи, брезгливо вытерла его об камзол Ришмона и вернула в ножны.

-Вот еще один шаг навстречу намеченной цели. Осталось совсем немного.

Вечером Луиза и Костя праздновали долгожданное завершение миссии, Генриетта дала им разрешение вернуться в Академию. Но Луизу явно грызли подозрения по поводу того, что её подручный провел ночь наедине с королевой. Она явно стала провоцировать Костю на признание, что он позволил себе лишнего по отношению к Генриетте, используя удобную ситуацию. Вероятно, Луизе нужен был повод излить свою ревность, что так долго не имела удобного повода проявить себя. Этот замысел был так очевиден, что, в конце концов, Костя не выдержал. Вздохнув, он поставил недопитый стакан вина на стол.

-Луиза, тебе не кажется, что это уже слишком? Я понимаю твои чувства, но ты явно перегибаешь палку. Ревновать меня к королеве - это уже слишком. Неужели ты полагаешь, что я мог сделать нечто такое, что было бы неугодно самой королеве? Если бы я позволил себе такую вольность, я бы сейчас не сидел с тобой за одним столом, а уже был бы в темнице. Все что происходило тогда, происходило исключительно по воле самой Генриетты. А я, как и положено простолюдину, вынужден был делать все, что она приказывала, и разве это неправильно?

Если бы королева приказала мне, я бы не только поцеловал её, я бы и переспал с ней, ведь воля королевы - закон...

После этих слов лицо Луизы стало белым как мел и Костя поспешил добавить:

-Разумеется, ничего подобного не было, я даже не целовал королеву, это она меня поцеловала. Нам пришлось сыграть роль влюбленной парочки, чтобы обмануть стражников. Не могу сказать, что это было неприятно, в привлекательности Генриетте трудно отказать, но все же для меня губы моей госпожи слаще, чем губы королевы.

Костя с явным удовольствием наблюдал, как изменяется цвет лица Луизы. Еще один маленький кризис в их отношениях остался позади.

12. Семейство Ла Вальер.

-Вай... больно, сестра!

-Крошка Луиза, не отвлекайся и не крути головой, когда сестра говорит с тобой - Элеонора, старшая сестра Луизы еще сильнее растянула пальцами пухлые щечки Луизы. Элеонора была блондинкой лет двадцати пяти, её красивое лицо немного портили лишь волевые складки и слишком тонкие губы.

-Но сестра, эта служанка Сиеста опять пристает к моему подручному.

-Пусть прислуга делает что хочет. Ты же должна вести себя как настоящая леди и быть выше этого. И не смей больше отвлекаться, когда я с тобой разговариваю!

Элеонора, магистр Королевской Академии Тристейна, приехала сегодня утром в Академию Магии, с целью забрать младшую сестру с собой домой.

Она также забрала с собой первую служанку, что ей подвернулась. К огорчению Луизы, это была Сиеста.

Костя и Сиеста ехали позади в открытой повозке, спешно подготовленной слугами Академии. Луиза и Элеонора ехали в роскошной фамильной карете.

Но Луиза охотно поменялась бы местами с этой служанкой, к которой она ощущала растущую ревность. Увы, это было невозможно.

И теперь Луизе приходилось лишь безропотно наблюдать, оглядываясь, рискуя вывихнуть шею, как эта бесстыдная служанка заигрывает с Костей, используя такой подлый прием, как большая грудь, этой грудью она все сильнее прижималась к Косте.

Но не только это огорчало Луизу, Её намерение участвовать в войне против Альбиона вызвало настоящий переполох в семействе Ла Вальер. Поэтому родители спешно отправили свою старшую дочь забрать Луизу из Академии. Провести ближайшее время под домашним арестом, в то время как Её Величество так нуждается в её силе Пустоты... да, было от чего придти в отчаяние.

Замка Ла Вальер они достигли к вечеру следующего дня. Замок напоминал собой полноценную средневековую крепость весьма внушительных размеров. Высокие крепостные стены с башнями окружал глубокий ров, заполненный водой. Экипажи проехали по подвесному мосту, что по совместительству выполнял функцию ворот, и въехали на территорию поместья.

Учитывая, то замок находился вблизи границ с такой воинственной и неспокойной страной как Германия, столь мощные укрепления все же не были пустой прихотью и ненужным излишеством.

Вскоре после прибытия Луизу и Костю позвали к ужину. Впрочем, сам Костя прекрасно понимал, что за столом для него места нет и он молча стоял за стулом с высокой спинкой, на котором сидела его госпожа. Стол был накрыт на открытой веранде замка.

Сам герцог пока отсутствовал, и за столом самое почетное место занимала герцогиня, дама лет сорока пяти. Явно свой розовый цвет волос Луиза и средняя дочь, которую звали Каттлея, унаследовали от матери. Мать семейства имела столь властный вид, что Костя почувствовал себя весьма неуютно и решил соблюдать крайнюю осмотрительность и в словах и в поступках.

Совсем иное впечатление произвела Каттлея. Она очень мило, ободряюще улыбнулась, когда они случайно встретились взглядами. Костя был вынужден признать, что Каттлея, безусловно, самая красивая из сестер. Её красота не источала ауру необоримой сексуальности, как у Кирхе и не поражала академическим совершенством форм тела и пропорций лица, как у королевы Генриетты. Нет, она была какой то неяркой, мягкой, уютной и очень милой для глаз. Костя с трудом отвел глаза в сторону... "надеюсь, когда Луиза станет взрослой, она будет похожа на Каттлею, а не на Элеонору". Тем более что и грудь у Каттлеи была весьма приятна для мужского глаза, было на чем сфокусировать внимание.

Костя почувствовал, что мысли его унеслись слишком далеко и опять стал прислушиваться к разговору за столом, тем более что тон разговора изрядно повысился.

-Мама, эта дурочка заявила, что все равно хочет отправиться на войну. Да скажи же ей!

-Тебе, дочь моя, там нечего делать.

-А сама, сама? Кем ты была когда-то?

-Не смей говорить в таком тоне с матерью. И не равняй меня с собой. Учитывая твои способности к магии...

-Но королева полагается на меня.

-На тебя? На тебя, "Нулизу"? Не смеши!

-Может, стоит выдать Луизу замуж, чтобы из выбить из её головы подобную дурь?

-Не хочу я замуж, и мне даже семнадцати лет еще нет. Почему бы тебе, сестрица, самой замуж не выйти, ты ведь старше меня!

Эта реплика Луизы была кстати не более, чем палец, вонзившийся в свежую рану. Буквально на днях была расторгнута помолвка Элеоноры со старшим сыном маркиза де Бюсси. Воцарилось гробовое молчание, которое было прервано смачной пощечиной. Луиза схватилась за щеку и заревела.

-Ах ты, дрянь маленькая! Так меня унизить, это твоя благодарность за мою заботу о тебе?

-Прости, сестрица, я не знала...

-Хватит. Продолжим разговор завтра, когда вернется герцог. Впрочем, я еще потолкую с тобой, Луиза, наедине - подвела итог семейной беседе герцогиня.

Костя бродил по коридору. Герцогиня забрала Луизу с собой и он не решился последовать за ними, после того как мать Луизы бросила в его сторону гневный взгляд, красноречиво говорящий, что его все это не касается.

Он не знал, какая из комнат предназначалась для Луизы, спросить было некого, и решил осторожно проверить все спальни. Тем более, что ему самому уже хотелось спать после утомительной дороги, а спать прямо в коридоре ему вовсе не хотелось.

Он стал осторожно заглядывать во все комнаты. Одна из них оказалась точно спальней, на роскошной кровати под балдахином явно спала девушка. Костя осторожно, на цыпочках, вошел в комнату, желая проверить, не Луиза ли это. Увы, как и следовало ожидать, он ошибся, на кровати лежала сестра Элеонора. Костя осторожно двинулся к выходу, но было уже поздно.

-Тебе не откажешь в смелости, фамильяр Луизы, раз ты посмел вторгнуться в мою спальню. О твоих намерениях и спрашивать излишне и так все ясно, не так ли?

-Простите, но это лишь недоразумение, я не хотел...

-Вот как? Ты не хотел? Хочешь сказать, что я настолько непривлекательна, что даже не способна возбудить тебя?

-Нет, я не это хотел сказать. Костя почувствовал, как его спина покрывается холодным потом, когда заметил, что Элеонора нацелила на него свою волшебную палочку.

-Так чего же ты искал в моей спальне?

-Простите, я просто перепутал комнату. Я искал спальню Луизы, ведь обычно мы всегда спим вместе... Костя осекся, осознав, что сболтнул лишнего.

От такого нахальства подручного Элеонора даже растерялась и уронила палочку на кровать.

-Ты спишь с моей сестрой и имеешь наглость так прямо говорить об этом... мне? Да тебя...

-Нет, нет, вы не так поняли. Когда я говорю, что мы спим вместе, я не имею в виду ничего непристойного, чести и невинности вашей сестры ничего не угрожает. Мы действительно лишь спим рядом друг с другом и ничего более, я не позволяю себе ничего лишнего. А спим мы рядом по воле Луизы, разумеется. Просто этой бедной девочке так одиноко, вот и...

Похоже тон, которым Костя произнес последние слова, сказал Элеоноре многое.

-Ладно, убирайся.

-Мне действительно можно идти? - Костя еще не мог поверить, что гроза миновала.

-Да иди уже, пока я не передумала. И постарайся больше так не ошибаться. Комната Луизы в другом конце крыла, вторая дверь направо.

Костя торопливо покинул спальню Элеоноры с чувством явного облегчения. Но в коридоре он заметил другую сестру Луизы, Каттлею, она поманила его пальцем и позвала к себе в комнату. Костя не посмел ослушаться, хотя в его сердце вновь вкралась тревога: похоже, его ожидал очередной сюрприз.

Комната Каттлеи представляла из себя причудливую смесь спальни и зверинца. Даже небольшой медведь флегматично сидел в дальнем углу. Каттлея предложила Косте сесть за небольшой столик и сама присела рядом.

Признаться, Костя чувствовал себя несколько неуверенно. Даже если ты парень не робкий, все равно трудно оставаться спокойным, когда о твои ноги начинает тереться тварь, смахивающая на небольшого леопарда. Все же Костя набрался храбрости и погладил зверя по холке. "Леопард" довольно замурлыкал и улегся рядом, в позе сфинкса. Каттлея наблюдала за всем этим не без интереса и удовольствия.

-Тебя ведь Костя зовут, не так ли? - прервала молчание Каттлея.

-Да, именно так.

-Я хотела бы с тобой поговорить и рассчитываю на твою откровенность

-Простите, но о чем?

-О твоих отношениях с Луизой.

Костю бросило в жар. "Неужели она догадалась?"

-Не волнуйся, я не стану тебя осуждать и раскрывать ваши секреты. Но мне хотелось бы знать, насколько сильны твои чувства к Луизе?

Костя решил сказать правду. Лгать такой очаровательной и милой девушке он не хотел, да и вряд ли смог.Видно Каттлея обладает какой-то особой проницательностью

-Я люблю Луизу. Хотя знаю, что подобные чувства со стороны простолюдина преступны.

-Да, ты действительно из другого мира, как мне сказала Луиза. Мы совсем недавно разговаривали, в том числе и о тебе. Не волнуйся, она к тебе тоже неравнодушна. Но мне хотелось бы знать, чего ты хочешь больше всего? Наверное, хочешь вернуться в свой мир?

-Я уже возвращался в свой мир. И я снова здесь.

-Ты вернулся в Халкегинию? Вернулся, чтобы снова стать фамильяром Луизы?

-Да.

-Ясно. Да, моя сестра в тебе явно не ошиблась. И все же, чего же ты хочешь? Может, хочешь забрать мою сестру к себе, в свой мир?

Костя представил это и мысленно содрогнулся. Нет, такой вариант не стоит рассматривать даже гипотетически.

-Нет, забрать с собой - это исключено. Но я сам не знаю, как мне быть. Я ведь все равно не могу быть с Луизой по-настоящему, я не могу стать её мужем. Я всего лишь простолюдин, а она дочь герцога. Моя любовь к ней может создать лишь проблемы для Луизы, вот почему я стараюсь подавлять свои чувства и не проявлять их.

-Понятно. Но что если бы этот барьер между вами пал, если бы ты мог быть с Луизой?

-Но разве это возможно?

-Да. Ты сможешь, в тебе есть сила. Неважно, что ты не владеешь магией, можно стать дворянином и без этого. Если ты поставишь себе цель стать равным нам, ты сможешь её достичь, я верю в это. И обещаю помогать вам, чтобы смогли быть вместе. Уверена, Луиза поступила правильно, выбрав тебя. А теперь ступай, тебе нужно отдохнуть. Герцог уже прибыл в поместье и, возможно, скоро потребуется вся твоя решимость... иди же!

Костя вышел из комнаты Каттлеи как раз вовремя. Из-за поворота показался сам герцог, которого сопровождали две служанки со светильниками в руках. Судя по внешнему виду, герцог был человеком, которого явно не стоило сердить.

-А ты еще кто такой и что ты тут делаешь?

-Я фамильяр Луизы. Я просто ищу комнату своей хозяйки.

-Ага, ты тот простолюдин, что призвала моя младшая дочь. Вечно у неё все не так как надо. Ну да ладно. То, что ты хочешь быть со своей госпожой, это похвально, фамильяр должен заботиться о безопасности хозяина и всегда быть рядом. Но сейчас Луиза в моем доме, в абсолютной безопасности, так что совершенно необязательно, чтобы ты проводил ночь в её спальне. Жанна, проводи его в комнату для дорогих гостей, таких как он - обратился к одной из служанок герцог, а затем скрылся за поворотом коридора.

Служанка проводила Костю в комнату этажом ниже. Вероятно, это была комната специально для слуг, прибывших с аристократами-гостями хозяев замка. Комнатой вряд ли пользовались часто, но в ней было довольно чисто и имелось все необходимое, включая умывальник и ночной горшок. Возле стены стояли свернутые тюфяки.

Костя развернул один из них и расстелил на полу. В комплекте было и шерстяное одеяло. Костя разделся и улегся, он действительно нуждался в отдыхе и крепком сне после утомительной дороги и общения с членами семьи Ла Вальер. Жаль, конечно, что он так и остался без ужина, но это явно не то, чем стоило забивать себе голову. Так что вскоре он крепко уснул.

Спустя примерно час дверь отворилась и в комнату вошла Сиеста. Она уже успела поладить с местными служанками и разжиться провизией. В руке она держала корзинку со съестным и большой бутылкой вина. Бутылка была полна лишь наполовину и, судя по румянцу на щеках девушки и её нетвердой походке, остальное вино Сиеста несла внутри себя самой.

Девушка присела рядом со спящим Костей. Она колебалась, будить его или нет, но все же решила проявить милосердие и будить Костю не стала. Но она все же не удержалась и сочно поцеловала спящего подручного в щеку.

В этот самый момент дверь распахнулась и в комнату вошла Луиза. При виде происходящего она не стала себя сдерживать.

-Ты что творишь?

-Как что? Приятно провожу время...и-ик, со своим возлюбленным.

-Костя не твой возлюбленный!

-Что это госпожа хочет этим сказать? Может то, что он возлюбленный госпожи и принадлежит ей не только как подручный?

Луиза покраснела. Она явно не ожидала, что эта служанка сможет так сильно её смутить.

-Так госпожа ревнует...и-ик. Как интересно, аристократка влюбилась в простолюдина. Ну и что ты молчишь, сказать нечего? А ты способна открыто признать свои чувства или можешь их проявлять лишь в виде ревности? Если сумеешь повторить то, что я сейчас сделаю, то я уступлю и уйду, оставлю тебе на эту ночь твоего подручного.

После этих слов Сиеста наклонилась к спящему Косте, четко сказала "Я люблю тебя" и поцеловала его в щеку. А затем уставилась на Луизу с явным выражением: "Что, слабо?"

Луизе действительно было слабо повторить. Служанка громко и противно расхохоталась:

-Ну и чего стоит такая любовь? Да ты просто слабачка плоскогрудая!

Луиза едва не расплакалась от обиды и злости. В сердцах она крикнула:

-А все равно Костя меня любит, не тебя!

-Да, я знаю - тихо, почти трезвым и печальным голосом, проговорила Сиеста.

-Как это, знаешь? - Луиза была поражена такой перемене в разговоре.

-Мне Костя сам сказал, когда мы вместе принимали ванну. Я знаю, ты тогда об этом проведала, может даже подглядела, и жестоко обошлась с Костей за это.

Сиеста повернула голову и обратилась уже к спящему Косте.

-Костя, я ведь действительно тебя люблю. Я всегда была с тобой доброй и ласковой, не то что эта дворянская плоскогрудая злючка. Почему же ты выбрал её, а не меня? Тогда, когда мы были вместе в ванне, я уже была готова отдать тебе самое дорогое, что есть у девушки. А ты сказал мне, что любишь Луизу и будешь хранить верность чувствам к ней, хотя сам не веришь, что вы будете вместе как мужчина и женщина...

У Луизы замерло сердце.

Получается, Костя тогда правду сказал, что между ним и Сиестой ничего и не было. Подобно рыцарю из старинных баллад он сумел устоять перед соблазном в виде обнаженной привлекательной (внешнюю привлекательность Сиесты Луиза вынужденно признала) девушки и сохранил верность ей, Луизе. А она, Луиза тогда его за это... чуть не убила!

Это было уже слишком. Не в силах сдерживать более свои чувства, Луиза с ревом, в слезах бросилась прочь из комнаты, признав свое поражение.

Сиеста недоуменно посмотрела ей в след. Затем сделала пару глотков прямо из бутылки и улеглась рядом с Костей, обняв его, и вскоре заснула, очень довольная собой и своей маленькой победой над гордой дворянкой.

-Я злая, жестокая, у меня нет сердца, меня не за что люби-и-и-ить...

Луиза взахлеб рыдала, втиснув свою голову между пышных грудей Каттлеи. Грудь Каттлеи глушила звуки явно лучше, чем каменные стены, но даже она не могла полностью заглушить этот отчаянный рев младшей сестры.

"Да что это с ней, она же так весь замок переполошит. Видно, поссорилась со своим фамильяром, вот же заноза". Каттлея стала нежно гладить Лизу по голове, стараясь успокоить младшую сестренку.

Костя проснулся довольно поздно, возможно поэтому, из-за пересыпа, его стала мучить головная боль. Рядом с собой он обнаружил корзинку с едой и почти пустую бутылку, в которой явно было недавно вино. С вечера этого здесь не было, значит, ночью у него были посетители. Кто это был, Костя гадать не стал, так как решил побыстрее найти Луизу. Он быстро умылся, быстро съел пару пирожков из корзинки и отправился на поиски своей хозяйки. Но только он вышел в коридор, как столкнулся с Каттлеей. Похоже, девушка терпеливо ждала, когда он проснется и выйдет из комнаты. Каттлея сразу же дала понять, что времени терять не стоит.

-Сегодня утром состоялся семейный совет с участием герцога. Отец был в ярости от упрямства Луизы, она все еще хочет отправиться на войну. Он запретил Луизе покидать замок и вообще решил выдать её замуж в ближайшем будущем, так как устал от её капризов. Но ты ведь, конечно, не хочешь, чтобы Луизу выдали замуж?

Костя ясно дал понять, что не хочет такого.

-Прекрасно. Значит, вам нужно как можно быстрее покинуть поместье. Я подготовила экипаж, он за главными воротами замка. Тебе нужно найти Луизу как можно быстрее и вернуться в Академию.

-Понятно, но где её искать? Я понятия не имею...

-В центре поместья есть небольшой пруд. Луиза любила ходить туда, когда ей было плохо или одиноко. Уверена, она и сейчас там. Поспеши!

Костя поблагодарил Каттлею и отправился, куда ему указали.

Действительно, Луиза сидела на скамеечке на берегу пруда и вид у неё был далеко не радостный. Её лицо опухло от слез и бессонной ночи.

И когда Луиза увидела Костю, она этому тоже не обрадовалась.

-Зачем ты пришел? Я ведь все равно не нужна тебе, от меня лишь боль да обиды. Ты ведь Сиесту любишь, она такая добрая нежная... и грудь у неё большая. А меня ты просто жалеешь, потому что я похожа на твою погибшую сестру.

-Луиза перестань нести чушь. Если я люблю Сиесту, тогда почему я не с ней, зачем пришел к тебе? Зачем я решил помочь тебе убежать из замка, рискуя своей жизнью? Тебе объяснить, что твой папаша со мной сделает, если нас поймают при попытке убежать?

Зачем я пытаюсь тебе помочь попасть на войну, на которую сам идти не хочу? Ведь мог бы остаться здесь, наслаждаясь мирной и безопасной жизнью в компании Сиесты, так почему же я тебе помогаю?

-Ты мой фамильяр...

-Прежде всего, я человек. Другие фамильяры - животные, они действительно обязаны выполнять волю своих хозяев, они просто не могут иначе. Но я, даже получив клеймо фамильяра, сохранил свою свободу воли, способность действовать, как сам пожелаю. Вспомни нашу дуэль с Гишем, ты же мне запрещала тогда драться. Но я тебя тогда не послушал, сделал то, что сам хотел сделать. Пойми, Луиза, я подчинялся тебе, я выполнял твои прихоти, я защищал тебя не потому, что был обязан, а потому что сам хотел этого. И позволь напомнить, что я уже уходил в свой мир, перестав быть твоим подручным, но затем опять вернулся к тебе. Вернулся, чтобы променять свободу и безопасность на войну и службу фамильяром. Почему же я так поступил?

Потому, что я люблю тебя, Луиза. Ты единственная девушка, кто мне нужен и я сделаю все, чтобы мы были вместе! И целого мира мне мало, если тебя нет рядом со мной.

Луиза подошла к Косте, подняла свое заплаканное лицо и с надеждой заглянула ему в глаза.

-Ты сейчас... ты это правду сказал?

Вероятно, прочитав ответ в глазах Кости, она обвила его шею руками и повисла на груди.

-Луиза, сейчас не время...

Да, действительно было не самое подходяще время для лирики. Костя краем глаза уже заметил, что к ним приближается герцог в окружении своих слуг. Заметив, что его дочь обнимает простолюдина, герцог нахмурился и стал отдавать слугам короткие резкие команды, об их содержании догадаться было нетрудно.

"Все, нам пора, не стоит более злоупотреблять гостеприимством". Костя подхватил Луизу на руки и побежал к воротам замка на предельной скорости. Сзади он услышал крики, а затем и какой-то непонятный гул. Инстинктивно он бросился влево, мимо пронесся огненный шар, он врезался в землю и взорвался в шагах двадцати впереди.

"Феодал дремучий, мог же и свою дочь угробить заодно" - мысленно выругался Костя, едва устояв на ногах от взрывной волны.

Когда до ворот оставалось совсем немного, заскрежетали цепи и мост стал подниматься, отрезая путь к спасению.

"Плохо, не успеваю". Костя еще добавил прыти. Внезапно мост перестал подниматься, а затем резко опустился, открывая проход. Костя перебежал мост и крикнул на ходу "Спасибо!" Каттлее, что стояла рядом с экипажем. Каттлея мило улыбнулась, вновь взмахнула палочкой и ворота резко захлопнулись прямо перед носом незадачливых герцогских слуг. После этого, с грацией ангела, Каттлея перелетела через крепостную стену, махнув на прощание рукой.

Костя забросил обмякшее тело Луизы в карету и крикнул Сиесте, что занимала место кучера: "Ты тоже в карету, живо". Сиеста весьма охотно и быстро выполнила этот приказ, так ей самой не очень хотелось им управлять экипажем. Не удивительно, учитывая, что вместо лошади в экипаж был запряжен дракон Ветра, фамильяр Каттлеи.

Костя перемахнул через бортик (явно нелишняя предосторожность), оказался на месте кучера и натянул вожжи.

-Куда прикажешь, господин? - хриплым басом спросил дракон.

И времени и желания удивляться тому, что дракон может говорить, у Кости не было.

-В Академию Магии Тристейна. Знаешь, где?

-Да, господин.

Дракон расправил крылья и после короткого разбега экипаж взмыл вверх, к облакам.

"Интересно, как там девушки? Надеюсь, они еще не выцарапали друг другу глаза".

В передней стенке кареты было небольшое окошко. Костя заглянул внутрь. Увиденное и поражало и радовало одновременно. Девушки мирно сидели в обнимку, Луиза дремала, используя грудь служанки как подушку.

"Вот и попробуй, пойми этих девушек. Ладно, оно к лучшему".

Наконец можно расслабиться и перевести дух...

"Кто сказал, что ходить в гости - скучное занятие?"

13. Крылья над Альбионом.

Костя был зол и недоволен, основания у него были.

Сейчас он и Луиза находились на борту боевого корабля в составе объединенных флотов Тристейна и Германии, что решили провести десантную операцию и захватить Альбион, окончательно разгромить Реконкисту.

Костя был недоволен таким поворотом событий, он считал происходящее авантюрой, имеющей минимальные шансы на успех. Но когда он попытался выразить вслух свои сомнения в успехе, получил сильный нагоняй от своей госпожи. Его обозвали трусом, паникером, слабаком, велели заткнуться, чтобы не позорить свою госпожу подобными речами. Сама Луиза была явно воодушевлена войной и возможностью доказать свою полезность Её Величеству, королеве Тристейна.

Костя также был недоволен тем, с кем ему, возможно, придется воевать в одном строю. Он предпочел бы видеть в гробу таких "боевых товарищей", как германские наемники с замашками матерых каторжников. Сам себе он дал слово, как можно внимательно присматривать за Луизой, так как уже не раз ловил похотливые взгляды этих солдафонов, направленные на его хозяйку.

Но самой большой проблемой для Кости был молодой красавец, сейчас стоявший рядом с Луизой. Эту проблему звали Джулиан Чезаре, он был личным посланником Папы Ромалийского. Этот тип был дьявольски красив, явно был сильным и умелым бойцом, он имел сан священника и чин офицера. Он не был магом и был рожден простолюдином, но умудрился стать дворянином, сумел осуществить то, о чем Костя пока лишь мечтал. Этот Джулиан, похоже, сразу положил глаз на Луизу и что самое обидное, Луиза явно не была против внимания к себе со стороны этого хлыща. Было отчего придти в отчаяние.

"Почему мне так не везет, когда мне приходиться отправляться в Альбион? В прошлый раз был Вард, а теперь этот пижон. И это после того, как я признался Луизе в своих чувствах... какая же ты неблагодарная" - тоскливо размышлял Костя.

Поначалу военные действия шли довольно удачно для объединенных сил союзников. Ньюкасл был захвачен практически без боя и стал оплотом армий Тристейна и Германии.

Но Костю ожидал очередной удар. Его истребитель прибыл в Ньюкасл на грузовом транспорте без горючего и боеприпасов. В целях предосторожности истребитель перевозился в не заправленном состоянии, ведь альбионские корабли, избегая пока вступать в открытый бой, охотно атаковали транспортные караваны. Детонация боеприпасов или горючего при обстреле грузового корабля могли сделать самолет полностью непригодным для использования, а ведь на него возлагали большие надежды. То ли из-за бардака, обычного при проведении таких масштабных операций, то ли еще почему, но бочки с бензином и ящики со снарядами и патронами не погрузили на то же судно, что и "спитфайер". Они должны прибыть лишь со следующим караваном, а он будет лишь через два дня. Пока же истребитель был просто бесполезен, и это в то время как Луиза, как "маг Пустоты" уже получила свое первое задание.

Командование объединенной армией решило, не теряя времени, нанести удар по главной базе войск Реконкисты. С этой целью было решено использовать магию Пустоты Луизы, что была так эффективна в битве у села Тарб.

Но поскольку самолет не мог летать, Луиза отправлялась на задание в компании Джулиана, который слыл великолепным наездником, на его драконе Ветра.

Косте оставалось лишь покорно наблюдать, как этот самонадеянный пижон улетает с его любимой госпожой в неизвестность и умолять судьбу, чтобы его Луиза вернулась живой и невредимой.

К счастью, все обошлось, они благополучно вернулись к вечеру. Но Луиза была искренне удручена тем, что не смогла выполнить задание. Её заклинание "Взрыв" на этот раз сработало намного слабее, чем у Тарба, и ущерб для альбионской армии оказался минимален. Командование было разочаровано в силах Луизы. И теперь оно больше полагалось на истребитель Кости. Был специально выслан быстроходный корабль, дабы быстрее доставить боеприпасы и горючее для "спитфаейера".

Так что уже на следующий день Костя был готов к бою. И бой не заставил себя ждать, в этот же день состоялось решающее сражение воздушных флотов Тристейна и Германии против альбионского флота.

Командование, понимая что истребитель бессилен против хорошо защищенных боевых кораблей, поручило Косте оттянуть на себя "летучую кавалерию" противника: боевых драконов и грифонов, это резко ослабило бы защиту альбионского флота от аналогичных подразделений Тристейна и Германии. С целью обеспечить дополнительное прикрытие такой ценной боевой единицы, как "спитфайер", Косте был придан эскадрон Драконьих Рыцарей из восьми магов-курсантов на драконах Ветра. Им было приказано защищать истребитель от вражеских атак ценой даже собственных жизней.

Сражение шло по запланированному сценарию. Когда истребитель Кости показался из облаков и первым подлетел к вражеской эскадре, на его перехват поднялась целая стая драконов и грифонов. Видимо, их всадники были в курсе, с каким опасным противником они столкнулись и явно делали ставку на большую численность. Как бы истребитель не маневрировал, ему трудно будет избежать всех атак со всех сторон. Так что эскадрон тристанийских курсантов на быстрых драконов Ветра действительно оказался востребован.

Костя, показывая чудеса пилотажа, постепенно сокращал поголовье вражеских драконов и грифонов. Но как бы он не старался, изредка атаки врага оказывались метко нацеленными на его самолет. И тогда очередной курсант закрывал его от атаки, бросаясь наперерез, и Костя, сжав зубы, видел как очередной дракон Ветра с обрубленными или обожженными крыльями устремляется в свой последний полет к земле вместе со своим отважным наездником.

К тому времени, когда в небе стало заметно просторнее и остатки вражеских эскадронов драконов и грифонов предпочли спастись бегством под прикрытие пушечного огня последних уцелевших альбионских кораблей, истребитель полностью лишился своего боевого охранения.

Битва была выиграна, это было очевидно, флот Тристейна и Германии могли праздновать заслуженную победу. Последние альбионские корабли спешно отступали в северном направлении. Костя взял обратный курс, тем более что топлива оставалось в обрез.

-Я даже не знал имен этих ребят...

Костя с трудом сдерживал слезы.

-Это война, на ней нельзя без потерь. Они выполняли приказ.

Луиза, сидя сзади, не знала, как утешить своего фамильяра. Она не ожидала, что Костя так раскиснет, ведь для неё война и все, что с ней было связано, было делом обычным и естественным.

-Луиза, прошу, помолчи.

Костя сказал это таким тоном, что Луиза и не подумала спорить.

Примерно на полпути обратно в Ньюкасл самолет был атакован шестеркой альбионских драконов Ветра. Боезапас был на исходе, патроны к пулеметам закончились, но оставалось немного снарядов к авиапушкам. Но попасть одиночными снарядами в юрких драконов Ветра, управляемых опытными наездниками, было очень непросто. Но все же Косте удалось подбить четырех, двое остальных предпочли отступить, спасаясь бегством. Это было очень любезно с их стороны, так как снаряды закончились, да и топливо было на исходе. Заклинанием Огня одного из противников был подожжен хвост истребителя. Костя, стремясь сбить пламя, развил максимальную скорость, что вызвало дополнительный расход горючего. Теперь ничего не оставалось, как совершить вынужденную посадку. Но местность была сильно пересеченной и густо заросшей перелеском. Костя принял решение посадить самолет на гладь небольшого озера. Посадка оказалась достаточно удачной, обошлось даже без синяков. Костя и Луиза благополучно вплавь добрались до берега. На берегу они развели костер, нужно было просушить одежду и согреться самим.

-А твой истребитель?

К тому времени "спитфайер" скрылся почти целиком под водой.

-Забудь о нем, он свое отвоевал.

Передвигаться, возвращаясь обратно, приходилось скрытно, вдали от дорог, велик был риск натолкнуться на альбионских солдат.

И на следующий день Костя действительно заметил лежаших людей на поляне, что оказалась по пути.

-Погоди, Луиза, я схожу один. Будь здесь и сиди тихо - скомандовал Костя и пошел на разведку. Он быстро вернулся, лицо его было бледным.

-Это лишь трупы. Почти дети еще. Их убили недавно. Тебе, Луиза, этого лучше не видеть, давай обойдем это место.

К вечеру они обнаружили группу людей, которые сидели и грелись у костра. Костя и на этот раз пошел разведать, кто это: свои или враги. К своей радости он узнал в этих людях Драконьих Рыцарей, тех, кого уже мысленно похоронил. Костя все же успел запомнить их в лицо. Правда, их было лишь шестеро, двум другим повезло меньше.

Костя быстро позвал Луизу. Рыцари тут же предложили Косте и Луизе перекусить.

За последние сутки рацион наших героев состоял лишь из пары сухарей, лесных ягод, и тех рыбешек, что Костя умудрился поймать голыми руками. Зажаренных на углях рыбешек разделили по справедливости, две достались Луизе.

Так что Костя и Луиза без лишних церемоний стали уминать куски мясного пирога.

А затем Костя взялся расспрашивать, как же этим ребятам удалось уцелеть, ведь это похоже на настоящее чудо.

С последним рыцари охотно согласились, они сами относились к этому как к настоящему чуду. Увы, но они не знали, что с ними произошло. Помнили лишь само сражение, а затем они пришли в сознание неподалеку отсюда. Их раны оказались непонятным образом залечены, а рядом с собой они нашли большую котомку с едой и подробную карту местности. Правда, самый младший из рыцарей вспомнил, что, придя на минуту в сознание, он увидел над собой лицо прекрасной девушки в зеленом платье, что склонилась над ним. Но остальные рыцари отнеслись к его словам с недоверием, сочтя это обычным бредом.

На следующий день все они благополучно вернулись в Ньюкасл. Их допросили, а затем - отпустили, посоветовав держать язык за зубами. Слухи на войне далеко не всегда полезны.

14.Накануне.

Костя и рыцари быстро подружились и не раз проводили время вместе. Война уже приближалась к победному концу и свободного времени было в избытке.

На этих ребят произвело сильное впечатление то, что Костя так переживал из-за них, их возможной гибели. И они не раз заводили подобные разговоры...

-Да, мы могли умереть. И что с того? Такая наша судьба - рисковать жизнью, чтобы хоть чего-нибудь добиться в этой жизни. А что нам делать? Мы младшие дети и наследство нам не светит, а жалованье в мирное время очень маленькое. Только на войне мы можем преуспеть, сделать карьеру.

Рене, командир эскадрона рыцарей, пытался растолковать очевидные вещи этому странному фамильяру-простолюдину.

-Но вы же можете погибнуть! Двое ваших товарищей уже погибли. Разве слава и деньги того стоят?

-Разумеется, а как же иначе? Знаешь, иные дети дворян даже отказываются от своего дворянского звания, чтобы прокормить себя. Ведь дворянам запрещено заниматься торговлей и ремеслами, а кормиться чем-то надо. Нам еще повезло, мы устроились на военную службу, пройдя по конкурсу.

Костя ранее полагал всех дворян просто бесполезными паразитами. Но эта удобная и простая схема рушилась на его глазах, эти ребята никак не подходили под категорию паразитов. И все же он никак не мог принять весь этот абсурд, связанный с понятием "дворянская честь".

-Если вы умрете, это будет навсегда. И что толку тогда от денег, от славы, от того, что вы называете честью, если ваши тела станут лишь кормом для червей? "Честь" придумали ваши господа, те, кто вами правит, чтобы использовать вас как марионеток в собственных интересах.

-Костя, извинись немедленно!

Это прокричала Луиза, она была в гневе.

-Так ты, Луиза, тоже так считаешь?

-Да! Моя честь дворянки выше всего для меня. Если я утрачу честь, я не смогу быть сама собой. Извинись немедленно!

-Скажи, Луиза, если тебе прикажут умереть - ты вот умрешь, ради своей чести?

-Да, без колебаний.

-Скажи, Луиза, а как же я? Как со мной? Я тоже буду должен умереть? Ты пойдешь на такое?

-А ты боишься? Неужели ты такой трус?

-Ясно. Значит, я для тебя лишь подручный, инструмент в твоих руках, который ты готова использовать, как заблагорассудится, и пожертвовать им ради своей проклятой чести. Я думал, что для тебя я имею значение не только как подручный, но видно я ошибался. Ну что же прости меня, наивного дурака, что мнил о себе так много.

После этих слов Костя вышел из шатра. Он был зол и на себя и на свою госпожу.

Спустя пару часов он сидел в номере дешевой гостиницы в компании Сиесты, выслушивая успокоительные слова. На сердце было паршиво. Ведь к этой девушке, что прибыла сюда, в Ньюкасл ради него, он все равно не испытывал таких чувств как к своей бессердечной госпоже. Он все более остро ощущал различие между собой и Луизой, их разницу во взглядах на столь важные вещи, все острее сознавал непонимание этой жизни, порядков и традиций. "Я всегда буду здесь лишь чужаком. И мне опять хочется вернуться в свой привычный мир".

Он глубоко задумался и пришел в себя лишь тогда, когда Сиеста попробовала что-то вручить, дать ему в руку какой-то предмет.

-Что это?

-Это сонное зелье.

-Я смогу уснуть и без снотворного.

-Это для иного. Если Луиза захочет использовать вас для чего-то опасного, как "инструмент", подмешайте это зелье ей в еду или питье и бегите, пока она крепко спит.

Костя невесело рассмеялся: "Куда мне бежать?".

-Если хотите, давайте уедем ко мне в деревню. Сыграем свадьбу, вы понравились моему отцу. И вы знаете, что я давно люблю вас.

Костя лишь рукой махнул: "ы же знаешь, это невозможно, Сиеста"

Но флакон он все же взял.

Когда пришло время спать, Сиеста улеглась рядом. Костя, ощущая себя вконец опустошенным, даже не стал протестовать. Ему уже стало все равно, что произойдет дальше с ним. По крайне мере, он так полагал.

Сиеста обняла его сзади и прижалась к нему всем телом. Жар её бедер, ощущение её теплой и мягкой (в меру) груди через тонкую ткань её ночной рубашки, казалось, обжигали все его тело. Костя ощущал, как кровь приливает к глазам, ему все труднее становилось давить в себе вожделение, он стиснул зубы и сжал кулаки, чтобы сдержаться.

-Сиеста, перестань, это неправильно, не могу я так.

-Почему? Ты все еще любишь её, эту жестокую госпожу?

-Да. Прости.

-Но она оскорбила тебя, ранила твои чувства, дала понять, что ты для неё лишь инструмент... и все равно продолжаешь любить её?

-Да. Да. Прости, если можешь.

-Не извиняйся, что проку в извинениях. Ладно, раз я не могу ничего поделать. Спи, отдыхай, я не буду больше мешать.

Сиеста шумно повернулась к нему спиной. Костя тщетно попытался уснуть, но разгоряченное сознание долго не хотелось успокаиваться.

Утром Сиеста встала первой. Она быстро оделась, постояла у кровати, прошептала "все равно я не сдамся", поцеловала Костю в лоб и вышла, тихо прикрыв за собой дверь.

Костя проснулся поздно, солнце давно уже встало. Настроение все еще было паршивым. Все же он решил вернуться к Луизе и попробовать помириться с ней.

Плутая по городу он, наконец, столкнулся с Луизой. Она была на лошади, наверное, она тоже искала его.

-Где ты был?

-Эту ночь я провел с Сиестой - с вызовом ответил ей Костя. "Вот тебе за "инструмент", госпожа, выкуси..."

-Хорошо...

Костя остолбенел. "Да что это с ней, даже не рассердилась. Она не заболела случаем?"

-Я только что была на военном совете. Противник внезапно атаковал наш гарнизон в Лондиниуме и истребил его полностью. Уцелели лишь двое Драконьих Рыцарей, они и сообщили эту весть вчера поздно вечером.

-Как же так, что случилось? Мы же почти победили.

-Противник применил непонятную секретную магию. Он сумел воскресить мертвых солдат, как своих, так и наших и использовать их для войны. Разведка сообщила, что войска Реконкисты скорым маршем движутся сюда, будут в Ньюкасле уже к вечеру. Объявлена эвакуация, она уже идет, но мы не успеваем.

"Запретная магия. Кольцо Ангвари Духа Воды, способное вдохнуть жизнь в мертвое" - щелкнуло, как реле, в мозгах Кости. "Нас атакует армия зомби, доигрались, мать их"".

-И что же решено делать?

-Командование решило отправить меня, как мага Пустоты, чтобы выиграть время, задержав альбионскую армию на несколько часов.

-Они спятили? Луиза, эта же верная смерть. Ты для них тоже всего лишь инструмент.

Только не говори, что намерена выполнить этот сумасбродный приказ. К черту честь!

-Это не ради чести. Если мы не успеем, погибнут тысячи людей. Мужчин убьют, женщины подвергнуться насилию и тоже будут убиты. И согласись, погибнуть ради спасения других - это настоящая честь, это достойно. И нет ничего плохого в том, чтобы быть "инструментом", если тебя используют для достойной цели.

Лицо Кости стало мертвенно бледным, он осознал, что переубедить Луизу не удастся.

-Значит, мы погибнем...

-Нет, ты не пойдешь со мной.

-Но я твой подручный, это мой долг - быть рядом с госпожой!

-Я тебя освобождаю. Я не хочу, чтобы ты тоже умер. Знаешь, я даже рада, что ты сошелся с Сиестой. Если не найдешь дорогу в свой мир, то будь счастлив с ней, она хорошая девушка.

-Но Луиза!

-И если захочешь, вспоминай меня хотя бы иногда, хотя я причинила тебе столько боли и обид... прости меня за все, Костя. И еще, пожалуйста, выполни мое последнее желание.

-Проси о чем хочешь, я все сделаю.

-Я хочу напоследок обвенчаться. Но ты не думай, что я этим признаю, что люблю тебя! Просто не хочу умирать, не сходив замуж.

Они нашли заброшенный храм. Костя сильно сомневался, что обряд бракосочетания без участия священника будет правомерен, но предпочел держать свои сомнения при себе.

Прежде чем принести клятву верности, он предложил Луизе бокал вина. Вино и бокал нашлись в самом храме, вероятно священники покинули его в спешке, опасаясь военных действий.

"Надеюсь, трех капель сонного зелья хватит". Их действительно хватило, Луиза заснула мгновенно, уронив недопитый бокал на пол. Костя подхватил её падающее тело. Он прислушался к её дыханию, оно было спокойным и глубоким, Луиза спала крепким сном.

"Прости и ты меня, Луиза, прости за все, за то, что сделал и еще больше прости за то, что сделать не успел".

С Луизой на руках Костя вышел из храма.

Там он увидел Джулиана Чезаре.

-Уж если решили обвенчаться, могли бы меня позвать. Я все же священник.

Костя ничего не ответил, но посмотрел так, что улыбка моментально слетела с лица Джулиана.

-Послушай, у меня к тебе есть просьба: позаботься о Луизе.

-То есть... а ты?

-Я отправляюсь на север.

-Навстречу альбионской армии? Но это безумие! Зачем?

-Чтобы сделать то, что должен, спасти тех, кого могу спасти. А ты позаботься о Луизе. Даже если я не смогу задержать врага, обещай, что заберешь Луизу и вы улетите на твоем драконе.

-Но разве тебе не страшно? Ведь это верная смерть.

-Да, мне страшно. Но сильнее страха отчаяние, что уже не будет того, чего я так желал. После этих слов Костя грустно взглянул на лицо спящей Луизы.

-Тогда почему...

Если я не сделаю этого, через подобное пройдут тысячи. Так что мой поступок, мой выбор вполне рациональны. Наш разговор затянулся, мне надо спешить. Так ты позаботишься о Луизе?

-Я клянусь!

Костя передал Луизу на руки Джулиана. Затем отвязал лошадь хозяйки и вскочил в седло.

-Понимаю, это звучит глупо, но позволь пожелать тебе удачи! - крикнул вдогонку Джулиан.

Костя не обернулся.

Кромвель, лидер Реконкисты и лорд-канцлер Альбиона довольно поглядывал на кольцо Ангвари, надетое на его безымянный палец. Его расчет блестяще оправдался. Он не зря держал козырного туза в рукаве до нужного момента. Этим козырным тузом была армия оживших мертвецов, воскрешенная магией кольца.

Конечно, у таких солдат были как свои преимущества, так и свои недостатки. Зомби не знали усталости, не нуждались в пище и сне, их труднее было уничтожить. Но они были очень глупы, могли исполнять лишь самые простые приказы, начисто были лишены инициативы и не обладали инстинктом самосохранения, не использовали в бою приемов защиты. Не имело смысла воскрешать магов, живые мертвецы не обладали магическими способностями. Кроме того, живые офицеры и генералы просто побаивались таких подчиненных. Поэтому командование 40-тысячной армией зомби для атаки на Лондиниум он взял лично на себя. Ему также помогал небольшой отряд дворян-магов, в число которых входила и известная всей Халкегинии девушка-вор по прозвищу "Фуке Глиняный Кулак". А 30-тысячной армии, состоявшей из обычных солдат, под командованием маршала Хокинга, он велел разгромить основные силы Тристейна и Германии в Ньюкасле.

Захват Лондиниума и уничтожение 15-тысячного гарнизона солдат Тристейна и Германии прошло блестяще. Противник был деморализован как внезапностью нападения, так и тем, кто напал: среди нападавших солдаты гарнизона с ужасом узнавали своих недавно погибших товарищей. Так что гарнизон не смог оказать достойного сопротивления и был уничтожен менее чем за три часа. Потери же армии зомби с лихвой были компенсированы за счет "новобранцев" из числа погибших вражеских солдат, чьи тела пострадали не очень сильно. Но времени праздновать победу не было, паре драконьих рыцарей Тристейна удалось спастись, они наверняка предупредят своих. Поэтому Кромвель дал приказ своей армии мертвецов выступать немедленно на Ньюкасл, с целью помочь армии Хокинга, если это потребуется. Зомби были намного выносливей и быстрее обычной пехоты, так что должны были прибыть в Ньюкасл лишь немногим позже, чем Хокинг со своей армией. Впрочем, вряд ли у Хокинга должны возникнуть проблемы, ведь к его прибытию противник успеет уже вывести часть своей армии с негостеприимной земли Альбиона, тех, кто останется, ждет полное и безжалостное уничтожение.

В это время командование Тристейна и Германии лихорадочно организовывало срочную эвакуацию. Было решено отправить первыми караванами судов наиболее лучшие и боеспособные подразделения, женщин и раненых - вывозить в последнюю очередь. Это негуманное решение было продиктовано жестокой логикой войны. После неудачи с захватом Альбиона война опять может быть перенесена на территорию Тристейна.

Нужно было сохранить ядро армии, чтобы было кому защитить свое королевство.

Все понимали, что спастись всем не удастся, разве что, если случиться какое-нибудь чудо.

15. Последний бой фамильяра.

Костя смотрел на альбионское войско, что длинной серой змеей ползло по дороге между холмов, заросших перелеском. Еще ранее он расседлал лошадь и отпустил на волю: "скачи, постарайся выжить, не попав на корм волкам".

-Ты не стал использовать коня? - спросил его Дерф.

-Я плохой наездник. И не стоит ей погибать вместе со мной.

-У тебя доброе сердце, мой хозяин. Знаешь, среди моих способностей есть такая: я могу сделать тебя невидимым. Так тебе проще будет подобраться к врагу.

-Хорошо, Дерф, используй это. Но когда до колонны врага останется двадцать шагов, снова сделай меня видимым. Я хочу, чтобы они знали, кто их атакует.

-Воля твоя, хозяин.

Расчет Кости был прост. Он знал что, несмотря на свою "силу Гэндальва", не сможет уничтожить хотя бы десятую часть этого войска. Поэтому он решил нападать лишь на командиров. Наверняка в войске мятежников было не так много хороших офицеров: часть дворян-офицеров сохранили верность королю и отказались служить Реконкисте, часть погибла в ходе гражданской войны. Новые назначенцы вряд ли обладали достаточными навыками и боевым опытом. Уничтожив часть командиров, можно будет внести хаос и дезорганизовать войско, что и замедлит его продвижение.

Когда прямо из пустоты перед марширующими шеренгами альбионской армии возник одинокий воин, вооруженный лишь мечом, никто не придал этому особого значения. Что может сделать одинокий безумец, даже не имеющий лат!

Но очень скоро оказалось, что - многое!

Костя на предельной скорости перемещался вдоль колонны врага, нанося выборочные удары, поражая лишь командиров, которых было нетрудно узнать. Убив или ранив командира отряда, Костя, как на крыльях, несся уже к следующему, где еще не совсем понимали, что же происходит: ведь было совершенно непонятно, кто атакует армию, одинокого воина с мечом замечали уже слишком поздно.

Костя не терял времени на стычки с обычными солдатами и порой пропускал в спешке их удары. Так что на его теле уже появились раны, но пока они не мешали его расправе с врагом.

Но когда он достиг отряда личной гвардии маршала Хокинга, удача отвернулась от Кости.

Ему все же удалось подобраться к маршалу и ранить его в грудь. Но охрана и приближенные спешно прикрыли своего командира своими телами. Повинуясь команде заместителя маршала, альбионские солдаты выстроились полукругом, выставив пики и алебарды, оттеснили Костю и он был вынужден отступить. За спиной он услышал дробный стук копыт альбионской конницы, отрезающей ему пути к спасению. Окончательно все стало ясно, когда Костя увидел нацеленные арбалеты.

"Вот и все, отвоевал... прощай, Луиза" - невесело подумал Костя.

Запас "силы Гэндальфа" иссяк окончательно, меч в руке заметно потяжелел. Смертельная усталость и потеря крови от ран сделали свое дело. Костя рухнул в утоптанную траву.

То, что произошло потом, вероятно, и дало начало легенде, что будет жить еще долго.

Прямо над телом павшего героя, на высоте верхушек деревьев, внезапно возник огромный шар бело-голубого света. Сильный концентрический вихрь разметал стрелы и повалил передние ряды альбионского войска. Затем из шара вынырнул огромный белый грифон с прекрасной наездницей, одетой в зеленое платье. Она легко закинула тело героя-мечника на круп грифона, а затем грифон с седоком и телом героя исчез в этой сфере света.

Через пару мгновений исчезла и сама эта сфера, оставив после себя лишь недоумение и пищу для слухов в рядах альбионской армии.

К этому времени маршал Хокинг уже выслушивал первые доклады. Ущерб, нанесенный армии этим воином-одиночкой, оказался весьма ощутимым. Было убито и ранено более двухсот человек и более половины из них - командиры, их заместители и дворяне-маги,цвет войска.

Но куда хуже был ущерб моральный и хаос, охвативший армию. То, что один вражеский воин смог нанести такой урон, деморализовало армию. Еще хуже были слухи о том, что тело этого героя было забрано ангелом, посланцем Бога, решившего забрать героя в свои райские чертоги. Получалось, что симпатии Всевышнего - на стороне врагов Реконкисты.

После распространения подобных слухов боевой дух войска упал практически до нуля. Началось дезертирство, особенно из отрядов, что лишились своих командиров. Некие особо шустрые наемники умудрились дезертировать, прихватив с собой обоз с провиантом: продовольствие особо ценилось в разоренной войной стране. Пришлось послать отборный конный отряд, чтобы вернуть обоз. Нужно было назначить новых командиров взамен павших и суровой рукой пресечь панику в армии.

Короче, на все эти хлопоты ушел весь остаток дня. Подобие порядка вернулось в ряды армии Альбиона лишь к самой ночи. Обоз вернули, а схваченных наемников Хокинг велел повесить на деревьях вдоль дороги, с целью укрепления дисциплины и устрашения потенциальных смутьянов. Но продолжать движение ночью Хокинг так и не решился, армия вынужденно разбила лагерь, отложив захват Ньюкасла на следующий день.

Остатки армий Тристейна и Германии оказались спасены, эвакуация прошла успешно и полностью. Чудо все же произошло. Когда на следующий день первые конные отряды войска Хокинга достигли окраины Ньюкасла, последние суда Тристейна уже растаяли в небесной синеве.

Джулиан Чезаре стоял на корме судна, что покинуло Ньюкасл последним. Он очень хотел узнать, сумеет ли этот необычный фамильяр выполнить свою невозможную миссию в полной мере и задержать врага настолько, насколько требовалось. Невероятно, но этот парень-простолюдин смог это сделать, так что были спасены все.

Джулиан не знал теперь, благодарить ли судьбу за то, что она свела его с таким удивительным человеком, которого он теперь считал своим лучшим другом или ругать судьбу за то, что она так быстро отобрала у него такого друга.

"Жаль, я так и не объяснился с ним. Он, вероятно, так и умер, считая, что я ловелас, пристающий к его возлюбленной Луизе. Я же лишь хотел разбудить в нем ревность и заставить более активно добиваться сердца этой девушки. Не сомневаюсь, что и Луиза желала и ждала подобного. Прости, мой друг..."

Джулиан, пройдя специальное обучение в закрытой монастырской школе, прекрасно разбирался в человеческой натуре, он сразу понял, какого рода отношения связывают Костю и Луизу и хотел им помочь сблизиться.

Юноша бросил взгляд на спящую Луизу. Луиза лежала рядом, на палубе, на плаще, что заботливо постелил для неё Джулиан. Здесь, на свежем воздухе, девушка должна была быстрее проснуться и придти в себя. По правде говоря, Джулиан заботился не только о Луизе. Раз уж он осужден на неприятный разговор с этой девушкой, пусть этот разговор произойдет как можно быстрее.

Луиза наконец заворочалась, пробуждаясь. Она села и стала протирать заспанные глаза.

-Где я?

-Не волнуйтесь, мисс Вальер, вы в безопасности. Мы на судне, скоро уже будут видны земли Тристейна.

-Но как же мое задание? Я же должна была остановить армию Альбиона!

-Все уже произошло, армия Альбиона была задержана, мы все спасены.

-Но как?

-Следует благодарить за это вашего фамильяра, мисс Вальер. Невероятно, но ему это удалось! Экселенц!

-Нет! Нужно срочно повернуть назад! Нужно спасти его! Пусти!

-Успокойтесь, уже слишком поздно. Послушай, Луиза, все уже произошло и все уже кончено.

-Нет, я хочу к нему! Пусти же, тебе говорю!

-Луиза, даже если ты вернешься, то ты просто погибнешь без всякой пользы. Костя пожертвовал собой, спасая и тебя тоже. Прошу, не делай его жертву бессмысленной.

После этих слов Луиза сдалась, её плечи поникли, и она покорно позволила увести себя в каюту.

Армия зомби под управлением Кромвеля прибыла лишь к вечеру. Кромвель был в ярости, он не мог простить маршалу Хокингу, что тот упустил остатки армий противника, позволив остановить свою армию какому-то одинокому воину-мечнику. Хокинг был арестован и отправлен в Лондиниум, командование над его армией Кромвель также взял на себя.

В качестве штаб-квартиры Кромвель выбрал здание городской ратуши. Внезапно в его кабинет быстро вошла Фуке, его личный секретарь.

-Они идут, мой сир. Флот Галлии прибыл.

По губам Кромвеля зазмеилась улыбка. Все же не все так плохо. Армия живых мертвецов была не единственным его козырем, что он припас для своих врагов. Другим был тайный союз с королем Галлии, самой мощной державы Халкегинии. Иным такой военный союз показался бы противоестественным, ведь Реконкиста была антимонархическим движением, выступавшим за аристократическую республику. Но в реальной политике больше значат прагматические интересы, а не идеологические лозунги.

"Прекрасно. Можно послать флот Галлии догнать суда Тристейна и Германии и уничтожить их, исправив ошибку этого олуха Хокинга".

-Сир, пришло также сообщение от адмирала. Он хочет засвидетельствовать свое почтение перед вами. Но он не знает, где ваша резиденция. Что прикажете делать?

-Пусть над ратушей поднимут наш штандарт.

-Слушаюсь, сир.

Над ратушей взмыл красно-черный стяг Реконкисты. Сам Кромвель вышел на балкон, чтобы насладиться видом могучего флота Галлии.

Да, это было прекрасное зрелище, огромные корабли выстроились как на параде.

И это было последнее, что видел Кромвель в своей жизни.

Борта кораблей вспыхнули огнем пушечного залпа и тысячи ядер мгновенно превратили здание ратуши в груду развалин. Все, кто находился в здании в это время, погибли. Как только жизнь покинула раздавленное тело Кромвеля, его армия живых мертвецов перестала существовать, солдаты-зомби вновь стали обычными трупами.

Реконкиста была обезглавлена и потерпела полное и безоговорочное поражение.

Король Галлии сделал безошибочный ход.

16. Пепел прошлого, огонь настоящего.

В Академии Магии даже после начала войны продолжались занятия. Но большая часть студентов мужского пола и почти все преподаватели-мужчины были призваны или пошли добровольцами в армию. Правда из последнего правила было два исключения: директор Осман и учитель Кольбер. И если Осман был стариком, к тому же директором, не имеющим права оставить свой пост, то Кольбер заслужил искреннее презрение со сторону учениц, особенно со стороны Кирхе. После того как Кольбер пытался публично отговорить Луизу от отправки в армию, в Альбион, он заслужил прозвище "трус", и оно звучало за его спиной все громче. Особенно часто это слово любила использовать Кирхе, дочь потомственных военных, она считала поведение Кольбера предельно недостойным.

Во время урока, что вел Кольбер, в аудиторию стремительно ворвался отряд королевских мушкетеров во главе с Агнесс.

Агнесс без лишних церемоний типа приветствия с порога приказала Кольберу и студенткам:

-Именем Её Величества, королевы Генриетты, приказываю прекратить занятия и собраться во дворе. Там мы будем проводить занятия по вашему обучению приемам самообороны.

-Но позвольте...

-Не позволю!

После этих слов Агнесс приставила меч к горлу Кольбера.

-Знаешь, я ненавижу магов, особенно магов Огня. Так что лучше тебе подчиниться.

Кольбер вынужденно кивнул головой. Студентки послушно покинули аудиторию.

Двое часовых на башне заметили какое-то движение.

-Кто здесь?

Последнее, что увидели девушки-мушкетеры, были направленные на них палочки. Заклинание Ветра разорвало им горло и они умерли прежде, чем их тела упали на землю.

После этого небольшой отряд чужаков разделился на три группы с целью одновременного захвата нужных объектов.

Захват общежития, где жили студенты, и корпуса с преподавателями прошел, как намечено. С захватом башни, где временно остановился маленький отряд мушкетеров, вышло не столь блестяще. Группа захватчиков-наемников из трех человек угодила в заранее приготовленную ловушку и была уничтожена.

Но к тому времени плененные студентки и учителя, во главе с директором Османом, были уже переправлены в здание столовой Академии. Обеденные столы были сдвинуты к стенам, заложники, числом более восьмидесяти человек, сидели на полу со связанными за спиной руками. Палочки были отобраны и сложены горкой на одном из столов. Огромные двери были закрыты изнутри на засов.

Разумеется, девочки были сильно напуганы. Одна из них, Монморанси, стала громко плакать.

Глава наемников, по имени Мелвил, подошел к ней и велел заткнуться: "Или ты хочешь превратиться в головешку прямо сейчас?"

Монморанси тут же перестала плакать. Страшны были и слова и тот, кто сказал их.

Мелвил уж точно не походил на красавца. Правого глаза у него не было, да и вообще треть его лица закрывала заплата, стальная пластина, видно в одной из передряг этому наемнику здорово досталось. Остальное лицо было покрыто пятнами ожогов.

Мелвил приказал развязать Османа, но тут раздался шум и звон выбитых стекол. Через большие окна, расположенные на высоте в два человеческих роста, в зал ворвался отряд мушкетеров во главе с Агнесс. Мелвил, грязно выругав неудачников-подчиненных, что не смогли вовремя покончить с королевскими солдатами, приказал своим подчиненным атаковать.

Спустя две минуты на полу оказались тела трех наемников и шестерых мушкетеров. Двое из девушек-мушкетеров были еще живы, но на них уже не обращали внимания...полураздавленные черви-простолюдинки, недостойные внимания благородных "рыцарей удачи". Лишь Агнесс продолжала еще сопротивляться, хотя против четырех наемников-магов у неё не было никаких шансов. Просто Мелвил решил немного развлечься, он подал знак своим людям, чтобы не мешали ему самостоятельно расправиться с этой отважной девушкой. Но после того, как Агнесс сумела достать его и легко ранить в руку, он взялся за дело всерьез. Заклинание Огня раскалило меч Агнесс, она вынужденно выпустила его из обожженной руки и осталась безоружной. Заклинание Ветра сбило её с ног и она упала у стены.

Мелвил неспешно подошел к ней:

-Знаешь, ты явно заслуживаешь большего, чем быстрая смерть.

-Ты? Я узнала тебя... это ты был в Англетере двадцать лет назад и командовал отрядом магов, что убил всех моих родных!

-А, понятно. А ты та девочка, кто уцелела? Прекрасно, то есть я смогу наконец закончить то задание, что нам поручили, ведь нам тогда приказали убить всех жителей деревни. Но ты ошиблась в одном: я не был командиром, я был лишь заместителем. Нашего командира звали "Змеиное Пламя", он был настоящим королем стихии Огня, я так завидовал его мастерству! Да он был мастером, но он был также сентиментальным дураком! Ему, видите ли, не понравилось, что его обманули: в деревне не было чумы! Да какая разница: еретики-протестанты или зачумленные... приказ есть приказ и он должен быть исполнен! И это он, слюнтяй, вытащил тебя из огня, по его вине приказ командования не был исполнен полностью. Я попытался ему помешать, но он тогда был и сильнее и проворнее. Мой удар в спину он легко смог отразить и посмотри, что он сделал с моим лицом! Я поклялся его найти и отомстить, но пока безуспешно.

Ладно, хватит болтать, на первом месте - дело. Руди, присмотри за ней.

После этого Мелвил подошел к Осману.

-Слушай внимательно, старик. Ты отправишься в столицу и передашь вашей королеве Генриетте наши требования. В течение двух суток, начиная с этого момента, Тристейн должен заявить публично о разрыве военного союза с Германией и начать вывод своих войск из Альбиона. Если наши требования не будут выполнены, мы начнем убивать твоих школьниц, по одной в час. Начнем с этой - палец Мелвила оказался устремлен на Монморанси. Ты все понял?

-Простите, я не решусь сказать такое королеве...

-Вот как? Ты хочешь, чтобы твои ученицы прямо сейчас превратились в жаркое?

-Нет, не надо, я все сделаю.

-Прекрасно. Не гляди на стол, палочку я тебе не верну. Хоть ты и старик, но все же "маг-квадрат". И поспеши, старик, времени у вас не так уж много. Учти, обмануть нас не получиться, мы сумеем проверить, как вы выполняете наши требования. Шевелись, старый козел... откройте ему двери!

После того, как Осман поспешно ушел, Мелвил повернулся к Агнесс.

-Дело сделано, пришло время потехи. Не так ли, Карл?

Но подчиненный, стоявший за спиной Мелвила, не ответил. Не от невежливости, пусть наемники и не могут похвастать манерами. Просто очень трудно говорить, если твоя грудная клетка навылет пробита огромной ледяной сосулькой.

Мелвил мгновенно развернулся. На подоконниках окон он увидел двух девушек, явно из числа учениц Академии. Одна из них, с бело-голубыми волосами, все еще держала нацеленную палочку.

"Проклятье, никому ничего нельзя доверить, что за олухи...". Мелвил быстро метнул два заклинания "Стрела Огня".

Табита, желая избежать удара магии, спрыгнула на пол. Но её плащ зацепился за осколок стекла, торчащий в раме. Девочка неловко упала, ударилась головой и потеряла сознание.

Кирхе оказалась более проворной. Еще в прыжке она нанесла смертельный магический удар по одному из наемников, тот упал замертво. Но на этом её удача подошла к концу. Простой ученице, даже "магу-треугольнику" сложно тягаться с двумя опытными наемниками-магами, в чьем арсенале хватает грязных трюков. Палочка была выбита из рук Кирхе, а сама она была отброшена заклинанием Ветра и упала на спину.

К ней подошел Мелвил и легко поднял парализованную ужасом девочку одной рукой.

-А ты ничего, шустрая. Мне такие нравятся. Пожалуй, прежде чем я тебя убью, немного развлекусь с тобой. После этих слов Мелвил высунул свой длинный язык и смачно провел им по щеке Кирхе. Кирхе взвизгнула от ужаса и отвращения, попыталась освободиться от мертвой хватки, руками, ногами, даже зубами. Но все было бесполезно.

-Эй ты, мерзавец, отпусти мою ученицу!

Перед тем, как прозвучали эти слова, дверь в зал была выбита мощным заклинанием. В зал вошел учитель Кольбер, держа палочку.

Мелвил прищурил свой единственный глаз, стараясь как можно пристальнее разглядеть этого смельчака. Когда рассмотрел и узнал, он рассмеялся и отбросил девушку в сторону, полностью потеряв к ней интерес.

-Так это ты, капитан "Змеиное Пламя"? Наконец я нашел тебя, какая удача!

-Змеиное Пламя? Профессор Кольбер? - ошеломленно произнесла Агнесс.

-Профессор? Ну, тогда не удивительно, что я так долго не мог тебя найти. Убийца тысяч людей стал учителем... разве это не забавно?

Единственный подчиненный Мелвила метнул в учителя заклинание Ветра, решив, что действовать лучше, чем разбрасываться словами. Кольбер легко отбил атаку, а затем сам этот наемник стал трупом с лицом, превращенным в головешку.

-А ты также силен, Змеиное Пламя. Верно говорят, бывших палачей не бывает...

Все смешалось в голове Агнесс.

Отрядом наемников, что сжег её родной город дотла, был учитель Кольбер, которого она искренне презирала за его показной пацифизм.

Но и человеком, который спас её тогда, вытащил из горящих развалин, также был Кольбер.

"... маленькая девочка стоит среди развалин рядом с обгоревшими трупами своих родителей. Она так парализована ужасом и непониманием, что даже неспособна плакать. К ней подходит высокий человек в темной одежде, берет на руки и пристраивает себе на спину. Она доверчиво обнимает его за шею, прижимаясь все телом, словно напуганный зверек".

Но Агнесс колебалась недолго. Она схватила меч, он уже успел остыть, и направила его в сторону Кольбера.

-Наконец я нашла тебя, убийца. Вот момент, что ждала двадцать лет!

Мелвил расхохотался:

-Какой интересный выдался вечер, какие страсти. Слушай, ты, я даже немного уважаю твою страсть, твое желание отомстить "Змеиному Пламени". Но дело в том, что я сам хочу его убить и не хочу никому уступать свое законное право. Так что не обижайся, ничего личного...

После этих слов Мелвил метнул заклинание в Агнесс. Но Кольбер бросился наперерез и смог отбить этот удар Огнем, применив защитную магию. Но защита оказалась недостаточно сильной. Пламя обожгло Кольберу голову и грудь. Он полностью лишился своей, не особо пышной, шевелюры, кожа на голове и груди покрылась пузырями ожогов. Глаза Кольбер все же успел прикрыть рукой, но теперь и рука была обожжена и палочка выпала из неё.

-Ты так и остался сентиментальным дураком. Пытаться спасти того, кто хочет тебя убить - что может быть глупее? - презрительно произнес Мелвил. Но ты живуч, признаю. Ничего, специально для такого случая я приготовил особое заклинание.

Мелвил начал читать заклинание "Солнечный Ожог". Это заклинание было очень мощным, его практически невозможно отбить. Над головой Мелвила стал формироваться клубок нестерпимо яркого голубого пламени.

Но и как любое сильное заклинание оно было довольно длинным. На свою беду Мелвил забыл об Агнесс.

Капитан королевских мушкетеров в стремительном броске вогнала свой меч в грудь Мелвила почти до самого эфеса. Она замерла на секунду, а затем резкий рывок сзади заставил девушку выпустить меч и она упала на спину. Пусть падение и было несколько болезненно, но этим, возможно, Кольбер спас жизнь Агнесс второй раз менее чем за две минуты.

Если маг ошибется в чтении заклинания или произнесет его не полностью, он должен быть готов к тому, что мощь заклинания падет на его же собственную голову. Так и случилось. Шар голубого огня обрушился на самого Мелвила. Жар был такой, что от могучего тела командира наемников остались лишь хлопья сажи. Меч, вонзенный в его тело, расплавился, от него осталась лишь блестящая лужа металла на выжженном каменном полу.

Кирхе вскочила, подобрала свою палочку и спешно прочла заклинание. Путы с заложников спали. Ученицы спешно бросились наружу, желая как можно быстрее покинуть помещение, в котором витал аромат смерти, запах горелой плоти. В спешке они даже забыли про свои палочки. Палочки забрали учительницы, у них было явно больше самообладания. Мадам Шеврез бросилась к лежащей Табите, схватила её и вынесла наружу, там она стала оказывать несчастной девочке необходимую помощь. Лишь Монморанси, вместе с Кирхе, бросилась к Кольберу, достала флакон с целебной мазью и стала осторожно обрабатывать ожоги.

Агнесс тоже встала, нашла и взяла меч одной из погибших своих подчиненных. С мечом наперевес она подошла к лежащему Кольберу.

-Отойдите. Я должна его убить!

-Пожалуйста, остановись! Он же только что спас тебе жизнь!

-Не мешай, иначе, я клянусь...

-Не мешайте ей, она имеет... не договорив, Кольбер уронил подбородок на грудь.

-Ясно вам, не мешайте же мне!

-Да остановись, безумная, уже поздно. Он не дышит, его сердце не бьется. Учитель Кольбер уже мертв!

Меч выпал из ослабевшей руки Агнесс, жалобно зазвенев.

"Почему, почему все случилось именно так?"

17. Лесная Фея

"Жив... я все же жив".

Костя смотрел на потолок над его головой. Он лежал на кровати, одетый в длинную холщовую рубаху. Рядом с кроватью стоял стул, на его спинке висела одежда, чужая, но явно предназначенная для него. Из одежды, в которой он прибыл в этот мир, у него остались лишь джинсы, но, похоже, после сражения с альбионской армией и они приказали долго жить.

"Видно мое тело оказалось проще залатать чем штаны, жизнь полна парадоксов".

Встав с постели Костя оделся и оглядел комнату. Его меча не было видно. Судя по пейзажу за окном, он находился в каком-то доме, стоящем прямо в лесу. На стене висело большое зеркало из полированного металла. Костя подошел зеркалу, долго смотрел на себя, не понимая, что же не так. Наконец до него дошло: все его волосы стали седыми. На левой щеке он увидел шрам. "Даже здесь зацепило. Попортили красоту, гады"". Его взгляд случайно упал на левую руку: рун фамильяра на ней не было. "Что за черт?"

Но попусту гадать смысла не было. Костя неспешно вышел из комнаты, надеясь найти хозяина дома. Поплутав по пустым комнатам, он вышел наружу.

Во дворе он увидел девушку в зеленом платье, она набирала дрова из поленницы.

-Зачем ты встал? Тебе еще рано.

Костя молча смотрел на девушку. Она была красива. Длинные светлые волосы почти до колен, зеленые глаза на невероятно милом, по-детски невинном личике и...

До сих пор самая большая женская грудь, которую Костя видел в этом мире, принадлежала Кирхе Цербст. Но рядом с этой девушкой даже Кирхе почувствовала бы себя ущербной в этом отношении.

"Боже, да как она вообще держит спину прямо? У неё должен быть очень крепкий позвоночник".

-Что-то не так? - спросила девушка в легком замешательстве.

-Нет, ничего. Костя даже глаза отвел в сторону, чтобы не не смущать девушку.

"И о чем я думаю? Гормоны проклятые..."

-Я волновалась за тебя, ты проспал четыре дня.

-Скажи, так это ты спасла меня? Но как тебе это удалось, вытащить меня, там же была целая армия?

Девушка с сомнением посмотрела на Костю. Все же она решила сказать правду. Она бросила дрова на землю и вытащила палочку, что была засунута за поясок.

-Вот, смотри.

Девушка прочитала заклинание и взмахнула палочкой. Перед Костей возник шар света, точно такой же, как он увидел на улице родного города, с которого все началось.

"Невероятно, неужели эта девушка тоже Маг Пустоты?"

-А еще мне помогла Нимфа.

-Нимфа?

-Да, Нимфа. Так зовут моего грифона.

Только тут Костя спохватился, что до сих пор не представился своей спасительнице.

-Извини, я не сказал своего имени. Меня зовут Костя. Могу я узнать, как зовут тебя?

-Тифания. Твое имя мне было известно, твой меч его сказал.

"Все же Дерфлингер болтун изрядный, ну да ладно, глупо не доверять тому, кто спас тебе жизнь".

-Скажи, Тифания, ты живешь одна?

-Нет, у меня есть дети.

-Дети? Но ты так молода...

-Нет, это не мои дети. Я подобрала их, они остались без родителей из-за войны.

-А, понятно.

"Похоже, у этой девушки действительно доброе сердце. Меня спасла, о чужих детях заботится. Мы точно поладим".

Костя улыбнулся, но улыбка замерла на его устах. Он случайно увидел ухо девушки, что мелькнуло между прядей её волос. Ухо было похоже на кошачье, но без шерсти. Смотрелось довольно мило, но несколько необычно.

-Ты заметил? - печально вздохнула Тифания.

-Э... да. И что?

-Так ты не боишься?

-А чего я должен бояться?

-Обычно люди боятся эльфов. А я эльф, точнее полукровка, наполовину эльф.

-Нет, я не расист. Мне это неважно. Ты явно хорошая девушка, да и красивая. Не собираюсь я тебя бояться, и ты меня тоже не бойся. Я умею быть благодарным.

Лицо девушки посветлело. Костя нагнулся и собрал дрова.

-Давай я тебе помогу. Хватит мне бездельничать, не маленький...

Тут к ним присоединилась стайка детей. Они наблюдали за парой из кустов, видно побаиваясь Кости. Теперь, когда стало ясно, что этот чужак поладил с их "сестрой Тифой", они набрались смелости и окружили Костю.

Детей было восемь: три мальчика и пять девочек, примерно от восьми до тринадцати лет. Они стали наперебой выкрикивать свои имена и предлагать поиграть. У Кости от этого шума и гама моментально заболела голова. Тифания, заметив это, приказала детям вести себя тише и повела Костю снова в дом. Там она вернула ему Дерфа.

Вечером Костя лежал на кровати и размышлял. Разумеется, его мысли были связаны с Луизой.

"Почему мои руны исчезли? Дерф сказал, что руны остаются, пока бьется сердце. Возможно, я прошел через то, что у нас называют "клиническая смерть". Но есть и другое объяснение, руны исчезают, если хозяина-мага нет в живых. Неужели Луиза мертва, этот красавчик не сдержал клятвы и не уберег её?"

От таких мыслей сердце не просто холодело, казалось, оно покрывалось коркой льда.

"А если Луиза решила что я погиб, призвала себе другого фамильяра и теперь ей я совсем не нужен? Дважды её заклинание Призыва создавало портал в моем мире... что если она призвала еще раз и теперь мое место занял другой парень из моего мира, более достойный чем я? Да и силы Гэндальва у меня больше нет, я бесполезен как фамильяр, как "инструмент". Впрочем, один раз я уже терял эту силу, но тогда мы смогли все вернуть. Но возможно ли это повторить, да и захочет ли сама Луиза? Тогда она ведь еще не была знакома с этим красавчиком Чезаре.

Эх, Луиза, что же мне теперь делать? Может все же остаться здесь, с Тифой? Похоже, я ей понравился, да и она мне вполне симпатична. Хозяйственная, красивая, мила, добрая... если она так заботится о чужих детях. Из неё, наверное, получится хорошая жена и мать. Да что я себя обманываю? Я ведь люблю Луизу и только её. Луиза...

Как же я тебе благодарен. Ты вырвала меня из моего прежнего комфортного, но такого скучного и пресного существования и призвала в этот неспокойный, но такой интересный и красочный мир. Здесь я научился испытывать настоящие, сильные чувства, здесь у меня появились настоящие друзья и враги. Пусть мне приходилось порой несладко, но я все равно хочу быть рядом с тобой. Ведь в своем мире я был просто никому не нужен. Но меня все же сильно беспокоит, а нужен ли я тебе в этом..."

Размеренно потянулись дни. Очень быстро Костя и Тифания привыкли друг к другу, научились понимать друг друга с полуслова, с полужеста. Костя старался помочь, чем мог: он заготавливал дрова, ведь была уже осень и ночи становились все холоднее. С детьми он ходил собирать ягоды и грибы, ходил на охоту и рыбалку. Дичи, впрочем, в окрестных лесах было немного, вероятно её распугала недавняя война. Зато речка неподалеку просто кишела рыбой. Тифания пожертвовала на изготовление лески для удочек прядь своих длинных волос. Рыбалка всегда была удачной, что позволило разнообразить меню рыбой.

У Тифании было магическое зеркало, используя его, девушка могла обозреть все окрестности в радиусе двадцати миль. Именно так она и обнаружила Костю, когда он атаковал целую армию. Если Тифания обнаруживала в зеркале что-либо интересное, она создавала портал и отправлялась в это место. Так она находила полезные вещи в заброшенных из-за войны окрестных деревнях, да и детей сирот она нашла таким же образом. Костя так и не решился попросить Тифанию отправиться подальше, в соседний город, например, чтобы узнать, кончилась ли война и как: это было слишком рискованно, он не хотел подвергать жизнь Тифы опасности и продолжал страдать от неопределенности.

Уже после появления Кости она привела еще одного ребенка, девочку всего шести лет от роду. Девочка не ела несколько дней, так что первым делом её накормили. Когда девочка наелась и оторвала от пустой миски свое исхудавшее личико, она спросила: "А можно теперь я буду называть вас моими новыми мамой и папой?" Тифания ласково погладила девочку по голове и сказала: "конечно", а у Кости сердце сжалось в комок. "Эх, сюда бы этих дворянчиков с их проклятой честью. Чтобы увидели, к чему приводят их игры в войну, их стремление к славе и богатству. Да что там, все равно не поймут, не проймет их..."

Иногда Косте казалось, что они с Тифой так сблизились, что если бы он предложил ей спать вместе, она согласилась бы на подобное также просто и естественно, как если бы он попросил воды напиться. Но, разумеется, Костя такого предложения так и не сделал, это было бы слишком неправильно.

Расспросив Тифанию, он узнал её историю. Отец её был местным графом, владельцем этих земель. Мать её была эльфийкой, что полюбила этого человека. По словам Тифы мать её погибла. Отец души не чаял в своей дочери-полукровке. Они жили вполне счастливо, пока не началась гражданская война. Граф сохранил верность королю, за что и поплатился жизнью. Отряды Реконкисты взяли штурмом его замок, убив и графа и всех его слуг. Тифания сумела бежать, создав портал, прихватив даже тело умирающего отца. Она укрылась здесь, в заброшенном доме лесника. Сама Тифания не боялась солдат и прочего сброда, так как она обладает способностью стирать своей магией Пустоты краткосрочную память, удаляя вместе с ней и намерения навредить ей или её подопечным.

Со своей стороны Костя охотно рассказывал о себе, о том, как был призван в этот мир в качестве фамильяра по воле своей госпожи, о его приключениях и о своих отношениях с хозяйкой. Когда он честно признался, что испытывает к своей госпоже Луизе самые нежные чувства, лицо Тифании стало немного грустным. Это не укрылось от внимания Кости. "Ничего, это к лучшему. Лучше сразу рассеять иллюзии, пока они не переросли во что-то большее".

К сожалению, невеселые мысли, связанные с Луизой, так и не покинули голову Кости. Лучшим способом забыть о них Костя считал труд, желательно как можно тяжелее и напряженнее. Сейчас он пилил дрова. За скрежетом пилы он не расслышал цокота копыт и поднял голову, лишь услышав голос, явно знакомый:

-Наконец-то я нашла тебя, герой.

С удивлением Костя узнал в нежданном госте Агнесс, капитана королевских мушкетеров.

18. Развилка Фортуны.

-Что с Луизой, она жива?

Агнесс понимающе усмехнулась.

-Не волнуйся, с твоей госпожой все в порядке. Она давно в Академии. Ты тогда справился, все успели покинуть Альбион. Война закончена, мы победили.

-Победили? Успели сбежать и еще победили? Как же это случилось?

-Сыграло роль вмешательство короля Галлии. Он заключил обманный союз с Реконкистой и в самый удобный момент нанес свой удар. Лорд-канцлер Кромвель и его приближенные мертвы, а те, кто уцелел, сразу попросили мира. Сейчас в Лондиниуме идут переговоры о мире, Генриетта тоже в них участвует. Как только она узнала от маршала Хокинга о твоем подвиге, она немедленно приказала мне найти себя и вот я здесь. Так что можешь собираться и будь готов к щедрой награде.

-Я не уверен, что мне стоит возвращаться.

-Это почему?

Костя показал свою левую руку:

-Видите, руны исчезли, с ними исчезла и "сила Гэндальва". Теперь я просто бесполезен и никому не нужен, ни королеве, ни Луизе.

Агнесс пристально посмотрела на Костю.

-Скажи, ты действительно полагаешь, что нужен Луизе лишь как фамильяр, как воин-мечник? Знаешь, не так давно в Академию приезжали сестры Луизы, они хотели забрать её домой, в поместье. Но Луиза отказалась наотрез, она сказала им, что останется ждать тебя, несмотря ни на что. Бедная девочка все глаза проплакала, а ты ведешь себя как эгоист. Как тебе не стыдно, ты ведь должен понимать, как Луиза на самом деле к тебе относится, как ты ей дорог. Ты должен вернуться к ней как можно быстрее и первым делом попросить прощения, что заставил её столько страдать от неопределенности, дожидаясь тебя. Я немедленно сообщу о том, что нашла тебя и сюда вышлют корабль.

-Корабль?

-Да. Ты, похоже, явно недооцениваешь значения своей персоны, теперь ты национальный герой. Не сомневаюсь, что когда вернешься, тебе присвоят дворянское звание. А значит, вы с Луизой сможете уже не скрывать своих чувств...

Эти слова Агнесс вбили последний гвоздь в гроб сомнений Кости. Он радостно кивнул головой в знак согласия.

В это время к ним подошла Тифания.

-А это кто?

-Моя спасительница. Её зовут Тифания. Это она вытащила меня с поля боя и выходила, используя свою эльфийскую лечебную магию.

-Эльфийскую?

-Да. Я наполовину эльф. Вы тоже не боитесь?

-Ты не выглядишь опасной. Да и стоит ли бояться того, кто уже не раз спасал наших людей. Я наслышана об этом. Ну что же, рада знакомству и спасибо тебе за заботу о нашем герое.

-Агнесс, скажи, а можем ли мы забрать Тифанию вместе с собой?

-А она сама хочет?

-Я бы не прочь увидеть мир за пределами этого леса. Но, скорее всего, меня будут бояться и избегать. Да и дети...

-Дети?

-Тифания заботится о беспризорных детях. Они сейчас наверняка прячутся, так как побаиваются незнакомцев.

-Детей можно тоже забрать и пристроить в королевский приют. Все лучше, чем жить в этой глуши. Решай, Тифания, хочешь ли ты отправиться с нами, в Тристейн. Вряд ли королева будет возражать.

-Это еще не все... Тифа, я могу сказать о твоей силе?

-Ну, я не знаю.

-Ладно, я скажу. Тифания - тоже маг Пустоты.

-Ты серьезно?

-Да. Именно благодаря этому она могла спасти меня, вытащив из-под носа целой армии.

-Ну, это меняет дело. Наверняка такому магу будут рады в Академии. Так что скажешь, Тифания?

-Я согласна.

-Вот и хорошо.

После этих слов Агнесс стала писать донесение. Все это время на её плече сидел сокол, этих птиц использовали для доставки срочной почты. Свернув послание в трубочку, Агнесс прикрепила его к ноге птицы. Сокол, повинуясь команде, вспорхнул и улетел.

-Корабль прибудет завтра утром. Так что у вас в избытке времени на сборы.

Костя немного помолчал, а потом все же не вытерпел и спросил.

-Агнесс, а откуда вы все знаете про Луизу? Вы так часто бывали в Академии?

-Не просто часто. По приказу Её Величества я с отрядом мушкетеров постоянно пребывала в Академии все время войны, охраняя её. Надо признать, эта мера оказалась не лишней.

-То есть? Неужели война затронула и Академию?

-Да. Война пришла и туда.

Агнесс рассказала о попытке захвата Академии альбионскими наемниками. Когда Костя узнал, что учитель Кольбер мертв, он отвернул лицо, не желая, чтобы Агнесс заметила, как увлажнились его глаза. Кольбера он считал своим другом, пожалуй, лучшим и самым близким.

-Скажи Агнесс, ты смогла все же простить Кольбера? Да, он виноват, но он и сам это признавал. И он спас твою жизнь, причем не раз.

Агнесс не ответила, похоже, она сама еще не решила для себя.

-Ладно, хватит разговоров. Лучше займись сборами.

19. Возвращение.

Гиш, гордый как павлин, хвалился своей наградой, орденом "Чистый Лик Основателя" (второй степени), перед другими учениками Академии. Следует признать, свою награду он заработал честно: этот франт действительно оказался смелым воином. Но его подруга Монморанси, она сидела рядом, становилась все мрачнее, слыша эту оду самовосхваления.

-Гиш, выйдем во двор, я хочу с тобой поговорить.

Гиш, недоумевая недовольству подруги, послушно последовал за ней.

-В чем дело, Монмон? Мне казалось, ты должна гордиться тем, что твой возлюбленный оказался достоин награды.

-Извини, но мое мнение о тебе награда не изменила. Как был ты самовлюбленным дураком, так и остался. Вспомни, что ты мне говорил, что ты - мой рыцарь и я могу рассчитывать на тебя... и что? Тебя не было рядом, когда в нашей Академии происходили ужасные вещи. Знаешь, как мне было страшно?

Гиш уже знал о том, что произошло. Он кивнул, кураж его стал сходить на нет.

-Хорошо, что учитель Кольбер и мушкетеры нас смогли защитить, в то время как ты зарабатывал свою награду. Но это еще не все. Тот, кого ты сам назвал своим другом, пожертвовал собой, чтобы спасти тебя и остальных... а ты радуешься и трясешь своей медалькой? Как ты можешь?

Гиш окончательно повесил голову. Напоминание о гибели Кости поразило его в самое сердце. Орден он торопливо спрятал в карман.

-Прости, Монмон и спасибо тебе.

-За что ты меня благодаришь?

-За то, что когда я начинаю вести себя как идиот, ты ставишь меня на место.

-Раз ты сознаешь это, значит ты еще не совсем законченный... ну, иначе бы я тебя и не полюбила. Эх, вы... полагаете себя знатоками женских сердец. А знаете, как это было ждать вас, спрашивая себя, жив ли ты или уже погиб и представляя себе самое худшее?

-Да, Монмон, прости что ты волновалась из-за меня...

-Ладно, я хотя бы тебя дождалась. А каково тем, кто не дождался? Как, например, Луиза...

За неделю до этого разговора в Академию приехали сестры Луизы, Элеонора и Каттлея. По воле родителей они хотели забрать Луизу домой, отдохнуть после тягот войны. Но Луиза наотрез отказалась, заявив, что будет ждать Костю, она уверена в том, что её подручный жив, так сказало её сердце.

-Луиза, не глупи. И хватит тебе так переживать по своему фамильяру-простолюдину. В конце концов, он всего лишь подручный. Ты можешь призвать другого, более достойного служить роду Ла Вальер.

Луиза даже стала задыхаться от возмущения и избытка чувств.

-Да что ты понимаешь, сестра! Костя был не просто подручным... он самый дорогой, самый близкий для меня человек... я люблю его, ясно тебе? Верните мне Костю!

После этих слов Луиза разрыдалась. Сестры молчали, ошеломленные открытостью и силой чувств Луиза. С губ Элеоноры уже готовы были сорваться слова гневной отповеди неразумной сестре, полюбившей простолюдина, но так и не сорвались.

Каттлея смогла уговорить старшую сестру оставить Луизу в покое: "Если мы её сейчас заберем, бедная девочка сойдет с ума от горя. Нельзя лишать её этого призрака надежды".

Сестры вернулись домой без Луизы, она осталась в Академии.

Сейчас Луиза сидела на своей кровати. Она была одета в то белое платье, в нем она была на балу по случаю возвращения "Посоха Разрушения". На голове её была та диадема из кованого золота, что подарил ей Костя. Перед ней, рядом с кроватью, стоял тот маленький стол, что Костя сколотил для себя. На столе были разложены немногие вещи Кости, то, что он принес из своего мира: ключи от его дома, разряженный "мобильник" и небольшой кошелек с разноцветными бумажками, в мире Кости они заменяли настоящие деньги.

"Костя, почему ты оставил меня одну? Мне же так плохо без тебя. Ты был прав, когда не хотел отправляться на эту войну, наверное, ты предчувствовал, что не вернешься с неё. Это я, жестокая и бессердечная идиотка настояла на своем, ради своей дворянской чести. Я всегда была неблагодарна по отношению к тебе. Это ты заставил меня поверить в себя, в свои силы...все, что я добилась - благодаря тебе. А что я дала тебе взамен?"

"Так ты готова открыто признать, что любишь своего подручного?" - прозвучал в голове Луизы незнакомый, холодно-бесстрастный голос.

"Да, я готова эта признать".

"А знаешь ты, что ждет тебя за это?"

Разумеется, Луиза это знала. Её выгонят из Академии, лишат дворянского звания, даже родители от неё отвернутся, чтобы смыть пятно позора с фамильного герба.

Но взамен...

Небольшой, но уютный домик на окраине...сильные, но добрые руки Кости, нежно ласкающие её тело... они сидят у камина, а рядом - их дети.

"Да, я согласна на такое. Я больше не буду бежать от своих чувств, обманывать и себя и Костю. Как тогда, в Альбионе, заигрывая с Джулианом, пытаясь этим вытеснить свои чувства к Косте. Я на все согласна, лишь бы Костя вернулся".

Глаза девочки вновь налились слезами. Внезапно в коридоре поднялся шум, послышались крики, явно радостные.

Сознание девушки само отсеяло из этого шума заветное: "Костя возвращается!"

Девушку словно подбросило пружиной и через несколько мгновений она уже бежала по двору к главным воротам Академии, где уже показалась такая желанная, такая родная фигура с мечом за спиной.

-Почему, почему ты пришел так поздно? Где ты был? - настойчиво вопрошала Луиза, обняв Костю и прижав голову к его груди.

-Прости, Луиза. По правде говоря, я сомневался, стоит мне возвращаться к тебе. Гляди, руны фамильяра опять исчезли, как и "сила Гэндальва". Я больше не твой фамильяр и я бесполезен, как сломанный инструмент. Вряд ли ты сможешь призвать меня в третий раз...

-Дурак, дурак, ты же для меня не просто фамильяр, я же уже говорила тебе.

-Вот как? Не просто фамильяр?

И Костя задал вопрос, что задавал уже ранее. Как и тогда его лицо стало грустным.

-Скажи мне, Луиза, кто же я для тебя?

-Ты для меня самый близкий, самый родной человек. Я люблю тебя, Костя!

Грусть на лице Кости на мгновение уступило место удивлению, а затем - и бурной радости.

-Ты смогла, Луиза, ты сказала это! Я тоже тебя люблю, моя Луиза и клянусь, больше мы не расстанемся никогда!

Луиза и Костя решили немедленно повторить ритуал Призвания. Все прошло как надо, хотя оба страшно волновались. Поцелуй, которым завершался ритуал, длился явно дольше, чем требовалось и был взаимным. Когда на левой руке Кости вновь стали проступать руны и возникло ощущение жжения, он испытал настоящее наслаждение и облегчение. Кто бы мог подумать, что боль может быть такой приятной.

-Костя, ты уже спишь?

-Нет, Луиза.

-Костя, знаешь, я уже готова к этому. Если хочешь, можешь сделать меня женщиной прямо сейчас.

-Нет, Луиза, вряд ли это будет правильно.

-Но ты же сказал, что любишь меня. Разве ты не желаешь...

-Когда я говорю, что люблю Луизу, это не значит, что я хочу стать её любовником, наслаждаться её любовью украдкой, словно вор - награбленным добром. Нет, это значит, что я хочу стать мужем Луизы и отцом её детей. Я прошел слишком много, чтобы остановиться на полдороге. Я верю мы будем вместе по-настоящему, как муж и жена. И пусть наш первый раз будет, как и положено, в первую ночь после свадьбы. А пока обойдемся этим...

После этих слов Костя поцеловал Луизу в губы.

-Спи, моя дорогая, пусть тебе снятся приятные сны.

Луиза была счастлива, и она ощущала какую-то странную, непонятную уверенность в том, что отныне все будет хорошо, даже если мир вокруг них начнет распадаться и рушиться.

"Как все же хорошо, что я призвала в подручные Костю, а не дракона или василиска"

20. Шевалье.

-Проснулась, моя госпожа?

В комнату вошел Костя, обнаженный до пояса. Он уже давно привык умываться каждое утро у фонтана, раздеваясь до пояса и не изменял своему обычаю, хотя уже наступила поздняя осень.

Луиза уже проснулась и смотрела на своего подручного с плохо скрываемым удовольствием. Тело у Кости было красивым: мускулы у него не были большими, но их было много, по сему телу, похоже. От тела подручного исходила такая аура чистоты и свежести, что Луиза вдруг поняла, что и сама хочет умыться как можно быстрее.

Затем наступил черед утреннего ритуала одевания госпожи. С некоторых пор этот ежедневный ритуал стал приносить явное удовольствие, как хозяйке, так и её фамильяру, причем они даже не скрывали это друг от друга. С точки зрения Луизы у этого обряда был лишь один недостаток: длился он слишком недолго, она была бы не прочь его растянуть.

-Сегодня в Академию прибудет Тифания, помнишь, я рассказывал тебе о ней. Формальности, связанные с приемом детей-сирот в королевский приют, похоже, улажены.

Надеюсь, Луиза, ты поладишь с Тифанией, тем более что это будет и полезно. Два мага Пустоты, способные сотрудничать - настоящая находка и для Тристейна и для королевы.

И, пожалуйста, не ревнуй... у меня с Тифанией ничего не было. Иначе бы я просто не стал возвращаться к тебе. Будь хорошей девочкой, Луиза.

После этих слов Костя поцеловал Луизу в щеку.

К сожалению Кости, все прошло не совсем так. Когда Луиза увидела Тифанию, уже окруженную другими учениками, её реакция оказалась слишком нестандартной. Луиза подскочила к девочке-полуэльфу, обхватила сзади и стала мять её груди.

-Ай!

-Что это такое?

-Моя гру-удь.

-В самом деле?

-Да, просто она немного...

-Огромная? Это, знаешь ли, ненормально. Как ты их носишь? И почему сиськи так ценятся за свои размеры? Это просто несправедливо!

Тут Костя, что вначале просто опешил от такого поведения своей госпожи, все же вмешался и оттащил Луизу от напуганной девочки.

-Луиза, что ты творишь? Ты же благородная леди, а ведешь себя, как... и что ещё за "сиськи"? Как не стыдно, а еще дочь герцога! Немедленно прекрати и извинись перед Тифой. Она же моя спасительница, если бы не Тифания, мое тело уже бы вороны склевали. И это твоя благодарность?

Костя держал Луизу до тех пор, пока она не успокоилась.

-Но они у меня действительно слишком большие. Я уродина, это потому что я грязная полукровка - запричитала Тифания.

Это заявление повергло стоявших рядом учеников в состояние близкое к шоку, особенно мужскую половину. Гиш не выдержал и рассмеялся, ржал до тех пор, пока не получил в бок удар локтем от Монморанси.

-У вас, как всегда, весело.

Эти слова произнесла Агнесс, она подошла к ним в сопровождении двух девушек мушкетеров.

-Королева Генриетта желает видеть вас, Луиза и Костя. За вами прислана карета. Следуйте за мной.

Костя и Луиза послушно отправились следом.

Увидев Костю и Луизу, Генриетта расцвела от счастья.

-Рада видеть вас, фамльяр, в добром здравии. Здравствуй, мой верный рыцарь. Но я смотрю, ты совсем поседел. Прости, что тебе пришлось пройти через такое.

Костя учтиво поклонился. Перед отъездом из Альбиона он попросил Тифанию, чтобы она постригла его как можно короче: он не хотел, чтобы его седина всем бросалась в глаза. Даже Луиза заметила не сразу, а вот королева обратила на это внимание в первую минуту.

-В знак уважения я позволяю тебе...

После этих слов Генриетта протянула руку.

-Прости, а что я должен сделать? - тихо спросил Костя Луизу. Он был не в курсе тонкостей дворцового этикета, в предыдущие посещения дворца он просто тихо стоял в стороне, как и положено слуге-простолюдину.

-Ты должен поцеловать королеву.

-Луиза, надеюсь, ты хочешь сказать, что я должен поцеловать руку королевы?

Луиза вышла из себя, она была искренне возмущена.

-Конечно, руку... только такой наглый и непослушный подручный как ты мог подумать, что королеву можно поцеловать в... поцеловать в...

Луиза от ярости даже стала запинаться.

Звонкий, словно серебряный колокольчик, смех Генриетты прервал гневную тираду Луизы.

-Такой герой, спаситель моей армии, вполне заслуживает и такой награды. Но все же будет лучше, если мы удержимся в границах этикета. Да и боюсь, мисс Вальер вряд ли будет рада, если её подручный в её присутствии поцелует другую девушку.

После этих слов Генриетта лукаво подмигнула Косте.

Костя встал на одно колено и настолько галантно, насколько был способен, поцеловал руку королевы. Улыбка Генриетты стала еще радостнее. Она догадалась, что этот маленький фарс Костя разыграл намеренно, чтобы её рассмешить, поднять настроение и отвлечь хотя бы на минуту от не особо радостных государственных забот.

-Ваше Величество, я могу задать вопрос?

-Спрашивай, фамильяр.

-Мирный договор с Альбионом вы же еще не подписали?

-Да, переговоры идут трудно, так что пока - нет.

-Не сочтите за дерзость, но, пожалуйста, выслушайте мое предложение: внесите в условия мирного договора обязательным условием возвращение кольца Ангвари, которое было украдено у Духа Воды Кромвелем. Ведь именно с его помощью Реконкиста едва не привела Тристейн и Германию к поражению, именно магией этого кольца противник смог воскрешать мертвых и использовать их против нас. Кольцо должно быть возвращено его законному владельцу, это лучшая гарантия, что подобное не повторится. Оно наверняка осталось у Кромвеля. Пусть найдут его тело, тогда найдут и кольцо. А потом я верну кольцо Духу Воды, как я и обещал.

-Когда это ты такое обещал и почему? - подозрительно спросила Луиза.

-Когда взамен на это обещание я получил слезу Духа Воды, нужную для изготовления лекарства.

-Какого еще лекарства?

-Моя госпожа все забыла? То лекарство, что госпожа Луиза выпила на берегу озера Рагдориан.

Луиза все же вспомнила. Явно это было не самое приятное воспоминание. Её лицо залила густая краска стыда и она яростно пихнула Костю локтем в бок:

-А вот это было совершенно ни к чему напоминать.

-Сама виновата, вмешиваешься, когда тебя не просят, да еще и тупишь.

-Ах ты...

Тут вмешалась Генриетта.

-Могу я узнать, о чем идет речь?

-Ваше величество...

Луизе явно не хотелось рассказывать о том случае королеве.

-Насколько я помню из курса практической алхимии, слеза Духа Воды нужна для изготовления противоядия от приворотного зелья. Однако, мисс Вальер, вы со своим подручным ведете очень интересный и занятный образ жизни, к тому же не лишенный пикантности.

-В-в-ваше величество...

Лицо Луизы к тому времени стало багровым, у неё даже шея покраснела.

-Ладно, ладно. В конце концов, это ваши личные дела и я не собираюсь в них вмешиваться. Твое предложение, фамильяр, следует признать разумным и я обязательно сообщу Альбиону о таком требовании с нашей стороны. А теперь перейдем к более приятным вещам. Луиза, теперь ты моя придворная фрейлина.

-Благодарю вас, Ваше Величество.

-Что касается тебя, Костя... прошу дать мне свой меч.

На входе во дворец стража не стала забирать оружие у Кости, как было ранее, сославшись на распоряжение королевы. Теперь стало ясно, что это было неспроста.

Костя протянул двумя обнаженный меч королеве. Затем, по её приказу, встал на одно колено. Генриетта положила клинок меча плашмя на его спину и торжественным тоном произнесла:

-Властью, данной мне Создателем и народом Тристейна, я присваиваю тебе, Костя Ветров, звание шевалье. Отныне ты будешь обладать всеми правами и привилегиями, присущими дворянскому сословию. Также ты принят на королевскую службу в королевскую гвардию с постоянным жалованьем. Клянешься ли ты быть верным Её Величеству и народу Тристейна?

Костя поклялся в верности.

-Прекрасно. Теперь тебе будет проще защищать Луизу. И если ты еще не оставил надежды вернуться в свой мир - твой новый статус облегчит тебе поиски. Я же обещаю, что освобожу тебя от службы, как только ты получишь возможность вернуться. Но пока - служи мне верно, у меня не так много тех, на кого я могла бы так полагаться, как на тебя, Костя. Такая слабая королева, как я, просто нуждается в тебе.

После возвращения в Академию Костя посетил флигель Кольбера. Когда он вернулся, лицо его было мрачнее тучи. Луиза хотела утешить его, но просто не знала как.

"Я совершенно бесполезна. Пусть я и овладела магией Пустоты, но я так и осталась Луизой-Нулизой".

21. Интерлюдия.

На смену осени приближалась зима. Жизнь вошла в мирное русло, впрочем, эта рутина была даже приятной.

Ну не считать же за приключение возвращение кольца Ангвари Духу Воды. Все прошло быстро и буднично. На этот раз путь на озеро Рагдориан оказался быстрым, так как Костя и Монморанси воспользовались услугами Табиты и её дракона, так что на все ушло меньше чем полдня. Луиза отказалась к ним присоединиться, вероятно, неприятные воспоминания, связанные с предыдущим посещением этого места, еще не выветрились из её памяти.

Тифания была зачислена в Академию на первый курс. Опасения, что её будут избегать и она превратится в изгоя, не оправдались. Напротив, она стала весьма популярной среди учеников, точнее, их мужской половины. Пожалуй, даже слишком популярной. Встревоженный Костя вынужден был доходчиво объяснить местным штатным кавалерам, что тот, кто рискнет воспользоваться наивной доверчивостью Тифы с целью пополнить свою коллекцию амурных побед, рискует поближе познакомиться с его верным другом по имени Дерф. Желающих испытать свою судьбу в поединке с героем, сумевшим остановить целую армию, оказалось немного, точнее - никого. Так что честь и невинность Тиф оказались под надежной защитой.

Но Тифа немного скучала по своим воспитанникам и своему грифону. Грифона она через портал переправила в Скотландию, далекий северный край, там грифоны еще водились на воле.

Луиза немного смягчила свое отношение к Тифании, но переживания по поводу явного превосходства возможной соперницы по некоторым внешним показателям так и не покинули её.

Масла в огонь подлил Дерф. Встряв, совершенно некстати, в разговор Луизы и Кости, он весьма неудачно пошутил по поводу того, что Луиза является "повелителем Пустоты" и потому, что имеет "пустоту" вместо той части тела, что так приятна для мужских глаз.

Косте пришлось силой удержать Луизу, чтобы она не расплавила его верный, но чрезмерно болтливый меч.

Овладев магией Пустоты, Луиза научилась использовать заклинания и остальных четырех Стихий. К сожалению, свою силу она еще не совсем научилась контролировать и часто перегибала палку. Когда она решила взять Костю на занятия, явно решив похвастать своими успехами в учебе, произошло очередное "ЧП", так что Косте пришлось приводить аудиторию в порядок и даже вставить новые стекла в окна класса.

-Костя, у меня для тебя подарок.

-Очки? Но у меня хорошее зрение.

-Это не обычные очки, это "Очки Медузы".

-Ага, понял. Опять магия? Что, мне их прямо сейчас надеть?

-Да. Смотри, Сиеста идет.

-И верно. Привет, Сиеста. Извини, я тут с Луизой, попозже пообщаемся...

-Странно, похоже, очки не работают.

-Луиза ты о чем?

-Если надеть очки, то они начнут светится, когда их обладатель начнет испытывать похоть.

-Вот оно что... Тогда все ясно, зачем ты мне их подарила, ревнивая госпожа. Ну, извини, может у меня нет непристойных намерений по отношению к Сиесте, а может они действительно не работают. Кстати, ты их проверяла при покупке? В моем мире принято проверять исправность товара, прежде чем заплатишь за него деньги. И проверять нужно самому лично. Ты их проверяла?

-Нет.

-Ну так проверь их на себе. Только так ты сможешь точно узнать, работают они или тебе подделку подсунули.

Луиза посмотрела на подручного с подозрениям, вероятно ощущая подвох. Но все она сняла с него очки и нацепила их на свое кавайное личико.

-Луиза, а очки то работают, они светятся. Погоди, но здесь лишь я, так к кому ты... фу, госпожа, какая же ты бесстыдная.

Луиза, покраснев от стыда и злости, срывает с себя очки, бросает их и начинает топтать ногами.

Костя решил подтянуть свои боевые навыки, тем более что этого требовал и его новый статус шевалье. Полагаться лишь на "силу Гэндальва" он больше не хотел. Во-первых, он уже утрачивал эту силу, во-вторых, запас силы был ограничен по времени. Поскольку небольшой отряд королевских мушкетеров-девушек ныне постоянно проживал в Академии, охраняя её, он и обратился к Агнесс с просьбой помочь освоить искусство фехтования. Агнесс охотно согласилась, иногда она сама выступала наставником и партнером в боях на учебных, деревянных мечах.

"Сила Гэндальва" проявлялась лишь при использовании настоящего, боевого оружия. Сражаясь же на деревянных мечах, Костя быстро понял, что его навыки владения мечом практически равны нулю по местным меркам. В секции рукопашного боя, в которой некогда занимался Костя в своей предыдущей жизни на Земле, обучали лишь базовым навыкам кэндо, да и относился Костя к подобным занятиям весьма прохладно, считая их не очень практичными. Теперь ему сполна пришлось расплачиваться за свое невежество, с первых занятий он возвращался весь в синяках: особо безжалостной была Агнесс.

Луиза поначалу посещала эти тренировки, вероятно ища новые поводы для ревности.

Но быстро убедившись, что на занятиях по фехтованию Костя занимается лишь фехтованием с девушками-мушкетерами, потеряла к ним всякий интерес.

Хотя поначалу Косте приходилось туго, постепенно дело пошло. Все же силой и ловкостью он обижен не был. И когда, спустя месяц интенсивных уроков, он все же смог выбить деревянный меч из руки Агнесс, капитан королевских мушкетеров заявила, что он стал достаточно умелым мечником.

С разрешения Агнесс Костя осмотрел мушкет, новейшее для Тристейна оружие, благодаря которому и получил свое название отряд королевских гвардейцев.

Это было кремниевое ружье, несомненный технологический прорыв по сравнению с прежними фитильными аркебузами. Пули были коническими, а не сферическими, как ранее. Благодаря этому при вполне достаточной убойной силе ружье обладало небольшим калибром, а значит и весом. Мушкет действительно был достаточно удобен и хорошо сбалансирован. Порох был заранее расфасован в цилиндрические пакетики из очень плотной бумаги, пропитанной особым горючим составом. Пропитка не только гарантировала воспламенение от одной-единственной искры, но и надежно защищала порох от намокания. При хорошей выучке стрелок мог произвести до шести выстрелов в минуту. С разрешения Агнесс Костя практически попробовал мушкет в деле. После того как он поразил мишень "в яблочко" три раза из трех с дистанции сорока шагов, Агнесс одобрительно поцокала языком и сказала: "Если бы ты был девушкой, я бы охотно записала тебя в нашу роту, тем более что есть свободные вакансии. Но, увы, ты парень, а парням у нас делать нечего".

По случаю подписания мирного договора и официального окончания войны был устроен праздник в столице. Кроме того, Тристейн получил первую порцию репараций, в основном - камни Ветра. Это было главное достояние Альбиона, ведь этот минерал, уничтожающий вес, гравитацию, встречался лишь в недрах Альбиона. Именно благодаря этому Альбион приобрел поразительную способность парить в небе над Северным морем.

Луиза и Костя решили посетить столицу, тем более что это было удобный момент для покупок: Косте явно стоило обновить гардероб с первого жалованья королевского гвардейца. По дворянским меркам его месячное жалованье было небольшим, но его вполне хватило бы для безбедного проживания семьи простолюдинов из пяти человек.

Вскоре после прибытия в столицу Луиза заявила, что им стоит немного прогуляться раздельно друг от друга. Она, якобы, хочет прикупить себе кое-что из белья и компания парня ей ни к чему. Костя, пожав плечами, согласился, но предупредил госпожу чтобы она была осторожна: город был наводнен пьяными солдатами. Разумеется, к его предостережению Луиза отнеслась весьма пренебрежительно: уж маг Пустоты точно сумеет за себя постоять!

На самом деле Луиза решила проследить, что будет делать Костя, избавленный от компании своей хозяйки. Луиза узнала, что в столицу также прибыла Тифания, якобы навестить своих бывших подопечных в королевском приюте. Луиза решила проследить за Костей и проверить, не договорились ли Костя и Тифания встретиться с очевидными, не совсем приличными намерениями.

Стараясь не отстать от Кости в толпе, Луиза столкнулась с группой полупьяных наемников. Те быстро проявили интерес к смазливой дворяночке.

-Эй, крошка, пойдем с нами. Мы угостим тебя вином и... главарь наемников расхохотался и попробовал ущипнуть Луизу пониже спины.

-Да как ты смеешь? - Луиза в гневе вытащила свою палочку. Но главарь ребром ладони легко выбил палочку из руки девушки.

-Ну, ну, не стоит быть такой гордячкой-недотрогой. Не мешало быть поласковей с героями, что принесли Тристейну победу.

Луиза попятилась, но за спиной оказалась стена. Отступать было некуда. Испугавшись, Луиза не выдержала и закричала: "Костя, помоги!"

Крики девушки вызвали взрыв хохота наемников. Но тут к ним, расталкивая толпу, стал пробиваться какой то седой парень с здоровенным мечом за спиной.

-Эй, приятель, а тебе чего? Решил в рыцаря поиграть? Проваливай, пока...

Закончить фразу главарь наемников так и не успел. Невероятно быстрым движением, неуловимым для человеческого глаза, седовласый парень извлек меч и острие клинка застыло в полудюйме от кадыка главаря.

-А теперь послушай меня. У тебя на выбор два варианта. Либо ты убираешься, прихватив своих приятелей, либо ты захлебнешься своей поганой кровью. Так что ты выберешь: первое или второе?

-Первое... убраться - едва шевеля пересохшими губами прохрипел главарь.

-Разумно. Ну и пошли прочь!

"Пожелание" Кости было исполнено с похвальной быстротой. Костя вернул Дерфа в ножны и повернулся к Луизе.

-Не стоит мне больше оставлять тебя одну. Ты хотела белье себе купить? Ну, пойдем, не волнуйся, в лавку я заходить не буду, подожду снаружи.

Луиза, чувствуя себя идиоткой, стала лихорадочно вспоминать, где тут находиться ближайшая лавка по продаже дамской одежды.

-Костя, ты не спишь?

-Нет, а что тебе?

-Скажи, ты действительно не любишь Тифанию?

-Луиза, ну сколько можно. Разве то, что я вернулся к тебе - не доказательство. Если бы Тифания мне больше нравилась, я бы и остался у неё..

-Но тебе ведь наверняка нравится большие... такие как у Тифании?

-Да с чего ты взяла? Когда грудь слишком большая, это тоже как-то не очень...

-А какая грудь тебе кажется нормальной, не слишком большой?

Костя задумался. На самом деле он считал оптимальным для себя размер груди как у Генриетты. Но приплетать королеву в этот разговор явно не стоило.

-Ну, во всяком случае, не больше, чем у твоей сестры Каттлеи.

-Ясно, тебе нравится Каттлея...

-Ну вот, Луиза, теперь ты к своей сестре ревнуешь, с тобой не соскучишься. Каттлея мне, конечно, нравится, но все же больше как человек. К тому же она старше меня, лет на пять, наверное. А, кстати, вот о чем я хотел тебя спросить: почему такая замечательная девушка, как Каттлея, до сих пор не замужем? Неужели местные дворяне настолько слепы, что не замечают такое сокровище?

-Моя сестра безнадежно больна.

-Больна? На вид она вполне...

-И все же это так. Дважды в день она вынуждена принимать лекарство. Она редко покидает свой дом, ей вредно долго находиться на солнце.

-Но разве нельзя её вылечить? У вас такие магические лекарства, раны буквально на глазах затягиваются.

-Увы, нет. Похоже, это непростая болезнь, возможно, она связана с магией или с проклятием.

-И что, нет такого средства, чтобы ей помочь?

-Есть, но его невероятно трудно достать. Это корень королевской мандрагоры, он способен вылечить любую болезнь. Но королевская мандрагора растет в далеких южных землях, за страною эльфов. Еще никто из Тристейна не добирался туда и смог вернуться живым.

"Корень королевской мандрагоры в южных землях. Надо запомнить"" - оставил себе зарубку в памяти Костя.

-Костя, прости...

-За что ты извиняешься?

-За то, что они у меня такие маленькие... мои груди.

-Луиза, да хватит уже. Не стоит придавать столько значения подобным мелочам... прости-прости, я неверно выразился. В общем, по моему мнению, не так уж важно какого размера грудь у девушки, важнее какое у неё сердце. А сердце у тебя не самое мелкое, явно. Так что успокойся и не переживай, я не оставлю тебя из-за подобного. Постарайся уснуть, Луиза, и пусть тебе приснятся приятные сны.

Иногда фамильяр становился очень задумчивым. Луизу это интриговало, а иногда и просто злило. "Да о чем он так напряженно думает?"

"Все же как трудно поверить, что я здесь. У нас принято считать что отдельные миры, планеты надежно изолированы друг от друга огромными космическими расстояниями, они сами по себе. А может это не так? И отдельные миры способны общаться между собой, как компьютеры, объединенные в одну гигантскую Сеть. В Халкегинию попадали ранее и люди и вещи из моего мира, наверняка возможно и обратное. Наверное, так и возникли в нашем мире миф и легенды о магах, драконах, эльфах и прочем. А сам я... насколько случайно мое появление здесь? Луиза уже трижды призывала в качестве подручного именно меня... три раза из трех... какая уж тут случайность! И какого же "Системного Администратора" мне следует благодарить за то, что на эту роль был избран именно я?"

22. Бал Слейпнир.

Приближался зимний бал Слейпнир. Это был бал-маскарад, но маскарад особый, магический. При помощи волшебного "Зеркала Истины", сработанного магом-алхимиком Слейпниром, можно было ненадолго изменить свою внешность. На время маскарада можно было принять облик любого живущего или умершего человека, героя, короля или близкого друга. Единственное ограничение состояло в том, что нельзя было менять свой пол, подобное считалось непристойным. Луиза ждала этого бала с нетерпением, смешанным с тревогой. Дело в том, что бал считался и проверкой чувств, согласно давней примете, настоящие влюбленные должны были узнать друг друга на маскараде, несмотря на изменение внешности. Неудача же говорила о том, что чувства недостаточно сильны. И Луиза велела Косте обязательно узнать её, иначе она будет сильно обижена. Сам Костя, не будучи магом, естественно, должен был быть в своем истинном облике.

Костя тоже готовился к этому балу, но по-своему. Он попросил Гиша и Монморанси научить его танцевать местные танцы. В этот раз он уж точно не откажет Луизе. Обучиться танцевать не составило особого труда, так как танцы не сильно отличались от земных, разве что па были более простыми, а сами танцы - менее откровенными и страстными, по мнению Кости.

Когда наступило время, Луиза приняла облик своей сестры Каттлеи. Её сестра была для неё самой недостижимым идеалом, и она помнила, что Косте также понравилась её сестра. Все же она не удержалась от маленькой подсказки, надев ту золотую диадему, что подарил ей Костя.

Костя немного задержался к началу бала. Он был одет в новенький камзол, что был куплен в столице, его обычная одежда казалась слишком уж простой и недостаточно красивой, явно не соответствующей новому статусу шевалье... по мнению Луизы, разумеется. Но одевать её, разобраться во всех этих шнурках и застежках с непривычки оказалось достаточно затруднительно и хлопотно, а просить помочь Луизу Костя так и не решился.

Он довольно быстро нашел Луизу в огромном зале, погруженном в полусумрак, явно намеренно. Он лишь усмехнулся, разглядев как Луиза изменила внешность: волосы её стали темнее и короче, а грудь заметно больше: "почти как у Генриетты, надо же".

Он, не теряя времени, пригласил Луизу на танец, прежде заметив что узнать Луизу оказалось слишком просто. Луиза была смущена, но Костя счел это вполне естественным.

Заиграла музыка.

-Знаешь, Костя, этот танец у нас еще называют "белым танцем", его принято танцевать на свадьбах жениху и невесте.

-Надо же... в моем мире тоже есть похожий танец и подобный обычай.

И все что-то тревожило Костю, но не мог понять что именно. И лишь когда танец закончился, он почувствовал чей-то пристальный взгляд. Поискав глазами, он к своему удивлению, обнаружил Каттлею. Именно она смотрела на них и выражение её лица явно не было радостным. А затем он заметил и диадему из кованого золота на голове Каттлеи, это явно была именно та диадема, что он подарил Луизе.

"Вот черт, настоящей Каттлее здесь быть не может, её нет в Академии. И диадема... неужели это Луиза? Но тогда с кем же я сейчас танцевал?"

Костя пристальнее поглядел на свою партнершу, его сердце похолодело от внезапной догадки.

-Генриетта... Ваше Величество, это вы?

-Прости. Я не думала, что ты так быстро догадаешься.

После того, как участник маскарада оказывается узнан, чары спадают и возвращается истинный облик.

-Но зачем? Зачем вы приняли облик Луизы?

-Я всегда восхищалась Луизой, её силе, её свободе, тому, что она живет по велению своего сердца. А еще я завидую ей, что у неё есть ты, Костя...пожалуйста, подари мне немного своей нежности этим вечером.

Это было уже слишком. Тем более, что и "Каттлея" явно расслышала последние слова.

-Простите, Генриетта, но я вынужден оставить вас. Костя бросился следом за "Каттлеей"-Луизой, мысленно уже сочиняя слова прощения.

Луиза выбежала во двор, сердце её разрывали боль и отчаяние, глаза налились слезами. "Почему, почему? Мы ведь были с детства подругами, почему она меня предала?"

Костя выбежал следом, в вечернем сумраке он не сразу нашел свою госпожу, она тоже уже вернула свой облик.

-Луиза, постой, не надо... я прощу прощения, не принимай это так близко к сердцу.

-Я знаю, Костя, это не только твоя вина, это Генриетта обманула и тебя и меня, но почему, почему...

Луиза внезапно замолчала, а затем стала медленно падать на траву. Костя подбежал к ней:"что происходит?" К своему ужасу он заметил маленькую стрелу, похожую на дротик для дартса, торчащую из левого плеча Луизы. Не раздумывая, он выдернул стрелу, к счастью, наконечник был без зазубрин и легко вышел из раны. На белом шелке платья проявилось темное пятно крови. Костя быстро проверил, бьется ли сердце. Сердце Луизы билось ровно, дыхание тоже было спокойным и на губах не было пены. "На яд не похоже, вероятно сильное снотворное, но кто мог такое устроить?"

Ответ не заставил себя долго ждать. Из вечернего сумрака на освещенную часть двора вышла фигура в плаще с капюшоном, что скрывал лицо почти полностью.

-Отойди от неё. Голос был странно знакомым, и он явно не был мужским.

Костя положил Луизу на траву, повернулся к фигуре в плаще и выхватил меч.

Фигура взмахнула палочкой, она использовала комбинированное заклинание "Воздушное Копье". Влага из воздуха сконцентрировалась и замерзла, превратившись в ледяные дротики. Эти дротики полетели на бешеной скорости, явно нацеленные в Костю. Но Костя легко отразил их мечом, затем отразил и повторную атаку. На третью у "незнакомки" времени уже не осталось. Костя стремительно приблизился и ударил её кулаком в лицо. Девушку подбросило, как тряпичную куклу и она упала на землю. Костя быстро выхватил из её ослабевшей руки палочку, а затем, встав рядом на колени, сдернул капюшон с лица. Девушка лежала смирно, полностью сознавая свою беспомощность и поражение.

Лицо выглядело несколько непривычно, возможно потому что на этот раз на нем не было очков. На лбу наливался большой синяк и Костя уже испытывал угрызения совести, что так сильно ударил девушку.

-Табита, но почему, почему ты напала на Луизу? С каких пор мы стали врагами?

-Я обязана была доставить мага Пустоты королю Галлии, моему дяде. Мне обещали, что если я сделаю это, мою мать излечат от безумия. Прощу, отпусти меня, если я не вернусь вовремя, мою мать убьют.

Все это было сказано спокойным обычным тоном и именно поэтому звучало так жутко.

-Хорошо, я отпущу тебя, но обещай, что не будешь больше нападать.

-Я клянусь.

Костя вернул Табите палочку и помог ей подняться. Табита условным свистом подозвала своего дракона.

-Табита, прости, что ударил тебя.

-Не извиняйся, я этого недостойна. Прощай.

Табита оседлала дракона и быстро скрылась из вида.

"Что за ад ты носишь в своей душе, Табита?"

Костя вздохнул и вернулся к Луизе, она все еще лежала на траве. Он поднял девушку и отнес её в их комнату. Там он снял с Луизы платье, обработал целебной мазью и перевязал рану. На следующее утро Луиза проснулась в полном здравии. Костя рассказал, что произошло. Поразмыслив, Луиза и Костя решили пока держать все в тайне и никому не рассказывать о нападении Табиты.

23. Отступники.

-Наконец то я нашла тебя! Кьюи!

Костя сидел в компании Гиша и Маликорна за столиком, что стоял в углу двора. Они медленно попивали вино и вели неспешную беседу.

На самом деле Костя не был большим любителем подобных мероприятий. Однако ему хотелось отвлечься от невеселых мыслей о том, что произошло так недавно и компания приятелей с бутылкой вина как раз подходили. Да и Луиза все еще была не в духе, так что Костя не горел желанием проводить время в её обществе. Разумеется, Луиза переживала по поводу поступка Генриетты на балу, её ревность получила обильную пищу. Костю тоже немного тревожило возможное вмешательство столь влиятельной особы в их отношения.

Но куда больше его заботило то, что могущественный король Галлии узнал о магии Пустоты Луизы. Вряд ли этот монарх так просто отступит после первой неудачи с похищением Луизы, так что спокойные дни, скорее всего, подходят к концу. Ну что же, пара стаканов вина это как раз то, что может отвлечь от подобных тягостных размышлений.

Но сравнительно приятное и спокойное времяпровождение приятелей было прервано довольно необычным и решительным образом. Внезапно, непонятно откуда, перед компанией появилась юная девушка с фиолетовыми волосами. Впрочем, цвет волос - это было не самое необычное. Костя уже привык, что цветовая палитра волос у местных жителей куда богаче и ярче, чем на Земле. Более необычным было то, что девушка была совершенно нагой и она, оказывается, искала именно его. Причем собственная нагота девушку явно не смущала, да и зимнюю прохладу она, похоже, не чувствовала.

-Так, так... а кто-то когда-то упрекал меня в том, что я ухлестываю сразу за двумя девушками. А самому, похоже, одной Луизы мало.

В эти слова Гиш постарался вложить максимум сарказма.

-Должна признать справедливость упрека Гиша. Это был уже голос Луизы, которую столь пикантная ситуация привела в очень боевое настроение.

-Хотелось бы и мне знать, что тут происходит - к компании подошла Монморанси и посмотрела на Гиша так, что он потянулся за очередным стаканом вина, явно надеясь залить им свою тревогу.

Девушки уже принялись доставать свои палочки, дабы преподать урок своим кавалерам, столь явно перешедшим все границы дозволенного. Костя поспешно накинул на обнаженное тело незнакомки свой плащ и постарался успокоить Луизу и Монмон.

-Дамы, дамы не будем спешить с выводами. Сначала давайте вместе разберемся. Итак, как тебя зовут, незнакомка, и зачем я тебе понадобился?

-Кьюи. Мое имя тебе известно. Меня зовут Сильфида.

-Сильфида? Но постой, так же зовут дракона Табиты.

-Верно, это я и есть. Мы, драконы Гармонии, способны принимать человеческий облик, если пожелаем.

После этих слов Гиш поперхнулся вином. Толстяк Маликорн издал трагичный вздох. Ну, ещё бы... прекрасная незнакомка похитила его сердце мгновенно. Но какое разочарование узнать, что девушка твоей мечты является драконом!

-Так, значит ты Сильфида. Но постой, а где же сама Табита?

-Кьюи. Именно поэтому я здесь. Табиту похитили, забрали по приказу короля Галлии. И прошу вашей помощи, помогите мне спасти мою госпожу.

Костя велел рассказать все как можно подробнее. Сильфида, надо отметить, знала многое. У её хозяйки не было секретов от своего фамильяра, ведь Сильфида была её самым надежным другом, да и этой молчаливой, замкнутой девушке все же надо было излить свою душу хоть кому-то.

Табита на самом деле была принцессой Галлии, племянницей нынешнего короля. Настоящее имя Табиты была Шарлотта, псевдоним она взяла, чтобы скрыть правду о своей личности.

Отец Табиты-Шарлотты, по имени Карл, был младшим братом нынешнего короля Джозефа. Некогда он считался претендентом-фаворитом на престол Галлии, так как был более популярен, чем старший брат. Но подобная популярность порой плохо совместима с жизнью. И отец Шарлоты убедился в этом на собственном опыте, метко пущенная в спину стрела из арбалета оборвала его карьеру заодно с жизнью. Официально это было признано несчастным случаем на охоте.

Затем наступил черед матери Шарлотты. Она выпила зелье, делающее человека безумным. Возможно, зелье предназначалось для самой Шарлоты, а мать выпила его с целью уберечь свою дочь, но достоверно это не известно. Мать лишилась рассудка и перестала даже узнавать свою дочь, считая её агентом короля. Она всячески оскорбляла Шарлоту, даже пыталась ударить её, когда дочь навещала свою мать. А своей дочерью сумасшедшая стала считать куклу, что некогда подарила своей настоящей дочери, нянчилась, разговаривала и никогда не расставалась с ней. Кукле Шарлотта дала имя "Табита", в честь куклы она выбрала и свой псевдоним.

Шарлотта и её безумная мать проживали в небольшом особняке на окраине Галлии, вблизи границы с Тристейном. Шантажируя жизнью матери, король Галлии заставлял Табиту выполнять свои поручения, часто весьма деликатные и опасные. До сих пор Табита, являясь сильным магом-"квадратом", успешно с ними справлялась. Но после провала попытки похитить Луизу, в особняк прибыл посланец короля и потребовал, чтобы Табита отправилась с ним в Лютецию, столицу Галлии. Табита попыталась воспротивиться, но посланец короля был эльфом, мастерски владеющим древней магией и оказался сильнее. Сильфида пыталась помочь хозяйке, но безуспешно. Тогда она, приняв человеческий облик, стала умолять разрешить ей последовать за своей госпожой, но ей было отказано. А на следующий день из особняка забрали и мать Табиты вместе со слугами. Сильфида осталась совершенно одна. Не зная что предпринять, она решилась на отчаянную попытку обратиться к тому, кого считала другом своей госпожи, то есть к Косте... и вот она здесь и умоляет помочь.

-Если Табита у короля Галлии, ничего нельзя сделать. Отобрать добычу у самого могущественного монарха Халкегинии... остается лишь смириться.

-Говори за себя, Гиш - резко произнес Костя.

-А что ты скажешь, Луиза? Да, Табита тогда напала на тебя, но все же я считаю её нашим другом. Неужели мы так и оставим её в беде?

-Нет. Ты прав, мы должны помочь Табите. Но нам нужно действовать осмотрительно. Вначале мы попросим помощи у королевы. Отправляемся немедленно.

На том и решили. Сильфиду пока доверили Тифании, велев ей не выходить лишний раз из комнаты Тифы, чтобы не привлекать излишнее внимание. А Костя пожалел вслух, что с ними нет Кирхе. Кирхе была сильным магом, к тому же близким другом Табиты. Но после смерти Кольбера она уехала в Германию, забрав с собой тело учителя. Возможно, она решила вообще не возвращаться в Академию, с тех пор от неё не было никаких вестей.

Выслушав Луизу и Костю, Генриетта задумалась.

-Простите, но я не могу вам позволить такую авантюру. Это слишком опасно, шансы на успех минимальны. Кроме того, это вызовет политический скандал, не забывайте, что вы оба находитесь на королевской службе. Так что - нет.

-Ясно. Тогда простите, королева, но у меня не остается выхода. После этих слов Костя снял свой плащ с эмблемой шевалье и протянул его Генриетте.

-Я отказываюсь от своего титула и оставляю королевскую службу. Теперь я простой простолюдин, и у вас, королева, не должно быть неприятностей, если меня схватят.

Королева была потрясена. Но еще больше она была поражена, когда и Луиза сняла свою мантию.

-Простите меня, я больше не ваша придворная дама и не дворянка Можете считать нас бунтарями, но прошу тебя, Генриетта, не мешайте нам хотя бы достичь границы с Галлией.

-Сожалею, но не могу. Поймите, я не могу позволить себе вас потерять! Вы слишком дороги мне, Луиза и Костя, так что я вынуждена поступить, как надлежит королеве. Эй, стража, арестуйте их.

К Луизе и Косте подошли четверо дворцовых гвардейцев.

-Проводите их в дом для гостей. Простите, Луиза и Костя, но следующие десять дней вы проведете под домашним арестом. Ступайте!

Стражники, Луиза и Костя вышли из дворца. Один из стражников нес меч Кости и палочку Луизы. Они отправились в особняк неподалеку от дворца, он был предназначен для вельмож и аристократов, порой иноземных, которым требовалось задержаться в гостях у королевы. Комфорт был надлежащий, но это вряд ли сгладило отчаяние от провала попытки найти помощь у королевы.

Внезапно командир гвардейцев резко остановился, так что Костя едва не врезался в него.

-Жан, а куда мы идем? И почему мы все покинули свой пост?

-Не могу знать, ваше благородие!

-А почему ты до сих пор не вернул оружие гостям королевы? Так ты исполняешь свои обязанности?

-Виноват, сейчас все исправлю.

Ошеломленные таким поворотом дела, Костя и Луиза получили обратно меч и палочку. Костя, впрочем, уже начинал догадываться, в чем тут дело.

Стражники взяли под козырек и картинно удалились во дворец. И тут же сверху спикировала Сильфида, на спине её сидела Тифания, довольно помахивая палочкой.

Тифания весьма кстати использовала свое заклинание по стиранию памяти. Она стерла из памяти стражников события последних десяти минут, включая приказ королевы об аресте, и тем спасла своих друзей. Костя и Луиза, не теряя времени, забрались на спину Сильфиды и дракон взмыл в воздух, взяв курс на Академию.

-Что теперь будем делать, госпожа? - спросил Костя.

-Не называй меня больше госпожой, ведь я больше не дворянка - вздохнула Луиза.

-Для меня ты всегда будешь госпожой, госпожой моего сердца. После этих слов Костя обнял Луизу и прижал её к себе.

"Для меня никогда не будет по-настоящему плохо, пока Костя со мной". На сердце Луизы потеплело, впервые за несколько дней.

Костя обернулся к Тифании.

-Тифа, послушай, тебе не обязательно отправляться с нами. Ты ведь даже не знакома с Табитой, да и опасно это. Если хочешь, просто останься в Академии.

-Нет, я пойду с вами, я должна быть вместе с друзьями - непривычно твердым тоном ответила Тифания.

По правде говоря, Костя был этому искренне рад. Дар Тифании по стиранию памяти уже доказал свою полезность и мог еще пригодиться. Он радостно поблагодарил Тифанию и даже Луиза признательно ей улыбнулась.

Друзья все же решили прежде заглянуть в Академию. Нужны были деньги, да и провизией запастись не мешало бы. Они приземлились прямо во дворе и договорились встретиться через десять минут: известие об их побеге от ареста могли достичь Академии очень быстро.

Луиза и Костя быстро собрали свою наличность, и набрали теплой одежды и пару покрывал. Когда Костя извлек из своей заначки десять золотых монет, он встретился глазами с Луизой и они расхохотались.

Тифания не имела денег, но она принесла огромную котомку еды. Оседлав дракона, друзья поспешно покинули Академию.

За их отлетом наблюдал из своего кабинета директор Осман. Вскоре после того, как дракон скрылся из вида, на подоконник уселся почтовый сокол. Прочитав депешу из дворца, директор нахмурился и нервно забарабанил пальцами по столу.

24. "Остланд".

Полет до границы проходил спокойно, погони не наблюдалось. Но солнце уже клонилось к горизонту и было решено приземлиться и заночевать на территории Тристейна. Разбив лагерь на берегу небольшой речки, троица приступила к ужину. Сильфида могла сама о себе позаботиться, она ловко, словно цапля, ловила рыбу в речке и тут же её проглатывала. Утолив свой голод, Сильфида приняла человеческий облик, к явному неудовольствию Луизы. Но поскольку Сильфида не пыталась заигрывать с её подручным, да и Костя вел себя вполне сдержанно, Луиза постепенно успокоилась. Девушки уснули, а Костя просидел всю ночь у костра, охраняя их покой и обдумывая план дальнейших действий.

Утром, вскоре после того как они взлетели, они заметили погоню. Их стал догонять корабль, причем очень странного вида. Да и само по себе это было необычно, ведь даже самый быстроходный корабль был медленнее, чем самый медлительный дракон.

Корабль шел на большей высоте. Когда он их догнал и чуть-чуть обогнал, то выровнял свою скорость с полетом Сильфиды и Костя смог лучше разглядеть это необычное судно.

но явно не имело мачт с парусами, зато у него были большие, чуть скошенные назад крылья и на каждом крыле было ясно различимо два винта, точно как у самолета.

"Винты на крыльях? Не может быть!"

Костя боялся в это поверить, боялся, что надежда, вспыхнув, так же быстро погаснет.

-Сильфида, поднимись выше, я хочу рассмотреть тех, кто на палубе!

Дракон послушно взмыл вверх и оказался над судном справа и сверху. Теперь Костя мог ясно разглядеть, кто стоял на капитанском мостике. Это были Кирхе и учитель Кольбер.

-Учитель, как я рад, что вы живы. Костя не скрывал своих чувств, он обнял Кольбера, с наслаждением вглядываясь в некрасивое, но такое умное и доброе лицо учителя.

-Но как?

-Это все благодаря Кирхе. Она меня выходила.

-Да, Костя, и можешь нас поздравить - вмешалась в разговор Кирхе, слегка ревнуя что в центре внимания оказалась не она.

-Да, конечно...

-Нет, не только с этим. Мы с Кольбером поженились, теперь мы муж и жена.

Костя наивно полагал, что он исчерпал запас удивления на сегодня. Он ошибся. Да и его спутницы разинули рты, услышав такую новость.

-Поздравляем вас... поздравляю, Кирхе, поздравляю учитель. Костя бы искренне рад. А на лице Кольбера появилась смущенная, немного виноватая улыбка.

Костя уже видел такую улыбку. Когда-то, вместе копаясь во внутренностях "спитфайера", Кольбер нечаянно признался, что никогда не имел практического опыта общения с женщинами. Костя, услыхав подобное от сороколетнего мужика, был так потрясен, что даже уронил себе на ногу какую-то железяку. А Кольбер тогда смущенно улыбнулся, точно как сейчас.

Трудно придумать себе столь непохожую пару, но, оказывается, бывает и такое.

Чтобы избавиться от смущения Кольбер стал рассказывать об устройстве воздушного корабля, что он построил в Германии, дав название "Остланд". Двигатель внутреннего сгорания, подобный тому, что был у "спитфайера" был слишком сложен, чтобы воспроизвести его с местными технологиями и Кольбер придумал более простой и более надежный паровой двигатель.

"Да, учитель Кольбер настоящий гений".

-Скажите, учитель, но разве мощности двигателей достаточно, чтобы поднять такую громадину?

Кольбер улыбнулся:

-А камни Ветра зачем? Они уменьшают вес судна в двести раз.

Костя мысленно обругал себя за то, что не догадался о столь очевидном решении.

"Но какой занятный сплав технологии и магии!"

Из каюты на корме вышли Гиш и Монморанси. Гиш выглядел немного смущенным.

-Извините, что сразу к вам не присоединились, не решились сразу...

-Все в порядке, дружище, вы с нами - и это главное.

Костя снова повернулся к Кольберу.

-А как вы нас нашли?

-Мы были в Академии... впрочем, ты уже догадался об этом, раз Гиш со своей подругой на борту. Директор Осман рассказал нам о том, что вы сбежали из дворца Генриетты, а Гиш сообщил, что вы собрались спасти Табиту. Мы полетели кратчайшим путем к границе с Галлией, надеясь вас догнать и найти. Шансы были невелики, но ночью мы заметили костер, огонь сверху виден очень далеко.

Костя пожал плечами. Конечно, костер мог выдать их и возможным преследователям, но ночи были все же холодные, пусть местную зиму и сложно назвать настоящей зимой. Так что на этот риск он пошел вполне сознательно.

-Надеюсь, учитель, вы искали нас не для того чтобы отговорить? Предупреждаю, мы не отступим.

-Нет, конечно. Да и Кирхе тоже захотела помочь, она все же подруга Табиты. Но есть ли у вас план как попасть в столицу Галлии?

Костя изложил свой план. По его мнению, следовало замаскироваться под бродячих актеров, как он узнал таковых немало в Галлии. Под таким прикрытием им нетрудно будет проникнуть в Лютецию, а там уж - по обстановке. Все что нужно для этого: конный фургон, костюмы актеров можно просто купить, раз денег в достатке.

Так что было решено, что "Остланд" переправит команду через границу и высадит на галльской территории, после чего отправится в Германию. Спустя шесть дней он вновь прибудет на это место. Когда команда спасателей на обратном пути приблизится к границе, они вышлют Сильфиду, она приведет "Остланд", корабль заберет всех и доставит в Академию.

Команда оказалась больше, чем Костя рассчитывал. На борту "Остланда" также оказались Маликорн и Сиеста. Он попытался отговорить служанку от участия в столь опасной затее, но она ударилась в слезы и Костя нехотя уступил.

25. "Герой Ивальди".

Высадка на галльской территории прошла успешно. В ближайшем городке они купили большой фургон, запряженный четверкой лошадей и все необходимое. Путь до Лютеции прошел без особых происшествий, бродячая труппа не вызывала особого внимания у редких сторожевых постов. Разумеется, все это время и Сильфида прибывала в человеческом облике.

Оказалось, Сильфида, как фамильяр, могла определить точное местонахождение своей хозяйки даже за сотни миль. Так что, прибыв на окраины столицы Галлии, спасатели уже точно знали, что Табита находится в небольшой загородной резиденции короля Галлии под названием Альгамбра. Король, вероятно, не хотел привлекать внимание к своей племяннице и её матери и предпочел разместить их в этом, достаточно укромном месте, вдали от ненужных глаз. Альгамбра хорошо охранялась и встала проблема, как справиться с этой проблемой.

Было решено вывести из строя большую часть охраны и слуг дворца при помощи сонного зелья, его изготовление поручили Монморанси. Зелье было решено добавить в вино. Вином же нужно было угостить стражников и слуг во время представления, оно будет прямо на территории Альгамбры. Наверняка стража и слуги большую часть времени страдают от безделья и вряд ли они откажутся развлечься, особенно если шоу будет совершенно бесплатным. И вряд ли труппа актеров, в основном состоящая из молодых красивых девушек, вызовет подозрения и опасения. Да и чего бояться солдатам, охраняющим дворец самого могущественного монарха Халкегинии?

После того как большая часть местного персонала будет усыплена, с оставшимися, кто в это время исполнял свои обязанности и был лишен возможности лицезреть шоу, будет несложно разобраться. Костя это брал на себя, решив использовать трюк Дерфа с невидимостью.

Расчеты оправдались полностью. Начальник стражников охотно дал разрешение на шоу и чугунные решетчатые ворота Альгамбры гостеприимно распахнулись. К тому времени труппа уже отрепетировала свои номера в расчете на довольно непритязательные вкусы солдат и лакеев. Парни были загримированы соответственно своим типажам: Гиш предстал "героем-любовником", Маликорн-клоуном, а Костю загримировали под разбойника. Благодаря этому амплуа Костя мог не расставаться со своим мечом, который вполне мог сойти за бутафорский, из-за своих немалых размеров. Парням тоже пришлось принять участие в шоу, но главную ставку делали, разумеется, на девушек и коронный номер - "танец живота". Наряды у девушек были весьма откровенными, так что зрителям было гарантировано наслаждение.

Шоу было решено провести на лужайке перед дворцом. Костя и Гиш заранее, еще по дороге в Альгамбру, прикупили две дюжины бутылок крепкого вина, пару подносов и пятьдесят стаканов.

Табита пробудилась от сна.

-Где я?

-В Альгамбре, королевской резиденции. Разве ты не бывала здесь раньше?

Голос принадлежал высокому мужчине, одетому в зеленый охотничий костюм. Его благообразную внешность слегка портили лишь большие торчащие уши, похожие на кошачьи. Табита разглядела, что за широкий кожаный пояс этого господина была заткнута её палочка.

-Прощу прощения, в прошлый раз я даже не успел представиться. Меня зовут князь Видар, к вашим услугам.

-А где моя мать?

-В соседней комнате, она спит. Если желаете, можете побыть с ней. Увы, но вскоре вам придется остаться в её обществе очень надолго.

-Что вы хотите этим сказать?

-Сейчас мои подчиненные готовят зелье, точно такое же, какое некогда выпила ваша мать, оно лишает разума. Зелье будет готово к утру и вам придется его выпить. Такова воля короля Галлии, весьма сожалею.

Видар заметил книгу, что лежала на столике возле кровати Табиты.

-Вы любите читать? А, "Герой Ивальди"... неплохой роман, пусть и написан человеком. О герое, что спустился в пещеру дракона для спасения своей любимой. Красиво, но, к сожалению, в жизни не совсем так, как в романах и балладах. Так что если вы надеетесь на чудесное спасение, то оставьте надежды. Никто не придет и не спасет вас.

Табита молча оделась. Возразить ей было нечего, по правде говоря, она даже и не надеялась на спасение. Надеяться на кого? Тех, кого она считала своими друзьями, она ведь предала, напав на Луизу и Костю. Наверное, они теперь презирают её. Ведь она так долго обманывала их, скрывая, кто она на самом деле и чью волю ей приходиться исполнять. Она умышленно мешала попыткам теснее сблизиться с ней, а ведь ей самой этого так хотелось, она так устала от одиночества. Но она понимала, что возможно ей придется пойти против друзей по приказу августейшего дяди, поэтому и возвела вокруг себя скорлупу замкнутости. Лишь Кирхе было дозволено знать краешек правды. А всю правду она доверяла лишь своему фамильяру, Сильфиде.

Табита вздохнула. Можно ли считать потерю рассудка аналогичной смерти, сможет ли Сильфида обрести свободу, после того как Табита выпьет зелье или будет вынуждена разделить беды своей хозяйки до конца? Все казалось таким безнадежным и беспросветным... "наверное, я заслужила такую участь за свое предательство и лицемерие".

Табита оделась, взяла книгу и прошла в комнату матери в сопровождении Видара. Там она села на стул возле ложа спящей матери, отрешенно смотря ей в лицо.

-Знаете, в Альгамбру прибыла группа бродячих актеров. Если желаете, я позволю вам насладиться этим зрелищем, ведь это будет ваше последнее развлечение.

-Я не нуждаюсь в вашем сочувствии и мне не хочется тратить свое последнее время на подобные глупости.

Видар пожал плечами и вышел.

Шоу явно имело успех. Правда и Косте и Гишу явно не нравились сальные комментарии зрителей по поводу достоинств девушек, чьи тела были столь сильно обнажены. Костя пытался отговорить от участия в шоу Луизу, но его госпожа оказалась непреклонна. Пожалуй, удовольствие от участия в подобных номерах получали лишь Кирхе и Сиеста, они выглядели наиболее соблазнительно со своими роскошными формами. Но и полудетское тело Луизы также явно привлекало мужское внимание, заставляя Костю мысленно материть этих латентных педофилов последними словами. После исполнения "танца живота" зрители потребовали повторения этого коронного номера. Гиш, исполняющий обязанности конферансье, объявил, что девушки немного отдохнут и покажут еще более зажигательный танец. А пока зрителям предлагается выпить немного вина, совершенно бесплатно. Разумеется, такое предложение вызвало весьма положительную реакцию у зрителей. Костя и Монморанси взяли подносы со стаканами, полными вина и разнесли их среди зрителей. Подносы опустели через две минуты, поскольку налитых стаканов было чуть больше, чем зрителей, иным досталась двойная порция. Костя позаботился, чтобы двойную порцию получил и начальник стражников. Зелье должно было подействовать не сразу, а через несколько минут, так что Гишу пришлось объявить новый номер с девушками. Но на этот раз реакция зрителей была иной. Не успел танец девушек закончиться, как музыка смешалась с крепким мужским храпом. Пусть действие зелья было длительным, времени было решено не терять, девушки даже не стали переодеваться. Было решено, что во дворец отправятся Костя, Луиза, Тифания, Кирхе и Сильфида. Остальные останутся снаружи, держа свои палочки наготове, если во дворец некстати прибудут гости.

Костя шел первым, расчищая путь. Он был невидимым и легко мог приблизиться к стражникам, стоявшим в карауле у очередных апартаментов. Костя бил их по голове рукоятью меча, а затем этим стражникам Луиза и Кирхе дополнительно вливали вино со снотворным. Все происходило быстро и без лишнего шума. Пока они не попали в огромный зал, в центре которого стоял некто в зеленом костюме.

-Неплохо задумано. Но на этом ваша игра окончена.

Незнакомец щелкнул пальцами и заклятие невидимости Кости перестало работать.

-Плохо дело, хозяин, это эльф и очень сильный - встревожился Дерф.

Тифания подняла палочку и стала читать заклинание по стиранию памяти. Эльф, услышав первые слова заклинания, магическим ударом выбил из её рук палочку. С головы Тифании также слетела и шапочка, что скрывала её ушки.

-Ты из наших? Почему ты с ними? Ага, я знаю, кто ты полукровка, я знал твою мать, отступницу, что предала свой народ.

-Молчал бы... сам кому служишь? Тифания никого не предавала, она со своими друзьями и делает достойное дело. А ты кто, холуй короля Галлии или может его друг?

Упрек Кости попал в цель, эльф явно был оскорблен.

-Да неужели мы не справимся с одним эльфом?

Костя решил не терять времени и атаковать. Но когда он уже был готов нанести удар по эльфу, его меч резко отбросило назад, так что Костя едва не упал.

-Это заклинание Отражения, хозяин. Против него бессильны и удары обычным мечом и магия Четырех Стихий.

-И что нам делать? Сдаться, после того как мы зашли так далеко?

Костя был вне себя от ярости.

-Шанс есть хозяин. Ведь есть еще Пятая Стихия и её повелитель рядом с тобой.

-То есть я должна использовать заклинание Пустоты? Но какое именно? - спросила Луиза.

-Уж не "Взрыв" разумеется, глупая девчонка. Мы пришли спасти, а не превращать все в пыль. Используй заклинание "Разрушитель Барьеров". Ты знаешь это заклинание?

Луиза кивнула. Она к этому времени знала наизусть все заклинания из Молитвенника Бримира

-Когда прочтешь заклинание, сконцентрируй его энергию на мне - приказал Дерф.

Луиза начала читать заклинание.

Видар смотрел на это со снисходительной улыбкой, он не сомневался в своей неуязвимости.

Луиза закончила читать. Из её палочки протянулся тонкий голубой луч, он соединился с острием меча Кости.

-Давай, хозяин, теперь должно получиться.

Костя опять попробовал атаковать эльфа. Все же меч чувствовал сопротивление магического барьера, он его рассекал медленно, будто желе. Наконец барьер был прорван и клинок оказался в дюйме от физиономии эльфа. Тот потрясенно воскликнул: "Сила Ада, Пустота!" и упал на колени, показывая своим видом, что сдается. Тифания закричала Косте, чтобы он помиловал эльфа. Эльф в знак покорности вручил Косте палочку Табиты и послушно согласился проводить всех в её покои.

Табита, почти уже впав в оцепенение, внезапно услышала какой-то шум и голоса. Она повернулась к двери. Дверь резко распахнулась, в покои вошел Костя и его товарищи.

-Здравствуй, Табита. Надеюсь, ты рада нас видеть.

На мгновение Табита замерла, еще не в силах поверить в происходящее. Затем она побежала к Косте, уткнулась ему головой в грудь и расплакалась от счастья. Костя стал гладить девушку по голове, успокаивая её.

26. Прощай, Галлия!

-Не думайте, что все закончено, король Галлии так просто от вас не отстанет.

Костя тоже так думал. Более того, он даже подозревал, что этот хитроумный король перевел Табиту в этот дворец именно для того чтобы заманить мага Пустоты поглубже в Галлию. Безусловно, Луиза с её таинственной силой сейчас имела большую ценность для честолюбивого короля, чем сама Табита. Так что, возможно, они все угодили в заботливо расставленную ловушку.

Костя предложил Видару отправиться с ними, ведь на голову эльфа тоже мог пасть гнев монарха, но Видар категорически отказался. Тогда Костя прямо заявил, что вынужден принять некоторые меры, чтобы Видар не сообщил об освобождении Табиты и её матери раньше времени. Видар понимающе кивнул и послушно выпил стакан вина со снотворным.

Костя убедился в том, что эльф крепко уснул, после чего все покинули дворец. Костя решил сам нести мать Табиты, но Табита отказалась. Она применила заклинание Левитации и вынесла почти невесомое тело матери на своих руках.

Через несколько минут повозка со всеми покинула территорию Альгамбры. Все прошло гладко, но все четко понимали: настоящие проблемы начнутся, когда стража пробудится от сна и будет поднята тревога. Согласно расчетам, это произойдет на следующее утро, а путь до границы занимал не менее трех дней.

Поэтому через два часа пути Костя предложил изменить план: было решено отправить Табиту и её мать в Академию на Сильфиде. Быстрокрылый дракон мог доставить их в Акдемию Тристейна еще до полуночи. Также было решено отправить и Монморанси с Сиестой, поскольку как бойцы обе эти девушки были мало на что способны. Без Табиты и её матери легче было пройти через посты стражи, ведь искать будут их в первую очередь.

На том и решили. Проводив взглядами улетающую Сильфиду с пассажирами, остальные вернулись в повозку и продолжили путь. К сожалению, возникла еще одна досадная проблема.

Зима в Галлии была даже мягче чем в Тристейне. Скорее, она была похожа на осень. Но все равно было довольно прохладно, да и сыро после недавнего дождя. А девушки выступали в шоу в нарядах, похожих на нижнее белье с позолотой. Так что не удивительно, что одна из них сильно простудилась и это была Луиза. Она была неженка и мерзлячка, вполне естественно с её очень стройным телосложением. Увы, но Монморанси, искусная во врачевании, уже улетела, а Тифания в спешке забыла взять медикаменты и мало чем могла помочь. Продвижение существенно замедлилось, пришлось разводить костер и готовить горячий напиток из душистых трав, что заменял аборигенам чай и бульон для Луизы.

А ночью Костя решил согревать Луизу своим телом. Когда он высказал намерение это сделать, его вначале поняли превратно. Пришлось объяснять, что никаких пошлостей он не задумал, просто человеческое тело лучше всего согревает, избавляя от озноба, что мучил Луизу постоянно. Костя все же получил разрешение со стороны остальных девушек на подобные действия. Он разделся и лег рядом с Луизой, накрыл себя и её парой одеял и прижал бедняжку к себе всем телом, обнимая хрупкое тело госпожи, ощущая к ней неподдельную нежность. Так они и уснули.

Утром Костя проснулся весь в липком поту, но с чувством выполненного долга: горячечный жар у Луизы ослаб, но она все ещё ощущала слабость во всем теле.

Время от времени устраивали привал, чтобы сварить настой из трав и бульон для больной.

Настроение у Луизы было отвратительное, аппетита не было. Костя вынужден был её кормить принудительно, с ложечки.

Погони, как ни странно, все еще не было.

Костя подозревал, что искать все же будут не только Табиту и её мать. Наверняка будут искать и Луизу. Если королю известна её личность, то и её внешность, скорее всего, известна. Стражники могут иметь описание Луизы, поэтому следовало принять меры. Костя попросил помочь Дерфа в случае необходимости сделать Луизу невидимой. Для этого было нужно, чтобы меч всегда находился рядом с Луизой, чтобы она могла коснуться его. Для наложения заклятья невидимости нужен был физический контакт с мечом.

К вечеру вернулась Сильфида. Костя попытался уговорить Луизу покинуть их, улететь в Академию на драконе, но Луиза категорически отказалась.

Луиза все это время находилась в довольно подавленном состоянии духа. Костя, зная гордый нрав своей госпожи, приписывал это тому, что Луиза огорчена тем, что из-за болезни стала обузой для спутников, замедляя их движение, снижая шансы на благополучное возвращение в Тристейн. Это было верно, но лишь отчасти. Куда сильнее Луизу напрягли последние слова, что Табита сказала перед тем, как отправиться в Академию на драконе. Она произнесла, обращаясь явно к Косте, "до скорой встречи, мой рыцарь Ивальди". Луиза тоже читала роман про этого героя и прекрасно поняла, какой смысл вложила Табита в эти слова. В списке её соперниц за сердце Кости появилась еще одна кандидатура. И то, что эта девушка имела, в отличие от остальных, грудь даже меньше чем у самой Луизы, не делало её несерьезным конкурентом. Было отчего впасть в депрессию.

Пару раз их останавливали дозоры стражников, но после короткого осмотра фургона, пропускали. Так они, спустя четыре дня, добрались до самой границы с Тристейном.

И когда они уже увидели мост через реку на границе перед ними показалось неожиданное препятствие в виде голема.

Этот голем был меньше тех, что создавала Фуке Глиняный Кулак. Но все тело голема было покрыто металлическими доспехами и он был вооружен огромным железным молотом. Мага, управляющего големом, Костя так и не обнаружил, что показалось ему странным. Но времени удивляться таким странностям просто не было..

Применение магии против Голема оказалось безрезультатным. Огромные камни, которые Гиш и Маликорн, комбинируя силы Земли и Ветра, швыряли в тело голема, не причиняли ему никакого вреда. Валькирий Гиша голем раздавил как мух. Заклинания Огня Кирхе также не остановили голема, лишь разозлили его. А Луиза, к своему ужасу, убедилась, что не может использовать заклинания Пустоты, возможно, она слишком ослабла из-за своей болезни.

Голем продолжал наступать на повозку, а она даже не могла развернуться: дорога в этом месте проходила между скал и было слишком узко: место для засады было выбрано идеальное и явно не случайно.

Костя, оценив ситуацию, быстро распряг и освободил коней, они в панике ускакали прочь. Все стали быстро отступать назад, голем уже разнес фургон в щепки ударом молота. Костя приказал Сильфиде превратиться в дракона, забрать девушек и лететь искать "Остланд" на том берегу реки. Наверняка "Остланд" уже там, так как условленный срок его возвращения истек еще вчера. Парни же попробуют продержаться до прибытия "Остланда". Сильфида и девушки поступили, как им приказано, понимая, что времени на пререкания просто нет. Но лишь они взлетели, как показалась крестообразная тень: "Остланд" был уже здесь. Все быстро вбежали по трапу на "Остланд" и корабль взлетел буквально в последний момент, когда голем уже изготовился нанести удар своей кувалдой по борту судна.

-Все же нужно уничтожить эту тварь.

-Но почему? Разве мы не можем просто улететь, он ведь для нас теперь не опасен?

-Костя прав. Голем последует за нами, следуя воле своего хозяина. Нам он не опасен, но сколько бед и разрушений он принесет на землю Тристейна, прежде чем удастся его уничтожить? А ты сам видишь как непросто это сделать - возразила Луиза.

-Прости, Костя, я не сказал тебе ранее. На борту "Остланда" есть артефакт, похоже, он тоже из твоего мира и это явно оружие.

После этих слов Кольбер сдернул чехол, что до этого закрывал некую штуковину на палубе судна. "Я назвал это Стрела Грома".

Ну, конечно. Очередной нечаянный подарок земных технологий миру Халкегинии.

Да это явно было оружие, точнее это было 106-мм безоткатное орудие М-40 американского производства. Рядом с пушкой были и три ящика снарядов.

Костя, не теряя времени, мечом сорвал с одного ящика крышку. Убедившись по маркировке, что это то, что нужно, он быстро зарядил орудие. После этого он попросил Кольбера, чтобы "Остланд" отлетел примерно на полмили от голема и приземлился: стрелять сверху было невозможно.

После приземления корабля Костя стал наводить орудие на приближающегося голема, целясь в грудь монстра. Когда до голема осталось менее трехсот метров, Костя приказал всем закрыть уши. Сухо рявкнул выстрел. Броня у голема, вероятно, была толстой и прочной, но она не устояла перед кумулятивным снарядом. Струя раскаленных газов прожгла и броню и тело голема насквозь. Монстр упал на колени, а потом рассыпался, превратясь в груду обломков металла и камня.

-У вас таким воюют? - спросил Кольбер с довольно мрачным выражением лица.

Костя утвердительно кивнул. Он и сам сомневался, можно ли гордиться таким достижением земных технологий.

"Остланд" взлетел и пересек границу. Можно было радоваться, но Костя ощущал смутную тревогу.

-В чем дело, хозяин? - поинтересовался Дерф.

-Луиза... почему она такая мрачная это дни. Неужели лишь из-за болезни?

-А разве хозяин не понимает? Хозяйка переживает, она опять ревнует.

-Ревнует?

-Конечно. К девушке, которую вы спасли. И для неё ты теперь как прекрасный принц в блистающих доспехах. Госпожа Вальер боится, что эта Табита отберет тебя.

-Но почему? Я ведь говорил Луизе что люблю её, почему она сомневается в моих чувствах?

-Госпожа Вальер очень неуверена в себе. Она не считает себя достаточно привлекательной и милой, к тому же теперь она не дворянка, а её новая соперница - принцесса Галлии! Переживает она очень сильно, раз даже магия Пустоты покинула её.

-Так это из-за ревности? Я думал из-за болезни...

-Именно из-за подобных чувств. И сила мага и сила подручного очень зависит от их взаимоотношений, привязанности друг к другу. Имеет значение их также близость друг к другу, когда они рядом сила также больше, чем тогда когда они вдалеке. Но последнее все же менее важно...

-Вот как...

Костя поверил. Тем более что это доказывалось и предыдущими примерами. В битве за Тарб Луиза использовала силу Пустоты на полную мощь: тогда они были рядом и их взаимные чувства были сильны как никогда ранее. А в Альбионе Луиза не смогла использовать заклинание "Взрыв" против альбионских войск у Лондиниума: рядом с ней был красавчик Джулиан, а сам Костя испытывал тогда приступ дикой ревности, о чем Луиза, конечно, догадывалась. "Все сходится!"

Костя отправился к Луизе. Он подошел к ней сзади, обнял и стал шептать на ухо, что она напрасно волнуется, что он никогда её не оставит и что ценит её вовсе не из-за высокого происхождения и магических способностей. "Не переживай, Луиза, никуда я от тебя не денусь, ведь я твоя половинка".

-Половинка? О чем ты?

Костя вкратце рассказал известную земную притчу о том, как боги разделили людей на мужские и женские половинки и с тех пор половинки ищут друг друга, чтобы объединившись, стать полноценной личностью, способной противостоять даже богам.

-Как красиво... и как это похоже на правду.

Луиза радостно вздохнула и сама обняла Костю.

Чуть погодя Костя подошел к Тифании.

-Тифа, я хотел тебя спросить: ты ведь способна была сделать портал еще в Лютеции и доставить нас всех в Академию прямиком, без всякого риска, почему же ты не использовала эту способность?

-Я действительно могла сделать Проход, но не для всех. Маг Пустоты не может использовать Проход, созданный другим магом Пустоты.

-То есть Луиза не смогла бы им воспользоваться?

-Да. А оставлять мисс Вальер одну...

-Все, все, я понял.

-И это не единственная причина. За нами наблюдали и было бы нежелательно лишний раз использовать магию Пустоты.

-Понятно. Врагу лучше не знать, что в Галлию проникли сразу два мага Пустоты. Но, постой, а как за нами наблюдали и как ты это узнала?

-Трудно сказать, я это просто чувствовала. Как наблюдали? Вероятно, использовали чужие глаза. Маг может, при желании, использовать глаза животных, птиц, даже насекомых. Если он сам - маг Пустоты или подручный такого мага...

-Ты хочешь сказать, что есть еще один такой маг? И он в Галлии?

-Да. В Галлии есть свой маг Пустоты. И, насколько мне известно, магов Пустоты должно быть четверо, каждый со своими способностями. Так что есть еще и четвертый.

Костя покинул Тифанию весь встревоженный, его мозг напряженно переваривал информацию.

Его не удивляла информированность Тифании. Еще в Альбионе, пакуя вещи Тифы перед отправлением в Тристейн, он обратил внимание как много книг имела эта девочка-полуэльф. Книги составили изрядную часть её багажа. Костя не знал что это за книги, но среди других он заметил знакомую, такую книгу он уже видел у Луизы. Это был экземпляр Молитвенника Основателя, что некогда принадлежал королевской семье Альбиона. Каким образом эта ценная книга оказалась у Тифании, для Кости так и осталось тайной. О том, что Тифа располагает Молитвенником Основателя Костя решил умолчать, он скрыл это даже от Луизы, сочтя, что так будет лучше.

Но как часто с ним бывало и ранее, спокойно обдумать все Косте не дали. Навстречу "Остланду" вылетел из облаков отряд Драконьих Рыцарей Тристейна. Кольбер вынужденно сбавил ход. На палубу приземлился один из драконов. С них соскочили Монморанси, она тотчас бросилась обнимать Гиша, и Агнесс с куда более официальным видом, явно стараясь не показывать своих чувств по отношению к Кольберу.

-По воле Её Величества приказываю вам, Кольбер, изменить курс. Ваш корабль должен отправиться в родовое поместье Ла Вальер, королева прибудет туда и решит на месте как с вами поступить. Ну и кашу вы заварили, девочки и мальчики!

27. Семейство Вальер - 2.

-Луиза, ты опять нос повесила. Боишься, что Генриетта нас сурово накажет? Это вряд ли, сердце у неё доброе, да и мы доказали свою очевидную крутизну: украли принцессу у самого короля Галлии! Такими кадрами вряд ли стоит разбрасываться!

Луиза отрицательно помотала головой: "Не в этом дело!"

-А... понимаю. Боишься вернуться в родной дом. Ну, отец тебя все же простит, наверное, родная дочь все же...

-Я боюсь не отца!

-Неужели Элеонору?

-Нет, не сестру. Я боюсь свою мать!

-Мать?

-Моя мать - бывший командир Отряда Мантикор, Карин Могучий Ветер. Девизом её Отряда был "Стальная Дисциплина", мать больше всего ненавидит нарушение дисциплины. А я, сбежав из-под ареста, нарушила и дисциплину и законы Тристейна.

Костя и раньше подозревал, что в поместье Ла Вальер их встретят не красной дорожкой с оркестром, учитывая обстоятельства, при которых они покинули родовой замок Ла Вальер в предыдущий раз. Но теперь, видя неподдельный страх Луизы, что ранее вела себя очень мужественно в самых сложных ситуациях, он и сам ощутил дрожь в коленках.

"Надеюсь, хотя бы не убьют. Генриетта, я очень рассчитываю на тебя".

Путь до замка Вальер оказался недолог. "Остланд" приземлился за пределами замка, своим бронированным днищем корабль мог подпортить красоту лужайки внутри поместья. Их уже поджидали, причем не с букетиками. Семья Ла Вальер в полном сборе и несколько вооруженных слуг.

Костя расценил как плохой признак то, что на герцогине были боевые доспехи. "Похоже, мамаша решила вспомнить свою боевую молодость. И понятно кому она предложит поучаствовать в этом мероприятии. А, где наша не пропадала!"

Лицо Каттлеи, стоявшей рядом с герцогиней, было грустным. Тоже не очень хороший признак. Костя не удержался, он улыбнулся и подмигнул Каттлее, надеясь поднять её настроение: "не волнуйся, сестренка". Это не ускользнуло от внимания герцога и герцогини, вряд ли их порадовало подобное поведение наглого подручного. Но чаша грехов Луизы и Кости в глазах герцогской четы и так была явно переполнена, еще одна лишняя капля мало что меняла.

Карин махнула рукой. Рядом с ней оказалась огромная черная тварь жуткого вида - мантикора. Карин оседлала её и стремительно приблизилась к дочери, так сказать, в полной боевой готовности.

-А теперь, дочь моя, признайся в своих проступках. Так что ты нарушила?

-Я перешла границу без разрешения. Но у меня были причины...

-Твои оправдания меня не интересуют. Закон есть закон, и ты его нарушила.

Карин взмахнула рукой и поднялся ужасающий ветер, настоящий ураган. Луиза с трудом устояла на ногах.

Костя вышел вперед.

-Остановитесь же, она ведь ваша дочь!

-А, ты её подручный. Твоя забота о своей госпоже похвальна. Фамильяр - щит для своего хозяина. Придется мне этот щит уничтожить. Извини, ничего личного.

-Я защищаю Луизу не только как фамильяр. И для меня все это как раз глубоко личное.

Карин, похоже, правильно поняла смысл слов Кости. Ей лицо исказила гримаса гнева. Костя выхватил меч, и выставил его перед собой, руны на руке ярко засветились.

Ветер закрутился в воронку, Костя оказался в самом центре этой воронки.

-Плохо дело, хозяин, это жуткая магия Ветра класса "квадрат".

Казалось, что воздух вокруг наполнился невидимыми осколками стекла.

-Хозяин, прости, я бессилен поглотить всю эту силу. Беги!

-Дерф, я не отступлю. И ты держись.

Но держаться на ногах было все труднее. Очень быстро все тело покрылось резаными ранами. Порезы были неглубоки, но их было много. Одежда стала пропитываться кровью. Держаться на ногах было все труднее.

Плохо соображая, что происходит, Луиза уставилась на окровавленного Костю. Её разум вскипел гневом. Она выхватила палочку и быстро прочитала заклинание "Разрушитель Барьеров". Это заклинание разрубило "Режущее Торнадо" Карин как топор-змею.

Карин, разозленная тем, что дочь посмела выступить против неё, стала читать новое заклинание. Но тут она услышала голос, принадлежащий той, кому она не могла не подчиниться и замолкла.

-Немедленно прекратить этот поединок!

Это была Генриетта, она запыхалась после бега. О том, что "Остланд" уже прибыл, она узнала с опозданием и была в ярости, понимая, что это произошло не случайно.

Генриетта бросилась к Косте, он едва стоял на ногах. Она стала читать лечебные заклинания. К Косте также подбежали Луиза и Монмон, они стали смазывать многочисленнее порезы целебной мазью. Карин торопливо прочитала формулу отмены своего заклинания. Пораженные герцог и герцогиня наблюдали, как сама королева ухаживает за израненным фамильяром. "Поистине, мир перевернулся".

Уже в замке Генриетта поведала чете Ла Вальер о том, что их Луиза является обладателем легендарной силы Пустоты и преемником самого Бримира. В это трудно было поверить, но то, что их "Луиза-Нулиза" смогла развеять мощную магию Карин Дезире, было достаточно веским тому доказательством.

Герцог также поинтересовался, за какие заслуги подручный дочери был удостоен дворянского звания.

-Этот мальчик в одиночку остановил 30-тысячную альбионскую армию.

Герцог лишь рукой махнул: "Сказки, разве такое возможно?"

-Это чистая правда. О том, как это произошло, мне рассказал маршал Хокинг, это он командовал альбионской армией. Мы беседовали с ним на мирной конференции в Лондиниуме. Маршал был даже ранен этим фамильяром.

-А я могу в это поверить, Генрих. Раз этот мальчик смог устоять перед моим "Торнадо", что ранее никому не удавалось... - задумчиво произнесла Карин.

И герцог и герцогиня вынуждены были признать, что титул шевалье явно не чрезмерная награда для героя, сумевшего остановить целую армию и ранить вражеского маршала.

Поскольку, по мнению королевы, Луиза и Костя уже были в достаточной степени наказаны за свои проступки, пришло время их достойно наградить. То, что принцесса Галлии в настоящее время стала почетной гостьей королевского дворца Тристейна, сулило немалые политические выгоды государству Тристейн. Таково было мнение кардинала Мазарини, первого советника королевы и министра иностранных дел по совместительству.

Так что проступок Луизы, Кости и их товарищей принес очевидное благо и должен быть вознагражден по достоинству. Таково было мнение Генриетты, а за ней - последнее слово.

По приказу королевы Агнесс достала из дорожной сумки мантию с королевским гербом. Герцог и герцогиня были поражены, еще никто в их роду не удостаивался такой чести.

Надев эту мантию, Луиза становилась названной сестрой королевы и даже получала статус наследницы, возможной преемницы на трон. Не было в Тристейне более высокой награды для дворянки.

Костя получил назад свой плащ шевалье и вынужден был дать королевы обещание более не снимать его.

Карин не удержалась и спросила Костю:

-Раз ты дворянин, ты имел право не только защищаться, ведь получается, это был поединок. Почему же ты не атаковал меня?

-На тот момент я все же не был шевалье, я ведь отказался от титула. Хотя главная причина не в этом, разумеется. Я никогда бы не поднял руку на мать девушки, которую... что так дорога для меня.

Несмотря на все старания Карин, ей не удалось сделать вид, что слова Кости не произвели на неё никакого впечатления.

Костя отдыхал в комнате, предоставленной ему. Разумеется, это уже не была та комната для слуг, как в прошлый раз. Он уже стал дремать, как в дверь громко постучали.

Не дожидаясь разрешения, в комнату вошел герцог.

-Так получилось, что я все еще не знаю твоего имени.

-Костя. Костя Ветров.

-Не волнуйся, я пришел не наказывать тебя за то, что в предыдущий свой визит ты покинул нас... несколько поспешно. Не желаешь ли размяться, я хочу узнать каков ты в деле, насколько искусно владеешь мечом.

-Простите, но я предпочел бы воздержаться. Знаете, мне вполне хватило близкого знакомства с вашей супругой, еще все тело зудит. Надеюсь, вы не станете обвинять меня в трусости за это? Вы должны меня понять, уверен и вы считаете, что уклонение от сражений не всегда вызвано трусостью. Насколько мне известно, вы даже выступали против нападения на Альбион.

Герцог кивнул, это действительно было так. Он, как и его жена, в молодости немало времени отдали военной службе. Но теперь это в прошлом, герцог давно уже не видел в войнах и сражениях ничего захватывающего и романтичного. То, что у них рождались лишь дочери, он считал знаком судьбы, ведь война все же, в первую очередь, удел мужчин-дворян. И потому он был в ярости, когда его младшая дочь, вопреки его воле, отправилась на войну.

-Да, я слишком хорошо знаю цену войне. Это молодежь видит в ней романтику, героизм и прочее и рвется в бой, доказать всем свою доблесть. А на самом деле война - это прежде всего кровь, кишки твоего друга в грязи... впрочем для тебя, наверное, это тоже звучит непривычно.

-Вовсе нет. Знаете, в Альбионе мой самолет сбили. И мы с Луизой своим ходом добирались до своих. Так вот, я нашел на одной поляне трупы. Это были совсем еще дети, вероятно, они попали в лапы наемников. Всем мальчикам перерезали горло, а девочек ещё и...

Костя осекся, договаривать ему явно не хотелось. Но герцог хорошо знал изнанку войны, ему не надо было объяснять, что сотворили с девочками озверелые солдаты.

На минуту воцарилось молчание. Но в этом молчании бурно шло строительство мостика взаимопонимания. Наконец Костя прервал молчание вопросом:

-Скажите, я понимаю, простой шевалье не может просить руки вашей дочери. Какой титул нужно иметь, чтобы быть достойным такой чести?

-Быть маркизом, а лучше виконтом или графом.

-Значит, мне нужно стать маркизом или графом.

Герцог понимающе кивнул.

-Прощу прощение, шевалье, что отнял у вас столько времени. Отдохните, спокойной ночи.

-Спокойной ночи и вам тоже...

Уже за дверью герцог произнес: "Постарайся поскорее стать графом. И не погибнуть"

После ухода герцога Костя вспомнил, что сегодня был его день рождения: ему стукнуло девятнадцать лет. Ну, если он, конечно, не напутал с календарем. Он усмехнулся: год назад он и представить не мог, что встретит свой очередной день рождения в столь необычной обстановке. "Возможно, еще через год эти стены станут мне как родные".

В это время в другой спальне собрались девушки для приятной и увлекательной беседы. Здесь были Генриетта, Луиза, Кирхе, Каттлея и Монморанси. Постепенно разговор перешел к теме взаимоотношений Кости и Луизы.

-Луиза, почему ты так сурова по отношению к Косте? Похоже, твоя любовь все еще чаще проявляется лишь в форме ревности.

-Это неправда. Мы давно уже хорошо ладим и нежны друг с другом.

-Вот как? Похоже, ты удачно это скрываешь. Ну, Костя тобой увлечен всерьез, так что, наверное, все в порядке.

-Не могу согласиться. Вспомни, что произошло с твоей старшей сестрой. С тем, кого любишь, надо быть более ласковым и внимательным.

После этих слов в сознании Луизы возник образ Элеоноры, чья помолвка была разорвана.

-Да не о чем тут волноваться. Костя влюблен в меня по уши и никуда от меня не денется...

После этих слов в левую щеку Луизы звонко впечаталась ладонь Кирхе. Не успела Луиза придти в себя, как получила еще одну пощечину, на этот раз от Монморанси.

-Заслужила, подруга - спокойным тоном прокомментировала происходящее Генриетта.

-Как ты можешь быть такой эгоистичной и говорить такое? - набросилась на Луизу с упреками Кирхе.

-Знаешь, я не уверена даже, что ты заслуживаешь того, чтобы тебя так любили, раз относишься к этому так потребительски. Да, Костя, всерьез тебя любит, а ты... что дала ему ты? Может то, что любой парень хочет получить от любимой девушки? Ведь я чувствую, между вами еще не было настоящей близости. А Костя заслужил это, как никто другой.

Знаешь, Луиза, я давно поняла, что между вами происходит, когда еще сама была с Костей. Тогда я решила дать тебе шанс, даже притворилась больной и не пошла на тот бал по поводу возвращения Посоха Разрушения. Я тогда дала Косте время все обдумать и сделать выбор. И когда он пришел в тот вечер и сказал, что больше не может поддерживать со мной отношения, так как понял что любит тебя, Луиза... что я могла сделать? Конечно, я отпустила его, пожелав удачи, хотя после подобного признания он мне стал нравиться еще больше. Но теперь я спрашиваю себя, а правильно ли я тогда поступила? Знаешь, Луиза, тебе сильно повезло, что я сошлась с Кольбером и вышла за него замуж, иначе...

Кирхе, выпалив это на одном дыхании, замолчала. Похоже, она просто выдохлась.

Луиза начала оправдываться.

-Так это сам Костя сказал, что он никуда от меня не денется. Так и я уже не могу без Кости и он это знает. А что касается э т о г о... я уже предлагала себя, свое тело. Но Костя сказал, что наш первый раз будет лишь после свадьбы, он сам так решил.

Потрясенные девушки переглянулись: "Костя действительно сказал такое? Как же тебе повезло, подруга!"

На другое утро Генриетта повелела всем собраться в парадном зале. С "Остланда" были также приглашены Кольбер и Тифания, ранее они отказались воспользоваться гостеприимством семейства Ла Вальер, имея на то свои причины. Увидев Тифанию, герцог с герцогиней пришли в замешательство, но королева властно велела им успокоиться и относиться к девушке-полуэльфу с надлежащим почтением, как к знатной леди.

Затем королева сообщила, что намерена сегодня же отправиться на "Остланде" в Ромалию, с целью подписания союзного договора, направленного против Галлии. Она также сообщила, что получила именные приглашения от Папы Ромалии для Луизы, Тифании и Кости, так что они обязаны последовать с ней. Узнав, что Папа удостоил чести пригласить их младшую дочь, герцог с герцогиней даже потеряли на время дар речи. Разумеется, возражать они и не подумали.

Так что после обеда "Остланд" со всеми своими пассажирами взял курс на Ромалию.

Лететь пришлось в обход, через территорию союзной Германии.

28. Ромалия.

-Прекрасная работа, князь Видар.

Король Джозеф держал в руке красный кристалл, размером чуть меньше мужского кулака. В сердцевине кристалла пульсировал нестерпимо яркий огонь.

-И сколько энергии Огня заключено в одном таком кристалле? И сколько уже кристаллов произведено?

-Четыре, это предел моих возможностей. В одном Коконе Огня столько энергии, что её хватит осветить и обогреть все на две мили вокруг, превратив зиму в лето на один месяца.

-Подобные глупости меня не интересуют. Скажи лучше, хватит ли одного кристалла, чтобы разрушить большой город?

И так бледное лицо эльфа стало еще бледнее.

-Но это нельзя использовать как оружие, это слишком...

-Это мне решать, как использовать, так хватит или нет?

-Если высвободить всю энергию разом, этого хватит даже, чтобы превратить гору в пыль. Но это невозможно, ведь Кокон защищен сильной магией.

-Значит, да? Прекрасно. А что касается магии... ты, князь Видар, не задумался, почему я даже не выразил неудовольствия, что ты не сберег мою племянницу? Не знаешь? Так я скажу тебе, я получил взамен нечто куда более ценное, что значит куда больше такой пешки как Шарлота. Шеффилд, принеси Зеркало Основателя, покажем кое-что Видару.

Очень мрачного вида женщина с рунами на лбу принесла круглое зеркало в массивной серебряной оправе и положила его на стол. Она взмахнула рукавом, из него вылетели несколько бабочек. Бабочки были не совсем обычные, на их черных крыльях четко выделялись белые руны. Шесть бабочек уселись на оправу зеркала и в нем стали проступать картины недавнего прошлого.

........................................................................................................................

-Неплохо задумано. Но на этом ваша игра окончена...

........................................................................................................................

-Уж не "Взрыв" разумеется, глупая девчонка. Мы пришли спасти, а не превращать все в пыль. Используй заклинание "Разрушитель Барьеров".

........................................................................................................................

-Ага, вот сейчас. Вот мисс Вальер уже начала читать заклинание "Разрушитель Барьеров". Должен признать, голос у мисс Вальер очень приятный и четкий, так что разобрать слова и запомнить их мне труда не составило. Видишь ли, Видар, хоть я и сам Маг Пустоты, но мне практически не известны нужные заклинания. Их можно прочесть лишь в Молитвеннике Основателя, а я до сих пор не располагаю ни одним экземпляром. Экземпляр, что принадлежал королевскому дому Галлии, уничтожили мои политические противники после смерти брата, да и в Альбионе мне разжиться такой книгой не удалось, хотя я очень старался её найти. Так что я разыграл всю это драму с переводом Шарлотты в Альгамбру в расчете на то, что её подруга мисс Вальер, пытаясь её освободить, применит одно из своих заклинаний Пустоты. Так и получилось. К сожалению, мне пока не удалось подслушать самое мощное заклинание "Взрыв", а ведь я специально послал бронированного голема с этой целью. Но эти школяры уничтожили его какой-то необычной пушкой вместо магии Пустоты, вот досада! Ну да ладно. И заклинание "Разрушитель Барьеров" тоже сойдет. Ведь магический кокон, что сдерживает энергию внутри кристаллов, основан на заклинании "Отражение", не так ли Видар? А "Отражение", как мы только что видели в зеркале, не способно противостоять "азрушителю Барьеров". Так что теперь я сумею использовать эти кристаллы именно так, как хочу.

Князь Видар подавленно молчал. Проклятый Джозеф был абсолютно прав.

-Благодарю за службу, Видар, но больше в твоих услугах я не нуждаюсь. Так что можешь покинуть Галлию и вернуться в свою Святую Землю. И передай старейшинам из вашего Совета, чтобы не смели вмешиваться в мои дела. Иначе одним из городов может стать столица вашей страны, Видар.

Эльф с белым, как мел, лицом поклонился и вышел.

-Ну что же, Шеффилд, пора приступать к следующему этапу нашего плана...

Путь занял довольно много времени, почти три дня. Но оно того стоило... один вид столицы, города Ромы, вызывал неподдельное восхищение. По сравнению с этим великолепным городом столица Тристейна показалась бы убогой и бедной.

Полеты над самим городом были запрещены, "Остланд" совершил посадку в гавани, в трех милях от самого города. Он совершил посадку на воду, его конструкция позволяла сделать это. В гавани их уже ждали весьма комфортные конные экипажи. Среди встречающих Костя узнал и одного своего знакомого, молодого священника Джулиана Чезаре. Костя тут же подошел к нему.

-Для начала должен тебя поблагодарить.

-И за что же?

-За то, что позаботился о Луизе. Спасибо.

-Я всегда держу слово, данное другу.

После этих слов Джулиан протянул руку. Этот жест означал в Халкегинии то же, что и на Земле. Костя пожал её, дав понять, что тоже считает Джулиана своим другом.

-А у меня для тебя есть подарок. После этих слов Джулиан протянул Косте небольшой, но увесистый сверток. Костя, не считая нужным сдерживать свое любопытство, развернул шелковую ткань.

"И почему я не удивлен? Привык, наверное."

Костя взял "подарок" в руки, вытащил обойму и проверил её: обойма была полна.

-Надеюсь, твой подарок все же мне не пригодиться, хотя бы в ближайшем времени. Но все равно спасибо.

Вскоре экипажи въехали в город. Да, впечатляло, это действительно была бывшая столица огромной империи, включавшей в себя почти весь континент. Особенно главный собор, что по своей архитектуре вызвал у Кости устойчивые ассоциации с космическим кораблем, точнее, со звездолетом из фантастических романов.

Затем группа приезжих разделилась: большинство отправились отдохнуть на постоялый двор при соборе, Генриетта, Костя, Луиза и Тифания в сопровождении Джулиана немедля направились на прием к Папе Ромалийскому.

Папа оказался поразительно молод для своего поста высшего церковного иерарха... ну, по мнению Кости. Это был вполне еще молодой человек, вряд ли старше сорока лет, весьма привлекательный внешне. Костя даже подумал, что он очень напоминает старшего брата Джулиана.

-Рад встречи с вами. Меня зовут Витторио Саливари, позволяю обращаться ко мне просто по имени, не тратя время на формальности, тем более что времени у нас мало. Я очень рад, что три Мага Пустоты собрались, наконец, вместе, чтобы противостоять четвертому...

-Три? - Невольно вырвалось у Кости.

-А ты тот фамильяр из иного мира? Наслышан, наслышан... да, именно три. Дело в том, что третий маг - я сам, Витторио Саливари. А это твой коллега и мой фамильяр.

Джулиан картинно поклонился и показал свои руны на руке.

-Да, я фамильяр Папы, я -Виндальв. Как ты, Гэндальв, имеешь власть над оружием и механизмами, имеющими отношение к войне, так и я властен над всеми животными, зверями и птицами.

-Ясно. А кто же четвертый Маг Пустоты?

-Вы его прекрасно знаете, хотя и не знакомы лично. Это Джозеф, король Галлии.

В зал вбежал монах и стал торопливо что-то нашептывать Папе на ухо. Лицо Витторио стало очень серьезным и озабоченным.

-Теперь повтори это вслух для всех, они имеют право знать.

Монах послушно повторил.

-Час назад силы флота Галлии в количестве ста двадцати кораблей пересекли нашу границу и атаковали наши укрепления. Война уже началась.

Папа вздохнул:

-Этот проклятый Джозеф всегда оказывается на шаг впереди нас. Но меня заботит не только нападение на нашу страну. Дело в том, что силы вторжения - это не более четверти всего боевого флота Галлии. Такие силы мы вполне способны отразить. И возникает резонный вопрос: чем же заняты основные силы флота Галлии? Ведь по ранее полученным разведывательным данным большая часть кораблей Галлии два дня назад направилась на север... Понимаете, Ваше Величество, что это значит?

Генриетта побледнела.

-Вы хотите сказать, что нападение на Ромалию может быть лишь отвлекающим маневром? А основной удар может быть нанесен по Тристейну?

-Именно так. Нужно признать, что если так, то король Галлии выбрал идеальный момент для нападения на Тристейн. Ведь вы, королева, а также ваш маг Пустоты, показавший свою силу в битве за Тарб, находитесь здесь, а не в Тристейне. Поэтому будет лучше, если вы немедленно вернетесь в родную страну. Что касается договора о военном союзе, то вам надо лишь поставить свою подпись и печать, поскольку текст уже был согласован с вашим советником, кардиналом Мазарини.

Папа подал два экземпляра договора. Генриетта быстро пробежала глазами текст, утвердительно кивнула, поставила печать и подпись под обоими экземплярами.

Один экземпляр договора она взяла с собой, другой, разумеется, остался у Папы.

-Вероятно, это самое быстрое заключение союза в нашей истории. Ну что же, Ваше Величество, не теряйте времени...

Королева поспешно попрощалась и покинула собор. Её спутники последовали за ней. Выйдя из собора, Генриетта позвала Агнесс, капитан мушкетеров с парой подчиненных ожидали снаружи, и сообщила о новостях. Она велела Агнесс послать своих подчиненных за остальными спутниками и передать им приказ срочно возвращаться на "Остланд". После чего королева, её спутники и сама Агнесс быстро забрались в открытый конный экипаж и отправились в гавань, к "Остланду".

Примерно на середине пути Агнесс резко остановила повозку.

-Что за черт...

На пустынной дороге лежала огромная уродливая тварь похожая на морского ската невероятных размеров. На спине ската стояла весьма зловещего вида дама в темном одеянии, на лбу этой мрачной леди ярко светились руны.

-Рада вас видеть, смею заверить, наша встреча не случайна. Я знала, что вы так поступите, решив, что главные силы Галлии готовы атаковать Тристейн. Фиктивное нападение на Ромалию имело целью выманить вас, сделать так чтобы вы оказались в нужном месте в нужное время. Нужное - для меня и моего хозяина, разумеется. Ах да, я забыла представиться: меня зовут Шеффилд, я фамильяр короля Галлии Джозефа. Можете также называть меня Мьёдвитнир, что означает "Разум Бога". Итак, Генриетта и мисс Вальер, вам придется пойти со мной. Прочие могут следовать далее свободно, вы не представляете интереса для меня и моего хозяина.

Пораженные такой наглостью, Генриетта и Луиза выхватили свои палочки. Шеффилд взмахнула рукавом. Из него вылетели какие-то черные мухи.

-Ай! Больно! - закричали Гениетта, Луиза и Тифания, когда мухи стали их кусать. Как ни странно, но Костю и Агнесс мухи проигнорировали.

-Это не совсем обычные насекомые. Их укусы останавливают циркуляцию магической энергии в теле, заодно парализуя его. Вы можете дышать и даже говорить, но даже пальцем не пошевельнете. Так что теперь вы совершенно беспомощны и мне не составит труда вас доставить своему хозяину. Не волнуйтесь, такое состояние продлится лишь сутки... или даже меньше, если я дам вам вдохнуть это противоядие.

После этих слов Шеффилд показала флакон с розовой жидкостью.

-Что касается вас, доблестные рыцари, я вас просто отпущу, если вы мне не будете мешать. Иначе мне придется применить грубую силу.

Эти слова были явно адресованы Косте и Агнесс.

-Ни за что! - практически хором ответили Костя и капитан мушкетеров, обнажив свои клинки.

-Ну, иного ответа я и не ожидала. Шеффилд усмехнулась и взмахнула палочкой. Из земли выросла дюжина горгулий и начался бой.

И Костя и Агнесс были в ударе. Уже через минуту с горгульями было покончено. Но Шеффилд еще раз взмахнула палочкой и появились новые... и так несколько раз.

Все же и Костя и Агнесс начали испытывать усталость. Они уже получили по несколько легких ранений.

"Плохо дело. Надо достать саму эту Шеффилд, иначе нас просто измотают. Но как? Ах, да, время использовать подарок Джулиана". Костя крикнул Агнесс, чтобы она прикрыла его на время, быстро достал оружие, снял с предохранителя и выстрелил в Шеффилд. Она упала на колени, зажав рану на правом плече рукой. Палочка выпала из руки.

-Что это? Она с удивлением рассматривала кровь на своей ладони.

-В моем мире это называют пистолет "беретта 92" - любезно пояснил Костя. К тому времени Агнесс окончательно разобралась с последней порцией горгулий. Костя подошел к Шеффилд поближе и наставил пистолет ей прямо в лицо.

-Я могу всадить очередную пулю тебе точно в лоб. Но могу и сохранить тебе жизнь, если ты отдашь мне флакон с противоядием и немедленно уберешься с нашего пути. Итак, что ты выберешь, "Разум Бога"?

Лицо Шеффилд исказила гримаса бессильной ярости. Она бросила Косте флакон, Костя ловко поймал его на лету. Шеффилд подобрала свою палочку левой рукой, "Скат" со своей наездницей взлетел и скрылся в облаках. Лишь после этого Костя убрал пистолет в карман, дал дыхнуть противоядие парализованным спутницам, последние мгновенно обрели свободу двигаться.

-Ну что же, поспешим на "Остланд", Ваше Величество?

Гениретта благодарно улыбнулась и велела Агнесс гнать лошадей так быстро, как это возможно.

Вскоре после их прибытия на корабль заявились и остальные, встревоженные неожиданной поспешностью, спутники. Им вкратце все объяснили, после чего "Остланд" взмыл вверх. Обратная дорога произошла без происшествий.

К счастью, после возвращения в Тристейн, все убедились, что нападения Галлии на их страну так и не произошло. Вероятно, передвижения флота Галлии были действительно лишь блефом с целью заманить королеву и Луизу в заботливо расставленную западню.

Через два дня Генриетта позвала Костю и Агнесс на прием во дворец. Королева любезно сообщила им, что за свое спасение она жалует каждому титул графа и поместье. Агнесс получила земли, ранее принадлежавшие предателю Ришмону, на этих землях некогда стоял её родной городок Англетер. Так что Агнесс получила заветную возможность возродить свой родной город, по ложному навету обращенный в пепел. Что касается Кости, он получил поместье графа д`Орнье, недалеко от столицы, его прежний владелец погиб на очередной войне десять лет назад, не оставив наследников.

По случаю присвоения Косте титула графа д`Орнье его друзья закатили пирушку. Было неплохо, но не обошлось без щекотливых и тревожных моментов. На этот праздник заявилась Табита на своей Сильфиде. Сильфида, приняв человеческий облик, с восхитительной непосредственностью сообщила, что её хозяйка намерена снести яичко, разумеется, от Кости. В толпе приятелей послышались смешки, а Костя густо покраснел. Послышался возмущенный возглас Маликорна: "Почему этому фамильяру достаются все девчонки, это просто несправедливо!"

А Табита отвела Луизу в сторону для серьезного разговора. Своим спокойным тоном, глядя кристально ясными глазами в лицо Луизы, Табита сообщила ей, что испытывает к Косте самые сильные чувства и если Луиза не хочет потерять Костю навсегда, она должна быть предельно осторожна и бережна в их взаимоотношениях.

Луиза тут же вскипела от гнева.

-И ты туда же? Хочешь сделать Костю своим любовником?

-Не любовником, а мужем. И, возможно, будущим королем Галлии!

Луиза невольно зажала рот ладошкой. Теперь она оценила масштаб опасности, что нависла над её отношениями с Костей.

Табита же продолжала своим спокойным тоном:

-Я не буду вмешиваться в ваши отношения, не буду мешать твоему счастью, подруга. Но если ты примешь решение порвать с Костей - ты потеряешь его навсегда! Я буду ждать такого момента и, не сомневайся, сумею им воспользоваться. Я тебя честно предупредила, все остальное зависит от тебя.

Луиза отнеслась к этому предостережению предельно серьезно, она знала, какой силой воли и характером обладает эта хрупкая внешне девушка. И по её настоянию они с Костей уже на следующий день покинули Академию, отправились в поместье Кости.

29. Граф.

Луиза оглядывала заросшие бурьяном поля, мимо которых проезжала открытая повозка. Иногда они чередовались и с возделанными полями, садами и виноградниками. То ли сказывалось отсутствие хозяйской руки, то ли рабочих рук было мало в этом поместье. Луиза заметила, что на тех полях, где работали крестьяне, преобладают старики, молодежи почти не было.

Рядом с ней сидела Сиеста, лошадьми управлял Костя.

На самом деле Луиза очень обрадовалась, узнав, что Костя стал графом и получил свое имение. Имея столь знатный титул, Костя уже вполне мог просить её руки. И сама Луиза давно мечтала хотя бы о небольшом домике, где они смогут жить вместе, а тут судьба в лице её подруги королевы Генриетты поднесла такой подарок, что превзошел все ожидания.

Но в каждой бочке меда найдется своя ложка дегтя. Этой ложкой стал еще один подарок королевы: она сделала Сиесту личной служанкой Кости, так что теперь Луизе предстояло постоянно терпеть присутствие этой подруги-соперницы.

-Но все же, где само поместье?

Пришлось расспрашивать местных крестьян. Наконец они нашли изрядно заросшую травой дорогу к графскому особняку, а вскоре увидели и сам особняк.

-Да уж... напоминает дом с привидениями.

-Не говорите так, мисс Вальер, я очень боюсь привидений - испуганно произнесла Сиеста.

Впрочем, не все так было плохо. Окна все же были целы и двери не взломаны. В целом этот особняк был в неплохом состоянии, учитывая, что был без присмотра десять лет.

Еще не успели новые жильцы распаковать вещи, как нагрянули гости из соседней деревни.

Они тут же начали жаловаться, якобы в соседнем лесу стали свирепствовать тролли, нападая на женщин и детей. Костя недовольно скривил лицо, непосредственно перед приходом крестьян он толкнул речь о том, что местные жители прекрасно способны обходиться без дворян-хозяев, что служит доказательством ненужности и бесполезности дворянского сословия, сущих паразитов на шее честных тружеников. Но не совсем своевременная просьба разделаться с лесной нечистью изрядно смазала эффект от его антидворянской пропаганды.

"Да черт с ним, зато сможем доказать что и от нас есть польза и мы не пятое колесо в телеге".

Костя попросил деревенского мальчика показать ему с Луизой путь до того леса, где поселились тролли. Сиесте он велел распаковать вещи и приготовить ужин к возвращению хозяев.

-Наверное, это все. Костя брезгливо вытирал верный клинок пучком травы. Луиза все еще держала палочку. Деревенский пацан смотрел на них, разинув рот от восхищения. С целой стаей троллей эти новые господа разделались меньше чем за три минуты.

-А ты молодец, что не побоялся с нами пойти. На, держи за храбрость. Костя протянул мальчику серебряную монету. Мальчик поблагодарил и бросился домой.

Работа по наведению порядка в особняке заняла несколько дней. Луиза тоже приняла в этом участие, убирала и мыла наравне с остальными. Она ощущала некий дискомфорт, когда видела что Костя и Сиеста работают вместе, а она как бы не при чем. Заметив, как старается Луиза, Костя стал невольно улыбаться.

-Над чем смеешься? Рад видеть, что дочь герцога делает черную работу, словно простолюдинка? - рассердилась Луиза.

-Нет, что ты... просто подумал, что сейчас мы с тобой особенно похожи на молодоженов.

После этих слов Кости гнев Луизы мгновенно испарился и она стала работать еще усерднее.

Но поскольку работы все же было очень много, Костя нанял двух деревенских девушек в качестве служанок, они сразу же поступили в подчинение Сиесты. Девушки были старательны и трудолюбивы, пожалуй, их единственный недостаток был в том, что они были дурнушками, непривлекательными внешне. Впрочем, с точки зрения и Луизы и Сиесты (тут они показали редкостное единодушие) это было скорее достоинство, чем недостаток.

Наконец особняк окончательно приобрел жилой вид. И тут нагрянул первый знатный гость, точнее гостья. Это была Элеонора, старшая сестра Луизы. И, надо сказать, встреча сестер не была слишком уж теплой и радостной. Элеонора тут же вцепилась в щеку Луизы:

-Как ты себя ведешь, малышка Луиза? Твое поведение это настоящий позор для всего нашего рода. Бросила учебу в Академии, открыто живешь с дворянином-мужчиной с темным прошлым, утратив остатки своей чести. Ты немедленно вернешься домой.

-Послушайте, сестра...

-Не смей меня так называть. И не думай, что раз стал графом, то сможешь породниться с нами.

-Однако между "безродным псом" и "дворянином-мужчиной с темным прошлым" дистанция все же немалая. Я прошел большой путь и не остановлюсь на середине дороги. Так что все равно стану мужем Луизы, будьте уверены. И насчет чести Луизы не надо так волноваться, её честь и невинность в полной сохранности.

Глаза Элеонора расширились:

-Ты хочешь сказать, что вы все ещё не...

Костя кивнул в знак согласия.

-Мы решили, что не будем делать этого до свадьбы. Так что нет причин для волнений. И, кроме того, мы проживаем вместе по воле королевы Генриетты, нам иногда приходиться выполнять её особые поручения. Так что домой, сес... госпожа Элеонора, вы вернетесь все же одна.

Уже сидя в своей карете, Элеонора произнесла задумчиво: "Кто бы мог подумать, что настанет день, когда я начну завидовать тебе, крошка Луиза".

Луиза проснулась поздно ночью из-за шорохов. Она увидела, что Костя встал с их постели и начал одеваться. Луиза окликнула его, но он не ответил. Встревоженная Луиза торопливо прочитала заклинание, но конце палочки возник яркий огонек. При его свете Луиза смогла разглядеть, что глаза Кости остается закрытыми. "Что происходит?" Костя, не открывая глаз, неторопливо, но уверенно вышел в коридор. "Неужели это заклинание Зова? Но кто?" Луиза поспешила за Костей, стараясь не шуметь и оставаться незамеченной. Костя спустился в цокольный этаж, там зашел в одну из комнат. Луиза осталась за приоткрытой дверью.

В этой комнате находилось огромное напольное зеркало, выше человеческого роста. Когда Костя к нему приблизился, его глаза открылись и он встревожено воскликнул: "Где я и что я тут делаю?"

-Не бойся, это я позвала тебя - раздался голос, а затем из зеркала вышла королев Генриетта, одетая лишь в кружевную ночную рубашку.

-Наконец ты откликнулся на мой Зов.

-Но Генриетта... зачем?

-Разве не ясно? Я нуждаюсь в тебе, мой верный рыцарь, мне нужна твоя нежность и ласка. Согрей же сердце королевы.

-Но это неправильно... а как же Луиза?

-Прости, я сама понимаю, что поступаю неправильно, но ничего не могу поделать. Мне так одиноко. Рано или поздно мне все же придется выйти замуж за того, кого я не люблю. Все равно у меня нет выбора, ведь быть рядом с тем, кто дорог моему сердцу я не смогу, это просто невозможно.

Генриетта подошла к Косте вплотную и заглянула ему в глаза.

-Увы, но я вижу в твоем взгляде лишь сочувствие и жалость. А мне нужно нечто иное, большее. Ну что же, прости меня, падшую... и ты прости тоже.

Последние слова были явно адресованы Луизе, Генриетта все же заметила её. Королева отступила назад и скрылась в зеркале.

-Значит, Луиза, ты все видела и слышала. Желаешь наказать меня прямо сейчас или отложим до утра? Свою вину я признаю.

-Не буду я тебя наказывать - вздохнула Луиза. Я тоже прекрасно вижу, что ты лишь сочувствуешь королеве и ничего более.

-Не совсем так. Я также чувствую себя виноватым перед ней.

-Виноватым? Но в чем?

-Если бы я тогда не проявил малодушие, если был рядом на той вашей свадьбе, когда Вард напал на Уэльса, если бы спас принца и все же убедил бы его укрыться в Тристейне. Да, шанс был ничтожен, но он был. И тогда Генриетте не пришлось бы так страдать.

Знаю, глупо сожалеть о том, что исправить нельзя, но как порой трудно удержаться от подобной глупости.

-Не стоит так себя винить. Не все в силах человека, даже такого как ты.

Костя подошел и обнял Луизу.

-Спасибо тебе за понимание, Луиза. Ты взрослеешь, моя госпожа.

-Так пора мне уже. Мне скоро исполнится семнадцать.

-Помню, помню, не забыл. Но знаешь, Луиза, нам завтра предстоит одна небольшая работа.

-Да. Но пока нам нужно хорошо выспаться.

На следующий день Костя и Луиза замуровали дверь в комнату с зеркалом. Им также помогла Сиеста. Девушки месили раствор и подавали кирпичи, а Костя их укладывал ровными рядами. Сиеста полюбопытствовала, зачем потребовалось запечатать эту комнату. Луиза, скорчив жуткую рожицу, сообщила служанке, что в ней обитает призрак бывших хозяев. Сиеста испуганно ойкнула и больше вопросов не задавала.

Следующую ночь Генриетта напрасно прождала у зеркала в зале дворца, рядом с её спальней. Костя так и не откликнулся на Зов. Королева поняла, что так будет всегда. Генриетта разочарованно вздохнула, занавесила зеркало и вернулась в спальню, где её ожидал лишь холод одиночества.

Через два дня у Луизы было день рождения. Из гостей были лишь ученики Академии. Впрочем, все равно было весело, даже слишком, вина могло быть и поменьше. На следующее утро многие проснулись с головной болью. Костя встал рано утром и решил прогуляться по небольшому парку, освежить голову. Луизу он решил милосердно пока не будить, его хозяйка плохо переносила алкоголь. Внезапно он услышал крик, он явно принадлежал Тифании. Он бросился на этот крик. Рядом с перепуганной Тифой он увидел трех эльфов. Один из них был князь Видар, с ним он сталкивался в Альгамбре, двое других были незнакомые ему парень и девушка.

-Что вы делаете, оставьте Тифу в покое! На всякий случай Костя обнажил меч. Молодой эльф усмехнулся, поднял жезл с рубиновым кристаллом на верхушке и провозгласил: "Именем Владыки, крепкий сон до пробуждения!" После чего Костя мгновенно провалился в крепчайший сон.

Луиза проснулась намного позже. На груди у неё был золотой кулон с рубином в виде сердечка, подарок Кости. Этот кулон здорово смотрелся вместе с диадемой, гости вчера были единодушны во мнении, что Луиза с этими украшениями ну просто вылитая принцесса. Луиза распахнула окно и крикнула недовольно:

-Ну и зачем так шуметь с самого утра?

-Луиза, беда! Костю и Тифанию похитили эльфы!

30. Святая Земля.

-Очень сожалею, но вряд ли я смогу помочь. Эльфы очень сильны, да и страна их так далеко от Тристейна. Кроме того, в любой момент может возобновиться война между Ромалией и Галлией, а мы связаны союзным договором. Все что я могу сделать -это обратиться за помощью к Папе Ромалийскому, ведь Ромалия поддерживает дипломатические отношения со страной эльфов.

-Мне все ясно, Ваше Величество. Я могу идти?

Генриетта кивнула. Луиза поспешила покинуть дворец.

"Ну что же, придется отправиться за Костей в одиночку. Он столько раз спасал меня, пришло время отплатить тем же. А если не получится, я все равно разделю с ним одну судьбу".

Вернувшись в поместье, Луиза стала собираться в дорогу. К ней подошла Сиеста и стала упрашивать взять её тоже. Поначалу Луиза не хотела, ведь Сиеста не владела ни магией, ни боевыми навыками, но настойчивость этой простолюдинки внушала уважение. Еще во времена спасательной операции в Галлии Луиза прониклась к служанке неподдельной симпатией и стала считать её своей подругой. Так что Луиза все же согласилась, да и вдвоем все же не так страшно.

Сверху спланировала Сильфида. Табита тут же с ходу заявила, что она также намерена присоединиться к команде, так как считает Костю и Тифанию своими друзьями. Сильфида выразила поддержку словам хозяйки трубным рыком. Луиза не стала отказываться от такой помощи, тем более что на драконе путь займет намного меньше времени.

-Сколько времени потребуется, чтобы долететь до Святой Земли?

-Если Сильфида будет лететь без отдыха, то примерно четыре дня.

Этот разговор происходил уже в воздухе. Но тут девушки заметили, что их догоняет корабль. Это был "Остланд".

-Эй, давайте на палубу. Даже для Сильфиды слишком тяжел такой долгий путь.

Голос принадлежал Кирхе. Команда спасателей теперь была в полном сборе.

-Где я?

Костя проснулся в незнакомой, довольно большой и роскошно обставленной комнате. Комната была залита светом, огромные окна занимали почти всю стену. За окнами были пальмы.

Рядом на кровати продолжала посапывать Тифа. А рядом с кроватью стояла девушка-эльф с жезлом, украшенным круглым красным кристаллом.

-Наконец ты проснулся, крепко же вы спали эти четыре дня.

-Слушай, кто ты? И не могла ли бы ты одеться?

На девушке-эльфе была лишь набедренная повязка и Костя не знал, куда деть глаза.

-Мое имя Люсиана. Ваши имена мне известны. Но как странно, насколько я знаю, внешне эльфы не очень отличаются от людей-варваров...

"Ну, в этом и проблема, собственно".

-... так что мой вид не должен тебя пугать.

"Если я и боюсь, то совсем иного".

-Так ты оденешься или нет? Неужели тебе так трудно исполнить мою просьбу?

-Ладно, ладно, раз ты так настаиваешь.

Люсиана отошла от кровати и неспешно оделась, натянула на себя короткое зеленое платье, похожее на тунику.

Вероятно, человеческие понятия о стыдливости для эльфов были чужды.

Костя тоже решил одеться и тут неожиданно обнаружил, что он совершенно голый.

-Эй, не можешь ты отвернуться? Я тоже хочу одеться.

Люсиана пожала плечами.

-Значит верно говорят, что люди стыдятся своего же тела. Как странно... замечу лишь, ты несколько запоздал. Ведь это я раздела и тебя и твою подругу-полукровку.

Костя покраснел. Получается, он голый лежал рядом с обнаженной Тифанией. "Надеюсь, Луиза никогда об этом не узнает".

-Должна заметить, что варвары-самцы практически ничем не отличаются анатомически от парней-эльфов.

Костю подмывало спросить, откуда Люсиана знает, как выглядит тело эльфов-самцов, но портить отношения в подобной ситуации явно не стоило и он сдержался.

-Так ты отвернешься или нет? Не бойся, я не собираюсь нападать.

Люсина отвернулась. Костя оделся, благо одежда лежала рядом на небольшом столике, затем разбудил Тифанию. Он тактично отвернулся, дав одеться и Тифе.

После чего продолжил расспрашивать эльфийку.

-Так где мы находимся и зачем вы нас похитили?

-Вы находитесь в нашем оазисе. Здесь живу я и мой дядя, князь Видар. Я знаю, ты знаком с ним и он мне тоже рассказывал о тебе. Нам нужна была лишь полукровка, а тебя мы прихватили лишь потому, что ты хотел нам помешать. Впрочем, оно и к лучшему, благодаря тебе я узнаю больше о вашем племени варваров, я давно изучаю вас, людей.

-Ага, понятно. Анатомию ты мою уже изучила. Наверное, захочешь узнать, как я и внутри устроен? И когда же начнешь кромсать мое тело?

-Больно надо, меня не твои кишки интересуют. Мне интересна культура людей, их взгляды на жизнь, мотивация, отношения между собой.

Например, сейчас меня интересуют такие вопросы как:

1. Зачем вы люди постоянно воюете друг с другом? Мы, эльфы, никогда не воевали между собой.

2. Почему вы поклоняетесь Дьяволу Бримиру?

3. Как ты смогла отрастить такие большие...

Тут Люсиана подошла к Тифании и ткнула пальцем в её грудь. Тифания взвизгнула и покраснела, прикрыв грудь рукой.

-Эй, не надо так грубо. И что еще тебя интересует?

-Например, способна ли эта полукровка иметь детей? Она ведь твоя подруга, не так ли, раз ты бросился её спасать? Думаю, со временем мы это выясним...

Костя покраснел:

-Нет у нас таких отношений, мы просто друзья. Да и кто я тебе, самец для случки? Шла бы ты лесом со своими научными интересами.

После этих слов ушки у Тифании грустно повисли. "Да, я знаю, Костя любит лишь госпожу Луизу, а я лишь друг".

Костя почувствовал себя крайне неловко. Люсиана смотрела на них с неподдельным интересом и легкой усмешкой.

-Конечно, мы не собираемся вас заставлять насильно заниматься подобным. Не надо так плохо думать о нас. Кроме того, нас больше интересует, сможет ли полукровка иметь детей от эльфа, а не от человека.

-Эй, Тифа тоже вам не самка подопытная.

-Да успокойся уже, мы не собираемся её принуждать. Но если ей самой понравится симпатичный эльф, ты же не будешь мешать? Тем более ты признал, что она не твоя подружка.

Костя пожал плечами: действительно, он не имел права ревновать Тифанию.

-Вот и хорошо. Знаешь ли, подобные вещи представляют для нас не просто теоретический интерес, от них, возможно, зависит само существование нашей расы. Но будет лучше, если тебе все объяснит мой дядя, князь Видар.

В оазисе кроме Видара и его племянницы Люсианы проживал также жених последней, эльф по имени Арий. Это был тот самый эльф, что усыпил Костю и Тифанию перед похищением.

Он явно не был расположен к Косте и держался настороженно. Костя, напротив, старался держаться спокойно и миролюбиво, стараясь узнать как можно больше. Все равно ничего нельзя было поделать, сбежать из оазиса было невозможно. Вокруг на сотни миль была безжизненная пустыня, до ближайшей границы, с Ромалией, добраться пешком было просто немыслимо. Косте даже оставили его меч, показывая безнадежность их положения.

Да и против кого бы Костя мог применить оружие? Отношения с хозяевами оазиса быстро перестали походить на отношения тюремщиков и узников. Костя и Тифа много и охотно общались и Люсианой и с самим князем Видаром, лишь Арий продолжал держаться несколько отчужденно. Они охотно делились сведениями, Костя рассказал и о себе, о том, что пришел из другого мира, о своих приключениях с Луизой, о своих друзьях... он просто не видел нужды скрывать подобное.

В свою очередь Видар и Люсиана поведали немало интересного о собственном народе.

Эта раса пришла в Халкегинию из другого мира, прилетев из иной звездной системы. Они быстро превратили этот участок континента в цветущий сад, назвав свою страну Святой Землей. Но их былому процветанию пришел конец после эпической битвы Дьявола Бримира с неким чудовищным монстром, похожим на огромную змею или дракона. В схватке тогда победил Бримир, но эльфы считали, что противники друг друга стоили и их эта победа не очень радовала, в отличие от расы людей. Действительно, это сражение принесло большие беды и разрушения, впрочем, куда более пагубными были его последствия. Судя по всему, после этой битвы, что и произошла в стране эльфов, наступило нечто подобное "ядерной зиме". Наступила длинная и суровая зима, она длилась не менее семи лет. Солнце было почти постоянно скрыто за тучами, день не отличался от ночи. Всему живому угрожала гибель. Эльфы, напрягая все свои силы, сумели своей магией создать тысячи артефактов, именуемых "Коконы Огня". Такие кристаллы с заключенной энергией, высвобождаемой постепенно, могли заменить собой солнце, каждый мог обогреть и осветить несколько квадратных миль в течение нескольких месяцев, будучи подвешенным магией на нужной высоте. Но даже тысяч "Коконов" не хватило чтобы спасти всю страну и большая часть её превратилась в безжизненную пустыню. Жизнь, благодаря "Коконам", сохранилась лишь на небольших участках, они и стали оазисами, в которых и обитают поныне остатки некогда многочисленного народа эльфов.

Закату расы способствовали и войны с государствами людей. Человеческие королевства не раз объединяли свои армии и устраивали Крестовые походы в Святую Землю, она и для людей была святой. Ведь Дьявол Бримир, которому люди поклоняются как Богу, согласно легендам впервые ступил на твердь Халкегинии именно в Святой Земле, он тоже пришел из другого мира, как и его подручный Гэндальв.

Эльфам удавалось, используя свое превосходство в магии, отразить агрессию людей, но они также несли тяжелые потери. И чаша весов все же склонялась в сторону людей, они развивали не только магию, но и технологии, у людей появилось огнестрельное оружие. Эльфы же сами по себе были не воинственны и миролюбивы, так что они очень боятся новой войны с людьми, ведь самих эльфов теперь осталось так мало, меньше чем живет людей в таком городе как Лютеция, например.

Детей у эльфов рождается все меньше, многие дети очень слабы и умирают, не дожив до зрелости. Возможно, это связано с тем, что стали обычным делом браки между ближайшими родственниками, братьями и сестрами, например.

Иные, как Видар, видят спасение в смешении эльфийской расы с людьми. Тифания нужна как живое доказательство того, что подобное возможно. Но есть и сторонники "расовой чистоты", их возглавляет князь Исмаэль, глава Совета Старейшин. Но Видар уверен, что такой путь - это путь в никуда, сама по себе раса эльфов непременно обречена на полное вымирание.

С некоторых пор в Святую Землю стали поступать тревожные слухи о том, что появились наследники Дьявола Бримира, Маги Пустоты, обладающие силой этого дьявола. Давнее пророчество эльфов гласило, что если четыре Мага Пустоты объединят свои силы, они уничтожат весь народ эльфов.

Так что когда стало известно о существовании полукровки, по имени Тифания Вествуд, обладающей магией Дьявола, Совет Старейшин распорядился её похитить и доставить в Святую Землю, чтобы решить на месте, как следует с ней поступить. Вот так Костя и Тифания и оказались здесь. Успех похищения объяснялся и тем, что эльфы владели магией невидимости.

Пролетело три безмятежных дня. В центре оазиса было небольшое глубокое озеро, Костя очень нравилось в нем купаться. Он предпочитал делать это одиночку, поскольку купаться в компании двух обнаженных девушек он все же смущался. Да и Арий откровенно начинал ревновать, если Костя видел Люсиану без одежды, оказывается ревность и эльфам присуща. Также напрягало, что поскольку сами эльфы были вегетарианцами, в местном рационе начисто отсутствовали мясо и рыба.

И Костя все сильнее скучал по Луизе.

На четвертый день в оазис прибыла делегация Совета Старейшин с требованием, чтобы пленников доставили в столицу, где Совет решит их дальнейшую судьбу.

Совет Старейшин напоминал римский сенат. Возглавлял его князь Исмаэль, ярый противник людей. Бримир заранее посоветовал Косте держать себя сдержанно и не поддаваться на провокации.

Исмаэль сразу взял быка за рога и стал требовать от Совета казнить пленников, так как они, якобы, представляют опасность для их расы. Кроме того, само существование "грязной полукровки" Тифании он считал оскорблением для народа эльфов. По его словам, если казнить Тифанию, это уже помешает сбыться мрачному пророчеству об объединении четырех Магов Пустоты и спасет их всех от предстоящего истребления.

Кто-то из членов Совета поинтересовался, а не представляет ли полукровка опасности для членов Совета своей магией Дьявола? Исмаэль снисходительно объяснил, что эта магия не может применяться без волшебной палочки, а палочка Тифании находится у Исмаэля в руках, так что нет причин для опасений.

Мнение большинства стало клониться в сторону позиции Исмаэля.

Костя, в отчаянии, выхватил свой меч.

-Смотрите уважаемые, убедитесь сами, насколько агрессивны и безрассудны эти дикари. Даже здесь, в нашем Совете, этот варвар смеет нам угрожать мечом! - завопил Исмаэль.

Стало ясно, почему Косте оставили его меч. Исмаэль сознательно делал ставку на провокацию.

-Неправда! Я не хочу никому угрожать. Да что мы с Тифой вам сделали плохого, что вы угрожаете нам смертью? Я лишь хочу защитить свою подругу. - Костя был в отчаянии, он понимал, что шансов у них нет.

-Не слушайте его!

-Если тебе так дорога твоя подруга, бросай оружие, иначе она умрет прямо сейчас. С этими словами капитан эльфийской гвардии по имени Мадаф приставил к горлу Тифании свой кинжал.

Костя послушно бросил меч. Их увели в тюрьму.

В камере Тифания стала просить прощения у Кости, она считала, что все произошло по её вине. "Уж лучше мне вообще было не рождаться, полукровке, я всем приношу лишь горе". Костя как мог утешал девушку, пытался убедить что она не права и несмотря ни на что, он рад, что судьба свела его с Тифой.

Дверь внезапно отворилась и в камеру вошли князь Видар, Люсиана и Арий.

-Что, уже? - мрачно поинтересовался Костя. Он не сомневался, какой приговор их ожидает.

-Своих спасителей можно было встретить и более приветливо.

-Спасителей?

Видар протянул Косте его меч.

-Мы поможем вам бежать. Простите, Тифания, но вашу палочку мне вернуть пока не удалось. Следуйте за нами, у нас очень мало времени.

Видар решил вывести их через катакомбы под столицей. Увы, но Исмаэль предвидел этот шаг и велел запечатать все возможные выходы. Очень скоро Видар и его спутники попали в засаду Мадафа и его людей.

-Послушай, мы признаем свою вину. Но отпусти хотя бы Люсиану, она ведь тебе тоже нравится... - попробовал уговорить гвардейцев Арий.

-Заткнись, предатель. В ярости, что Арий напомнил о том, что Мадаф потерпел поражение за сердце Люсианы, капитан стражников метнул в Ария кинжал, попав в левое плечо. Арий был изумлен, ведь эльфы очень редко подымали руку друг на друга.

Костя выхватил меч.

-Прошу, не убивай никого - хором взмолились Видар, Люсиана и Арий.

Костя согласно кивнул, решив лишь обезоружить противников. Он наносил удары клинком плашмя и выбивал мечи из рук эльфов. Против "силы Гэндальва" у эльфийских солдат не было шансов и вскоре все, включая Мадафа, корчились от боли на земле. Эльфы были сильнее людей, но из-за повышенной чувствительности имели крайне низкий болевой порог. Так что боль даже от не слишком сильного удара лишала их желания и воли продолжать драться.

Но все равно выбраться из подземного лабиринта не удавалось, и вскоре беглецы угодили в тупик. Им удалось запереть за собой железную дверь, и эльфийские стражники, к ним подошло подкрепление, теперь пытались её взломать. Стало ясно, что когда им это удастся, смерть будет неминуема, помощи ждать было неоткуда. Но все же Костя решил не сдаваться без боя, держа наготове свой меч...

"Остланд" пересек границу Святой Земли на пятый день полета. Разумеется, сразу же его попытались перехватить сторожевые корабли эльфов. "Остланд" обладал явным преимуществом в скорости и поначалу сумел уклониться от нежелательного контакта с пограничниками, но вскоре пограничные суда окружили его со всех сторон, взяв в "коробочку". Идти на прорыв можно было только посредством тарана, но Кольбер был против такой авантюры. Он приказал остановить "Остланд" и пустить на борт эльфов-стражников, надеясь урегулировать все мирным путем.

-Мы не военное судно, у нас на борту нет оружия и мы не собираемся нападать на вас и вашу страну. Все что мы хотим, это вернуть своих товарищей, их похитили и держат в плену.

Капитан эльфийских пограничников был в смятении. Осмотр "Остланда" показал, что на корабле действительно отсутствует вооружение ("Стрелу Грома" Кольбер предусмотрительно оставил в Академии), а экипаж его состоит в основном из учеников, да еще в большинстве из девушек. Капитан явно не хотел заработать сомнительную славу и прозвище типа "победитель школяров", применяя власть и насилие по отношению к несовершеннолетним. Как обычно и поступают нижестоящие чины в подобных ситуациях, он решил переложить всю ответственность на вышестоящее начальство.

-Я ничего не знаю о похищении ваших друзей. Следуйте за нами, мы проводим вас до нашей столицы. Совет Старейшин примет решение, как поступить с вами.

"Остланд" в сопровождении двух сторожевых кораблей отправился в полет до столицы Святой Земли.

Луиза в каюте предавалась отчаянию. Шансы спасти Костю были близки к нулю. Как бы ей хотелось увидеть прямо сейчас... эх, ну почему она так и не освоила заклинание открытия портала!

По просьбе Кости Тифания сообщила Луизе текст нужного заклинания, но у Луизы оно не сработало, по неясной причине. Открывать Проход она была способна лишь при Призыве фамильяра, а это было не совсем то, что нужно.

Но тут как бы пред глазами Луизы засветились руны. Она увидела текст нового для себя заклинания, оно представляло из себя комбинацию заклинания "Разрушитель Барьеров" и еще одного, из Молитвенника Основателя, которое Луиза еще не разу не использовала. Как оказалось, можно создавать новые заклинания, комбинируя уже имеющиеся.

Луиза механически прочла заклинание, озвучив эти руны. Перед ней возник портал в виде большого овального зеркала и в нем она увидела Костю и тех, кто стоял с ним рядом в каком то темном коридоре.

-Костя!

Костя был изумлен даже больше, когда он увидел портал перед собой, а в нем - свою хозяйку. Когда он вытянул руку к порталу, портал увеличился в размерах, теперь в него можно было войти, как в дверь. Костя так и сделал, потащив за собой и Тифанию.

-Скажите, а нам можно? Если мы останемся здесь, нас могут и убить. - нерешительно спросил Арий. Железная дверь к тому времени уже стала поддаваться взломщикам.

-Конечно. Идите с нами.

Эльфов не потребовалось упрашивать дважды. Вскоре все оказались в каюте на "Остланде", после чего портал захлопнулся. Когда стражники наконец взломали дверь, они, к своему удивлению, обнаружили лишь полное отсутствие беглецов.

"Тифания утверждала, что маг Пустоты не может пройти через Проход, созданный другим магом Пустоты. Но она смогла пройти через портал, созданный Луизой. Неужели Тифа солгала? Нет, не может быть, я не должен так сомневаться в своих друзьях. Может дело в том, что Луиза использовала явно иное заклинание, ведь то заклинание, что научила её Тифа, у Луизы не сработало. Тифа же говорила, что разные маги Пустоты имеют свои уникальные способности. Кроме того, у Тифы не было палочки, а без палочки маг теряет свои способности, он не может творить свою магию. Уж лучше я ошибусь в своих друзьях, чем дойду до паранойи".

Когда все вышли из каюты, капитан пограничников лишился дара речи, узнав своего бывшего наставника, князя Видара. Он уже хотел спросить, как князь очутился на "Остланде", корабль ранее пограничники полностью обыскали. Но князь Видар властным жестом оборвал вопросы.

-Я, как представитель Совета Старейшин, приказываю отпустить это судно и всех кто на нем. Всю ответственность за это решение я беру на себя. Сам я отправлюсь с вами в столицу, капитан, так что вам не о чем волноваться.

-Дядя, вы уверены, что вам стоит возвращаться?

-Да. Моя битва с Исмаэлем еще не закончена, ему рано праздновать свою победу. Вы же отправитесь в Тристейн. Ты хотела изучить культуру людей, вот и изучишь её из первых рук. Не бойся, ваши новые друзья о вас позаботятся, я им вполне доверяю.

Затем Видар подошел к Косте и подал два предмета: это был флакон с каким-то эликсиром и пергаментный свиток.

-Свиток передай своей королеве. В нем важная информация о Коконах Огня, король Джозеф намерен их использовать как оружие массового уничтожения. Советую и тебе самому прочесть свиток, это и тебе может оказаться полезным. Флакон - это лекарство от безумия, его нужно доставить матери той девушки, что вы спасли из Альгамбры. Иногда все же надо исправлять свои ошибки. И прошу тебя, позаботься о моей племяннице и её женихе. Я верю, вы станете хорошими друзьями.

После этого князь Видар перебрался на сторожевой эльфийский корабль. "Остланд" же отправился обратно домой, в Тристейн, настроение на борту было радостное но, разумеется, самую большую радость испытывали Костя и Луиза.

Когда "Остланд" пересек границу Тристейна, его встретили Драконьи Рыцари. И, разумеется, с ними была Агнесс.

"Похоже, спокойная жизнь окончательно осталась в прошлом. Ну, мы, графья, народ работящий..."

-Я, конечно, рада, что вас удалось спасти, но у меня очень плохие новости.

-Что же произошло на этот раз?

-Скоро начнется война. Галлия выдвинула ультиматум Ромалии, потребовав разорвать военный союз с нами. Срок ультиматума истекает завтра в полдень. Папа, разумеется, откажется выполнить это условие. Флот Галлии уже занял позиции на границе с Ромалией, и Папа обратился к нам за помощью. В Ромалию уже отправлены эскадры Тристейна и Германии. "Остланду" с магами Пустоты королева также приказала отправляться в Ромалию.

Костя передал флакон и свиток Агнесс, взяв с неё клятву, что она доставит их по назначению, нужным адресатам. Он спросил у Ария и Люсианы, как они намерены поступить. Если они желают, их на драконах доставят в поместье Кости, там они будут в полной безопасности. Но Люсиана отказалась, она решила не расставаться с новыми друзьями. Арий, разумеется, тоже согласился отправиться в Ромалию, хотя и было видно, что ему это совсем не нравится, но расставаться со своей невестой ему хотелось еще меньше.

31. Огонь и Пустота или ход ладьей.

Эскадры Тристейна и Германии прибыли в Ромалию чуть позже "Остланда" и уже объединились с флотом Ромалии. Но даже объединенные силы намного уступали по своей мощи огромной армаде флота Галлии: 250 кораблей против 400 у Галлии. Адмирал Ромалии приказал своим кораблям отступить от границы и занять позиции над окраиной столицы Ромалии. Отступать далее было нельзя, сдать столицу врагу без боя считалось в Халкегинии величайшим позором.

Армада Галлии выстроилась в две боевые линии в пяти милях севернее. Флагман, на борту которого, в своей роскошной каюте, был и сам король Джозеф, находился за второй линией.

Несмотря на несомненное превосходство в силах, король Джозеф явно не стремился атаковать. Он намеренно тянул время, дожидаясь пока прибудет подкрепление от союзников. Джозеф решил продемонстрировать своим врагам колоссальную мощь Коконов Огня и желал, чтобы свидетелями его триумфа были не только ромалийцы, но и те, кто осмелился вступить с союз с Ромалией. Воины Тристейна и Германии должны были убедиться на собственном опыте, какая участь ждет тех, кто осмелится выступить против будущего повелителя всей Халкегинии.

Когда Джозеф убедился, что союзники уже подоспели и заняли свои позиции в одном строю с флотом Ромалии, он принял решение показать всем мощь, скрытую в Коконах Огня. Король велел Шеффилд привести в его каюту одну из горгулий. Используя магию, он начертал на груди горгульи руны, означающие последнее слово заклинания "Разрушитель Барьеров".

Чтобы заклинание сработало, маг не обязательно должен произносить его вслух. Все заклинание или его часть можно также начертать магическими рунами. Стоило после этого совершить финальный пасс палочкой - и заклинание сработает. В данном случае там, где будет произнесено или начертано его последнее слово.

После начертания рун Джозеф дал горгулье один Кокон Огня из открытого черного футляра, лежащего на его столе. Также он дал подробные указания горгулье, куда точно следует лететь. За исполнением этих инструкций Джозеф мог наблюдать при помощи Зеркала Основателя, оно принимало визуальную информацию от бабочек-шпионов, заблаговременно высланных Шеффилд.

Костя внял совету Бримира и с помощью Луизы (сам он пока плохо владел грамотой, нескольких уроков Табиты и Луизы было явно недостаточно) прочитал свиток. В нем рассказывалось о мощи Коконов Огня и о возможных способах доставки этого оружия к цели. Так что сразу после прибытия "Остланда" он через Кольбера связался с адмиралом Ромалии и командующими союзных эскадр, рассказав им все что знал. Теперь стало ясно, почему Джозеф так тянул с атакой, этот хитроумный король, обожающий нестандартные приемы, явно решил использовать такое необычное оружие вместо банальных корабельных пушек. Адмирал приказал всем подчиненным держать флот Галлии под самым пристальным наблюдением, используя как оптику, так и магические способности к дальновидению, ими обладали некоторые офицеры-маги.

Так что когда горгулья взлетела с борта королевского флагмана флота Галлии, она недолго оставалась незамеченной. Её быстро обнаружили и на перехват послали эскадрон Драконьих Рыцарей. Адмирал также скомандовал флоту "Полный назад!", чтобы избежать последствий взрыва Кокона Огня.

Увы, но союзному командованию и в голову не пришло, что Джозеф решит использовать эту губительную мощь вовсе не против боевых кораблей. И Драконьи Рыцари ничего не смогли поделать, они не успели и сами стали жертвами.

Когда горгулья достигла северной части столицы, где находился собор Св. Бримира, резиденция Папы Ромалийского, она резко снизила высоту и скорость своего полета.

Разумеется, самого Папы и его окружения там не было, они заблаговременно перебрались на флагманский линкор ромалийского флота.

Джозеф, в своей каюте, как раз закончил читать заклинание, за исключением последнего слова. Затем он взмахнул своей палочкой, предвкушая свой триумф.

Над городом возник нестерпимо яркий огненный шар не менее четверти мили в поперечнике. Во все стороны пошла ударная волна раскаленного воздуха. Те жители города, что оказались слишком близко, даже ничего не успели осознать, от них остались лишь тени на выжженных руинах. Ударная волна сменилась возвратной, увлекающей за собой к огненному шару пыль, обломки зданий, тела погибших. Над городом встал грибовидный столб дыма и пыли высотой не менее двух миль.

Разрушения были ужасны, более половины Ромы, самого большого города во всей Халкегинии, превратились в сплошные развалины. На месте собора Св. Бримира теперь зияла огромная воронка.

Ударная волна достигла и объединенного флота Ромалии. Но благодаря тому, что он успел вовремя отступить, корабли получили лишь незначительные повреждения.

-Все же люди это ужасная раса - произнес, потрясенный увиденным, Арий. Костя мрачно молчал, возразить эльфу ему было нечего, он сам был подавлен столь ужасной картиной.

Но он помнил, что Джозеф располагал не одним Коконом Пламени, следовательно, этот кошмар мог повториться.

-Мы больше не имеем права ждать. Джозеф наверняка попытается повторить удар, теперь уже по нашему флоту. Нужно опередить его. Кольбер, прошу, дайте команду "Полный вперед". Мы с Луизой попробуем применить магию Пустоты, "Взрыв". Или они нас или мы их. Кольбер, у нас нет выбора!

Кольбер вынужден был согласиться, выбора действительно не было. "Остланд" покинул общий строй и на всех парах устремился к рядам кораблей Галлии.

В это время в своей каюте Джозеф с наслаждением любовался взрывом и разрушениями. Кокон Огня оправдал его надежды. Он вертел Зеркало Основателя в своих руках, меняя ракурс, желая рассмотреть все подробности. К сожалению, он вынужден был признать, что флот противника избежал потерь. То, что корабли союзников своевременно отступили, явно говорило о том, что они были предупреждены.

"Проклятый Бримир, все же разболтал мой секрет".

Похоже, одним Коконом Огня дело не обойдется.

Тут он заметил, что один из кораблей противника покинул строй и невероятно быстро устремился к его армаде. Шеффилд, она также видела происходящее в Зеркале, сообщила ему, что этот необычный корабль без парусов называется "Остланд" и на нем в прошлый раз прилетали в Ромалию Генриетта с магами Пустоты.

-Вот как! Понятно, что этот корабль прибыл в Ромалию не случайно. Наверное, Генриетта решила послать Папе в помощь также своих магов Пустоты. Но ведь именно мисс Вальер сумела уничтожить флот Альбиона при Тарбе. Они решили нанести удар первыми!

-Шеффилд срочно готовь двух горгулий, иначе Пустота уничтожит нас!

Две горгульи с Коконами поспешно взлетели с флагмана Галлии. Но Джозеф безнадежно опоздал, он так и не успел даже начать читать заклинание. Луиза опередила его.

В небе перед позициями флота Галлии возник огромный шар бело-голубого света. Корабли Галлии разметало как листья на ветру, те, что были ближе всего, мгновенно вспыхнули, будто сделанные из бумаги. Но это было лишь начало. Когда эта сфера поглотила и летящих с Коконами горгулий, мощь Пустоты прорвала защитное магическое поле, что сдерживало огромную мощь стихии Огня в столь незначительном объеме внутри кристаллов. Произошло нечто вроде детонации и вспыхнули еще два огненных, желто-красных шара. Казалось, в небе засияли сразу три новых солнца, одно голубое и два желтых, слитых воедино, намного более ярких и жарких, чем природное светило этого мира.

Последствия этого катаклизма были таковы, что флот Галлии почти полностью перестал существовать. После взрыва из 400 галльских кораблей в небе осталось не более трех десятков из второй линии. Да и они получили серьезные повреждения.

Джозеф потрясенно смотрел в Зеркало, как в один момент рухнули все его надежды и планы. Затем и зеркало погасло, бабочки-шпионы также были уничтожены тройным взрывом.

В каюту поспешно вбежал адмирал.

-Король, капитаны уцелевших кораблей запрашивают, что им теперь делать? Драться мы явно не можем.

-Передай, пусть поступают по собственному усмотрению. Могут спасаться бегством, могут сдаться на милость победителя. Мне безразлично, игра уже проиграна.

-Мой король...

-Спасибо тебе за усердную службу. Вот моя последняя награда: я позволяю вам сохранить свои жизни, и тебе тоже. Передай всей команде, чтобы срочно покинули корабль, у вас есть лишь 15 минут на это. С этими словами Джозеф перевернул песочные часы на столе.

-А затем я использую это...

И Джозеф указал рукой на последний Кокон Огня на своем столе. Адмирал с белым от ужаса лицом спешно покинул каюту.

Шлюпок на воздушных кораблях, разумеется, не было. Их заменяли драконы Ветра, на флагмане их хватало, чтобы забрать весь экипаж, состоящий из отборных дворян-магов. Драконы поспешно взлетали с палубы, уцелевшие корабли торопливо старались уйти подальше от обреченного флагмана.

-Шеффилд, ты тоже можешь уйти, я тебя отпускаю.

-Джозеф, мы целовались лишь раз, при заключении контракта. Позволь мне сделать это сейчас.

Джозеф кивнул в знак согласия. Шеффилд с чувством поцеловала его в губы.

-Теперь, Шеффилд, ты имеешь право на все. Прости, что у нас так мало времени и его явно не хватит на ласки. Но впервые за много лет я ощущаю тепло в своем сердце.

-Мой король, позволь мне прочесть заклинание вместе с тобой.

Джозеф с улыбкой дал согласие. Они вместе, неспешно, стали читать вслух слова заклинания "Разрушитель Барьеров".

Когда упала последняя песчинка в часах, король взмахнул своей палочкой.

И море огня поглотило их.

32. Пробуждение Дракона.

Вряд ли случайно, что именно после последнего взрыва проснулся старый вулкан недалеко от столицы Ромалии. Тем более что последний взрыв произошел именно над этим вулканом.

Но тогда на это почти не обратили внимания, ведь были у людей проблемы и поважнее.

Извержение продолжалось шесть дней. К концу шестого дня склон горы треснул, словно скорлупа, и из темной расщелины показалась огромная голова чудовища. Чудовище издало громоподобный рык, извещая всех о своем пробуждении. Это проснулся Дракон Судного Дня, он шесть тысяч лет провел в спячке, заточенный в недрах горы великим магом Бримиром.

Согласно древним источникам Дракон Судного Дня был создан Творцом для исполнения смертного приговора человечеству, когда чаша грехов рода людского окажется переполненной. По иным источником Дракон вообще не является живым существом, это огромный боевой механизм, предназначенный для того, чтобы очистить Халкегинию от людей и подготовить место для другой, более совершенной и богоугодной расы в назначенный срок.

И этот срок пришел. Чаша грехов человечества оказалась, наконец, переполненной. Весь мир Халкегинии оказался накануне Судного Дня.

Папа Витторио хорошо знал предания и пророчества, связанные с Драконом Судного Дня. И как только он узнал о пробуждении монстра, он перепоручил все насущные дела по восстановлению столицы своим заместителям, приказал сообщить о пробуждении Дракона всем монархам Халкегинии, а затем вызвал к себе Джулиана.

-Время дорого, Джулиан, мы отправляемся немедленно.

-Но что мы сможем сделать? Разве мы в состоянии сами его уничтожить?

-Нет, это невозможно. Дракон имеет почти идеальную защиту, как от обычного оружия, так и от магии. Его тело покрыто бронированной чешуей, её едва ли смогут пробить пушечные ядра. А саму чешую прикрывает антимагическая слизь, делая Дракона неуязвимым для магического оружия. И все же мы можем его остановить, выиграв время для тех, кто способен его уничтожить. Мне известно его уязвимое место, я этим воспользуюсь.

-И кто же способен уничтожить этого Дракона?

-Мисс Вальер с её подручным. Именно она владеет самым мощным заклинанием Пустоты, способным уничтожить Дракона. Так что вскоре ты отправишься в Академию Магии и поможешь всем, чем можешь, особенно ценно твое качество Виндальва видеть глазами животных и птиц. Но пока нам нужно остановить Дракона, он уже направляется к нашей столице и скоро будет здесь.

Витторио и Джулиан отправились в полет на белом грифоне, в сопровождении небольшого эскадрона Драконьих Рыцарей, к ущелью с драконом. Дракон двигался очень медленно, передвигая свое длинное змеевидное тело на коротких толстых лапах. Дракон увидел их и поднял голову, изогнув свою шею подобно чудовищному лебедю.

-Ты все запомнил, не так ли? Хорошо. Знаешь, мне как духовному лицу было запрещено вступать в брак и иметь детей. Но я всегда мечтал иметь сына, такого как ты, Джулиан. И мне остается сказать тебе последние слова: живи, сбереги себя, мой сын!

После этих слов Папа сильным толчком сбросил Джулиана со спины грифона, применив заклинание Левитации.

Падая медленно, словно лист с дерева, лицом вверх, Джулиан завороженно смотрел, как грифон с Папой влетел прямо в разверстую пасть чудовища. Пасть Дракона почти уже захлопнулась, когда нестерпимо яркий голубой свет озарил её изнутри. Дракон забился в судорогах, его обожженная голова рухнула на скалы, сокрушая их.

Новость о пробуждении Дракона Судного Дня в Академию Магии сообщил Джулиан.

Он отправился на своем драконе в Тристейн сразу после того, как его подобрали Драконьи Рыцари.

Королева Генриетта получила эту новость чуть ранее, но еще не успела сообщить её Осману.

Новость произвела очень сильный эффект на всех. Костя поинтересовался почему, он ведь не знал местных преданий. Конечно, смерть Папы Ромалии потрясла и его, но все же он не совсем понимал, почему все так впали в отчаяние.

-Видишь ли, Дракон Судного Дня практически неуязвим. Ни магия, ни обычное оружие не могут причинить ему особого вреда. Кроме того, эта тварь обладает способностью к регенерации, любые раны на нем заживают очень быстро. Сам великий Бримир не смог его убить, он лишь заточил Дракона в недра горы, но теперь дракон проснулся, а нового Бримира среди нас нет - терпеливо разъяснял Джулиан.

-Но точно известно, что Папа не убил Дракона? Раз он выжег ему голову заклинанием.

-Увы, точно. Я постоянно наблюдаю за Драконом глазами орлов и коршунов, что парят над ним. Дракон жив, он постепенно излечивает себя. И, более того, он изменяет свое тело, он трансформируется...

-Трансформируется? Что ты хочешь сказать?

-Дракон отращивает себе крылья.

На следующий день в Академию прибыла королева Генриетта в сопровождении Агнесс и кардинала Мазарини. Костя никогда не видел Генриетту такой встревоженной, она всегда производила на него впечатление своим самообладанием.

-Луиза, я надеюсь лишь на тебя. Ты доказала свою магическую мощь, уничтожив флот Галлии. Вероятно лишь твой "Взрыв" способен уничтожить Дракона.

-Я сделаю все, Ваше Величество...

Костя покачал головой.

-Луиза ты истратила очень много магической энергии своим последним заклинанием. Сумеешь ли ты повторить "Взрыв" спустя так мало времени? Кроме того, к этому Дракону не так просто подобраться, он имеет не только хорошо защиту, он способен и атаковать.

-А что нам остается делать? Не узнаем, пока не попробуем.

-Эх, жаль нет подходящего оружия из моего мира. Был бы у нас истребитель!

-Ты имеешь в виду еще один "Панцирь Дракона"?

-Нет, тот был старьем, в моем мире такие самолеты лишь в музеях остались. Современные истребители намного сильнее, они имеют очень мощное оружие. Думаю, даже вашего Дракона можно убить ракетами.

-Ракетами?

-Это сложно объяснить, даже не буду и пытаться. Да и зачем, это я просто так, помечтал вслух.

-Знаешь, Костя, а ведь я теперь могу открыть дверь в твой мир.

Костя посмотрел на Луизу круглыми глазами: "Ты серьезно, не шутишь?"

-Нет. Я научилась открывать порталы, вспомни, как я спасла тебя из Святой Земли. А благодаря "магическому эху", я теперь знаю, где находится твой мир, даже твой город, в котором ты жил.

-Что еще за "магическое эхо"?

-Это очень сложно объяснить. Ну, примерно так же сложно, как объяснить, что такое ваши "ракеты".

Костя повернулся к королеве.

-Вам решать, Ваше Величество. Если вы позволите, мы с Луизой посетим мой мир и доставим сюда истребитель. Во-первых это очень сильное оружие, во-вторых на истребителе мы легко сможем подобраться к Дракону очень близко.

Генриетта не стала долго раздумывать.

-Я согласна, если мисс Вальер возьмется за это.

Луиза согласно кивнула. Портал решили открыть немедленно. Костя был потрясен, когда в огромном "зеркале", что повисло перед ними, он увидел улицы родного города.

-Идем, Луиза. Пусть у нас мало времени, но я все же покажу тебе свой мир. Поверь, у нас тоже много интересного.

Сказав это, Костя перешагнул на ту сторону и протянул руку своей подруге.

Но Луиза явно не спешила.

-Костя, позволь мне кое-что сказать. Знаешь, я очень рада, что призвала именно тебя своим подручным. Благодаря тебе моя жизнь изменилась в лучшую сторону, каждый час, что мы были вместе, я сохраню в своей памяти, ведь я так люблю тебя! И мои последние слова тебе: живи, Костя!

Костя успел крикнуть "нет!", но Луиза уже закрыла портал.

Гнетущую тишину прервал голос Гиша:

-Луиза, да понимаешь ли ты, что сейчас натворила?

-Да. Я спасла своего любимого от верной смерти.

-Знаешь, Луиза, я даже не знаю, ругать тебя или хвалить. Но как женщина я тебя прекрасно понимаю - вздохнув, произнесла Генриетта.

К Луизе подошла Табита и, положив руку на её плечо, тихо произнесла: "Я тебя тоже прекрасно понимаю, на твоем месте я бы поступила точно так же".

-Так что будем делать, Осман? Как я понимаю, на мисс Вальер надежда слабая, в отсутствие подручного её сила Пустоты уже не так велика.

-Увы, это так. Нам нужно искать иные способы противостоять монстру, но мне ничего не приходит в голову, Мазарини.

-Значит, вся надежда на наших бравых вояк. Насколько мне известно, Дракон уже летит в Тристейн.

-Всей мощи нашей армии и флота не хватит, чтобы истребить это чудовище.

-Ну, так не только наш флот будет с ним сражаться. Ведь это не только нас касается. К нам на помощь придут корабли всех других королевств. Объединив силы, мы, возможно, все же сумеем победить это чудовище. Пусть его сила и способность к регенерации велики, но все же не бесконечны.

-Ну, все равно нам ничего больше не остается. Да поможет нам Святой Бримир!

Днем ранее в Совете Старейшин Святой Земли разгорелись ожесточенные словесные баталии. Князь Бримир сошелся в схватке со своим давним политическим противником, главой Совета князем Исмаэлем.

-Так, Бримир, вы не отрицаете тот факт что помогли сбежать нашим узникам, включая полукровку, обладающую дьявольской силой Пустоты?

-Да. И не жалею об этом.

-То есть вы признаете, что помогли людям, злейшим врагам нашего народа?

-А пусть уважаемые члены совета задумаются, как получилось, что эти "злейшие враги" не пролили ни капли эльфийской крови? Наши стражники пробовали их схватить, применив силу, но и когда беглецам угрожала смерть, они даже не ранили наших стражников. Единственным, кто тогда пролил кровь, оказался капитан Мадаф.

-Я ранил предателя и не жалею об этом!

-Вот как? А может, ты ранил жениха моей племянницы, используя удобный момент отомстить ему за то, что это он смог завевать сердце Люсианы, а не ты?

-Ложь, клевета, у меня не было задней мысли! - Мадаф побагровел от ярости.

-И ты готов повторить свои слова перед Зеркалом Владыки?

Мадаф сразу сник.

Зеркало Владыки обладало магической способностью разоблачать ложь и неискренность. Тот, кто сознательно пытался солгать перед ним, просто переставал отражаться в этом зеркале. Для уличенных во лжи было лишь одно наказание: пожизненное изгнание, у эльфов изгнание приравнивалось к смертной казни. Учитывая, что за пределами Святой Земли эльфов ненавидели и боялись, для этого были все основания.

Когда члены Совета увидели, что Мадаф не готов подтвердить правоту своих слов, на голову Мадафа посыпался град упреков и насмешек. Его арестовали и вывели из зала, ведь пролить кровь соплеменника без достойной причины считалось у эльфов тягчайшим преступлением.

Князь Бримир обратился к членам Совета.

-Да я помог беглецам. Потому что считаю, что маги Пустоты не несут нам угрозы, более того, в них - наше спасение. Четыре мага Пустоты уже не могут объединиться, так король Джозеф уже мертв! Я уже сообщал совету и подтвердил правоту своих слов перед Зеркалом Владыки, что этот король Галлии открыто угрожал уничтожить нашу столицу при помощи Кокона Огня...

-А кто изготовил для него эти Коконы Огня? - Исмаэль не хотел сдаваться.

-Да, это был я. Но, напомню, это ты, Исмаэль, обязал меня отправиться в Галлию, чтобы постоянно наблюдать за Джозефом, за первым магом Пустоты, о котором мы узнали. И это ты, Исмаэль, дал мне разрешение выполнять все приказы Джозефа в обмен за право постоянно быть при этом короле. Так что ты тоже несешь свою долю ответственности за это.

Ты ведь не случайно выбрал именно меня, Исмаэль, в качестве посланника в Галлию. Довольно ловкий ход: послать подальше своего соперника, чтобы укрепить свои позиции в Совете.

-Ты лжешь! Я думал лишь о нашем общем благе!

-Ты готов подтвердить свои слова перед Зеркалом Владыки?

Исмаэль замолчал, он явно был не готов нести ответ за свои слова.

Бримир продолжал:

-Но нам не нужно больше бояться Джозефа, король Джозеф мертв. И он был побежден другими магами Пустоты, из Тристейна, они спасли и нас тоже. Но, как я уже говорил, маги Пустоты могут спасти нас еще раз. Увы, теперь нам угрожает противник страшнее Джозефа. Благодаря ментальной связи я узнал от своей племянницы, она находится сейчас в Тристейне, что проснулся легендарный Дракон Судного Дня! Он уже поглотил Папу Ромалийского.

Воцарилось гробовое молчание. Все присутствующие хорошо знали, что шесть тысяч лет назад именно из-за битвы Дракона с Бримиром большая часть страны эльфов превратилась в пустыню.

В этой тишине лишь Бримир продолжал чеканить слова:

-Уничтожить Дракона способны лишь маги Пустоты. Если же Дракон не будет уничтожен, он сам уничтожит и людей и нас. Пришло время отказаться от замшелых предрассудков и заключить союз с человеческой расой. Маги Пустоты это и наша последняя надежда тоже, мы обязаны им помочь всем, чем можем. Речь идет о выживании нашего народа!

Вскоре после этих слов в совете произошла процедура голосования. По итогам голосования Исмаэль был смещен с поста главы Совета Старейшин, его место занял князь Бримир.

На следующий день эскадра эльфийских боевых кораблей взяла курс на Тристейн, готовая внести свой вклад в борьбу с Драконом Судного Дня.

Дракон уже полностью восстановился, он, наконец, расправил свои крылья и взлетел. У него была ясная цель: вначале следует уничтожить единственное живое существо, способное убить его самого, помешав ему сделать то, для чего он был создан.

Это была смертная девушка-волшебница по имени Луиза, ей подвластна всепобеждающая мощь магии Пустоты. Её следует убить как можно быстрее, иначе его пробуждение станет напрасным. Астральную ауру этого мага Пустоты Дракон мог обнаружить и на другом краю континента, так что его полет был безошибочно направлен в сторону Академии Магии Тристейна.

Даже такие огромные крылья сами по себе не смогли бы поднять в воздух столь массивное тело, но Дракон использовал магию Левитации для своего полета. И все равно он мог лететь лишь на небольшой высоте, от мерных взмахов его гигантских крыльев гнулись деревья, а на водной глади озер и рек вздымались волны.

33. Между мирами.

Костя прождал почти час. Через портал он попал в то же место, тот переулок в родном городе, где и началась эта история. "Вот опять..." Костя все же надеялся, что Лиза изменит решение, что её смогут уговорить остальные. Увы, бесполезно. Обнадеживала лишь то, что руны фамильяра на его руке не исчезли, они даже теперь постоянно светились слабым блеклым светом: свет последней надежды в наступающих вечерних сумерках.

Костя не выдержал и позвал шепотом:

-Дерф?

-Да, хозяин?

Костя облегченно вздохнул, все же он остался не совсем один.

-Дерф, ты можешь говорить, это значит...

-Да, хозяин, в твоем мире магия тоже может существовать и действовать.

Выждав еще немного, Костя поплелся домой. Редкие прохожие иногда провожали его взглядами, пожимая плечами, но без особого интереса: подумаешь, парень косплеем увлекся, хватает в наше время чудиков.

Войдя внутрь своего дома , он невольно усмехнулся: тут ничего не изменилось, похоже, даже вещи даже пылью не покрылись. Он подошел к компьютеру и включил его, проверил электронную почту. Писем новых не было, разве что спам. Он случайно навел курсор на таймер и застыл, когда высветилась дата.

По его подсчетам, в Халкегинии он провел десять долгих месяцев. Судя по дате, в его мире прошло всего два дня. Получается, во второй раз он попал в более раннее время чем тогда, когда ушел по своей воле...

-Ну и как такое может быть? Почему тут прошло так мало времени?

К Косте вернулась старая привычка говорить вслух.

-Ничего удивительного хозяин, это Луиза оказала тебе услугу. Она ведь хозяйка Пустоты. И раз она получила власть над пространством, то и над временем тоже. Пространство и время тесно связаны друг с другом, хозяин...

-Я в курсе, Дерф.

Дерф замолчал, может, он даже обиделся.

Костя встал, он решил пройтись по дому. Сначала он заглянул в бывшую комнату своей матери. Там он постоял перед большим зеркальным трюмо, оглядел себя и усмехнулся. Пожалуй, было бы трудно объяснить знакомым, как он смог так сильно измениться внешне за какие-то два дня. Полностью седые волосы, шрам на щеке, морщинки в уголках глаз.

-Ну вот, опять оброс. Когда вернусь, надо будет попросить Сиесту постричь меня...

Костя не выдержал и рассмеялся: уж очень нелепо и дико звучали эти слова здесь и сейчас.

"Надо еще найти способ вернуться назад, если он вообще существует, этот способ, без помощи Луизы".

Костя поднялся на второй этаж, подошел к комнате своей младшей сестры. Заходить внутрь он не стал, он вообще крайне редко мог заставить себя зайти в эту комнату.

Костя обожал свою сестру так сильно как это вообще возможно. Сама его жизнь, его поступки во многом определялись этой сильной привязанностью к ненаглядной Оле.

Как то раз, еще в детстве, к его младшей сестре и её подруге пристала уличная шпана. Костя, конечно, заступился за девочек. Девочки избежали неприятностей, просто сбежав по приказу Кости, а сам Костя тогда огреб по полной программе: домой он вернулся весь в синяках, хлюпая расквашенным носом. Именно после этого случая он упросил отца, родители тогда еще жили вместе, устроить его в секцию рукопашного боя. Костя добился неплохих успехов в освоении восточных единоборств, хотя по мнению тренера-сенсея ему все же не хватало куража и агрессивности. Как бы там ни было, проблем с местной гопотой больше не возникало. Но вскоре после гибели сестры Костя забросил занятия в этой секции... он тогда многое забросил, на многое махнул рукой. Костя до сих пор помнил слова, что сказала ему Марина, когда она решила порвать отношения с ним: "Ты понес тяжелую утрату, потеряв своих близких, но мужчина не должен сдаваться, опускать руки. А ты похож на сломанную игрушку". Костя не стал спорить тогда, в этих словах была правда. На Марину он даже не рассердился, в конце концов, это она тогда спасла его жизнь, успев вызвать "скорую помощь".

С прежними школьными друзьями он тоже порвал. Прямо он их не обвинял, но все же... если бы они тогда не утащили его в тот проклятый турпоход, если бы он поехал с матерью и сестрой на курорт - все могло сложиться иначе.

В институте, куда он поступил, новых друзей он заводить не стал. У сокурсников Костя быстро приобрел репутацию мрачного, нелюдимого парня, что сторонится радостей жизни.

Его натуру все сильнее покрывала скорлупа одиночества и равнодушия ко всему, он просто плыл по течению.

И то, что эта скорлупа все же была разбита, что он снова ощутил и радость и смысл жизни - это заслуга девочки с розовыми волосами из другого мира, что призвала его...

Вначале он видел в своей службе в качестве подручного Луизы, что столь была похожа на его сестренку, нечто вроде попытки искупления своей вины. Во внешнем сходстве двух девочек он увидел знак судьбы. Но он быстро понял, что испытывает к Луизе нечто совсем иное, чем к своей младшей сестре. Как бы там ни было, но Луиза стала смыслом всей его жизни и он был просто обязан найти способ вернуться к ней.

Тем более, что сейчас Луиза была в опасности. Костя помнил слова Дерфа, что сила и мага и подручного достигают максимума, когда они рядом. А сейчас между ним и Луизой, возможно, тысячи световых лет. Без него она не сможет использовать свою магическую мощь в полной мере, а значит и Дракона одолеть не сможет. Но тогда весь мир Халкегинии будет обречен, все кого он знал, кто стал ему так дорог, умрут, включая и Луизу.

Поначалу, когда он попал в Халкегинию, он воспринимал тамошний мир как не совсем настоящий. Реалии Халкегинии уж слишком напоминали фэнтезийные штампы из книг и голливудских фильмов. Эта иллюзия рассеялась, когда он увидел кровь и смерть в том мире. Было ли это в том альбионском храме, где едва не обвенчались Луиза и Вард, или в битве при Тарбе, он уже не помнил точно, но именно тогда он осознал, что все по-настоящему, это не фильм и не игра. Поистине ничто не делает жизнь более реальной, чем смерть!

И теперь уже этот, свой родной мир, он воспринимает как заброшенные декорации, в которые он, как персонаж, вписывается плохо. Возможно, это от осознания того, что здесь он попросту никому не нужен. Вязкая тишина, заполняющая комнаты родного дома и некогда столь привычная, теперь несла на себе печать ирреальности.

Костя спустился на первый этаж. Вначале он отправился на кухню и налил себе стакан молока, но выпил лишь половину. После того, что он пил в Халкегинии, молоко из местного супермаркета казалось просто подкрашенной водичкой.

Он снова вернулся в свою комнату.

Тишина становилась все более гнетущей, он все сильнее желал разбавить её хотя бы собственными словами.

-Я должен, я обязан вернуться. Я там нужен, они без меня не справятся с этим Драконом. И я уверен, я смогу. В прошлый раз я попал в начало августа, а сейчас все еще июнь. Но ведь тогда я себя не встретил, меня здесь не было. Значит я вернулся... Но как я это сделал, как мне сделать?

-Есть способ, хозяин.

-Дерф?

-Я всегда могу открыть проход между мирами.

-Дерф... и ты молчал? Значит, ты в любой момент мог вернуть меня в мой мир и скрывал это?

-Прости, хозяин. Дело в том, что я могу открыть проход лишь один раз. И после перехода я сам самоуничтожусь, исчерпав все свои жизненные силы.

-Это ты прости, Дерф.

-И еще, хозяин, есть одна проблема. Я все же не маг Пустоты, я не способен открыть аккуратный портал. Я способен лишь устроить разрыв ткани пространства-времени и это может быть опасным для твоего мира. Желательно, чтобы возле точки разрыва не было ничего более материального, чем воздух.

-То есть ты хочешь сказать, что проход должен быть в воздухе... на высоте, в небе?

-Да, хозяин.

"Ясно. Мне нужен самолет. Нет, не просто самолет, я же шел сюда за оружием. Мне нужен боевой истребитель".

-Я понял. Надеюсь, я не опоздаю.

-Не беспокойся, хозяин, ты придешь именно тогда, когда будет нужно. Я об этом позабочусь.

-Но, Дерф, а ты сам?

-Для меня все было решено, когда я попал сюда, хозяин. В твоем мире может существовать магия, но не очень долго. Твой мир высасывает магическую энергию словно вампир. Так что даже если я останусь здесь, через несколько месяцев я все равно стану мертвой железкой.

-Ясно. Скажи, Дерф, а ты сможешь использовать еще раз магию Невидимости, это не помешает позже открыть проход?

-Не волнуйся, хозяин. Пока я жив, я всегда смогу открыть проход между мирами.

-Прекрасно. Не будем тянуть, отправимся этой ночью. А пока мне нужно подготовиться, узнать кое-что.

Костя снова сел за компьютер... "черт, едва не забыл!"

Он открыл Adobe Photoshop и быстро нарисовал нужную картинку. Затем сохранил рисунок как фон на "рабочем столе". После того как большие алые буквы украсили собой экран он довольно усмехнулся, вспомнив, как потрясло (потрясет?) это послание самому себе. Затем он открыл окно браузера и стал набивать ключевые слова в строку поиска.

В лучах восходящего солнца истребитель Су-27 с бортовым номером "14" стремительно набирал высоту. Тем не менее, дистанция между ним и парой преследователей продолжала медленно, но верно сокращаться.

-Борт "14", немедленно начинайте маневр снижения и захода на посадку!.

-Простите, товарищи, что угнал самолет. Но мне он больше нужен, он нужен чтобы спасти мир. Это другой мир, но там тоже живут люди, и они в большой беде. Я обязан им помочь!

-Командир, что несет этот парень?

-Не обращай внимания. Борт "14", если через 20 секунд не начнете маневр снижения, мы откроем огонь.

-Дерф, пора!

-Да, хозяин.

Вокруг истребителя возникла сфера яркого бело-голубого света. Даже солнечные лучи стали искривляться, искажая перспективу, поглощаемые этим световым коконом.

-Николай, ты видишь это?

-Да. Похоже, это НЛО. Отставить атаку!

-Командир, НЛО исчез, цель - тоже.

-Получено подтверждение от наземной станции слежения...

-Ясно. Борта "08" и "09", возвращайтесь на базу...

"Луиза, прощу, не умирай, продержись еще немного, я уже иду к тебе..."

Кокон бело-голубого света вокруг самолета исчез, можно было открыть глаза.

-Прощай, хозяин - растаяли в воздухе последние слова Дерфа, вслед за ними растаял и сам Дерф.

-Прощай, Дерф, прощай, мой верный друг.

Но времени на грусть не было, дорога была каждая секунда.

Над головой Кости раскинулось зеленое небо Халкегинии, на дисплее бортового радара ярко светились отметки множества воздушных целей.

34. Судный День.

Когда Дракон Судного Дня долетел до Академии, все уже было готово для его встречи. Корабли Тристейна, Германии, Альбиона, Галлии, Романии, выстроились в боевые порядки, заняв круговую оборону. Лишь эльфийские корабли немного запаздывали, что никого не удивляло, слишком долог путь из Святой Земли.

Большинство учащихся Академии, как и жители окрестных поселений были эвакуированы. Но Луиза и её друзья остались, все же они еще надеялись, что магия Пустоты Луизы сможет сработать в нужный момент.

"Остланд" получил в том сражении над столицей Ромалии серьезные повреждения. Он сумел тогда добраться до Академии собственным ходом, но судовым машинам требовался серьезный ремонт. Ремонт еще не был полностью закончен, но корабль все же был способен сражаться, однако из-за течи паровых котлов он не был способен развить максимальную скорость. "Стрела Грома" вновь была на его борту, Кольбер смог разобраться сам, как стрелять из этой необычной пушки.

Когда Дракон долетел, он тут же атаковал передовые дозоры. Корабли вспыхнули, даже не успев выстрелить из пушек. Быстро выяснилось, что зона поражения составляет не менее полумили, что сравнимо с эффективной прицельной дальностью и корабельных пушек.

Эскадры начали обстрел чудовища. Смотрелось это весьма эффектно, но, как оказалось, было не очень эффективно. Если ядра и пробивали антимагическую слизь, то с бронированной чешуей монстра они справиться не могли. Оказалось безрезультатным и применение самых мощных магических заклинаний. Самые сильные боевые заклинания относились к стихии Огня, но к этой же стихии принадлежал и сам Дракон Судного Дня, так что не сработали и заклинания.

Единственный несомненный успех заключался в том, что крылья монстра все же удалось серьезно покалечить и он временно утратил способность к полету. Но процесс регенерации уже начался.

Луиза все же настояла на том, чтобы её использовали в качестве оружия. Понимая, что её магические силы не восстановились полностью после использования "Взрыва" в Ромалии, она решила подобраться к Дракону как можно ближе: чем меньше дистанция, тем меньше нужно магической энергии для материализации заклинания и тем сильнее будет его поражающее действие. То, что она рискует при таком раскладе собственной жизнью, Луизу беспокоило мало. После разлуки с Костей она не слишком боялась расстаться с собственной жизнью, такую плату за уничтожение монстра она считала вполне приемлемой для себя.

Первоначально было решено подобраться к Дракону на "Остланде". Но эти попытки оказались безуспешны, "Остланд" так и не смог подобраться на достаточную, по мнению Луизы, дистанцию. Дракон не раз пытался атаковать корабль, возможно, он запомнил что именно "Стрела Грома" более всего повредила его крылья. Тогда Луиза упросила Табиту попытаться подобраться поближе на Сильфиде. Табита обычным невозмутимым тоном дала свое согласие. Луиза и Кирхе вскарабкались на Сильфиду и полетели к Дракону. Увы, но Дракон их быстро заметил и пару раз Сильфида едва не угодила под огненный выхлоп.

Луиза решила применить последнее средство. Она уже знала, что Дракона более всего привлекает она сама, её Пустота, что именно из-за неё Дракон прилетел к Академии. Раз она не может к нему подобраться, надо дать возможность самому Дракону приблизиться к ней.

Применив заклинание Левитации, она спрыгнула со спины Сильфиды.

-Луиза, что ты делаешь, ты же погибнешь! Крик Кирхе явно запоздал.

-Попробуем хотя бы отвлечь внимание Дракона на себя, пока Луиза будет читать свое заклинание - решила Табита. Она велела Сильфиде подлететь как можно ближе к Дракону... но Дракон уже переключил свое внимание на новую цель, имеющую для него намного больший приоритет. Он стал медленно, волоком таща свое длинное змеевидное тело, приближаться к стоящей Луизе, что уже заканчивала читать заклинание.

К тому времени обстрел Дракона корабельными пушками был прекращен, по приказу Генриетты. Боялись попасть в Луизу, да и самим орудиям, что от непрерывной стрельбы раскалились, требовался перерыв.

Когда Луиза произнесла последнее слово заклинания, она взмахнула палочкой и... ничего не произошло.

"Не получилось. Да и не должно было получиться, на что я надеялась? Ведь рядом нет Кости, моего... моей половины".

Огромная, вытянутая по крокодильи пасть, усаженная клыками по размеру больше самой Луизы, уже зависла высоко над девушкой. Голова монстра, украшенная скошенными назад выступами наподобие рогов, уставилась на желанную добычу огромными желтыми глазами.

Луиза, не в силах видеть весь этот ужас, выронила палочку и закрыла лицо руками.

"Вот и все. Прости, Костя, наши мечты так и не стали явью. Но как же страшно умирать..."

Томительно тянулись секунды. Но, как ни странно, ничего не происходило. Громадная тень, накрывшая Луизу, отступила, между сжатых пальцев силился пробиться солнечный свет. Рев чудовища как бы отдалился и изменил свою тональность: в нем явственно слышались ноты боли и отчаяния. В этот рев вплетались и иные звуки: сильные взрывы и гул, напоминающий раскаты грома.

"Что происходит?" Луиза наконец набралась смелости открыть лицо. И волна радости, смешанной с удивлением, мгновенно накрыла ей сознание.

Там, в небесной выси она увидела остроносую стальную птицу со скошенными назад крыльями. Зоркие глаза девушки смогли различить даже красные пентакли на этих крыльях.

"Это Костя, он смог вернуться! Но как, как он смог?"

Этот истребитель летал намного быстрее, чем предыдущий, и был явно больше. Но все же по сравнению с громадой Дракона Судного Дня он казался не более чем докучливым насекомым.

С крыльев истребителя сорвались две огненные стрелы. Одна угодила в разверстую пасть Дракона, другая - в его правый глаз, глаз лопнул и вытек. Однако это "насекомое" умело больно жалить!

-Луиза, сюда! Мы попробуем доставить тебя к Косте!

Рядом приземлилась Сильфида и Кирхе звала Луизу, размахивая рукой. Луиза схватила свою палочку и побежала к подругам.

Ракеты уже закончились, но остались еще снаряды для пушки. Костя выпустил весь боезапас в морду монстра, целя в невредимый левый глаз. Он увидел, что Сильфида летает рядом и Луиза уже на драконе Табиты. "Умница, моя девочка, ты все делаешь правильно".

Девушки стали подавать знаки. Костя усмехнулся, пролетая мимо Сильфиды, он отрицательно покачал головой.

"Похоже, они хотят доставить Луизу ко мне, на борт самолета. Малореально, да и не нужно вовсе".

Нацелив истребитель точно на Дракона, выбрав верный тангаж, Костя нажал кнопку запуска катапульты.

После того как парашют раскрылся, он сорвал с головы шлем и начал подавать знаки девушкам. Луиза все поняла верно. Используя заклинание Левитации, она ласточкой взмыла со спины Сильфиды и через несколько секунд была в объятиях Кости.

Обстрел чудовища объединенным флотом Халкегинии все еще не был возобновлен и тишину нарушал лишь свист ветра в стропах парашюта и далекий глухой рев Дракона.

-Костя, но как ты...

-После, Луиза, сейчас нет времени на объяснения.

-Но твой истребитель...

Су-27 к тому времени уже врезался в грудь Дракона. Сильный взрыв пробил очередную, самую большую, брешь в антимагической защите чудовища.

-А где Дерф?

-Дерфа больше нет. Он пожертвовал собой, чтобы я смог вернуться обратно.

-Костя, мне очень жаль...

-Луиза, у нас нет времени на сожаления. Сейчас мы должны сделать то, что должны сделать! Палочка твоя с тобой, надеюсь?

-Конечно, она всегда со мной, что за вопрос... глупый подручный!

-Вот теперь я узнаю свою хозяйку! Ну что же, Луиза, вот и настал твой звездный час, покажи всем, на что способна "Луиза-Нулиза"! Я верю, я знаю, у тебя все получится, ведь мы снова вместе!

Луиза радостно кивнула, достала палочку и начала читать заклинание. Когда она закончила и взмахнула палочкой, громадное тело монстра накрыла, подобно куполу, полусфера нестерпимо яркого бело-голубого света. Чтобы уберечь себя и Костю от ударной волны, Луиза применила дополнительно защитное заклинание Ветра, но все равно их отбросило далеко в сторону.

Купол света исчез так же внезапно, как и появился. Тело Дракона осталось на месте, но оно стало полностью неподвижным, изменило свой цвет, стало каким-то полупрозрачным, словно плоть чудовища превратилась в стекло или лед. А затем эта огромная глыба покрылась густой сетью трещин, стало раскалываться на куски, они, дробясь, становились все меньше и меньше, пока окончательно не превратились в огромное облако серебристой пыли... облако, повисев над землей несколько мгновений, бесследно растаяло, подобно инею под летним солнцем.

-Они смогли, они сделали это! Дракон Судного Дня уничтожен! Мы спасены!

-Значит, все же не все пророчества сбываются.

-Ну, это как сказать. Пророчество гласило, что после пробуждения Дракона Судного Дня мир изменится, станет иным. Но может так и будет? Смотрите, все народы Халкегинии и даже эльфы объединились, чтобы бороться с общей бедой. Значит мы можем найти общий язык, если захотим. Может после этого мы научимся договариваться друг с другом и решать проблемы без войн и взаимного насилия?

-Все же вы так и остались неисправимым романтиком-идеалистом, Кольбер - немного грустно улыбнулся кардинал Мазарини.

-А теперь мы сделаем то, что я давно хотел сделать. - Костя наконец содрал с себя летный костюм.

Луиза густо покраснела.

-Но, Костя, ты же хотел сделать это лишь... и вокруг столько людей!

-Вот и прекрасно, пусть они все будут нашими свидетелями.

Костя подошел к Луизе вплотную и произнес слегка дрожащим от волнения голосом:

-Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер, согласна ли ты стать моей женой?

-Чтобы быть вместе до конца? И в печали и в радости?

-Да. Быть вместе до конца. И в печали и в радости!

-Я согласна!

Крики приветствий и пушечный залп заглушили звук поцелуя.

Эпилог.

Костя не вернулся в свой родной мир, он остался в Халкегинии навсегда.

Свадьбу сыграли через три недели, по общему мнению, по своему размаху свадьба не уступала королевской, были даже эльфы!

Но молодожены недолго наслаждались медовым месяцем. Вскоре, по настоянию Кости, они отправились в далекие южные земли на поиски загадочной королевской мандрагоры. Компанию им составила Элеонора, старшая дочь семьи Ла Вальер и надо отметить, что академические познания Элеоноры в боевой магии не раз были востребованы в этом полном опасностей путешествии. За то, что Элеонора решила помочь своей сестре, судьба щедро возблагодарит её: в этих странствиях она встретит того, с кем решит связать всю свою дальнейшую судьбу. Так что, вскоре после удачного возвращения домой и излечения Каттлеи, в счастливой семье Ла Вальер будут сыграны еще две свадьбы.

Но это уже совсем другая история.

К О Н Е Ц.

Это все...