Туманные войны

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2018-06-19 12:40:02
Размер текста: 589 кб

Пролог

      Виктор в который раз чуть сдвинул картину, висевшую на стене, и уперся в нее оценивающим взглядом. Что-то было не так. Снова. Эту… долбаную картину ему подарил Пашка Смирнов, его одногруппник, и они с ним никогда не были близки, что было само по себе подозрительно, а тот факт, что этот самый одногруппник был еще известным шутником и затейником, заставляло настораживаться в бесконечной степени.
      Картина на стене, как ему показалось, опять висела неровно. В который раз. Парень заскрипел зубами и снова чуть сдвинул в сторону. Отошел и вперил уже красные от напряжения глаза в сей артефакт перманентного хайпа.
      Гребаная картина продолжала висеть криво.
      Виктор потянулся мыслью в прошлое. Недалекое. Нет. Во вчерашний день. Тогда он к своему огорчению проболтался среди парней о своей склонности к совершенству. Виктор был перфекционистом. Ему нравилось, когда вещи и люди вокруг него стремились к лучшему, быть лучше, чем есть сейчас, и старались достичь идеальности. К его глубочайшему сожалению такой политики придерживалось слишком мало людей. А несовершенство встречалось на каждом шагу. Потому он ходил почти все время хмурый.
      Когда картина в очередной раз не захотела висеть прямо, парень взбесился и, сорвав ее со стены, бросил в сторону. Обиженная таким обращением рама ударилась о ближайшую стену и в хищном порыве мщения отрекошетила Виктору в лоб.
      Падая в обморок, Виктор отстранено подумал: “А ведь картина, скорее всего, изначально была кривой”.

***

      Странно, но когда он пришел в себя, то уже знал, что оказался во вселенной Звездных войн. Это было странным и неуловимым чувством, оно проникало во все мысли, его естество, заставляло воспринимать окружающее как реальность.
      Виктор открыл глаза и увидел перед собой стальную дверь без единой ручки, но откуда—то он знал, что это правильно. Просто эта дверь была автоматической, и пульт ее управления находился рядом. Однако тут же парню бросилась в глаза неровность дверного проема. Куча мелких трещин, сколов, неравномерная окраска. Все говорило о древности места и плохом уходе. По мнению Виктора, плохом уходе.
      Сделав глубокий вдох, он выдохнул: “Ус-с-а-а”. Это помогло, но не сильно. Тогда Виктор прибег к математике и стал отсчитывать до сотни.
      Металлическая дверь внезапно отъехала в сторону, и на пороге появился молодой паренек со скошенной на бок робой. Неправильность была мелкая, однако для Виктора слишком заметной и оттого раздражающей. Но он еще считал, потому удержал кирпичное выражение на лице.
      — Рыцарь Лост, Вас вызывают в ангар восемнадцать.
      Виктор молчал. Ведь он остановился только на семидесяти трех.
      — Э-эм, — замялся мальчишка. Виктор отметил, что перед ним юнлинг, и продолжил считать.
      — Рыцарь… Ангар… Вас просит подойти магистр Винду.
      Самой главной мыслью в голове у Виктора было “Какого хрена?”. Он помнил себя, помнил свою жизнь, проблемы в универе, постоянное несовершенство вокруг, и более всех несовершенным в текущей ситуации был мир Звездных войн. Подумать только, пожираемая коррупцией республика влезла в войну со своей частью, чтобы в итоге преобразиться в Империю, но следом же пасть от действий повстанцев. Насколько нестабильной она должна была быть, чтобы развалиться из—за смерти одного человека — императора Палпатина?
      Тогда почему его, поборника прекрасного и идеального, занесло в самую несовершенную вселенную? Виктор предполагал, что в данном случае чего—то не видит, и лишь эта мысль его слегка успокаивала. Только слегка. Совсем чуть—чуть.
      Закончив счет, он перевел внимание на до сих пор мнущегося у входа юнлинга и слегка кивнул ему, в знак того, что принял сообщение. Почему ему не прислали оповещение на линк, было непонятно. Хотя сия неопределенность исчезла после осмотра своих рук, куда обычно в виде браслета и крепился местный телефон. Руки были чисты. Не совсем так, но имелось в виду, что лишних приспособлений на них не было.
      Поднявшись с каменного пола, Виктор отряхнул колени и придирчиво осмотрел форму. На нем была черная джедайская роба с небрежными потертостями в часто нагружаемых местах, что добавило к копилке раздражения парня парочки пунктов.
      Начиная отсчет по новой до ста, он покинул келью и проследовал вглубь коридора. Пока шел, излучая недовольство, он пытался понять суть произошедшего с ним.
      Первым неприятным моментом была его мистическая осведомленность о происходящем. Да такая, что он вполне мог использовать Силу хоть сейчас. Суть такого явления покрывалась тайной, что даже не раздражало, а уже бесило.
      Вдобавок к первому, само перемещение во вселенную Звездных войн. Виктор считал подобные мечты сказкой, не более, вымыслом и досадным недоразумением. Однако он верил своим глазам. И вера эта в первый раз в его жизни заставила сомневаться в себе.
      Прожженный перфекционист всегда стремится к совершенству. Незнание чего бы то ни было уже являлось серьезным упущением и требовало немедленного решения. Но как найти ответ без лица, которому можно задать вопрос? Раньше он бы воспользовался возможностями интернета или советом его наставника, преподавателя физики в университете. С ним Виктор нашел взаимопонимание в вопросе достижения совершенства. Петр Алексеевич был скорее педантом, чем перфекционистом, но подобная черта не бросалась в глаза Виктору. Тоже своеобразное проявление перфекционизма.
      Виктор, пока шел в пустынном коридоре, достиг лестницы. Она была довольно широкая, но с солидным изъяном. У нее выбивалась одна плита ступеньки на третьем ряду. На досадный сантиметр.
      Стараясь выбросить мысли о ступеньке из головы, он спустился вниз и оказался в просторном зале, в конце которого виднелся вход в ангар 18.
      Еще одной странностью для Виктора была непонятная память о себе прошлом, другом прошлом. Его, как ни странно, также звали Виктором, вот только фамилия была Лост. В своем мнимом прошлом он был юнлингом со слабыми способностями в силе, мечтательным мальчишкой с окраины галактики, потом обучался владению мечом и в этом несерьезно, но преуспел. Уровень был выше среднего, однако это не помогло, и его не взяли в падаваны. Мальчишка—юнлинг поступил в корпус равновесия и почти все время медитировал.
      Домедитировался…
      Пройдя через массивную арку, Виктор оказался в еще одном просторном помещении, но с широкими выходами для авиатранспорта в самом конце. В этих проемах раскинулся вид на далекий футуристический город под названием Корусант. Кроме проемов в ангаре сновал разный непонятный народ. Группа в робах толпилась возле двух корветов CR— 90.
      Парень без подсказок догадался, что ему к ним.
      Семьдесят три джедая. Кто он среди них? Самозванец? Диверсант? Виктор не мог определиться, и это раздражало его. По всем правилам попаданчества у него был выбор. Он мог отринуть линию канона и свинтить из ордена в закат. Но тогда какое будущее его бы ждало? Доподлинно известно, что через два года император Палпатин прикажет вырезать всех джедаев. А Виктор сейчас джедай. Картина будущего была определенной.
      Вторым вариантом было служение ордену до конца. Что очень хорошо ложилось на понятие о совершенстве парня. Однако это совершенство было не полным, локальным, куцым. Виктор знал, что в далекую—далекую галактику совсем скоро пожалуют добрые—добрые Юужань-вонги и начнут раздавать люлей направо и чисто для симметрии налево. Совершенства в этом не было. Хотя парень и признавал, что оно всегда субъективно. Все будет зависеть от занимаемой им позиции, части того, что он намерен быть. И здесь поднимался вопрос ответственности. Как пользователь Силы он нес ответственность перед орденом, как гражданин республики — перед ней, как человек — перед народами галактики. Ответственность всегда была пропорциональна возможностям. Так считал Виктор. Это кредо было его частью. А его возможность — знать будущее целой галактики. Так какова ответственность?
      Она огромна.
      Виктор даже замедлил шаг от осознания возникшей перед ним проблемы. Чтобы реализовать себя и выполнить то, что обязан самому себе жестким кредо, он должен вершить судьбу целой галактики.
      Тем временем Винду закончил инструктаж джедаев, даже не дождавшись, пока дойдет Виктор до них, и все разумные стали грузиться на звездолеты.
      Зачем Виктору идти с ними? Ведь явно же они летят на Джеонозис, погибать под градом бластерных болтов ради троих чужих для них людей. Ими движет долг. Что движет сейчас Виктором? Следование своему кодексу чести. Отступить сейчас, значило отказаться от части своей судьбы, что было проявлением несовершенства. Возможно его посчитает кто-нибудь глупцом и безнадежным идеалистом, но он был таким… он был перфекционистом.

Глава 1. Джеонозис

      Пара корветов, как воплощенное единство ордена, выходят из гиперпространства синхронно и тормозят резко, словно упавшие в воду листья. До их цели, планеты, им остается еще сотня тысяч километров. Немыслимое расстояние для землянина и ничтожное для кораблей далекой галактики.
      Матово—белые корпуса кораблей, подталкиваемые реактивной тягой ионных двигателей, делают еще один стремительный рывок. Особая функция этих корветов — гордости Кореллианских верфей.
      Из рывка они выходят уже в плотных слоях атмосферы. Каюту, в которой Виктор, сильно трясет, свет мигает, и чувствуется повышение температуры. Через секунду в ней резко становиться душно. Ревет тревога, и огни освещения становятся красными.
      Для Виктора это первый полет и первый вход в атмосферу. Что он мог сказать по этому поводу? Только одно — он впечатлился. Ощущение русских горок, совмещенных с сауной.
      — На выход, — в проеме автоматической двери возник Винду. Был он, как и в фильме, с недовольной миной на лице.
      Присутствующие в каюте джедаи, а их было пятеро, молча встали с противоперегрузочных кресел и начали сноровисто покидать ее. За ними в коридор вышел парень.
      В центральном коридоре корвета продолжал мигать свет, но он лишился красных оттенков, что могло значить о прохождении критической ситуации. Они сейчас либо плавно летят над бесконечной пустыней Джеонозиса, либо уже приземляются.
      Люди... разумные спокойно шли в конец коридора, туда где из—за поворота бил яркий дневной свет, создавая на противоположной стене силуэт дверного проема, нарушаемого тенями от фигур джедаев. Рыцари по очереди скрывались за поворотом.
      "Значит, добрались," — подумал Виктор нащупывая на поясе холодную сталь рукояти меча.
      Подошла его очередь, и парень повернул за угол. Там оказался открытый проем выхода из звездолета, трап и палящее, бьющее до боли в глаза солнце.
      Морщась с непривычки, Виктор спустился по гулким металлическим ступенькам и коснулся подошвами кожаных ботинок рыхлого и очень сухого песка.
      Вокруг него стояли еще пять десятков джедаев в своих ветхих и выглядящих несерьезно робах. Плащи и халаты пастельных оттенков на воинах ордена развивал порывистый и дискомфортно горячий ветер. Губы парня под его порывами почти тут же стали сохнуть. В голове зашумело.
      Возможно, в самочувствии парня не виновато солнце, возможно, все из—за перепада давления или еще чего. Но ему было сейчас хреново, и виновником своего состояния Виктор видел местный климат.
      Винду махнул рукой и первым зашагал к скоплению коричневых гор, торчащих из песка пустыни в километре от них. Виктор догадывался, что увидит за ними, но реальность превзошла ожидание.
      Группа джедаев шла по песку молча. Их робы продолжал беспокоить горячий ветер, разогреваемый с далеких голубых небес, покрытых едва заметной дымкой, безжалостным солнцем. Оно заставляло всякий раз щуриться, когда парень поднимал голову вверх.
      Здесь было очень жарко.
      Виктор не понимал, как можно не только тут провести один день, но и жить всю жизнь. Должно быть, джеонозийцы — очень специфичный и суровый народец.
      Парень почувствовал, что предстоящий бой может оказаться труднее даже тех осторожных предположений, которые он успел построить, основываясь на знании фильмов.
      Через полкилометра их отряд разделился. Виктор попал в тот, что обходит коричневые горы с запада или, если для удобства понимания, справа. Винду же повел свои полсотни на восток.
      — Нервничаешь? — неожиданно спросила его девушка—джедай, что шла рядом.
      Ее ярко рыжие волосы тревожил ветер и постоянно выбивал локоны на лицо, от чего девушке приходилось часто их поправлять. Она забавно морщилась всякий раз, когда волосы попадали на нос. Забава забавой, но эта джедай могла бы собрать волосы на затылке в пучок или хвост.
      Виктор едва сдержал себя, чтобы отсечь из своего ответа претензии. Такое начало было как минимум грубо, что для джедаев противоестественно. Выбиваться из роли парень не хотел. Его пока неясная, только начинающая обретать очертания, цель требовала осторожно относиться к ресурсу — разумным ордена.
      — Нет, — качнул головой Виктор, — просто никогда не был на таких пустынных планетах.
      И это было чистой правдой. В голове парня возникли воспоминания некоторых деталей джедайского мастерства — они вроде как чувствовали ложь.
      — А? — слегка расстроилась она, — Я вот тоже не была. Но.. — она оглянулась на дальние пески пустыни, — здесь нет ничего особенного. Даже разочарована.
      Они шли какое—то время молча, пока джедай не решила продолжить опрос.
      — А ты давно в рыцарях?
      — С чего ты взяла, что я рыцарь?
      — Твоя роба... — она кивнула головой, — форм—фактор бойцов.
      На поднятую парнем в немом вопросе бровь, она коснулась его рукава.
      — У рыцарей плотно прилегающие рукава. Так не мешает движениям.
      И в самом деле, черная одежда Виктора больше походила на водолазку с штанами, чем на стандартные киношные одеяния аля халат.
      — А черный цвет — символ корпуса равновесия, — продолжала она. — Меня, кстати, Лиз зовут. Я из аграрников, видишь? — джедай показала на свой рукав. Он был свободный. — Я не рыцарь. Младший джедай.
      — Виктор, — представился парень. — Почему ты здесь?
      — На войсковой операции? — она двинула бровью. — К нам в корпус прислали юнлингов с посланием, чтобы все свободные джедаи прошли в ангар для срочной миссии.
      Девушка прервалась и, шагая со всеми за солидно уже приблизившуюся скалу, посмотрела на набегающую на них тень. Солнце скрылось за краем коричневой громады горы.
      — Это разве нормально? — Виктору не нравилась эта новая информация. То, что позвали его на миссию было понятно. Ведь Виктор значился рыцарем. Но Лиз… она ведь по внутренней классификации ордена обычный ботаник.
      — А? — она вскинулась, будто была только что погружена глубоко в себя, и ее внезапно прервали от любопытных миссий. — А, ты об этом… Сила… на все ее воля.
      И все?
      Виктор поморщился и продолжил идти дальше молча. Подобное отношение руководства ордена к принятию решений противоречила естеству пути совершенства. Перфекционизм требовал стремления к лучшему, истинному, а как может быть истинным великий рандом? И еще это пренебрежение к жизненно важным вопросам… Джедаи пофигистично относятся к собственной жизни. А значит, и к чужим жизням. Тогда зачем они здесь? Веление Силы? Пожалуй, это единственное, что ими движет.
      Мда.
      Виктору стало не по себе. Строить какие—либо планы на организацию людей, где нет понятий о ценностях… Хотя, вроде как у них есть великая цель — хранить мир в галактике. Тогда почему они вступают всякий раз в войну? Парень припоминал слышимые в прошлом истории о вселенной Звездных войн. В этом мире джедаи, как представители светлой стороны Силы, очень давно воюют против сторонников темной стороны — ситхов. И войны эти всякий раз случались глобальными.
      Поборники мира, блин.
      Виктор понял, что орден нужно менять. Пока не известно как, но очертания плана он стал готовить.
      Через две минуты они уже обходили край нагромождения гор, и увидели её. Гигантское, в три сотни метров в высоту, архитектурное сооружение, больше походившее на термитный улей, где термиты должны были быть размером с фургон.
      Увиденное впечатляло своей массивностью.
      — Заходим через разные входы и поднимаемся на зрительные уровни, — заговорил разумный незнакомой расы в почти белой джедайской робе.
      После его слов джедаи стали рассредотачиваться и широкой линией подходить к зданию арены.
      И это все?
      Виктор замер на месте от осознания, что они отправляются на чрезвычайно опасную операцию со столь мало проработанным планом. Их просто собрали вместе и сказали войти внутрь. А дальше что? А как поступать в случае непредвиденных обстоятельств? Планы отхода?
      Внезапно парень вспомнил слова Лиз.
      ”Сила… на все ее воля.”
      — Мля, — Виктор очень редко ругался, считая ругань проявлением слабости языка, но сейчас тяжелые выражения так и просились на язык.
      Впереди внезапно остановилась та самая джедай Лиз и обернулась к нему.
      — Что—то случилось?
      — Лиз, разве это нормально? — Виктор пошел к ней на встречу. — У нас нет плана.
      — Положись на Силу, — поджала губу Лиз и подняла наставительно пальчик, — Она подскажет, как поступить. А теперь пошли.
      Виктор посмотрел вдаль. Три десятка джедаев больше не шли, они стремительно бежали ко множественным входам в улей Арену. Через мгновение сверкнули лезвия световых мечей, и зазевавшаяся охрана повалилась чадящими кусками на желтый песок.
      Джедаи проникали один за другим, скрывались в черных провалах входов.
      Лиз так же больше не стала ждать и сорвалась с места. Фигурка внешне хрупкой девушки неожиданно стремительно смазалась из—за скорости движения. Она преодолела три сотни метров за двадцатку секунд. Рубанула показавшегося из проема входа охранника и скрылась внутри.
      Виктор же в очередной раз посмотрел на далекие голубые небеса, вдохнул сухой, обжигающий воздух и нахмурился.
      Перфекционизм требует жертв.
      Всегда.
      С таким постулатом он столкнулся в самом начале своего пути.
      Для того, чтобы идти к совершенству, требовалось постоянное упорство, которое рождалось из решимости, а оно, в свою очередь, зиждилось на непоколебимой человеческой Воле.
      Человеческая Воля… Это пламенный мотор в груди, что движет нами. Но для движения вперед требуется что—либо оставлять позади, своеобразное топливо.
      Этим топливом для Виктора из прошлого и из другого мира стали его слабости, пороки и вызываемая от их избавления боль, а следом — катарсис.
      Переламывать себя в самом начале пути к совершенству было непереносимо. Виктору много раз хотелось все бросить, предаться лености и вступить в бесчисленные ряды тех, кто не стремиться к совершенству, ведь это очень легко. Ничего не делать легче, чем делать. Но жгучее желание достичь совершенства из самых глубин его души всякий раз давало ему сил продолжать следовать по выбранному пути.
      Это желание было всем им.
      Услышанная когда—то очень давно фраза “Если тебе тяжело, значит, ты поднимаешься в гору” очень походила на его путь к совершенству.
      Опыт Виктора подсказывал, что наиболее удачные мероприятия и дела, которые в будущем ему принесли пользу, всегда требовали затрат сил. У парня даже сложилось впечатление, что люди приходят в мир, чтоб проходить испытания. Во всяком случае, если они стремятся идти по пути совершенства.
      Это означало лишь то, что участвуя в сложном, трудном и почти невыполнимом мероприятии, можно в итоге добиться многого, гораздо большего, чем тот, кто выбрал легкий путь.
      Значило ли это, что джедаи, участвующие в этой миссии, добьются многого?
      Все будет зависеть от них. Если сравнивать движение к цели жизни как лестницу, то сейчас им предстояло встать на трамплин. Разбиться в прыжке очень велик риск, как и шанс перелететь сразу сотню ступеней.
      Виктор сорвался с места, пытаясь подражать Лиз. Смутное ощущение в Силе, исходившее в тот момент от девушки, засело у него в голове как нечто очень знакомое, как знание навыка езды на велосипеде, хоть ты и не обращался к нему больше десятка лет.
      Через десяток быстрых шагов, его скорость возросла. Горячий воздух ударил с удвоенной силой в лицо. Ветер будто вцепился в тело парня своими пальцами, пытаясь остановить Виктора, не дать ему ускориться сильнее. Но он не остановился.
      Выходя из рывка у черного проема входа в улей, парень бросил взгляд на поваленные куски ксеноса, порубленного световым мечом. Они до сих пор чадили пахнущими горелыми волосами дымом.
      Как только парень проник в длинный коридор, с него свалилось давление жары пустыни. Вместе с полумраком, ударившей в глаза, пришел неестественный влажный холод. Этот перепад температур почти сразу вызвал в теле парня мелкую дрожь.
      — Ну и куда теперь? — озадачился Виктор.
      Он остановился почти у входа, ведь в просторном коридоре было пусто.
      Или нет.
      Виктор повел носом. Знакомый горелый запах несло из глубины коридора. По всей видимости, есть шанс пройти по пути джедаев, по убитым ими врагам, словно по хлебным крошкам.
      Парень осторожно пошел вперед, и через десяток шагов он увидел в глубине коридора укрываемые мраком малого освящения коптящие вонью обрубки тел. Такие же останки валялись небрежно раскинутые дальше в десяти метрах. И дальше… и дальше.
      Наглядность следа позволяла ускориться, но и опасность места была подтверждена. Трупы охраны валялись почти на каждом метре, и следовало позаботиться о собственной безопасности.
      Переходя на бег, Виктор сорвал со своего пояса холодную сталь рукояти меча. Сабер удобно лег в руку, добавив тем самым солидное чувство защищенности, готовности отразить атаку.
      Коридор был очень длинным и темным, со множество узких ответвлений, стены шершавые, выдолбленные из коричневого камня. Скорее всего из—за атмосферы пещеры в воздухе носилось необычное сочетание запаха пыли и влаги. Ко всему прочему примешивались далекие и странные звуки, больше походившие на шум водопада или…
      Рев толпы ксеносов сотрясал стены. Их было десятки тысяч.
      Виктор замер на выходе из коридора. Вид с его места открывался захватывающий и мрачный. По бокам и спереди, как и выше сзади раскинулись сотни и сотни рядов мест зрителей. Они кричали что—то ободряющее, гневное, воодушевленное. Толпа ксеносов была возбуждена.
      Брошенный парнем взгляд на арену сразу выделил троицу людей на неизвестном животном. Их обступили выкатившиеся из выходов на арену дройдеки. Вот она — их цель, люди, ради которых сюда явились погибать джедаи.
      Совсем скоро здесь прольется кровь…
      Виктор прикрыл глаза, отсекая тем самым поток лишней сейчас информации. Ему требовалось нащупать в глубине своей и чужой памяти знания фехтования.
      Парень не верил расхожему мнению, что опасность может стимулировать память, ведь в стрессовых ситуациях мозг работает в режиме “бей — беги”, следовательно о каких воспоминаниях, требующих внимания к своему прошлому, может идти речь?
      Нужно было успокоиться, очистить разум от переживаний. Сделать это стоя, в окружении десятков тысяч враждебных существ. Если бы не опыт прошлой жизни, у него бы ничего не получилось.
      В свое время путь к совершенству потребовал от него получить максимально полное представление о мире. Ведь невозможно делать верные, а значит близкие к истинным, решения, основываясь на..., да ни на что не основываясь. Нужны ориентиры. То, от чего можно оттолкнуться.
      И тогда он стал получать знания.
      Область знаний всегда была для Виктора особенной. Из—за своего стремления к совершенству приходилось внимательно следить, чтобы окружающий его мир был понятен. Эта условность провоцировала при встрече с каждым новым неведомым искать на него ответы. Подобный ход мыслей в свое время заставил Виктора изучать сперва точные науки, столкнувшись с трудностями в общении с людьми, следующей дисциплиной стала психология, от науки о душе пришлось перейти к экономике и политике.
      Марафон из постоянных порций знаний, захватываемых им, словно печкой поленья, пришел к своему апогею к его восемнадцатилетию. Тогда он на два месяца выпал из реальности, по все видимости, “перегорев” в безудержном порыве к совершенству. Чтобы как—то выйти из апатии, опираясь на знания в психологии, Виктор попробовал сменить род деятельности и увлекся художественной литературой.
      Это было большой ошибкой.
      Прочитав залпом несколько книг про выживание в дикой среде или далеком прошлом, у него в голове возник гигантский кусок неведомого пространства. Как выживать, если вокруг тебя лишь лес и трава на сырой земле? Как выбраться к людям, как защитить себя от диких животных?
      В общем, Виктор вновь окунулся в поиски знаний. По результату полугодия обучения и испытаний в “дикой природе”, он мог с уверенностью оказаться в необжитом людьми месте, главное, чтобы там был хотя бы следы растительности.
      Неприятно обжегшись на книжном поприще, Виктор решил сделать перерыв и… волею судьбы приобщился к кинематографу…
      Итог всему — два года жизни, потраченных на изучение от мореходного (к его сожалению, лишь в теории) до артиллерийского дела (опять же в теории).
      Апогеем виляния в сторону, в попытках убрать бреши знаний, стали занятия акробатикой, вернее ее направлением — фехтованием. За еще два года он научился не только владению полуторным мечом, а также щитом, копьем, саблей… когда дело дошло до фигурного фехтования, Виктор осознал, что так больше нельзя.
      Саберфайтинг — особое направление в искусстве владения сабером, цель которого в создании максимально красивого боя. И знания его были совершенно бесполезны. Но он его изучал… Эта бессмысленность и вывела его из замкнутого круга.
      Совершенство не терпит бессмысленности.
      Спасительной целью, на которую переключил все свое внимание Виктор, стало программирование. Добиться в нем совершенства было реальнее, чем в прошлых начинаниях, в которых порой всей жизни могло не хватить. Тем более пригодился багаж знаний точных наук.
      Виляния в его жизни прекратились.
      И когда он уже уверился, что его жизнь пришла в норму...
      К событию с рамой и его лбом Виктор уже учился на втором курсе местного университета. Его путь как студента прервался наглым образом. И теперь он здесь, во вселенной Звездных Войн, где запасенные им знания могут пригодится, особенно в статусе джедая… то, что он считал бесполезным.
      Какая ирония — несовершенство, бесполезность знаний в итоге помогло приблизиться к совершенству в мире Звездных войн.
      Виктор раскрыл глаза. Перед ним была все та же арена, обдуваемая горячим ветром пустынь Джеонозиса. Многоголосый вопль толпы приветствовал скорую гибель тройки людей в окружении дроидеков.
      Сейчас Винду должен сделать свой ход. И он его сделал.
      Парень нашел взглядом выпирающую из рядов зрителей платформу, в центре которой стояли несколько разумных. Пятерка ксеносов и двое людей, сам граф и наемник Джанго Фетт.
      В следующее мгновение из темноты прохода позади ВИП персон появилась черная физиономия магистра. Он что—то сказал. На его внезапное появление дернулся наемник, видимо, при графе выполняющий роль телохранителя, но его профессиональный порыв был остужен световым мечом, приставленным к горлу.
      Винду что—то говорил, ему отвечал спокойный Дуку. Видимо, ситха не особенно тревожил факт появления за спиной сильного противника. Что в свою очередь говорило о его самоуверенности или просто уверенности, что сможет одолеть джедая.
      Тем временем Виктор перевел взгляд на рукоять своего сабера. Он искал кнопку включения. Было бы очень грустно ее в самый нужный момент не найти. Только когда его палец лег на матовый красный диск сбоку рукоятки, парень позволил себе выдохнуть через сжатые зубы горячий от напряжения воздух.
      Как долго бы он не шел по пути к совершенству — новое всегда дается с напряжением сил. А именно сейчас ему предстоял первый в его жизни бой насмерть.
      Зачем он здесь? Ради цели, формы которой еще нет? Он ведь тут может умереть, так ничего и не добившись. Как поступить в бою? Прыгать ли со всеми вниз, на центр арены, чтобы оказаться в окружении бластерных болтов? Или сражаться на зрительных ярусах?
      Сколько вопросов. Куча пустых мест без ответов, порождающих неизвестность. А неизвестность, как и следует, есть первооснова страха. Джедаи со страхом справляются мантрами о Силе, покое и прочим. Виктор же... знал, что источником страхов является мысль. Запущенная в мозг тревога способна обрастать подробностями, таким образом становится сильнее, пока не вырастет из опасения в панику.
      В свое время чувство перфекционизма подсказало Виктору способ избавится от страха. Совершенство не может быть сложным. Оно таится в простоте.
      Как побороть страх?
      Самый простой ответ — не думать о нем.
      Подобный подход у него получился не сразу. Нет. Лишь упорство и кропотливое наблюдение за тем, как рождается мысль, как она становиться, обрастает переживаниями, в которых он терпит неудачу, позволили ему чувствовать процесс зарождения страха.
      Однако нынешний момент требовал планирования. Положиться на опыт было нельзя. Совершенно новая для него ситуация. А планирование требует работы мысли. В густой поток из них очень умело протискиваются мерзкие переживания гибели и проигрыша. Сцены, как его убивают в спину, как закалывают сабером Дуку, как падает сверху сбитый транспорт, как… Их было много, и эти переживания смущали его ум.
      Винду сделал свой ход. Почти сотня джедаев активировали свои мечи, и свет их клинков огнями надежды загорелся для Оби Вана и Падме
      Дроиды среагировали мгновенно, как и следует машинам. Началась стрельба.
      Джедаи вокруг бросились на противника. У каждого он был свой, ведь дроидов на всех хватит. Их толпы нескончаемой волной вытекали из многочисленных выходов. Выстрелы их винтовок подняли настоящую метель из смертельных бластерных капель.
      В этом техногенном урагане вращали в защитных приемах мечами джедаи. Отбиваемые заряды рикошетили в дроидов, те падали на песок или камень, в зависимости от того, где они стояли. Но на место павших жестянок приходили другие. Им не было конца.
      В это время Виктор просто стоял. Он не знал, что делать, и это его бесило. Подумать только, его, без какого либо инструктажа, кинули в гущу схватки. Это было ересью по отношению к перфекционизму.
      Рядом с ним ударило в камень сразу два бластерных заряда. Они разбили в мелкое горелое крошево покрытие пола, и до носа парня достал тяжелый запах паленого камня. Он был настолько противный, что Виктор не выдержал и активировал меч. Зеленый луч с довольным гудением показался под палящим солнцем Джеонозиса.
      Как раз вовремя. На его уровне из проема входа стали показываться ряды дроидов. Хорошая возможность потренироваться. Виктор пока смутно, но ощущал некий способ, каким владел ранее в роли Виктора Лоста, предчувствовать место удара. Это чувство очень походило на тревожное тепло в той части тела, куда мог попасть опасный снаряд.
      Дроиды заметили его.
      Сразу трое открыли огонь, и Виктор впервые в жизни принял их бластерные болты на меч. Получилось скверно. Отрикошетить обратно во врагов красные росчерки отказались напрочь. Они попадали куда угодно, но не в противоположную сторону. Непростительной минуты потребовалось, чтобы приноровиться отбивать удары. А первый “убитый” дроид появился лишь спустя две.
      Тем временем накал битв вокруг нарастал. В поднявшемся шуме рассекающих воздух лазерных лучей скрежетал раскаленный металл, трещал камень, монолитным гулом разили пространство клинки джедаев.
      Помимо сотен дроидов смерть все чаще и чаще стали находить джедаи. Они падали на горячий песок под свист пролетающих бастерных болтов и крики разбегающихся ксеносов. Не все из десятков тысяч джеонозианцев оказались воинами.
      Каждая смерть и без того напряженному Виктору приносила волну леденящей душу боли. Дискомфорт сражения, помимо опасности в любую секунду быть убитым зарядом в спину, давил на самообладание. Все труднее становилось противостоять паническим мыслям о провале.
      Виктор заскрипел зубами, когда по его руке чиркнул красный заряд. Он прошел мимо и угодил в наступающего сзади дроида, но все же был слишком близко, словно предзнаменование провала с последующей гибелью.
      На его уровне зрительских рядов через пять минут после начала боя оказалось слишком много дроидов. Если сперва Виктору вполне удачно удавалось отбивать меткие выстрелы внешне неуклюжих жестянок, то к концу пятой минуты он стал пропускать заряд за зарядом. Три подпалины на его одежде кричали о необходимости сменить место боя.
      Для того чтобы выжить в этом сражении ему нужен тыл, а его сейчас не было. Краем глаза Виктор заметил отступающих в центр арены джедаев. Они прыгали вниз с огромной высоты и присоединились к битве уже там. Именно внизу они находили свой тыл. Сражаясь спиной к спине, они отбивали бластерные выстрелы и разили наступающих бездушных дроидов. Несмотря на проявленное мастерство и ловкость, джедаи падали.
      Парень в очередной раз крутанул мечом и отбил сразу два выстрела. После чего, сжав зубы, он сиганул через перила.
      Приземлившись рядом со своими, Виктор вступил в ряды обороняющихся. Напор дроиды не теряли, а только наращивали. Все больше и больше их появлялось вокруг. Они заполняли собой не только арену, не только проходы зрительных уровней, они занимали пространства, предназначенные для зрителей. В воздухе висело такое количество бластерных болтов что создавалось впечатление ураганного града посреди лютой зимы.
      Когда их осталось не больше дюжины, Дуку, так и не покинувший ВИП ложе, приказал прекратить огонь. И толкнул речь о сдаче.
      Виктор знал, что Винду не согласится. А после его слов отказа с небес придет помощь. Винду не подвел. Впрочем, как и помощь сверху.
      Транспорты республики появлялись, как и ожидалось, в самый трудный момент. Их корпуса разразились лучами лазеров, выстрелами бластеров. Прибытие подкрепления вновь запустило настоящую смертельную метель бластерного боя. Однако в этот раз у джедаев была поддержка, защита и шанс отступить.
      Когда LAAT/i стали садиться на песок арены под треск и звон попадающих в них зарядов, джедаи тут же стали грузиться в них. Они были бесстрашны, но все же хотели жить. Виктор не собирался отставать, однако увиденная во время отступления к транспортам картина заставила его сбиться с шага, а потом и вовсе замереть.
      На песку в окружении обрубков дроидов лежала Лиз. Ее рыжие волосы тревожил беспокойный ветер, глаза были прикрыты, но в груди застыли сразу три мерзкие опалины.
      Что—то сильно сжалось у него в груди. Виктор знал ее слишком мало, но тех минут неожиданно хватило, чтобы почувствовать сейчас потерю.
      Реальность не позволила ему скорбеть. Нет. Вокруг все еще кипела битва, и требовалось убираться отсюда как можно скорее. Виктор сжал зубы до боли и запрыгнул в ближайший транспорт. Холодом космоса ответила сталь кабины под его ботинками. В кабине помимо Виктора оказались с десяток уцелевших клонов и двое джедаев.
      LAAT/i, словно и ждал его, тут же взмыл в воздух, а через пяток секунд перевалил через край арены. Из открытых дверей транспорта открылся вид на бескрайнюю пустыню, на фоне которой в воздухе летели больше сотни LAAT/i, вдалеке и выше виднелись громадные туши Аккламаторов. Они все организованно летели в одну сторону, по всей видимости, там и пройдет основной бой за планету.
      — Пилот, — закричал один из джедаев, — летите к центру битвы!
      Виктор поморщился и повернул голову к раскрытой створке фюзеляжа. За ней с яростными потоками ветра мимо проносился пейзаж пустыни с редкими коричневыми горами. Картина природы обратилась показавшимися у горизонта гигантскими тушами звездолетов федерации. Эти сферы—переростки окружили, словно муравьи, улей сотни тысяч дроидов. У них была и тяжелая и легкая техника. Уже пускались в воздух ракеты, и шумели яростным огнем ливень бластерный разрядов. Войска КНС палили из всех стволов на спешно десантируемые порядки клонов.
      Немыслимо садиться в центре этой схватки.
      В этот момент соседний транспорт был сбит сразу десятоком выстрелов с земли. Он развалился в воздухе чадящими обломками, которые скрылись из поле зрения Виктора почти сразу. Никто не собирался останавливаться и проверять, остался ли там кто—нибудь живой.
      Все это время парень старался удерживаться свое сознание, но это было почти невыносимо трудно. Уже не десятки, а сотни смертей тисками пассатижей крошили его ментальные барьеры. Он чувствовал, что вот—вот взревет и начнет рвать одежду на груди. Настолько погано ему еще никогда не было.
      — Да что же это? — прошептал он.
      Виктор помнил по фильмам, что джедаи способны чувствовать смерть разумных, знал, но не представлял, что это ТАК больно. Холод... Дикий холод сжимал его изнутри. И не было даже намека на конец этой пытки.
      Парень старался абстрагироваться от этого чувства, забыть его, думать о другом или вообще не думать. Но оно не исчезало. Вообще никак.
      Тем временем их транспорт стал снижаться, закладывая свой путь в резкой дуге к земле. На ней стояли поливаемые бластерным огнем порядки клонов, рядом же десантировалась техника и гигантские шагоходы. Яростный ветер не переставал жечь духом пустыни, принося с собой горелый запах пластика и стали, далеких следов грохочущей битвы.
      LAAT/i коснулся земли и, теряя бойцов, клоны десанта посыпались наружу. Чтобы выжить, Виктору снова пришлось активировать меч. Зеленый лазер вновь отбивал меткие выстрелы красных росчерков бастерных разрядов. Вновь приходилось проявлять спонтанное мастерство блохи на сковороде, очень желающей выжить.
      Незнакомый джедай, прилетевший вместе с ним, вскинул меч и закричал “в атаку”. Он побежал впереди наступающих рядов клонов совершенно бесстрашно, но очень глупо.
      Массы построений клонов шли в бой, неслась в воздухе авиация, шагоходы и мелкая техника стремились вперед. Их встречали такие же порядки дроидов, их техника, пуская все, что есть из снарядов, шла в наступление.
      Виктор находился на переднем краю этой атаки и чувствовал себя хуже и хуже. Все вокруг ему стало казаться бредом, иллюзией или дерзкой фантазией. Его чувства взбесились от переполняющей все пределы угрозы в перемешку с ледяной стужей сотен смертей.
      Взгляд Виктора затуманился, движение стали неживыми. Он так долго не мог, да и не смог.
      Пропущенный заряд угодил в него и сбил с ног. Последнее, что он запомнил, как над ним нависла лапа республиканского шагохода.

Глава 2. Десант

      Виктор с трудом открыл глаза, лежа на песке пустыни Джеонозиса. Над парнем стояли два дроида и оживленно спорили:
      — ...командир приказал отнести тела в ту кучу!
      В сотне метров от них десятки дроидов таскали тела клонов в кучу.
      — Нет-нет, — не согласился второй, — командир приказал джедаев к нему доставить!
      — Мертвых? — изумился первый. — Ты что-то путаешь! Нужно этого в кучу тащить!
      И в том же духе продолжился спор.
      Виктор поморщился. Происходящее вокруг очень похоже на то, что поле боя осталось за врагом. Это скверно, потому что сулит парню судьбу пленника Дуку, а это означает пытки, чтобы склонить на темную сторону. Становиться маньяком с жаждой убийства он не хотел.
      — О! — запнулся в споре дроид и повернул голову на парня. — Джедай живой!
      — Я же говорил, доставить к командиру! — торжествовал второй.
      Виктор на это прикрыл глаза и потянулся к Силе. Через секунду на песок упали два искореженных робота.
      — Что это? — очередной вопрос от дроида.
      Парень раскрыл глаза и лицезрел замерших в пяти метрах от него двух дроидов, несущих тело клона. Два доблестных воина торговой федерации пребывали в замешательстве, глядя на покореженные остовы своих товарищей.
      Пока не пришли в себя эти жестяные консервы, Виктор тяжело перевернулся на бок, упер руку в песок и оторвал себя от него. Вовремя нашелся его сабер, который лежал наполовину зарытым в песок всего в полуметре от руки парня.
      Виктор подхватил световой меч и целеустремленно направился к офигевшим дроидам. Видимо, машинам было трудно принять факт изменения обстановки, ведь они уже победили, даже оружие при себе не носили. А тут из “мертвых” поднялся джедай.
      — Понял-понял, это дже… — сообразил наконец держащий клона за руки дроид, но был оперативно разрублен пополам.
      — Трево…
      Второй дроид пережил первого на долю секунды. Тем временем работа на поле боя остановилась. Все дроиды пялились на Виктора, пытаясь понять, что произошло и что делать. Подарок судьбы.
      Парень коснулся груди ладонью и поморщился от вспышки боли, но заметно меньше, чем можно было ожидать от попадания бластером. Частичный ответ низкой боли Виктор увидел, обратив внимание на ладонь, которой трогал рану. На пальцах остался неизвестный гель.
      Ему оказывали помощь? Виктор сомневался, что тело джедая способно вырабатывать гель, значит его вытащили из—под лапы шагохода, а после подлечили. Выяснить подробнее у него бы не получилось, дроиды почти закончили “уборку”, и на песке оставались лежать только бронетехника.
      — Джедай! — завопил один из дроидов, и этот его вопль подхватили остальные.
      Виктор бросил взгляд на гудящий трансформатором зеленый луч сабера и перевел его на жестяных воинов.
      Три сотни дроидов без оружия закончились через пять минут умеренного махания светошашкой, однако эти ребята успели вызвать подкрепление, за прибытием которого Виктор наблюдал, стоя за подбитым шагоходом.
      Три десантные баржи медленно заходили на посадку в трехстах метров от него. Вокруг пустыня, и прятаться негде. В плен парню совершенно не хотелось, там злобный Дуку и пытки с целью обратить на темную сторону, но и что делать было не понятно, разве что…
      Сила. Он так и не разобрался в ней, но именно она могла помочь.
      Виктор сел в позу лотоса и представил, как безразмерная невидимая рука сжимает одну из барж. Отрадно, он хотя бы передохнул, сидя на песке, а транспорт как летел, так и летит на встречу с поверхностью.
      Нужен другой план.
      Для его составления Виктор снова осмотрел поле боя. Везде песок, остовы сотен дроидов, три большие кучи с убитыми клонами и несколько десятков подбитых бронемашин. Над всем полем клубится черный, отвратно пахнущий дым. Было в нем что—то такое. Смесь горелого пластика, металла и волос.
      Спрятаться в одной из подбитых машин? Найдут, нужно только время.
      Притвориться, что сдается, а потом напасть? Да, отдаст свою жизнь подороже. Но все же это крайний вариант. Виктор не стремился к смерти, но признавал конечность жизни. Однако не так он представлял гибель перфекциониста. Последователь пути совершенства мог умирать только тогда, когда достигает этим своих целей, иначе смерть была бессмысленна, а бессмысленность есть чуждость совершенству, которое любит определенность.
      Если решений вне у него не было, то оставалась его суть — он же джедай.
      — Как там Йода говорил, “размер не имеет значения”?
      Парень снова попробовал разломать баржу, но его снова постигла неудача.
      Виктор собрался с силами и постарался очистить голову от сторонних мыслей. У него была слабая теория, что на его возможности пользоваться Силой влияет чистота разума. Мозг человека мог являться антенной, испускающей сигнал, а мысли в ней — помехами. Чем меньше помех, тем выше шанс, что сигнал дойдет до адресата. А адресатом была Сила.
      Благодаря практике подобных медитаций в прошлой жизни приведения шума в голове к нулю заняло пару минут. Если кто—то считает, что очень легко ни о чем не думать, то пусть попробует так хотя бы полминуты сделать. Здесь нужен труд, помноженный на опыт.
      Одним из способов очистки сознания, известных Виктору, было создание в голове особой мысли, задача которой сводилась лишь к одному, отслеживать само появление посторонних мыслей. Та еще задачка, но вполне достижимая. Используя этот метод, он справился с мыслями и вновь попробовал повредить баржи.
      Послышался скрежет и гудение двигателей, а следом и сильный взрыв.
      Сила ощущалась Виктором как продолжение его тела. Он наводил невидимые руки на машины и корежил их корпуса.
      Через минуту на песке чадили черным дымом подкрепление дроидов. А парень в очередной раз задумался. Возможности джедаев поражали. Если каждый так мог, выходило логичным уважение к ним почти всех рас галактики. Все уважают силу, а у ордена была сила с большой буквы “С”.
      Парень еще раз огляделся. Пустыня тянулась до самого горизонта со всех сторон, и ни единой зацепки на союзные силы. Кругом лишь кучи трупов и мусор поломанных дроидов вместе с техникой.
      Следовательно, нужна связь.
      Парень проверил запястье и разочарованно сдвинул брови. Комлинк оказался сломан.
      Тогда он пошел к ближайшему подбитому шагоходу, в три прыжка забрался на верх и вскрыл люк.
      Из нутра боевой машины дохнуло жаром и смрадом гари. По всей видимости, из—за попадания бластера или ракеты повредило проводку, к тому же обгорелый вид приборов намекал на тщетность их использования.
      Парень спрыгнул и вновь зашагал по песку, теперь выбирая максимально целую машину. Такую он нашел через десяток минут и полкилометра пройденного расстояния. Выбранному шагоходу попаданием ракеты оторвало две лапы—манипулятора, и тот зарылся головой в песок.
      Некоторое время потребовалось, чтобы раскопать люк, который оказался заклинившим. Открыть его никак не удавалось, поэтому пришлось активировать меч.
      Парню снова бил запах горелого металла в нос. Он терпел и уже не морщился, просто привык. Когда люк оказался вырезан, в отверстие осторожно заглянул Виктор. Сейчас было бы очень обидно получить выстрел бластера, мало ли кто там мог остаться в живых.
      Внутри действительно оказались выжившие. Трое клонов смотрели на него, не произнося ни звука. По их шлемам понять состояние бойцов было невозможно, но выглядели они внешне нормально.
      — Сэр? — спросил клон с желтой полосой на броне.
      — Живые, значит…— пробормотал под нос Виктор. — Сможете передвигаться?
      — Сэр, старший лейтенант КР-314-А, экипаж цел и готов выполнять Ваши приказания.
      — Почему не выбрались...а не отвечайте. — Виктор поморщился за свою несообразительность. Само собой, они не смогли выбраться, люк заклинило, да и машина в песок погрузилась. — У вас есть крайние приказы?
      — До того, как техника вышла из строя, мы получили приказ выдвигаться на соединение с 546 полком, Сэр.
      Скорее всего, приказ безнадежно устарел, но хоть что-то.
      — Где этот полк?
      — На момент передачи располагался в трех милях к северу, Сэр.
      Парень поднял голову к горизонту и по положению солнца приблизительно определил север. Там была снова пустыня, куча побитой техники и летающие транспорты дроидов. Ломиться туда — самоубийство.
      — У вас были другие приказы?
      — Лишь обрывок сообщения, Сэр. ПЛ-454, воспроизведи.
      Клон, получивший приказ, запустил портативный коммуникатор. Из воспроизводимого обрывка можно было понять, что атака на Джеонозис провалилась, и десанту предписывалось проследовать в точки эвакуации, дальше шло перечисление подразделений и приказов им.
      — Вашего среди них нет?
      — Нет, Сэр.
      — Какое из подразделений получивших приказ ближайшее к нам?
      — Неномерные, миля к востоку, Сэр.
      — Неномерные?
      — Командос, Сэр.
      Теперь Виктор смотрел на восток. Стремительно темнело, и различить, что творилось у горизонта, не представлялось возможным. Но, как минимум, в воздухе с той стороны не было кораблей врага.
      — Подходит, лейтенант. Выводите своих людей из машины, — приказал Виктор, освобождая проем люка.
      — Хорошо, Сэр. — кивнул клон. — Покинуть машину.
      Клоны выбрались из шагохода и спрыгнули на все еще горячий песок. В руках у бойцов были компактные бластеры, которыми сейчас они водили по сторонам, оценивая угрозу.
      Идти по ровной, как блюдце, пустыни Виктору откровенно не нравилось, но выбора не было. Он вел за собой троих бойцов, держа направление на восток. Одна миля или тысяча шестьсот метров были преодолены ими за двадцать минут. Крайние сотню метров Виктора терзали смутные мысли касательно командос. До цели оставалось рукой подать, но ничего, кроме до сих пор горящего остова LAAT/i, там не было. Ровная плоскость.
      Однако стоило еще приблизиться, и парень рассмотрел обрыв. Добравшись до него и посмотрев вниз, стало понятно, зачем тут был коммандос.
      Внизу растянулся каньон, из стен которого торчали металлические конструкции базы противника. Люки, части стен, раскрытые створки ангара, из которых валил дым.
      — Спускаемся, Сэр? — лейтенант также смотрел вниз.
      Виктор еще раз осмотрелся и, не увидев ничего интересного, кивнул.
      — Но осторожно.
      Клоны вытащили из ранцев тонкие канаты и сноровисто закрепили их крюки в трещины камня у обрыва.
      Виктор, видя их манипуляции, посмотрел, что у него есть похожего на поясе. Со стороны спины была нащупана подозрительная катушка, вытянув крюк которой, парень уверился, что и он не обделен спецсредствами.
      Тридцать метров вниз по осыпающемуся камню стен каньона они преодолели за пять минут и, раскачавшись, запрыгнули в раскрытые створки ангара.
      Помещение оказалось непривычно длинным, уходя на добрые сотни метров вглубь каменного массива. Нещадно дымил подбитый танк дроидов, да и на металлическом полу в щедром количестве валялись обломки дроидов.
      — Сэр, мы поймали сигнал, — лейтенант показал парню блюдце комлинка, на голограмме которого шли шифрованные строки сообщения.
      — Что в нем?
      — Координаты и карта, Сэр, — голограмма сообщения сменилась на схему базы. — Красной точкой отмечена цель, Сэр.
      Идти или не идти?
      — Шифр республиканский? — на всякий случай уточнил парень.
      — Так точно, Сэр.
      — Тогда веди, раз у тебя карта.
      Лейтенант пошел вперед, страхуемый двумя клонами, Виктор же замыкал их группу.
Они свернули в первый коридор со следами перестрелки на стенах и тремя убитыми дроидами у входа. Прошли по нему, пока не уперлись в опущенную перегородку.
      — ПЛ-454, консоль, — приказал лейтенант, и клон стал копаться в стене, что-то колдуя с проводами.
      Послышались щелчки, треск электричества, и перегородка медленно поползла вверх.
Клоны приготовились отражать возможную атаку, а Виктор активировал меч.
      Приготовления оказались лишними. За преградой обнаружился снова коридор. Такой же длинный, он шел вглубь базы и также был завален поломанными дроидами.
Виктор повел носом и поморщился. В воздухе коридора стоял плотный запах гари.
Лейтенанту—клону такие проблемы благодаря шлему не грозили, и он, как ни в чем ни бывало, пошел дальше, махнув бойцам, чтобы следовали за ним.
      Снова коридор, снова приходилось перешагивать корпусы дроидов. Они двигались еще с десяток минут, пока не набрели на широкий зал со множеством мониторов на стенах. Это помещение по обилию аппаратуры очень походило на центр управления.
      — Лейтенант, проверьте технику, может, получится связаться со своими.
      Клон кивнул и подбежал к одному из пультов. Завозился.
      Тем временем Виктор продолжал исследовать зал. На многочисленных мониторах шли обновляемые строки текстов, отображалось несколько карт и схем. Одна из них его заинтересовала. Там было изображение в разрезе какого—то звездолета.
      — Сэр, — отвлек его клон. — Налажена связь с 468 полком.
      Лейтенант протянул Виктору коммуникатор на голограмме которого замер бюст клона—коммандера.
      — Я, джедай Лост, с кем говорю?
      — ТР-110, Сэр.
      — Доложите обстановку, коммандер.
      — Мы отрезаны от основных сил, Сэр. В строю триста пятьдесят два бойца, две сотни ранены легко, три десятка — тяжело. Смена позиции невозможна из-за блокады противника и потерь.
      — Подробнее про блокаду.
      — Наши координаты 456-45-6 зажаты между естественными возвышенностями с севера, востока и запада, с юга напирают порядки жестянок, Сэр. Их силы оцениваем, как до десяти тысяч дроидов при поддержке тридцати единиц тяжелой техники. Десять минут назад потеряли последний AT-ET.
      — Вы запрашивали эвакуацию?
      — Эвакуации не будет, Сэр. Флот покинул орбиту, встретив сильное сопротивление, — клон—коммандер замолчал, окончив доклад.
      — Есть еще выжившие джедаи?
      — Мне о них неизвестно, Сэр.
      Приплыли. Виктор теперь главный, и ему принимать решения.
      Повернув голову к лейтенанту, коротко спросил:
      — Знаешь, где они?
      — Так точно, Сэр.
      — Тогда покажи их местоположение на той тактической карте, — указал Виктор на большой экран, прикрученный к стене.
      Клон умчался выполнять распоряжение, а парень тем временем обратился к коммандеру.
      — Держитесь пока, я что-нибудь придумаю.
      — Так точно, держаться, Сэр.
      — Конец связи.
      Виктор прошелся по залу к пульту, за которым колдовал лейтенант.
      — Вывожу квадрат, Сэр, — отчитался он.
      На карте отобразилась местность с горным массивом в виде подковы или котла, крышку которой играли силы дроидов. Там активно шел бой, блестели выстрелы бластеров с обеих сторон.
      — Откуда данные? — реальность времени информации настораживала Виктора.
      — Мы подключены во внутреннюю сеть жестянок, Сэр.
      — Можешь приказать им прекратить огонь?
      — Никак нет, Сэр.
      — Что так?
      — Силы дроидов управляются боевыми станциями, здесь обрабатывается только тактическая информация.
      Виктор всмотрелся в карту, ища выход из ситуации.
      — Можешь уменьшить масштаб?
      — Да, Сэр.
      — Покажи сотню миль.
      На полученной карте Виктор искал способ вывести из ловушки силы клонов. Горная месть, пустыня и силы дроидов… Были еще отметки трех баз противника.
      — Лейтенант, у нас есть информация по объектам противника в секторе?
      — Минуту, Сэр, — клон закопался в интерфейсе. — Есть данные. Вывести их на экран?
      Виктор кивнул.
      Итак, три базы. Первая — стационарный завод дроидов, вторая — площадка подскока для переброски сил Торговцев. Третья — ремонтная, но самая дальняя. Ближе всех к полку клонов база подскока. Однако Виктор предполагал наличие там крупных сил противника, и атака ее была нежелательной. На завод переться смысла не было вообще, а до ремонтной клоны вместе с ранеными не дойдут в любом случае.
      — Придется рискнуть, — произнес в пустоту парень. — Ты ведь сказал, что тут обрабатывается тактическая информация. Можешь ввести ложные данные?
      — Так точно, Сэр.
      — Пусть вот тут “появятся” пять тысяч бойцов нашей армии, их как бы прикрывали от систем слежения дроидов до этого момента вот эти неровности местности.
      — Выполняю!
      Клон принялся вводить ложные цели, а Виктор вновь всматривался в обстановку на поле боя.
      — Готово, Сэр.
      — Вижу, что готово, — на карте порядки дроидов, осаждающих блокированный полк, стали спешно разделяться, оставляя менее трети сил для блокады.
      — Ждем минут пять и… — Виктор достал коммуникатор и связался с коммандером. — Коммандер, через пять минут идите на прорыв, силы дроидов будут ослаблены. Ваша цель — база подскока, координаты которой сейчас передаст лейтенант.
      — Так точно, Сэр.
      — Разрешите транслировать тактическую информацию нашим силам, Сэр? — вдруг осведомился клон.
      Идея здравая, потому парень согласился.
      Через пять минут полк клонов пошел на прорыв и быстро смял полторы тысячи дроидов.
      Виктор на эту сцену облегченно кивнул и обратился к лейтенанту:
      — Скопируйте коды доступа, вдруг пригодятся, и выдвигаемся к тем координатам, полученным от коммандос.
      Они покинули зал и вновь оказались в длинном коридоре. Блуждание по ним заняло еще с десяток минут, все это время на коммуникатор, переданный Виктору, приходили доклады коммандера, последний содержал отчет о взятии первого уровня базы и допустимых потерь.
      — Коммандер, ваша задача захватить ангар и транспорт, по высланным Вам координатам. Вы подберете нас, после чего мы покинем планету.
      Клон на голограмме кивнул и завершил связь.
      — Сэр, — обернулся к Виктору лейтенант, — мы почти добрались. За следующим поворотом будет крупное помещение технического предназначения.
      Помещение оказалось сильно поврежденным. По всему полу зала в сотню метров в длину и не менее половины сотни в ширину лежали поломанные дроиды как Б1, так и Б2, даже что—то похожее на тяжелую технику чадило дымом в углу.
      Из зала было только два выхода, в один из которых Виктор с клонами зашел, а вот второй…
      Второй выход вел в изолированную часть базы, по всей видимости, серверную вместе с реакторным отсеком, и вход был завален рухнувшей металлической стеной. Судя по повреждениям на остатке стены, их подорвали специально. Взрыв разметал дроидов, потому участок вокруг многотонных обломков был относительно целым.
      — Этот наш, — заметил Виктор лежащего среди побитых дроидов тело клона в специальной броне.
      — Так точно, Сэр.
      — Значит, остальные могли уцелеть и быть блокированы в том отсеке... Не смогли пробиться через преграду и послали сигнал…
      — Лейтенант, у Вас есть средства устранить завал? — парень сомневался, но должен был спросить.
      — Никак нет, Сэр.
      — Ожидаемо…
      Виктор подошел ближе и рассмотрел завал. Несколько тонн покореженного металла бесформенной грудой навалились на створы дверей, да так, что не было их видно.
      — Попробуйте связаться с нашими.
      — Есть ответ, Сэр! — тут же отозвался клон.
      — ”На связи колос-1”, — искаженный динамиками голос шел из коммуникатора клона.
      — Я, КР-314-А, вместе с джедаем находимся на указанной вами в сообщении базе.
      — Мы здесь зажаты, триста четырнадцатый, сами выбраться не сможем. Термозаряды лишь расплавили дверь, так что если у вас нет тяжелой техники ее снести, лучше оставьте нас.
      Виктор еще раз посмотрел на завал и сделал вывод, что рубить его светошашкой он будет очень долго. После такого грустного вывода, он сел на железный пол и вновь стал настраиваться на чистоту мыслей.
      Через минуту месиво металлоконструкций дернулось, заскрипело, заскрежетало.
      Через две минуты оно сдвинулось на метр, а после плавно стало подниматься вверх и в сторону.
      Сотворенное Виктором чудо клоны встретили как само собой разумеющееся, что несколько огорчило парня, ведь он внутренне был доволен своими успехами. Да и чувство совершенства подбадривающе намекало не останавливаться в освоение дарованных ему возможностей.
      Двери и в самом деле оказались повреждены взрывом термобарического заряда и не подлежали починке. Но там, где не нужна починка, могла быть применена деструктивная сила.
      Виктор активировал меч и терпеливо прорезал в двери проем.
      За рухнувшей пластиной стали оказалась приготовившаяся к бою группа коммандос.
      — Отставить, бойцы, — Виктор проник в коридор и осмотрел известных лишь по фанфикам воинов республики.
      Десять клонов в отличной от стандартной броне, обвешанные оружием, спокойно стояли напротив него.
      — Я — колос-1, Сэр, — вытянулся крайний к Виктору коммандос. — Жду приказаний, Сэр.
      — Коротко по вашей миссии.
      — Выполняли диверсионную операцию на объекте противника. Цель — захват стратегических данных с серверов.
      — И как… захватили?
      — Так точно, Сэр.
      — Тогда идемте, у нас еще полно работы, — парень развернулся и пролез через прорезанные мечом проем.
      На обратном пути они снова остановились в центре управления базой, и Виктор приказал ввести максимум возможных ложных целей, чтобы смешать силы дроидов. Коммандер оперативно доложил о взятии на базе подскока транспорта и своем выдвижении к Виктору.
      — У нас пятнадцать минут на все тут, — сказал лейтенанту Виктор. — Колос, у тебя есть в отряде спецы по взлому?
      Коммандос махнул бойцу, и тот сделал шаг вперед.
      — Что требуется, Сэр?
      — Мне нужно знать, есть ли отсюда доступ во внутреннюю сеть Торговой Федерации. И… у вас десять минут, боец.
      — Сделаем, Сэр.
      Коммандос пристроился рядом с колдующим над тактической картой лейтенантом, и Виктор приготовился ждать.
      Однако это не потребовалось, уже через десяток секунд спецназовец доложил о запароленном доступе, и что на взлом уйдет около пяти минут.
      Виктор кивнул. В информационной сети Торговцев можно накопать много чего интересного. Конечно, их вмешательство заметят, но какое—то время у них же будет доступ.
      — Есть доступ, Сэр. Эм... наше подключение обнаружено системой безопасности… Чтобы Вы не хотели, лучше поторопиться, до отключения две минуты.
      Что может быть самое важное для войны вообще и для Торговцев в частности?
      — Выгрузи отчетность по финансовым операциям, боец.
      — Мм, Сэр… мы тем самым нарушим законы Республики, Сэр.
      — Это разведданные, боец, какие законы? — изумился Виктор.
      — Постановление 1048-445 галактического сената о защите банковских данных.
      — Боец… данные мне! — нажал Виктор.
      — Есть, Сэр. Готово, Сэр, — клон протянул парню чип. — Все, что было в доступе, скачал.
      — Много они успели прикрыть?
      — Две трети, Сэр.
      Виктор едва заметно нахмурился. Чувство перфекционизма скребло его незавершенностью операции, а внутренний хомяк бесновался из-за убежавшей прямо из рук ценнейшей информации. Короче, было неспокойно на душе.
      — Уходим, — сквозь зубы выжал Виктор и первым отправился в коридор.
      У выхода из ангара базы Виктор сразу приметил крупную тушу корабля федерации, который завис в воздухе с откинутым десантным люком.
      — Скорее, — парень проследил за тем, как клоны загрузились в транспорт, и последним запрыгнул в него.
      Парень нашел взглядом лейтенанта и обратился к нему.
      — Проводите меня в кабину пилота.
      Через минуту Виктор наблюдал крохотный отсек со множеством красных дисплеев аппаратуры, за двумя креслами пилотов сидели клоны.
      — Сэр, система опознавания свой—чужой, активна, — доложил один из пилотов.
      — Это хорошо, — задумался Виктор, у него была идея, как выбраться с планеты и покинуть систему. — Используя коды с покинутой базы, мы можем получить информацию по флоту на орбите?
      — Сэр, нам и так доступна тактическая информация, — отрапортовал пилот.
      — Найдите корабль на орбите с гипердвигателем и, желательно, поменьше.
      — Есть, Сэр.
      Клон занялся делом, а Виктор обратился к присевшему рядом лейтенанту.
      — Найдите мне коммандера… хотя, уже не надо.
      В каюту вошел клон с отличительными цветовыми полосами на броне.
      — Сэр, коммандер ТР-110, Сэр, — вытянулся он.
      — Коммандер, подготовьте людей для абордажа. Сейчас пилот найдет нам подходящее судно, захватим его и рванем к своим.
      Когда их транспорт вышел на орбиту Джеонозиса, пилот отчитался о найденной цели и получил подтверждение Виктора на сближение с ней.
      Решение парня было чистой авантюрой, и он понимал это. Однако понимал и то, что лучшего в данной ситуации придумать не мог. Партизанить в пустыне? Не смешно. Сдаться в плен? Неприемлемо! Погибнуть в самоубийственном бою? Нет смысла.
      В кабине пилота не было иллюминаторов, и клоны рулили по приборам, потому о приближении к цели Виктор узнал по докладу.
      — Отлично, пилот, — с этими словами парень вернулся в десантный отсек. Предстояло подготовиться к абордажу.
      Стоя в окружении клонов перед закрытым люком, Виктор старался не думать о риске. Была вероятность, отличная от нуля, что их раскроют и расстреляют бортовыми орудиями. Если же нет, то будет бой в узких коридорах корабля. И тогда их успех будет зависеть как от скорости захвата контроля над судном, так и от количества экипажа врага.
      — Коммандер, — Виктор решил уточнить о цели, — что за корабль выбрал пилот?
      — Фрегат типа “Щедрый”, Сэр. Две сотни экипажа и сто пятьдесят тысяч дроидов.
      — Кхм…
      — Неактивных, Сэр.
      — Уже лучше. Скинь мне схему корабля, коммандер, — показал Виктор свой коммуникатор, отобранный у лейтенанта.
      Через полминуты парень уже изучал путь до мостика.
      — Тридцать секунд до контакта, — по громкой связи доложил пилот.
      Виктор выключил коммуникатор и снял с пояса сабер. Прикрыл глаза, собираясь с силами. Уже почти привычная подготовка, чтобы очистить голову от сторонних мыслей.
Цель перед ним была вполне выполнимая, две сотни дроидов даже для него одного были посильны, если, конечно, они не нападут со всех сторон. А вот в узких коридорах самое то.
      — Я пойду первым, коммандер. На вас зачистка и захват управления судном.
      — С нами коммандос, Сэр. Это ржавое корыто мы захватим, — уверенно заявил клон и отступил за первые ряды десанта. Верное решение для командира.
      Но вот люк опустился, и перед взором Виктора открылся вид на тесный ангар с десятком занятых делом дроидов.
      Парень стремительно покинул транспорт и на ходу активировал меч. Зеленый световой клинок уже через секунду резал на части замешкавшихся дроидов. К джедаю присоединились винтовки клонов.
      — Ангар под контролем, Сэр, — доложил лейтенант, но Виктор его уже не слушал.
      Парень спешил на мостик. Он прошел в узкий коридор с тусклым освещением и, разрубая редких дроидов, двигался к цели.
      Через минуту на корабле поднялась тревога, вызвавшая у парня приступ раздражения. Все же он рассчитывал успеть до этого.
      — Сэр, — лейтенант, старающийся не отстать от Виктора, убрал руку от виска, — пилот докладывает о передвижении флота противника. Два фрегата идут на сближение с нами.
      Это значило лишь одно, им лучше поторопиться, если уже не поздно.
      До мостика они добрались лишь через полторы минуты. Коммандос сразу взялись за взлом управления.
      В свою очередь Виктор остановился возле обзорного иллюминатора и сосредоточенно наблюдал, как выходят на линию атаки упомянутые корабли. Вообще, на орбите сейчас было порядком сил Торговой Федерации. Десятки “Барышников”, крейсера и фрегаты висели в безвоздушной пустоте в окружении облаков из обломков кораблей. К хмурому настроению парня частей звездолетов республиканских сил было заметно больше.
      — Выведите нас отсюда, — бросил он коммандеру. — Курс на Корусант.

Глава 3. Совет

      Виктор стоял на мостике фрегата и пребывал в задумчивом состоянии. Он мог себе позволить немного отвлечься, ведь сейчас его приказы не имели никакого значения — клоны готовили звездолет к прыжку.
      Размышления парня шли катком по стереотипам ведения военных действий. В далекой—далекой воевать не умели. Почему так? К примеру, на перехват захваченного корабля силы дроидов отправили два относительно тихоходных фрегата. Нет спору, по емкости бортового залпа они превосходят Щедрого Виктора, вот только толку с их орудий, если они не успеют помешать им уйти.
      — Сэр, — один из пилотов повернул к парню голову, — мы получаем входящие сообщение с поверхности, Сэр.
      — Что за сообщение? — отвлекся от созерцания обзорных иллюминаторов Виктор.
      — Запрос эвакуации от полков 489 и 798. Сообщают о наличии двух раненных джедаев, Сэр.
      Парень бросил взгляд на монитор с картой орбиты. На экране мерцали отметки целей, объекты и планеты с пунктирными линиями телеметрий.
      — Нас окружают не менее пятидесяти крупных целей врага, — произнес Виктор и нахмурился, да еще три Барышника, судя по размерам…
      — Сэр? — пилот ожидал приказа.
      Виктор прикрыл глаза, делая нехитрые вычисления в уме. Печально, но он не мог помочь оставшимся силам на планете. Если развернуть фрегат и… а что и? Фрегат не предназначен для посадки на планету, только десантирование барж с дроидами, это не Аккламатор, для Щедрого нужен порт.
      Но сделать же что-то можно было?
      — Коммандер, — Виктор обернулся к молчаливо стоявшему справа клону, — организуйте передачу тактической информации о противнике для оставшихся сил Республики на поверхности. Это немногое, но хоть что-то, чем мы можем помочь им.
      — Будет сделано, Сэр.
      — И… торопитесь, звездолет стартует сразу же, как будет готов к прыжку.
      Клон умчался к приборным консолям, а Виктор, хмурый до неприличия, уставился на идущие на перерез корабли федерации. Два фрегата, посланные на их перехват, уже достаточно приблизились, чтобы быть различимы на фоне бездны космоса невооруженным глазом. Времени до боевого контакта очень мало, и парень надеялся, что коммандер успеет помочь десанту.
      — Сэр, мы готовы к прыжку, — доложил пилот.
      — Коммандер, что у вас? — Виктор решил уточнить, смог ли тот вообще что-то успеть.
      — Передал коды доступа, Сэр, — немедленно ответил он.
      Виктор вздохнул. Было тягостно на душе. Он понимал, что они не могут помочь оставшимся на планете силам Республики, но понимание не успокаивало совесть.
      — Пилот, вытаскивайте нас отсюда.
      — Не могу, Сэр.
      — Что?
      — Корабли федерации перекрыли траекторию, Сэр.
      Виктор всмотрелся в тактический экран и развернул карту галактики. Пилот был прав, два фрегата грамотно зашли с курса на гиперпространственный маршрут к центральным мирам. Совершенство любит простые решения, а что в нашем случае? Если в гору не пройти, нужно гору обойти. Однако обойти два равных тебе по скорости корабля у Щедрого не выйдет, значит…
      — Пять градусов влево, пилот, — Виктор внимательно рассматривал тактический экран. — Рассчитайте прыжок на один световой год. Как только будете готовы, прыгайте.
      — Выполняю, Сэр.
      Да… никаких лишних вопросов, типа “на хрена” или “зачем”. Клоны — по—настоящему хорошие солдаты.
      Щедрый повернул влево, корпус дернуло вперед, а всех присутствующих на мостике прижало к креслам. Обзорные экраны заполнились белыми радиальными линиями, бывшими миг назад звездами.
      — Выходим из гиперпространства, Сэр, — доложил пилот.
      Не прошло и десятка секунд.
      — Берите курс на Корусант, пилот, и сразу прыгайте.
      На этот раз Щедрый Торговой Федерации отправился в пространство центральных миров без каких либо проблем.

***

      Пока Щедрый летел в гиперпространстве, у Виктора появилось свободное время. Учитывая класс гиперпространственного двигателя, на переход до Корусанта у него уйдет не меньше четырех часов. Можно и по кораблю врага погулять, да и с мыслями собраться.
      — Продолжайте следить за обстановкой, — бросил Виктор клонам и покинул мостик.
      Ступая по металлу пола, парень рассматривал длинный сквозной коридор, герметичные переборки отсеков. Вокруг блистал во всем своем великолепии минимализм, вот только все сделано настолько небрежно, что сводил в бессильной злобе зубы. Стены выполненны по технологии холодного пресса, видны вкрапления шлака, освещение наверняка самое дешевое из всего возможного, что можно было найти в галактике. Оно, наверное, дроидам все равно, но все же…
      Виктор остановился посередине коридора и прикрыл глаза. Ничего хорошего от прогулки по кораблю он не получит.
      Парень развернулся, чтобы вернуться на мостик, но замер схватившись, рукой за грудь. Сильный приступ боли скрутил сознание, в глаза все поплыло, стало тяжело держать себя на ногах.
      Отчаянно болела рана в груди.
      Виктор хотел позвать клонов на помощь, но горло не могло издать ни единого звука, отличного от хрипа. Парень сомнамбулой добрел до ближайшей стены и сполз по ней на пол.

***

      — Сэр, — Виктора из болезненного транса вытащил голос клона, — что с вами?
      — Я… — парень прислушался к себе. Боль утихала, он даже почувствовал, что может встать. — Все нормально, что ты хотел?
      — Сэр, мы прибыли, Сэр.
      — Что?
      — Мы на орбите Корусанта, Сэр.
      Виктор озадачился провалом во времени. Для него в забытьи боли прошла минута, может, больше…
      Он поднялся на ноги и, морщась, пошел на мостик. На мостике царила деловая суета. Пилоты переговаривались с диспетчерской, коммандер и лейтенант организовывали своих людей для высадки на орбитальной базе.
      — Сэр, — к Виктору обратился незаметно вошедший командос, — я подумал, Вам будет интересно.
      Клон протянул парню матовый диск, Виктор его машинально взял, сообразив запоздало, что это, скорее всего, разведанные, за которыми их посылали на ту базу под землей в пустыне Джеонозиса.
      — Спасибо, это все? — Виктор спрятал в поясной карман футуристичную “флешку”.
      — Да, Сэр.

***

      В ангар храма ордена Виктора доставил подошедший с Корусанта челнок. Как только парень покинул свой транспорт, тут же угодил в деловую суету обслуги кораблей, грузящих что-то клонов, неспешно занятых своим делом джедаев в свойственных им робах.
      Идя мимо занятых своим делом, Виктор пытался отыскать взглядом знакомые по фильмам лица. Но пока без успеха. Он покинул ангар и направился прямиком в складской корпус. Были мысли у парня сначала наведаться в медицинский блок и отдаться в руки целителям, но были и неотложные дела, которые следовало перекрыть немедленно.
      — Чем могу? — над голо консолью в складском корпусе стоял донельзя измученного вида человек. На его морщинистом лице проделали три рваные борозды уродливые шрамы, а под карими глазами наливались синяки.
      — Виктор Лост, — памятуя про образ джедая с их вежливостью и дипломатичностью, представился парень. — Мне нужен дроид. Модель R2D2.
      — Хм, — мужчина поморщился и не удержался, почесал скулу, — значится, с этой моделью будут проблемы.
      Интендант нехотя повернул голову назад, будто мог рассмотреть среди сотен стеллажей нужного дроида, и выдал:
      — Три штуки есть, но все они сломаны.
      Виктор посмурнел. Получение такого полезного, можно сказать, читерского дроида, как R2, почти наполовину облегчало жизнь в ДДГ. Если вспомнить, сколько раз этот дроид спасал жизни киношным героям, начинает казаться, что он чуть ли не ключевая фигура в истории.
      — Как на счет R3? — предложил усталый мужчина. — К нам всего десяток привезли. Очень умная и полезная на корабле машинка.
      Виктор задумался. Новинки это почти всегда хорошо, вот только в линии истории саги рулит почему-то именно вторая модель астромеханика.
      — Может, из трех соберете один?
      — Собрать не получиться, — качнул интендант головой, — там у двух электроника сгорела, а у третьего выбило половину сенсоров.
      — Л-ладно, давайте R3, — выдавил из себя Виктор. Ему не понравилось, что пролетел с желаемым. Можно было, конечно, подождать, вот только идет война, и сколько он будет искать себе дроида? А ведь в любой момент могут послать на миссию, где без передвижного взломщика тебе конец.
      Так и не представившийся интендант нажал несколько кнопок на консоли, и минуту спустя к Виктору выехал своим ходом дроид, очень походивший внешним видом на R2, отличаясь только “головой”. Головной купол был выполнен из прозрачного пластекса.
      Мужчина сконился над астромехаником и, вставив в его порт некое устройство, повозился еще с минуту.
      — Все, можете забирать малыша, — на лице хмурого мужчины проскользнуло нечто такое… доброе.
      — Биу—би—и— п, — блинкнул дроид.
      Виктор вздохнул. Как он мог забыть про их манеру общаться. Хотя сказать, что подобный вид общения с машинами у Виктора был на нуле нельзя. Ему иногда приходилось в моменты поломок аппаратуры в персональном компе выслушивать всякие пики с материнки, сигнализирующие о причине неработоспособности.
      Виктор еще раз вздохнул. Язык дроидов, или как он там назывался, прежний Виктор знал лишь поверхностно.
      — Спасибо, — кивнул интенданту Виктор, — пойдем, бродяга.
      Дроид послушно зажужжал следом за парнем.
      Следующим пунктом остановки Виктор считал посещение медотсека. От боли в ране уже заметно мутило. Вот только он не помнил, где он, и потому пришлось поймать первого встречного джедая, узнавая маршрут.
      Очень задумчивая тогрута в слишком откровенном наряде, больше похожим на купальник, скромно прикрытая сверху расстегнутым серым плащом, сперва не поняла, что ему надо, но в результате короткой дискуссии выяснилось, что медицинский корпус в противоположном крыле храма.
      Виктор, пропуская шаг, поплелся за медпомощью. Сзади послушно ехал дроид и то и дело пиликал на своем, явно комментируя происходящее вокруг. Особенно удивила реакция механоида на проходившую мимо них колонну клонов. Дроид пропиликал что-то такое восхищенно-матерное. Милитарист хренов.
      Когда они прошли половину пути, набрели на крупный длинный зал, по которому стайками передвигались дети.
      “Юнлинги” — промелькнуло в голову у Виктора.
      Он остановился и оценивающе уставился на них. В прицепе, следовало взять себе ученика. В первую очередь обучение кого бы то ни было дает ощутимый прирост в понимании материала обучения. Истина, проверенная на практике. Виктору предстояло очень многому научиться, значит, следовало кого-то учить. Вопрос лишь стоял, кто подходит на роль падавана.
      Виктор по прочитаным фанатским творениям знал о существовании некой Асоки Тано, и что она чуть ли не такой же сильный боец, как сам, ни к ночи будь помянут, избранный.
— Присматриваете себе падавана, рыцарь? — подошел джедай-мужчина, совсем седой и с короткой аккуратно стриженой бородой, прищурив один светлый глаз, внимательно смотрел на Виктора.
      — М-м, да. Присматриваю, — признался парень и прикрыл глаза. Очередной приступ боли заставил собрать всю концентрацию, чтобы не воплотить боль в стон.
      — Думаю, не лучший момент его выбирать, — явно заметил состояние Виктора этой старик. — Дети никуда не денутся, вернетесь позже.
      — Нет, — Виктор ненавидел откладывать важные дела на потом, а еще больше ему претила нерациональность. Как же, если он сейчас отсюда уйдет, то придется потом сюда возвращаться и ровно с той же самой целью.
      — Что же, — неожиданно не стал спорить старик. — Меня зовут Миро Акрати, мастер—наставник, чем могу помочь…
      — Виктор Лост, рыцарь.
      — Рыцарь Лост, — согласился старик.
      — Мне нужна некая Асока Тано. Есть у вас такой юнлинг?
      Виктор моргнул. Ему на миг показалось, как лицо умудренного опытом джедая слегка побледнело.
      — Асока… — Миро задумчиво замолчал. — Юнлинг Тано еще не закончила свое обучение. Я бы не рекомендовал ее брать в ученики.
      — Мм, ей разве…
      — Не нужно, — прервал его Миро. — Я вижу, что Вы пришли именно за этим юнлингом. Возможно, решили, что способны взять на себя такой вызов — сделать из импульсивного ребенка джедая. Но задача слишком сложная. Мне бы хотелось, чтобы на обучение ее взял мастер-джедай с опытом.
      Было неприятно, что его считают недостойным обучать падавана. Однако Виктор принимал аргументы этого джедая. С точки зрения ордена куда полезнее, чтобы проблемного юнлинга взялся обучать мастер с опытом. Вот только никто из мастеров ее так и не взял, если опираться на знания из канона, а досталась она избранному.
      Со Скайуокером Виктор был примерно равного возраста, знания в Силе тоже равным, способностей меньше, но не знаний. К тому же импульсивности, присущей молодому избранному, Виктор в себе не замечал.
      — Нет. Я все же настаиваю, — дипломатично, как мог, обратился парень. По мере усиления боли играть в дипломатию и вежливость было все труднее.
      Миро не стал сразу отвечать. О чем-то задумался и кивнул, а проходившую мимо твилечку в коричневой робе попросил пригласить юнлинга Тано.
      Через минуту в коридор вбежала девочка лет тринадцати с характерной для тогрут внешностью и горящими глазами. За ней, стараясь держать самообладание, вышла посланная за ней твилечка.
      — Вот, познакомьтесь, Асока Тано, — представил ее Миро. — А это рыцарь джедай Виктор Лост. Виктор изъявил желание взять тебя в падаваны.
      На лицо девочки то наползала улыбка, то сменялось выражением концентрации и собранности, будто она опомнилась, что нужно производить впечатление степенного и умудренного опытом юнлинга, достойного быть падаваном. Однако живой характер и бесконечный заряд энергии все равно пробивались наружу. Девчонка едва удерживалась, чтобы не начать прыгать. В общем, колбасило Тано не по-детски.
      — Здравствуйте, учитель!
      Виктору показалось, будто на него надели скафандр, настолько тяжело чувство ответственности.
      Он кивнул в ответ на приветствие.
      — Пойдем… ученица.
      Когда не в меру довольная Тано и едва сдерживающий боль Виктор повернулись к остальным разумным, то до них донеслось напутствие Миро.
      — Да прибудет с вами Сила.
      И было в этих словам больше, чем просто формальность. Миро искренне желал им успеха.

***

      — Учитель, а скольких Вы уже убили?
      Они поднимались по лестнице. Виктор все еще надеялся попасть в лазарет.

***

      — Учитель, а Вы взрывали звездолеты?
      Они повернули в главный коридор, связывающий корпуса Храма.

***

      — Учитель, а Вы с помощью силы можете поднять истребитель?
      Впереди маячил раскрытыми створками лифт, на котором парень намеревался подняться на третий уровень. А там до медицинского корпуса рукой подать.

***

      — Учитель, а почему Вы такой бледный?
      Лифт мерно гудел, придавая лишнюю тяжесть их телам ускорением.

***

      — Учитель, тяжело проходить испытания на рыцаря?
      Камень третьего уровня отдавал эхом под их шагами. Впереди растянулся широкий и скромно освещенный коридор, по которому мерно шли, каждый, куда ему надо, десяток разумных.
      — Почти пришли, — прошептал он себе.
      — Виктор Лост?
      Парень обернулся на слова. Сзади стоял запыхавшийся мальчишка человек.
      — Вас обыскались. Совет срочно вызывает Вас! — с этими словами мальчик сорвался с места и умчал в даль.
      Виктор прикрыл глаза, и его едва заметно дернуло.
      — Асока…
      — Да, учитель! — глаза тогруты излучали энтузиазм.
      — Напомни, сколько метров до лифта в башню совета.
      — М—м…
      — И?
      — Сейчас, я мигом! — девочка зарылась в свой комлинк. — 24 метра!
      — А до лазарета?
      — Лазарета?
      — Медблока.
      — М—м...144 метра!
      Виктор вздохнул и направил свои стопы по коридору, ведущему к лифту.

***

      — Асока, присмотри за R3, я быстро.
      И, не дожидаясь ответа своего падавана, Виктор зашел в лифт.
      Снова мерное гудение и чувство лишней гравитации.
      Совет... совет. Что им нужно? Самое первое, что идет в голову — доклад о расположении сил врага на орбите Джеонозиса. Это действительно имело смысл, и совет можно было понять. Если они планируют повторную атаку, комментарий Виктора очень важен. А есть ли еще причины? А может…
      Виктор качнул головой. Боль туманила рассудок, мешая внятно мыслить.
      Двери раскрылись, и перед парнем предстал короткий коридор с большими, во все стены окнами, с короткой лестницей в самом конце. А уже там была заметна часть зала малого совета и… вроде… черная лысина Винду.
      По мере приближения к залу совета у Виктора становилось все меньше мыслей о том, что нужно шишкам джедаев от него и все больше, как продержаться и не свалиться подрубленным бревном.
      Когда он вошел в зал совета, разговоры между мастерами—джедаями стихли. Пять голограммных и семь самолично. Йода, как и в фильме, обнаружился слева от входа и держал свои глаза закрытыми, остальные, кроме стабильно угрюмого Винду, были ему неинтересны.
      Винду, рассматривая вошедшего джедая, прищурился.
      — Рыцарь Лост, вы не спешили.
      Начинается…
      — Прошу простить мое поведение. Я ранен и не могу передвигаться быстрее.
      — Ясно, — коротко кивнул Винду. — Мы позвали Вас сюда, потому что планируется наступление.
      — Орден собирается забрать Джеонозис, — вмешалась откровенно одетая тогрута, Шаак Ти, вроде. Виктор точно не помнил их имен, что доставляло кроме сейчас испытываемой физической боли еще и эмоциональную.
      — Да, — Винду вновь взял слово. — Поэтому Вас сюда и пригласили. Вам известно расположение сил противника и его численность, а также обстановка на поверхности планеты. Вы возглавите флот.
      Виктор моргнул. Ему явно послышалось, не мог совет назначить простого рыцаря на такую операцию. Если же не послышалось, то означает не то, что он слышит. Вполне возможно…
      Парень побледнел и почувствовал, как вспотели ладони.
      Его отправляют на смерть.
      — С.. сколько кораблей мне выделят?
      — Вам выделят, — слово взял непонятный наутолан, — для этой операции пятнадцать Венаторов и десять Аккламаторов. Это грозный кулак.
      — Надеюсь, вы получили разведданные. В них ведь упоминалось, что флот противника насчитывает до двухсот пятидесяти вымпелов? Пятнадцать станций типа Барышник?
Для ликвидации такой группировки войск двадцать пять звездолетов, из которых десять — транспорт, мало.
      — Что Вы хотите этим сказать? — буравил взглядом лицо Виктора Винду.
      — Нужно больше кораблей, — с покерфейсом ответил парень.
      — Это все, что мы можем вам выдать, — вмешался Кито Фисто.
      — Республика вступила в войну с сильным противником, — говорила уже Шаак Ти. — Сейчас войска нужны во многих других местах.
      Оставался вопрос — это правда или лишь то, что нужно знать простому джедаю. Хотя какой там… если бы направление было действительно важным, туда определенно назначили бы мастера—джедая. Значит…
      Виктор прикрыл глаза.
      Вероятность того, что планируется атака с неожиданного для Торговцев направления, максимальна. Если так, то вполне могло у ордена получиться. Если создадут видимость важности Джеонозиса в планах Республики, то притянут туда приличное количество их сил.
Это как—то… слишком стратегически. Не в представлении Виктора о способностях джедаев вести войну.
      Вот только было почти непереносимо обидно, что в качестве жертвы выбрали его.
Конечно Виктор не выдал своих мыслей в лице или жестах. Будучи знакомым с НЛП, это сделать было нетрудно. Совет не должен знать, что он все понял… А хотя не пофиг уже?
      — Могу узнать, когда планируется атака?
      — В течении трех часов Вы должны отбыть на флагманский крейсер, — говорил уже Винду. — Флот уже ожидает на орбите.
      — Понятно. Разрешите выполнять? — по-военному уточнил Виктор.
      Голос его был ровным, выражение лица сосредоточенным, в противовес совсем тяжелым эмоциям внутри.
      — Да, — Винду кивнул. — И да прибудет с тобой Сила.

***

      Когда Лост покинул зал, магистр Шаак Ти вздохнула и перевела взгляд на Йоду, что промолчал весь разговор.
      — Гранд— магистр, Вы уверены, что это было необходимо?
      Зеленокожий многомудрый джедай повертел свою трость в руках.
      — М-м, тяжелой для нас война эта будет. Много трудных решений еще предстоит, и не последнее это.

Глава 4. Жребий брошен

      Как только створки лифта раскрылись, Виктор сразу увидел Асоку, что-то рассказывающую R3.
      —... а наставница такая говорит “Асока, мечи нельзя так держать.” Да что она понимает?! А если мне так удобно?
      Дроид все это время стоически молча терпел ее речь.
      Девочка отвлеклась на шум дверей лифта и заметила появление учителя.
      — Учитель? У нас миссия? — и глаза такие искренние… наивные.
      Виктор же почувствовал слабость в ногах. Его пошатнуло, заставляя рукой нащупать опору. Шершавая холодная стена под ладонью стала таковой.
      — Учитель! — Тано подскочила вплотную и замерла, не зная, что делать.
      — Устал я что-то, — парень прикрыл глаза, видя перед собой рой ярких точек. В голове отчетливо шумело, а тело будто наливалось тяжестью сотен килограмм. — В мед корпус мне… надо.
      — Э-эм, учитель.. сейчас я Вам помогу, потерпите немного.
      Девочка попыталась подхватить под плечо Виктора, но сумела лишь упереться в бок.
      Они удалились от лифта к башне совета и вышли в главный коридор, в нем повернули на право. Они шли молча.. Вернее, Виктор молчал, крутя в голове лишь одну мысль “Шаг, еще шаг”, а вот Асока что-то говорила успокаивающим тоном.
      Когда они добрались по пустынному коридору до просторного зала с белыми стенами, парень на ногах почти не держался. Лишь только благодаря упорству Тано он не лежал на бетонном полу.
      В корпусе целителей было очень просторно и пусто, лишь только двое разумных стояли возле стены с приборами.
      — Эй! Эй! Помогите нам! — Асока замахала свободной рукой.
      Джедаи заметили их и сорвались с места. Через пару секунд Виктора принял на себя какой-то ксенос, освобождая от ноши Асоку. Она тут же, как Виктора перехватили, села на пол и тяжело задышала.
      — Что с ним? — второй джедай, женщина-человек, наклонилась над Тано.
      — Не… — девочка через силы дышала, — не знаю. Он… раненый был.
      — Бластерный болт, — откликнулся ксенос несший Виктора. — Видимо, первая помощь была оказана, я вижу следы бакты.
      — Питиа, неси его к третьей койке.
      — Уже, — джедай уложил парня на гелеобразное ложе.
      К нему подбежала целительница и вытащила из приборной стенки диагностический аппарат.
      — Ожог внутренних тканей, задет нервный узел, он должен сейчас испытывать сильную боль. Пи, анестетик три кубика.
      Ксенос подчинился.
      С Виктора срезали верх робы и стали обрабатывать рану.
      — Док… — прохрипел он, — у меня... срочная миссия…
      — Молчите, — посоветовала целительница, — у вас серьезная рана.
      — Совет… поручил.. у вас… — парень замолчал собираясь с силами. — Поставьте меня на ноги за час.
      Сказал и откинулся на койку.
      — Потерял сознание, — констатировал ксенос.
      — Совет много себе позволяет, — поджала губы целительница, — раненым место в лазарете, а не на миссиях.
      Все это время она продолжала обрабатывать рану парня.
      — Он рыцарь, — заметил второй целитель, красноречиво кивнув на обрезки черной робы, — у этих ребят вступительное испытание есть такое — испытание плотью.
      — Хочешь сказать, что это нормально?
      — Для них — да.
      — К чему ты это?
      — Я могу сделать инъекцию К2, это снимет симптомы, а лечение он пройдет в полете на миссию.
      — Это варварство.
      — Слышала, война началась. Боюсь, это не первая такая операция. Нам стоит начать привыкать.

***

      Первым, что увидел Виктор, когда раскрыл глаза, было лицо Асоки. Девочка, нахмурившись, покусывала губу.
      Тело парня ощущалось странно, словно онемевшее, не до конца.
      Он попробовал пошевелить пальцами. Когда у него получилось, двинул уже рукой. Это движение заметила падаван и, встрепенувшись, наклонилась к его лицу.
      — Учитель, Вы как?
      — Нос чешется, — признался Виктор и попытался подняться. Получилось, правда, делать это пришлось под взволнованным взглядом ученицы.
      — Сколько я спал?
      — Полчаса всего. Целители очень ругались на Вас. Вот. Рана серьезная, Вы должны остаться тут или пройти…
      — Или пройти лечение в полете на Вашу миссию, — сбоку показалась женщина в белой робе. — Исира Варит, старший целитель.
      — Виктор Лост, — парень кивнул.
      — Вам была сделана инъекция сильного сидатика. Это даст пять часов активности. Рану мы вновь замазали бактой и наложили повязку. Однако Вам нужна операция по корректировке нервных узлов.
      — Ее можно сделать в полете?
      — Смотря на чем Вы полетите, — вид у целительницы был подозрительно решительный, и Виктор почувствовал какой-то подвох.
      — Вы хотите убедиться, что на корабле будет лазарет?
      — Именно.
      — Думаю, что моим транспортом станет Венатор.
      Женщина отвернула голову, задумавшись.
      — Это новинка?
      — Ударный крейсер.
      — Тогда ладно. Я вас выписываю, но обязательно передам наставление для корабельного лазарета, что бы Вас прооперировали.
      С этими словами недовольная целительница ушла, оставив сидевшего на ложе Виктора с молчащей Асокой.
      — Учитель… у нас миссия?
      Миссия. Двадцать пять кораблей против двухсот пятидесяти с поддержкой в виде пяти станций. Если Виктор сделал правильное предположение по цели миссии, то победа в ней не предусмотрена, а значит…
      — Асока, в этот раз я отправлюсь один.
      Тано дернулась словно от пощечины, ее лицо побледнело.
      — Учитель… Вы… бросаете меня?
      У Виктора все похолодело внутри. Разочаровывать взятого под опеку человека было непривычно больно.
      — У меня нет уверенности, что вернусь.
      — Это неправильно! — Тано вскочила на ноги. — Джедаи всегда участвуют в опасных миссиях. Мы несем мир в галактику, туда, где есть конфликты… где идет война!
      — В этот раз шансов почти нет.
      — Хех, — девочка издала нервный смешок, — шансы…
      Она упрямо насупилась и твердо сказала:
      — Я отправляюсь с Вами.
      Виктор поднялся с ложа и сделал пару шагов на пробу. Вроде, не качало. Идти можно было нормально.
      Что касается Асоки… тут мнение девочки не играло роли. Была лишь ответственность старшего. Но кроме ответственности есть ведь и долг. Его как джедая перед орденом и как человека перед республикой. Асока джедай, хоть и маленький, а джедай — это сила.
      Вот ведь… Чувства кричали “оставь девочку, ей еще жить и жить”, а мысли не отпускали холод расчета “неси ответственность”.
      Обстоятельства, при которых он допустил ошибку и взял ее в ученицы, теперь не играли роли. Есть реальность, с которой нужно считаться.
      Зачем Виктор взял себе ученицу? Изначально он планировал собрать значительный ресурс, за счет которого мог бы оказывать влияние на жизнь галактики, и начал делать это с ордена. Понятное дело, что сильный падаван, которого можно подготовить на основе собственных убеждений, станет опорой в достижении цели, а читерный дроид обеспечит выживаемость. Вот только… Слишком поспешил.
      У каждого в жизни случаются подобные ситуации. Вы совершаете действия по наитию, необдуманно, и результат создает проблемы. Вопрос только, что в таких случаях делать. Поджать хвост, в попытке отмотать все назад, отказаться от своего выбора. Или нести за него ответ.
      Нести ответ всегда труднее.
      Чувство перфекциониста просто требуют принять данность и решать проблему.
      Ученица Виктора… Парень собирался научить её всему, что знает, вырастить ее сильным и умным бойцом и дать ей место в этом мире, чтобы она могла его менять. А для этого нужны события, меняющие вектор жизненного пути, чтобы смести ее с дорожки джедая и превратить в Фигуру.
      Девочка права. Ее нужно брать с собой. Но только при условии, что шанс на победу есть. Впрочем, на счет предстоящей битвы есть несколько идей. Но прежде всего падаван.
      — Асока, Совет выделил мне двадцать пять кораблей, чтобы разбить группировку врага численностью в четверть тысячи вымпелов. Надеюсь, ты понимаешь порядок чисел?
      Девочка упрямо насупилась.
      — Куда Вы, туда и я.
      — У тебя есть еще шанс отступить назад.
      — Вы меня огорчаете, учитель.
      — Если пойдешь со мной на эту миссию… Отныне наша судьба станет общей.
      — Она стала такой, как только Вы взяли меня в ученицы, учитель.

***

      Жребий брошен, как говорил некий Юлий Цезарь перед рекой Рубикон.
      Виктор вместе с ученицей стоял на мостике флагмана его флота и наблюдал за построением кораблей в походный ордер. И все это на фоне громады планеты-города Корусант.
      Было что-то в этом зрелище величественное и захватывающей, что для простого парня с Земли являлось сказкой, воплощающие самые потаенные желания, будоражащие сознание, волнующей и пробирающей до самых кончиков волос от предвкушения.
      Флот.
      Свой, собственный.
      И хоть пункт назначения этого флота скорее всего гибель на орбите Джеонозиса, сейчас Виктор не мог себя понять. Жалеет ли он его или город. Почему-то, стоя возле большого панорамного окна и наблюдая движение космических кораблей, ощущая эту мощь, он испытывал ни то и ни другое. Он чувствовал наслаждение.
      Есть что-то такое, что-то неосязаемое, что позволяет буквально кожей ощущать масштаб события, напряжение и работу сотни тысяч разумных, клонов десанта, пилотов, капитанов кораблей.
      Возможно, эти чувства дарованы Силой, возможно, их ощущают все разумные, и Сила тут ни причем. Важно ли это сейчас?
      Флот был перед его глазами. Готовый выполнить любой его приказ.
      Мысли Виктора соскочили с праздности и смакования момента на более приземленные детали.
      Его флот. Его же и ответственность за жизни доверившихся разумных. Размер ответственности был, мягко говоря, огромен. На десяти Аккламаторах было сто тысяч клонов десанта, да ещё по паре тысяч в каждом Венаторе, а также экипажи кораблей…
      Как часто человеку в простой обыденности приходится нести ответ за жизни ста пятидесяти тысяч человек? Виктору никогда раньше такого испытывать не приходилось. И от того, что все вокруг было неизвестностью, его пугало, напрягало, заставляло тратить силы, чтобы держать себя в руках.
      А ведь еще была его ученица… За нее он тоже был в ответе.
      В груди поселился тянущий холод, то ли намекая на необходимость лечения, то ли предчувствуя плохих грядущих событий.
      — Учитель, — Асока отвлеклась от рассматривания кораблей, — Вы же помните про лазарет?
      — Никуда он с корабля не денется, — задумчиво ответил Виктор и покосился на тактическую голограмму, на которой сейчас светилась яркими точками галактика.
      Асока проследила направления взгляда парня и нахмурилась.
      — О—о, нет. Вы не станете этого делать! Вам нужно в лазарет!
      Виктор вздохнул.
      “Вот ведь ребенок. Чтобы остаться в живых в такой миссии нужно чудо, воплощенное через грамотное планирование. А она об операции...”
      — Если свалитесь посреди боя, будет очень неловко, — изогнула Тано бровь.
      — Перед кем? — машинально спросил Виктор.
      — Перед дроидами.
      — Гхе.
      — Жестянки не поверят своей удаче. Как же, генерал врага свалился без единого выстрела. А что если они начнут верить, что обладают Силой?
      — Асока…
      — Что? — девочка уперла руки в бока. — Вам нужно в лазарет.
      — Я себя вполне нормально чувствую.
      — Сэр, — к ним подошел клон в форме капитана. — Флот построен для прыжка, Сэр.
      — Уже определили точку выхода? — отвлекся Виктор.
      — Джеонозис, Сэр, — клон-капитан скупо цедил слова.
      Виктор кивнул в знак того, что услышал, и задумался. Никто ему не мешал, даже нахальная ученица.
      Приказ совета был прост, как топор, пущенный в мамонта. Собрать четверть сотни кораблей и этой силой ударить по четверти тысячи вымпелов врага. Официальная цель операции — попытка повторного взятия стратегически важной для Торговой Федерации планеты… Неофициально, по размышлениям Виктора, Совет собирался создать видимость важности именно этого направления и таким образом заставить стянуться именно в сектор Джеонозиса доступные силы дроидов.
      Если так, то неизвестно, где пройдет главное наступление. Но было это, к сожалению, сейчас неважно. А важно то, что операцию по взятию Джеонозиса не считают выполнимой, а следовательно… сто пятьдесят тысяч разумных ждет гибель.
      Возможно что-либо сделать? Зависит от того, какие усилия можно предпринять. Вот только… чтобы строить планы, нужна информация.
      Виктор достал коммуникатор и раскрыл ТТХ (тактико-технические характеристики) Венатора. При помощи калькулятора он получил примерный “вес” залпа. Теперь настала очередь фрегатов дроидов, составляющих костяк флота торговцев.
      Нехитрые расчеты заставляли задуматься… Если сравнивать, то Венатор уделает Щедрость на трети прочности своих щитов, что в сухой математике щиты пятнадцати Венаторов дают нам сорок пять Щедростей. Потом есть еще непосредственная броня крейсеров… И все это при условии невмешательства транспортов. А что там Аккламаторы? Все грустно. Две трети щита на Щедрость и, мягко говоря, не внушающая огневая мощь.
      Еще тринадцать фрегатов торговцев.
      Выходит, что флот Республики, по приблизительной оценке, будет стоить торговцам половины их сил. Правда, в расчет не брались Барышники с их эскадрильями стервятников.
      Виктор понял, что нужно что-то придумывать, как-то схитрить. И первое необходимая переменная в уравнении — это время.
      Парень поднял взгляд на молча ожидающего приказа капитана.
      — Рассчитайте прыжок в одном световом годе до цели.
      — Будет сделано, Сэр, — с этими словами клон быстрым шагом добрался до командного центра и стал раздавать указания подчиненным.
      Мда. Никаких вопросов. Клоны решительно нравились Виктору.
      — Десять часов полета, Сэр, — отвлекся от тактического планшета капитан.
      — Добро, — кивнул Виктор и посмотрел на выход с мостика.
      — Именно, учитель, — Асока не преминула надавить взглядом, что в исполнении детского лица выглядело не страшно, а скорее забавно.
      — Ладно, веди, — они пошли на выход. — Ты случайно не знаешь сколько длятся такие операции?
      — Мм, конечно учитель, я знаю, — удовлетворенно кивнула Тано. — А еще я знаю как часто Йода чихает.
      — Ну… ты и язва, — хмыкнул Виктор.
      — Учитель! — в патетическом жесте вскинула руки Асока. — Я же падаван! Ни разу не целитель! Откуда мне знать?

***

      — Процесс лечения завершен, — странно выглядевший мед дроид отлеветировал в сторону от Виктора.
      Сам парень поднялся с белого матового ложа медицинской капсулы и посмотрел на красный рубец в центре груди. Этакое напоминание, что вокруг реальность, он джедай, да еще и рыцарь, и идет война.
      Дверь в отсек с шипением отъехала и явила взору парня Асоку.
      — Учитель, Вы как?
      — В норме, ученица. Сколько я был на… — он замялся, подбирая слово.
      — Вас приводили в “норму”, — сделала она страшное лицо, явно намекая на потраченные ей самой нервы, чтобы уговорить учителя лечиться, — два часа. У нас еще целых восемь часов на Ваши планирования.
      — Благодарю, — кивнул Виктор и поднялся с ложа.
      — Стоило так упираться? — продолжала ворчать Тано.
      — Мм, прежде всего дело. В каком бы ты ни был состоянии, общее дело важнее.
      — Дело, конечно, Ваше, и Вы учитель, но… я считаю, это неправильно. Вам следовало позаботиться о себе. Раненый Вы ставите миссию под угрозу!
      — Неожиданно мудрые слова от падавана.
      — Что… я не тупая! — вскинулась Асока.
      — Верю.
      Виктор покинул в сопровождении нахмурившейся ученицы лазарет и пошел по длинному коридору с равномерным освещением в сторону мостика.
      Шел он, погрузившись в мысли. Слова Тано прошлись раскаленным прутом по паутине мыслей и устоявшихся связей Виктора. Раньше ему как-то не приходилось попадать в ТАКИЕ ситуации. А в повседневной жизни там, на Земле, ему не приходилось добиваться долгоиграющих целей, растянутых на несколько дней сосредоточенной работы не только мозга, но и тела.
      Смотря сейчас на свое поведение, последнее казалось мелочным и инфантильным. Раньше он стремился брать все и сразу. Максимализм. И это работало. Но теперь все стало сложнее, ставки стали крупнее, задачи и цели глобальнее, и действительно любая мелочь может стоить успеха.
      Посмотрев на нахохлившуюся ученицу, он неожиданно почувствовал тепло в сердце. Она все это время о нем, оказывается, заботилась, как могла.
      Виктор не удержался, по наитию, протянул руки и потрепал Тано по голове. Делать это при отсутствии у последней волос оказалось непривычно и странно, но теплая кожа не стала такой уж проблемой.
      Асока дернулась, вжимая голову в плечи, а через секунду зарделась.
      — Ты молодец, ученица, — хмыкнул Виктор.
      — Знаю, — буркнула та и отмахнулась от руки парня. — Что вы себе позволяете?
      — Прости-прости, — улыбнулся он.

***

      Мостик встретил джедаев рабочей суетой. Пилоты вносили корректировки, офицеры следили за параметрами с консолей, а капитан хмурился на своем посту.
      — Генерал на мостике, — выпрямился дежурный клон.
      —Вольно, — машинально ответил Виктор и подошел к капитану. — У Вас есть соображения по поводу сражения?
      — Если позволите, да, Сэр, — сухо ответил тот и скупыми движениями рук вывел на голоконсоль схему системы Джеонозиса.
      — По данным разведки численность противника составляет двести тридцать два фрегата типа “Щедрость”, рассредоточенных по орбите планеты, усиленные пятью звездалетами типа Барышник. При нашей численности прямая атака равнозначна самоубийству.
      — Вас это смущает? — ради интереса спросил Виктор
      — Естественно, Сэр. Нас учили достигать результата, а он возможен лишь тогда, когда солдат еще жив.
      — Продолжайте.
      — Я предлагаю выйти из гипер прыжка на расстоянии в сотню километров от сил Торговой Федерации в этой точке. Здесь скопления мусора от недавнего сражения, и флоту противника придется огибать его, рассредотачиваясь.
      — Хотите заставить их растянуться, и таким образом иметь дело только с минимальной частью? — догадался Виктор. — Есть уверенность, что дроиды настолько агрессивны, чтобы купиться?
      — Торговая Федерация ранее показывала аналогичную тактику, Сэр.
      — Война ведь только началась, — заметил Виктор.
      — Но уже был бой при Джеонозисе, Сэр.
      Виктор задумался, облокотившись о панель. В его глазах отражались огни пустотных объектов и красные точки, обозначающие силы врага.
      — Это все? — спросил он спустя время.
      — Да, Сэр.
      Парень вновь задумался. Стратегия, предложенная капитаном, хороша на начало сражения. Даже если допустить что им удастся таким образом спровоцировать дроидов, ничто не мешает им, увидев безрезультатность атаки, перестроиться и задавить массой, подождав подкрепления с других частей орбиты планеты.
      Нужно что-то иное.
      Виктор внимательно всмотрелся в голограмму планеты. Вокруг белой сферы плавали тысячи разноцветных точек, образующих подобие облачности. Обломки. Капитан говорил про обломки. Они создают помехи маневрированию.
      — Капитан, сколько у нас коммандос?
      — Три боевые единицы, Сэр.
      Три… В далекой-далекой это значило три по тридцать два. Как много нужно сил для абордажа?
      Виктор внимательно смотрел на три точки с обозначением “Барышник”, плывущих возле скопления мусора. Потом сменил детализацию и рассматривал поверхность планеты.
      — Уже известны точки входа для десанта? — спросил Виктор.
      Капитан как-то странно посмотрел на парня, но ответил четко:
      — Десантирование было решено проводить в тех же областях, что и в первый раз.
      Из этого Виктор сделал горький вывод. Десантирование не планировалось. Мда, ничего удивительного.
      Виктор постучал пальцами по пластику панели, размышляя и собирая мысли в подобие плана.
      — Ладно, — он вздохнул. — Слушай боевую задачу. Флот отправит три истребителя в точку выхода в сотне километров вот сюда. В это время выполнит прыжок, смещается по эклиптике относительно цели на двенадцать градусов по абсцисс и пять градусов по ординат.
      Капитан слушал указания молча.
      — Далее делает прыжок вот сюда, — палец Виктора указал на прореху в облаках мусора, похожую на озеро. — Разворачивает по пять Венаторов в сторону каждого из Барышников и дает залп из всех орудий по облакам обломков.
      По мере речи Виктора стала меняться в лице не только Асока, но и хмурый клон-капитан.
      — Далее, коммандос на шести LAAT/i под прикрытием эскадрилий с трех Венаторов берет на абордаж командные центры линкоров противника и деактивирует подконтрольные им силы дроидов. В идеале внести корректировку свой-чужой, но я на это не рассчитываю. Тем временем Аккломаторы ведут десантирование наших сил. Задача десанту. Закрепиться близ станций снабжения вот тут и тут. Сотня тысяч клонов, при поддержки огня с кораблей и бронетехники, хватит с лихвой. Далее, десант будет двигаться крупными силами по пятьдесят тысяч с тяжелой техникой от базы к базе и строго под прикрытием с орбиты наших крейсеров. Задача минимум — вывести из строя наземные зенитные батареи врага. Если их не уничтожить, нашему флоту конец. Задача максимум — ликвидировать все дееспособные очаги сопротивления на поверхности.
      По мере речи Виктора Асока стала смотреть на своего учителя странно. Во взгляде девочки не было и следа восхищения или одобрение. Была лишь… опаска.
      — Еще одно. Внутренняя директва… R3?
      Дроид пиликнул в ответ из угла мостика.
      — Подготовь программу сопряжения выстрелов орудий крейсеров. Я хочу, чтобы мои корабли стреляли слаженными залпами, создавая максимальную нагрузку на щиты врага. Приоритет распределения целей по весу залпа кораблей относительно ближайшей цели врага. На Щедрость нужно три залпа Венатора, значит, стрелять по Щедрости будет три Венатора.
      Дроид оживленно запиликал, мол, будет сделано, командир, и умчал до ближайшего коммуникационного порта.
      — На этом все.

Глава 5. Битва за Джеонозис

      — Сэр, разведка подтверждает ранее полученные данные, — клон-капитан отвлекся от монитора слежения, — Сэр.
      На мостике чувствовалось напряжение. Клоны-операторы боевых систем внимательно следили за экранами, держа руки на пультах управления ведения огнем, офицеры нацепили на лица выражения собранности и сосредоточенности, у некоторых мрачная решимость.
      Рядом с парнем шумно дышала, нахмурившись, Асока, вцепившись в край стола с тактической голограммой.
      Виктор кивнул, принимая доклад капитана, и перевел взгляд на тактический экран. Там плыла вокруг своей оси голограмма планеты со множеством обозначений красных и серых индикаторов. На первый взгляд ничего нового и возможно приступать к следующей части операции.
      — Капитан, флоту выполнить переход.
      — Есть выполнить переход, — четко ответил клон и, повернувшись к подчиненным, стал командовать. — Приказ флоту — переход к точке альфа через 3...2...1…
      Мир в обзорных экранах превращался в радиальные белые линии, чувство тяжести наваливалось на тела людей, заставляя ухватиться крепче за фиксированные детали мостика.
      Выход. Панорамное окно мгновенно изменяется, показывая напряженным разумным громаду планеты Джеонозис, укрытую облаками из обломков, облепленных мелкими судами дроидов и внушительное количество боевых кораблей, разбросанных по орбите.
      Тактическая голограмма взрывается чередой предупреждений, окрашивая в красные цвет отметки противника.
      — Сэр, все корабли вышли из гиперпрыжка, Сэр, — капитан вытягивается на своем месте.
      Двадцать пять кораблей Республики после выхода оказались в сотне километров от прорехи в виде неровного круга, скорее эллипса, в облаках из обломков. За пределами плывущих в невесомости сотен тысяч, если не миллиардов, тонн искореженного схваткой металла. На фоне бледно-желтой поверхности планеты выделялись серые торы громад трех линейных кораблей Торговой Федерации.
      — Начать построение — Венаторы во фронт, транспорт в центр, — парень крепче вцепился в поручни стола.
      Звездные разрушители спешно строились в подобие треугольника. Аккламаторы держались кучно в центре. Вершина каждого угла из Венаторов указывала на линкор дроидов, настолько удачно располагались под защитой из облаков покореженного железа Барышники противника.
      — Начать сближение, — Виктор не отрывал взгляда от голограммы с обозначением сферы предела дальности стрельбы каждого его корабля.
      — Нас заметили, Сэр, — доложил клон-офицер. — Наблюдаю движение фрегатов противника, Сэр.
      Фрегаты возле Барышников стали менять положение своих корпусов.
      — Еще чуть-чуть, еще… — шептал Виктор.
      В прорехе обломков, к которой стремились корабли Республики, оказались два фрегата Щедрость. Они, выкрутив на максимум мощности своих двигателей, удирали из под удара флота.
      На тактической голограмме сферы дальности стрельбы звездных разрушителей коснулись маркеров Щедростей.
      — Ударной группировке... залп, — сосредоточенно сказал Виктор.
      Четыре сотни турболазерных болтов волной из стремительных голубых линий накрыли корабли противника, превратив их в раскаленный пар.
      Тем временем звездолеты Республики почти достигли эллипса, через который хорошо просматривалась безжизненная поверхность планеты.
      — Внимание флоту, вершинам построения, смена вектора движения.
      Венаторы стали заворачивать, чтобы стать перпендикулярно поверхности планеты. По пять звездных разрушителей нацелились на облака из обломков, за которыми вдалеке виднелись торы Барышников.
      — Аккламаторам, залп по базам противника, уничтожить зенитные батареи.
      Продолжающие снижение десяток транспорта со скорострельностью шестьдесят выстрелов в минуту начали выпускать концентрированные волны турбобластерных болтов в поверхность планеты. Рои ярких синих линий падали вниз, прорезая атмосферу, чтобы утонуть в дефлекторных щитах черных точек баз дроидов, укрытых в песках пустыни.
      Зенитные орудия торговцев стали отвечать огнем. Первые красные болты пронеслись мимо кораблей Республики. Один из зарядов огненным болидом сверкнул в опасной близости от флагмана Виктора, заставив того до белых пальцев вцепиться в стол с тактической голограммой.
      — Венаторам начать огонь по обломкам. Капитан, что там с зенитными орудиями? — уточнил парень.
      — Пробили щиты… орудия подавлены, Сэр, — доложил капитан.
      — Группе транспорта начать десантирование.
      Виктор перевел напряженный взгляд на маркера обозначения противника. Радар показывал стремительное движение фрегатов Торговой федерации со всей орбиты к их флоту.
      Через пару минут их возьмут в кольцо, и тут станет очень жарко.
      Утешало то, что эффект внезапности удался, и, скорее всего, десант получится высадить. Аккламаторы, подавив сопротивление зенитных батарей, уже неслись к поверхности Джеонозиса, отколовшись от занявших оборону звездных разрушителей в формации треугольника.
      Венаторы сейчас поливали волнами раскаленной плазмы миллиарды тонн стали обломков, создавая искусственный метеоритный дождь — особый подарок для дефлекторов Барышников. Следовало как можно скорее отправлять абордажные группы для захвата контроля над линкорами врага. Прикрытие из обломков должно было защитить от турелей непосредственной обороны и увеличить шансы коммандос.
      Гул сотен выстрелов, рождаемых бортовой артиллерией, создавал мелкую вибрацию, ощущаемую даже на мостике.
      Виктор бросил короткий взгляд на ученицу. Асока замерла в напряженной позе, лишь ее глаза дергались, отвлекаясь на очередную яркую вспышку взрывов, гремящих далеко за бортами Венаторов.
      Парень нервничал, в отличие от клонов, которые полностью ушли в управление флотом. Видимое через панорамное окно вызывало опасения его планам. То, во что превращали волны турбобластерных выстрелов металл погибших кораблей, выглядело опасно.
      Чтобы скрыть волнение, ему приходилось все сильнее и сильнее сжимать поручень стола и мысленно поторапливать Аккламаторы с десантированием.
      В добавок ко всему голограмма перед ним очень красноречиво подсказывала, что время утекает сквозь пальцы. Силы противника были уже в минуте хода.
      — Сэр, — внезапно обратился к Виктору капитан, вид у него был мрачен, сильнее обычного. — Бортовой компьютер дает три процента на прохождение поля обломков для LAAT/i коммандос, Сэр.
      Парень и сам видел ураган из раскаленной стали, поднятый разогретой плазмой слаженных выстрелов Венаторов. Пролететь сквозь него было невозможно.
      — Нам придется принять первый удар сил врага, Сэр. Чтобы дать возможность основной части обломков пролететь Барышники.
      Виктор еще раз внимательно посмотрел на голограмму, оценивая построения врага. Выходило, что первый удар будет нести пятьдесят четыре фрегата при поддержке…
      — Сэр, Барышники противника выпускают стервятников, Сэр, — докладывал офицер. — Четыре сотни целей, Сэр.
      Клон еще помедлил, всматриваясь в изменения на своей консоли.
      — Сэр, линкоры противника спускают десант.
      — Стервятники… их цель? — напрягся Виктор. Действия торговцев были странными. Если они хотели атаковать Венаторы, то поспешили. Им придется прорываться через лавину раскаленных обломков.
      — Веду расчет телеметрии... Цель противника — группа Аккламаторов, Сэр.
      Холод прошелся по спине парня. Он не выдержал и дернул щекой.
      Дроиды поступили неожиданно умно, лишь только скоростные стервятники могли не только догнать транспорт у поверхности планеты, но и серьезно потрепать силы десанта. Нужно что-то делать, вот только что?
      Виктор быстрым взглядом прошелся по голограмме поля боя и дернул щекой. Выхода он не видел, разве что послать эскадрильи истребителей с Венаторов на перехват, тем самым оставив звездные разрушители без прикрытия.
      Это делать было категорически нельзя. Без прикрытия с орбиты десанту конец. Нужно что-то еще…
      — Капитан, — Виктор отвлек клона от командования подчиненными, управляющими огнем. — Приказ Аккламаторам — выгружать десант только при посадке. Не использовать LAAT/i. Приказ десанту сразу после высадки — разворачивать тяжелую технику и взять под контроль небо.
      — Есть, Сэр.
      — Сэр, цели противника, Сэр, — вмешался клон-офицер. — Пятьдесят четыре фрегата, десять секунд до контакта.
      Виктор бросил взгляд на панорамное окно и сразу же заметил маневрирующие через раскаленные обломки темные точки с бортовыми огнями. Фрегаты дроидов пробивались под атакующим углом к формации звездных разрушителей Республики.
      — Наши цели фрегаты. По три залпа на каждый. Цель-указатель на самые ближайшие.
      — Контакт, Сэр.
      Первые Щедрости выскочили из поля оранжевых от многочисленные взрывов и попаданий плазмы обломков. Корабли торговой Федерации сразу же открыли беспорядочный огонь, сотни ярких красный линий устремились к Венаторам.
      — Всем бортам огонь! — приказал клон-капитан.
      За пять секунд контакта в сторону противника ударная группировка звездных разрушителей выпустила почти тысячу голубых раскаленных турбобластерных болтов.
      Космос окрасился в оранжевые цвета. Фрегаты противника с явно потрепанными из-за прохождения поля обломков щитами один за другим вспыхивали оранжевым пламенем, а уцелевшие продолжали вести огонь.
      Яркие красные заряды их выстрелов скрывались в щитах Венаторов, вызывая каждым попаданием мелкую дрожь в корпусах.
      Взревела корабельная тревога.
      Изначально Виктор поделил флот звездных разрушителей на три пятерки с нумерацией от К—1 до К—15. Соответственно, каждая группа имела свой номер. Первая группа во главе с флагманом с первый по пятый борт, вторая группа аналогично первой и также третья, с десятого борта по пятнадцатый.
      — Щиты семьдесят процентов, Сэр… Шестьдесят четыре!
      — Перевести огонь на группу целей от эклиптики сто пятьдесят.
      Из-за корпусов погибающих фрегатов показалось подкрепление.
      Виктор бросил взгляд на тактическую голограмму. Красные маркеры кораблей федерации наваливались на его флот крупными группами по пятьдесят-сто фрегатов. Сейчас контакт идет с полусотней, еще двадцать взяло выше полета запущенного инерцией взрывов искусственного поля метеоритов и падало им на головы.
      — Приказ тот же, по три залпа на цель.
      — К—10, потерял щиты, Сэр! — торопливо докладывал оператор. — К—14, щиты три процента, Сэр!
      Виктор бросил быстрый взгляд на панорамное окно, там в яростной борьбе схватились пятерка Венаторов и около тридцати фрегатов. Секунда.. другая… Яркая вспышка возле самого первого звездного разрушителя.
      — К—10, попадание в рубку! Связь с кораблем потеряна, Сэр!
      Звездолет начал заваливаться на бок.
      Виктор поморщился. Первые потери.
      — Сохранять формацию, К—12 занять место лидера, огонь К—2 и К—5 перенести на противников третьей группы. Капитан, что там с обломками?
      — Прошли семьдесят процентов до целей, Сэр.
      — Плохо, очень плохо.
      — Сэр, замечены стервятники противника, до двух сотен целей, Сэр.
      — Что? Подробности.
      — Запущены с группы фрегатов в сто вымпелов. Будут здесь через три минуты, Сэр.
      — Всем бортам поднять истребители. Далее, Венаторам выравниваться относительно углов формации. Капитан, дать отсечку по времени на приказ в пол минуты. Следом для всех кораблей правыми маневровыми на максимум. Выполнять.
      — Учитель… что Вы…
      — Закрутим наш треугольник. Снизим тем самым нагрузку на группы Венаторов.
      — Но кораблей слишком много, да и в сражении они, учитель. Я сомневаюсь, что получиться. Простите, учитель.
      — Верно говоришь, — поморщился Виктор. — Капитан, новый приказ. Всем бортам использовать систему сопряжения бортовых компьютеров. Управление двигателями передать информационной сети.
      — Есть, Сэр.
      — К—12, К—13, щиты потеряны, Сэр!
      — Быстрее, быстрее, — шептал под нос Виктор, наблюдая, как выравниваются звездные разрушители.
      — Двигатели запущены, Сэр.
      Рубку дернуло, заставив всех присутствующих искать дополнительные точки опоры. Формация звездных разрушителей пришла в движение.
      Смещение звездолетов республики тут же сказалось на построении сил противника. На тактической голограмме Виктору было хорошо видно, как плотная группа фрегатов стала постепенно “размазываться”, пытаясь преследовать ранее обстреливаемые цели. Тем временем у других Венаторов появилась возможность помогать вершинам формации. Щедрости попали под перекрестный огонь турболазерных батарей.
      — Группа три вышла из-под обстрела, Сэр, — доложил клон-оператор. — Потеряны все щиты, повреждение батарей артиллерий. Эффективность снижена.
      — Сэр, — докладывал уже другой клон, — силы противника уничтожены. Следующая группа фрегатов будет через пол минуты, Сэр.
      Капитан оторвался от тактического монитора.
      — Сэр, линкоры противника попали под удар обломков. Время высылки абордажных команд оптимально.
      — Высылайте коммандос. Что с десантированием?
      — Аккломаторы почти достигли поверхности… Внимание, группа истребителей в непосредственном контакте. Транспорт ведет бой.
      Виктор подошел к панорамному окну и посмотрел на Джеонозис. Множество мелких ярких вспышек далеко внизу разлетались в разные стороны от темных точек Аккламаторов.
      — Командос выдвинулись, Сэр, — доложил клон-офицер.
      Теперь парень рассматривал уходящие парно LAAT/i в сторону серых мелких колец Барышников.
      — Капитан, придать каждой группе по эскадрилье прикрытия.
      — Есть, Сэр.
      — Сэр, Фрегаты противника, цель групповая, двадцать по азимуту сто один, цель групповая сто по азимуту семьдесят.
      — Дальность?
      — Первая до контакта в десяти секундах, вторая пять минут.
      Через десять секунд Венаторы вновь сцепились с Щедростями, к тому же из-за подкрепления дронов наконец показались стервятники. Мелкие и юркие машины стремительно прошли сквозь свои силы и врезались в эскадрильи истребителей Республики. Вспыхнул хаотичный бой.
      На фоне вращающейся треугольной формации Венаторов, огрызающейся слаженными залпами от десятков фрегатов в головокружительных виражах, вели борьбу истребительные силы. Иногда звездным разрушителям удавалось помогать своими турелями непосредственной обороны, но из-за скорости целей эффективность таких выстрелов была крайне низка.
      — Сэр, Аккламаторы ведут высадку. Десант под обстрелом и несет потери. Наши силы разворачивают системы огневого прикрытия, Сэр.
      Потери… потери… Виктор без слов подчиненных чувствовал их. Было очень муторно. Холод, зародившись в центре груди, постепенно подступал к рукам и шее.
      — Сэр, потери в пяти эскадрильях.
      — Сэр, фрегаты противника понесли потери и отступают.
      — Сэр, до контакта с группой из сотни вымпелов мину...
      — Сэр, развернута система зенитных орудий. Десант ведет…
      — Сэр...
      Доклады клонов шли один за другим, уследить за ними с каждой секундой становилось все труднее. Приходилось отстраняться, очищать разум от сторонних мыслей, но Виктор чувствовал, что не справляется. А еще этот выматывающий нутро холод, переполняющий мысли отголосками обреченности и боли.
      Джедаи… Сила… Как вы выдерживаете это? Как ведете бой?
      Виктор бросил взгляд на ученицу. Она вцепилась в стол до побелевших костяшек пальцев, выглядела она бледной, глаза лихорадочно блестели.
      — Сэр, К—4, потеря щитов...
      Ослепительная вспышка.
      —...взрыв реактора, Сэр.
      — Гх… — парень прикрыл глаза. Волной холода чуть не вынуло грудь.
      “Абстрагируйся, отстранись!” — кричал в мыслях себе.
      — Капитан, доклад... по потерям флота.
      — Потеряно два вымпела, Сэр. У семи слетели щиты.
      — Корабли без щитов во фланги... На вектора атаки с максимальными щитами.
      Капитан ушел раздавать указания.
      — Сэр, докладывает коммандос красных, Барышник три сильно пострадал, выведены из строя до семидесяти процентов бортовой артиллерии, мостик наполовину разрушен… идут на сближение.
      — Сэр, синие докладывают, их цель сохранила щиты, придется идти на сближение под огнем турелей.
      — Сэр, желтые докладывают, встретили серьезное сопротивление истребителей противника, эскадрилью прикрытия почти выбили. Сам транспорт потерял один двигатель.
      Блин, блин, блин.
      — Сэр, группа целей из сотни фрегатов в полминуте, Сэр.
      Виктор бегал взглядом по панорамному окну, возвращался к тактической голограмме и снова на окно.
      Вокруг его потрепанного флота летали закрученные взрывами обломки сотен кораблей, создавая настоящий хаос, засвечивая показания радарных систем. К тому же встречать такие силы дроидов с тем, что есть, равносильно самоубийству. У половины кораблей нет щитов. Два уже потерял.
      В голове у парня вертелись разнонаправленные мысли, от лобовой атаки, до бегства с поля боя. Крайние мысли он давил силой воли. Нельзя. Для перехода в гипер нужно сначала выйти из поля обломков, а это будет только после того, как долетит очередная группа фрегатов.
      Гребанные дроиды, гребанная Торговая Федерация, почему-то решила поступить по умному и атаковать сильными кулаками из групп фрегатов. Где эта хваленая тупость дроидов?
      Нужно что-то делать. Что-то решительное… Иначе их просто сомнут.
      Может, атаковать Барашники? Нет. Увяжутся следом и ударят в тыл. Маневрировать в облаках обломков? Венаторы слишком неуклюжи и щиты их почти на нуле. Что же делать? Нужно брать под контроль линкоры, нужно...Очень нужно, иначе сомнут.
      В рубке чувствовалось напряжение, на грани между решительностью и паникой. Все понимали серьезность ситуации.
      — Капитан, — голосом, лишенным эмоций, обратился Виктор. — Выделить… шесть Венаторов и на максимальном ускорение по два на каждый Барышник. Задача — подавить сопротивление линейных кораблей противника, оказать поддержку коммандос.
      — Есть, Сэр, — хмурый капитан развернулся к подчиненными, отдавая приказы.
      — Флоту построиться ромбом.
      Команду Виктор продублировал с помощью тактической панели.
      — Мы задержим врага, пока коммандос и Венаторы мнут линкоры врага.
      — Двадцать секунд до контакта, Сэр.
      Виктор во всю наблюдал, как облако из фрегатов заполняет все панорамное окно. Часть звездных разрушителей спешно уходили в стороны Барышников, остальные выдвигались вперед и вверх или вниз, образуя заданную формацию.
      — Десять секунд до входа в область поражения, Сэр.
      — Помните, стрелять по ближайшим и только залпами. По три корабля на цель.
      — Учитель…
      Напряженный до предела парень повернул голову. Ученица печально смотрела ему в глаза.
      — До самого конца, учитель.

***

      Канонерка с коммандос на борту в сопровождении на глазах тающей эскадрильи истребителей отчаянно маневрировала, чтобы пробиться через заслон бластерных разрядов линкора дроидов.
      — Блин, не проскочим! — крикнул пилот.
      Яркая вспышка, и кабину заволакло черным дымом.
      — Попадание в правый двигатель! — второй пилот спешно переключил тумблеры управления, перенёс нагрузку, старался удержать контроль над машиной. — Теряем мощность! Щиты на трех процентах!
      В этот момент последний истребитель в молниеносном броске закрыл от залпа орудий линкора LAAT/i. Он вспыхнул оранжевым пламенем и рассеился мелким стальным крошевом.
      — А-а-а! — резкий рывок в сторону чудом спас от очередного залпа.
      — Еще минута, и нам конец, — второй пилот нервно дергал головой от прибора к прибору, пытаясь уследить за состоянием машины.
      В этот момент из мрака космоса выскачили два массивных объекта. Венаторы. Звездные разрушители сходу открыли залповый огонь, волнами перегретой плазмы начиная подавлять орудия линкора.
      — Наконец-то! — первый пилот увёл канонерку в сторону, давая возможность звездным разрушителям подавить артиллерию в его секторе.
      Маневр, еще один, потом резкий рывок на остатках мощности двигателей к самой обшивке Барышника.
      LAAT/i в крутом вираже проскочил между двумя крупными кусками обшивки. Канонерка выскочила из поля вращающихся обломков и вновь ушла в крутой вираж, чтобы выйти из него, летя над покореженным корпусом обстреливаемого кольца вражеского звездолета.
      На фоне два Венатора батареями артиллерии поливали орудия и доки звездолета Торговой Федерации. В этом месиве из проносящихся мимо синих и красных бластерных болтов, кусков расплавленной обшивки, ярких оранжевых взрывов летел транспорт с клонами.
      — Пилот, долго еще? — меланхолично спросил клон-коммандос, наблюдая в иллюминатор хаос бластерной битвы.
      — До цели пятьсот метров, — по внутренней связи нервно ответил клон. — Приготовиться.
      — Слышали, парни, — коммандос обернулся к остальным. — Сейчас начнем играть металл.
      — Командир, скорее бы уже, — коммандос с гранотометом за спиной поправил шлем. — После операции обещали жаренное мясо.
      Смех двух десятков клонов.
      — Тебе бы все есть, Крет, — усмехнулся командир.
      — Ух хрена… — послышался голос коммандоса, смотрящего в иллюминатор.
      Там вдалеке едва различимые точки Венаторов в ромбовидной формации пускали волны синих выстрелов в окружении красной турбобластерной метели.
      — Мда, оказывается, и у флотских яйца есть, — заметил другой коммандос.
      Их прерывал голос в эфире.
      — Десант, десять секунд.
      Свет в кабине сменился на красный.
      — Слышали? — командир окинул взглядом бойцов. — Занять места! Активировать полетные модули!
      Шлюз LAAT/i резко открылся, за ним оказалась покореженная попаданиями сфера Барышника.
      — Пошли! Пошли! Пошли!
      За пять секунд коммандос покинул транспорт и при поддержке ранцевых двигателей летел через пустоту к развороченному корпусу линкора.
      Сотня метров преодолелась ими за пару секунд.
      Коммандос влетели в оплавленную дыру в обшивке, и ступни клонов высекли искры, гася набранную скорость. Подготовленные бойцы сразу же рассредоточились и взяли под контроль пустынный коридор. Вокруг отсутствовала атмосфера, в пространстве летал мелкий мусор, разбитые дроиды и металлическая крошка застывшего расплавленного металла.
      — Мостик тремя уровнями выше, — сообщил командир. — Первая тройка, направо. Построиться, смотреть по сторонам, любое движение — огонь на подавление. У нас очень мало времени. Там гибнут наши братья! Живее! Живее! — резким взмахом ладони указал клон. — Отключим жестянок!

***

      Тем временем на поверхности Джеонозиса гремела яростная битва. Десяток Аккламаторов среди песков пустыни выгружали боевые группы десанта и на ходу огрызающуюся огнем технику. В воздухе носились синие и красные бастерные болты, горела сталь брони подбитых машин, сверкала искрами защита кораблей, ревели двигателями сотни пикирующих стервятников.
      Клон-коммандер в белой броне с желтыми опознавательными полосами внимательно следил за высадкой с мостика Аккламатора. Сплоченные группы клонов под прикрытием техники и артиллерийских батарей транспорта разворачивали свои порядки. Потери были в пределах нормы.
      — Сэр, — отвлек коммандера офицер связи. — А—144 докладывает о развертывании сил в 70%. Войск достаточно для атаки базы М3 по азимуту тридцать, Сэр.
      Коммандер кивнул и повернулся к тактической голограмме. Мерцающий свет отображал карту ТВД (театра военных действий) с маркерами перемещения сил клонов, объектов противника. Благодаря разведданным сразу удалось проникнуть в их сеть и получить максимальную информацию по наличию противника и его перемещениям.
      Клон прошелся пальцем по схеме, показывающую красный овал рядом с позициями десанта.
      — Лейтенант, направьте полки со сто второго по сто двенадцатый к М3.
      — Есть, Сэр.
      — Сэр, с нами вышли на связь уцелевшие в первой операции подразделение.
      — Что.. подробности!
      — Полки 489 и 798. Докладывают о наличии раненых джедаев, Сэр.
      — Выведите на тактический экран.
      Несколько секунд коммандер всматривался в обновленные данные. Покачал головой.
      — Мы не можем им помочь. По крайнем мере сейчас. Слишком далеко. Передайте приказ держаться, как только у нас освободится резерв, мы постараемся их вытащить.
      Коммандер повернул голову к флотским офицерам, среди которых выделялся нашивками на кителе капитан.
      — Капитан, я отправляюсь к своим.
      Клон в форме капитана звездолета отвлекся от монитора связи и молча кивнул. Вид у него напряженный. Информация о ходе боя на орбите настораживающая, ставящая под угрозу всю операцию.
      Через три минуты коммандер в сопровождении десятка клонов вбежал по стапелям на транспортный шагоход, приказал пилотам выдвигаться, а сам устроился на защищенном силовым полем посту.
      Шагоход медленно покинул полумрак десантного ангара Аккламатора, за пределами которого раскинулся океан песка, далекое солнце и яростный бой в атмосфере и орбите планеты.

***

      В коридоре линкора шла скоротечная перестрелка. В—1 оказывали сопротивление из всех своих механических сил, но закаленный в суровых тренировках спецназ выбивал их подкрепления.
      Минуту спустя бойцы ворвались на мостик и скоро заняли ключевые позиции. Через разбитые смотровые окна видны далекие вспышки выстрелов корабельных артиллерий, вращающийся рой оплавленных обломков и две зависшие над линкором туши Венаторов.
      — Варт, консоль! — приказал командир.
      Упомянутый клон перемахнул через приборную панель и прицепился к красной консоли. Стал возиться с мерцающим экраном.
      — Есть доступ, Сэр, — доложил он. — Ввожу целеуказания… Сэр.. проблемы, Сэр. Требуется подтверждение с сопряженного командного корабля.
      — М-мать, — сжал сильнее рукоять бластера командир, секунду спустя приложил к виску руку, вышел на связь. — Красному Колос—1, красному Колос—1, на связь!
      Командир подразделения в ожидании ответа, бросил взгляд в космос, туда, где сейчас обменивались залпами звездолеты Республики и Торговцев. Синих турбобластерных вспышек почти не видно за лавиной красного огня.
      — Красный—3 на связи, Колос—1, — наконец ответила рация.
      — Красный—3, это Колос—1, получили доступ к системам Барышника. Нужно подтверждение действий с корабля соответствующего класса, как понял?
      — Минуту, Колос—1, ведем взлом систем... есть доступ. Получили данные. Подтверждаем.
      Командир-коммандос перевёл напряженный взгляд на далекие точки кораблей Республики. Бой там постепенно стихал.
      — Подтверждаю внесение изменений в систему свой—чужой, — напряженно выдохнул командир.
      Молчание в рубке. Оно нарушилось клоном с гранатометом за спиной.
      — Остался ли там кто живой, Сэр?

Глава 6. Огненный дождь

      Под потолком мостика клубился черный дым, из корабельной системы оповещения орала в надрыве сирена. Половина смотровых окон было выбито, рамы оплавлены, броневые заслонки во многих местах погнуты. Люди валялись подрубленными куклами в занимающих почти весь пол красных лужах.
      Протяжный стон пронесся по корпусу звездолета, отдающий нагнетающей вибрацией. Опасный симптом для побывавшего в бою корабля.
      Виктор почувствовал холод, застилающий правую сторону лица. Он открыл глаза и… получилось лишь один глаз.
      Вокруг темнота, запахи горелого пластика, металла, треск и пробирающий до самых костей скрежет.
      Чувство страха, что он потерял зрение, заполнило вены Виктора. Парень торопливо поднес руки к лицу и зашипел от боли, но пальцев от век не убрал. С первого “взгляда” глаза были целы, вот только залиты чем то липким. Еще болела голова, там, где не онемела.
      Мысли Виктора от своей участи метнулись к устоям перфекциониста, в голове у которого должен быть кристальный порядок. Но сделать это оказалось непривычно трудно.
      Сомнения и боль, а еще страх неизвестности в полной темноте мешали собраться с мыслями, оценить угрозу.
      Вдох, выдох. Вдох, выдох.
      “Асока!” — Оплавляющая страхом мысль.
      Виктор на ощупь стал искать опору рукам.
      “Нужно помочь. Найти и помочь.”
      Рука Виктора наконец нашла точку опоры. Ей оказался холодный металл с поручнем, по всей видимости тактический стол, возле которого он провел почти все время боя.
      — Асока!
      Тишина. Лишь темнота и протяжный гул, испускаемый корпусом.
      Виктор почувствовал волну тепла, а следом пришел едкий, токсичный запах. Он закашлялся, не удержался на ногах и упал.
      — Асока! — захрипел он.
      Вновь нет ответа.
      В этот момент по рубке прошелся низкочастотный гул запускаемой силовой установки. Питание вернулось, врубив мерцающее перебоями освещение.
      То, что он увидел, заставило печально прикрыть глаза. Мостик был уничтожен. Вся аппаратура, приборные панели, люди. Почти везде была кровь. Через щели в борту со свистом выходил воздух.
      — А... Асока.
      Виктор заметил ее. Она лежала к нему спиной под самой стеной, рядом с потерявшим руку клоном. Так могут лежать как без сознания, так и умерев. Парень не знал, что ему думать. Поднялся и на ватных ногах добрался до ученицы.
      В его груди горела надежда. Она жгла его изнутри в желании увидеть ее хотя бы дышащей.
      Аккуратно перевернув ее, Виктор приподнял голову тогруты, на лбу у которой оказалась сильная ссадина.
      Ее веки дрогнули, и девочка поморщилась. Когда она их медленно раскрыла, то несколько заторможено повела по сторонам взглядом, потом вернула его к Виктору.
      — Учитель? А… что произошло?
      Виктор устало улыбнулся и провел рукой по ее щеке.
      — Ну и напугала ты меня.
      Девочка нахмурилась.
      — Учитель, — в голосе ее хоть и усталом, появились наставительные нотки, — джедаи не испытывают страха.
      — Ага, — пропустил мимо ушей Виктор. — Ты как? Можешь встать?
      Девочка отвлеклась на свои ощущения и неуверенно кивнула.
      — Голова болит, а так нормально.
      Она потянулась встать, и парень ей помог.
      — Учитель, что… почему мы… — Тано только заметила, во что превратился мостик.
      — Мы потеряли щиты, и заряд угодил прямо вон в то окно. Видишь опущенные заслонки? Остальное проделал расплавленный металл.
      Асока молчала.
      В этот раз очередная волна нервирующего стона прошлась по корпусу.
      Виктор выпрямился, проверил коммуникатор на предплечье и перевел взгляд на ученицу.
      — Нам пора сваливать. Чувствую, кораблю осталось совсем немного.
      — Учитель, а что бой? Мы выиграли?
      — Почему ты так подумала? — уже на ходу спросил Виктор.
      Они покинули мостик, оказавшись в коротком коридоре, ведущем к лифтовой платформе. А еще там были люки спасательных капсул.
      Пилик—пилик. Пилик—пилик.
      — Учитель, постойте. Вас вызывают.
      — Что? А…
      Парень принял вызов. Из комлинка зашипел, пробиваясь через помехи, четко поставленный голос: “Генерал, Сэр, я, БТН—32—К, капитан звездного разрушителя К—9.”
      — Слышу тебя, капитан.
      — Докладываю, Сэр. Коммандос взял абордажем три линкора противника. Удалось внести корректировку систему свой—чужой. На данный момент боевые действия свелись к минимуму. Аккламаторы почти закончили высадку десанта. Через пять минут будут доступны для ведения боя. Шесть Венаторов, включая мой, готовы выполнять Ваши приказы, Сэр.
      — Мой флагман серьезно поврежден. Вы можете нас подобрать?
      — Да, Сэр. К—9 рядом с Вами.
      — Что противник?
      — В замешательстве, Сэр. Активности не проявляет. Но боюсь, Сэр, это ненадолго. Как только командование противника догадается сменить шифры, бой начнется снова.
      Виктор поморщился и бросил взгляд на ближайший люк, ведущий к спасательным капсулам.
      — Асока, сначала ты.
      Девочка неуверенно кивнула и открыла люк, потом забралась в него и, бросив быстрый взгляд на Виктора, юркнула внутрь.
      — Мы будем в спасательной капсуле, капитан, — продолжил диалог Виктор.
      — Мы подберем Вас.

***

      — Сэр, БТН—32—К, — представился капитан, как только Виктор с ученицей показался на мостике Венатора.
      Виктор отстраненно кивнул. Его мысли не отпускали результаты скоротечного боя, увиденные им через иллюминаторы спасательной капсулы по пути к звездолету. Надо было же так… Все видимое пространство на орбите заполняли искореженные, оплавленные, разорванные детонациями реакторов остовы кораблей.
      Его шестерка Венаторов, оставшаяся задержать фрегаты дроидов, была почти стерта в порошок. То расплавленное месиво, во что превратились их корпуса, мало походило на очертания звездных разрушителей.
      К скверному настроению от потерь прибавлялись чувства в Силе. Виктор ощущал жизнь в сбитых кораблях. Вывод простой — нужна спасательная операция, вот только бой еще не кончен.
      — Капитан, что мы можем сделать, чтобы помешать врагу или нанести максимальный ущерб, пока он не спохватился?
      Асока, стоявшая рядом, покосилась на пустующее место оператора ведения огня и вздохнула.
      В это время клон в форме флотского капитана задумался и перевел взгляд на тактическую голограмму. Некоторое время молчал.
      — Сэр, коммандос докладывал, что для внесения изменений в систему опознавания им пришлось делать запрос к другому линкору. М-м, пожалуй, это справедливо, ведь Барышники еще и станции управления дроидами. Всего на орбите их было пять. Полагаю, нам нужно как можно скорее уничтожить как минимум один из них.
      — Ближайший как далеко?
      — Ближайший… — клон движениями рук вызвал на голограмме виртуальную линейку, — в трех минутах хода на крейсерской скорости Венатора, Сэр. Но это если напрямик. Однако, как видите, орбита слишком захламлена, мы не сможем развить значительную скорость.
      — Сколько?
      Капитан постучал пальцами по металлу стола.
      — Примерно пол часа.
      — Много, — едва удержался, чтобы не поморщиться, Виктор.
      — Да... много. Этого времени хватит мягкотелым торговцам разобраться в ситуации, Сэр.
      На некоторое время на мостике установилась гнетущая тишина.
      — Сколько у них осталось сил?
      — По данным телеметрии два линкора и семьдесят четыре Щедрости. Рядом с нами висят два десятка, и то половина из них сильно повреждена. Нашей группировке на минуту боя. Проблемы будут только с планетарным прикрытием. Базы дроидов почти не пострадали, Сэр.
      Виктор подошел ближе к тактической голограмме и внимательно всмотрелся в мерцающие капли света, создающие трехмерную схему орбиты и поверхности планеты.
      — Базы дроидов в основном установлены в складках местности… — задумчиво произнес он, — работа для десанта. Пускай берут все доступные LAAT/i и крупными группами идут от базы к базе. Атаковать только с поверхности, предварительно высадившись в недосягаемости защитных систем баз. Как по-вашему, справятся?
      — Так точно, Сэр.
      — Как освободятся Аккламаторы, пусть тоже поднимаются на орбиту. Укажите им целью второй линкор.
      Капитан кивнул.
      — Если все разобрали… тогда не будем терять времени, которого нет. Передайте приказ десанту и стройте флот.
      — Есть, строить флот.

***

      Тем временем на поверхности планеты во всю шло развертывание войск. Клон-коммандер через визор всматривался в горизонт, наблюдая изменения в обстановке. Через мгновение он опустил визор и переложил прибор на стол. Его командный шагоход выбрался на дюну золотого песка и встал на фоне багрового заката. С этой позиции был особенно полный обзор.
      С небес, куда хватало взгляда, падали бледно-желтыми росчерками горящие обломки погибших кораблей, песок пустыни до самого горизонта был усеян коптящими в небо сотнями черных столбов из остовов разбитой техники дроидов. Группы клонов возле республиканской тяжелой техники спешно строились, грузились внутрь, оказывали помощь раненым.
      Пискнул сигнал вызова.
      Клон сдвинул голову в сторону источника и заметил на тактической панели горящий красный индикатор вызова.
      Командер сдвинул сенсор, принимая вызов. Минуту слушал приказ.
      — Есть, Сэр.
      Перевел взгляд на боевые построения десанта. В этот момент из ангаров ставших в линию Аккламаторов с ревом движков стали вылетать LAAT/i.
      Коммандер вышел на общую частоту.
      — Всем полкам, занять места в десантных судах.

***

      — Десант приступил к погрузке в транспорт, — доложил капитан. — Операция по захвату поверхности начата, Сэр.
      Виктор, принимая доклад, наблюдал через панорамные окна, как флот разделывался с остатками группировки противника. Результат печалил и вызывал тревогу. Слаженные залпы бортовой артиллерии почти потеряли свою эффективность, натыкаясь на плывущие в невесомости обломки. Венаторам постоянно приходилось дорабатывать маневровыми, чтобы найти пространства с хорошей или приемлемой простреливаемостью.
      Парень напрягался всякий раз, когда особенно крупный обломок погибшего звездолета ударялся в дефлекторы его звездного разрушителя. Приходилось, сцепив зубы, терпеть молча. Все равно вокруг все заполнено мусором, и простор для маневра появится, лишь если уйти в дальний космос.
      — Щиты на пятидесяти процентах, Сэр.
      Виктор едва заметно выдохнул напряжение. Минуту назад было семьдесят. У него складывалось впечатление, что во время прямого столкновения с турбобластерами дроидов щиты падали заметно медленнее. Но делать то что? Фрегаты активно маневрировали, постоянно углубляясь в облака обломков.
      — Сколько осталось целей?
      — Три фрегата, Сэр, — откликнулся такой же напряженный капитан. Он постоянно бросал взгляды с очередного обломка на пути на монитор энергоемкости щита.
      Вспышка в глубине облака из обломков.
      — Два фрегата, Сэр.
      Может, они там сами переломаются? Но оставлять врага просто так было слишком безответственно.
      — Капитан, сколько у нас бомбардировщиков?
      — Четыре эскадрильи, Сэр.
      — Направьте их на устранение врага. Флоту уходить за пределы поля обломков.
      — Есть, Сэр.
      Как только шестерка Венаторов покинула опасную область орбиты, Виктору стало дышаться легче. Чернильная пустота космоса с далеким светом миллиардов звезд выглядели очень успокаивающе, но мгновение умиротворения было разрушено очередным докладом.
      — Сэр, — взволнованный голос клона-офицера. — Линкоры противника выходят на линию удара.
      Виктор прищурился, чтобы разглядеть в обзорных окнах выплывающие из облаков обломков впереди по курсу громады колец Барышников. Вид у них был грозный, к тому же их сопровождали остатки фрегатов.
      — Они там вконец отмороженные? — послышался ошарашенный голос Асоки, что таки устроилась на кресло оператора ведения огня. — Им мало, что ли?
      Виктор был в принципе с ней солидарен. Знания из его мира о банкирах сегодня трещали по всем поверхностям. Чтобы мягкотелые бизнесмены рисковали своей жизнью в лобовых атаках… Весьма и весьма странно.
      — Сэр...э—э, — клон замялся с докладом, — они уходят, Сэр.
      А, нет, все нормально. Решили просто свалить. Вот только…
      — Капитан, нам нужно помешать им! Если они унесут информацию о том, как потеряна планета, у нас будут проблемы.
      — Нам не хватит скорости, Сэр, — ощутимо поморщился капитан. Видимо, и сам понимал опасность их маневра.
      Виктор вздохнул и выдохнул. Постучал пальцами по тактическому столу и вновь вздохнул. Проблемы, очередные проблемы, и причем на ровном месте. Да сколько можно?
      — Сэр, десант сообщает о бое в квадрате 34—114—1, — очередной доклад. — Сопротивление минимально. Ожидают в скором времени захватить базу дроидов.
      Вот у десанта все нормально. Правда, следует в срезе текущей ситуации подкорректировать для него приказ.
      — Передайте приказ наземным силам, пусть стараются сохранить инфраструктуру и тем более зенитные орудия, — и, помолчав пару секунд, добавил тише: — Чувствую, они нам скоро понадобятся.
      Иллюстрацией его словам стал рывок в гиперпространство остатка сил Торговой Федерации.
      — Учитель, что с Вами? — Асока встала с кресла и подошла ближе. В глазах ее была заметна тревога.
      Виктор помедлил с ответом, но все же признался:
      — Я только что осознал, что уже вторые сутки на ногах.
      Тано с сочувствием молчала рядом, правда, недолго, живая натура требовала как-то себя проявить.
      — Вы могли бы поспать, я проследила бы за Вами… Учитель.
      — Ты сама-то как? — и, видя ее непонимающий взгляд, добавил: — По голове же прилетело.
      — А… Нормально. А Вы что такой хмурый? У вас же ранения были, бой, потом этот бой.
      — Да нет, не в отдыхе дело, — качнул он головой.
      Ученица удивленно вскидывает брови.
      — Просто есть охота.

***

      На взятие под контроль орбиты планеты у остатка флота ушло почти три часа. За это время десант успел взять треть баз дроидов под контроль, понеся почти незаметные потери. Результат диверсии коммандос показывался каждый раз. Дроиды не могли адекватно реагировать на приближающиеся силы клонов и начинали сопротивляться, только когда уже было поздно.
      Виктор с Асокой на транспорте десантировались в штаб наземной операции. Доклады о новых столкновениях и обнаруженных целях требовали отдельного внимания. Парень не хотел упустить важные данные и потерять тем самым возможные выгоды или получить удар в спину от угрозы, про которую не мог знать десант.
      — Учитель, я принесла… эм, — Тано заскочила в стоящий среди песков шагоход с пластиковой коробкой, — паек, только он и был у клонов.
      Вид у нее был не вдохновленный. Видимо успела оценить еду клонов.
      — Благодарю, — принял он пакет, но все же заметил: — Сама ела?
      — Да… — шаркнула она ножкой, — редкостное г... Но другого нет!
      — Верю.
      — Сэр, — клон-коммандер привлек к себе внимание. — Мы получили сообщение от выживших полков. Сейчас есть возможность оказать помощь. Правда, придется отвлечь часть сил от наступательной операции.
      — Ничего, отвлекайте, — подумав, согласился Виктор. — Своих Республика не бросает.
      Виктор за шлемом с желтой полосой лица клона не видел, но через Силу почувствовал от него одобрение. Парень и сам так считал. Своих не при каких условиях нельзя бросать. Чем целостней будет система, чем сплоченнее, тем эффективней результат ее действий.

***

      — ТР—1224, Сэр, — представился потрепанный боем клон.
      Перед Виктором выстроились в шеренгу две с лишним сотни клонов. Впереди стоял их командир.
      — 468 полк, Сэр. Оказались в окружении, были вынуждены после отбытия флота занять оборону и ждать помощи.
      — Вы отлично справились, — заметил парень.
      Асока рядом морщилась. Ей явно что-то не нравилось.
      — Учитель, — не выдержала она. — Они очень устали. Нужно срочно им дать отдохнуть.
      Командир остатка полка на словах девочки явно напрягся. Даже через поцарапанные и оплавленные рикошетными попаданиями шлем можно было чувствовать его недовольство, но он был солдатом, потому молчал. Замечание Тано, не специально, но явно задело его гордость.
      Виктор, прищурившись, посмотрел на восход. Ох уже эти тонкости, сил на политесы у него не было.
      Что делать? Целых клонов в расположение. Раненных в полевые госпитали. Все.
      — Сэр, разрешите обратиться, Сэр.
      Холод в груди и усталость скопились и мешали даже просто стоять. Следовало и в самом деле послушаться совета ученицы. Отдохнуть. Виктор вырвался из размышлений и кивнул.
      — Нами были вытащены из-под обстрела два джедая, Сэр. Их доставили в центральный мобильный госпиталь.
      — Вот как…
      — Думаю, для Вас это важно, Сэр.
      Виктор собрался с силами и напряг память. Из всего, что в ней барахталось, выходило печальное — нет. Судьба собратьев по ордену, как ни странно, самих джедаев не особенно волновала. Воспитание и кодекс… Никаких привязанностей, потому как темная сторона и все такое.
      А он сам?
      Парень повернул голову к ученице и тут же отвел.
      Нет, ее бы он не бросил. Может, тому виной воспитание еще с Земли, может, что-то ему самому неведомое и сокрытое в глубине сознания, но чувства требовали заботиться о своих. Да и критерий перфекционизма наставлял на балансе и целостности.
      — Вы отлично справились, ТР—122,. — спокойно сказал Виктор, — за проявленное Вами героизм и спасение жизней одаренных позвольте дать Вам именной позывной — Кремень.
      — Служу Республике! — вытянулся он.

***

      К концу дня под контроль республиканских сил попали две трети планеты, включая дворец местной аристократии. А еще приятно удивил коммандос.

      Когда Виктор в очередной раз пробегался взглядом по тактической голограмме планеты в поисках притаившихся сил неприятеля, к нему в штабной шагоход забрался клон и доложил об обнаружении широкой сети туннелей под одним из ульев джеонозианцев.
      — Что за туннели?
      — Теплограмма показывает в глубине нахождение крупных промышленных объектов, Сэр.
      — Вам что-то еще удалось узнать? — услышанное настораживало.
      — Обнаружены выходы энергоустановок. Можем их уничтожить или отключить, Сэр.
      — Учитель, а это разве не хваленая промышленность Джеонозиса? — Тано наморщила лобик, что-то вспоминая.
      Если…
      Парень полез в сеть за информацией по планете, чтобы через десять минут чтения озадаченно почесать переносицу.
      Мм…
      Виктор еще раз прокрутил статью в начало.
      “Джеонозис — планета, расположенная во внешнем кольце галактике, по телеметрии 45454—224—11. Основное население джеонозийцы, раса антропоморфных насекомых. Основной вид деятельности..”
      Так, это пропускаем.
      “...отличается тесными связями с торговыми конгломератами. Планета является крупной производственной базой и выгодно отличается наличием крупных залежей полезных ископаемых.
ВВП Джеонозиса на дату....”
      — Крупный промышленный центр, — повторил вслух Виктор. — А на поверхности лишь песок. Что ж, логично. Если в пустыне заводы не поставить, то вот в пещерах, где условия приемлемы, вполне можно.
      — Вопрос только, что с этим делать, учитель, — Асока закончила мучить вытащенного из подбитого Венатора R3 и энергично выпрямилась рядом.
      — С чего такая озабоченность? — Виктору было просто интересно замечание Тано.
      — Подземелья… это так интересно! — улыбнулась та.
      — А вот я не так в этом уверен, — Виктор отошел от тактической голограммы и оперся о перила шагохода.
      Вид открывался от их места стоянки захватывающий. Солнце восходило багряными миражами над широким оранжевым морем песка, где “замерли” разных размеров “волны” дюн. С небес все это время продолжали падать обломки кораблей. Огненный дождь не прекращался уже сутки.

Глава 7. Разговор

      После осмотра позиций армии клонов, джедаев подобрал LAAT/i и доставил во дворец местной аристократии для завершающей части операции по захвату контроля над планетой.
      Следовало соблюсти формальность — подписать документы о капитуляции и установлении власти Республики.
      Виктор вместе с Асокой в данный момент поднимались по вырубленным в камне ступеням дворца местного царька.
      Внутренний антураж дворца вызывал в чувствах молодого джедая навязчивые и неприятные мысли. Стены, пол, редкие дыры с видом на пустыню, заменяющие окна… Все это мало походило на жилье и раздражало парня статусом такового.
      Дворец располагался в горе и состоял из сети пещер с несколькими крупными залами, в одном из которых заседал местный глава. Собственно, этот дворец и был горой, заставляющей серьезно задумываться о психологии местных жителей.
      Чувства Виктора переполняло смятение. Причиной тому были постоянные мысли о остатках газа в бункерах бластерных орудий звездных разрушителей. Почему-то сознание угодливо выдавало расчет, что их с лихвой хватит, чтобы сравнять это место с землей, но это было делать нельзя. Не по-джедайски.
      Выбиваться раньше времени из образа не хотелось, потому Виктор терпел, держа на лице максимально нейтральное выражение.
      Они поднялись по ступенькам и оказались в длинном коридоре, в конце которого виднелись раскрытые двери в крупный зал. Судя по убранству, что оно там чуть лучше, чем все виденное ранее, то есть имелась мебель, видимо тронный.
      — Как думаешь, Асока, ожидать ли нам проблем? — медленно шагая, осведомился Виктор.
      Тано вскинула голову и наморщила лобик. Вопрос ей показался с подвохом.
      — М-м, — задумалась она, — я думаю, они сдадутся!
      Виктор сказал эти слова лишь чтобы себя успокоить, отвлечься. Он не ожидал от Тано вменяемого ответа.
      — Вообще странное место, чтобы жить, — продолжила Асока. — Камни кругом, сыро, а из дырок в стенах гонит сухой горячий воздух.
      «Не то слово».
      Парень едва заметно поморщился, прикрыл глаза и стал считать. Отрепетированный метод приведения мыслей в порядок как обычно не подвел.
      Они почти прошли коридор. Через распахнутые ворота теперь вполне можно было рассмотреть, что находится в тронном зале.
      Стены, как и везде, темно-оранжевого оттенка местных скальных пород, несколько приборных панелей с красными экранами, минимум, опять же, железной мебели, больше походившей на грубые скамьи. Еще там стояли у стен клоны, заменяя гвардейцев и одновременно являясь знаком, что власть на планете сменилась. Осталось лишь зафиксировать результат на «бумаге», чтобы Республика имела права на планету. Сущая формальность, без которой, к сожалению Виктора, нельзя.
      Самая главная достопримечательность зала, в котором они оказались, — джеонозиец в странного вида головном уборе, сидящий на железном стуле. Позади него стояли двое охранников с церемониальными копьями, ряженых в бусы. Свита. Власть не может без нее. Она добавляет ей солидности, что может быть обращена в средство давления в переговорах. Вот только чтобы так работать, свита должна внушать, а не вызывать смех и раздражение.
      Джедаи прошли через весь зал молча, под внимательным взглядом короля.
      В его прищуре Виктор чувствовал нескрываемую оценку и даже кое-какой ее результат. Король был разочарован. По всей видимости, этому воинственному разумному было очень обидно быть захваченным столь молодым командующим. Да-а, Виктору было чуть больше двадцати, а выглядел внешне еще моложе.
      — Я, Виктор Лост, генерал-джедай Великой Армии Республики, — после легкого поклона представился парень. — Рядом со мной коммандер Асока Тано, моя ученица.
      Джеонозиец помедлил с ответом, даже подержался рукой за вытянутый до неприличия подбородок. Молчал перед ответом, придавая своим словам вес.
      — Да, я вижу, — сказал он. — Джедай, — он нахмурил брови и вперил внимательный взор в глаза Виктору. — Могло быть и хуже. Я Поггль Меньший, главный в улье.
      — Согласно законам галактической Республики я уполномочен принять капитуляцию планеты и перевести ее под контроль закона, — безэмоционально сообщил Виктор.
      Слова парня явно задели Поггля, потому как он нахмурился еще сильнее, даже слегка наклонил вперед голову, смотря теперь исподлобья.
      Секунда, другая.
      В зале молчание. Лишь далекие звуки пролетающих LAAT/i, доносившиеся через дыры в стенах, нарушили тишину.
      Неожиданно лицо Поггля разгладилось, и он даже изобразил что-то похожее на улыбку.
      Виктор почувствовал неладное. Он бросил быстрый взгляд по сторонам, заметил спокойно стоящих клонов у стен, следом вновь посмотрел на местного короля. На вид ситуация была под контролем.
      — Вы молоды, — начал Поггль, — и не знаете всего, что нужно знать о гордом народе Джеонозиса. Я готов принять власть Республики, — Виктора не отпускало напряжение, что-то было не так в его интонации, — если вы пойдете в малом нам на встречу.
      Виктор собрался с силами, чтобы не сказать чего не того. Требовалось сохранять контроль над собой. Джедаи являются олицетворением контроля и собственно сейчас ему предстоит делать то, что обладатели светлой Силы делают по предназначению. Дипломатия, блин.
      — Я слушаю Вас, — голос лишенный эмоций.
      — Джеонозийцы — воинственный народ, мы отличаемся доблестью и смелостью, ни с кем не сравнимой, — продолжал Поггль. — Это наша сильная и… в данном случае слабая сторона.
      «Что происходит?»
      —… Я не могу просто так принять власть Республики. Неизбежно начнутся брожения, бунты, перерастающие в восстание. Чтобы избежать конфликта и добиться подчинения от моего народа, Вам потребуется пойти на одну небрежную малость…
      Он помолчал, давя взглядом.
      —… Вам нужно будет всего лишь взять себе в жены мою дочь.
      «Чт… что? Нет, бред. Джедаи ведут аскетичный образ жизни. Они против привязанностей и нет ничего главнее в их жизни, кроме Кодекса. Разве что мир в галактике.»
      У Виктора похолодела спина, а руки вспотели.
      Если взять паузу и запросить ответа у Совета, нельзя быть уверенным, что они не дадут согласие на такое предложение. Высшая цель и все такое.
      — Тогда народ Джеонозиса примет Республику и Вас как принца. Мы приложим все силы в войне, — закончил ухмыляющийся Поггль.
      — Ах… хренеть, — у Асоки отвисла челюсть, она перевела ошарашенный взгляд на Виктора, — Что он несет? Учитель? Вы же не станете… Или…
      Она даже отступила на шаг.
      Виктор же молчал.
      Что-то было не так.
      Когда твои ворота выбила чужая армия, ты не станешь выдвигать подобных условий. Будешь лишь заботиться о том, как бы сохранить побольше сил своего народа, а не… это предлагать.
      Парень прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
      Секунду спустя он принял решение.
      — Капитан, — Виктор обратился к клону возле стены с отличительными полосами на броне. Упомянутый капитан сделал три шага вперед, — переговоры завершились неудачей.
      Поггль довольно осклабился.
      — Этого, — Виктор кивнул на короля, — вывести на балкон и расстрелять. Продолжим переговоры уже со следующим королем.
      — Есть, Сэр, — у клонов как всегда нет вопросов.
      Это успокаивало.
      — Вы не посмеете! Власть над планетой вам дастся великой кровью! — закричал король — Вы потеряете сотни тысяч, прежде чем сможете захватить наши подземные производства! Мы построим миллионы дроидов, и они сметут вас ВСЕХ!
      — Вот, значит, каков ваш план… Капитан, приказ флоту — подготовить бинарную смесь. Заполните ей туннели противника и выжгите там все. Пара тысяч градусов должно решить проблему.
      Лицо джеонозийца медленно оседало. Стало бледнеть.
      Тем временем клон-капитан раздал указания подчиненным, и двое бойцов подбежали к оцепеневшему бывшему королю, схватили его под руки и стали тащить на выход.
      В зале стояло потрясенное молчание. Лишь когда клоны с ношей на руках добрались до дверей, Поггль, наконец, разразился речью.
      — Постойте! Стойте! Произошло недоразумение!
      Бывшего короля уже почти вытащили из зала.
      — Стойте, — сказал Виктор.
      Клоны подчинились и вопросительно посмотрели на своего генерала.
      — О каком недоразумении идет речь? — спокойно уточнил парень.
      — Я забыл о вашем кодексе, — попытался вырваться Поггль, но не преуспел и остался висеть в руках клонов. — Вы же не можете иметь привязанностей, — буркнул король. — Моя вина.
      — Значит, вы готовы капитулировать?
      —…да. — выдавил он из себя.
      — Ясно, — Виктор безразлично кивнул. — Капитан, отставить. Верните Поггля Меньшего на его законное место.
      — Сэр, передавать приказ об уничтожении подземных укреплений? — решил уточнить капитан.
      Виктор помедлил с ответом, нервируя напрягшегося Поггля.
      — Нет. Вполне возможно, что это не понадобится.
      Короля опять усадили на его стул.
      Пришибленный разрывом шаблона о поведении джедаев Поггль стал покладистым в последующих переговорах. За полчаса обговорили детали и подписали пакт капитуляции. Планета официально перешла под контроль Республики.
      Вот только взгляд, которым был награжден уже уходящий из зала вместе с ученицой Виктор, был далеко не добрый.
      — Учитель, это было сильно, — восхитилась Асока когда они уже вышли из зала, но тут же нахмурилась, а в голосе проявила наставительные нотки. — Но джедаи так себя не ведут.
      — Асока, — парень повернул голову к девочке, — джеонозийцы воинственный народ. Что из этого следует, знаешь?
      — Мандалорцы, вроде, самые воинственные… — неуверенно сказала она.
      — Самые, — выделил интонацией слово парень, — местные аборигены также не лишены агрессии. Так что насчет ответа на мой вопрос?
      — Хм, — она честно задумалась, — джеонозийцы… они уважают силу?
      — Именно, моя ученица.
      — Вы продемонстрировали силу, — догадалась она.
      Виктор кивнул.
      —Но все равно джедаи так себя не ведут. Нас… меня учили другому.
      Виктору стало интересно.
      — А как бы ты решила вопрос? Допустим, ты руководила армией и взяла штурмом планету, перед тобой теперь сидит местный король и предлагает выйти замуж за его сына?
      Асока помолчала, прежде чем отвечать.
      — Мм, учитель, самый первый ответ который крутится в голове… кодекс джедаев. Я бы отказала, ссылаясь на него. Да и к тому же, если каждая взятая планета принимается на таких условиях, и им потакать, то к концу войны у меня будет гарем из мужиков.
      Девочка наморщила носик, выражая свое мнение о сказанном.
      — А в данном случае?
      — С этим Погглем? — уточнила она, — Ну-у, тоже бы отказала, да еще бы предложила с хаттом свести за такую грубость.
      Она хихикнула своим мыслям.
      — Думаешь, джеонозиец не знал о нашем возможном отказе? Я думаю из-за него он планировал затянуть переговоры, ссылаясь на внутренние проблемы, и тем самым добиться каких-то своих целей. Пока не знаю, что он скрывает, но это нечто существенное, кроме заводов, и оно располагается в туннелях.
      — Вы заставили его сдаться.
      — Да. За нами была сила в виде армии и флота. Нужно было его дожимать, чтобы не дать возможности затянуть процесс передачи планеты.
— Учитель, что если бы он не поддался Вашей угрозе?
      Виктор не сразу ответил.
      Они покинули коридор, спустились по ступеня и оказали на взлетной площадке, где гудел двигателями LAAT/i.
      — За свои слова всегда нужно отвечать, ученица, — забираясь внутрь, сказал он. — Я бы вел переговоры с другим королем.

***

      Для отчета перед Советом Виктор выбрал радиорубку Аккламатора. Компактное помещение с мерно гудящей системой вентиляции идеально подходило для ведения серьезных бесед.
      На Аккламатор Виктора и Асоку доставил LAAT/i, из иллюминаторов которого парню удалось еще раз увидеть масштаб прошедших сражений.
      Поля из обломков искореженного металла можно было встретить почти везде, куда удавалось бросить взгляд. Еще был заметен транспорт, что высылал канонерки с десантом на подбитые Венаторы.
      До сих пор шла спасательная операция. Уже многих удалось вытащить из металлического плена, но еще как минимум сотню клонов Виктор чувствовал через Силу в погибших кораблях.
      Война и ее последствия.
      Впереди дни, недели, месяца и возможно годы жизни в этом мире, а он даже не имеет конкретную цель. Навести порядок, подобающий перфекционисту? Да. Но это не цель, это образ идеала, на который рассчитывать можно максимум как итог жизни. А ведь есть еще реальность будничных дней.
      Как жить здесь? Как искать свое место? Какой путь выбрать?
      Вопросы, вопросы. На поиск ответов, как всегда, нужно время, которого нет.
      Для Виктора крайние двое суток оказались настолько насыщенными событиями, что он стал теряться в собственных мыслях, выбиваться из абсолютного ритма человека, преследующего цель Совершенства. Нужен был отдых, время собраться с мыслями.
      Однако есть и дела, которые не требуют отлагательства. Одно из таких — доклад перед Советом. Они должны знать о результате битвы.
      На самом Аккламаторе их встретил клон-офицер и проводил до мостика, откуда шел отдельный коридор в радиорубку.
      Двери с шипением отъехали в стороны, пропуская Виктора и Асоку. В центре уже светился излучателями голопроектор с эмблемой Республики.
      Как только парень переступил порог, трехмерная заставка сменилась голограммой зала Совета. Двенадцать джедаев-магистров вели беседу и не спешили отвлекаться на установленную связь, пока Винду не вскинул руку, останавливая разговор.
      Заметив, что внимание обращено к нему, Виктор решил начать.
      — Уважаемый Совет, докладываю о выполнении вашего приказа. Джеонозис взят под контроль законной власти Республики.
      Молчание. Секунда, другая.
      Первой не выдержала, похоже, самая впечатлительная, Шаак Ти. Следовало взять эту ее особенность на заметку.
      — Как? — простой вопрос с выражением нескрываемого удивления на лице тогруты.
      — Вверенный Советом флот на орбите одержал победу. Десант захватил поверхность, — терпеливо сообщил Виктор. — Я уже принял капитуляцию. Планета стала частью Республики полностью.
      — Похвально, рыцарь, — сказал Пло Кун и сдвинул голову правее, где должна была быть с их стороны голограмма Тано. — Я вижу, Вы взяли к себе в ученицы одно особенное дарование.
      — Здравствуйте, магистр Пло, — весело махнула ладошкой Асока. — Я теперь падаван. — похвалилась она.
      — Старательно учись, чтобы стать хорошим джедаем.
      — Хо-ро-шо-о-о! — шутливо вскинулась девочка.
      «И это военный совет?» — Виктор прикрыл глаза и начал считать, чтобы не выдать своего отношения.
      — Это все? — спросил Винду.
      — Нет, магистр. В результате боя я потерял шесть Венаторов, и более двадцати тысяч клонов убитыми, — секунду Виктор молчал, чтобы привлечь внимание к следующим словам. — Магистры, нам нужно подкрепление. Планета большая, флот для ее защиты минимален. Если меня атакуют в ближайшее время… у меня нет уверенности, что удастся отбиться.
      — Сомнения я слышу в Ваших словах, — Йода помял свою трость. — Не должно джедаю испытывать его. Доверься Силе. Она укажет тебе путь.
      «Видимо, это, это означает нет.»
      — Через неделю будет конвой, — «успокоил» Винду. — Десять Аккламаторов с десантом и припасами.
      — Неделя? Есть ли способ ускорить процесс?
      — Сомнения, рыцарь Лост. Устраните их в своем разуме, — нахмурился Винду. — Через неделю будет конвой.
      Виктор поклонился. Так требовал этикет джедаев, принимающих волю старшего.
      — Благодарю за совет, магистр.
      Следовало держать образ примерного джедая, хотя внутри у парня все горело от раздражения.
      — Если на этом все, тогда мы Вас не задерживаем, — поставил «точку» Винду.
      — Это все, — признал Виктор.
      — Да пребудет с тобой Сила, рыцарь.
      Голограмма погасла, оставив в потемневшей комнате молчащего Виктора и озадаченную Асоку.
      — Учитель, они там в своем уме?
      Виктор промолчал.

***

      Тем временем в зале Совета хмурился Винду, наблюдая активную голограмму галактики в центре помещения.
      — Взятие Джеонозиса не меняет планов, — наконец сказал он.
      — Но сам факт? — Шаак Ти озадачена.
      — Нет сомнения, что Сила на нашей стороне, — отсек вопросы Мейс. — Продолжим, магистр Ранцизис.
      — Наши флоты достигли почти всех жизненно важных границ внутреннего кольца, кроме Корсина и Танаба на Перлеманском торговом маршруте. Туда флот под командованием рыцаря-джедая Арисва Мади доберется примерно через сутки.
      На голограмме галактики зелеными маркерами почти вырисовывался фронт, защищающий внутреннее кольцо и ядро.
      — К следующей стадии мы сможем перейти только через неделю, когда будут налажено снабжение, — в свою очередь сообщил уже другой магистр, Кит Фисто.
      — Почему так медленно? — Мейс был недоволен.
      — Аппарат Республики неохотно идет на расходы. Мы сталкиваемся с бюрократией, процесс в итоге не быстрый.
      — Я поговорю с канцлером, чтобы он поспособствовал, — сказал Мейс. — Дальше.
      — Камино вышла на максимум производства клонов. Мы ожидаем по двести тысяч боевых единиц в месяц, — продолжал Фисто. — Верфи Куата также получили финансирование на квартал. Их работа даст нам примерно сотню звездолетов за оговоренный период. К сожалению, это их максимум.
      — Итого у нас 573 Аккламатора и 254 Венатора, распределенных по восьмидесяти системам. Этого мало, — Винду был, как всегда, мрачен.
      — Торговая Федерация… или, как они себя назвали, КНС, начали слишком рано, — взял слово Пло. — Перемещения их флотов во внешнем кольце, к тому же несколько раз их силы замечали на среднем. В совокупности перевода их промышленности на военное производство говорило о подготовке к войне. Нам нельзя было медлить.
      — Десять лет они готовились к этой войне. Мы тоже, — заметила Биллаба. — Орден давно ничего не значит для внешнего кольца и торговых конгломератов. Думаю, наведение порядка разумно, даже ценой войны.
      — Джеонозис — важная для КНС планета, — говорил Фисто. — Пока они заняты ее возвратом, у нас есть время подтянуть силы к Орду Монтелу, для накопления сил и атаки МайГито.
      — Верно, — согласилась Шаак Ти, — если удастся собрать под Джеонозисом основные силы КНС, нападение на Майгито пройдет почти безнаказанно. Перебросить флот через половину галактики, да еще по внешнему кольцу… У КНС уйдет не меньше недели.
      — Значит, план остается прежним, — подытожил Мейс.
      — Но все же, магистр Винду. Взятие Джеонозиса — интересный факт, — не унималась магистр Ти.
      — Что Вы хотите сказать?
      — Возможно, стоит послать туда более существенные силы?
      — Вы прекрасно и без меня знаете, что наличных сил нет. В первую очередь мы обязаны прикрыть ядро галактики от удара врага. Придется продержаться неделю. Более того, разведка сообщает, что как раз неделя у нас и есть для решения вопроса с Джеонозисом.

***

      Граф Дуку сидел за своим столом и просматривал документы, когда его потревожил вызов коммуникатора. Мужчина не спешил отвлекаться. Он досмотрел до конца документ и только тогда уверенным движением руки принял вызов.
      — Граф, — в центре стола вспыхнула голограмма неймондианца, — у меня печальные вести. Два часа назад пал Джеонозис. Наш союзник оказался пленен.
      Дуку помолчал, обдумывая услышанное.
      — Вот, значит, как… — наконец сказал он.
      — Граф, нам нужно как можно скорее вернуть планету под контроль. Джеонозис — очень сильная производственная база, и потеря его ударит по нашим планам.
      — Безусловно, планету следует вернуть, — спокойно признал граф. — Однако планам это недоразумение не помешает. Флот Республики смехотворен по размерам. Вам ли не знать это?
      — И все же…
      — Сейчас корабли Республики копошатся в пределах внутреннего кольца в жалких попытках прикрыть дыры. Это время для нас, чтобы построить еще больше кораблей.
      — Но Джеонозис…
      — Да, производства, — согласился Дуку. — Однако у нас основная часть промышленности находится не там. Было с самого начала понятно, что первым под удар попадет именно эта планета. Мы приняли меры, уважаемый Нут. Могу заверить вас, Джеонозис вернется под контроль КНС. Всему свое время.
      — Надеюсь, Вы знаете, что делаете, — закончил сеанс связи неймоднианец.
      Граф некоторое время смотрел сквозь стол, затем медленно перевел взгляд на широкий иллюминатор, за которым раскинулся космос и сотни групп звездолетов. В войну КНС вступала с флотом из тысяч кораблей.

Глава 8. В ожидании удара

      Виктор с минуту наблюдал голограмму герба Республики. Она сменила Совет с многомудрыми магистрами, но оставила в душе парня нарастающее чувство тревоги.
      В радиорубке стоял полумрак, тихо гудела вентиляция. Ничто не мешало размышлять о тяжелом, разве что Асока.
      — Учитель, я не понимаю.
      Девочка подошла ближе и так же уставилась на голограмму.
      — Очень похоже на то, что Орден не рассчитал свои аппетиты в этой войне. Если проще, то представь, что тебе требуется обнять звездолет.
      — Ха, это невозможно!
      — Согласен, — Виктор бросил на нее оценивающий взгляд, — руки коротковаты, — потом он вздохнул. — И у ордена они такие же. Врагов много, сил для войны мало.
      — Но это странно, учитель. Ведь за джедаями Сила. А нет ничего сильнее в галактики, кроме… гм... Силы.
      Виктор хмыкнул.
      — Кроме экономики.
      — Деньги?
      — Да, ученица. Но не только. Экономика — это больше, чем просто цифра в компьютере. Экономика — это промышленность, добытые и используемые природные ресурсы, время разумных и даже их потенциал.
      Девочка наморщила лобик, смотря на голограмму.
      — Как—то слишком сложно.
      — Всему свое время, ученица. Знания всегда даются через усилия. Если подумать, то все по—настоящему ценное достигается именно через них.
      В полумраке комнаты установилось молчание.
      — Если выразиться еще проще — экономика — это управление ресурсами.
      — А? — вскинулась Тано, потом кивнула и протянула. — А-а, ясно.
      Виктор понял, что этот вопрос ей не очень интересен и закруглился с темой.
      — Учитель, нам нужно придумать хитрый план, как отбить удар врага.
      — Почему хитрый?
      — Нехитрый нам не поможет! — горячо возразила Асока.
      Прикинув в голове соотношения сил его и КНС, парень грустно улыбнулся.
      — Нам нужен не план, а читы.
      Вновь молчание.
      — Ладно, ученица, раз уж так получилось, то вешать нос смысла нет. Будем искать способ справиться с ситуацией.
      — А у нас получится? — серьезно засомневалась Тано.
      — Говорят, людям не даются проблемы, которые они не способны решить. Можно сказать иначе — у любой проблемы есть свое решение, а то и два.
      — С чего начнем, учитель?
      Постучав пальцами по столу, Виктор не спеша ответил:
      — Для начала поставим себе задачу. Скажем, выжить — слишком мелко, а, ученица?
      — Уничтожить КНС! — воинственно предложила Асока.
      Виктор улыбнулся, вспомним третий фильм и слова Оби Вана. Напустил на себя суровый вид и изрек.
      — Только ситхи все возводят в абсолют.
      Асока тут же побледнела и как-то сжалась.
      — Я...я…
      — Успокойся, ты не ситх. Но будь умнее впредь.
      Действительно, Сила способна влиять на сознание, и участи павшей для своей ученицы Виктор совсем не хотел.
      Девочка облегченно выдохнула.
      — Хоть твоя идея попахивает ситхскими замашками, но постановка соответствует концепции войны. Ордену и Республике действительно нужно одолеть КНС, и нам придется принять в этом участие. Но это задача максимум, а нужно понять, что делать сейчас…
      — Мы мало что можем, учитель, — заметила Асока, устало опустив подбородок на стол, положила на него руки и стала выводить в воздухе только ей одной известные фигуры.
      Видимо, так ее отпускает нервное напряжение.
      — Все равно нужно понимать, чего мы хотим достичь, — Виктор взялся за подбородок. — Цель достижимая…
      — Удержать планету? — осторожно предложила Тано.
      — Это минимум, но нужно определить оптимум.
      — Тогда не дать КНС на нас напасть.
      Виктор заинтересованно посмотрел на ученицу. Ее предложение, мягко говоря, решало сразу множество проблем. К примеру, нехватку у них сил.
      — Ты… молодец, ученица, — довольно произнёс парень.
      Асока изумленно вскинула брови, смотря на учителя, и тут же смущенно отвела взгляд.
      — Да ладно Вам, — буркнула она, — я же просто предложила.
      — Но это действительно снимает почти все проблемы. Если не дать возможность нас атаковать, то и удержать планету реально.
      — Но как мы это сделаем?!
      — Чувствую, настало время вернуться на мостик, ученица, — развернулся к выходу парень и пояснил: — Там есть тактический стол и крайне полезные голограммы.

***

      — Сэр, при всем уважении — это невозможно, Сэр, — капитан осуждающе смотрел на Виктора.
      — Разве я требую невозможного? — сдержанно удивился парень.
      — Здесь и здесь, — указал клон на голограмме отмеченные красными маркерами точки, — расположены транспортные узлы противника. Там слишком большой трафик, чтобы незаметно появиться, не говоря уже о Вашем предложении... Сэр.
      — Может, пара истребителей, справится?
      — Нет. Защитное снаряжение станций не сравнится со звездолетами. Большие трюмные объемы — больше энергии от более крупных реакторов, а значит и орудий количественно больше поддерживают. Там будет такая плотность огня, что даже группа имеющихся у нас Венаторов не справится, Сэр.
      — А Вы что думаете? — обратился уже к клону в броне коммандос Виктор.
      Коммандос прищурился на огни голограммы и хмыкнул.
      — Сделаем, Сэр.
      Капитан перевел хмурый взгляд на коммандоса.
      — Колос—1, мне кажется, Вы не совсем понимаете ситуацию, — капитан едва сдерживал себя. — Если идти через два бастиона в системе Фарстин, наш флот пробьется, но назад не вернется никто. Да, у вас получится проникнуть на объект и даже его уничтожить. Вот только флота уже не будет, и приказа командования мы таким образом не выполним.
      — Не понадобится флот, — шире улыбнулся коммандос, — мы закончили взлом систем Джеонозиса и получили алгоритм генерации ключа свой—чужой.
      — На стратегически важных объектах стоит параллельная система распознавания. Программная, визуальная, телеметрическая и сигнатурная. Не дроид КНС туда не подберется, — отрезал капитан.
      — Я, кажется, понял, чего хочет Колос—1, — Виктор сменил голограмму на тактическом столе, отображая теперь ресурсы планеты. — Нам в наследство от братьев по разуму достались двенадцать фрегатов и три линейных корабля. Вы предлагаете использовать их?
      — Почти так, Сэр, — кивнул клон. — Но, чувствую, нам хватит и пяти фрегатов вместе с одним Барышником.
      — Топливный узел большой, долбить придется долго. У меня сомнения, Колос.
      Капитан, слушавший их молча, не выдержал и вмешался:
      — Сэр, даже если перепрограммировать жестянок, после первого же залпа туда слетится флот КНС со всей системы. Уже через десять минут они буду иметь дело с двумя сотнями кораблей, через час с тремя, а дальше подтянется соседняя система.
      Капитан замолчал, выдерживая паузу с целью выделить важность дальнейших слов.
      — Поймите, топливный центр — это основа транспортной сети системы. Она слишком важна, и ее будут защищать всеми силами, будьте уверены.
      — Если проблема в стрельбе по станции, — неожиданно вмешалась Асока, — то почему бы не стрелять в нее?
      Все посмотрели на нее, даже дроид пиликнул что-то свое осуждающее.
      Внезапно Виктор улыбнулся, погладил ее по голове.
      — Знаешь, — не убирая руки, сказал он, — а мы так и сделаем.
      Теперь, как на ненормального, смотрели на Виктора.

***

      — Капитан, Вы поняли свою задачу? — сдвинув одну бровь, осведомился Виктор.
      На ровной площадке планетарной базы КНС выстроились сотни дроидов, стоя перед этим строем, джедай увещевал их командира.
      — Понял—понял, — дроид с желтыми полосами даже кивнул в подтверждение.
      Парень не поверил и решил еще раз все объяснить. Наверное, в пятый.
      — Берете флот, который для Вас подготовили, прыгаете в систему Фарстин, находите там топливную станцию, сближаетесь и настойчиво проситесь внутрь. Применение оружия запрещаю, нарушение этого условия поставит под угрозу миссию. Вы это понимаете?
      — Понял—понял, оружие не использовать. Вверенным подразделением будет передан приказ.
      Виктор помолчал, буравя дроида взглядом.
      — Делайте, что угодно, но только не применяйте оружие.
      Парень еще раз помолчал, пытаясь понять, отложилось ли это в электронных мозгах. Конечно, дроиды — это роботы, но их поведение и по фильмам, и по опыту самого парня несколько выбивалось из образа совершенства машинной логики. Если короче — они тупили.
      — Далее, как окажитесь внутри, доберетесь до силовой установки, отыщите реакторный отсек и перезагрузите его. После заправляетесь, вылетаете на безопасное расстояние, убедитесь, что она рванула и возвращайтесь. Это ведь несложно?
      — Никак нет, Сэр, — уверенно прогудел дроид.
      — Хорошо, — выдохнул парень, потом помолчал и решил добавить еще раз сказанное, чтоб уж точно дошло: — Сделаете так, чтобы станции там больше не было.
      — Сделаем, командующий!

***

      Наблюдая, как десантные баржи дроидов лениво поднимались вверх навстречу космосу, Виктор мучился смутной тревогой. Для разумного, имеющего связь с Силой, само упомянутое чувство очень плохо. Дар предвидения был у всех.
      Дождавшись, пока транспорт дроидов исчезнет из вида, Виктор, прищурившись из—за ярких лучей, обернулся к ожидающему его LAAT/i. Свет вездесущего солнца мешал нормально рассмотреть машину, правда, не настолько, чтобы не заметить, как внутри десантного отсека Асока что-то оживленно втолковывала клону—штурмовику.
      О чем они там? Если судить по красноречивым жестам с сабера на бластер, ученица доказывала крутость первого и ущербность второго.
      Виктор перевел взгляд на громаду здания базы дроидов, захваченную его клонами. Постоял так, задумчиво, прикидывая, что можно сделать.
      Нужно было использовать доступное время по—максимуму, а значит, искать все, что поможет пережить скорый бой.
      Для начала прощупать возможности промышленности Джеонозиса. Правда, чтобы получить к ней доступ, имея в виду управление, придется уламывать Поггля, что само по себе подвиг.
      Виктор предвидел его туманные отрицательные ответы, мотивированные чем угодно, от нехватки энергии на заводах до диареи у персонала из-за какой нибудь местной хрени. Что самое обидное, этот тип мог в качестве доказательства даже дерьмо ответственных лиц продемонстрировать, даже не прицепишься.
      Как уломать гада, вот вопрос.
      Приставить к голове бластер? С угрозами нужно быть осторожным, а точнее, быть готовым их реализовать. Если тот упрется, придется убивать, а значит, искать нового короля для местных, а это время, которого, считай, что нет.

      Надежды на отправленных с диверсионной миссией дроидов не было.

***

      — Это невозможно, — Поггль Меньший решительно качнул головой. — Вам простительно незнание, ведь Вы чужой для Джеонозиса, но наши заводы слишком завязаны на поставки с Мустафара. Без их чипов не обходится ни одного вшивого дроида.
      Виктор задумчиво осмотрел потолок тронного зала, заметил там кучу трещин, даже один порванный клок паутины, и начал обратный отсчет.
      В крайнее время он стал замечать за собой, что все труднее и труднее контролировать мысли, держать себя в руках, когда кто-либо противится его воле.
      Это было странно и тревожно. Особенно в разрезе знания, как джедаи падают в объятия темной стороны.
      Но вот ведь незадача. Он никак не мог отследить момент возникновения крамольных мыслей. Они всегда появлялись с сильными эмоциями, когда оценить себя не выходит.
      Тем временем местный король продолжал доказывать, почему нельзя использовать местное производство.
      В принципе, ожидаемо, и потому не так тяжело слышать, но опять же, вместе со знанием, что в любой момент на них могут свалиться силы КНС, все равно тревожило.
      Тревога копилась, собиралась и вырастала в опасную цепочку умственных заключений.
      Отдать приказ клонам перебить командный состав Джеонозиса, провести жёсткий взлом систем заводов, передав их управление Республиканским дроидам и специалистам.
      Местное население без управления потеряет в живучести и начнет бунтовать. Придется, конечно, их усмирять, применяя радикальные методы… Правда, это ведь геноцид. А заниматься геноцидом у Виктора желания не было.
      Тревожило то, что внутри у парня ничего не противилось уничтожению целой расы.
      — Эм, — кажется у Поггля закончились слова, — как-то так, джедай.
      — Понимаю, — кивнул Виктор, на что Меньший заметно расслабился, но парень продолжил: — Но поймите и Вы меня. Совет поручил мне взять под контроль планету, а без контроля за производствами это невозможно.
      — Мы их выключим, и вот Вам контроль.
      — Я никак это не проверю, — качнул головой парень. — Разве что отправлять группы на проверку и наблюдение за промышленностью.
      На этих словах расслабившийся уже было Поггль вновь напрягся.
      — Затраты времени и сил на все мероприятия слишком большие. Это расточительно, — заметил Виктор. — Поэтому мне нужен контроль над промышленностью. Доступ к информационной сети даст представление о текущем состоянии и уверенность в том, что на заводах не готовиться что-то против сил Республики, а специалисты на объектах проконтролируют их.
      — У нас сотни тысяч заводов по все планете, — оскалился Поггль. — Как Вы собираетесь их контролировать? Как?!
      “Как... как…” — Виктор слабо улыбнулся своим мыслям.
      — Да и зачем? Мы отключим их и все! — продолжал король.
      — Нет у меня уверенности, что у вас получится все отключить, — Виктор отошел от проема в стене, за которым окрасился в красный горизонт, и подошел к Погглю, сидящему на своем железном табурете.
      — Вдруг что-нибудь забудете, а там будут, как и прежде, производить дроидов и прочую технику, враждебную законной власти Республики.
      — У Вас выбора нет! Сил нет! Ресурсов и тех нет! — скалился Поггль. — Вам просто повезло победить флот на орбите! У Вас ничего нет! — уже кричал он.
      Клоны, стоящие у стен в охранении, не изменились в положениях, но Виктор через силу почувствовал, как они напряглись.
      Парень сомневался, что они испугались, только реагировали на агрессивное поведение местного.
      — У меня есть десять миллионов тонн плазмаактивного вещества в бункерах звездолетов, — тихо сказал джедай. —Этого с гарантией хватит на ваши производства.
      Лицо Поггля перекосило от злости.
      — Все, что удерживает меня от этого шага, лишь нежелание лишних жертв и разрушений. Мне нужен контроль, — надавил Виктор.
      — Ха-ха, это просто смешно! — король даже не поленился действительно рассмеяться. — Да, угрожать ты можешь, джедай. Что, если я дам тебе этот контроль? Как будешь узнавать, что тебя не обманывают? Ответ простой — никак! — хекнул Поггль. — Тогда к чему все эти разговоры? Захотел нашей промышленности, чтобы настроить себе воинов? Но проконтролировать не сможешь! Что, если малая часть будет идти тебе, а большая в резерв нам?
      Поведение Поггля все меньше казалось разумным. Зачем ему говорить о слабостях позиции Республики, разве что он так увлекся агрессивностью дискуссии, что его просто “понесло”.
      В любом случае, клиент явно созрел, раз допускает, что передаст контроль.
      — Во-первых, — спокойно сказал Виктор, — точное количество производств известно по результатам сканирования планеты с орбиты. Во-вторых, известна их потребляемая мощность, габариты, используемые ресурсы…
      — Но Вы не сможете оценивать перемещения! Слишком за многим нужно следить!
      —... а значит и их производительность, — закончил парень.
      Поггль несколько насторожился.
      — Ваша промышленность будет работать на максимальной мощности. По объему поставок мы сможем оценить достоверность лояльности производств Республики.
      На некоторое время в зале повисло напряженное молчание.
      Наблюдая за местным руководством, Виктор начал понемногу переживать. Вид бедняги плавно стекал от злорадно—насмешливого к бледно—испуганному.
      — Кхе… —выдохнул Поггль.
      Что можно возразить на такое? Разве что в таком темпе промышленность работать долго не сможет, неизбежно начнутся поломки. Неисправности будут накапливаться и все такое прочее.
      Вот только в этом режиме нужно будет пробыть примерно неделю, а это смех для индустрии, а потом к Виктору прибудет подкрепление, и станет легче. Немного, конечно.
      — Это… невозможно, — пробубнил джеонозиец.
      — Возможно. И Вы это знаете.
      Опять молчание. Игра в гляделки.
      — Л... ладно, —наконец выдал он.

***

      Выйдя из “дворца”, Виктор остановился перед гудящим двигателями LAAT/i и вдохнул горячий воздух полной грудью. Легкие неприятно обожгло, но парень даже не поморщился.
      Напряжение от трудного разговора отступало медленно.
      — Сэр, — к Виктору подбежал клон в обычной броне. — Вас вызывает на связь капитан К—11, Сэр.
      Парень посмотрел на свой комлинк и заметил, что он выключен. Тут же пришло воспоминание, что перед разговором сам и отключил.
      — Хорошо, боец, — сказал Виктор, принимая из его рук коммуникатор.
      — Сэр, КА—6346, Сэр. Капитан звездного разрушитель типа “Венатор”, — как только парень активировал голограмму, с нее обратился клон в офицерской форме. — У меня срочная информация, Сэр. Только что пришло сообщение из штаба. Ближайший конвой с припасами и людьми будет через неделю. В связи с этим встает остро вопрос с ранеными бойцами, Сэр.
      — Что с ранеными?
      — Сэр, текущих запасов медикаментов хватит только на сутки, максимум двое. Раненых слишком много для штатных запасов кораблей.
      — Разве на десант не было рассчитаны дополнительные комплекты?
      — Никак нет, Сэр, — мрачно ответил капитан. — Кроме того, продовольственные припасы также ограничены. Имеющихся хватит на пять дней,Сэр.
      Это как-то попахивает.
      Виктор отвел отрешенный взгляд, пытаясь осмыслить ситуацию.
      Проблемы были, мягко говоря, странные. Они способны появиться, только если наверху всем пофиг, а война вообще неожиданность. Уж отсыпать медблоков Республика галактического масштаба могла, даже если не предполагалось, что им удастся взять планету. Чисто на всякий случай. Вдруг случиться чудо? Республике ведь нужны победы? Тем более в войне.
      Конечно, есть злой канцлер с его хитрым планом погубить репутацию Ордена, но не слишком ли рано он начал?
      Нет, тут пока действуют штабы армий... аппарат чиновников... в общем — система.

      У Виктора вдруг стало складываться впечатление, что нет никакой Республики, КНС и всего того бреда. Есть только кучка взрослых детей, у которых по нелепой причине оказался в руках артефакт, делающий все, что им нужно. И вот эти “дети” решили поиграть в войнушку, достали из-под кровати пыльный “аргумент” и пошли творить.
      Собственно говоря, что нужно ребенку в войне?
      Красочность! Чтобы было интересно!
      Такие понятия, как снабжение, резервы, тактика и… не будет воспринято как сквернословие… стратегия, им не интересны. Думать надо, а это скучно.
      В разрезе такой теории становиться понятно, почему в фильмах флоты бились куча на кучу, перерастая в непонятное месиво уже в начале битвы, а клоны ровными рядами шли на такие же ровные, в полный рост ряды дроидов.
      Красиво?
      Да.
      Красочно?
      Нет сомнений!
      Шив Палпатин совсем не дурак. Он прекрасно видел, во что превратилась Республика, и что сейчас видит Виктор.
      Армия всегда была квинтэссенцией могущества цивилизации. В нее вкладывались все. Просто было понимание, что именно от способности себя защищать и нападать на других зависит выживание государства. Потому туда все лучшее.
      Но если такой бардак творится в самой организованной части государства, то что происходит на гражданке?
      Ответ прост — анархия и хаос, порядок в который пытается вносить сенат. Или он вносил его больше всех? Понимания нет.
      Ситх, каким бы он ни был, желает власти, а власть есть подчинение. Подчинение без порядка невозможно.
      Виктор вполне сейчас понимал Дарта Сидиуса, затеявшего войну, чтобы таким аргументом навести порядок в системе.
      Кроме того, использование в войне именно клонов, а не дронов, создавало платформу, на основе которой в армию могли вливаться остальные люди Республики. На живом примере, так сказать, и налаженной инфраструктуре.
      Гениально и просто. Внутренний перфекционист Виктора снимает перед Шивом шляпу.
      — Сэр?
      Видимо, Виктор превысил лимит молчания. Клон ведь капитан и не может просто так стоять, у него есть обязанности.
      — Я решу этот вопрос. Дальше.
      — Десант докладывает о странных перемещениях местных жителей.
      — В чем странность?
      — Они передвигаются крупными группами, в основном тоннелями, и конкретной цели их маршрута пока не удалось опознать, Сэр.
      — Какова возможность диверсии или других неприятностей?
      — Не могу знать, Сэр.
      — Плохо, дайте распоряжение коммандос установить слежение в крупных узлах, пусть определят состав групп и их снаряжение.
      Что же задумал этот Поггль? Ведь договорились же.
      — Да, Сэр.
      Видя, что капитан не прерывает связь, Виктор предложил ему продолжить.
      — По докладам групп слежения в системе были замечены дроны Торговой Федерации. Предполагаемо, они вели разведку, Сэр.
      А разведку делают перед атакой…
      — Вы уверены, что это не просто запрограммированные на определенный маршрут звездолеты?
      — Никак нет, Сэр.
      — Это все?
      — В ходе боя мы потеряли восемь Венаторов. У четырех Аккламаторов выведены из строя по две арт батареи. Венатор К—5, получил повреждение энергоустановки, требуется длительный ремонт и желательно на верфях. Истребительные эскадрильи… мы потеряли почти полностью, Сэр.
      Что получается... Флот из подбитых кораблей на орбите крупной планеты в системе противника с десантом численностью всего восемьдесят тысяч человек находится, по некоторым признакам, под угрозой немедленного удара КНС, ведь предположительные разведчики уже отметились в системе. Сил на отражение атаки, скорее всего, не хватит.
      А чтобы скучно не было, его бойцы скоро начнут умирать без ресурсов медицинской помощи.
      Вишенкой на торте, в лучшем случае, два дня без еды. В том, что подойдет то, чем питаются антропоморфные насекомые, у Виктора серьезные сомнения. А если конвой задержится или будет перехвачен?
      — Есть что еще? — как-то обреченно спросил он.
      — Инженерный отдел докладывает о начале работ с защитными укреплениями противника. Перенастройка займет время, Сэр.
      — Сколько зенитных орудий? — вопрос важный, особенно когда неизвестно, как скоро придет враг.
      — Почти тысяча турбобластерных батарей по всех поверхности планеты, Сэр.
      — Мало, очень мало.
      — Да, Сэр. Прикрыты с земли в основном наземные крупные строения и объекты инфраструктуры.
      — Передайте приказ инженерным службам, быть готовым перепрограммированию производств Джеонозиса. На случай, если с местным королем не договоримся.
      — Да, Сэр.
      — Этом все?
      — Пока да, Сэр.

***

      Через полчаса Виктор добрался в выделенную ему каюту на борту Аккламатора, висевшего дамокловым мечом над дворцом короля Джеонозиса, и, аккуратно сложив снятые с себя вещи, лег на кровать.
      Асоку также пришлось отправлять на отдых. Несмотря на двое суток без сна и отдыха, девочка рвалась что-нибудь делать. Но это лишнее. Усталость накапливается, снижая возможности мозга, концентрацию и способность критически мыслить, что смерти подобно для воина, а для командующего, от решений которого зависит судьба людей, просто глупо.
      В каюте на Аккламаторе было на удвиление уютно. Едва заметно шумела вентиляция, слышалось далекое гудение энергоустановки, редкие вызовы по громкой связи очередного офицера на очередной пост.
      Аскетичное убранство. На примерно двадцати квадратных метрах гармонично расставлены уже упомянутая кровать, встроенный шкаф, технологический информационный стол и… все. Металл стен был ровным, не давшим зацепиться взглядом, освещение шло из световой линии по потолочному плинтусу, равномерно заполняя все пространство.
      Было уютно. Виктор намотался за двое суток и, по идее, должен был спать, но мысли о вверенных ему людях и ресурсах не покидали его.
      Джеонозис располагался на внешнем кольце изведанных территорий по факту в области контроля вновь образованной КНС. У сепаратистов в этом регионе широкая инфраструктура для быстрой и успешной переброски войск, а это значит, что следует ждать гостей в любую минуту.
      До сна ли в такой ситуации? Однако разум парня угрожал, что без отдыха он откажется работать. Нещадно болели виски. Командующий без мозгов уже не командующий, и потому Виктор сейчас в кровати мучается в попытках уснуть.
      Острота ситуации будоражила разум, несмотря на валящую с ног усталость, мешала окунуться в сон.
      Бойцам нужна помощь. Медицинская, пока. Еще нужно продовольствие. Возможно, что в самое ближайшее время вылезет еще какая муть.
      Нужно было перекрыть этот вопрос.
      Дверь с шипением открылась, и на пороге зажужжал сервоприводами R3. Поймав в фокус визора Виктора, он без грамма такта подъехал к кровати и бойко запиликал.
      Не поднимая головы с подушки, парень стащил со стоящей рядом тумбы коммуникатор.
      — Дружок, давай сюда… Я все равно тебя не понимаю.
      R3 обиженно прогудел свое и отправил, что хотел, ему на комлинк.
      Просматривая листы машинно сгенерированного текста Виктор хотел лишь одного — чтобы тут не было ничего срочного и важного. Голова его уже и так шла кругом от навалившихся задач.
      В следующий миг он похолодел и замер. Палец Виктора остался прижат к экрану, за которым на общем языке светился текст и цифры с гипнотическим эффектом.
      — Вот это уже интересно… — выдохнул парень, когда увиденное “отпустило”. — R3, это точные данные?
      Дроид согласно блимкнул.
      — Хм… Вопрос в том, как это использовать.
      Сон смело порывом новой информации, дав возможность Виктору рывком подняться и засесть за многофункциональный стол.
      — Так, так, где же тут выход в голонет… Ага. Логин, пароль?
      Парень постучал пальцами по пластику стола и покосился в итоге на коммуникатор.
      — Капитан, мне нужен доступ в голонет… Да. Благодарю.
      Посланный R3 вместе с инженерными службами вытащить все, что можно из информационных систем подбитых Барышников, вернулся с неожиданным трофеем.
      Оказывается, у профессиональных торговцев даже собственные флота имеют свой бюджет, чтобы пополнять припасы, проводить ремонт и доукомплектацию техникой.
      Весьма и весьма интересное решение, впрочем, в духе торговцев, для которых деньги — это все.
      Забавно, но астродроид, получивший из уст Виктора приказ “Тащить все полезное”, посчитал деньги полезными.
      Казалось бы, с чего профессиональному механику считать что-то, кроме запчастей и схем, полезным. Оказывается, R3 произвел сопоставление базы технических ресурсов и обратил внимание на графу “стоимость”. Следом покопался в базах линкора КНС и нашел статью “Баланс”. Нечтоже сумняшеся, все сгреб на внутренние накопители. А дальше, удовлетворенный проделанной работой, вернулся вместе с дежурной инженерной группой к Виктору.
      Молодой джедай вызвал окно доступа в сеть и задумался над строкой поиска.
      Республика — насквозь коммерциализированная организация, в ней все решают деньги и связи. И если со связями в данном случае ничего пока не светит, способного помочь в проблемах, то деньги имеют шанс решить хотя бы часть.
      Что можно попробовать исправить или перекрыть? Первым напрашивается найти помощь для раненых клонов, вот только где и как ее искать? Простой запрос в голонет выдал более квадриллиона ссылок, понять, которые из них важные, а не обман, Виктор не мог. Наверняка половина, если не больше, предложений являлись “разводом”. Что он, земной интеренет не помнит? Проблема…
      Решение должно быть простым и эффективным. И оно есть, хоть и спорное. Просто нужен знающий человек. И это сама по себе проблема, ведь откуда Виктору, джедаю из корпуса равновесия, то есть по уровню оторванности от реальности джедаю в квадрате, знать нужных людей?
      Или же есть?
      Виктор старательно зарылся в свои воспоминания в поисках любого значимого человека по искомому вопросу. По результатам серьезного напряжения ему удалось найти только одного человека — интендант на складах Ордена.
      Должность интенданта предполагает занятие вопросами снабжения, значит, у неё есть выходы на поставщиков, а раз Орден еще не помер с голоду и есть, что носить, на чем летать и из чего стрелять… тут спорно, следовательно, поставщики что-то поставляют.
      Следующей серьезной задачей стал поиск контактов этого интенданта. Проблема в том, что Орден не имел своей страницы в голонете, что было само по себе показательно, и мыслей, где достать нужное, просто не было.
      В итоге Виктор набрался наглости и связался с Советом.
      На миниатюрном голопроекторе спроецировалась комната Совета с одним единственным разумным. Маленькая ушастая фигурка сидела с задумчивым видом и вращала свою трость.
      — Лост, рыцарь, — задумчиво сказал магистр.
      — Прошу прощения, магистр Йода, что отвлекаю Вас. У меня сложности, и нужен Ваш совет.
      — На то и нужны старцы, чтобы советы молодым давать, - хмыкнул маленький джедай. — Говори о проблеме своей.
      Смысла повторять сложность своего положения Виктор не видел. Все равно Совет уже принял в отношении него решение. А вот решить проблемы поменьше можно было попытаться.
      — У меня после боя много раненых, магистр, и есть дефицит медицинских средств. Мои люди уже связывались со штабом, но сроки поставок слишком длинны, — Виктор помолчал пару секунд, чтобы обратить внимание на важность следующих слов. — Магистр, я ищу способ получить помощь клонам со стороны, но для этого нужны разумные с соответствующими знаниями. И таким я полагаю интенданта Ордена. Вы можете дать его контакты?
      Йода помолчал, раздумывая.
      — Разумно, рыцарь, — заключил он. — В тяжелой ситуации Вам пришлось оказаться, и мне трудно признавать, но Республика виновата в этом.
      Йода замолчал, погружаясь в себя.
      — Я дам Вам контакты, — тихо сказал он. — От Ваших усилий многое зависит, как и от усилий каждого джедая в этой войне. В трудный час доверьтесь Силе, она даст ответы или примет в свои объятия в конце пути…
      Вновь молчание.
      Виктор сделал поклон и попрощался с магистром.
      Теперь сидел перед погасшим голопроектором задумчивый. Поведения Йоды его озадачило.
      Можно ли считать, что Ордену не все равно на судьбу одного рыцаря, и они просто хотят добиться высшей цели, но приходится подставлять своих? Очень может быть. А может, парню все кажется. Ответ лишь время даст.
      Тем временем комлинк парня мигнул синим, подтверждая входящее сообщение.
      Виктор сделал следующий вызов и в ожидании ответа прокрутил в голове все, что требовалось узнать.
      Первое, что нужно, найти ресурс медицинской помощи. Второе, поставки припасов. Вроде немного, но вопросы сложные в реализации.
      — Рыцарь, — голограмма показала уже знакомого интенданта.
      — Доброго дня. Интендант, с Вами мне помог связаться магистр Йода, — добавил для весомости слов авторитет гранд—магистра Виктор. — Как вы знаете, идет война, в которой не обойтись без потерь, — парень вздохнул не притворно, на душе было тягостно, — раненым нужна помощь, однако у ВАР нет достаточных ресурсов для этого… пока нет.
      — Рыцарь, — прервал его интендант, — давай ближе к делу. То, что у вас там жопа, мне и так понятно. Ты не первый, кто со мной связывается. И если тебе нужны запасы Ордена, спешу огорчить — все доступное уже отправлено и нет. Склады за два дня опустели. Слишком уж эта война неожиданна для нас стала. В общем, если что нужно, у меня нет.
      — Я и не рассчитывал, — удивил Виктор. — Хотел Вашего совета. Если коротко, в результате разведки информационных систем КНС инженерам удалось получить кое-какие финансовые ресурсы противника, и я хочу их использовать на благо армии.
      Интендант понимающе хмыкнул.
      — Хочешь купить медикаменты? К сожалению, это в легкую. Деньги слишком много решают в Республике.
      — Не только медикаменты, но и припасы.
      — У вас там настолько жопа? — изогнул изуродованную шрамом бровь интендант.
      — Хуже, — хмыкнул уже Виктор. — Но не буду вдаваться в подробности, это излишне.
      — Сколько у тебя раненых?
      — Больше двух тысяч.
      Интендант поморщился.
      — Много, чтобы частника привлекать, — тут он задумался, отводя взгляд, при этом ухватившись за подбородок. — Знаешь, это ведь не единственная проблема со снабжением?
      — Верно, — Виктор дернул щекой. — К сожалению, проблемы растут, как грибы после дождя.
      — А денег сколько?
      — Примерно триста миллионов.
      — Мало… На наем серьезной организации лучше не рассчитывать. Тебе лучше завести человека со связями в коммерческих структурах. В Республике почти все решают именно они.
      — Если предлагаете, значит, есть кандидатура?
      — Вроде того... Я постараюсь разыскать контакт и сообщу позднее.
      — Хотелось бы побыстрее, моим бойцам нужна помощь, причем срочно.
      — Понимаю, — поморщился интендант. — Кому легко… В общем, до связи.
      Сеанс связи завершился, и перед Виктором снова был пустой стол с мигающей индикаторами поверхностью.
      Парень некоторое время просидел в молчании, покачиваясь в кресле.
      Какими силами противостоять вторжению?
      Есть восемь Венаторов и десять Аккламаторов. Если КНС пришлет две сотни звездолетов, то их придется встречать либо на захламленной орбите, где шансов нанести урон меньше, чем у противника, из-за мешающих обломков, либо встречать врага в чистом поле.
      При численном превосходстве противника построение не играет роли, там чистая математика, а значит — однозначный проигрыш.
      — Хоть бы у дроидов получилось, — пожелал Виктор и мрачно продолжил: — Правда надежды на это нет.
      Крупные стратегические объекты должны защищаться очень серьезно. Как и говорил капитан, в несколько слоев и с кучей перепроверок. В таких раскладах перепрограммированный диверсионный рейд рискует раскрыться на подходе, так и не попав на станцию.
      Так ни к чему и не придя, Виктор покосился на кровать и вновь поморщился. В себе он не находил желания спать. Дикая усталость была, а вот чувства, что сможет уснуть, нет.
      Еще была промышленность Джеонозиса, которую вроде как удалось отжать у Поггля. Как ее использовать, кроме как для производства дроидов? Если потребуется что-то свое? А ведь потребуется.
      Для оценки возможностей Джеонозиса сперва нужно разобраться в том, что нарыли получившие доступ к сети инженерные службы.
      Виктор раскрыл консоль и не без труда отыскал нужные отчеты. Впечатлился размером и непонятными формулировками. Закрыл. Его квалификации явно не хватало для этого.
      Следовательно, опять нужны люди. Привлечь клонов? Однако инженерная служба занята перепрограммированием зенитных орудий. Задача очень важная, и отвлекать силы от нее глупо.
      Люди… Или, в данном случае, разумные.
      Виктору и армии очень не хватает квалифицированных кадров. Остается надежда на те деньги, что добыл R3, и на связи интенданта.
      Ситуация, в которой парень сейчас, и так скверная, а если у интенданта ничего не выйдет, то будет совсем плохо. Без снабжения армии не воюют.
      У Виктора теплилась надежда, что такая ситуация лишь результат неразберихи первых дней войны, и дальше будет лучше. Если нет, то судьба Республики зависеть будет только от подковерных интриг канцлера.

***

      — Элен Рилл, — с голограммы на Виктора смотрела брюнетка с туго собранными на затылке волосами.
      Женщина была одета в белый деловой костюм, что в совокупности с чересчур худой фигурой и с отсутствием даже намека на грудь, создавало ассоциацию с винтовкой, камуфлированной под зиму.
      Холодная, функциональная, длинная, эргономичная... В целом, создает впечатление профессионала.
      — Закончила с отличием Республиканский государственный Экономический институт, — продолжала она, — по специальности Корпоративные финансы, имею диплом магистра в области Инженерных Систем и Коммуникаций, а также докторскую степень в Экономике. Имею опыт работы в корпоративной среде более десяти лет.
      Как много слов. Увидеть бы результат.
      — Мое имя Виктор Лост,—представился парень. — Вам уже объяснили суть требующих выполнения задач?
      — Конечно, — лаконично ответила она.
      — И как? Есть предложения, где достать и доставить на Джеонозис за двадцать часов нужное количество медикаментов?
      — Для срочных заказов существуют трейдерные площадки. На них можно выставить требуемый заказ с нужными условиями.
      — Просто предложить и ждать? Как скоро можно ожидать результата? У меня тут раненые, которым нужна помощь, и пассивность способа добычи им помощи несколько… нежелательна, — подобрал слова парень.
      — Размер рынка галактики огромен, — спокойна ответила Рилл. — Спрос на деньги есть всегда, даже больше, чем всегда. Заказ будет взят в первые минуты.
      — Хорошо, если так, — решил положиться на опыт предложенного человека Виктор.

***

      Поспать у Виктора получилось лишь отчасти. Мешанина мыслей в голове переросла в беспокойный и прерывистый сон.
      Промучившись так три часа, парень покинул свою каюту и поднялся на мостик, чтобы с кружкой чего-то похожего на кофе посмотреть на погруженную в черноту ночи пустыню.
      — Сэр, — взволнованно вскинулся клон, что смотрел за радарами, — фиксирую искажение пространства в трех сотнях тысяч километров от планеты и… очень большое.
      Спокойно поставив кружку на информационную панель, Виктор посмотрел еще раз на пустыню. И так же спокойно произнес:
      — Флоту, боевая тревога.

Глава 9. Угроза

      Виктор с мостика Аккламатора наблюдал за тем, как выходящие из поля обломков Венаторы выстраивались в две тройки, остриями своего стоя смотря на предполагаемое место выхода противника.
      По словам офицера слежения сигнатура искривления чрезвычайна велика, что само по себе звучало грозно. Клон привел примерное количество звездных разрушителей, чтобы получить такие цифры телеметрии. Виктора итог его вычислений серьезно озадачил.
      Столько звездолетов противника им не перебить.
      Парень стоял напротив обзорного окна, заложив руки за спину, и мрачно смотрел на далекую россыпь звезд.
      Дверь, ведущая на мостик, с шипением разъехалась, и на пороге показалась запыхавшаяся Асока.
      — Учитель, что я пропустила? — с порога встревожилась она.
      Виктора не отпускал ноющий холодок в груди, предвестник неприятностей или проблем похуже. Парень, бесстрастно наблюдая за громадой космоса и своим куцым флотом, предавался попыткам самовнушения. Для него, для ученицы и еще более сотни тысяч клонов этот день вполне может стать последним.
      — Асока, чтобы ты хотела в своей жизни сделать? — спокойно спросил он, не отрываясь от вида космоса.
      Девочка озадаченно наморщила лобик и подошла к учителю. Переводя взгляд от парня на космос в попытках понять появление столь странного вопроса, Тано в конце концов уставилась на черную бездну пространства.
Постояв так и смотря на космос, она все так же пространно поинтересовалась:
      — М-м, учитель, я не понимаю, причем тут…
       —Мне вдруг стало интересно, о чем ты мечтаешь. Чем живешь, — Виктор едва заметно улыбнулся. — Знаешь, мы как учитель и ученица так толком и не познакомились, не узнали друг друга.
      — А-э-э, — смешно двинула бровями Асока, — стать хорошим джедаем. Наверное… Но причем тут? — вскинулась она.
      — Как-то слишком… приземленно, — разочаровался Виктор.
      — Разве? — изогнула бровь девочка, и добавила язвительно: — Я вот думала, что все джедаи стремятся стать хорошими… джедаями.
      Виктор на это не успел ответить.
      — Сэр, — вмешался офицер слежения, — десять секунд до выхода из гиперпространства, Сэр.
      Асока изумленно вскинулась.
      — Учитель, что происходит?
      — Флоту, построение клином, — Виктор собрал все свое самообладание, кончики пальцев от нервного напряжения уже стали покалывать. — Как только противник выйдет из гиперпространства, выполнить максимальное сближение. Атакуем правый фланг, смешиваем с его формацией.
      — Так точно, Сэр.
      — Учитель… На нас снова напали?
      — Дроиды, — сквозь сжатые зубы произнес парень, — явно напортачили.
      В следующий момент перед флотом Республики вырвался из гиперпространства их враг.
      Десяток секунд на мостике стояла изумленная тишина.
      — Это еще что такое? — девочка прильнула вплотную к стеклу.
      Лицо Виктора замерло и медленно бледнело.
      — Учи… —Асока, не дождавшись ответа, обернулась к Виктору и запнулась, увидев его лицо.
      — Станция… — туманно произнес он, — ...снабжения.
      — А зачем здесь станция?
      — Вот и я хотел бы знать.
      — Сэр, получаем сигнал от союзных сил, — прислушиваясь к наушникам, сказал клон, — Диверсионный дроидный отряд докладывает о выполнении миссии, Сэр.
      Тяжело проведя холодной рукой по лицу, Виктор отвернулся от обзорного окна и выдохнул обреченное:
      — Идиоты…
      — Кто? — тут же заинтересовалась Тано.
      — Дроиды идиоты.
      — Сэр, получены идентификационные пакеты станции, — вновь слышен голос клона-офицера. — СА—445—У, принадлежность система Фарстин, Торговая Федерация.
      — Ну еще бы, — хмыкнул Виктор. — Теперь к нам сбегутся все силы КНС в секторе. За ней прилетят. Как чувствовал, блин.
      — Сэр, капитан дроидов вызывает Вас на связь, Сэр.
      — Соединяй, — Виктор почти успокоился. Ему было интересно, как до такого дошло, и разговор с исполнителем был вовремя.
      Голопроектор на тактическом столе спроецировал синюю мерцающую фигуру В1.
      — Командующий, Сэр, — гордо задребезжал вокабуляром дроид, — Ваш приказ выполнен!
      Преисполненный собственной компетентностью дроид просто излучал довольство.
      — Что значит выполнен? — наклонился ближе к проекту Виктор. — Вы притащили в нашу систему системную станцию снабжения! А что это значит?
      — Что—о—у? Э—э—э... — всерьез озадачился дроид, растеряв горделивость.
      — Сэр! — встревоженный голос клона-офицера выдернул внимание Виктора из разговора. — На нас наводят оружие!
      — Кто?
      — Станция, Сэр!
      Виктор обернулся к голопроектору.
      — Вы, блин, отключили вооружение?
      — Э—э—э… — замялся дроид.
      Виктор вдохнул—выдохнул и проникновенно произнес:
      —Немедленно. Слышишь меня? Немедленно. Отключить боевые системы станции!
      — Да, Сэр! — дернулся куда-то в сторону дроид. — Понял—понял.
      Сеанс завершился, и Виктор обернулся к капитану Аккламатора.
      — Капитан, флоту полный назад. Разорвать дистанцию. Держаться на безопасном расстоянии.
       — Да, Сэр.

***

      Дроидам на отключение боевых систем станции пришлось потратить неприятные и наполненные нервным напряжением полчаса. Что там у них не получалось, из-за чего так долго они копались было непонятно. Собственно, для прояснения всех обстоятельств Виктор и пригласил капитана В1 к себе на мостик.
      — Ну дроиды, ну чудилы! — вот Асоку ситуация вообще не тревожила.
      Девочка не уставала любоваться через широкое обзорное окно на исполинскую громаду станции.
      — Учитель, а сколько там кораблей?
      Виктор покосился на станцию. Само собой, когда дроиды исполнили свой сумасшедший план, на системной станции снабжения пополнялись звездолеты. Было довольно затруднительно представить степень охреневания капитанов кораблей, когда они вместе с громадой станции сорвались в неизвестном направлении. А что подумали те, кто только подлетал на заправку?
      Дверь с шипением открылась и показала взгляду Виктора В1 с желтыми полосами.
      — Командующий, Сэр, — поприветствовал дроид.
      — У меня много вопросов к Вам, капитан.
      — Э-э-э… Ваш приказ выполнен, командующий.
      — Какой был приказ, капитан?
      — Устранить, не применяя оружие, из системы станцию. Сэр, приказ выполнен, Сэр.
      — А кому я рассказывал про перегрев реактора? Капитан, Вы понимаете, что своими действиями подставили под удар нашу базу? Вижу, что нет.
      — Но… Сэр. В реакторный отсек попасть не удалось, Сэр. Заблокированы шлюзы. Кодов доступа нет.
      — Зато был доступ в комнату управления… — выдохнул Виктор.
      — Учитель, — Асока решила отвлечься от разглядывания станции, — почему Вы так суровы к жестянкам? Посмотрите, что они нам притащили!
      — Ученица, что дешевле: пять экса тонн топлива или двести фрегатов?
      — М-м, фрегаты? — осторожно предположила она.
      — Собрать их по системам и, прыгая от планеты к планете, чтобы добраться сюда и вернуть свое, гораздо дешевле чем добывать топливо, строить еще станцию и перемещать ее в систему. Впрочем, атака на Джеонозис со справедливой миссией вернуть свое еще и быстрее, чем строительство станции заново. Так что не сомневайся, к нам уже летят сотни кораблей врага.
      — Вот блин, — девочка метнула на станцию обеспокоенный взгляд. — Может, взорвем ее?
      — Толку. Дроиды про это не узнают.
      — Тогда что нам делать?
      — То, что будет вторжение, можно не сомневаться, а значит, сперва нужно понять, сколько у нас сил.
      — Если с Республиканскими звездолетами все ясно, то вот силы дроидов… — Виктор вновь посмотрел на В1, до того изображавшего часть интерьера. — Капитан, Вы потеряли кого-то во время своей кхм… миссии?
      — Никак нет, Сэр.
      — Хорошо. Задействуйте свои силы для получения контроля над судами, пристыкованными к станции, потом стройте корабли в общую формацию.
      — Э-эм… — В1 замялся.
      У Виктора проснулось нехорошее предчувствие.
      — Капитан. Что еще Вы натворили?
      — На данным момент доступно лишь десять фрегатов… — взгляд Виктора потяжелел,
— ...Сэр.
      — Где еще семь, капитан? — голос парня отдавал морозным ветром. — И… — парень бросил взгляд на станцию, — и где, коротни твой аккумулятор, мой Барышник?
      — Э-а-м, Сэр, — проблеял В1. — Для выполнения миссии хватало десятерых, я посчитал оптимальным использовать остальных в подобных миссиях.
      Асока нервно хихикнула.
      — Куда?
      — Э-э-э, что, Сэр?
      — Куда ты их направил?
      — Согласно базе данных, — осторожно начал дроид, — на орбите планеты класса А2 в тридцати парсеках к среднему кольцу располагается станция снабжения. Для ее изъятия я выделил линейный корабль, Сэр.
      — Что за планета?
      — Набу, Сэр.
      Брови Виктора поползли вверх.
      — Офигеть! — изумленно выдохнула Асока.
      — Ладно, — слабым голосом произнес Виктор. — Ты направил туда Барышник. Где еще семь кораблей?
      Парень похолодел. Очень не хотелось услышать что-то наподобие “Корусант”.
      — Направлены в систему Мустафар, Сэр.
      У Виктора вдруг появилась устойчивая мысль, что дроидов забыли перепрограммировать, и они сделали все, чтобы уничтожить его армию. Если так, то все логично. Если нет… КНС идиоты, что их используют.
      Собственно, может, они проиграли только из-за них, а в фильмах этот факт отретушировали, чтобы добавить мрачности репутации Палпатина и героичности джедаям.
      Вот только этот пикантный момент с их “мозгами” касается только В1 или остальных тоже? Вроде, R3 проявляет редкую смекалку и рационализм. Возможно ли, что дело в дешевой программной оболочке самого массового дроида КНС?
      — Учитель, я правильно поняла, что к нам еще прилетит станция?
      Виктор кивнул.
      — И что мы с ними будем делать?
      — Мне больше интересно, что будут делать КНС, когда к ним придет в гости осколок нашего диверсионного отряда.
      — Но… — Тано отошла от иллюминатора и встала рядом с парнем, — если с заправкой КНС все ясно, то вот республиканская… Учитель, кажется, у нас проблемы.
      — Может, успеем отменить приказ, — задумался Виктор. — Капитан, Барышник на связь!
      — Не могу, Сэр, — весь сжался дроид.
      — Почему еще… ах да.
      Виктор вспомнил, что помятый в бою линкор имел повреждения в системах связи. Дорогостоящее оборудование было разорвано обломками и не подлежит починке, потому этот линкор и отправили на убой.
      — Сэр, — клон указывает на голопроектор, — Вас вызывают на связь.
      — Что еще?
      — Некая Элен Рилл, Сэр.
      Как же вовремя.
      Система связи вновь проецировала изображение. На этот раз прототипом была женщина в строгом белом костюме с туго собранными на затылке волосами.
      — Доброго дня, мистер Лост.
      — Не сказал бы. Впрочем, здравствуйте, мисс Рилл. Надеюсь, у Вас хорошие новости.
      —По вашему заданию я выполнила поиск подходящих медицинских ресурсов. Основываясь на специфики вашего положения и количества раненых, была приобретена мобильная медицинская станция, стоимостью двести пятьдесят миллионов кредитов. Количество мест десять тысяч, персонал — пять сотен разумных и автоматизированные системы поддержки. На наем сотрудников было потрачено тридцать миллионов кредитов. Контракты длительностью на год. В данный момент купленная мной станция и я сама находимся на пути к Джеонозису. Мы прибудем к цели через десять минут.
      Женщина отчиталась и замолчала в ожидании реакции Виктора.
      — Вы хорошо постарались, мисс Рилл. Помощь раненым остро нужна. Ждем вас.
      Проекция погасла. Виктор, Асока, клоны и дроид молчали. И если клоны были хотя бы заняты делом, следя за приборами, то вот джедаи тратили время впустую, стоя вокруг тактического стола.
      Виктор не знал, злиться ли ему, негодовать на дроида, предаваться пессимизму или просто грустить. Ситуация, казалось бы, уже понятная, вдруг кардинально перевернулась, да еще словно блендером взболталась. КНС, несомненно, будут вне себя от злости на такую наглость и не поленятся отправить с ответным визитом все доступные резервы.
      Готов ли Виктор к такому?
      Нет. Чтобы быть готовым к подобному, нужны ресурсы, силы, которых нет. Или серьезный план, на разработку и реализацию которого нужно время. Вопрос только в его количестве.
      Парень посмотрел на клона в форме капитана.
      — Как быстро враг будет здесь?
      — Не могу знать, Сэр, — офицер посмотрел на тактический стол. — Нужно дать указание аналитическому отделу.
      — Давайте.
      Вторым требовалось понять, как много будет врагов, их качественный состав. Судя по карте галактики, в их секторе с запада примерно пятнадцать систем, подконтрольных КНС, восток прикрыт пространством хаттов. С юга территории Республики, с севера до десяти систем, условно принадлежащих Республике, и край обжитых пространств, за которым в добрых миллионах световых лет нет даже звезд.
      Как узнать, сколько у врага сил?
      Нужна разведка. Но для нее требуются малозаметные корабли, желательно, без разумных на борту. Все же терять технику морально легче, чем отправлять почти на верную смерть людей.
      Значит, дроиды.
      Обращаться к стоящему перед ним представителю механоидов почему-то не хотелось, хоть, и было понятно, что использование машин предпочтительно и неизбежно.
Виктор перевел взгляд на R3. Цифровая личность, к которой до сих пор не было претензий.
      — Капитан, — обратился парень к клону, — сколько у нас есть астромехаников?
      — Примерно три сотни, Сэр. Точнее скажу, если сделаю запрос.
      — Выделите пятнадцать малых судов из имущества КНС и столько же астромехаников.
      — Миссия разведки, Сэр? — предположил клон.
      — Верно, — кивнул Виктор. — У нас созрела крупная проблема, хотелось бы узнать, насколько.
      — Будет сделано, Сэр.
      — Как только выясним масштаб угрозы, начнем готовить решение. Асока, — Виктор повернул к ней голову, — есть гениальные идеи?
      — Простите, учитель.
      — Как и у меня.
      — Впрочем, пока рано для планов. Вполне может оказаться, что у КНС в секторе не больше десятка кораблей, и все наши переживания лишние.
      Виктор тут же был удостоен скептических взглядов клонов, Асоки и даже набедокурившего В1.
      Виктор почувствовал раздражение и горячее желание что-нибудь сделать с жестянкой.
      — Сэр, новая отметка на радаре, — доложил офицер, не отрываясь от монитора слежения. — Опознавательный идентификатор республиканский, Сэр.
      Джедай сначала бросил взгляд на тактическую голограмму с картой системы, заметил там зеленый маркер и повернул голову к панорамному окну.
      На фоне черноты космоса висел матово-белый цилиндр.
      — Сэр, на связи станция МС—012, Сэр.
      Тактический стол через вспомогательный голопроектор спроецировал изображение.
      — С прибытием, мисс Рилл.
      — Благодарю, — женщина чуть отводит голову в сторону. — Весьма удачно, что тут есть станция снабжения. Из-за спешки пришлось использовать максимум возможностей двигателей станции.
      — В самом деле. Очень. Удачно. Получилось, — ответил парень.
      Выглядел он внешне собранным и спокойным, правда внутри пылал негодованием. Дроид сумел таки создать кучу проблем на ровном месте. Единственное, что останавливало Виктора перед немедленной утилизацией виновника, понимание ответственности. Ведь он знал, кто такие В1, и тем не менее послал их с миссией.
      Что же, будет ему уроком… Если выживет.

***

      Через пять часов Виктор оказался на мостике флагманского Венатора в компании с капитанами звездолетов и командирами подразделений. Люди окружили тактический стол, рассматривая в данный момент поверхность планеты.
      — Сэр, — капитан Венатора указал пальцем на группу объектов, — из полевых госпиталей эвакуация задерживается. Слишком много раненных и слишком опасный маршрут до станции, Сэр.
      — Знаю, — нахмурился Виктор. — К сожалению не удалось ее разместить ближе. Обломки. Слишком много их.
      — Сколько нужно для очистки орбиты?
      Клон с оранжевой нашивкой на кителе достал из папки диск и вставил в разъем голопроектора. Спроецированное изображение показывало инфографику количественных показателей металлолома в космосе и возможностей инженерной службы.
      — Сэр, как видите, объем работ требует привлечения тяжелой техники. Вот тут, — его палец указал на особо крупные обломки, — части из половины Венатора. Там больше трех миллионов тонн. Такие обломки нужно резать, а с нашими ресурсами это будет долго.
      — Примерная оценка времени?
      — Три месяца, Сэр. Но это приблизительный показатель.
Виктор вздохнул.
      — А если использовать дроидов? На планете их миллиарды.
      Клон прищурил левый глаз, рассматривая что-то в своем планшете.
      — Неделя, Сэр.
      — Долго, — разочаровался Виктор.
      — Большую часть времени придется потратить на налаживание процесса, Сэр.
      — Ладно, с этим ясно, благодарю. Теперь Вам слово, что может сказать аналитический отдел по предполагаемому времени у противника для атаки.
      Другой офицер вывел на проекцию карту сектора.
      — Сэр, под контролем противника пятнадцать систем, из них с серьезной промышленностью и инфраструктурой только пять. Возможности перечисленных систем позволяют содержать до пяти сотен фрегатов, до двух десятков линейных кораблей. Учитывая отсутствие системной станции снабжения, на переброску сил у противника уйдет не меньше недели.
      На мостике повисло напряженное молчание.
      — Могут ли всех сюда прислать? — Виктор был мрачен. Такого “гостя” встречать было нечем.
      — Защиту с Мустафара снимать вряд ли станут, Сэр. Но сейчас, из-за диверсии, эта часть сектора фактически отрезана от остального внешнего кольца. Боюсь, что если у них не выйдет отобрать станцию обратно, будет атаковано среднее кольцо и его миры.
      Парень поморщился. Перспектива быть виновником вторжения в союзные миры была так себе.
      — Что, если отдать станцию обратно?
      — Атаку не остановить, Сэр, — вмешался уже другой клон. — Просто причина будет другой. Хотели мы или нет, но противник уже спровоцирован.
      Эти слова клона поддержали остальные офицеры. Правда, на мостике вновь повисло молчание. Ситуация была слишком сложной, чтобы найти простое решение.
      — Лучшая защита — это нападение, — задумчиво произнес Виктор. — Господа, нам придется напасть на КНС, чтобы не дать им подобраться к нашей системе.
      — У нас недостаточно сил, — заметил один из капитанов. — Озвученный порядок звездолетов требует соответствующего количества с нашей стороны, Сэр.
      — Придется напасть на планеты с запасами топлива до того, как туда доберутся флотилии врага.
      — Рискованно, Сэр. Для атаки придется взять почти все силы. Джеонозис окажется беззащитен.
      — К сожалению, другого выбора у нас нет, — Виктор постепенно стал пережигать свой мрачный настрой в решительный. Бездействие в его ситуации буквально было смерти подобно, нет места рефлексии.
      — Все равно, мы можем попасть в засаду. или разминуться с основными силами врага, Сэр.
      — Для этого и отправили разведку, — заметил один из капитанов. — Как только наши дроиды разместятся в системах, мы сможем получать информацию по передвижению противника, а значит, планировать атаки.
      Виктор задумался, ухватившись за подбородок. Изначально он планировал использовать факт участия в сверхсложной миссии как плацдарм для его авторитета внутри Ордена, но сама специфика мышления джедаев отрицает этот шаг. Никаких привязанностей, все есть Сила, и победы твоя тоже веление Силы.
      Выходит, что Орден не оценит заслуги. В привычном смысле. В качестве награды можно получить направление на более трудные участки. Это вполне возможно.
      После взятия Джеонозиса и знакомства с его индустриальными возможностями у Виктора в голове стали сами собой строиться заманчивые комбинации. Использование промышленности в целях сбора ресурсов и производства звездолетов и боевых дроидов решало множество проблем и, как минимум, ставило на один уровень его Армию и Армию КНС.
      Вот только для использования заводов Джеонозиса требовалась информация, разумные со знаниями в области проектирования. В общем, профессионалы.
      Джеонозийцы такими были. Вот только сейчас явно готовили какую-то пакость против захватчиков.
      И ведь договорились с Погглем, но, видимо, этого было мало.
      Теперь перед Виктором стоит проблема возможного бунта на планете, атака группировки противника в максимальной комплектации полтысячи вымпелов усиленной линейными кораблями, нехватка припасов, которую, впрочем, может удастся решить при помощи Элен Рилл.
      И все это в течении недели.
      Было ли что-то подобное в его жизни?
      Смешной вопрос.
      — Господа, — Виктор вырвался из размышлений, — ставлю задачу. Командирам пехотных соединений, подготовить группы десантирования и обеспечить их средствами взлома. Предстоит в быстром темпе брать под контроль автоматизированные узлы противника. Флотским офицерам определить тактику взятия объектов противника. Для каждой системы нужна своя. Штабу в целом выработать общий план атаки на западный сектор.
      Виктор помолчал, обводя взглядом сосредоточенных клонов.
      — Господа, перед нами стоит разрушительная задача. Враг близко, он на пороге, и его силы огромны. Для того, чтобы переломить хребет такому монстру, нам понадобится все мужество и доблесть, что есть у вас и ваших бойцов. Республика ждет от нас победы в войне, и мы ее добьемся.

***

      Командующий состав разошелся по ответственным постам, оставив Виктора наедине с тактическим столом и голограммой галактики.
      Парень смотрел на мерцающие синие точки силуэтов планет, туманностей, звезд и все глубже погружался в мысли. Ситуация была, очень мягко говоря, сложная. Еще не хватало данных разведки, но даже без нее образ победы собирался в его голове слишком туманный.
      Нужно атаковать, не дать возможность врагу подобраться к их системе. Фактически, это единственный шанс.
      Виктор услышал знакомый еще с земли звук шагов. Определенно каблуки. Женские.
      На пороге мостика показалась женщина в белом костюме, такой же белой юбке чуть выше колен. Собранное выражение на лице и уверенный взгляд сочетался с прямой осанкой, в совокупности создавая впечатление, что перед тобой именно профессионал высокой категории.
      — Мистер Лост, доброго вечера.
      Виктор покосился на край голограммы, где плавала панель с системной информацией.       Действительно, по общегалактическому времени был вечер.
      — Очень хотелось бы, но нет.
      Элен подошла ближе и взглянула на карту галактики. Сейчас там не было маркеров флотов ВАР и КНС, потому Виктор позволил ей стоять рядом.
      — Все настолько плохо?
      Виктор промолчал.
      — Понимаю, на войне нет простых ситуаций, — она показала зажатый в руке хромированный банк памяти. — Я к Вам с отчетом по работе станции и вопросом.
      — Присылайте отчет, мисс Рилл.
      Коммуникатор Виктора моргнул индикатором.
      — У меня вопрос о моей должности. Мы не обговорили его подробно.
      — Понимаю, мисс Рилл.
      — Можно просто Элен.
      — Как угодно. Вам должно быть известно, что джедаи стараются не вмешиваться в обычную жизнь жителей Республики, и эта наша отстраненность играет против нас.
      Элен внимательно слушала слова джедая.
      — Потому вопросы своей должности придется инициировать Вам.
      — Ожидаемо, — сдержанно улыбнулась она. — Потому я подготовила документы. Они тоже отправленным Вам на комлинк.
      — Я просмотрю их позже. У меня к Вам вопрос, Элен.
      — Да, — чуть изогнула бровь.
      — У Вас есть опыт или связи для взятия под контроль промышленности целой планеты?
      Женщина повернула голову к панорамному иллюминатору, за которым можно было рассмотреть бледно-желтый шар Джеонозиса.
      Что-то промелькнуло в ее глаза, а в Силе Виктор почувствовал чужой азарт, страсть, боль и жгучую печаль.
      Очень удивительный коктейль.
      — Насколько я понимаю, — медленно произнесла она, — чиновники Республики еще не были здесь.
      Виктор промолчал. По вопросу и так понятно, что нет.
      — У меня к Вам предложение, мистер Лост.
      — Я слушаю.
      — Чтобы удержать мощности под контролем, следует их оформить как имущество зарегистрированной в Республике компании. Тогда промышленность будет защищена законом и не достанется на растерзание бюрократам.
      — Компания?
      — Верно. Если хотите, я подготовлю пакет документов.
      — Как я правильно понял, Вы хотите пересмотра договора?
      — Опять верно, — еще одна улыбка. — Я хочу часть ее акций.
      — Много?
      — Половину.
      Виктор посмотрел ей в глаза. У такой наглости должны быть очень веские причины. Прямо дюрасталевые.
      — Позвольте узнать, с какой стати?
      — А Вам не все равно.
      — Безответственность не мой фетиш, мисс Рилл.
      — Я дам Вам взамен архив моей семьи.
      Виктор продолжал ее буравить взглядом.
      — Сейчас почти никто не знает фамилию Рилл, но несколько тысяч лет назад мы были одними из самых крупных промышленных корпораций в галактике. После одного события… мы потеряли все. Кроме архива.
      — Что в ваших архивах? Подробности.
      — Проекты станций, дроидов, кораблей и техники, инженерные разработки и наборы программного обеспечения для машин. Более трех миллионов проектов.
      — Полцарства за нули и единицы, — заметил Виктор. — Все равно этого слишком много.
      — На меньшее я не согласна.
      — Ничего страшного. Ваши архивы не критичны для планов Республики.
      Женщина едва заметно поджала нижнюю губу, хотя в Силе Виктор ощутил просто лавину ненависти.
      Элен прекрасно умела держать лицо.
      — Сорок пять, — спустя секунды сказала она.
      — Пятнадцать, мисс Рилл.
      Очередная волна ненависти, граничащая со злостью. Лицо, как и прежде, было бесстрастно.
      — Вы не понимаете, что я предлагаю, — тихо сказала она.
      — Возможно. Но благополучие планеты Республики выше возможных рисков. На мне как представителе власти лежит ответственность перед местными жителями. Я не могу позволить передать их наследие в руки одного человека. Более того, мало знакомого. И лишь понимание, что действия чиновников по неосторожности могут привести к катастрофе, мотивирует меня на этот разговор.
      Почти минуту Элен Рилл молчала, отстраненно смотря на карту галактики.
      — Пятнадцать, значит, — задумчиво произнесла она.
      В этот момент тактическая голограмма окрасилась в красный, и белая точка в их системе продублировалась строками данных.
      — Сэр, — клон оторвался от монитора слежения, — фиксирую крупное искривление пространства.
      Виктор поморщился, словно от зубной боли. И с чувством дежавю произнес:
      — Флоту, боевая тревога.

Примечание к части

бечено

Глава 10. Туманные гости

       Муунилист, здание конгломерата, 350 этаж, зал совещания. Два десятка разумных сидят за круглым столом.

       —Граф, — неймодианец с силой сцепил пальцы рук, — Республика за сутки значительно увеличила свои войска на Орд—Мантелле. Там собралась сотня ударных крейсеров и столько же их новомодных звездных разрушителей. Такое количество уже выглядит опасно.
       Дуку молча смотрел в черные глаза главы Торговой Федерации. Тем временем остальные разумные, мууны, неймодианцы обеспокоенно переглядывались.
       —…Я к тому, — неуверенно продолжил тот, — что не пора ли атаковать врага? Такими темпами они уже через неделю будут здесь.
       Закончив свою речь, Нут Ганрей уставился себе в ладони.
       — Нет причин для волнения, уважаемый Нут, — спокойно сказал граф. — Как только Республика выдвинет свои войска, их встретят тысяча наших звездолетов у планеты Джен Фатал.
      — Она, кажется, принадлежит Республике, — сказал один из муунов и осторожно продолжил: — Если планируется засада, она может сорваться.
      — Я уже предпринял некоторые меры, уважаемый Сэн Хилл. Не ранее чем через три дня планета перейдет под контроль лояльных к нам разумных.
      Дуку обвел взволнованных разумных взглядом.
      — Муунилист надежно прикрыт от атаки нашего врага.
      Эти размеренные и полные уверенности слова словно палец, нажавший на ниппель шины, спустили напряжение разумных.
      — Более того, — граф решил окончательно успокоить союзников, — мы готовим крупное наступление на Джеонозис и Рилот. Флот под командованием Им Мунара с планеты Маловар через пространство хаттов нападет на Джеонозис. Флот Дира Потта уже направляется для удара на Рилот.
      Внезапный сигнал входящего вызова прервал речь графа. В центре стола проецировалось лицо неймодианца.
      — Граф, только что мы получили сообщение от Дира Потта, — испуганно затараторил визави. — Он блокирован в системе Фарстин!
      — Спокойно. Что случилось?
      — Республика!
      Граф чуть свел брови.
      — Подробнее.
      — Мм, я не знаю подробностей… граф. Потта только сообщил, что не может оттуда никуда двинуться, и что не смог найти станцию снабжения.
Изумление отразилось на лицах всех присутствующих.
      — Но… как же так? — один из муунов озадаченно наморщил свой высокий лоб. — Станции не могут пропадать бесследно. Должны остаться хотя бы обломки.
      — Я-я-я не знаю подробностей, — дернул головой неймодианец. — Единственно известное, флот блокирован.
      — Если станции нет, значит, нехватка топлива, — заметил Хилл. — Иное маловероятно.
      — Вряд ли они пустые под ноль, — заметил уже другой муун, — думаю, следует приказать им заправиться в другой системе, ближайшей. Эм, — он взглянул на свой планшет, — близ Набу есть системная станция.
      — Но любая станция снабжения имеет серьезную систему защиты. Взятие ее штурмом немыслимо! — возмутился неймодианец, сидевший рядом с Нутом.
      — Согласен, — Хилл слегка склонил голову набок, — станция скорее взорвется от повреждений, чем будет захвачена.
      — Господа, — изогнул бровь Дуку, — мы говорим о станции, принадлежащей Набу. Какие вооружения?
      Все озадаченно переглянулись. Потом на лицах стали появляться усмешки.
      — Передайте Потту приказ направляться к Набу, — рубанул ладонью граф, — население планеты перебить. Будет Республике урок. После дозаправки на местной станции флот Потта продолжит миссию.
      — А как же станция с Фарстина? — изумился Нут.
      — Её найдет господин Мунара, — зло усмехнулся Дуку.
      — Что, но как? Если верить словам офицера, там не осталось и следа.
      — Что-то подсказывает мне, пропавшую станцию мы найдем дома у наших союзников.
      — Передайте приказ Мунаре немедленно прыгать к Джеонозису.

***

      Виктор подошел к обзорному иллюминатору и сосредоточенно сощурил глаза. Только что в паре сотен километров от его Аккламатора из гиперпространства вырвалась громада станции снабжения. Тут же нашелся и Барышник с несколькими судами поменьше.
      — Сэр, идентификационный код станции СИ—134, приписка — система Набу, — клон-офицер не пожелал успокаивать нервы молодого джедая.
      — Набу?
       Элен слегка сдвинула брови. Едва заметно, но было понятно, она удивлена.
      — Капитан, — Виктор обратился к клону, — командира Барышника на связь.
      — Да, Сэр.
       На тактическом столе голограмма отразила фигуру В1, крутящего по сторонам головой. Виктор, сохраняя хладнокровное выражение на лице, обернулся к дроиду.
       — Докладывайте.
      Дроид дернулся.
      — Э-э-э, приказ выполнен, э-э-э, Сэр.
      Парень задумался, стоит ли уточнять какой приказ. Через секунду понял, что бессмысленно. Дроиды этой серии явно обладали специфическим пониманием приказов командования. Как итог их творческого понимания указаний над Виктором и его армией нависла угроза уничтожения разгневанными хозяевами станции.
      Спустя секунды парень перевел взгляд на смотрящую в иллюминатор Рилл.
      — Элен, не стоит тратить время впустую. Займитесь регистрацией компании и как можно скорее подготовьте договор, с которым я смогу обратиться к местной власти.
      — Мистер… Лост, — голос женщины был слегка приглушен, — Вы не хотите ничего объяснить?
      Ей интересны станции? Естественно. Вот только посвящение в провал дроидов стороннего человека излишне.
      — Военная тайна, мисс Рилл.
      — Сэр, мы получили данные из штаба, Сэр, — клон-офицер оторвался от коммуникационной консоли. — Налажена тактическая сеть.
      Тактическая сеть… Возможно, клон имел в виду, что наконец появились данные по передвижениям сил ВАР. В первые дни почему-то на голограмме галактики отображались лишь его силы и союзные планеты.
      Следует как можно быстрее оценить расположение флотов и понять, насколько он в заднице. Вот только для этого нужно избавиться от некой личности.
      — Мисс Рилл, — женщина неохотно повернула голову к Виктору, — время не ждет.
      Посмотрев секунду в сторону, она скупо кивнула и не спеша покинула мостик.
      — Проблемная женщина, — сказал в пустоту парень и, собравшись с мыслями, подошел к столу.
      Голограмма вывела карту галактики с синими, зелеными, оранжевыми и красными индикаторами.
      Внимательно рассматривая условные обозначения, Виктор не спеша и скрупулезно стал выстраивать образ сегодняшней войны.
      Силы Республики заняли основные системы, контролируя гиперпространственные маршруты на среднем кольце, создавая таким построением линию фронта.
      Крупные флоты стояли на планетах Орд-Мантелл, Датомир, Корсин, Таанаб. Все это в южной части галактики, на востоке Кашиик, Ордеон, Антар и почти в самом низу… Джеонозис.
      На западе сильный флот был только близ Эриаду. Это самая оторванная от всех сил группировка, почти такая же, как и его собственная на Джеонозисе.
      А вот в самом центре целых три сильных группировки войск, так что за Корусант можно было быть пока спокойным. Часть из тех сил должна, по идее, прикрывать планетарные верфи на Куате и Рендили.
      В сумме картина получалась однозначная. Орден спешит занять стратегически важные позиции, чтобы держать под контролем перемещения врага в центр галактики.
Еще примечательным моментом являлся объем сил возле Орд—Мантелл на самом востоке галактики. Если проследить взглядом выше, можно обнаружить такие знакомые названия планет, как Муунилист и Майгито.
      Скорее всего, очень скоро там будет наступление.
      Вновь вернув взгляд в свой сектор, парень задумчиво постучал пальцами по пластику стола.
      В двадцати парсеках вокруг него нет ни одной значительной союзной группировки войск. Ближайшая аж на Батануи и то там только пять Аккламаторов и с полсотни тысяч клонов.
      Против того монстра, что притаился в западном секторе, они не сыграют роли.
      Силы на Эриаду? Вряд ли покинут свою позицию. Они прикрывают внутренние миры от атаки со стороны Мустафара.
      — Сэр, — клон-офицер отвлек Виктора, — пришли данные разведки, Сэр.
      — Выведите на голограмму, лейтенант.
      Изображение мигнуло и зажгло новые отметки. Стали доступны красные маркеры противника в секторе, которые вызвали у Виктора напряженную озадаченность.
      — Лейтенант…
      — Да, Сэр, — подтянулся клон.
      — Это ведь точные данные?
      — Данные получены по защищенному каналу, Сэр.
      — Срочно соберите штаб!

***

      — Сэр, мы не могли знать, — один из капитанов, нахмурившись, смотрел на голограмму галактики.
      — Да, расположение сил противника было известно условно, Сэр, — уже другой офицер.
      — Сейчас это не важно, господа, — Виктор обвел взглядом командный состав в лице шести капитанов. — КНС поступили неожиданно оперативно, сейчас их флот блокирован в системе Фарстин, как раз там, откуда наши дроиды умыкнули станцию.
      — Да, Сэр, они блокированы. Насколько это возможно, это хорошая новость, Сэр.
      — А вот я так не думаю, — Виктор ткнул пальцем в обозначение «Фарстин», потом медленно перевел палец на соседнюю, самую ближайшую систему.
      Лица офицеров помрачнели.
      — Набу, господа. Ближайшая возможная точка для дозаправки ста пятидесяти фрегатов и трех линкоров.
      — Но там уже нет станции, она висит тут, — махнул рукой в направлении иллюминатора офицер. — Они блокированы.
      — Проблема в том, что Набу — планета Республики, — ответил уже другой офицер. — Неизвестно, что будет делать КНС, узнав, что ее части там блокированы.
      — Можно предположить. Самое вероятное — запрос помощи. В итоге в системе может скопиться значительные силы противника, даже если они не предполагали их там использовать.
      — Это очень опасно, — клон склонился над картой, — если они отправятся после дозаправки к Римманскому торговому маршруту, то смогут обойти блокирующие силы на Эриаду.
      На мостике повисло напряженное молчание.
      — Ядро галактики окажется открыто для сил КНС.
      Клоны стали обмениваться мнениями.
      — А там аж до Бестина нет серьезной защиты.
      — Может, они все-таки нападут на Джеонозис? Раз сюда направлялись.
      — Пятьдесят на пятдесят, — хмыкнул очередной офицер. — Расклад никуда не годится.
      — Почему же? Нам доступны оборонительные системы Джеонозиса. Планету такими силами они вряд ли возьмут.
      — Планету может и нет, но флот мы потеряем точно. Врага придется встречать за полем обломков, а это открытый бой. Чисто количественно мы проигрываем.
      Клон недовольно поджал губы.
      — Тогда, как и планировали, нужно атаковать системы противника и уничтожить их местные заправочные станции. Хоть там и небольшие объемы, но три системы смогут обеспечить рывок одного такого флота.
      — Откуда может прийти танкерный флот? — Виктор решил вмешаться в дискуссию.
      Он оглядел офицеров.
      Самый правый клон достал планшет и быстрыми движениями пальцев что-то начал искать.
      — Сэр, — клон прервал поиск, — в сети не так много информации по ресурсам Торговой Федерации, но по тем, что есть, можно предположить использование танкеров с туманности близ планеты Дагоба.
      Клоны склонились над голограммой галактики.
      — Сэр, нам не перекрыть гиперпространство до Набу. Слишком много мест, откуда можно прыгнуть. Танкеры туда доберутся. Вопрос только во времени.
      Какое-то время еще обсуждались версии и предложения, общий смысл которых оставался прежним — атаку на Набу не остановить, вопрос, что делать после.
      Виктор отошел от тактического стола с мерцающей картой галактики и повернулся к иллюминатору, за которым в бездонном пространстве висел его флот и две монументального вида станции.
      Если бы он не вмешался в войну с этой операцией по взятию Джеонозиса, скорее всего, КНС его удерживала до формирования республиканских секторальных армий. Потом начались бы позиционные сражения на внешнем кольце, с периодическими кинжальными выпадами, как с той, так и с другой стороны. КНС со временем теряла бы свои позиции, вплоть до конца войны.
      Может, зря он все это затеял?
      Виктор оперся на поручень перед стеклом.
      Тревожные мысли.
      Без цели в жизни невозможно успешно идти вперед. Просто будет неизвестна конечная точка маршрута. И как тогда чего-то добиться?
      Нужно что-то иметь, чтобы не метаться из стороны в сторону. И это нечто должно оправдывать уже совершенное.
      Чего он хочет от жизни здесь?
      Виктор посмотрел на свои руки, до белизны сжимающие метал.
      Он понятия не имеет.
      Осознание этого факта вызвало холодную волну по его спине. В голове зашумело, руки вспотели.
      Это был страх? Или уже паника?
      — Сэр, — офицер, ответственный за системы слежения, вывел его из мыслей, — мы получили сообщение от наземных сил. 113 батальон из гарнизона Джеонозиса докладывает о нападении на его базу. Они ведут бой, Сэр!
      Виктор молчал.
      Почему-то ему казалось, что все его решения делают ситуацию лишь хуже. Зачем отдавать приказы? Зачем убивать? Его шаги делают ситуацию труднее и опаснее для Республики. Ведь его действия привели к неминуемому удару по Набу. Планету захватят.
      — Сэр? Какие будут приказы?
      Нужно покинуть Джеонозис и идти на соединение с силами, прикрывающими ядро. Набу? Обречена. А вот внутренние миры еще можно прикрыть от железного кулака КНС.
Орден… очень сглупил, послав его сюда вместе с такими силами и оставив доступ к центру галактики. Что там его прикрывает? Флот на Эриаду. Так его почти обошли.
      Как же муторно на душе.
      Сигнал комлинка привлек внимание. Виктор покосился на свое предплечье и ощутил волну необъяснимой тревоги. Чувства в Силе не предвещали ничего хорошего.
      — Что случилось, Асока?
      — Учитель…*взрыв, шипение помех*… тут настоящая жара! … *звуки бластерного огня* … Я на базе Р11… *скрежет металла и гудение светового меча*… Дроиды, их тут сотни! Нужно подкрепление! — помолчав секунду, уже другим тоном: — И срочно.
      Виктор прикрыл глаза.
      "Зачем тебе все это?" — вопрос к себе.
      Внутри надменное молчание.
      — Сейчас буду.
      Сухой голос не выражал эмоций.
      — Флоту начать снижение. Оказать поддержку наземным силам.
      Виктор развернулся к выходу с мостика.
      Следовало отправиться на истребителе оказывать помощь ученице. Звездолеты будут не меньше получаса пробираться через облака обломков. Это время может стать для нее фатальным.
      В каком бы ты ни был ступоре, есть обязательства, имеющие наивысший приоритет. Ученица, ответственность за нее. Взятое обязательство должно быть реализовано полностью.
      — Сэр! — взволнованный голос офицера систем слежения резанул ледяным клинком. — Фиксирую возмущение в гиперпространстве.
      Медленно. Очень медленно. Вместе с возмущением в Силе, ощущаемым всеми клетками, Виктор повернул голову к иллюминатору.
      Чернота космоса в десятке километров от них внезапно стала выпускать звездолеты.
      КНС здесь.
      Каждая новая фигура корабля вызывала почти физическую боль.
      Десять.
      Пятнадцать.
      Тридцать три.
      Семьдесят.
      И десять линкоров.
      Десять гребанных Барышников.
      Клоны замерли, ошарашенно наблюдая появление все новых сил противника.
      У Виктора возник только один единственный вопрос: Да сколько можно?
      С самого начала его пути здесь он постоянно стоит на грани жизни и смерти. Операция по спасению Оби Вана с Падме и Энакином, атака на Джеонозис, выходка дроидов.
      Когда будет конец этим приключениям?
      Вопросы, вопросы, вопросы.
      — Капитан, — голос Виктора был спокоен, — флоту сорок пять градусов вправо. Ускорение двести. Связь с командиром станции СИ—134.
      Голограмма галактики сменилась фигурой дроида.
      Парень ощутил угловое ускорение. Двигатели Аккламатора выжимали все возможное.
      —Командир, — произнес парень, обращаясь к голограмме, — приготовиться к обороне.

***

      Им Мунара сидел, откинувшись на командном кресле. Ниже него на постах следили за мониторами систем Барышника дроиды В1, периодически перебрасываясь короткими сообщениями.
      «Охлаждение… норма».
      «Магнитные поля… норма»
      «Реактор… нагрузка 3%… норма»
      Неймодианец посмотрел на обзорный иллюминатор, за которым искрилось белое нечто гиперпространства. Еще чуть-чуть, и он окажется возле Джеонозиса, подло украденного Республиканскими выскочками.
      Торговая Федерация покажет грязным мерзавцам, желающим задушить в приступе желчной алчности их предприятия. Собственно, с этого и началась война. Республика вынудила их, Торговую Федерацию, начать освободительную войну.
      — Сэр, — дроид подошел к Мунара, — выходим из гиперпространства.
      Им прищурил глаза и оперся локтем на поручень кресла.
      Он испытывал интересный коктейль из азарта и волнения перед первой в его жизни настоящей битвой.
      В следующий момент аморфная белизна гиперпространства резко сменилась чернотой космоса.
      На фоне бесконечности плыла желтая планета, на орбите которой выделялись, как Банта посреди конференц зала, целых две системные заправочные станции.
      У Има «брови» полезли на лоб. Одна из станций была их собственная.
      В следующий миг Мунара испытал просто извержение злости и ненависти к Республике.
      Конченые мерзавцы их обокрали.
      Граф был прав…
      Неймодианец заскрипел зубами.
      — Флот, к бою! — закричал Им.
      — Понял—понял, — закивали дроиды.
      — Сэр, флот противника, — дроид почему-то показывал манипулятором в иллюминатор.
      Его великому флоту из сотни фрегатов и десяти, ДЕСЯТИ линкоров собираются противостоять эти?
      Мунара испытал обиду и омерзение.
      — Уничтожить их!
      — Далеко, Сэр, — тут же ответили машины.
      Им с досадой выдохнул. Начал постукивать ногой по палубе.
      — Еще нельзя стрелять?
      — Пока нет, Сэр.
      Впереди блеснули сотни синих точек. Они стремительно росли в размерах. Через секунду дефлекторы его кораблей стали гасить редкие попадания.
      — Огонь! — завопил Им.
      — Но расстояние, Сэр.
      — Огонь! Огонь!
      Дроиды пожали плечами. Один из них меланхолично нажал на сенсор, и корабли КНС стали выпускать в космос выстрелы бластераных орудий.
      Обоюдный обстрел продолжался больше минуты, но расстояние было слишком большим, потому результат отсутствовал.
      Мунара стал закипать от переполняющего его раздражения. Почему эти глупцы начали стрелять так рано? Они идиоты?
      Н-е-е-ет. Они что-то задумали.
      Им внимательно всмотрелся в силуэты кораблей Республики. Полтора десятка малюток пытались показывать зубки. Тщетно. Но бессмысленно ли?
      Флот противника, выжимая максимум своих возможностей, летел навстречу его флоту.
      Самоубийство. Если не…
      Хахах!
      Мунара рассмеялся. Он раскусил их план.
      Системные станции снабжения. К ним уже пристыковались корабли, захваченные у КНС, и прогревали двигатели. Они пытаются сбежать с имуществом Великой Торговой Федерации.
      Наглость! Подлость!
      Но что еще ожидать от республиканцев.
      И если свою они вряд ли успеют забрать, потому как она слишком далеко, то вот вторую, поменьше, еще можно успеть отбить.
      — Лейтенант, максимальная мощность двигателей! Все вперед! Не дать им увести станции!
      — Понял—понял.
      В следующий миг рывок перегрузки вжал тело неймондианца в кресло.
      Силуэты кораблей врага стали резко приближаться… и они дрогнули!
      Им испытал прилив наслаждения, смотря, как враг стал разворачивать корабли. И очень быстро.
      Такими темпами станция окажется у него в руках.
      Мунара даже не выдержал и несколько раз сжал кулачки.
      — Сэр, — дроид повернулся к нему, — противник готовиться к гиперпрыжку.
      Дальняя станция снабжения рванула в гипер, и Им испытал почти физическую боль.
      — Быстрее! Не дать им забрать вторую! Огонь из всех орудий!
      Звездолеты Республики стали трусливо прыгать в гиперпространство, оставив им и станцию, и планету.
      Мерзость. Республиканская мерзость.
      — Огонь по пристыкованным кораблям! Огонь по их двигателям!
      — Понял—понял.
      Республиканская станция снабжения пыталась огрызаться огнем, но все было тщетно.
Флот Има занял стратегические позиции вокруг станции, перекрывая любые пути для ее бегства.
      Мурана злорадно усмехнулся.
      — Сэр, фиксируе…

      Яркая белая вспышка заставила его прикрыть лицо рукой.

***

      — Сэр, выходим из гиперпространства.
      Виктор отстранено смотрел перед собой. Его мысли витали вокруг судьбы ученицы, оставленной на Джеонозисе. Ему пришлось уводить флот, чтобы тот не сгорел в урагане огня детонации миллиардов тонн топлива. По сути и выбора не было, но на душе было тяжело.
      Или эти чувства Силы?
      Они сделали рывок в один световой год. Он, его флот и станция, приватизированная у КНС.
      Вид гиперпространства в иллюминаторе сменился космосом, и сразу же бросились в глаза оранжевые от перегрева обломки, летающие, словно порывом ветра поднятые пушинки.
      С тяжелым сердцем отойдя от стекла, Виктор подошел к тактическому столу, на проекцию которого выводились результаты сканирования системы.
      Минуту спустя парень печально прикрыл глаза.
      Флот вторженцев удалось уничтожить, но вот цена. Детонация взрыва докатилась до поля обломком на орбите планеты и вытолкнула большой кусок в атмосферу планеты, устроив там астероидный дождь.
      Хоть база, на которой оборонялась Асока, была на другой стороне планеты, и туда должен был донестись сейсмический удар.
      — Капитан, — говорить приказ было страшно, — вызовите на связь… командора Тано.
      Секунда, другая.
      Ответа нет.
      — Аккламаторам на снижение, — безжизненные слова. — Оказать помощь десанту в подавлении восстания.
      После Виктор направился в ангар. Молча забрался в стандартный истребитель ВАР и с ревом движков покинул звездолет.
      Во время полета до атмосферы планеты, во время планирования над желтой пустыней у парня не было мыслей. Он все делал на автомате.
      Что-то пропищал дроид.
      Виктор скосил взгляд на монитор бортового компьютера. Искомая база была совсем рядом.
      Через секунду он своими глазами увидел, во что превратилось укрепление клонов.
      Несколько десятков белых модулей мобильных помещений были организованы в единую систему, которая сейчас почти полностью коптила в небо черными столбами дымов. Вокруг песок усыпан тысячами оставов дроидов, в основном В1, редко В2.
       Виктор заметил несколько десятков тел джеонозийцев. Все же аборигены устроили свое восстание. Отчего-то Поггль не пожелал мириться с властью Республики. Что странно, парень не зверствовал с местным населением. Банальная гордость? Неизвестно.
      Истребитель сел на краю горящей базы, и Виктор молча покинул его.
      Ботинки коснулись раскаленного песка, в нос ударил запах горелого пластика.
      Парень медленно пошел между покореженными конструкциями, переступая дроидов и убитых клонов.
      Он шел так по наитию в самый центр базы, пока не добрался на открытое пространство, заваленное остовами В1. В самом его центре на песке лежало тело тогруты.
      Виктор подошел к ней. Склонил голову и замер. Внутри поселилась холодная пустота.

      — Учи…
      Парень чуть сдвинул голову. Ему показалось, что он слышал ее голос, но это невозможно. Раскаленные нервы от переживаний и бесконечного напряжения смутили разум.
      — Учитель!
      Он вновь прикрыл глаза. Боль стала исполинской волной заполнять все клетки. Очень захотелось что-то уничтожить, разрубить, испепелить.
      Рука парня сама собой коснулась сабера.
      Он выпустил на волю зеленый луч, который издавал сейчас иное гудение, со следами потрескивания, будто чувствуя боль его души.
Виктор посмотрел на луч сабера. Он чуть заметно дрожал.
      — Учитель, нет!
      Да что же это. В голове холодный лед, зрение, как в тумане.
      Парень поднял голову, туда, где ему слышался голос ученицы, но там было лишь туманное марево.
      Морок колебался, пока через него не проступила она.
      Асока стояла перед Виктором с выражением опаски на лице.
      — Почему так получилось?
      — Наконец-то, — она закатила глаза, — а то я думала, контакт потерян.
      — Язва ты, — грустно хмыкнул парень, — даже после смерти.
      — См… — она округлила глаза. — Какой еще смерти?
      Чувствуя, что сходит с ума, Виктор покосился на песок, туда, где лежала Асока. Его ученица там и лежала, но одновременно стояла перед ним.
      — Я Вас еле догнала! Почему Вы меня игнорировали?!
      Виктор с силой закрыл глаза и поднес сжатые кулаки к ушам.
      — Учитель! У… читель, — заметно тише, с опаской в голосе. — Почему от Вас разит… тьмой?
      Тьмой?
      Виктор замер.
      Возможно ли…
      — Асока, что я должен сделать? — простой вопрос, но он поможет понять мотивы вывертов сознания.
      — М-м, учитель… Вы что, серьезно?
      — Да.
      — Ну-у, тогда… перестать вести себя так странно.
      Виктор криво усмехнулся, погасил сабер и сел на песок.
      — Я не вижу никого, кроме тебя, Асока. Это странно.
      — Нам рассказывали наставники… Вы… на границе с темной стороной.
      — Плохой из меня учитель.
      — Не сейчас, — раздраженный голос. — Для начала очистите свой разум.
      — Он и так пуст.
      — Мм, тогда попытайтесь нащупать свет.
      — Я чувствую лишь холод, ученица. И… он тянет меня к себе.
      — Учитель, нет!

Примечание к части

бечено

Глава 11. Другая сторона

      ***
      Асока Тано

      — Учитель, нет! — девочка вытянула руку, будто могла так остановить мужчину, и замерла на половине жеста.
      Парень сидел на песке в окружении тел дроидов и клонов с закрытыми глазами.
      Казалось, что он просто отдыхает, ведь лицо безмятежно. Вот только Асоку морозило. Она будто стояла перед холодильной установкой в душном коридоре, который весь день через закрытые окна запекало солнце. Жара пустыни вокруг и морозный ветер со стороны учителя. Вот только стоял штиль, холод шел через Силу.
      — У...учитель, — ее голос приобрел обреченные ноты.
      Горячее дуновение беспокоило его волосы, шкодливо дергало черную ткань туники.
      Он выглядел нормально, обычно, но он уже не он.
      Она стояла перед своим учителем посреди разгромленного лагеря, не понимая, как ей быть или не желая давать себе повод предположить худшее. Асока никогда прежде не убивала, и мысль, ей придется начать с учителя, вызывала глубинный ужас. Он сковывал нервы, давил на сознание, заставлял метаться мыслями в поисках иного пути.
      Она закусила губу, стараясь болью прогнать смятение. Ответ на все вопросы ей и так известен. Падших нужно побеждать.
      Девочка посмотрела вниз, на свой пояс, где стальной тяжестью висела ее регалия, герб, судьба, последнее и первое оружие. Она медленно, через силу и печальные мысли потянулась к нему, взяла во вспотевшую ладошку рукоять, стянула с пояса. И посмотрела на мужчину.
      В этот момент парень медленно раскрыл глаза, заставив Асоку сжаться под взглядом леденящих желтых глаз.
      — Учитель, почему же… — губы едва слушались.
      Он поймал ее взгляд.
      — У меня получилось, Асока, — спокойные слова.
      — Что? — бесцветный голос тогруты.
      Что значит, получилось? Учитель не в себе.
      — Теперь мне намного легче.
      Парень медленно поднялся. Отряхнул песок с коленей.
      У девочки перехватило дыхание, глаза расширились.
      — Ле... легче?
      Пасть на темную сторону… это легче?!
      Сигнал комлинка заставил Тано дернуться.
      — Да, — Виктор сразу ответил.
      — Сэр, — на голограмме его персонального коммуникатора появилась фигура клона, — мы начали снижение, готовы оказать Вам поддержку, если она потребуется.
      Учитель спокойно поднял голову и пробежался желтыми глазами по разрушенному лагерю. Песок почти всюду заполняли тела павших воинов, в воздухе витал черный смрадный дым и звук треска перегретого металла.
      — Пожалуй, что нет, — мужчина чуть наклонил голову, будто прислушивался к чему-то и продолжил: — Но нам не помешает транспорт.
      — Высылаю, генерал, — кивнул тут же клон.
      Связь завершилась, учитель спрятал прибор в поясной карман и вновь вернул взгляд тогруте.
      — Я вижу, как ты напряжена, — он чуть наклонил вперед голову. — Чувствую твой страх... Асока.
      Девочка чуть отступила назад.
      — Что-то не так?
      Асока нервно усмехнулась. Он издевается?
      — Как сказать, учитель... как сказать, — и посильнее сжала сабер.
      — Нам нужно будет много успеть за сегодня… моя ученица.
      Виктор поднял голову и глубоко вдохнул.
      — Последствия… Их нужно устранить.
      Далеко в небе появилась темная точка. Она стремительно росла, совсем скоро преобразившись в силует LAATi.
      Джедай, не отрывая взгляда от транспорта, решил задать вопрос.
      — Ты ведь со мной?
      Он издевается?
      — Смотря, что Вы собрались делать… учитель.
      — О-о, — будто обрадовался словами тогруты парень, — тут все просто — верну порядок на планету, разобью врага в системе.
      Он повернул к ней голову, сделал два шага, оказавшись на расстоянии удара световым мечом, и проникновенно произнес:
      — Ты ведь не против... мой юный падаван?
      Взгляд желтых глаз просто вымораживал, казалось, именно они источали Силу темной стороны. Асоке потребовалось все самообладание, чтобы не отвести свои.
      Отчетливо послышался рев двигателей LAATi, корабль вынырнул из-за построек за спиной учителя и в резком маневре развернулся бортом, чтобы сесть, поднимая облака из песка и пыли.
      Виктор, не дожидаясь ответа, развернулся и пошел к канонерке, вызвав у девочки волну облегчения. Но она тут же себя одернула.
      — Да что же ты делаешь?!
      Вопрос лишь к себе.
      Асока подняла взгляд на спину учителя. Он почти добрался до LAATi и готовился забраться внутрь. Посмотрела на рукоять меча сжимаемую ладонью.
      — А что мне-то делать? — вопрос самой себе шепотом.
      — Асока, тебе нужно особое предложение? — Виктор схватился за поручень и теперь наблюдал за ней. — Хотя можешь остаться здесь, среди песков и трупов.
      Девочка сделала шаг, два. Потом еще и еще, с каждым разом быстрее, продолжая сжимать меч. В итоге она рывком запрыгнула в трюм канонерки и, нахмурившись, вцепилась в соседний с учителем поручень.
      Предложение остаться ей одной на базе звучало заманчиво, Асоке очень хотелось сейчас быть одной, подальше от взрослого джедая, ступившего на темную сторону Силы.
      Наставники очень красочно рассказывали, настолько агрессивны, безжалостны и кровожадны ситхи, и что в бою с ними могут совладать лишь настоящие джедаи, в которых силен свет.
      В том, что она настоящий джедай, у Асоки таились сомнения. Она только как четыре дня стала падаваном, а до этого все восемь лет юнлингом, из проблем которого выбор, что поесть на ужин.
      — Сила… — прошептала она, — дай мне сил.
      LAATi с ревом оторвалась от песка и устремилась вверх, постепенно набирая высоту.
      Наблюдая за уменьшающимся лагерем, девочка думала о своем решении. Учителя нельзя оставлять без присмотра. Ведь в любой момент он может начать убивать, слететь с катушек…
      На самом деле она искала предлог, оправдание, чтобы выступить против учителя. Мучительно не хотелось сражаться. Ведь итогом должна стать смерть.
      — Доставьте нас на флагман, — голос учителя заставил ее дернуться.
      Какой же он холодный стал.
      Нужно придумать, как его спасти… Вот только их учили слишком слабо. Тянуться к свету? Да что это вообще значит?!
      Асока замотала головой.
      Свет... свет… наставники предлагали использовать убеждение на темных. А если оно не помогало, то… оставался лишь бой.
      Но ведь, возможно, им говорили не все, все же они являлись обычными детьми.
      Может ли магистр Пло или гранд—магистр Йода знать больше?
      Конечно! Других мыслей и быть не может.
      Девочка украдкой глянула на Виктора. Ее учитель спокойно наблюдал через иллюминатор за уходящим горизонтом, полыхающим закатным солнцем.
      Какие же они у него желтые. Б-р-р.
      Нужно поскорее добраться до радиорубки и поговорить с мастером Йодой. А до тех пор не сводить с учителя глаз.
      Не натворил бы он дел.

      Через десять минут они уже заходили на мостик. Там как и всегда стояла рабочая суета, клоны что-то вводили в свои консоли, отдавали команды офицеры. Казалось, что никто из них не заметил притаившейся угрозы, вот только что вошедшей к ним.
      — Капитан, выведите на голограмму расположения наших частей.
      Виктор подошел к тактическому столу и оперся на него руками. Асока же встала сбоку, готовая в любой момент сделать… что-нибудь. Она сама понятия не имела, что будет делать.
      — Так-так, — Виктор рассматривал спроецированные огни, — значит, основной удар местных по нашим силам исходил из этих трех тоннелей.
      Парень повернул голову к стоящему рядом клону.
      — Капитан, сколько наземных сил осталось в строю?
      — Мы потеряли примерно десять тысяч бойцов, Сэр. Основные потери нанесли не дроиды… упавшие обломки, Сэр. Непосредственными попаданиями и ударными волнами уничтожены базы Эхо 7, 5, 3. Также стерт с лица земли дворец местной власти. Там тоже находились наши бойцы.
      — И все же, сколько?
      — Примерно семьдесят тысяч, Сэр.
      — Ясно. Раненных на станцию… — парень чуть поднял голову. — Она, кстати, уцелела?
      — Да, Сэр, — клон подошел ближе к столу. — В момент взрыва медицинская станция находилась на дальней части орбиты.
      — Это хорошо… значит, план прежний, раненных на станцию, — Виктор потратил еще пару секунд на рассматривание голограммы. — Доступные отряды собрать у складов готовой продукции КНС, пусть займутся перепрограммированием дроидов. Как только задействуете основную часть машин, отправляйте их в туннели.
      Асока вся подобралась, нехорошие предчувствия бились в ее виски. Этот ее новый учитель вполне мог приказать нечто опасное.
      —...Приказываю взять под контроль планету. Давно пора… Всех, кто будет сопротивляться, убить.
      Ну вот!
      — Учитель! — Тано вся подобралась.
      Виктор повернул к ней голову, заставив девочку под взглядом желтых глаз сильнее сжать сабер.
      — Ты хочешь что-то дополнить? — спокойный интерес.
      — Да, — смело набычилась она. — Убивать всех нельзя!
      Виктор задумался, взявшись за подбородок, или сделал вид, что задумался. Асоку это серьезно напрягло.
      — Но почему нельзя? — вдруг спросил он.
      — Как… почему? — Тано всерьез удивилась. — Безоружных нельзя убивать. Так не поступают джедаи.
      — Разве мы говорили про безоружных? Капитан?
      — Никак нет, Сэр.
      Девочка посмотрела на клона, как на предателя. Удар получился с неожиданной стороны.
      Виктор не замедлил продолжить свою речь.
      — Мы говорили про всех.
      Асока похолодела, даже клон перевел на своего генерала подозрительный взгляд.
      — Я думаю… — осторожно начал клон, — что это лишнее, мой генерал.
      — Тогда Ваши предложения.
      — Мы возьмем все доступные силы дроидов и с их помощью получим контроль над разветвленной сетью туннелей. Трудные очаги сопротивления можно подавить силами нашего десанта. Но… устранять рационально только тех, кто оказывает вооруженное сопротивление. Остальных можно взять с помощью бластеров в шоковом режиме.
      — И все же почему? Устранив несогласных, мы обеспечим порядок на планете. Это достаточно удобно.
      — Есть высокий риск, Сэр, что местное население воспримет этот жест неправильно, — клон едва заметно поморщился. — Возможно, начнется массовый бунт. В сегодняшнем нападении участвовали всего три сотни из джеонозианцев. А может подняться восстание из двух миллиардов... Сэр.
      — Действительно проблемно. Хорошо, капитан. Ваши корректировки принимаются.
      Учитель еще раз прошелся взглядом желтых глаз по голограмме. Каждый раз, смотря в них, Асоке хотелось активировать сабер, но в то же время страшно начинать первой. Потому она ждала серьезный повод, что снял бы все ограничения… либо связи с магистром Йодой, его совет мог все упростить.
      — Капитан, можете дать оценку, сколько нужно времени на развертывание дроидов?
      — Там двести тридцать складов, — сверился со своими данными офицер, — при наших возможностях не меньше суток.
      — Значит, — в голосе джедая появились задумчивые нотки, — есть время разобраться с планетарным руководством. Капитан, организуйте встречу ответственных лиц со стороны джеонозианцев на нашей базе… Альфа два подойдет.
      — Будет исполнено, Сэр.
      — Есть что-нибудь, что я должен знать? — взгляд желтых глаз обратился к клону.
      — Да, Сэр. Все еще актуальна угроза нападения на Набу. Части сил дроидов пока что находится в системе Фарстин, но это не надолго.
      — К чему Вы это?
      — Нужны решительные действия, чтобы защитить планету Республики.
      — Разве у нас есть на это силы? Там больше сотни фрегатов и три линкора… хотя, в самом деле, почему бездействуем? — парень сдвинул голову, чтобы видеть офицеров связи. — Ребят, свяжитесь с разведкой во вражеских системах, мне нужны актуальные данные по расположению сил противника.
      — Да, Сэр, — вразнобой ответили клоны.
      Голограмма спустя минуту сменилась обновленными данными, привлекая внимания Виктора.
      — Так, так, так… — забарабанил он пальцами по пластику и спустя секунду обрадованно обратился: — Капитан, выделите все доступные нам фрегаты КНС для экспроприации ценностей этой самой КНС.
      — Что Вы задумали, Сэр?
      — Отправим наших перевертышей в гости, взять в долг немного кораблей… Оснастите их силы астромеханиками, а им загрузите программы взлома. Если они справятся, у нас будут еще пятьдесят фрегатов.
      Клон недоверчиво осмотрел голограмму, чуть шевеля губами.
      — Мм, Сэр, это все силы противника, кроме Мустафара. Не слишком ли это…
      — Самонадеянно? — помог Виктор.
      — Дерзко, — сухо ответил клон.
      — Да нет, как раз нормально, — как-то нехорошо улыбнулся учитель. — Будет, чем заняться нашим друзьям.
      Асока надула щеки от напряжения в попытке разобраться, зло сейчас творится или это в пределах нормы. Еще она заметила, что стала уставать находиться в постоянной бдительности.
      — Сколько понадобится времени на все?
      — Примерно сутки, Сэр. Если до системы Арбра дроиды доберутся за три часа, то вот Тритон слишком далеко.
      — Хм, с этим ясно, — парень забарабанил пальцами по столу. — А как долго будут собираться для переговоров местные?
      — Не могу знать, Сэр.
      — Ладно... тогда я спать. Как только соберете этих… — он изобразил нечто рукой, — сообщите на комлинк.
      Виктор устало размял плечи и пошел на выход с мостика, провожаемый напряженным взглядом Асоки.
      Как только учитель скрылся за дверью, девочка вздохнула и повернулась голову к капитану.
      — Вам он не кажеться странным? — хотелось поддержки со стороны.
      — Странным? — клон сдвинул брови, показывая попытку понять, о чем речь.
      — Ну… — Асока замялась с ответом, подумала с пару секунд и махнула рукой, — ладно, забудьте.
      Пребывая в думах о своем положении, она бродила взглядом по мостику. Вокруг было полно разумных, бойцов, мужчин, вот только никто не мог ей помочь. Клоны просто не видели разницы, кто перед ними, вернее, они знали, что рядом их генерал, ему и нужно подчиняться. Никто не станет ей помогать с этим вопросом.
      Ее охватило чувство одиночества.
      Зябко дернув плечами, она направилась в радиорубку. Следовало как можно скорее расспросить магистра Йоду, как быть с учителем.
      Находясь уже перед голопроектором, палец Асоки замер над сенсором вызова.
      Внезапно она поняла, что чуть не подставила собственного учителя насмерть. Ведь если выхода для него нет, и магистр это знает, он прикажет убить его или… пришлет кого.
      Совсем погрустнев, она медленно опустила руку, плечи и голову. Подошла к стене и стала слегка стучаться о нее головой.
      — Думай… думай, нужно что-то придумать, — бубнила Асока.
      Сейчас еще не случилось ничего бесповоротного, ее учитель пока не превратился в мясника, но чувства жути через Силу нагонял уверенно. Из-за этого сомнения в темности, наполняющей его энергии, отсутствовали. Тогда что делать? Как его вернуть к Свету? Поговорить? Но она не знает, какие нужны слова…
      Девочка вновь посмотрела на голопроектор.
      Магистр Йода мудрый и старый джедай, должен знать, что делать. Нужно только суметь правильно подобрать слова и спросить осторожно.
      Тано сначала нерешительно, потом уже, разозлившись, подбежала к проектору и нажала сенсор вызова.
      Через минуты томительных мучений и переживаний, что сказать, голопроектор зажегся светом.

      — Магистр Йода, — на голограмме проецировалась фигура зеленого магистра, — доброго дня.
      — Доброго, юный падаван, — хитро улыбнулся старый джедай.
      — Мм, магистр у меня вопрос.
      — Иначе и не могло быть. Про меня вспоминают лишь когда нужно что.
      Девочка почувствовала вину. Совсем немного.
      — Не хмурься и не слушай бредни старика, юный падаван. Что за вопрос у тебя?
      — Я… м-м, мне стало интересно, как можно вернуть с темной стороны джедая, — у Асоки забегал взгляд по сторонам и вниз, она вдруг поняла, что сказала, и затараторила: — Просто сейчас идет война, и… случиться может всякое.
      — Хм-м. О хорошо знакомом человеке ты говоришь, — у Асоки похолодела спина, Йода все понял, ну конечно он все понял — это же Йода. — Учитель твой пал на темную сторону?
      Врать совершенно невозможно. Асока так не умела, потому девочка обреченно кивнула.
      — Хм-м, — Йода надолго задумался. — Печальна весть твоя. Война принесла нам испытание и силы воли, и твердости убеждений наших. М-м да.
      Йода вновь замолчал, все глубже погружаясь в свои мысли.
      — Магистр, — голос Асоки печален, — что мне делать?
      — Где сейчас учитель твой? — приоткрыл один глаз Йода.
      — Пошел в свою каюту, магистр. Мы четвертый день почти без сна, почти все время идет сражение в системе. Вы бы видели, сколько здесь кораблей полегло…
      — Не глубоко нырнул во тьму твой учитель, юный падаван. Надежда есть.
      Девочка поежилась, вспоминая глаза учителя.
      — Да как сказать...
      — Не сомневайся, иначе вы бы уже мечи скрестили, — Йода вновь замолчал.
      Такие длительные паузы в речи магистра Асоку, как обычно, начинали раздражать.
      Она вся тут распереживалась, страдает, а магистр… витает в облаках!
      Тано сильнее сжала край стола. Нужно держать себя в руках.
      — Магистр…
      — Оградить от мира нужно учителя твоего. Ради его пользы, падаван.
      Асока нервно дернула плечом. На фоне той жары, что творится в системе уже четвертые сутки, такое маловероятно, вернее, она просто не представляла, как самой справляться с возможными угрозами, да еще за учителем смотреть.
      — Простите, магистр, боюсь, я не справлюсь.
      — Что так? Клонов призови в помощь.
      — Мастер готовит атаку на Набу.
      — Набу-у, — Йода задумался. — А что с Набу случилось?
      — Туда вскоре прибудет флот сепаратистов в размере сотни кораблей.
      Зеленый магистр заметно изменился, в его лице появились отрешенные черты.
      — Неожиданная новость твоя. Как скоро?
      — Примерно сутки, может, меньше, — пожала она плечами. — Сил для поддержки вокруг нет. Никто не успеет им помочь… кроме нас, — и поспешила вскинуться. — Но и у нас сил немного. Учитель сейчас ищет резервы, где только возможно… Будет еще один очень трудный бой, магистр.
      — Хотя бы предупредить мы можем их. Набу — Республики планета.
      — Мы только узнали об этом… — понурилась Асока, — не могли предупредить раньше.
      Вновь задумчивое молчание.
      — Предупрежу сам их… Да… А к тебе пошлю джедаев в помощь, — Йода невесел, он часто замолкал, погружаясь в себя, — до тех пор присмотри за учителем своим.
      — Как скоро… будет помощь?
      — М-м, чуть больше суток, юный падаван.

      Их разговор завершился, и Асока покинула радиорубку, молча прошла мимо занятых делом клонов и, погруженная в мысли, спустилась на жилые палубы. Ее вела Сила, вернее, чувство источника холода.
      Через несколько поворотов и длинный полупустой коридор тогрута дошла до каюты учителя. Остановилась перед автоматической дверью и стала просто смотреть на сталь.

      Асока проснулась от шипения автоматической двери. Девочка пару секунд не могла понять, где находится, пока ее взгляд не упал на выходящего из помещения человека. Высокий, облаченный в черную робу рыцаря джедай, что видно по саберу на его поясе. Учитель.
      Холод прошелся по ее чувствам, заставив поежиться. За уходящим по коридору учителем нужно идти, потому девочка с усилием поднялась. Из-за неудобной позы, в которой она, не заметив как, уснула, тело сильно затекло.
      Повертя, разминая шею, головой, она догнала Виктора и пристроилась сзади, после чего шла, непроизвольно постоянно касаясь рукой пояса, на котором висел ее сабер.

      В ангаре их встретила женщина-человек в своем шикарном белом костюме, стоящая возле LAATi. Учитель нанял ее, чтобы помочь клонам, что она и сделала, притащив с собой целую станцию с кучей врачей.
      — Мистер Лост, — она сдержанно кивнула, вообще Асоку она напрягала, уж очень походила по степени проявлению эмоций на дроида, плохая ассоциация. — Я подготовила документы для планетарного руководства.
      И голос такой же… лишенный эмоций.
      Виктор, когда оказался рядом с ней по пути к транспорту, протянул руку и получил в нее диск. Уже после того, как забрался в LAATi, вставил его в комлинк и принялся листать проецируемую голограмму с текстом, смотря на нее своими желтыми буркалами!
      Асока запрыгнула следом за учителем, но вот у Рилл возникли затруднения.
      — Вы не летите с нами? — не отрываясь от чтения, спросил Виктор.
      — Кхм, — женщина в белом костюме красноречиво посмотрела на высокий порог транспорта, и Асока все поняла. Слишком облегающая длинная юбка. Ох уж эти гражданские…
      Девочка посмотрела на занятого делом Виктора, потом на Рилл и поняла, что от учителя действий не дождется.
      Вздохнув, она помогла наемнице подняться.

      Транспорт доставил их на мобильную базу клонов, стоящую посреди застывших волн песков. Пустыня как пустыня, такая же, как на всей планете. Жара, солнце, горячий ветер и… черные дымы у горизонта. Много дымов, последствия недавнего взрыва. Знатно же шандарахнула заправочная станция, что энергия ее взрыва сюда долетела.
      Из LAATi они попали на ровную площадку со множеством проходов через лес белых палаток. Судя по направлению движения учителя, их цель — самая большая, в метрах ста по прямой.
      Учитель все время молчал, изучая голограмму с текстом, эта Рилл тоже молчала, похоже, все свое внимание уделяя вестибулярному аппарату, чтобы на шпильках по песку не свалиться.
      Асока тихо вздохнула. Гражданские…
      Внутри палатки стоял большой импровизированный стол из коробок от припасов и несколько складных стульев, на которых сидели пятеро угрюмых джеонозианцев.
      — Доброго дня, господа, — присаживаясь напротив, произнес учитель.
      Асока решила не садиться, а встать за его спиной. На всякий случай. А вот Рилл села рядом.
      — Мы собрались сегодня, чтобы обсудить способы спасти ваше достояние, — продолжал учитель, своими словами вызвал настоящие изумление.
      — Но позвольте, — средний из пятерки возмущенно вскинулся, — Республика почти уничтожила наши заводы! Ваши действия привели к катаклизму, из-за которого половина туннелей обрушилась! Наш лидер погиб! — он стукнул кулачком по коробке. — У нас много пострадавших… А Вы о нашем спасении!
      — Трагедия, из—за которой столько печальных последствий, вина КНС, — неожиданно спокойно ответил Виктор. На самом деле Асока серьезно напряглась, ожидая в любой момент, что ее учитель начнет… что-нибудь такое… ситхское.
      — Пострадавшим должна быть оказана помощь, мы направили дроидов в туннели, чтобы они оценили ущерб, помогли навести порядок.
      — Какая щедрость с Вашей стороны, — желчно и злобно ответил другой джеонозианец.
      — Это так. Республика заботится о своих гражданах, — не замечая тона, кивнул учитель. — Но иногда эта забота превышает необходимый уровень.
      Оценивая озадаченные лица, Виктор выждал время, прежде чем продолжить.
      — Я здесь, чтобы поставить вас в известность. Через два дня сюда прибудет подкрепление из центральных миров, а вместе с ними и чиновники Республики. Думаю, вы понимаете, что ждет индустрию Джеонозиса.
      На лица местных опустилась грозовая туча. Асока даже поежилась от обилия негатива в Силе, что выделялся даже на фоне эманаций темной стороны. Видимо, разумные очень хорошо представляли, кто такие чиновники Республики, и что ждет их планету после прибытия их сюда.
      Через минуту джеонозианцы переглянулись с мрачной решимостью. Похоже, будет новая война.
      Учитель, учитель, что же ты делаешь?
      Девочка посмотрела ему в затылок, пытаясь понять, специально ли он провоцирует их. Может, желает бойни? Не пора ли вмешаться?
      — Но есть и альтернатива, — выждав, чтобы “созрели” собеседники, продолжил Виктор. — Рядом со мной очень молодой, но не по годам опытный специалист. У нее, видя ваше тяжелое положение, появилось некое предложение… оно должно помочь вам. Элен.
      Женщина достала из кармана пиджака тонкий и очень стильный голопроектор. Положив его на шершавый пластик коробки, активировала.
      — Уважаемые лидеры народа Джеонозиса, мое имя Элен Рилл, и я с полной ответственностью заявляю, что у меня достаточно опыта для решения кризисной ситуации. Я в экстренном порядке подготовила ряд мер по спасению промышленности посредством перевода ее в новую и зарегистрированную в республиканском реестре компанию. Ваши производства будут защищены законом Республики.
      — Какие условия? — проявил заинтересованность самый главный джеонозианец.
      — Генерал Лост настаивал на выделении вам наиболее крупной доли. Исходя из рациональности распределения ресурсов и интересов Джеонозиса, пожеланий генерала и соображений максимально прозрачности формирования уставного капитала вновь создаваемой компании, Джеонозис получит семьдесят процентов, пятнадцать уйдут генералу Лосту как представителю Ордена и Власти Республики, еще пятнадцать генеральному директору.
      Джеонозианцы, хоть и мрачно, обреченно, но понимающе ухмыльнулись. Теперь им стали понятны мысли и мотивы республиканцев, и подобные сделки для них знакомы, как кровь в их жилах.
      — Как я понимаю — это наш единственный шанс?
      — Нет, — качнул головой Виктор. — Вы вполне можете отказаться, но должны помнить, последствия будут… плачевны.
      — Значит, выбора нет, — заскрипел зубами старший.

      — Хорошо получилось, — заметил учитель, посмотрев на Асоку.
      Девочка нахмурилась, рассматривая в иллюминатор удаляющуюся поверхность планеты. Все эти разговоры об акциях и выгодах ей мало понятны. Более того, не пристало джедаю искать выгод, потому как выгоды есть алчность, что на тёмную сторону ведет.
      Тано покосилась на учителя и заметила блеск его желтых глаз.
      Ах, да. Некоторые уже там.
      Хоть не бросается на живых.
      Девочка вздохнула. Магистр Йода обещал помощь, скорее бы.
      — Сегодня день рождения Джеонозис Спейс Технолоджи, — заметила Рилл, что пыталась удерживать невозмутимое выражение на лице, но через силу Асока вполне ощущала ее довольствие, правда, с частичкой печали. — По капитализации мы на третьем месте после Рендили Стар Драйв.
      — Элен, — женщина обратила внимание на Виктора, — инициируйте перенастройку промышленности для производства оборудования и тяжелой техники.
      — Мистер Лост, если позволите совет, лучше закупить оборудование. Это дешевле.
      — У нашей компании будет иная стратегия.

      — Сэр, — пилот обратился через внутреннюю связь, — мы получили сообщение с флагмана. Диверсионные отряды достигли систем противника.
      — Началось, — прищурившись, прошептал Виктор. — Я понял Вас, — ответ пилоту.

      Асока вновь шла за ходячим морозильником по коридорам Венатора, чтобы вновь оказаться на мостике.
      По дороге потерялась Рилл, которой что-то понадобилось на медицинской станции. Без ее сомнительной компании Тано осталась наедине с учителем и теперь ярче испытывала напряжение.
      Постоянное ожидание какой-нибудь гадости со стороны учителя очень утомляло.
      Девочка чувствовала, как ломит виски, вспотевшие ладошки норовили соскользнуть с рукоятки сабера, если будет нужно, потому она периодически вытирала их о штаны.
      Лифт доставил их на палубу с коридором к мостику. Еще пол минуты, и они оказались среди занятых делом клонов.
      Чувство близости к клонам принесло немного облегчения. Хоть и пользы от них, случись что, никакой не будет, но стало легче.
      — Капитан, что там у наших железок?
      Учитель пребывал в приподнятом настроении, что вызывало у Тано нехорошие предчувствия.
      — Дроиды сумели проникнуть в пять из восьми гарнизонов планет, Сэр.
      — Остальные что, еще не успели? — удивился он, вставая рядом с клоном. — Вроде времени достаточно.
      — Им оказали сопротивление. Боюсь, КНС уже начала принимать меры, чтобы отсеять перепрограммированных дроидов, Сэр.
      Какие же они все таки одинаковые. Асока смотрела на лица клонов и пыталась найти хоть что-то, отличающие их друг от друга. И эта игра давала плоды. Отличия находились, правда, всегда малозаметные.
      — Гадские твари!
      Девочка дернулась от возмущения в Силе. Схватилась за сабер.
      — Асока, не нервируй меня, — не поворачиваясь к ней, жгуче произнес Виктор. — Руку убрала!
      Он чуть поднял голову и перевел взгляд к ней.
      Тано помедлила, но руку опустила. Кидаться он на нее не кидается, и провоцировать на это не хочется, ведь магистр Йода уже послал ей помощь. Нужно только подождать. Вот когда они вытащат учителя на светлую сторону… Асока пообещала себе как следует поколотить его. Уж она оттянется. Он будет страдать.
      Девочка одернула себя. Мысли являлись неподобающими для джедая.
      Ее глаза раскрылись шире, дыхание участилось. Опасная догадка, что с ней, вызывала плохие мысли.
      Йода, скорее присылай своих!
      — Капитан, — снова голос учителя, — сколько кораблей удалось реквизировать?
      — Пятьдесят три фрегата, Сэр.
      — А что противник, уже на Набу?
      — Флот КНС час назад прыгнул в гиперпространство. Мы ожидаем его прибытие к планете через два часа.
      — Пусть отправляются в систему Фарстин. Мы прыгаем следом, уже там перельем им часть топлива. Для этих целей можно использовать конфискованные танкеры.
      — Будет сделано, Сэр.
      Тогрута повернула голову к обзорному иллюминатору, за которым раскинулась бесконечная бездна космоса. Где-то там летит через пространство Набу, не готовая сражаться с ордой железок. Огонь и боль вскоре там начнутся, ведь не успеют они с учителем к началу сражения. Слишком далеко.

      ***
      Корусант.
      — Госпожа сенатор, — в роскошную комнату с видом на город вошел Бэйл Органа, — печальные вести с фронта.
      Падме встала из-за декоративного столика, ее глаза испуганно расширились.
      — Энакин?
      — Э-м, — мужчина сбился с шага, замерев в центре комнаты. — Скайуокер? Джедай? — он пытался понять суть вопроса бывшей королевы. — Нет, вести с вашей родины. На Набу вскоре нападут КНС.
      — Что? — девушка прикрыла рот ладошкой. — Но… почему? Мы ведь…
      — Война. Именно из-за таких моментов я решительно выступаю за дипломатическое урегулирование.
      Бейл зло сжал кулаки.
      — Но сенат сошел с ума! Они все согласны проливать кровь!
      — А как же Набу? Им уже послали на помощь?
      — Я узнал о скором нападении через канал в штабе армии. Вас должны совсем скоро также оповестить. Что касается помощи, — Органа помедлил с ответом, явно подбирая слова, — джедаи делают, что могут, Падме. К Набу уже направлен флот с Джеонозиса, но их мало. Боюсь, война коснется вашего народа.
      Амидала с минуту стояла с бледным лицом. Потом ее лицо стало медленно собираться, подбородок приподнялся, и девушка четко произнесла:
      — Если моему народу не может помочь оружие, то поможет дипломатия.
      — Что вы собираетесь делать? — насторожился Бэйл. — Уж не…
      — Да. Я немедленно отправляюсь на родину.

Примечание к части

бечено

Глава 12. Пылающая планета

      — Когда мы будем на месте? — Падме в десятый раз зашла в кабину пилотов.
      Мужчины за рулевым управлением переглянулись со страдальческими выражениями на лице.
      — Госпожа сенатор, две минуты до выхода из гиперпространства, — сдержанно ответил капитан корвета. Кто бы знал, что ему стоило себя ограничивать в проявлении негатива. Молодая сенаторша мало того, что вырвала их с отдыха, заставила лететь на самый край среднего кольца, так еще забыла упомянуть, что на цель маршрута, планету Набу, вскоре должны напасть сепаратисты. Блеск.
      Амидала нахмурилась сильнее прежнего и резко развернулась к выходу, но тут же замерла, посмотрела на свободное кресло и с недовольным видом села на него.
      Скрестив руки под грудью, она стала постукивать пальцем по предплечью, выражая крайнюю степень нетерпения.
      Из-за этого и не только пилоты начинали нервничать. Все же выходить придется в плотном соприкосновении с агрессивно настроенным флотом. Конечно, они сенаторский корвет, и нападения на него неприемлемо и даже более того — невозможно. Но… все же нечто тревожное витало вокруг, заставляя мужчин крепче сжимать штурвалы.
      — Минута до выхода, — сухо бросил второй пилот, поправляя плечи и чуть заваливаясь на штурвал, словно готовясь в любой момент к неожиданным маневрам.
      Амидала напряженно уставилась в иллюминатор очень желая увидеть не белизну гиперпространства, а ее родину. Она уже решила, что не отступит назад и добьется прекращения агрессии.
      С самого утра понедельника, как ее вытащили с арены на пустынной планете, и по сегодняшний день вокруг творилось настоящее безумие. Война! Торговые конгломераты, банковские союзы, они, преследуя свои эгоистические цели, решили начать нести смерть, чтобы обратить в страх души народа Республики, предать огню принципы демократии и заставить всех следовать их воле!
      Безумие!
      Падме сильно сжала кулачки и чуть опустила веки, выражая крайнюю степень презрения к глупцам, ослепленным алчностью. Они просто не ведают, что творят!
      — Выходим из гиперпространства, мэм, — сообщил капитан.
      Жгучая волна прошлась по ее телу, вызывая мелкое покалывание в пальцах, к голове подступила тяжесть, а руки в момент вспотели. Амидала вся сжалась, как пружина, переполняясь тревогой и страхом за Набу.
      — Хоть бы успеть.
      В следующий момент девушка побледнела. Раскрыв рот и широко распахнув глаза, она смотрела на то, как десятки кораблей с орбиты поливают ее родину красными росчерками турболазерной смерти. Заряды утопали в голубой атмосфере и врезались в плодородную землю, в города, сады и озера. Поверхность пылала огнем, в воздух, даже с такого огромного расстояния заметно, как поднимаются гигантские черные клубы.
      Не... невозможно. Так не ведут себя разумные…
      — К...Капитан! — голос девушки звенел. — Выйдите на связь с командиром флота!
      — ... — видимо, мужчина также находился под впечатлением. — Да, мэм.
      Секунда, другая.
      Ответа нет.
      — Капитан, что случилось?! — Падме вскочила с кресла и встала за спиной мужчины. — Почему нет связи?
      — Никто не отвечает, мэм, — напряженно ответил он, чувствуя нечто нехорошее в этом факте.
      — Возможно, нас не заметили, — Амидала вцепилась в кресло пилота побелевшими пальцами. — Подлетите ближе!
      — Мэм, не думаю..
      — Ближе! — в глазах Падме отражались пламенные отблески пожарищ планеты.
      Корвет стал набирать скорость и уже через минуту подобрался вплотную к построению фрегатов КНС. Щедрости в десяток раз превосходили размерами консульский CR—90, они угрожающе нависали своими корпусами, настолько, что вместе с постоянными залпами батарей орудий нагоняли на пилотов жуть.
      — Говорит сенатор галактической Республики Падме Амидала, — девушка грубо зажала побелевшим пальцем сенсор связи, — требую немедленного начала переговоров и прекращения огня! Повторяю…
      Немыслимо, но через десяток секунд обстрел стих. Десятки кораблей зависли на орбите, уставившись сотнями орудий в мирную планету.
      Пилоты недоверчиво переглянулись. Решительно не верилось, что у взбалмошной девушки получилось остановить агрессора.
      Капитан нахмурился, ситуация несмотря на прекращение обстрела выглядела еще опаснее. Мужчина кожей чувствовал прикованное к ним внимание тысяч бездушных машин. И это внимание ему, мягко говоря, не нравилось. Он непроизвольно представлял себя блохой под лупой энтомолога. Такое было впечатление. Сейчас ученый заинтересованно и изумленно смотрит на тебя, а в следующий миг… брезгливо прихлопывает ладошкой.
      Бортовой голопроектор спроецировал тело неймодианца.
      — Мое имя Дир Потта, командующий флотом Конфедерации Независимых Систем, чем могу помочь?
      Наносная вежливость инопланетянина не могла скрыть полного безразличия во взгляде черных глаз. Но Падме этого не видела.
      — Мое имя Падме Амидала, сенатор галактической Республики. Я требую немедленного прекращения эскалации конфликта и начала мирных переговоров.
      Дир изобразил некое замешательство словами девушки.
      — О чем Вы говорите, уважаемый сенатор?
      — Флот КНС должен немедленно покинуть систему Набу!
      — Но на каких основаниях?
      — На… — Падме даже осеклась от формулировки. Люди гибнут! А он “какие основания”!
      — На основании негуманности агрессии и насилия. Это нарушает принципы демократических прав граждан Республики!
      — КНС уважает принципы демократии, — кивнул Потта.
      Девушка едва заметно выдохнула.
      — Если права наших граждан будут ущемлены, мы примем меры.
      — Что?
      — Госпожа сенатор… КНС и Республика в состоянии войны. Мы разные государства. В системе Набу идет военная операция по взятию планеты.
      — Планета может сдаться!
      — Мы не получали предложений о сдаче, — деланно огорчился Дир.
      Он не стал упоминать, что первый удар его флота достался дворцу и системам коммуникации, чтобы осаждаемая планета не смогла вызвать помощь.
      — Этого не может быть!
      — Но это так, сенатор. А теперь, если позволите…
      — Нет!
      — Но… у меня миссия, сенатор. Вы делаете свою работу, я свою.
      — Я инициирую начало переговоров со стороны планетарного правительства Набу, — набычилась Падме.
      — Сожалею, сенатор, но, как Вам известно, на такое имеет право один из министров или королева. От них запроса не было. А теперь, простите, мне нужно закончить начатое.
      Связь резко оборвалась, оставив ошарашенную Падме замершей перед приборной панелью.
      — Н... нет… Да что за бред! — девушка вперила яростный взгляд в командира корабля. — Капитан, вызовите их еще раз!
      — Госпожа сенатор, быть может лучше…
      В этот момент корабли КНС открыли огонь.
      — Вызывай!
      Мужчина неохотно нажал на сенсор.
      — Не отвечают, мэм, — спустя минуту.
      Красный турбобластерный дождь вновь орошал планету.
      — А-а-ахр, — девушка разъяренно вскинулась, сжав до скрипа кулаки. — НЕТ!
      Амидала смотрела на гибнущую Набу с болью в сердце и недоверием, что это не страшный сон.
      Полыхнуло ярким пламенем. Кажется, это были склады космопорта, а рядом ведь жилые кварталы...
      — Открыть по ним огонь! У нас же есть оружие! Выполнять!
      — Мэм, это бессмысленно, — капитан намерен стоять тут до конца. Сенатор превысила все границы допустимого, теперь только безрассудство, ведущее к смерти.
      Не видя хоть малейшей поддержки, либо признака к подчинению ее взгляд затуманился. Она очень медленно отвернулась от мужчин. Ее взгляд упал на боковую дублирующую панель управления. В следующий момент она активировала вооружение. На все у нее ушло секунды, пилоты не успели даже понять, что произошло, как турели корвета стали поливать огнем ближайший фрегат.
      В безмолвном ступоре пилоты повернули головы к девушке с единственным выражением на лице. Ужас.
      Ближайший фрегат перестал вести огонь по планете. Его орудия без промедления повернулись к консульскому корвету и открыли ответный огонь.
      Первые попадания пришлись по дифлекторному щиту, сгоняя оцепенение с пилотов.
      — Маневр уклонения! — до срыва голоса заорал капитан.
      — Нет! — Падме дернулась, будто желая остановить пилотов.
      Второй пилот замешкался.
      — Не слушай ее, она не в себе! Отсечка двести, до запуска гипердвигателя, пять, четыре…
      Корвет стал стремительно разворачиваться носом к прорехе в построении флота и все это под градом обстрела и периодических попаданий.
      Неожиданно корабль сильно тряхнуло, рой искр и дым брызнул из приборной панели, взревела корабельная тревога.
      — Попадание, правый двигатель! Щиты на нуле! — второй пилот судорожно водил пальцами по сенсорам. — Выход на гиперскорость невозможен!
      — Давай к планете! — капитан бросил корвет в штопор, уходя от очередной порции бластерных ботов.
      Флот КНС, будто слон, очнувшийся от укуса пчелы, пришел в движение. Корабли стали смещаться в желании перекрыть пути отхода наглецу. Уже десятки фрегатов стали вести огонь.
      CR—90 уходил в глубокие развороты, закручивал между фрегатами петли, делал бочки проскальзывая, как уж в щель между ударов огня, но все равно каждый десяток секунд вздрагивал от попаданий. В отчаянном порыве выжить продолжал маневрировать.
      — Всю мощность на левый двигатель! — корвет выскочил из клешней трех фрегатов и теперь видел выход из капкана сепаратистского флота. Чернота открытого космоса манила спасительностью бездны.
      У командующего флотом КНС имелось иное мнение. Фрегаты стремительно меняли построение в порыве наконец покарать мерзавца.
      — Давай! — это единственный шанс уйти, капитан не собирался его терять.
      Но в этот момент в обзорных иллюминаторах стал медленно и неотвратимо вырастать звездолет. Корпус фрегата заполнил все видимое пространство вместе с осознанием конца для корвета. Залп двух десятков орудий в упор — это смерть для малютки CR—90.
      — Сила… — выдохнул капитан.
      Забыв даже дышать и без этого бледные, как мел, пилоты замерли, подобно мыши перед тигром.
      — В… вправо… — капитан едва говорил. — Вправо давай! Сейчас!
      Будто скинув наваждение, корвет резво вильнул в сторону, и залп фрегата прошел большей частью мимо.
      — Мы потеряли левый двигатель! — второй пилот сцепил до боли челюсти, помогая по инерции поднырнуть корвету под еще один корабль КНС. — Нам хана, кэп.
      — Вспомогательные в перегрев! Сделаем рывок! У нас получиться, Крат.
      CR—90 дернуло, вжимая пилотов в кресла. Капитан превзошел все свои навыки пилотирования в этом последнем рывке. Он сделал невозможное и победил. Его звездолет, подобно пущенной через кустарник стреле, сумел вырваться.
      Теперь выстрелы фрегатов летели им в корму.
      — Резервный гиперпривод! — скомандовал капитан.
      Однако реальность внесла свои коррективы. Из гиперпространства прямо по курсу корвета вырвалась армада из полсотни Щедростей КНС. Они появились настолько близко, что чудом не врезались в осаждающий флот.
      Лучше бы врезались.
      Капитан с ненавистью глянул на приближающуюся смерть. Это его конец, и мужчина неожиданно для себя захотел его встретить, гордо смотря вперед. Сейчас весь его путь к должности капитана консульского корвета, проложенный через подхалимство и взятки ради почетного и не пыльного места, казался мерзким и пустым. Должность, почет и престиж... Кто же знал...
      Боевые рубки фрегатов сверкнули красным, и лавина огня метнулась в их сторону.
      Капитан до боли в скулах сцепил челюсти, все, чтобы не заорать от ужаса, чтобы не отвести взгляд. Он ошарашенно замер, когда враг промахнулся. Более того, прибывшая эскадра попала по своим. Слаженный залп турбобластерного огня в единый момент разорвал в клочья три самых крайних фрегата.
      Скорострельность у Щедростей была стандартная, семьдесят выстрелов в минуту, и, этот флот использовал ее на максимум. Лавины выстрелов превращались в волны красного огня, что разбивались о корабли осаждающего флота.
      — Это наш шанс! — вырвался из оцепенения увиденным капитан. — Давай к поверхности.
      При поддержке второго пилота, переключающего все доступные мощности корвета на двигатели, они летели сквозь ураган ближнего космического боя. Вокруг их израненного малютки корвета в залпах разлетались на части звездолеты, беспорядочно метались красные бластерные росчерки, своей плотностью перерастая в настоящую метель.
      Взрывы, обломки, огонь, медленно отлетающие раскуроченные половины звездолетов, снова взрывы и огонь.
      — Сила, да что же это! — второй пилот в отчаянии молотил по приборам.
      — Еще немного! — капитан направил корвет под острым углом и провел его через два столкнувшихся фрегата, которые на глазах превращались в облако смертоносной неконтролируемой стали.
      Впереди простиралась поверхность планеты, в которую все еще летели бластерные залпы промахнувшихся кораблей, и часть из них попадали в...
      — Только бы нас не заметили.
      Три линейных корабля сепаратистов, находясь под плотным обстрелом, разворачивались к месту баталии. Самое противное, они летели прямо по курсу, и их корвет слишком пострадал двигателями, чтобы скорректировать курс.
      Кругом настоящее турбобластерное пекло огня орудий звездолетов, идущего в упор. Приборы корвета вопят о неисправностях всех систем. Нет ни шанса свернуть. Это просто чудо, что их до сих пор походу не пережгли в дюросталевые брызги.
      В следующий момент хлопнувший впечатлений капитан, разинув рот, наблюдал, как из гиперпространства в жалких километрах от них вынырнули исполины звездных разрушителей. Республиканский флот!
      Полуторакилометровые гиганты падали сверху на строй кораблей КНС и… делали это слишком быстро. Самый ближний к ним своим корпусом на половину закрыл вид на планету, без тени сомнений опустился на ошарашенный линкор КНС и, обжигаемый дифлекторами звездолета, в упор сделал один единственный залп носовыми орудиями.
      Мостик Барышника утонул в огне, сам же корабль спустя мгновение стал заваливаться назад.
      Бросив взглядом по полю боя, капитан нервно дернул головой.
      Взрыв. Еще взрыв.
      — Немыслимо...
      Еще три таких же звездных разрушителя сделали тоже самое с оставшимися линкорами врага. Мостики вражеских кораблей полыхнули облаком огня и роем искр расплавленной стали.
      Вместе с ударной эскадрой из гиперпространства пришли и десантные крейсера. Их, вроде, называют Аккламаторы. Новинка.
      Пятерка крейсеров быстро приближалась к его корвету. В опасной близости громады звездолетов Республики, заслоняя собой все доступное пространство и ревя десятками гигантских двигателей прошли над головами ошарашенных пилотов, обогнали корвет и стали уверенно входить в атмосферу.
      Капитан почувствовал огонь в груди. Он уже куда увереннее схватился за штурвал.
      — Крат, приготовься! Сейчас мы встретимся с планетой!
      Второй пилот нервно сглотнул. На подбитом корвете и без щитов через плотные слои атмосферы…
      — Сила… защити нас.
      Крат вцепился в штурвал и вместе с капитаном принял удар перегрузок.
      — Перегрев внешней! Давление тридцать! Выравниваю! Потеряли правые маневровые!
      — Левые, мощность вниз!
      Корвет трясло, корпус скрипел, еще немного и стал появляться оранжевый ореол над сталью носа. В кабине резко стало жарче.
      — А-а-а! — второй пилот не выдержал давления.
      — Нет! Держись!
      Крат бросил взгляд на стену кабины. Из-за нее доносился животрепещущий гул, пробирающий до костей. Казалось, что сам гул способен раскрошить и стереть в порошок их тела.
      — Капитан! Я…
      — Влево двадцать!
      Корвет особенно сильно тряхнуло, из-за стены стал слышен опасный свист, сигнализирующий о пробоине.
      — Зачем! Нам конец! Я был горд служить…
      — Заткнись! Влево двадцать!
      Крат дернул головой и упрямо, через животный страх на границе с ужасом, повернул штурвал. Корвет нехотя стал смещаться. Спустя секунды давление стало спадать. Они пристроились в кильватер одного из крейсеров, что своей гигантской тушей прикрыл их.
      — Вот так держи!
      — Да, капитан!
      Спустя минуты Аккламаторы стали выравниваться относительно поверхности. Их бортовые орудия заблестели синими вспышками, и турбобластерные залпы сноровисто исчезали вдали.
      Капитан оторвал на мгновение взгляд от показателей приборов, лишь чтобы мимолетно отметить:
       — Они над столицей Набу, и флот Республики бьет по десантным баржам КНС.
      Десантные корабли дроидов, до сих пор господствующие в воздухе под ударами лазера, стали вспухать алыми облаками, быстро переходящими в черный дым и снопы раскаленных обломков, падающими на камень города. Они врезались в землю аллей, крошили в мелкий щебень дома и тонули в центральном канале, проходящем через всю столицу.
      Вскоре крейсера стали испускать наружу канонерки.
      Капитан перевел взгляд на мигающие красным приборы. Впереди маячил очень быстро приближающийся лес.
      Он вновь следил за управлением. До земли оставались секунды.
      — Крат! Двигатели в реверс! Все, что есть!
      Их дернуло вперед, казалось, еще немного, и внутренности полезут через рот. Секунда, другая, и жесткий, ломающий кости удар. Темнота.

      — Капитан... — голос, как через толстый слой ваты.
      — Капитан! — уже четче.
      Мужчина поморщился. Голова болела. Вокруг темнота, а тело заполняла концентрированная боль.
      — Капитан, очнитесь!
      Мужчина через стену из мук наконец почувствовал намек на прикосновение. Его трясли.
      — К... Кр... ат. — голос хрипел, мужчине казалось, что он набрал полный рот песка.
      Он закашлялся и ухмыльнулся. Какая ирония, рот действительно набит песком. Землей.
      Глаза мужчины наконец раскрылись, и он смог увидеть разбитый иллюминатор, вспоротую носом корвета черную землю, расколотую приборную панель, из которой торчал кусок металлоконструкции, исчезающий… в его груди.
      — Капитан… — Крат тоже заметил и перестал его трясти. Лицо второго пилота наполнилось печалью и болью. Он медленно положил руку капитану на плечо и, прикрыв глаза, уперся головой ему в лоб. Пройти через такой бой...
      — Я с Вами, капитан.

      Падме выскочила из кабины, как только смогла освободиться от перегрузочных ремней. Из-за жесткой посадки она умудрилась разбить бровь, и теперь кровь заливала один глаз. Из кабины она попала в покосившийся набок коридор с мигающим светом. Еще немного вперед, и должен быть выход с аварийным трапом.
      Возле металлической двери с опознавательным знаком “выход” обнаружился капитан ее личной охраны с двумя сержантами. Мужчина баюкал правую руку, остальные помогали ему идти.
      — Нам нужно попасть во дворец! — сходу заявила Амидала.
      — Зачем, сенатор? — морщась, спросил капитан.
      — Там королева и там центр правительства! Мы должны организовать помощь пострадавшим!
      Слова верные. Вот только судя по густому звуку далекого бластерного боя, как раз со стороны столицы, время для прогулок скверное.
      Капитан бросил взгляд на своих сержантов, те кивнули и достали бластеры.
      Долг есть долг. Они будут сопровождать сенатора.
      — И мне один, — протянула руку девушка.
      Капитан потянул руку за пазуху и вытащил свой запасной. Отдал.

      Падме спрыгнула на траву. В нос тут же ударил свежий запах леса, такой родной. А еще… смердело перегоревшей сталью и топливом. Впереди, через стену из стволов чудом уцелевших деревьев, виднелись далекие дома кварталов столицы. Воздух наполняли визг пролетающих в небе красных и синих линий, шипение и глухие, но чувствительно сухие хлопки взрывов.
      Бой действительно еще шел, но Амидала не видела здесь проблем. У нее есть цель — защита своих, гражданских, женщин и детей. Они не виноваты в этой войне. Жертвы. И им нужно помочь. А что там идет сражение… Это дело военных, они справятся.

      Бег по пересеченной местности сильно утомлял, и Падме спустя двадцать минут сбавила шаг. За ней следовали тройка бойцов, готовые прикрыть в нужный момент.
      Девушка сделала еще несколько шагов вверх по склону и остановилась, когда достигла вершины. Впереди, через жалкие сто метров, стояли кварталы ее родины. Однако вид на них вызывал печаль. Порушенные, часто без стен, с закопченными окнами.
      — Т-так, — голос ее дрогнул. — Дворец вон в том направлении.
      Любые слова, лишь бы притупить боль в сердце.
      — Мэм, примерно два километра через город, забитый дроидами, — капитан морщился, его лицо вспотело и покрылось бисером пота. — Затея плохая.
      — Что Вы предлагаете? — раздраженно бросила Падме. — Бездействовать? Что Вы скажете моему народу? Люди гибнут и страдают. Мой народ страдает! Я не могу сидеть без дела.
      — Можем связаться с нашей армией, — спокойно кивнул на пролетающие мимо LAATi. — Нас доставят прямо во дворец.
      Девушка помедлила, успокаиваясь, задумалась, но все же кивнула, что согласна. Пришлось признать, слова капитана имели смысл.
      — Танго—три, — заговорил в комлинк капитан, — это желтый три единицы, повторяю… Да, лимо восемь, мы на поверхности, требуется эвакуация и доставка в планетарный центр управления. Да, пеленг по маяку, принято.
      Мужчина опустил руку с комлинком и болезненно поморщился, облокотился о ближайший валун.
      — Две минуты, сенатор.
      Девушка повернула голову к небу и тут же заметила, как одна канонерка отделилась от строя и стала заворачивать к ним.
      Все это время откуда-то с земли по ним вели бластерный огонь. Один транспорт уже сбили. Прямо на их глазах корабль превратился в осыпающийся дымом и обломками болид. Он скрылся за пределом видимости и принес гулкий звук взрыва.
      Тем временем LAATi быстро приближался к ним и уже через минуту развернулся боком, открывая двери трюма. Внутри оказались бойцы в белой броне, уже знакомые Падме. Клоны.
      Девушка сделала короткую пробежку и сноровисто запрыгнула внутрь.
      — Нам нужно во дворец, боец! — тут же скомандовала она.
      Ее охрана едва успела забраться в транспорт, как канонерка оторвалась от земли и понеслась в направлении горящего города. В них стали лететь красные росчерки бластерных болтов и периодически попадать по корпусу со звонким гулом.
      Ветер дул в лицо Падме, ветер, пропитавшийся гарью. Девушка, как могла, старалась отстраниться от происходящего. Вид на истерзанный войной город этому мало способствовал, но глаза отвести не получалось. В них стали скапливаться слезы. Она усиленно заморгала.
      — Долго еще?
      — Пару минут, мэм, — ответил ближайший боец.
      Над городом сновали десятки LAATi, чуть выше висели громадины Аккламаторов, надзирали над общей картиной боя. Редко они делали точечные залпы.
      — Да что же они творят? — зашипела Амидала. — По мирному городу…
      — Подавляют сопротивление, мэм, — пояснил клон.
      — По... подавляют?! Там город и жители! Мирные! — девушку переполняло возмущение. — Прикажите немедленно это прекратить!
      — Не могу, мэм, — меланхолично качнул головой клон. — На это способен лишь генерал.
      — Свяжитесь с ним!
      — В данный момент это невозможно, мэм. Мы как раз прилетели, — клон протянул руку, указывая вбок.
      Падме повернула голову и разглядела сильно разрушенное здание. Все окна выбиты, в стенах множество дыр. Она не сразу признала в нем дворец, из которого некогда правила.
      Ее ладони сжались в кулаки.
      Безумие! Война — это безумие.
      LAATi коснулся побитой крошки посадочной платформы, и клоны посыпались наружу. До входа во дворец всего десяток метров, которые они скоро преодолели.
      — Чисто, — один из бойцов.
      — Чисто, — ответ с другой стороны.
      Дальше по коридору они встретили еще клонов. Всю дорогу Падме приходилось выбирать, куда ставить ноги. Пол густо устилали тела дроидов.
      Еще томительная минута, и она свернули к главному залу. Там королева.
      Падме почувствовала непереносимое волнение, которое выразилось в жжение в груди. Слова того неймодианца не вылезали из головы. Министры и королева… никто не признал капитуляции. Возможно ли, что они настолько упертые, что не ценят жизни граждан? Нет. Решительное нет! Объяснение их действия только одно — они мертвы.
      Девушка вбежала в тронный зал. Огромное пространство разделяло ее и стоящий на фоне разбитого гигантского окна трон. Сейчас он повернут к ней спиной.
      Падме ускорила шаг. Не подобает бегать в присутствии королевы. Это грубое нарушение этикета, но… но…
      — Королева!
      Она ее давняя подруга, они вместе начинали, Ниютни не будет осуждать!
      — Королева!
      Падме почти добежала до трона.
      Внезапно он стал медленно поворачиваться к Амидале, так, что девушка перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась. Увиденное ее повергло в шок.
      — К... кто ты?
      — Мое имя Виктор Лост, генерал Великой Армии Республики.

Примечание к части

бечено

Глава 13. Тяжелый разговор

      Падме ошарашено моргнула. Происходящее вокруг было похоже на кошмарный сон без связей с реальностью. Генерал? Но… почему он здесь? И где королева?
      — Здесь должна была быть королева Набу, Генерал Лост. Где она?
      Мужчина наигранно осмотрелся и хмыкнул.
      — Я ее нигде не прятал, мисс.
      — Я сенатор галактической Республики Падме Амидала. Ответьте на мой вопрос.
      Виктор смерил ее взглядом, непонятно что оценивая. Потом улыбнулся своим мыслям, чем особенно взбесил Амидалу.
      — В данный момент силы ВАР исследуют дворец на наличие выживших, госпожа сенатор. Я же здесь для налаживания контакта с законной властью планеты.
      — Это не ответ! — несмотря на годы воспитания хотелось откинуть деликатность и врезать гаду.
      — Если Вы внимательно слушали, то должны были понять.
      — Вы ее еще не нашли, — сдержанно бросила она.
      — Именно, — чуть заметно кивнул генерал. — Здание серьезно пострадало, — взгляд мужчины прошелся по испещренным трещинами стенам. — Многие переходы завалены, многие залы разрушены в пыль. Знаете, турбобластерный заряд предназначен сжигать метровую дюросталь брони, что ему камень. Еще вопросы? — фальшивый интерес.
      — Да! Почему Ваши корабли стреляли по мирному городу?! — девушка глубоко дышала, злость на него никуда не делась.
      — Мм, которые? Или вопрос в принципе?
      — Те здоровые! — раздраженно указала рукой на проем в стене, за которым был вид на небеса и висевшие там Аккламаторы. Временами их батареи блестели новыми залпами.
      Виктор проследил за ее рукой.
      — Странный вопрос, впрочем, Вы же гражданский человек, Вам простительно не знать. Они вели подавление огнем.
      — Я спрашиваю, — ее голос звенел от переполняющей ненависти, — почему они стреляли по МИРНОМУ городу!
      — Они стреляли по врагу, сенатор.
      — В городе полно мирных жителей! Женщин и детей! Они для тебя враги?! Ты ублюдок! — Амидала сжимала в трясущейся руке бластер, борясь с желанием выстрелить в урода.
      — Подавление огнем производиться для уменьшения потерь среди личного состава армии, сенатор, — речь Виктора была спокойной, словно гнев девушки его не впечатлял. — Сбережение сил армии ведь правильная цель?
      — Они солдаты! — Амидалу было не переубедить. — Это их работа!
      — Умирать?
      — Причем здесь это? Война в принципе недопустима!
      — Но она вот здесь, — ладонь джедая указывает на руины зала. — Уже идет, сенатор. Будет справедливо заботиться о своих силах, чтобы победить.
      — Но не ценой жизней женщин и детей!
      Виктор помолчал несколько секунд, продолжая смотреть ей в глаза. Падме это уже бесило, очень хотелось что-то сделать, чтобы он наконец перестал на нее пялиться этими глазами.
      — Знаете, сенатор, заказ на клонов был дан десять лет назад.
      — И что?
      — Воины Великой Армии Республики — клоны, госпожа сенатор.
      Амидала почувствовала подвох, скрытый смысл речи уже ненавистного ей человека.
      — Вы предлагаете умирать им, — продолжал Виктор, — но кто они по сути?
      Падме молчала.
      — Каждому клону не больше девяти лет.
      Амидалу как кипятком обдало.
      — Они дети, госпожа сенатор, — добил джедай. — И они сейчас защищают Ваш народ.
      Девушка почувствовала, как окружающая реальность стала без ее желания закручиваться. Стало трудно стоять на ногах.
      Ужас! Война оказалась еще ужаснее, чем она представляла. Дети… клоны — это дети! Как же она об этом не думала.
      Стало бесконечно стыдно. Плечи Падме опустились вместе с желанием спорить. В голове отсутствовали любые контраргументы.
      — Эта война… — тихо сказала она, — должна немедленно закончиться.
      — Как?
      — Переговоры. Мы должны собрать лидеров сепаратистов и предложить им мир, — голос ее был тих.
      — Мир будет на их условиях, сенатор.
      — Неважно. Главное остановить это безумие.
      — Сомневаюсь. Как по Вашему, что может предложить банта крайт дракону? Молоко? — Виктор усмехнулся. — Хищнику нужно лишь мясо, сенатор. КНС оскалит свою пасть и медленно, живьем разорвет Республику на части.
      — Мы не позволим этого! — слова о Республике ее задели. Печаль и страх за невинных уступили место идеалам. Ведь именно идеалы способны создавать тот мир, в котором все счастливы.
      — Как?
      — Дипломатия. Мне странно, что я должна объяснять это джедаю.
      Виктор рассмеялся. Смех был неприятный и холодный.
      — Так и вижу, как антилопа на попытку ее сожрать выражает тигру решительный протест.
      Он был доволен собой, либо словами Амидалы, она не понимала, что особенно раздражало.
      Девушка сжала челюсти, на ее лице проступили желваки.
      — Это по Вашему смешно?!
      — Да, и очень! — обрадовался Виктор.
      Амидала сжала кулаки до белизны. Мысль о применении силы к генералу уже выглядела заманчивой.
      — Хорошо, — внезапно успокоился Лост, видимо, разглядев ее настрой. — Что конкретно Вы предлагаете?
      — Я уже сказала, мы соберем совет сепаратистов и начнем переговоры о завершении войны!
      — Давайте так и сделаем, — неожиданно согласился мужчина, доставая с пояса комлинк. — Нам удалось получить доступ во внутреннюю сеть КНС, согласитесь, это достаточно удобно.
      Он нажал на сенсор, и коммуникатор спроецировал эмблему исходящей связи.
      — Кому Вы звоните? — несколько растеряла агрессии Амидала.
      — Как кому? — удивился Виктор. — Самому главному, по экстренному каналу связи. Так что будьте спокойны, ответит.
      — Адмирал Потта, как продвигается операц…? — на голопроекторе отобразилось лицо мужчины в годах. Он осекся, когда его лицо повернулось к проектору комлинка, и он рассмотрел, как выглядит тот, кто ему позвонил. Спустя секунды седой мужчина прищурил веки. — С кем имею честь говорить?
      Графу нельзя было отказать в воспитании, среагировал он мгновенно и держал эмоции под контролем.
      — Мое имя Виктор Лост, генерал Великой Армии Республики. Приношу свои извинения за неожиданный контакт, но вопрос не требует отлагательства.
      Лицо графа оставалось непроницаемым и серьезным. Казалось, абсурдность ситуации его ничуть не смущала.
      — Я слушаю, генерал.
      — Думаю, Вам знакома госпожа сенатор Падме Амидала. У нее к Вам серьезное предложение. Передаю комлинк.
      С этими словами серебряный диск оказался в руках опешившей Амидалы. Девушка, округлив глаза, посмотрела на джедая. Лост ей ободряюще улыбнулся, от чего девушке сделалось не по себе.
      Однако медлить было нельзя. Это понимала Падме, потому постаралась взять себя в руки.
      — Кхм, Граф Серенно, я как представитель свободной планеты Набу в галактическом сенате запрашиваю проведение переговоров по деэскалации конфликта в галактике. Война бессмысленна, мы способны договориться посредством дипломатии. Я верю в это, мы сможет закончить войну сегодня.
      Дуку спокойно смотрел на пытающуюся собраться Амидалу. Через мгновение он начал говорить.
      — Очень правильная позиция, уважаемый сенатор. Мы неоднократно пытались наладить двухсторонний диалог с галактическим альянсом и объяснить тяжесть положения компаний, работающих в суровых условиях внешнего кольца. Но сенат не внял нашим мольбам. Он повысил налоги, установил грабительские требования, поставив тем самым целые системы на грань банкротства. Вы должны понимать, что ЭТО значит для жителей этих планет… Голод. Без средств к существованию миллиарды разумных будут обречены на медленную и мучительную смерть.
      Граф помолчал секунду, привлекая внимания к последующим словам.
      — Мы были вынуждены начать эту войну. Иначе смерть.
      Слова графа подняли волну смятения, но вместе с ней и решимость дойти до конца. Сказанное не могло быть правдой!
      — Граф, у меня сомнения, что санкции, принимаемые тогда, могли бы спровоцировать то, что Вы сказали.
      Дуку иронично изогнул бровь.
      — Неужели, госпожа сенатор. Вам должно быть известно, планеты внешнего кольца из-за отдаленности от центра цивилизации и малой пригодности для земледелия земель почти полностью зависят от поставок из ядра. Техническую часть удалось перекрыть благодаря торговой политике Федерации. Заводы, техника, ресурсы. Но не жизненно необходимые медикаменты, кайбер-кристаллы, топливо, продовольствие, наконец.
      Дуку сделал паузу, его взгляд потерял яркость, и он продолжил задумчивым тоном.
      — Вы знаете, госпожа сенатор, что сейчас в Республике финансовый кризис? Технологический прогресс затормозился, даже остановился, что привело к замедлению оборота средств, падению ликвидности валюты, а следом и стагнации рынков. Экспансия внешнего кольца могла стать той программой, что запустила бы экономику, но рынок слишком боится нового. Корпорации предпочли беспринципную грызню, в которой все средства хороши за то, что осталось от рынка. Они воспользовались Вами и сенатом, чтобы под предлогом санкций выдавить Торговую Федерацию, Техносоюз и многие другие компании внешнего кольца с их рынков.
      — Я этого не знала!
      — Это не умаляет Вашей вины, госпожа сенатор.
      — Мы можем все исправить!
      — Да. Это уже делаем. Республика не пожелала задуматься о наших проблемах, значит, мы сами решим их.
      — Я все еще верю, что мы можем прийти к согласию, — процедила сенатор.
      — Сенатор… Ваш голос также был под этими санкциями, — взгляд Дуку стал укоризненным.
      — Я… Мы должны были защитить себя! Вы напали на нашу планету!
      — Мы были вынуждены. Набу имеет огромные площади плодородных земель и очень близко к внешнему кольцу. Мы пытались провести переговоры с вашим правительством, чтобы получить к ним доступ, но получили отказ.
      — Реликтовые леса… достояние моей родины!
      — Кустики и цветочки, сенатор, и жизни миллиардов, — Дуку хмыкнул. — Нападение на Вашу планету — это печальное решение до сих пор лежит тяжелым грузом на душах руководителей компании. Но Вас ведь не остановила угроза гибели миллиардов разумных, причем мучительной, от голода. Вы отказались, отбились, а после проголосовали за санкции.
      Падме была бледна, губы ее пересохли, но она, казалось, этого не замечала. Разговор о дипломатии неожиданно повернулся с неприятной стороны.
      — Если я Вас правильно поняла, никто из нас не желает войны? — нужно было как-то исправлять положение. — Тогда никто не мешает нам начать переговоры.
      — Боюсь, что нет, — граф огорченно качнул головой. — Я вижу, Вы в полной мере познакомились с последствиями войны и своей вины. Не переживайте, я не использовал Силу, это видно по вашим глазам. Теперь Вы готовы к миру, но кроме Вас есть еще десяток тысяч сенаторов, для которых наша судьба — пустой звук. Для них существуют лишь их собственные эгоистические интересы.
      — Республика способна измениться, нужно только обратить на ваши проблемы внимание.
      Граф едва заметно улыбнулся.
      — Что может ярче показать проблему, чем война? Но даже так никто не стал искать причин, вместо этого Республика ответила ударом, единым голосом приняв концепцию войны, а вместе с ней и обречение многих разумных на мучительную смерть.
      Дуку замолчал. Его взгляд вновь затуманился, показывая глубину мыслей.
      — Республика прогнила, госпожа сенатор, ее наполняют эгоисты, готовые отправлять на смерть. За такое отношение она должна заплатить. В таком отношении война — это справедливый ответ.
      — Я…
      — Не стоит, сенатор. Ваш голос в сенате не имеет значения… Война продолжится.
      Дуку перевел взгляд на Виктора.
      —… и Орден за свое бездействие заплатит.
      Связь завершилась.
      — Как видите, сенатор, дипломатия проиграла. Что будем делать дальше?
      — Я… Я… Мне нужно подумать, — Амидала, опустив голову, смотрела в пол.
      — Полезное занятие, согласен с Вами, — Виктор не смотрел на Падме, вместо этого он наблюдал картину городского боя через пробоину в стене.
      — Учитель, — у входа в зал показалась Асока в сопровождении пятерки клонов. Она довольно быстро добралась до трона. — Мы обыскали дворец.
      — Королева? — тут же вскинулась Падме.
      — Эээ, — девочка покосилась на незнакомку с озадаченным выражением на лице.
      — Это Падме Амидала, сенатор от Набу, — не смотря на нее, познакомил Виктор.
      — А. Ну да. Простите, сенатор, у меня… плохие новости.
      Лицо Падме, без того бледное, сумело помрачнеть.
      — Единственное, что могу сказать в утешение, — лицо Асоки выражало сострадание, — королева до конца пыталась помочь своим гражданам, мы нашли ее в командном центре.
      Установилась пауза. Лишь рев двигателей множества LAATi и частый писк бластерных выстрелов, хлопки взрывов из глубины города. Все это заполняло тяжелую тишину.
      — Мне нужно… — Падме сжала до боли челюсти. — Я не хочу повторения трагедии. Войну нужно остановить.
       И уже заметно тише:
      — Все нужно исправить.
      Было невыносимо больно осознавать бессмысленность всех усилий.
      — У Вас появился план? — осведомился Виктор, поворачивая к ней голову.
      — Я выступлю со специальным обращением в сенате.
      Нужно было что-то делать.
      Виктор разочарованно прикрыл глаза.
      — Считаете, у меня ничего не выйдет? — заметила Амидала.
      — В том, что Вы потерпите неудачу, не будет вашей вины. Разумные стремятся двигаться по пути наименьшего сопротивления. Сейчас проще закрыть глаза на чужие проблемы, сенатор, ведь никто из них не видел войны и ее последствий, более того, они их не коснулись, — Лост чуть помолчал, задумавшись. — Скорее им ВЫГОДНЕЕ «не видеть». Потому Ваши слова утонут в тишине непонимания.
      — Я в это не верю. Сенат примет мою позицию, как только поймет всю глубину положения.
      Взгляд желтых глаз был спокойным.
      — Что? Не верите?
      Почему-то девушке казалось, что он должен знать, что делать. Почему-то хотелось узнать его ответ, но генерал молчал.
      — Тогда что мне делать?
      — Есть такая поговорка «Хочешь мира, готовься к войне», — ответил Лост.
      — Слишком по-варварски, — разочарованно отрезала Падме. — Вряд ли это сейчас уместно.
      — Вы спросили, я ответил. Ваша планета должна быть готова себя защищать, ведь война не закончится. Создайте армию, способную на это.
      — Армия — это агрессия, все будут видеть в Набу дикую монархическую планету, предавшую принципы демократии.
      — Опять? — Виктор чуть опустил веки, а воздухе явно стало прохладнее, заставив Асоку напрячься. — Госпожа сенатор, ответьте на один простой вопрос: Вы хотите смерти своим гражданам?
      — Что за вздор?! Конечно нет!
      — Тогда как Вы собираетесь их защищать? Как защитили бы сегодня?
      — Защищать — обязанность Республики и Ордена! Вы же джедай? Я вижу на Вашем поясе клинок. Это Ваша задача, с которой Вы не справились. И теперь именно Вы предъявляете мне претензии? Это лицемерие!
      — Забавно, — хмыкнул Лост. — Как по Вашему Орден должен был закрыть конфликт с КНС? Вы прекрасно слышали слова графа о причинах. Именно сенат принимал решения, породившие войну. Вы должны были знать, что джедаи стараются не лезть в общественную жизнь Республики, держаться в стороне. Для того чтобы влиять на решения стольких сенаторов, нужно иметь особые полномочия и рычаги влияния. Да, Орден способен на это. У него есть Сила. Но готова ли Республика к власти Силы над ней?
      — Вы говорите о диктатуре? — поежилась Падме.
      — Именно. Радикальная мера, для трудного времени.
      — Это безумие! Лишать людей выбора недопустимо!
      — Тогда что? Ваше предложение.
      — Должен быть другой выход, — Падме в волнении закусила губу.
      — Какой же?
      — Я отправлюсь в сенат, — начала она, — демократия способна справиться с любыми сложностями! Мы подпишем торговые договоры, передадим ресурсы, и будет мир!
      — Думаете, Торговая Федерация как-то не так пыталась? Или решили, что Ваша речь способна перебороть десятилетие переговоров и интересы крупнейших корпораций галактики? Звучит наивно.
      — Республика меня услышит! Я приложу все свои силы, чтобы остановить войну! Это, — ее рука указала на разрушенный город, — не должно повториться!
      — Хорошие слова. Жаль, что все впустую.
      — Что? — неверяще осеклась Падме. — Вы же джедай, Вы должны были меня поддержать!
      — Вы сами слышали развернутую речь Дуку. Причины слишком глубоки, да и… Республика крупнее новоявленной КНС. Сенаторы, скорее всего, в этот момент потирают свои потные ладошки в предвкушении раздела собственности врага, и на Ваши доводы им будет начхать.
      Падме молчала. Слишком мерзко и… правдаподобно звучали слова джедая. НО ЭТО БЫЛО НЕПРАВИЛЬНО! Она с самого детства жила в обществе, где все решалось демократией, и ее народ процветал. Сенат же… Десять лет назад их промедление, их бездействие к страданию ее народа было странным. Может ли быть так, что… слова этого неправильного джедая правда?
      — Я не собираюсь отступать,— упрямо сказала она, не поднимая головы.
      Как бы там ни было, никто кроме нее не позаботится о народе Набу.
      — Но что Вы можете? — веки Лоста чуть опустились вниз, как бы показывая его оценку на возможности сенатора.
      Падме отвела взгляд и замерла. В ее глазах стали собираться слезы от картины объятой пожарами родины.
      Губы ее задрожали. Еще мгновение, и она не выдержит.
      — Сенатор, — Асока подошла к ней ближе, положив руку на плечо. — Орден не оставит Вас в беде.
      Девушка перевела взгляд на тогруту.
      — Мой учитель придумает, как Вам помочь. Он и не из таких передряг выбирался.
      Асока посмотрела на Лоста.
      — Правда ведь, учитель?
      — Асока…
      — Учитель, мы должны им помочь!
      — Все, что мы можем, это клепать машины, мой падаван.
      Амидала вопросительно посмотрела на Тано.
      — Э-эм, учитель тут прибрал к рукам Джеонозис, а там заводы и все такое.
      — Это правда, генерал Лост?
      Виктор помедлил с ответом, подарив Асоке укоризненный взгляд. Впрочем, тот разбился об упрямое выражение лица ученицы.
      — У нас есть возможность строить дроидов. Но, это мало что меняет.
      — Вы же можете их прислать для восстановления Набу?
      — И для защиты, — добавила Асока.
      — Это не так просто, как вам всем кажется. Как будет выглядеть это все со стороны? Думаю, для Набу наша помощь станет лишним поводом для конфликта с корпорациями, которые могли бы заработать на восстановлении Вашей планеты.
      — У Набу не хватит денег расплатиться с ними, — с болью признала Падме. — Слишком многое разрушено.
      — Предлагаете сделать Джеонозису это бесплатно?
      — Учитель! — Асока смотрела на Виктора осуждающе.
      — Мы можем заключить союз, — предложила Падме, — Набу даст Джеонозису политическую поддержку, а он нам — защиту и помощь в восстановлении.
      Девушка помолчала с секунду и уже решительнее продолжила:
      — Дроиды ведь машины! Если мы будем использовать их в войне, а со стороны КНС они и так воюют, то сможем избежать многих жертв. Клонам не придется умирать!
      — Не совсем так, — возразил Лост.
      — Да, но большая часть жителей не станет участвовать в войне.
      — Дроиды?
      — Да, — кивнула Амидала.
      Виктор сделал вид, что задумался.
      — Боюсь, что этот вариант потребует серьезных средств, на которые придется брать деньги из бюджета Республики, что опять через сенат. И сдается мне, что компании, которые уже получили заказы на военную технику, не станут изменять линии своих производств. Гораздо дешевле дать взятку сенатору, чем изменять все технологические цепочки.
      Виктор помолчал.
      — Будьте реалисткой — это невозможно.
      — Я…
      — Предлагаемое решение сопряжено со сложностями не только экономического характера.
      — Вы говорите о политической поддержке?
      — Верно. Для создания хотя бы малого кластера автоматизированной армии нужен общественный запрос.
      Виктор ухмыльнулся.
      — Чтобы не выглядеть агрессорами.
      — Набу может его Вам дать. Если Джеонозис способен прикрыть граждан Республики от ужасов смерти войны, это возможно. Более того, это необходимо сделать!
      — Я подумаю, что можно сделать, — Лост начал поглаживать подбородок. — Сами должны понимать, что производства требуют средств.
      — Набу… думаю, сможет чем-то помочь. Несильно. Но… Сперва потребуется помочь простым людям, пострадавшим от действий КНС. Мы не можем их оставлять в беде!
      В этот момент где-то неподалеку внушительно громыхнуло, и в небо стал подниматься гигантский столб дыма.
      Девушка дернула головой, в ее глаза появилась печаль и тоска.
      — Я должна защитить свой народ. И нам нужна помощь, если ее можете оказать Вы, то ее я приму. Тем более Вы джедай, хранитель мира, и вредить нам не станете.
      Асока странно посмотрела на Падме, но сенатор этого взгляда не увидела.
      — Нам следует подготовить договор о взаимопомощи, — продолжила Падме. — Как я понимаю, в нашем союзе Набу будет представлять интересы идеалов справедливости и демократии, дабы оградить разумных галактики от ужасов конфликтов, а Джеонозис будет щитом. Вместе мы положим конец этой войне.
      Амидала уже развернулась чтобы уйти, когда Виктор ее остановил словами:
      — Я знаю цену жизни, сенатор. В тех местах, куда стреляют крейсера, нет мирных жителей.

***

      Когда Амидала покинула зал для координации спасательной операции, Асока пристально посмотрела на продолжающего сидеть с отстраненным взглядом на троне Виктора.
      — Учитель, зачем нужно было вести себя так?
      — Как?
      — Вы же могли сразу со всем согласиться и помочь ей!
      — Да, мог, но какой смысл?
      — Я не понимаю.
      — То, что дано тебе просто так, для тебя не имеет ценности, — Виктор ухмыльнулся. — А вот если приложить к этому собственные силы, или даже самой предложить, эффект другой.
      — Это как-то низко.
      — Это психология. Изучи на досуге.
      Вновь тишина, лишь звуки боя и молча стоявшие клоны подле Асоки.
      — Учитель, Вы ведь хотите их защитить? Не уничтожить?
      — Откуда такие мысли? — вяло спросил он.
      — Вы же… на темной стороне.
      — Темная сторона, — парень посмотрел на свою ладонь. — Как много ты знаешь про нее?
      — Нас знакомили с ней. Позволяли почувствовать, — наставительно сообщила Тано, но, задумавшись, вскинулась: — Но делали это под строгим контролем наставников!
      — Тогда считай, что я сейчас «знакомлюсь».
      — Но у вас нет наставника!
      — А ты?
      — Я?! — искренне изумилась Тано.
      — Да, — кивнул он.
      Виктор вдруг напустил на себя нарочито серьезный вид и сказал:
       — К тому же кому, как не падавану, следить за учителем?
      Девочка сделала глубокий вдох и выдох.
      — Учитель… Вы слишком многого от меня хотите.
      Настроение шутить у Тано отсутствовало.
      Виктор улыбнулся и легко встал с трона. Сделал несколько шагов по хрустящим крошкам битого мрамора и остановился, будто в момент растеряв всю энергию.
      — Я оказался не готов к тому, что дает война, Асока.
      Виктор стоял спиной к ученице.
      — Темная сторона предложила мне порядок и покой, так нужный мне тогда, и я повелся…
      Порывом ветра из дыры в стене принесло мелкий сор и запах гари. Девочка не обратила внимание, она смотрела только на учителя.
      Виктор чуть повернул голову, будто смотрел на что-то. Это нечто должно было двигаться, потому как взгляд парня смещался.
      — Но за холодом порядка скрывалась яростная бездна гнева.
      Голос парня приобрел вкрадчивые ноты.
      — Он кружит вокруг меня. Словно хищник, ждет момента, когда я утрачу себя. Тогда он сорвется с места и разорвет меня.
      Виктор слабо хмыкнул.
      — Он шепчет, что подарит безграничную силу, но если смотреть ему в глаза, увидишь лишь бесконечный хаос.
      Виктор замолчал. Слышны были лишь приглушенные звуки боя. Но было еще что-то. Асока чувствовала, как холод вокруг меняется.
      — Я не хочу терять себя.
      Асока подошла к Виктору со спины, протянула руку и взяла его ладонь. Она оказалась большой, широкой и горячей.
      В этот момент чувство холода темной стороны от учителя стало чуть бледнее.
      — Что меня ждет, учитель?
      Теми, кто на темной стороне, владеют чувства. Их так учили. Асоке вдруг захотелось понять, какие чувства владеют ее учителем к ней.
      Девочка не видела его лицо, но ей показалось, что он улыбнулся.
      — Ты станешь самой значительной фигурой в галактике, Асока.
      Услышанное было решительно неправильным. Такого не должны желать джедаи, но у девочки стало теплее на сердце.
      Она будет винить себя за эти чувства. Потом. Но не сейчас.
      После слов учителя и чувств Силе она поверила, что сможет вернуть его на светлую сторону.
      Девочка слабо улыбнулась.

***
      Дуку в ярости сжал коммуникатор. Миниатюрное устройство смялось в руках форсюзера, словно алюминиевая фольга.
      — Вентресс, — мужчина поднял взгляд. Перед ним стояла безволосая женщина с нездоровым цветом кожи. — Найди этого джедая и уничтожь.
      — Да, учитель.

      Когда ученица покинула кабинет графа, Дуку встал из-за стола и подошел к широкому экрану, занимающему почти всю стену. Экран выводил изображение галактики с отметками сил КНС и Республики.
      Под хмурым взглядом старого графа оранжевые точки двух флотов в южной части внешнего кольца погасли. Там оставались гореть лишь крупные силы у Мустафара.
      Война началась слишком скверно. Быть может, следует предпринять куда более жестокие меры.
      Взгляд графа сместился к Орд-Мантеллу. Красные точки врага окружали десятки отметок флотов КНС. Потом снова к Мустафару, а от него дальше к центру, пока его глаза не достигли сердца — Корусант.
      Республика поплатится.

***

      В гигантской пещере со множеством красочных орнаментов толпа гуманоидов, побросав копья на сырой камень, радостно сжимали друг друга в объятиях. Они вопили и повизгивали, словно друг друга не видели тысячу лет.
      Рядом с этим праздником жизни тихо стояла небесной красоты девушка. Взгляд ее серебряных глаз ласково скользил по оживленным силуэтам разумных, легкий сквозняк беспокоил длинные светлые волосы, то и дело показывая на свет слегка заостренные уши.
      Она постояла так еще некоторое время рядом с этим праздником жизни, потом тихо развернулась и вышла из пещеры наружу, где ее уже ждал матово-серый звездолет.
      С неба палило яркое красное солнце, кругом лишь такого же цвета пески.
      Незнакомка дошла до корабля и замерла у трапа. Подняла голову вверх и медленно прикрыла глаза.
      Спустя минуты ее губы разомкнулись и выпустили слова:
      — Вот значит как. Набу.

Примечание к части

бечено

Глава 14. Рассветная гроза

      — Сэр, город взят под контроль, — позади Виктора вытянулся клон.
      Джедай оторвался от созерцания разрушенных зданий через прореху в стене и повернулся к офицеру. Клон стоял возле тактического стола, принесенного сюда для оборудования полевого штаба.
      — Это прекрасно, — улыбнулся он. — Доложите о потерях.
      Действительно, уже как час из города не доносилось ничего, кроме звука работающих двигателей LAATi.
      — В ходе операции мы потеряли двести тринадцать бойцов убитыми и пятьсот ранеными. Потери среди мирного населения уточняются, ведутся спасательные работы.
      — Какая обстановка на остальной части планеты?
      — Проведено полное сканирование планеты, Сэр. Выявлено двести пятьдесят точек, подконтрольных врагу, в том числе неизвестный объект среди болот в северном полушарии. В данный момент сто девяносто целей уничтожено, Сэр. На этом все.
      Виктор кивнул в подтверждении, что принял доклад, и перевел задумчивый взгляда на голограмму поверхности планеты. В целом операцию по взятию Набу можно считать выполненной. Из потерь кусаются цифры взорванных конфискованных фрегатов. Сорок семь из пятидесяти. Это много для космического боя, но потери флота конфедератов куда сильнее. Все три линкора и девяносто три фрегата.
      Очень повезло, что удалось застать их врасплох, и еще больше повезло, что линкоры из-за десантирования находились вне защитного кольца фрегатов.
      Теперь оставалось только убедиться, что противник сюда не сунется, и возвращаться на Джеонозис. Туда вполне могут в любой момент заглянуть через пространство хаттов темные личности. Да и подкрепление должно прибыть именно туда. Сколько времени до него осталось? Сутки?
      Виктор еще раз посмотрел на пробоину в стене, за которой лежал погруженный в ночные сумерки город.
      До подкрепления все же чуть больше, чем день. Десять Аккламаторов будут хорошо смотреться в оборонительном кольце Джеонозиса, как раз рядом с зарождающимися планетарными верфями. Мисс Рилл проявила доброту и дала возможность полистать ее семейный архив. Несколько звездолетов очень интересного класса требовалось начать строить как можно раньше. А инженерам джеонозианцам передать заказ на боевых дроидов иного типа.
      Ситуация с собственной темностью тоже вызывала поводы поразмыслить мозгами. Прогулка по иной стороне с каждым часом становится все интереснее, и все из-за давления темной стороны, что изобретает все новые и новые мысли, конструкции обещания, чтобы сломить его волю. Это выглядело забавно, но вот только если бы не тренировки по контролю, именно наличия самих мыслей, разницу от предлагаемых темной стороной и собственными он мог и не отличить. А там… за пеленой соблазнов скрывается пламенный фонтан концентрированной ярости.
      Виктору хватило намека после внимания к Силе вокруг, чтобы понять, этой встречи ему не пережить. Потому следовало и дальше держаться подальше.
      — Учитель.
      Голос Асоки. Виктор припомнил, что отослал беспокойную ученицу помогать в спасательной операции. Он повернул голову к входу в тронный зал. Девочка уверенно шла к нему и выражение на лице держала подозрительно довольное.
      — Учитель, — она остановилась рядом с ним. — Госпожа сенатор отыскала мирных горожан.
      — Что значит «отыскала»? — покосился на нее Виктор. — Они что, в поле сбежали?
      — Н-е-е-т, — протянула Тано, морща носик. — Королева, как только получила предупреждение о нападении, объявила эвакуацию в подземные убежища. Почти все жители смогли уцелеть. Великая радость, учитель!
      — Действительно… — парень повернул голову к тактической голограмме, как-то он не разглядел этих убежищ.
      — Ищете их на карте? — заметила Тано. — Не нужно. Их специально проектировали с защитой от сканеров.
      — Сама узнала?
      — Нет, — призналась Асока, — сенатор рассказала.
      — Чудно, — хмыкнул Виктор и поджал губы. — Чудно.
      — Вы не рады, учитель?
      — Рад? — едва заметно удивился джедай. — В моем положении это делать трудно.
      — Ах, ну да, — девочка заметно помрачнела.
      — Скорее мне интересно, почему я их не ощутил через Силу.
      — Возможно, это из-за смертей клонов… — печально сообщила Тано. — Они… Нам трудно через это чувствовать что-то.
      — Возможно, — задумчивый тон.
      — Учитель, город сильно пострадал, думаю, нам нужно организовать их быт.
      — Можем помочь, — кивнул Виктор. — Но только помочь, вопросы гражданского населения лежат на власти. Пускай сенатор этим занимается.
      — Я уже этим занимаюсь, — еще одно действующее лицо. Девушка медленно вошла в зал с сопровождением трех клонов. Лицо Амидалы выглядело уставшим заметно сильнее, чем десять часов назад, когда они тут экспрессивно общались.
      — Генерал, моим людям потребуется помощь с организацией ночлега, питания, разбора завалов и восстановления коммуникаций города. Водопровод и канализация серьезно пострадали. Что произошло со связью, лучше не говорить. Там одни угли от оборудования остались и… — Падме вздохнула. — Стометровый кратер.
      Виктор стоял, скрестив руки на груди, чуть прикрыв глаза.
      — Генерал? — Амидала подошла ближе и недовольно нахмурила брови. — Вы с нами?
      Парень внезапно повел головой, будто прислушиваясь к чему-то. Потом поднял голову и хмыкнул.
      — Забавно.
      — Что? — вяло спросила сенатор.
      — Это не про Ваши слова, — качнул головой Виктор, — я про свое.
      — Вы слышали, что я сказала? Могу повторить, — девушка демонстрировала эталонное терпение.
      — Да, помощь в восстановлении и размещении людей, — Виктор посмотрел на Асоку и ответил: — Мы окажем ее Вам. Республика своих не бросает.
      На этот раз сенатор совсем не аристократично хмыкнула.
      — Если бы, генерал… если бы. Я много думала над Вашими словами и над словами графа. Возможно, бывают случаи, когда следует отвечать на агрессию. Республика и сенат же в этом отношении инертны.
      Девушка помолчала несколько секунд.
      — Мы допустили много ошибок, генерал. Совет допустил возникновения конфликта, переросшего в войну. Эта наша ошибка и вина. Но, генерал, я не собираюсь убегать от ответственности.
      — Необычно, — протянул Виктор, разминая шею.
      — Что именно?
      — Встречать последствия в полный рост необычно, — объяснил Виктор. — Теперь идея с Вами сотрудничать мне кажется еще правильнее. Вы сможете много добиться, сенатор.
      — Я собираюсь много работать, без этого никак, и восстановить Набу. Когда Вы сможете прислать первую помощь?
      — Через три часа прибудет мой человек с промышленным грузом. Машины, дроиды, палатки и продовольствие.
      — Это хорошо, — кивнула сенатор. — Я успела собрать некоторые сведения по составу правительства… — голос Падме потяжелел. — Осталось чуть меньше половины Совета, их не хватит для выборов новой королевы, потому мне придется некоторое время использовать свои чрезвычайные полномочия. Чтобы, преодолев кризис, сделать возможными новые выборы.
      — Значит, к Вам теперь нужно обращаться «королева»?
      — Нет, — качнула она головой, — я не королева. У меня статус принцессы, он и позволяет брать на себя полномочия.
      — Пусть так, — согласился Виктор.
      — Принцесса, — скромно улыбнулась Асока. — В первый раз вижу в живую.
      — Во мне нет ничего особенного, юный джедай, — тепло улыбнулась девочке Падме и погладила ее по голове. — Благодарю тебя за помощь.
      — Да что там, — смутилась Тано.
      Виктор подозрительно покосился на женщин. Что-то штаб стал больше походить на светский раут.
      — Дамы, впереди много работы, давайте закончим ее побыстрее.
      — Да, — вырываясь из меланхолии, кивнула Падме, — нужно помочь людям. Я отправлюсь в южные кварталы, там зернохранилище и госпиталь. Очень хорошо, что они уцелели.
      Проводив сенатора до выходя взглядом, парень посмотрел на ученицу.
      — Ты не пойдешь с ней?
      — Я бы хотела вместе с клонами поучаствовать в зачистке жестянок.
      — Разрешения ждешь?
      Асока кивнула.
      — Слетай. На третьей посадочной как раз транспортник сел минуту назад.
      — Ага, — радостно загорелась улыбкой Асока и, развернувшись, умчалась из зала.
      Наблюдая удаляющиеся пятки тогруты, Виктор почесал щетину на щеке.
      — Забыла, что собиралась за мной следить? — тихий вопрос.
      Девочка его не могла услышать и скрылась в проеме дверей.
      — Сэр, — клон-офицер привлек внимание Виктора. — Разведка докладывает о серьезных укреплениях на базе противника.
      — Та, что в болотах?
      — Да, Сэр. Нам начать готовиться к штурму?
      — Нет, — отрицательно качнул головой Виктор, — выведите над этим местом тройку Венаторов, пусть отработают с орбиты.
      — Да, Сэр.
      Ну а теперь чем бы заняться?
      Виктор прошелся взглядом по штабу, по занятым делом офицерам и не нашел себе дел. Все налажено, все работает.
      Потом парень посмотрел на световой меч, висящий на поясе, и хмыкнул.
      Займусь тобой. Следовало вспомнить многие движения.

***

      Асока с ходу запрыгнула в LAATi и радостно закричала: «Трогай!»
      Транспортник резко оторвался от побитой сражением посадочной площадки и развернулся по курсу от города. Ночной воздух через раскрытые створки трюма приносил влажную прохладу, запахи трав, леса и сажи. Девочка чуть опустила веки.
      Некоторые здания все еще горели своеобразными маяками в ночи. В эти мгновения Тано благодарила Силу, что почти все жители уцелели. Было бы очень грустно, если бы не так.
      Асока устроилась на самом краю, свесив наружу ноги, и задумчиво смотрела в черноту, за которой с бешеной скоростью проносились мимо поля и леса.
      Оставался вопрос с учителем, пребывание которого на темной стороне выглядело странным и мало походило на то, что рассказывали о ситхах в Храме. Скоро должны прибыть джедаи и помочь ей с учителем. Его следовало вернуть к свету. Она верила, что это возможно.
      — Коммандер, мэм, — голос клона вывел ее из мыслей. — Наша первая цель — сбитый фрегат сепаратистов. Пять минут лета, мэм.
      — Хорошо.
      Следовало подумать, как вернуть учителя, но мысли, к сожалению, отсутствовали. Значит, пока нужно делать, что можешь, железок резать на металлолом.

      Канонерка стала заваливаться набок в маневре. За ней следовали еще десять.

***

      Виктор глубоко выдохнул и погасил сабер. По его лицу градом катился пот.
      — Нормально, — хмыкнул желтоглазый джедай и, разминая плечи, направился на выход из комнаты, приватизированной под зал тренировок.
      Переступив порог комнаты, он попал в широкий коридор, в котором ходили патрули клонов. Парень направился к выходу из дворца. Им двигало желание выйти из разбитых стен дворца и интерес перед неизвестным до этого дня городом. Сейчас он сильно пострадал, да и погружен в темноту ночи, но множество мобильных фонарей на улицах серьезно помогали в борьбе с тенью.
      Виктор оказался на пороге дворца, перед которым раскинулась просторная площадь, на которой сейчас сидели припаркованные канонерки, между ними сновали десятки клонов, разгружающих их.
      Темная сторона Силы имела свои положительные моменты. Обострение чувств. Если будучи светлым, ты воспринимаешь мир как единый, имеющий разную насыщенность, то темная сторона представляла окружающую действительность как контрастное множество, заметное даже через черноту ночи. Созидание и разделение. Свет и Темнота.
      Парень прошел через площадь и попал на почти полностью погруженную в темноту улицу. Разбитые окна домов, обгорелые следы на стенах, множество дроидов на камне мостовой вместе с кучами из обломков домов. Последствия атаки КНС красноречиво показывали разрушительность орбитального обстрела.
      Виктор отметил для себя необходимость иметь на планете силовой щит, чтобы, как минимум, такого избежать. Возможно, это слишком дорого, но безопасность мало когда стоила дешево.
      Еще через десяток минут парень забрел в чудом уцелевший квартал. В огромных витринах местных зданий угадывалась психоделической расцветки одежда, очень много одежды.
      Потратив еще немного времени, он вышел на перекресток, на который рухнула десантная баржа дроидов, из нутра которой на разбитый камень мостовой высыпало обломки сотен их частей.
      На подобные инсталляции молодой джедай уже насмотрелся, потому без видимого интереса обогнул обломки и вышел к… Это здание без витринных стекол очень походило на музей. Внутри по неизвестной причине работало освещение. Вполне могло быть так, что там используются источники резервного питания, а может, линия центрального электропитания уцелела.
      Виктор зашел внутрь главного зала, хрустя битым стеклом под ботинками.
      Обстановка очень напоминало музей. Вокруг разнообразный выбор костюмов в специальных витринах, которые можно обходить со всех сторон. Фасоны, цвета, длина и материал одежды, все экземпляры уходили рядами далеко в глубь зала.
      Потратив пять минут, парень добрался до самой дальней части экспозиции и здесь задумчиво остановился перед витриной, за которой висела на манекене очень знакомого вида роба.
      В голове всплыли картинки воспоминаний еще с прошлой жизни на земле, когда он просматривал удивительного качества трейлер игры старой республики. Там играли важную роль братья, и один из них носил именно такую белую робу.
      Виктор хмыкнул, обошел со всех сторон, удивляясь качеству исполнения, потом он дошел до голографической таблички и издал понимающий хмык. По неизвестной причине у робы имелся ценник. Впечатляющий.
      Потом парень бросил взгляд на свою потрепанную робу, снова на стенд и потянулся в карман за чипом.
      Через десять минут он вышел под свет ночных звезд и остановился на пороге. Сжал руки в кожаных перчатках и глубоко вдохнул.
      — Удобно, блин.

***

      Через три часа возле дворца приземлился LAATi с Элен Рилл на борту. Женщина покинула канонерку и спокойным шагом дошла до ожидающего ее у входа Виктора в новой робе.
      — Доброго вечера, мисс Рилл.
      — Доброго… мистер Лост, — заминка в речи едва заметна. — Я так понимаю, вопрос, по которому вы меня вызвали, не требует промедления?
      — На самом деле нет, мисс Рилл. Прошу за мной, — парень показал ладонью направление. — Мы по дороге обсудим дело.
      — Хорошо, мистер Лост.
      — Сутки назад на этой планете шел бой, — начал Виктор, идя по коридору, с боков которого стояли в охранении клоны, Элен шла рядом. — КНС произвела массированную орбитальную бомбардировку, обратив в руины город.
      Они дошли до первого перекрестка, у которого вместо потолка раскинулось звездное предрассветное небо.
      — Набу серьезно пострадала и запрашивает помощи.
      Элен внимательно слушала.
      — Для нашей компании это хороший шанс укрепиться в регионе. От Ваших талантов будет зависеть, насколько интересным получится договор, и какие возможности он для нас откроет.
      — Мистер Лост, — Элен повернула голову, чтобы смотреть в глаза джедаю. — Для того чтобы выторговывать привилегии, нужно знать, в какую сторону вести переговоры. А для этого нужно иметь представления об общей стратегии компании.
      — Справедливо, — чуть улыбнулся Виктор. — Стратегия наша проста.
      Парень остановился посреди коридора, утопающего в роскоши.
      — Захватить власть в галактике.
      Элен позволила себе намек на улыбку.
      — Вы серьезно?
      Конечно серьезно. Виктор даже не сомневался, что Орден обрадуется его новой стороне Силы. И последствия могли быть, скажем так… разные. Сейчас время играло против него, и следовало подготовить некую подушку безопасности, через которую можно попытаться сохранить рычаги влияния на события канона. Все же отдавать Республику и после Империю в руки иногалактическому захватчику крайне не хотелось.
      — Совершенно.
      Женщина пару секунд молчала, но в Силе ощущалась настоящая буря чувств.
      — Вы точно джедай?
      Виктор повернул к ней лицо и внимательно посмотрел желтыми глазами, чтобы с улыбкой ответить:
      — Да, мисс Рилл.
      — Я еще не рассказывала Вам, что стало концом корпорации моей семьи?
      — Нет, не рассказывали.
      — Что Вам известно о Вечной Империи?

***

      Виктор стоял на пороге дворца и пребывал в глубоких размышлениях. Поведанная Рилл история ее семьи вызывала странные чувства. С одной стороны, понятно, за что их выбили из рынков, с другой, окружающая тогдашние корпорации подлость не оставляла другого выбора.
      Конкурентная борьба. А смазка этого механизма — человеческие судьбы.
      Сильно ли отличается сегодня от вчера? В чем причина подобных трагедий? Можно ли их избежать?
      Виктор выдохнул облако пара. Под рассвет заметно похолодало.
      Сейчас Элен и Падме договариваются о сотрудничестве, выставляют условия и требования гарантий. Они заняты делом. Совсем скоро и Виктор будет занят.
      Парень посмотрел на рассветное солнце, совсем скоро должно начаться настоящее утро, но жаль. Солнце придется подождать. Справа порывистым ветром нагоняло черное одеяло туч, которое уже сверкает молниями вдали.
      Через десять минут вокруг снова стемнело, а вместе с первыми каплями дождя из-за черноты облаков показался звездолет.
      CR—70 плавно развернулся и пошел на посадку. На то чтобы приземлиться на узкой посадочной платформе, у пилотов ушли считанные минуты. Можно похлопать их профессионализму, но желание отсутствовало.
      Из трюма опустился трап, по которому спокойно стали спускаться двое разумных. Забрак и твилечка. Оба в скромных робах песочного цвета. От этих двоих отчетливо тянуло холодом, и именно, что тянуло.
      Виктор прикрыл глаза и прислушался к чувствам.
      Первое, что он почувствовал, это собственное тепло, оно окружало тело, проходило через ткань и задерживалось в сабере. Сила, ее темная сторона. И эти двое, от которых ничего не исходило, наоборот, тепло Виктора пыталось идти к ним.
      Это напрягало. Создавалось впечатление, что они воруют его силу.
      Виктор сделал глубокий вдох и настроился на сознание без мыслей. Терять контроль смерти подобно.
      — Виктор Лост? — первой заговорил коричневокожий забрак.
      Мужчина остановился в трех метрах. В его лице застыла уверенность.
      — Нет, — признался Виктор. Врать джедаям до сих пор нельзя. Через Силу вполне можно узнать факт обмана, он сам это научился чувствовать.
      — Дарт Лост? — закатила глаза твилечка. — Любите же вы давать себе странные имена.
      — Зовите меня Виктор, — спокойно ответил он.
      — Виктор, мое имя Киардис, рядом со мной Ингра, мы здесь, чтобы помочь тебе, — забрак выбрал проникновенный доверительный тон.
      — А мне нужна помощь?
      — Да. Темная сторона Силы способна извратить душу. Ты ведь этого не хочешь…потерять себя, стать рабом темной стороны?
      — И как будет выглядеть помощь? Световой меч в брюхо? — хмыкнул парень.
      — Ты и сам прекрасно знаешь. Ашла. Медитируя на ней, ты сможешь вернуться к свету.
      — Вокруг идет война, господа джедаи, если вы не заметили. Я только недавно сумел отбить Джеонозис, вчера Набу, и у меня нет желания терять эти успехи.
      — Это неважно, Виктор, — забрак качнул головой. — На все воля Силы, прими ее и познаешь покой, а вместе с ним и единение с Силой.
      Виктор скрипнул зубами, холод от забрака только что усилился, доставляя теперь физическую боль. Парень через Силу хмыкнул. Теперь он начал понимать, почему ситхи так желали разорвать джедаев.
      Холод, холод. Обычно такое может возникать при потерях энергии. Значит, он сейчас ее теряет, и, если хочет иметь шансы на победу, нужно начинать как можно раньше.
      Виктор потянулся к поясу и замер. Интересная мысль пришла следом. Возможно ли, что сама Сила стремится к балансу, потому тянет с него лишнюю темноту.
      Громыхнула молния. Мелкий дождь стремительно стал нарастать, чтобы через секунду превратиться в ливень.
      — Если я с вами уйду на Ашлу, никто не гарантирует, что завтра вверенные мне планеты не будут захвачены врагом, а доверяющие мне люди убиты. Я уже успел взять на себя обязательства и намерен их выполнять до конца.
      — Плохой ответ, темный, — твилечка потянулась к поясу.
      — Ингра, нет. Виктор, подумай, даже если ты останешься, здесь у тебя нет гарантий, что сможешь защитить то, что хочешь. В тебе говорят чувства.
      Перед взором Виктора всплыли картины смерти ученицы. Да, это наведено темной стороной, но боль ощущалась телом и душой реально. Подобного испытывать вновь решительно не хотелось.
      Парень перевел взгляд на порушенные дома. Последствия действий и ошибки. Отступать от них для него значило отступить от части себя, а это уже наполовину смерть.
      — Во всяком случае, я сделаю все, что от меня зависит, — начал Виктор. — Ради тех, кто доверился мне. А если не справлюсь, так хоть умру, сражаясь.
      — Нет смысла с ним говорить, — сделала шаг твилечка.
      Киардис прикрыл глаза. В этот момент Ингра активировала меч. Синий клинок зашипел, испаряя частые капли ливня.
      — И что ты собралась делать? — изогнул бровь Виктор. — Джедаи не нападают на безоружных.
      — Ты не безоружный, — кивнула она на пояс парня. — Да и драки у нас не выйдет. Просто обездвижу тебя и отволоку в звездолет.
      — Вот как.
      Молния вновь сверкнула в облаках. Когда яркость света опала, в руке темного джедая горел зеленый клинок.
      — Двое против одного, — качнула она головой. — У тебя нет шансов. Сдавайся, падший.
      — Ингра, нет, — забрак встал с ней рядом. — Он один из нас.
      — Он оказался слаб, раз пал. Теперь опасен для всех, ради него самого нам нужно его остановить.
      — Странное желание для джедая — решать все силой, — Виктору показалось забавным шипение испаряемой воды, попадающей на плазму клинка, и он наслаждался звуком.
      — Темная сторона извращает разум, Виктор, — Ингра впервые обратилась к нему по имени. — У пользователя Силы порой не бывает и тени возможности противостоять ее напору.
      — Думаешь, это мой случай?
      — Да. Мы предложили тебе выход. Ты отказался. Если бы ты сохранил контроль над собой, то принял бы помощь.
      — Идет война.
      — Мы в курсе. Тревоги в тебе вызываются влиянием Силы, Свет же дает покой. Это доказывает правильность нашего суждения о тебе.
      Виктор честно прислушался к себе в поисках подмены влияния на разум. Но поток мыслей чист и понятен, да и давление темной стороны на том же месте. Опасный хищник все еще сидел поодаль в ожидании подходящего момента.
      Парень вернул взгляд джедаям. Двое противников в бое на световых мечах и без особого опыта реального сражения со стороны Виктора. Да, есть три года занятий фехтованием, в том числе и фигурным, но физика светового меча несколько иная, отличная от стали или пластика тренировочных мечей. При столкновении плазма клинков в магнитном поле имеет свойство отталкиваться. Оттуда и своеобразный стиль фехтования. Замахи и множество вращений. Да и специфика реального боя предполагает резкие и стремительные удары, а не медленные и красивые па.
      Виктор перевел взгляд на горизонт, объятый чернотой туч. Печально все это. Но сколько не беги, последствия тебя всегда найдут. Сдаться? И оказаться на далекой луне вдали от событий, кусая ногти от переживаний, как там все, чего ты добился. А если возвращение на сторону света затянется? К нему прилетят его же клоны и будут пытаться поджарить. Палпатин ведь не отступит.
      Парень спокойно ждал первых действий прибывших джедаев. Ему спешить некуда. Более того, отдавая инициативу, можно получить шанс поймать противника в контратаке.
Первой, как ни странно, напала твилечка. Уверенные и правильные движения сабером создали красочный веер синего света слева от уклонившегося Виктора. Парень парировал атаку и отметил, что клинок неприятно сильно отталкивается, из-за этого пришлось перехватить рукоятку ближе к излучателю.
      Вот тут уже вступил в бой забрак. Он старался зайти с другой стороны от твилечки и метил ударами по ногам.
      Боковые удары с обеих сторон заставляли Виктора вращаться и постоянно отступать, чтобы не дать себя зажать.
      Движения джедаев техничные и правильные. Ничего лишнего в них не ощущалось, даже эмоций. Парню временами даже казалось, что он сражается с дроидами, если бы не источаемый ими холод.
      Через полминуты Виктора выдавили в коридор дворца. Трансформаторное дребезжание стало отражаться эхом в длинном коридоре. На звук боя выбежали клоны и озадаченно замерли с винтовками наготове. Пред ними двое джедаев нападали на их генерала.
      — Сэр, — один из клонов обратился к капитану, — что делать будем?
      — Бластеры в шоковый режим. Огонь по противникам генерала!
      В джедаев посыпались синие трескучие сгустки энергии.
      Атака клонов на мгновение смешала слаженную работу забрака и твилечки, чем мгновенно воспользовался Виктор. Он, зажатый с боков, погасил клинок, поднырнул под выпад Ингры, резким движением хватая ее руки у рукояти сабера, а свой провел перед животом, скрытый от взгляда Киардиса. Активировал свой сабер, клинок которого упирался в ногу противника. Забрак повалился на камень, и его накрыли шоковые заряды бластеров.
      Виктор, продолжая удерживать руки твилечки, согнулся и пробил с разворота ей живот.
      Ингре так же досталась пара шоковых зарядов.
      Бой окончен.
      — Сэр, — к Виктору подбежали клоны, — что здесь происходит?
      Парень притянул Силой мечи джедаев и выдохнул.
      — Благодарю за верность, капитан. А что происходит… — Виктор хмыкнул. — Не сошлись во мнении, у кого меч ярче.
      — Сэр…
      — Можете быть свободны, капитан. Дальше я сам.
      — Как скажите, Сэр, — с облегчением кивнул клон и забрал своих бойцов.       Ввязываться в дела джедаев у них желание отсутствовало.
      Виктор еще раз сделал глубокий вдох-выдох, успокаивая сердце, и посмотрел на тела. Все еще активированный меч в руке подсказывал правильное решение. Джедаи придут в себя очень скоро, возможно, им удастся переубедить клонов и схватить его. Кто знает, какие протоколы есть на такой случай у клонической армии. Их готовили для службы под началом джедаев.
      Виктор сделал шаг к твилечке, занес меч и замер.
      Снова звук двигателя звездолета со стороны посадочной площадки. До выхода совсем немного, примерно десять метров, и, повернув голову, можно рассмотреть, кто еще там прибыл. Если Асока, то это проблема. Вряд ли получится ее убедить в правильности своего поступка.
      Звездолет, который сел на посадку, оказался не LAATi, а непонятной архаичной формы. Его трап опустился, а по нему самому легко спустилась хрупкой внешности девушка. Она быстрым шагом преодолела расстояние до входа и, переступив его порог, скинула капюшон. Под ним оказалась слишком молодо выглядящая остроухая блондинка с необычно светлыми серыми глазами.
      — Стоп, стоп, стоп, — первые ее слова.
      Виктор посмотрел на свой клинок, гудящий перед ним, потом на лежащую внизу твилечку.
      — С чего бы?
      — Убивать плохо, — выставив указательный палец, наставительно сказала она.
      Виктор озадаченно замер. Слова произнесены слишком детским тоном.
      — Ты издеваешся?
      — Нисколько, — качнула она головой. — Для тебя они теперь безопасны.
      — Потому что без сознания?
      — Нет, потому что я здесь, — она поежилась от внезапного сырого порыва ветра. Окон во дворце почти не осталось, и в коридоре гулял сильный сквозняк, а незнакомка успела промокнуть. — Давай пройдем в более уютное место и поговорим о том, что тебе нужно.
      Почему-то утихло желание сразиться с этой блондинкой. Виктор опустил руку и погасил меч.
      — Кто ты такая?
      — Мое имя Фэй.

Примечание к части

бечено

Глава 15. Подземный уровень

      — Кто ты такая?
      Виктор смотрел прямо в глаза незнакомки, за спиной которой темнел проем выхода с видом на взлетную площадку, утопающую в ливне дождя.
      — Я же ответила, — слегка насторожилась девушка. — Мое имя Фэй.
      — Впервые слышу.
      — Это… неожиданно. Я привыкла к другой реакции, — она слегка поджала губы, выражая подобие недовольства.
      — Мне нужно понять твою уверенность, что сможешь оградить от них, — парень качнул рукой в сторону твилечки без сознания.
      Девушка вздохнула и повернула к стене, по которой уже стали стекать струи воды, голову.
      — Обычно разумные Ордена рады меня видеть, потому как знают истории обо мне.
      — Истории? — Виктор, не сводя взгляда с девушки, прикрепил конфискованные саберы к своему поясу. — Учитывая отношение джедаев к кумирам… Ты какая-то древность?
      — Древность? — почти искренне изумилась джедай. Но сразу сменила удивление на легкую улыбку. — Можно сказать и так, учитывая, сколько мне лет. Насчет кумиров ты верно подметил, для джедая не может быть их, но есть кое-что, ценность которого имеет смысл, — это авторитет. Мой авторитет складывался веками, мой друг. Позволь успокоить тебя. Я могу попросить тебя не трогать, поручившись.
      Виктор смотрел на незнакомку и не мог понять, что происходит. Эта Фэй появилась довольно неожиданно и предлагает защиту от Ордена по совершенно непонятной причине. Есть повод усомниться в искренности… Если бы она не была джедаем. Но зачем ей он? Обычный, по сути, джедай, да еще угодивший на темную сторону Силы. Виктор сомневался, что она заявлялась ко всем падшим и пыталась им помочь, ведь Орден прислал к нему эту отдыхающую сейчас двойку, не ее. Значит, самовольность.
      Тут была какая-то тайна, а совершенство не терпит белых пятен.
      — Зачем я тебе?
      Девушка зябко дернула плечами и укоризненно посмотрела себе за спину, откуда ветром приносило мокрый воздух.
      — Может, найдем более уютное место? Разговор будет довольно длинный.
      Виктор думал недолго, ему хотелось узнать причины альтруистического порыва Фэй и понять, может ли она быть той, кто отсрочит его горячие встречи с рыцарями Ордена, которые, само собой, за ним будут приходить постоянно. Так уж получилось, что джедаи не терпят темных, как минимум в своих рядах.
      Виктор сделал шаг в сторону и приглашающе поднял ладонь. Фэй каким-то невесомым шагом обошла бессознательных джедаев и поравнялась с ним, выражая всем своим видом готовность идти.
      — Веди, мой генерал, — шутливо подмигнула Фэй.
      — Твоя манера речи… Ты точно мастер-джедай? — Виктор не удержался и спросил. Вид, действия и слова Фэй, как легкий бриз сдували раздражение и напряжение, что понималось парнем как умелая манипуляция.
      — Она оскорбляет тебя? — участливо осведомилась она.
      — Нисколько, — с кирпичным выражением на лице ответил Виктор и пошел в глубь коридора. — Для нашей беседы есть одно хорошее место.
      Они пошли по коридору, с потолка которого начала густо капать вода. Дворцу серьезно досталось от орбитальной бомбардировки, оставив в его стенах, пролетах и крышах множество обугленных дыр, через которые непогода активно искала дорогу в самый низ.
      — Занятно, — Фэй с интересом смотрела на потрескавшиеся стены, — барельеф до эпохи ранней Республики.
      Виктор покосился на стену, золотой рисунок на которой изображал некий сюжет с прибытием звездолетов и ликующей толпой. Все это можно было различить, лишь имея богатую фантазию, настолько витиеватые линии там сплетались в узор.
      — Любишь искусство?
      — Ага, — легко кивнула она. — Зачастую из-за уровня развития понять тот или иной народ можно только через их творчество. Это удивительно, но разум в порыве вдохновения раскрывает границы и выносит даже глубоко тайные желания. Порой такого насмотришься, что впечатлений хватает на неделю-другую.
      — Интересно, — заметил Виктор, а еще он заметил поворот и лестницу вниз. — Нам сюда.
      — Мы в подземелье направляемся? — улыбнулась Фэй, — Довольно занятный выбор для приватной беседы.
      — Там тепло и сухо, мисс Фэй, — ответил Виктор, спускаясь по ступенькам.
      — Можно просто Фэй, — поморщила она носик. — Или, — она добавила голосу шутливой серьезности, — мастер-джедай Фэй.
      Они спустились на уровень ниже и вышли к лифту. Его двери с шипением раскрылись, и пара вошла внутрь.
      Виктор нажал на самый нижний сенсор.
      В следующее мгновение двое разумных почувствовали отток силы тяги, лифт стремительно спускался вниз.
      — Занятно, — мягкий голос Фэй, — дворец почти разрушен, а лифт цел. На Набу хорошая техника, и это радует.
      Виктор испытал укол уничижения. Камень был в его огород. Он не подумал о безопасности использования лифта в здании с серьезными повреждениями, просто выбрал кратчайший путь к цели, и джедай об этом тактично упомянула.
      — Действительно, — парень воспользовался предложением Фэй сохранить лицо, а сам сделал себе наказ собраться с силой, сжимая кулаки. Допускать оплошности слишком неприятно.
      Лифт наконец замер и раскрыл двери. Перед взоров джедаев явился безразмерной величины зал с уходящими далеко вниз световыми колоннами. Памятное место из первого фильма, в котором молодой Оби Ван ополовинил ситха.
      — А здесь красиво, — Фэй подошла к краю платформы и заглянула в бездну, — и глубоко.
      Виктор же посмотрел на клонов, занятых осмотром уровней. По крайней мере, прикрытие у него здесь было, и в то же время они находились достаточно далеко, чтобы остаться в неведении о сути их разговора.
      Пора бы уже начать.
      — Мисс Фэй…
      — Можно просто Фэй, — девушка обернулась и подарила улыбку. — Я давно уже обхожусь без танцев вокруг имени.
      — Фэй… — Виктор жестом предложил идти дальше. — У меня есть вопросы к тебе.
      Девушка пошла рядом с ним по мосту, на другой стороне которого был проход с силовыми полями.
      — Во-первых, почему я?
      Взгляд шагающей по металлу моста Фэй затуманился.
      — Я очень давно живу на этом свете, мистер не представившийся джедай.
      — Виктор Лост, — хмыкнул парень.
      — Виктор… Можно я начну чуть издалека?
      Виктор кивнул. Так можно получить наиболее полную картину, при условии, что Фэй будет честна. Впрочем, почему бы джедаю врать?
      — Я очень давно живу среди звезд и под светом Силы. Примерно семь сотен лет назад, точной даты я даже при всех усилиях не вспомню, я покинула стены Храма Ордена, влекомая волей Силы, и направилась во внешнее кольцо. В те времена множество планет только осваивались разумными расами галактики, и, как бывает в случаях оторванности от цивилизации, очень часто возникали конфликты.
      Виктор слушал спокойную речь Фэй, шагая по мосту.
      — Сила вела меня в самые важные места и в самое подходящее для решения конфликтов время. За столько лет, сколько я живу, так привыкла к чувству Силы, что ощущаю себя безраздельно с ней. Моя судьба — ее воля, Виктор.
      Довольно необычно слышать Виктору такой отказ от своей воли, но ожидаемая позиция от джедая. Парень пока не видел резких моментов в ее словах, за исключением упомянутого возраста.
      — Гасить войны на планетах, примирять вражду систем, все это возможно под ласковым вниманием светлой стороны Силы. Она указывала, направляла. В медитациях я видела мысли и судьбы народов галактики из самых дальних ее уголков, ведь для Силы нет понятия «далеко» или «близко», как и слова «невозможно».
      Речь Фэй понятна Виктору, теорию Силы преподавали всем джедаям.
      — Год от года, столетие от столетия я слушала волю Силы и видела свой путь. Я несла в конфликты семя мира и гасила пожар войн. Мне казалось, что так будет вечно. Я и Сила вокруг меня, ее Воля со мной.
      Девушка замолчала и чуть опустила веки, слышались лишь их шаги по металлу и гудение десятка световых столбов, уходящих в бездну.
      Виктору показалось на миг, что в Силе прошлась волна печали.
      — Все изменилось пять дней назад, — Фэй неожиданно оживилась. — Ты знаешь, я была на Фолре, это очень маленькая планета на внешнем кольце с тропическим климатом. На ней обитают довольно забавные гуманоиды, одно из племен которых враждовало три века из-за контроля над деревом предков. Подумать только, убивать друг друга так долго…
      Она замолчала, видимо, соскользнув с мысли вновь на то, что так не хотела произносить.
      Виктор никак ей не мешал. Не было причин торопить джедая, ведь все, что от него требовалось, уже было сделано. Оставалось только дождаться готовности войск и отправляться на Джеонозис, и то, если его не отстранят от командования. Орден должен очень скоро узнать о происшествии при его встречи с двумя джедаями, и каково будет их решение по отношению к темному, можно было легко догадаться. Во всяком случае, было бы очень странно, если бы Виктора оставили командовать Флотом ВАР.
      — Знаешь, Виктор, я больше не слышу волю Силы. Вернее, не так. Сила как будто дает мне наказ решать дальше самой, — девушка пожала плечами. — Это странно, и я не привыкла подобному, находиться будто в коконе без ее воли. Это задело меня, и я стала искать что-нибудь похожее в галактике. Четыре дня медитации, и я нашла похожую аномалию на планете Набу. Джедай, представляешь! — она пристально посмотрела Виктору в глаза. — Человек, которому представляется самому решать свою судьбу.
      — Разве со всеми не так? — не выдержал Виктор. Ее слова задели чувства парня, а именно чувство справедливости. Ведь каждый имеет право на свободу воли.
      — С джедаями не так! — качнула она головой, и светлые кудри упали ей на глаза.
      Переместив их за ухо, Фэй улыбнулась и продолжила:
      — Джедаи — продолжение руки светлой стороны, они стремятся воплощать ее волю во имя равновесия и мира в галактике, потому она их всегда окружает. Это осознанный выбор пользователей светлой стороны Силы.
      — А как же ситхи?
      — Темная сторона Силы весьма любопытна, и у нее тоже есть воля, просто она воплощается через сильные желания, эмоции и пороки. Ее цель — внесение хаоса в жизнь, во всяком случае, я так ее понимаю. Это не плохо. Это естественный ход вещей.
      — Странно слышать такое из уст джедая.
      — Орден джедаев стремится к балансу, а не к господству Света, — наигранно нахмурилась Фэй, смотря Виктору в глаза.
      Они остановились перед силовыми полями в гигантской арке.
      — Допустим. И все же почему я? Всего лишь из-за схожести отношения Силы?
      Силовое поле исчезло, но они остались стоять. Фэй стояла.
      — Ого! — брови девушки слегка приподнялись, а глаза расширились. — Отношение самой могущественной сущности в галактике — это для тебя «всего лишь»?
      Она закусила губу и повернула голову к колоннам из света, что уходили глубоко в бездну.
      — Ты знаешь, назревает нечто очень важное. Я давно чувствую, как Сила сгущается, чтобы высвободиться в нечто очень важное. Галактика скоро станет другой. Значительно.
      Виктор перевел взгляд в низ бездны, куда уходили столбы света. Он прекрасно представлял, что ждет галактику — падение Ордена джедаев, а следом рождение Первой Галактической Империи.
      — И ты знаешь, что ее ждет.
      Виктор почувствовал, как похолодело в груди. КАК?! Как она узнала?! Долбанные джедаи, с ними не бывает просто, никогда.
      — Это несложно было понять, — на мгновение она посмотрела в непроницаемое лицо Виктора. — При моих словах ты испытал лишь покой и немного печали, ничто тебя не встревожило, а так могут лишь те, кто уже знает, что будет, либо умудренные опытом мастера, тонко понимающие мир. И ЭТО уже интересно.
      — Так уж и интересно, — поморщился парень.
      Силовое поле вновь возникло, отсекая проход.
      — Безусловно! — вскинула она голову. — И более того, теперь я уверена, что прилетела по назначению.
      — Быть может, я просто заблуждаюсь, Фэй. Почему ты решила, что я именно знаю, как будет?
      — Заблуждение заблуждению рознь. Да и идет оно в обнимку с разумом, а ты отличаешься от умалишенных или фанатиков. У тебя есть знание, — уверенно заявила она, — которое пустило корни и имеет под собой очень большие основания. Нет. Я все правильно поняла.
      — Думаешь, у меня было видение?
      Фэй задумалась и не спеша ответила, смотря, как вновь исчезает силовое поле. Виктор предложил жестом проследовать дальше, и Фэй пошла следом.
      — Нет, — качнула она головой. — Даже если ты получаешь видение, разум его воспринимает с привкусом сомнения. Это нормально. Я думаю, у тебя есть некая цель в этом мире, и она связана с его будущим. Если уж Сила дала мне возможность выбора, я хочу быть рядом с вектором собственной воли, имеющим знание, и помогать ему.
      — Если проще, желаешь присмотреть, чтобы все было «правильно», — хмыкнул Виктор.
      Фэй улыбнулась и кивнула.
      — Ты все правильно понял, мой генерал, — ее улыбка стала еще ярче. — Пока твоя цель благородна, можешь рассчитывать на мою помощь.
      Виктор задумался и перевел взгляд на столбы света. Парень всем своим сердцем желал достичь совершенства и привести к нему мир вокруг. Благородно ли это? Глупый вопрос. В это верил он сам, и это выглядело со всех сторон правильно. Вот только… у Фэй ведь собственное представление о значении слова «благородна». Настанет момент, и, если он примет ее помощь, между ними состоится еще один разговор. И к тому моменту лучше бы набраться силы, чтобы на фоне семисотлетнего джедая не выглядеть блекло.
      — По рукам, мисс Фэй.
      — Я же просила, зови меня просто Фэй, — шутливо нахмурилась девушка.
      Они остановились перед огромным колодцем, дно которого было не видно.
      — Зачем мы здесь? — девушка смотрела в его глубину.
      — Чувствуешь что-нибудь необычное в Силе?
      Блондинка прикрыла глаза и повела головой в сторону.
      — Здесь недавно умер чувствительный к Силе. Хорошая душа, нашедшая покой. М-м, джедай.
      Виктору осталось поражаться способностям мастера-джедая. Возможности и в самом деле очень интересные, немудрено, что джедаи часто выступают в роли детективов.
      — А смерть ситха чувствуешь?
      — Ситха? — девушка подняла веки, посмотрев на Виктора серебром своих глаз.
      — Да.
      — Нет здесь смерти ситха, лишь его боль, и та уже почти погасла.
      Виктор перевел взгляд в черноту колодца.
      — Занятно…

***

      LAATi летели над городом, один из них повернул курсом на дворец.
      — А я его такая раз! — Тано взмахом руки показала, как она его. — Жестянка валится на бок и роняет свой бластер. Как раз вовремя, иначе бы он попал вон в того парня, — девочка кивнула на клона с царапиной на лицевой стороне шлема и продолжила в красках описывать, как она зачищала фрегат.
      Лейтенант, которому рассказывала историю Асока, понимающе кивнул. Он успел оценить за ночь боевых действий качества хоть такого маленького, но джедая.
      Тем временем LAATi завалился на бок и пошел в разворот, приближаясь к посадочной площадке перед дворцом. Клон, не перестававший оценивать обстановку вокруг ,насторожился. Внизу стояли два неизвестных корабля.
      — Коммандер, мэм.
      — А? — девочка отвлеклась от рассказа.
      — У нас гости, мэм, — кивнул клон на корабли.
      Девочка прищурилась, а после закусила губу.
      Как только канонерка коснулась камня площадки, Асока выпорхнула наружу и побежала через стену дождя внутрь дворца.
      Подмога из Храма прибыла очень рано! А она не рядом с учителем!
      Оказавшись в коридоре, девочка добежала до лежавших тел и озадаченно замерла. Потом настороженно подняла брови и почувствовала, как по спине вскочили холодные мурашки. На полу лежали джедаи, двое, которых, по всей видимости, и прислал Йода.
      — Это ненормально, — резюмировала Тано, качая головой, и сорвалась с места.
      Следовало как можно скорее найти учителя. Он не убил этих джедаев, но почему-то сражался с ними. Если учитель сейчас на грани срыва, она чувствовала, что должна быть рядом, чтобы удержать его!
      Девочка бежала, пытаясь настроиться в Силе на холод учителя, что получилось на удивление довольно легко, но она почти сразу после этого сбилась с бега на шаг. Учитель был очень близко, и рядом с ним ощущалось настоящее солнышко Света. И это как раз за поворотом коридора.
      Теряясь в догадках, кто бы там мог быть, Тано осторожно выглянула и сразу заметила идущих рядом учителя и сефи сказочной красоты, от которой по коридору растекалось тепло светлой стороны.
      Асока даже почувствовала нечто неловкое, что она так рассматривала незнакомку, которая, впрочем, носила робу джедая. Очень потертую робу.
      — Учитель? — осторожно привлекла внимание Тано.
      Виктор посмотрел на нее и подозвал ладонью.
      — Как успехи, гроза дроидов?
      — Мм, — Асока вышла из-за поворота полностью, правда, не переставала посматривать на девушку… расы сефи? Острые уши, характерные для них, выглядывали через локоны золотых волос. — Офигительные, в радиусе пары сотен миль не осталось ни одного целого. М-м, учитель, а это…
      — Госпожа Фэй, — ответил Виктор.
      Секунду девочка переваривала услышанное, еще секунду боролась в сомнениях.
      — Мастер Фэй?! — замерла на полушаге изумленная Асока. — Она же… она же… она…
      — Кто? — Виктора заинтересовала реакция ученицы, и он остановился перед ней.
      — ЛЕГЕНДА! Каждый юнлинг про ее подвиги слышал истории! — и тут же наградила Виктора укоризненным взглядом. — Как Вы можете ее не знать?!
      — Доброй ночи, юный джедай, — улыбнулась Асоке Фэй.
      — Д-доброй. А п…почему Вы здесь?
      Фэй перевела взгляд на Виктора.
      Это заметила Тано и вздохнула облегченно. Если помогать с учителем будет такой мастер, как Фэй, то она окончательно спокойна. Мастер, равная по возрасту магистру Йоде, была известна своим сродством с Силой. Она остановила тысячи конфликтов, войн, спасла сотни тысяч, если не миллионов, жизней. Уж кто разбирается, как вытаскивать с темной стороны, так это мастер Фэй.
      — Вы поможете учителю? — все же уточнила с надеждой Асока.
      — Я буду рядом, — ответила девушка.
      Звук вызова комлинка привлек внимание Виктора. Излучатель спроецировал клона-офицера.
      — Зачистка планеты завершена, Сэр. Готовы выполнять Ваши дальнейшие приказы.
      — Очень хорошо, капитан. Сделайте проверку оснащения личного состава и готовьте их к погрузке на корабли.
      — Да, Сэр.
      Связь завершилась, чтобы вновь сигналить входящим вызовом.
      — Мистер Лост, — теперь уже Элен проецировалась в пространство, — переговоры завершены. Предварительное соглашение подписано, и его копия выслана на Ваш коммуникатор.
      — Если кратко, Ваша оценка?
      — Более чем оптимистично. Мы получили опеку над системой, при условии оказания помощи. Госпожа Амидала высоко ценит комфорт и безопасность своего народа.
      — Как думаете, потянем?
      — Да, мистер Лост. Промышленные возможности Джеонозиса перекрывают все требования, кроме продовольствия.
      — Хорошо, — задумчиво протянул Виктор. — Подробнее поговорим на Аккламаторе.
      Он завершил звонок.
      — Мы улетаем, учитель?
      — Да, — кивнул он. — Тут нам делать уже нечего.
      Виктор направил свои стопы дальше по коридору и остановился, когда заметил, как двинулась следом Фэй.
      — Ты за мной теперь все время ходить будешь?
      — Да. Почти всегда, — улыбнулась она.
      — Даже если я зайду в гальюн? — изогнул бровь Виктор.
      — Хм, могу и так, а могу и за дверью подождать, — в глазах мастера-джедая играли смешинки.
      — Блеск, — выдохнул парень и продолжил путь.
      Асока наблюдала эту сцену, озадаченно сдвинув брови. Потом спохватилась и поспешила за учителем, следом невесомо вышла Фэй.
      — Учитель, а почему…

***

      — Благодарю за информацию, мисс Рилл, — в коридоре обнаружились идущие рядом Падме и Элен, которых сопровождали клоны охранения.
      — Не стоит, госпожа сенатор. Мы ведь теперь партнеры.

***

      — Учитель, а как быстро Вы можете бросить свой меч?
      — Зачем? — машинально спросил Виктор.
      — Ну-у, если враг далеко!
      — А молния Силы на что?
      — А… — запнулась Тано. — Но это же темная техника!
      — Хм, точно.
      — И все же?
      — Сила на что нам, мой падаван? Бросить можно всем во врага. Камень, балка, коробка или бластер. Все подойдет.
      — Но почему бы не мечом?
      — Выкинуть свое единственное оружие? — изогнул бровь Виктор.
      — А… понятно.
      Они встретились с женщинами на перекрестке.
      — Мистер Лост…
      — Генерал…
      — Дамы. Надеюсь, все вопросы улажены. Обстановка на фронте требует моего отбытия на Джеонозис.
      — Да, генерал, — подтвердила Падме. — Остальные вопросы можно уладить дистанционно или с помощью мисс Рилл.
      — Я смотрю, с Вами новое лицо? Джедай? — заметила сенатор.
      — Мое имя Фэй, — сделала поклон она.
      — Вы прибыли на подмогу генералу или… нам?
      — Генералу.
      — Понятно, — сухо ответила Падме, видимо, рассчитывающая на дополнительную помощь от Ордена. Неважно какую, ей нужна была любая.
      Виктор чуть сдвинул голову к глубине коридора, из которой слышались быстро приближающиеся звуки бега.
      Тревожный знак.
      Через пару секунд вдалеке показались клоны.
      — Похоже, времени вместе с вами еще меньше, — вслух заметил Виктор. — Я оставлю десять тысяч бойцов в гарнизоне Набу. Больше не могу, у меня и так осталось примерно полсотни тысяч, что для планеты размером с Джеонозис смех.
      — Понимаю, генерал. На Набу остается сотня тысяч дроидов и тяжелая техника, присланная вами. На первое время хватит.
      — Уже на следующей неделе с Джеонозиса будут налажены поставки оборудования, — вставила слова Рилл.
      — Сэр, — до них добежали клоны. — В коридоре были обнаружены джедаи. Они проявили агрессию к патрулю и бежали к посадочной площадке. Мы подняли тревогу по объекту, Сэр. Мы — Ваше охранение.
      — Кто распорядился?
      — Капитан К—5533, Сэр.
      — Мм, это нехорошо, — Фэй чуть виновато посмотрела в глубь коридора. — Совсем про них забыла.
      — Генерал, — уже проявила интерес Падме, — почему от Вас бегают свои?
      — Слышали когда-нибудь про такую игру как салочки? — индифферентно ответил Виктор.
      — Игру?
      Снаружи что-то бабахнуло. Все присутствующие повернули головы на звук.
      — Вы уверены, что это игра?
      — Совершенно, — кивнул Виктор и пошел на выход из дворца.
      — Мисс Рилл, Вы идете со мной, нужно обсудить детали Вашего соглашения с госпожой сенатором…
      Вновь звук, на этот раз комлинка.
      Виктор недовольно посмотрел на него и нажал на сенсор.
      — Сэр, — клон-офицер докладывал. — При проведении разведывательной операции в системе обнаружены подозрительные сигнатуры со спутника планеты. Есть основания предполагать о наличии военной техники КНС, похожие алгоритмы сигналов.
      Асока заметила висящие на поясе учителя дополнительные два меча и, нахмурившись, сдвинула брови.
      — Учитель, а это случайно…
      — Давай чуть позже. Лейтенант, передайте в сеть, что джедаев при встречи оповестить о их безопасности…
      Рев двигателя звездолета пронесся по коридору, и парень перевел взгляд в ближайшую дыру в стене, через которую прекрасно было видно, как корвет джедаев на полной скорости сваливает с планеты.
      — Чего это они? — ни к кому конкретно не обращаясь, осведомился Виктор.
      — Обиделись, наверно, — задумчиво произнесла Фэй.
      — Э-э-э, — зависла Тано.
      — А если серьезно, то за подмогой или инструкциями отошли, — продолжила другим тоном Фэй. — Сам подумай, мой генерал, они пришли сюда забрать с собой тебя, а встретили их бластеры клонов и ты со своим мнением. Мечей у них нет, Сила есть, но против клонов…
      Мастер-джедай помолчала задумчиво, а после тихо сказала:
      — Нужно с Храмом связаться мне. Как можно скорее.
      — Тогда нам ближе всего…
      — Я со своего звездолета могу. Тут пару метров пройти.
      — Не выйдет установить связь с планеты. Все ретрансляторы уничтожены флотом КНС.
      — Но… кхм, — девушка задумалась.
      — Давайте в транспорт, потом на Аккламатор, там свяжитесь, а я тем временем узнаю, что за аномалию нашли клоны на ближайшей луне.
      — Звучит как план, Виктор, — улыбнулась псевдосефи.
      — Мисс Рилл, Вам лучше пока остаться в компании госпожи сенатора. Неизвестно, чем закончиться наш визит к ближайшей луне.
      — Хорошо, мистер Лост.
      — Асока, ты с нами?
      — Еще спрашиваете, учитель?!
      — Ну вот и славно.
      Троица джедаев под каплями стихающего дождя направилась к прогревающему двигатели LAATi.

Примечание к части

бечено

Глава 16. Трудное решение

      Совершенство — это не цель, и не образ мыслей, это состояние души. Простая формулировка, но она означает фундаментальный уровень оценки окружающего мира с позиции лучшего из возможного. Именно вектор движения к идеальному заполняет смысл жизни перфекциониста. Если брать, как пример, весы, то совершенным его состоянием будет равновесие. Однако весы — всего лишь инструмент, и ему не требуется постоянное изменение. Они хороши такие, какие есть, а вот человек совсем иное. Ему по сути своей природы приходится вступать в конфликт с окружающей средой, событиями, другими людьми и с самим собой. Без непрерывной адаптации носителя разума, как минимум, ждет деградация.
      Виктор, нахмурившись, стоял перед обзорным иллюминатором, за которым в сотне километров впереди рушилась под залпами его кораблей база сепаратистов. Поверхность луны вспыхивала оранжевыми облаками, упиралась вверх черными столбами пожаров. Еще выше, уже в космосе, болтались обломки редких фрегатов, что попытались прорвать блокаду, и были переработаны в оплавленное дюросталевое месиво. Теперь они космический мусор.
      Причиной нехорошего настроения парня была не операция по ликвидации противника и не присутствие за спиной довольной жизнью Фэй — его крайне сомнительное приобретение в попутчики. Причиной была Асока, стоящая по правую руку.
      Виктор скосил взгляд на нее, и увиденное вызвало в нем новую волну неодобрения. Глаза тогруты впивались в картину гибели базы КНС, под отражением пожаров и взрывов конструкций в них горел азарт и предвкушение. Плохой знак для джедая. В голове парня свербила мысль, что сейчас происходит нечто нехорошее, опасное для будущего его ученицы.
      Парень почувствовал легкое прикосновение к руке. Фэй. Девушка поймала его взгляд и указала на радиорубку. Видимо, хочет поговорить, вот только сейчас не самое лучшее время, операция все еще не завершена. Или…
      — Капитан, сколько объектов противника осталось на поверхности?
      Клон оценил данные со своего монитора и доложил:
      — Системы непосредственной обороны базы подавлены, активных действий противника не фиксируем, сэр. Пять крупных корпусов и до десятка средних, но без защиты. Сэр, возможно начать десантную операцию.
      Виктор задумался над предложением. Можно отправить бойцов проверить внутренности базы и, возможно, получить представление о том, что они делали в системе. Но это решение сопряжено с потерями и без того уже малых сил клонов в его подчинении. Опять же техника. Каждую операцию он теряет десантные корабли, так скоро не останется средств доставки клонов на поверхность.
      — Нет, капитан. Завершите операцию с орбиты.
      — Да, Сэр.
      Парень хотел уже идти в радиорубку, как его остановила Асока.
      — Учитель, а может… ну… десантируемся? — при этих словах тогрута посматривала с нехорошим желанием на луну.
      — Нет причин тратить невосполнимый ресурс, — Виктор скрестил руки на груди, — если можно использовать более простое решение.
      — Н-невосполнимый? — чуть подняла брови тогрута.
      — Предполагаемый порядок потерь и техники стоит значительно больше, чем десяток залпов орудий, мисс Тано, — спокойно объяснил парень. — Война — это не только сами боевые действия, но и экономика. Иногда, — он чуть понизил голос, и в него проскочила печаль, — экономика единственное, что важно для победы.
      Девочка задумалась и повернулась к иллюминатору, чем воспользовался Виктор, направившись в радиорубку. Следом за ним в комнату вошла Фэй. Остроухая блондинка обошла круглый коммуникационный стол и облокотилась на него.
      — О чем ты хотела поговорить? — Виктор скрестил руки на груди. Персона древнего джедая до сих пор вызывала в нем сомнения. И даже возможность избежать лишнего интереса от Ордена благодаря ее протекции выглядела не так заманчиво, как часа два назад.
      — Виктор, — она отошла от стола и направилась к парню, — твоя ученица, Асока, она… слишком молода.
      — Она падаван, мисс Фэй.
      — Девочка из-за молодости своей и расы горяча и импульсивна, а значит, подвержена эмоциям.
      Виктор поднял руку, останавливая Фэй.
      — Я понял, о чем ты. Темная сторона силы.
      — Верно, — кивнула Фэй. — Возможно, у тебя получится понять меня правильно, столь молодой пользователь силы, как Асока, легко может оказаться на темной стороне под влиянием извне, поэтому их издревле доверяли лишь опытным наставникам, которые могли бы уберечь молодые судьбы в самом начале пути. Так уж получилось, что…
      — Я оказался на темной стороне? — хмуро закончил парень.
      — Да, — аккуратно качнула головой мастер. Джедай говорила осторожно. — Это, возможно, нелегко будет принять, но из-за тебя она может очень быстро пасть на темную сторону силы, и будет это выглядеть иначе, чем с тобой. Я вижу, как у тебя получается сопротивляться темной стороне, и также вижу, что за этим фактом лежат годы тренировок, которых нет у маленькой тогруты.
      Виктор повернул голову к закрытым дверям, за которыми мостик и его ученица. Он прислушался к Силе, исходящей от нее, и почувствовал легкий налет тепла в голове падавана. Готова ли Тано встретиться с яростным зверем темной стороны? Чтобы не потерять себя, Виктору приходится постоянно следить за своими мыслями, что серьезно выматывает, а ведь он потратил много времени, чтобы научиться именно контролю мыслей, джедаев же учат контролировать Силу и вбивают строки их кодекса. Это несколько иные плоскости одной реальности. Они очень близко, но не одно и тоже. Контроль эмоций вырабатывается с опытом медитаций уже к статусу рыцаря, а не падавана, да и то, именно эмоций, а не мыслей… что было странно.
      — Какие у меня есть варианты?
      — Ты можешь вернуться к Свету.
      Виктор опустил взгляд и сжал до боли кулаки. Он очень много думал о том, как вернуть себе нормальное состояние, но скверность его положения была в том, что он не видел светлой стороны. Он чувствовал себя, словно вошедший в темную комнату, вдруг обнаруживший, что входная дверь пропала. Вокруг мрак, множество горячих и бросающихся в мысли деталей, а еще есть зверь, притаившийся в тени угла. Его пока не видно, но эманации злости и силы идут прямо в мозг. Это пробуждает первобытный страх и желание бежать, искать защиты и, когда ничего не останется, оскалиться в злобной гримасе загнанного зверя.
      Эти чувства были так же ярки, как ощущение ткани робы на его плечах или холод стали сабера в руке. Лишь контроль мыслей, отсекающий цепочки образов отчаяния, помогали не потерять себя. Но Виктор чувствовал, как силы его истончаются, это было даже заметно по легкой испарине на висках.
      — Если бы это была так просто…
      — Да, — кивнула Фэй. — Из всех состояний, в которые может угодить разумный, ты попал в самое сложное. Темная сторона не просто обещает безграничную силу, она очень медленно и незаметно подменяет образ мыслей. Ты становишься полностью другим. Чтобы вернуться, нужно ломающее личность событие или упорный труд.
      — Сила темной стороны цепляется за твое тело, возможно ли перетянуть ее с меня?
      — Предлагаешь джедаю добровольно принять темноту Силы? — изумилась Фэй, но тут же вернула лицу понимающее выражение. — Перетягивание силы убьет тебя, Виктор. В техниках серых джедаев даже есть такая. Относительно безопасно этот процесс протекает на Ашле. В медитации ты сможешь избавиться от темной стороны.
      — Какие есть еще варианты? — это предложение он уже отвергал.
      — А ты хорошо держишься. Впрочем, о чем я… Варианты, — девушка отвела голову в сторону и поднесла палец к губам. — Знаешь, — сказала она неожиданно бодрым тоном, — есть один интересный.
      Фэй посмотрела в глаза парню.
      — Как на счет немного поучиться?
      — Поучиться?
      — За сотни лет своей непростой жизни у меня получилось накопить кое-какие знания в области Силы, — слабо улыбнулась блондинка. — Темная же сторона любопытна по природе и не будет против усиления своего носителя. Мы начнем с серых техник и пойдем все ближе к светлым, пока самая созидательная сила сама тебя не вытолкнет к свету.
      — Сколько времени это может занять?
      — Все индивидуально. Месяц, год или два дня. Я не знаю. Прости. Но вот что я знаю точно, ученицу свою тебе следует защитить от темноты. Она еще не готова с ней бороться.
      Парень постарался трезво оценить ситуацию. Статус учителя подразумевал обучение ученика, но также накладывал ответственность за его состояние как в настоящем, так и будущем. Доподлинно известно, что темная сторона Силы — это не прогулка по парку, и только серьезная подготовка может помочь хотя бы не потерять себя в контакте с ней. У Асоки в силу ее молодости такой подготовки нет. Значит, она падет на темную сторону, будучи рядом с ним. Это вопрос только времени. Желает ли парень ей такого? Определенно, нет. Но и отказываться от обучения Тано он не намерен, а значит…
      — В Храм придется ее вернуть, — сказал Виктор.
      — Тяжелое для твоего сердца решение, Виктор, — кивнула понимающе Фэй. — Но так будет правильно…
      — Это не все. Я принимаю Ваше предложение в обучении, мастер Фэй, и прошу не жалеть меня. К Свету прийти я должен в самое кратчайшее время.
      — Похвальное рвение, конечно, но это не так просто, упрямство и спешка лишь преградой могут стать.
      — Я просто прошу не жалеть меня, если тренировка будет сопряжена с трудностями.
      — Хорошо, Виктор.
      Сигнал внутренней связи отвлек разумных. Виктор приподнял голову к динамику связи.
      — Сэр, Ваше присутствие требуется на мостике, сэр.
      — Понял, — выдавил Виктор и посмотрел в глаза Фэй.
      — Иди, а я свяжусь с советом. Нужно решить вашу небольшую проблему.
      Парень кивнул и покинул рубку, а девушка перевела взгляд на коммуникационный стол и слегка вздохнула, подошла ближе и нажала на сенсор связи.

***

      Фэй плохо помнила свое детство. Планета, на которой она родилась, находилась в двадцати парсеках от Ансиона, у самой границы дикого космоса. Альмирель, так она называлась, имела мягкий климат, много лесов и водоемов, она была жива и дышала светлым будущим. Города альмиряне старались строить из экологически чистых материалов, они заботились о природе, и их города утопали в зелени.
      Родители Фэй были уважаемыми людьми из влиятельной семьи, мать занимала должность верховного судьи, отец являлся потомственным аристократом и промышленником, возглавляющим производство разнообразного транспорта посредством технологий биосинтеза. Фэй не знала этого, но изумлялась каждый раз, рассматривая с веранды дворца ее семьи величественно плывущих далеко вверху китов. Это было красиво.
      Их семья была богата, и Фэй ждала судьба принцессы с соответствующим воспитанием, но Сила распорядилась иначе.
      В тот день, когда она впервые почувствовала ее, лил нескончаемый дождь с опасным ветром. Они вместе с семьей летели с очередного приема через облачность, и молнии вспыхивали очень близко и ярко, шум их грома бил в уши и заставлял со страха жмуриться. Потом был жуткий треск, запах дыма и дикое тянущее чувство падения.
      Ей было всего три. Так мало. Возвращаясь каждый раз в воспоминания о прошлом, Фэй понимала, что ничего не могла сделать, она просто ничего не понимала, но все равно тиски печали подступали к сердцу.
      После падения была темнота и жуткий треск ломающихся переборок. Она открыла глаза и увидела лишь черное небо, крупные капли дождя били ее по лицу и смывали заливающую глаза кровь. А еще корабль очень быстро кренился, запуская внутрь воду.
      Страшно, ей было тогда очень страшно.
      Мама ей часто рассказывала о Силе, что наполняет все вокруг и следит, чтобы она не баловалась. Сила светлой стороны добра и заботлива, она словно вторая мать следит за всеми и поддерживает на жизненном пути. И Фэй обратилась к Силе, она подняла руку и потянулась желанием из самого сердца к ней, светлой Силе, и через всполохи молний и огня, когда уже истаяли все надежды, почувствовала легкое касание пальцев в ответ.
      А дальше пробел в памяти, лишь одна сцена осталась почти нетронутой. Фэй стояла на берегу озера вся мокрая и с разбитой головой, из раны на которой лицо неприятно тянуще заливала кровь, ее руки дрожали от холода и испытанного страха, но девочка, не отрываясь, со слезами в глазах смотрела на своих родителей. Они были живы.
      В тот день Сила позволила спасти не только ее, но и родителей. Она не знала, как и почему, но чувствовала, что этот долг сможет отдать, лишь спасая других.
      Через неделю к ним во дворец пришли два скромно одетых человека. Фэй почувствовала их огоньки еще очень далеко и успела растормошить родителей, поэтому они все вместе встречали их у входа.
      Девочка помнила слезы мамы, когда она услышала, зачем пришли джедаи, помнила поджатые губы отца и решительный взгляд. Ее бы не отдали. Она это точно знала, но еще она знала, что за жизнь свою и родителей должна. Она встала перед родителями и по очереди посмотрела в их глаза.
      — Не грустите, потому что я буду помогать тем, кто в беде, и спасать жизни, — она улыбнулась, хоть на сердце была печаль. — Не зря мое имя Фэй, а это Надежда.
      Слова были сказаны и больше она их не видела.

      Фей подняла взгляд на голограмму зеленокожего магистра.
      — М-м, Фэй, приятный сюрприз, старый друг, — Йода сидел в большом кресле, на фоне которого его щуплая фигурка была почти незаметна.
      — Доброго дня, магистр, — лицо девушки было безмятежно.
      — Хм, церемонии… оставим их, Фэй. Слишком редко связываешься с нами, не стоит тратить драгоценное время впустую.
      — Нам ли жаловаться на время, — легко улыбнулась Фэй.
      — Действительно, — хмыкнул джедай.
      — Я звоню Вам с просьбой. Сила привела меня к странному джедаю, что судьбой своей в будущем может сравниться с моей. Его имя Виктор Лост, и он…
      — Пал на темную сторону Силы, — мрачно закончил зеленый джедай. — Известен он мне. Печальная судьба. Но раз ты нашла его, то, стало быть, решила убедить его взяться за ум, м-м?
      — Верно, — еще раз мягко улыбнулась Фэй. — Я чувствую, что должна помочь ему. Именно сейчас.
      — Война?
      Фэй кивнула и продолжила:
      — Галактика стоит на перепутье, и его, наши судьбы будут тесно связаны с ней. Я пока не знаю, как, но он повлияет на всех нас… если останется в живых.
      — Решила к Свету привести столь одаренный экземпляр? Но темная сторона… она сильна, и влияние ее глубоко проникает в души. Тяжелую ношу ты выбрала. И опасную.
      — Это мой выбор, магистр.
      — Понимаю. Хм-м, а ты случайно не встречала направленных мной джедаев?
      — Встречала, неприятная история получилась, они хотели силой забрать Виктора и, само собой, натолкнулись на его несогласие.
      — М-м, вестей от них до сих пор нет, — задумался Йода. — Убил он их? — и сам же ответил: — Нет. Почувствовал бы такое.
      — Они улетели, не дождавшись объяснений. Нехорошо вышло, — чуть опустила веки Фэй.
      — Ладно, сам с ними поговорю. Как явятся. Твое желание позаботиться о темном джедае я одобряю.
      — Благодарю, магистр.
      — Но это не все, Фэй, — девушка чуть сощурила веки в подозрении, Йода помолчал, но продолжил: — Ты сама назвала меня магистром, а это обязанности, и часто трудные… да, трудные. Павший не может быть джедаем, опасен он.
      Фэй стиснула зубы.
      — Пока рыцарь будет на темной стороне, джедаем числиться не может он. Тень на репутацию Ордена он может положить, ведь отказался он от помощи орденской, и даже твоя опека гарантией не сможет дать. Совет одобрил.
      Йода замолчал. Молчала и Фэй.
      — Когда мы начали отворачиваться от своих? — спросила Фэй.
      — В трудном положении Орден сейчас, Фэй. Тяжелое бремя взял он, в новую войну вступив. Мы не можем сейчас рисковать, — слова Йоде самому не нравились, но долг и ответственность за тысячи разумных отражались в каждой новой морщинке на лице зеленокожего магистра.
      — Меня растили в братстве, магистр Йода. Я не понимаю, что изменилось…
      — Ты слишком давно не была в центральных мирах, Фэй. Порой я сам не узнаю Республику.
      — Причем здесь Республика, я говорю о Ордене.
      — Неразрывно связаны мы с ней. Да… связаны, и судьба наша будет общей.
      Вновь молчание могущественных джедаев.
      — Что я ему скажу…
      — Правду. Не знаешь, что говорить, говори правду.
      — Не так просто это, магистр. Не так… просто… У него ученица, и в опасности она сейчас. Виктор хочет вернуть ее в Храм, пока пытается вернуться к Свету. Но если он будет больше не джедаем, то не сможет вернуть ее.
      — Обратно примем в Орден, как к Свету повернется твой джедай, — хмыкнул Йода. — Вернет он и падавана своего.
      — Слишком тонкая материя, психика человека, — Фэй прикоснулась ладошкой к подбородку. — Может не простить он решения вашего.
      — Если джедай он внутри, поймет, Фэй. Свет исцеляет не только тела, но и разумы. Верить ты должна в лучшее, и тогда оно тебя непременно найдет.
      — Слишком все изменилось и в Силе, и в жизни. Реальность может оказаться иной, магистр.
      — Не узнаю тебя, м-м, серьезные доводы нужны, чтобы понять тебя.
      Фэй подняла взгляд на магистра. Девушка слишком много провела в медитациях и слишком глубоко понимала Силу, чтобы не обратить на ее изменения внимание.
      — Эта война будет большим, чем сражение, она изменит все, Йода.
      — Неизбежна она была, — опустил голову зеленый джедай, — на кольце внешнем в последние годы Орден силу потерял, джедаи пропадать стали на миссиях больше прежнего, — магистр задумался, он молчал еще немного. — Вновь сила образованная, КНС называвшаяся, захотела не от Республики только независимой быть, но и от Ордена, а это возрождением Империи Ситхов опасно… Мы не могли не начать.

***

      — Генерал, сэр, — капитан вытянулся рядом с Виктором.
      Парень кивнул ему.
      — Что у вас?
      — Перехвачен сигнал бедствия с планеты Татуин.
      — Чей сигнал?
      — Код республиканский, сэр, но идентифицировать отправителя не получилось.
      — Его нет в базе?
      — Да, сэр.
      — Татуин, значит, — парень подошел к тактическому столу и вывел карту сектора. — Даже если сейчас рванем им на помощь, то до него нам не меньше девяти часов полета. Сомнительно, что успеем. Капитан?
      — К сожалению, да, сэр. Там не могло быть крупных сил, иначе бы они имели нормальный идентификатор. Скорее всего, аванпост или даже база, секретная, сэр. К тому же, — клон посмотрел на планшет, сверяясь, — сигнал был запущен больше трех дней назад.
      — Учитель, — Асока оторвалась от обзорного иллюминатора, на котором уже завершилась активная фаза операции, и подошла к Виктору, — мы летим на Татуин?
      — Нет, — спустя паузу ответил парень.
      — И это хорошо, — выдохнула Тано, — скучное место, где пески и хатты.
      — Не нравятся пески или хатты?
      — И то, и другое, а вместе это вообще комбо, — Асока развела руками и надула щеки.
      Виктор хмыкнул, но почти сразу помрачнел. Предстоял нелегкий разговор, и он не знал, как к нему отнесется падаван.
      — Асока…
      — Да, учитель? — попыталась изобразить полное внимание девочка.
      — Мы полетим на Корусант.
      — В Храм?
      — Да.
      — И-и-и зачем? — из-за немногословности Виктора Асока что-то стала подозревать.
      Парень, чтобы быть примерно на ее уровне глаз, встал перед тогрутой на колено.
      — Как видишь, ученица, я угодил в переплет. Темная сторона поманила рукой, и я ухнул в этот колодец.
      — Но мастер Фэй ведь здесь, она Вас быстро вернет в норму!
      — Не все так просто, мой юный падаван, — грустно улыбнулся Виктор. — Этот процесс может затянуться.
      — Н-у-у, — девочка подняла одну бровь, — допустим, чуть дольше, что с того?
      — Темная сторона угрожает тебе, ведь я ее источник.
      — О-о, нет, Вы не посмеете… Учитель! Вы же обещали, что наша судьба будет общей!
      — Дурында! — нахмурился Виктор. — Я прошу тебя подождать, а не отказываюсь от тебя.
      — Э-м, — чуть сбавила обороты Тано, — не сильно большая разница.
      — Нет, — качнул головой Виктор. — Я справлюсь с проблемой, а пока считай, что я на больничном. Ведь если бы я заболел, ты бы не дулась на меня, а, ученица?
      — Не-е-т, но… — Асока скрестила руки на груди. — Но это как-то неправильно.
      — Я прошу тебя подождать меня в Храме, но не бить там баклуши, а дам тебе задание, чтобы впредь подобного, — Виктор ладонью провел возле себя, — больше не приходилось делать. Ты будешь учиться контролю…
      — Я его освоила!
      — Дослушай. Контролю мыслей. Эта способность или особенность рыцарей-джедаев, вернее, их опытное состояние, ты станешь ближе к этому званию, ученица.
      — Эм, всего лишь контролируя мысли? — не особенно поверила Асока.
      — Как думаешь, что позволяет мне не окунуться в ярость темной стороны? — Виктор пристально всмотрелся в глаза Асоки.
      От понимания слов учителя девочка вздрогнула, а ее глаза расширились.
      — Я… ясно. Полезная вещь.
      — Ну вот и славно, — Виктор встал. — Помни, мой падаван, я за тобой вернусь, обещаю. Ты веришь мне?
      — Да, учитель.
      — Тогда бегом в свою каюту отдыхать. Ты уже больше суток на ногах, а это вредно.
      — Но, учитель!
      — Никаких "но". Ты растущий организм, спать обязательно.
      Асока посмотрела на Виктора в надежде на отмену приговора, но, не увидев изменений, вздохнула и покинула мостик.

      Стоило только уйти тогруте из радиорубки, появилась Фэй. Блондинка невесомыми шагами подошла к парню и поджала губы, смотря ему в глаза.
      — У нас проблема.
      — Обнадеживает, — заметил Виктор.
      — Совет решил исключить тебя из Ордена.
      — Ты точно дипломат с многовековым стажем? — изогнул бровь Виктор.
      — Наверное, — девушка подозрительно посмотрела на ближайшего клона. — А тебя я не помню.
      — Мэм? — удивился клон.
      — Или тебя, — Фэй уже смотрела на его соседа, что даже печатать на панели перестал и поднял удивленные глаза на джедая.
      — Фэй. Рассказывай.
      — Ладно. В общем, эти ребята решили, что репутация важней и, пока ты на темной стороне, лучше тебе быть вне рядов Ордена, — девушка внимательно оценивала выражение лица Виктора, но, когда парень не проявил никаких особенных эмоций, озадаченно замолчала.
      — М-м, мне пообещали вернуть тебя в Орден, как только станешь на светлую сторону.
      — Ясно.
      — И это все?
      — Да.
      — Но…
      — Я ожидал чего-то подобного. Ты меня не удивила. Куда интереснее, меня лишили статуса генерала?
      — Эм, об этом речи не было.
      — Хорошо.
      Блондинка несколько настороженно посмотрела в лицо парня.
      — Точно все в порядке?
      — Точно, мисс Фэй.
      — Я же просила, просто Фэй, — закатила она глаза.
      — Пусть будет так. А теперь, если позволишь, мне нужно подготовиться к отбытию флота.
      — Мда, да, конечно и… Тебе помочь?
      — А ты разбираешься?
      — Пару столетий назад мне выпала возможность вести один флот. Ничего, справилась!
      — Тогда я спокоен. Лейтенант, выделите генералу терминал.
      — Генералу?
      — Да, мисс Фэй. Всех джедаев приравняли к генералам указом канцлера. Радуйся.
      Девушка вздохнула и пошла за клоном.
      Виктор проводил ее взглядом и потянулся к комлинку, набрал абонента.
      — Элен, добрый день.
      — Добрый день, мистер Лост. Чем могу помочь?
      — Операция в системе завершена, Вы можете отбыть с флотом на Джеонозис.
      — Хорошо.
      — Вам будет задание, мисс Рилл. Наймите специалистов по фортификации и логистике, а еще хорошую команду программистов. Следует адаптировать Ваши предложения в программное обеспечение для новых дроидов и кораблей. К тому же даю добро на изготовление автономных производственно-добывающих станций. Еще… сделайте заказ Джеонозису на миллион разведывательных дронов.
      — Хорошо, мистер Лост. Это все?
      Виктор подумал и добавил:
      — Меня пару дней не будет, после я должен вернуться с подкреплением или сам. На этом все.
      — Принято, мистер Лост.
      Связь завершилась, и парень обратился к капитану:
      — Организуйте флот для отбытия на Джеонозис. Подберите гражданское лицо, Элен Рилл, у нее особый статус, и выделите один Венатор для прыжка на Корусант.
      — Слушаюсь, сэр.
      Ладно. Парень постучал пальцами по тактическому столу, роясь в памяти на предмет того, что мог забыть. Пока выходило, что со всем разобрался. Даже если его в Храме ждет сюрприз, Асоку отправлять в одиночку на челноке, когда вокруг идет война, он не решился. Личная безопасность проигрывала долгу перед ученицей. Пока он будет активно решать проблему с темной стороной, Асока останется в самом безопасном месте в галактике. Пока самом безопасном.
      — К—5 готов Вас принять на борт, — доложил клон.
      — Хорошо, капитан.
      Его ученице нужны знания, как устоять перед темной стороной, как контролировать мысли, если падет на нее. Эти знания должны гарантировать ее выживаемость, адаптированность к внешним угрозам. Тяжелый, но нужный урок.

Примечание к части

бечено

Глава 17. Орден своих не бросает

      Совершенство предполагает формирование лучшей из возможностей. Отправляясь в дальнюю или даже опасную дорогу, всегда следует предполагать, что вернешься из нее живым. Сама позитивная постановка задачи особым образом настраивает мозг на поиск наиболее удачных возможностей, и эти изыскания ведутся даже фоном, через подсознание, важно лишь хорошо замотивировать себя.
      Виктор зашел на мостик Венатора, выделенного для путешествия к Корусанту. По левую его руку остановилась зевающая Асока, которую пришлось разбудить чуть раньше, чем было положено по норме сна, справа, изображая подростка, с любопытством озиралась древняя джедай. Хотя что может быть тут любопытного, Виктор в упор не видел. Мостик как мостик, каких дюжина из двенадцати Венаторов.
      — Генерал, сэр, — капитан остановился перед парнем. — К—4423 доложил о готовности флота к отбытию на Джеонозис, правда, поврежденные в бою корабли не смогут развить штатную скорость. Их путь может занять заметно больше времени, сэр.
      По-хорошему корабли следовало поставить в доки на ремонт, но где эти доки? Аж на верфях Куата в самом центре галактики. Но их огневая мощь нужна на защите планеты. Удручает. Особенно печалит, что ущемлены чувства перфекциониста, по которым следовало эксплуатировать полностью готовые к бою корабли. Это давление на психику было сейчас явно лишним, но поделать с собой Виктор ничего не мог.
      Он стиснул кулаки до боли, оставив лицо безмятежным. Подчиненные не должны знать о его проблемах, иначе пострадает его авторитет.
      — Джеонозис сейчас без защиты, придется им лететь так, капитан.
      — Понимаю, сэр. Передать приказ к отправке?
      — Да.
      Клон кивнул и отдал команду по флотскому эфиру.
      — Мы готовы к отправке на Корусант. Полет займет до десяти часов.
      — Хорошо, капитан. Поехали.
      Клон вновь повернулся к подчиненным, отдавая команды.
      Спустя секунды Виктор ощутил легкое давление ускорения, а следом обзорные иллюминаторы наполнились светом тысяч линий. Предстояло занять чем-нибудь полезным целых десять часов.

***

      Виктор потратил свободное время на накачку доступными знаниями по земным программам о контроле мыслей Асоки. Девочка постоянно зевала, кивала, что поняла, но доверия этими спешными заявлениями не вызывала. Виктор хмурился и начинал по новой. Асока уже злилась, но парня убедить, что все поняла, не могла. В итоге ученице пришлось смириться и раз за разом повторять основы.
      Пару раз в их каюту заглядывала Фэй. Девушка «хмыкала» и молча удалялась. Видимо, предпочитая не вмешиваться в обучающий процесс. Возможно, дело было во внутренних правилах, по которым лишь учитель и совет в ответе за падавана.

***

      Венатор вынырнул из гиперпространства, соблюдая почтительное расстояние до орбиты гигантской планеты, — столицы галактической Республики, — позволяя защитным системам Корусанта себя обнюхать со всех сторон. Ввиду военного положения к ним даже подрулил корвет, приказав следовать ему в кильватер, чтобы добраться до орбитальной стоянки.
      — Асока, давай в канонерку, я тебя догоню, — Виктор проводил взглядом надувшую щеки ученицу до LAATi и повернул голову к Фэй.
      — Точно нет других вариантов, мисс Фэй?
      — Просила же, просто Фэй, — устало вздохнула блондинка. — Нет, Виктор. Опасность для твоей ученицы реальна. Ты поступил правильно, решив отправить ее в Храм.
      — Все равно мне не по себе, — парень скрестил руки на груди, буравя взглядом транспорт, стоящий напротив защитного поля ангара. — Учителю не должно оставлять без надзора ученика.
      — Зря ты так себя нагнетаешь, — Фэй встала рядом, сдвинув брови, смотря на LAATi. — Ученик не часть тебя, Виктор, а личность. Падаван, рыцарям становясь, должен стать самостоятельным, способным принимать решения, зачастую трудные. А здесь без практики не обойтись.
      Виктор хмуро чуть опустил веки, выражая свое отношение к подобной практике. В том, что самостоятельность необходима, у него сомнений не было, но подобные уроки следовало проходить под конец обучения или хотя бы когда есть, что практиковать самому. Сейчас же его падаван всего неполную неделю был рядом. Чему можно научиться за такое время? Тем более, что времени учить как-то не было. Ответ и так ясен. Но ситуация слишком для нее опасная, и лучшее для Асоки — это побыть в Храме.
      Фэй внезапно почесала нос, потом с интересом осведомилась:
      — Слушай, а эти кораблики давно стали строить? - смотрела на LAATi Фэй.
      — Какие-то проблемы?
      — Да, нет, но… эти орудийные позиции в шарах по бокам выглядят нелепо. А если добавить, что они еще двигаются вместе с пилотом… Это вообще для людей сделано?
      — Все вопросы на верфи Куата.
      Девушка поморщилась.
      — Был у меня опыт общения с их инженерами. Попросила починить корабль свой, так они такого наворотили, что пришлось его подарить одному из племен. Им и то было полезнее, чем мне.
      — Настолько не в ладах с техникой?
      — Меня направляет Сила, что мне техника.
      — Интуитивное управление?
      — Можно, но… время лучше потратить на куда более приятные вещи.
      — Приятные? Ты же джедай, мисс Фэй.
      — Говорила, просто Фэй. М-м, когда переваливает за сто пятьдесят, краски реальности несколько притупляются, и не спасает даже бесконечная череда приключений. Приходится искать новые стороны обычных вещей, чтобы было не так скучно.
      — Разве джедай может испытывать скуку? В галактике всегда полно проблем.
      — Полно, — согласилась Фэй. — Вот только не всегда они рядом. А полеты… Ты когда-нибудь летал с Корусанта на…, к примеру, Митас-7?
      — Я даже не знаю, где это. Подозреваю, что самый край галактики.
      — Верно, хм, — девушка задумалась, изучая потолок ангара. — В тесноте моего кораблика провести две недели — то еще испытание.
      — Медитации не помогают?
      Фэй улыбнулась.
      — Единственное, что остается.
      — А что происходит, когда тебе переваливает за двести?
      — Двести? Пожалуй, ничего. Этот возраст меня застал во время затяжного конфликта мелких корпораций близ Кингана. Жуткая была война.
      — Война? В самом прямом смысле?
      — Когда звездолеты на протяжении двадцати лет меряются силой своих орудий, и гибнут сотни разумных, это никак иначе не может быть названо.
      — Не припомню такого в исторических хрониках.
      — М-м, возможно… Корпорации никогда не были заинтересованы в огласке грязных тайн.
      — Ты разбираешься в корпоративной среде?
      — Немного, — слабо улыбнулась Фэй. — Когда требуется уладить конфликт, нужно знать, где зарыты его корни.
      — Что можешь сказать о сегодняшней ситуации среди компаний?
      — Учитель! — из LAATi выглянула голова тогруты. — Ну вы там скоро?
      — Давай в полете поговорим, — предложила Фэй. — Твоя ученица уже не может терпеть.
      Виктор и Фэй забрались в канонерку, которая только их и ждала. Она тут же взревела двигателями и плавно покинула ангар Венатора. Асока изволила дуться и демонстративно смотрела в узкий иллюминатор с другой стороны от парня.
      — Дай ей время, — тихо заметила Фэй. — В ее возрасте трудно понять некоторые вещи, что понятны для тебя или меня.
      — Разве обучение в Храме не должно было помочь?
      — Мм, Виктор, любое обучение лежит лишь тонким слоем над естеством разумного.
      — И что тогда делать?
      — Направлять внутреннюю энергию в конструктивное русло.
      — Дам ей задание — через месяц поднимать звездолет.
      — Может, лучше просто истребитель или, ну… холодильник?
      — Ты же и без меня знаешь, что для Силы не важен размер.
      — В том-то и проблема, — Фэй оперлась спиной о фюзеляж. — Для Силы ничто не важно. Она может абсолютно все. Но… Жизнь среди общества с используемыми возможностями сама по себе создает рамки возможного. К примеру, если бы твоя маленькая ученица с самого рождения видела, как взрослые поднимают Силой горы или зажигают звезды, она могла бы и это. Однако среди наставников подобные примеры не практикуются, да и вряд ли возможны сейчас. Подобных мастеров Силы я не встречала еще, а ведь мне, без малого, больше семи сотен лет.
      — Это странно. Я про обучение.
      — Нет. Наоборот. Если дать ребенку с его безудержной фантазией возможность манипулировать реальностью, как ему будет угодно, может случиться всякое, включая очень плохое. Не со зла, но из-за неведения и любопытства. Допускать подобное безответственно.
      — Можно было бы придумать программу…
      — Виктор, — Фэй вздохнула, — если бы все было так просто. В галактике более сотни миллионов видов разумных, а может, и еще больше. У каждого вида своя модель психики и с Силой они взаимодействуют по-своему, а еще есть разная чувствительность — это дополнительное условие. С таким набором исходных условий невозможно создать универсальную программу обучения.
      — Значит, мощь Силы могут познать лишь мастера, что своим опытом доказали вменяемость?
      — Разумный сам приходит к пониманию Силы, когда проводит в ее изучении многие годы. Понимаешь, без наблюдения, как она влияет на мир вокруг, невозможно понять ее полностью. Да даже этого недостаточно. Я… я чувствую, что есть бездонное море возможностей, что нам неведомы за той гранью, которую мы называем реальностью.
      LAATi вошел в атмосферу, и внутри кабины стало потряхивать, потому Фэй крепче схватилась за поручень и прервала свою речь, чему последовал и Виктор. Ему было о чем или ком подумать, и первым из всего являлась Асока. Чему учить падавана, чтобы не сломать ее жизнь слишком опасным знанием?
      Через десять минут канонерка легла на курс к Храму джедаев. Боковые двери открылись, и в Виктора ударил теплый воздух с жестким городским запахом бетона, металла, пыли. Неудивительно, ведь здания занимали все видимое под их транспортом пространство, а Храм выглядел тортом на столе железобетонных конструкций с его башнями, походившими на свечи.
      Виктор задумался над аналогией, следом перескочил на ощущения в теле и заинтересовался, когда он последний раз ел. Выходило, что давно. С этой войной, переполненной активными действиями, следить за собой становилось с каждым днем труднее. Так недалеко исчерпать запас прочности тела и серьезно заболеть, что неприемлемо.
      — Сэр, — голос пилота по внутренней связи, — до Храма три минуты, мы припаркуемся в третьем ангаре.
      Через указанное клоном время LAATi влетел в просторный ангар Храма, и его сразу накрыла тень массивных сводов.
      Как только транспорт сел, Виктор первым вышел под пощелкивание раскаленных двигателей машины.
      В ангаре, как обычно, было многолюдно. Сновали с грузами и без группы клонов, копались в куче оборудования техники в своих комбинезонах, особенно выделялись джедаи. Этих одаренных разумных можно было сейчас заметить не по робам, а по реакции, которую вызвало появление Виктора. Все, как один, повернулись к стоящему среди таких же LAATi транспорту и смотрели на парня в белой робе.
      Неприятное внимание.
      Виктор почувствовал за спиной движение. Фэй легко спрыгнула на камень ангара и задорно потянула носом воздух, но запнулась и, прикрыв лицо рукой, чихнула.
      — Будь здорова.
      — Э-эм… не переношу запах топлива. Если немного, то терпимо, но столько, сколько здесь… — Фэй сморщила носик.
      — Учитель, так мы куда? — тогрута спрыгнула на камень ангара.
      — Думаю, нужно сообщить совету, — прищурился на молча стоящих джедаев парень. — Сам скажу, а ты пока возвращайся в свою комнату.
      Асока обогнала Виктора и повернулась перед ним.
      — Мы… — она замялась. — Прощаемся, да? — и смотрит так… не то чтобы печально, но доля сожаления во взгляде есть.
      — Выше нос, мой юный падаван, — Виктор говорил уверенно и тепло. — Мое состояние не вечно. Я справлюсь со своей проблемой, и мы снова сможем быть вместе.
      Девочка задумалась, потом подняла подбородок.
      — А если я быстрее освою контроль, мы ведь можем и не ждать вашего излечения?
      Виктор понимающе улыбнулся, потому что замечание ученицы было к месту. Действительно, еще один вариант.
      — Да, — еще одна улыбка, но уже заметно шире. — Или так, как ты сказала.
      — Как мы будем держать связь? — осведомилась Тано уже деловым тоном.
      — Комлинки ведь не отменили? Тогда по ним и будем. Ну, а теперь пошли, что ли.
      — Да.
      Девочка помялась, но еще спросила:
      — Вы ведь к совету сейчас?
      — К нему.
      — А Вам… ну… ничего не будет?
      Асока все еще испытывала неуверенность, и Виктор решил ее приободрить.
      — Орден своих не бросает, Асока. Все будет хорошо.

***

      Перед лифтом, ведущим в башню совета, Асока распрощалась с Виктором и, посмотрев на Фэй долгим взглядом, вроде бы желая что-то сказать, все же промолчала и быстрым шагом пошла дальше по коридору.
      — Она станет сильным джедаем, — одобрительным голосом заметила Фэй.
      — Ее огонь в груди слишком силен для света, — парня допекали сомнения. — У меня такое чувство, что, лишь балансируя на грани, она раскроет свой потенциал.
      — Опасный выбор, Виктор, — взгляд Фэй прошелся по стенам гигантского коридора. — Орден не просто так принял сторону лишь света. Слишком много ему пришлось пережить потерь, и все они привели его в этот день, выбор света и контроль позволили ему сохраниться.
      — И спровоцировать войну.
      — Ты не можешь знать.
      — Если мы… — Виктор усмехнулся, — вернее, теперь они, декларируют себя защитниками мира в галактике, то и ответственность за свои слова должны нести.
      — И мы несем, — голос Фэй едва заметно похолодел, — каждый день, теряя братьев и сестер, на далеких миссиях среди грязи болот и пыли пустынь, смрада городов и под бластерным огнем винтовок. Это нелегкое бремя, Виктор, от которого рыцари не станут бежать.
      Фэй прервалась, чтобы продолжить уже другим тоном, более бодрым:
      — Пойдем, нам нужно успеть, пока совет заседает.
      Как раз в этот момент двери вызванного лифта распахнулись, открывая вид на круглое помещение с матовыми серыми стенами. Джедаи зашли, и лифт тронулся вверх.
      — Занятно.
      — Что?
      — Там, в ангаре, мне на мгновение показалось, что джедаи проявят инициативу.
      — Они узнали меня и не стали вмешиваться в дела мастера.
      — Тактично.
      — Скорее дипломатично. В Ордене уважают авторитет, одно из немного, что может влиять на решения джедаев, и кстати, на основе реальных заслуг и выбирают в магистры.
      — Почему ты тогда не магистр, ведь, как сказала Асока, у тебя уже не авторитет, а легендарность.
      — М-м, ты преувеличиваешь, Виктор. Я всего лишь делаю, что могу.
      — На протяжении сотен лет… гася войны и конфликты, спасая тысячи разумных.
      — Хм, — Фэй задумалась, — может и так, но вхождение в состав совета налагает обязательства, зачастую административные, а это требует нахождение в стенах Ордена. Меня же вела Сила в самые далекие места, где нужна была моя помощь. Поэтому нет, я не могла стать магистром.
      — А сейчас?
      — Сейчас, — девушка всмотрелась в мигающие индикаторы панели управления. — Забавный свет, ты не находишь? То он синий, а в следующую долю мгновения едва заметно зеленый.
      — Фэй…
      — Нужно сообщить техникам, чтобы заменили сенсоры.
      — Магистром будешь?
      — Зачем мне? Тем более тебе помогать станет сложнее.
      — Наоборот, получив полномочия магистра, сможешь влиять на решения совета и тем самым помогать мне.
      Девушка подозрительно изогнула бровь, рассматривая честные глаза парня.
      — Хитер. Избавиться от меня хочешь?
      — Нет, кое-кто обещал помочь с моей проблемой, а это делать лучше, когда находишься рядом.
      — Знаю, — кивнула блондинка, — ты желаешь иметь больше возможностей влиять на события. Это так похоже на…
      Она внезапно замолчала, медленно повернув голову к двери, и не произнесла ни слова, пока они не раскрылись на этаже зала совета.
      — А вот и магистры, — прокомментировала голографическую лысину Винду Фэй. — Похоже, заседание подходит к концу, поторопимся, Виктор.
      Они пошли по короткому коридору и поднялись в круглый зал, большинство стен которого замещали окна с видом на вечерний город.
      — Напомни мне, почему я здесь?
      Фэй улыбнулась.
      — Доложить о состоянии дел на фронте и договориться об обучении своего падавана.
      На креслах во плоти присутствовало лишь трое магистров: Шаак Ти, Йода и Пло Кун, что красноречиво говорило о нестандартности положения. Война, и сильные джедаи находятся сейчас на местах своей ответственности.
      Их появление заметили давно, внимательно рассматривая обоих. Видимо, Фэй просто очень редко видят, а вот Виктора из-за его темности.
      — Мастер Фэй, — заговорил Йода, а парень отметил, как несет морозильником от с виду мелкого джедая, заставляя чувствовать его как… трудно описать словами, словно воронку в бездну, — Виктор.
      Обратился по имени, без указания на рыцарство. Без дополнительных комментариев все понятно.
      — Совет, — поклонилась Фэй.
      — Приятно увидеть Вас, мастер Фэй, — сказал Пло Кун. — Какое дело у Вас к нам. Учитывая Ваши успехи и то, как редко Вы нас посещаете, вопрос очень важный.
      — Да, магистр Пло. Я здесь защищаю интересы Виктора Лоста. Это важное дело.
      — Мы уважаем Ваши заслуги, мастер Фэй, — чуть наклонил вперед голову Винду. — Но дело павших на темную сторону одно — Ашла.
      — Я здесь не для этого.
      Не замечающие парня до того магистры перевели на него внимание.
      — А для чего, позвольте узнать? — Винду давил взглядом.
      — Отчет о ходе боевых действий и разговор об обучении моего падавана.
      — Это не смешно, — Мейс внимательно смотрел в глаза Виктору. — Попав на темную сторону Силы, Вы проявили слабость, недопустимую для джедая, потому Вы лишены этого статуса, генералом Вам также не быть. Соответствующий запрос уже отправлен канцлеру. Что касается падавана, у Вас его уже нет. Мы не можем позволить Вам обучать хоть кого-либо.
      Интересно. Взгляд Виктора похолодел, а присутствующие магистры едва заметно напряглись. В этот момент парню стало наплевать на все авторитеты и силу магистров.
      — Более того, — Мейса было не остановить, — по процедуре исключения из рядов Ордена тебе следует сдать свой световой меч.
      Ещё интереснее. Кулаки Виктора непроизвольно сжались. Предлагать подобное боевому генералу равносильно самому низкому из возможных унижений. Хоть он и был генералом всего без дня неделю, но она изменила его, как не изменяли все предыдущие двадцать два года. Парень стал видеть мир иначе, чувствовать ответственность нового уровня за тысячи людей, за флот и армию, за целые планеты и за свою ученицу. И чувствовать, как каждое его решение имеет вес многотонной глыбы, что может расчистить путь его людям или раздавить их.
      Это меняет тебя.
      — Магистры, — Фэй неодобрительно нахмурилась, — подобное допустимо лишь при изгнании. Это ведь самая крайняя мера, а если речь идет об исключении, то можно обойтись и просто ритуальной фразой. Более того, я не понимаю столь жестокого решения.
      — В свое время Вы отказались от пути наставника, мастер Фэй, — Винду теперь смотрел на девушку, — но должны понимать, ответственность выше, чем больше на себя берешь. Виктор взял себе ученицу и подвел ее. Если бы он был просто рыцарем, то удостоился исключения с сохранением меча, но этого не произошло. Он взял себе падавана.
      — Магистр Йода, — девушка посмотрела на него, — что здесь происходит?
      — Нелегкий путь нам предстоит пройти… м-м, да, не легкий. Порядок в это трудное время как никогда важен стал. Порядок… да.
      Виктор почувствовал легкое возмущение в Силе и не успел среагировать. Его сабер сорвался с пояса и почти мгновенно оказался в руке магистра.
      — Не отдал бы ты его добровольно, — печально сказал Йода. — Должен был я так поступить.
      Виктор прикрыл глаза. В этот самый момент Орден для него перестал существовать. Дальнейшие слова магистров больше не играли роли.
      — Мастер Фэй, готовы ли Вы возглавить флот, обороняющий Джеонозис? — Винду, как ни в чем ни бывало, заговорил с девушкой.
      — Война — не мой путь, — бесцветно ответила Фэй.
      — Тогда командование на себя примет магистр Пло Кун. Он отправится туда вместе с подкреплением. Сколько кораблей мы можем выделить для флота, магистр Фисто?
      — Порядка двадцати Венаторов, десять Аккламаторов и ста тысяч клонов. Это максимальное возможное на данный момент количество.
      — Флоту под командованием Пло Куна придется держать контроль над сектором, в котором больше тридцати систем, — продолжил Винду. — Вы готовы, магистр Пло?
      — Да, — кивнул джедай.
      — Вас мы больше не задерживаем, — Мейс многозначительно посмотрел на Виктора, впрочем, встретил спокойный взгляд желтых глаз без намека на подчинение.
      Рядом стоящая Фэй прикрыла глаза, прислушиваясь к чему-то, потом сделала шаг к парню и шепнула ему на ухо. Никто из присутствующих, к удивлению своему, не смогли разобрать слов даже через способности Силы, но сказанные слова привели Виктора в движение, и он покинул зал. Следом вышла мастер джедай.
      Девушка на мгновение остановилась у ступеней и повернула голову к совету. Взгляд ее глаз был сожалеющим. И прозвучали тихие слова:
      — Орден своих не бросает, да?
      Фэй покинула зал.

      Как только двое гостей скрылись за дверями лифта, первым заговорил Винду:
      — Магистр Ти, удалось договориться о поставках на Орд-Мантелл? В ближайшие дни нам нужно будет идти в наступление, а топлива в звездолетах не хватает на обратный путь.
      — Я говорила с канцлером сегодня утром. Процесс может затянуться, меня заверили, что будут приложены все усилия, но времени точного дать не смогли.
      — Хорошо, — веско сказал Мейс, — я сам с ним переговорю. Возможно, мне удастся добиться результата.

***

      Канцлер сидел за столом в своем кабинете и перебирал документы на консоли. Последние поправки в налогообложении должны были выжать еще немного средств из периферийных компаний, занятых освоением внешнего кольца. Увы, но мера необходима, только эти субъекты экономики можно было почти безболезненно ограничить в прибылях. Компании крупнее имели слишком неприятное влияние на сенат, и поэтому провести такие решения было невозможно уже больше тысячи лет.
      Сейчас Палпатин искал возможности смягчить давление на и без того недовольные субъекты. Если бы не начавшаяся война, можно было бы не спешить с решениями и как следует затянуть процесс введения новых налогов, а следом и снизить их размер, но из-за повышенных расходов на армию требовались дополнительные финансовые ресурсы. Срочно. Орден, будь он неладен, требует с него уже неделю поставок, денег на которые в бюджете нет.
      Получить деньги можно было, выжав кредиты из добывающих компаний из среднего кольца. ТеорСистем, АлдерЭнерго — крупнейшие игроки на рынке, их оборот превышает сотню триллионов кредитов, а вот налоговые отчисления весьма скромны. Для того, чтобы урвать у них часть средств, потребуется серьезная комбинация. ТеорСистем связаны финансовыми потоками с доброй тысячей компаний и корпораций, важными из которых являются поставщики точной электроники и программного обеспечения. Если ввести особый налог…
      Нет, заметят и сразу пресекут через сенат. Законопроект просто не пройдет голосование. Тогда нужно копать глубже. В производстве компаний используются ресурсы с внешнего кольца, такие как карбон-12 для электроники, и места в центральных высших академиях Корусанта для программистов. Добычей карбона-12 занимаются три подрядчика в системах с особым статусом. Повысить на требуемую сумму акцизы для этих подрядчиков не выйдет, если только…
      Шив Палпатин раскрыл карту галактики и увеличил интересующий сектор. На карту также вывелись данные о состоянии на фронте.
      Нужные системы оказались очень близко к линии соприкосновения с противником.
      Следует дать приблизиться врагу еще, тогда эти системы сами выйдут на контакт, и можно будет выдвинуть в правильной обертке требование о налогах. Подобные действия можно скрыть от взгляда корпораций ТеорСистем и подобных, ведь карбон-12 используется слишком во многих местах. Вот только будет падение спроса…
      Что касается программистов, тут намного проще, все решается через профильное министерство в обход сената. Единственный минус шагов — долго ждать отдачи, порядка двух месяцев. Но Оорден… требует сейчас.
      Палпатин отвлекся на входящий вызов по выделенному каналу.
      Орден. Вот вспомни г… и вот оно.
      Шив нацепил на лицо приветливое выражение и принял вызов.
      — Магистр Винду, рад Вашему звонку.
      — Здравствуйте, канцлер. В ближайшее время начнется крупное наступление сразу на три ключевые системы противника. Оно должно было уже начаться дня три как, но без снабжения затея будет очень похожа на авантюру. Враг уже знает о наших силах, и чем дольше мы задерживаем атаку, тем больше шанс не преуспеть в ней.
      — Я понимаю важность военной операции, магистр, и делаю все, что в моих силах, чтобы обеспечить ее. Но есть условия непреодолимой силы, препятствующие им. Война началась слишком неожиданно, и экономика Республики не успела перейти на военный режим.
      — Мы не можем больше ждать, канцлер. Надеюсь, Вы понимаете последствия.
      — Конечно понимаю.
      — И все же нам не следует ждать поставок? — Винду смотрел в глаза Шиву.
      — Увы, но все, что было возможно, уже в рядах наших вооруженных сил.
      — Быть может, Вы слабо старались?
      «Это что, намек на… на что, блин, это намек?»
      — Поясните, магистр, Ваше утверждение весьма смутное.
      — Республика огромна, канцлер, больше сотни миллионов планет, трудно поверить, что нет ресурсов снабдить полтысячи кораблей.
      «Да что б ты знал, эти твои корабли линейного класса! Да и из финансирования на их снабжение приходится до девяносто процентов терять на бюрократическом аппарате. Я делаю, блин, что возможно.»
      — Понимаю, — удерживать приветливое выражение на лице стало неприятно. — Но сделать сейчас ничего нельзя. Республика слишком сложна, очень много нитей финансирования завязаны друг на друга, и вырвать безболезненно часть почти нереально.
      — Почти, канцлер, — Мейс многозначительно замолчал. — Атака начнется в ближайшие дни. Если Вы не сможете наладить финансирование поставок, Орден сделает соответствующие выводы.
      — Не совсем понимаю, о чем речь.
      — Орден тысячи лет следил и защищал Республику. От внешних и внутренних врагов.
      Винду отключился.
      Палпатин откинулся на спинку кресла, постукивая пальцами по столу. Эти фанатики в конец обнаглели. Десять лет назад удалось их использовать, чтобы получить место канцлера, тогда они казались управляемы и понятны, но теперь…
      Самое опасное, что Шив переставал понимать их мотивы. Для политика его уровня, когда требуется играть очень тонкими материями такой машины, как Республика, понимание ее механизмов жизненно необходимо. Но джедаи, заразы такие дремучие, были непредсказуемы. Ну вот о чем этот Мейс, который Винду, думал, говоря такое? Угроза? Пока только намек на некое условие, блин, давление. Джедай собрался давить на НЕГО. Я вам покажу, давление.
      Следовало продумать, как этих выскочек взять под контроль. Он обязательно подумает, а пока требуется закончить дела на сегодня. Вечером в театре будет выступать Ливаринские ведьмы, нельзя пропускать. Если ему не сбрасывать напряжение хоть так, то сломаться можно уже очень скоро. Потому канцлер очень ценил свое пристрастие к театру.
      Шив открыл следующий пакет документов на визу. Пролистывая и подписывая их, он впал в некий транс, где данные и схемы связей формировались в трехмерную картину внутри его головы. Выработанная десятилетиями способность.
      От обрабатывал приказ за приказом, поручения, доклады и запросы, пока не запнулся за странность.
      Палпатин вывел в центр экрана запрос.
      — Снять с должности генерала-джедая Виктора Лоста в связи с утратой доверия, — прочитал вслух Шив.
      До сих пор ему таких документов не попадало.
      Палпатин почувствовал некий намек на возможность. Он открыл личное дело генерала без внутренних данных Ордена и озадаченно нахмурился. Перевел взгляд на формулировку запроса и снова на дело.
      Что-то не сходилось.
      Генерал проявил себя в бою, заняв систему Джеонозиса, имея минимальные силы, и до сих пор ее удерживает. Также было отбито нападение на Набу, его родную планету. И такая формулировка.
      Еще подумав о возможных причинах «утраты доверия» для джедая, Палпатин пришел к выводу, что парень явно задел интересы ордена. Скорее всего, даже был изгнан.
      А это возможность.
      Палпатин вызвал секретаря и дал задачу пригласить к нему генерала. Если звезды сойдутся правильно, возможно, у канцлера появится рычаг давления на Орден. Или предмет торга. Все будет зависеть от ситуации, когда понадобится надавить на джедаев. В идеале, конечно, следовало создать противовес Ордену. Но как все получится в реальности, было все еще не ясно. Подобные вопросы следовала хорошо обдумать.

Примечание к части

бечено

Глава 18. Кто ходит в гости...

      Лифт стремительно спускался по шахте на первый уровень, оставляя где-то там, выше, кампанию странных разумных с их непонятной логикой. Другой не менее сомнительный человек собирался через пару минут покинуть транспортную комнату и отыскать свою ученицу. Следовало объяснить изменение его статуса лично. Лучший вариант, если Асока узнает о лишении его статуса учителя из его уст, а не от других джедаев. Так оставался шанс сохранить хорошие отношения и в будущем взять ее себе в неорденские ученики.
      Да, Виктор не собирался оставлять в прошлом маленькую тогруту. Он выполнит долг учителя до конца. Вырастит из нее сильного пользователя Силы с максимально широкими возможностями внутри Республики или Империи — это та цель, которую он видит перед собой как перфекционист.
      В идеале, конечно, следовало передать ей свое мироощущение и Высшую ценность — чувствовать совершенство вокруг, но подобное, непременно, дело будущего, а пока задача минимум вернуть контроль над Силой в себе.
      Темная сторона уже порядком нагрузила его самообладание, потому как контролирование чистоты мыслей — чрезвычайно затратное состояние, сравнимое с хождением и одновременным удерживанием кинжала, упертый кончиком лезвия в палец, на вытянутой руке. Трудная задача.
      Фэй, стоящая рядом, пыталась что-то рассматривать на стенах, но то и дело бросала на него взгляд. Виктор не понимал, к чему эта пантомима, и что задумала древняя джедай. Сказанные ей слова на ухо в момент привели в чувства, но это было все. А хотелось бы подробностей.
      Впрочем, все душевные разговоры можно оставить на потом. Сначала разговор с Асокой, потом нужно найти транспорт до Джеонозиса, а там на своей станции продолжить воплощение плана по захвату контроля над галактикой.
      Почему-то наличие под боком индустриальных возможностей пустынной планеты придавали планам приятный налет обещания скорого воплощения. По сути своей, все, что ему нужно — это схемы роботов и звездолетов мисс Рилл, заводы джеонозианцев и ресурсы необъятной галактики, ну и, само собой, время.
      Впрочем, времени до часа «x» было предостаточно, правда, за одним малым условием, что его вмешательство не изменило судьбу мира напрочь. Подобное звучало слишком сомнительно, что успокаивало.
      — Виктор, — Фэй оторвалась от созерцания стены лифта, — я знаю, это будет нелегко, но… прости их.
      Кого «их», парень понял сразу. Что ж, поступок магистров выглядел с одной стороны странно, отказываться от его результатов в войне неразумно, но с другой понять было можно. К тому же выяснились приоритеты Ордена в этом конфликте. Получается, для джедаев не так важна победа, как то, какие кадры ее достигнут. Вопрос только — зачем? Чистка рядов от радикальных элементов? Избавление от слабых?
      Теоретизировать на эту тему следовало в спокойной обстановке, ну а пока следует ответить «боевой подруге».
      — Решение магистров сомнительно, но это их право. К тому же теперь я свободен от обязательств перед Орденом, что не может не радовать. Порядки в его рядах были слишком… — Виктор подбирал слова, описывающие отказ от всех эмоций, всяческие странные ограничения и общую черствость разумных, — сухие.
      — Да? — кажется, ответ парня расстроил Фэй, во всяком случае, она чуть опустила взгляд, уставившись в пол. — Орден не всегда был таким, и, это мое мнение, но ты делаешь ошибку, не давая им второго шанса.
      — Второй шанс? На что? — Виктор действительно не понял, о чем его визави.
      — Мы сейчас проходим серьезное испытание войной, Виктор. Я отчасти понимаю строгость их решения, но не одобряю. Со временем они поймут, что перегнули палку и станут принимать более мягкие решения. И тогда ты сможешь вернуться и помочь нам всем стать лучше. Мир и справедливость в галактике способны установить лишь лучшие.
      — Мир и справедливость в галактике создается разумными, ее населяющими и…— двери лифта раскрылись, показывая длинный широкий коридор, — нам пора.
      — Но кто-тоже должен быть первым? — игриво прищурилась блондинка. — Мне почему-то кажется, что ты получишься хорошим первым.
      Они вышли из лифта и неспешно пошли по коридору к центральному залу.
      — Ты слишком щедра на похвалу, и это подозрительно.
      Фэй улыбнулась и, вздернув нос, ответственно заявила:
      — Правду говорить всегда приятно.
      — Правду… — тихо повторил Виктор, — как мне найти Асоку?
      — Ученицу? Вызвать по комлинку не пробовал?
      — Хм… — парень закопался в комлинк и через минуту стал обладателем сведений от удивленной Асоки, где ее искать.
      — Что ее в залы медитации понесло? — задумался парень.
      — Это удивительно? — Фэй сама слегка удивилась, но, правда, реакции Виктора на слова ученицы.
      — Асока и медитации сочетаются у меня, как деготь и повидло. Смешать можно, но результат разочарует.
      — Нам направо, — сообщила Фэй, когда они достигли главного зала.
      Разумные свернули и побрели к треугольному входу в еще один гигантский коридор, в котором вполне комфортно будет себя чувствовать не самый маленький корвет.
      — Поэтому ты дал ей такое задание?
      — Учить контроль мыслей? Да. Но это способность полезна не только ради фонового спокойствия, без чего нельзя долго медитировать, но и в таких случаях, как мой.
      — Темная сторона любопытна по природе, — понимающе кивнула Фэй, — потому пытается вводить тебя в самые разные состояния. Она хочет изучить тебя.
      — Удивительные познания темной стороны, — подозрительно посмотрел на нее Виктор.
      — Что? Мне было скучно. Когда живешь пятую сотню лет, появляется экстремальное желание разнообразить свою жизнь.
      — Либо стать таким же старым сухарем, как наш Йода, — без ухмылки заметил парень. — Ладно, понять тебя можно.
      — Старый сухарь? Как можно такое говорить про уважаемого во всей галактике магистра? — хоть слова Фэй были строгими, но сама она едва сдерживала улыбку. — А я тоже в твоем понимании старая… гм… булка?
      — Ты булка молодая, Фэй, — успокоил девушку Виктор. — Меня беспокоит куда более серьезный вопрос, чем твой злаковый форм-фактор.
      — Какой? — насторожилась Фэй.
      — Почему аналогии с хлебом у нас?
      — Я с утра не ела, — с независимым видом призналась блондинка.
      — А я уже второй день… — задумался Виктор. — Постоянно забываю со всем, что вокруг происходит.
      — Может, после Храма заскочим в одно место? Там очень вкусные морепродукты, их привозят с Аквиса. Я была там несколько раз и приятно проводила время среди живой природы. Таких мест очень мало осталось в центре галактики.
      — Звучит как план. Правда, мне сперва нужно узнать, каким способом добираться до Джеонозиса, а уже потом хоть в кабак.
      — До твоей планеты нам можно хоть на одном из корабликов флота прилететь. Ведь подкрепление Орден отсылает.
      — А нас возьмут с собой? — засомневался из-за своей темности Виктор.
      — Я с тобой, — гордо ударила себя в грудь блондинка. — Пусть попробуют не пустить на борт моего друга.
      Они дошли до длинной лестницы, ведущей на следующий уровень, и стали медленно подниматься.
      — А ты странная, — признался парень, — но хорошая. Не сторонишься тех, кто на другой стороне.
      — Все мы дети Силы. Отказываться от части ее все равно, что отказываться от самих себя, и хоть я избранница Света, но и темную сторону уважаю за ее роль в круговороте вещей. Отрицание темной стороны для меня все равно, что отрицание лесных пожаров. Они имеют разрушительную силу и вредны, но результат дает шанс на жизнь новому.
      Виктор и Фэй закончили подъем по испещренным стрещинами ступеням и пошли в глубь коридора, откуда доносились звуки работающих световых мечей.
      — Тренируются дети, — прокомментировала Фей вид через проемы в боковые залы, в которых юнлинги попарно махали друг на друга саберами. — До залов медитаций нам нужно пройти дальше и свернуть направо.
      — Скорее бы. Давление стен Храма начинает утомлять.
      Фэй обеспокоенно бросила на парня взгляд, заметила густую испарину на его висках, бледное лицо и тусклый цвет глаз, потом положила одну руку ему на плечо, заставляя сбавить шаг и остановиться, а второй прикоснулась к его лбу.
      Виктор было хотел спросить, что она делает, но почти сразу почувствовал, как волной свежести с него слетела тяжесть, даже дышать стало свободнее, и парень чуть расправил плечи.
      — Благодарю, — изумленно выдал он.
      — Пожалуйста, — улыбнулась Фэй. — Кстати, нам уже чуть-чуть осталось.
      Девушка боком кивнула на маячивший в десяти метрах поворот.

***

      В просторный зал через широкий проем в стене проникал водопад закатного света. Он вырывал из полумрака десятки каменных кубов разных размеров, самым большим с одноэтажный дом. Как раз на нем, под лучами солнца расположилась в медитативной позе рыжеволосая девушка в простой светлой джедайской робе.
      Свет падал на ее спокойное лицо, доставляя дискомфорт, что было заметно по подрагиванию век, но она не смещалась в сторону тени, продолжая держать безмятежность на лице.
      Гармония тишины и света продолжалась, пока ее не нарушили тихие приближающиеся шаги. В дверном проеме показалась тогрута. Девочка покрутила головой и, заметив рыжую, махнула рукой, потом сообразила, что медитирующая сейчас сидит мало того, что к ней спиной, но, скорее всего, даже глаза закрыв.
      Тогрута пружинной походкой подошла ближе к гигантскому кубу и силовым прыжком запрыгнула наверх.
      — Здравствуй, Асока, — поприветствовала с закрытыми глазами рыжая.
      — Эм, привет, Бэт, — Тано помялась, посмотрела на Бет, потом вокруг нее и заметила каменный кубик в метре перед медитирующей подругой. — Тренируешься?
      — Да, — Бет продолжала отвечать с закрытыми глазами.
      — Да… — повторила Тано, плюхнулась на камень рядом с рыжей и приняла позу для медитации.
      Девушки сидели так некоторое время, принимая солнечную ванну или пытаясь медитировать. Так продолжалось бы долго, если бы тогрута не выдержала и не открыла глаза, чтобы скосить взгляд на Бет. Потом оценила положение тренировочного кубика перед рыжей и спросила:
      — И как успехи?
      — Почувствовала, — лаконичный ответ.
      — Что? — Асока явно хотела разговорить Бет, но та реагировала вяло.
      — Тебе хорошо бы в душ сходить.
      Тогрута залилась краской.
      — Да я только вернулась! — взорвалась Тано. — А до этого без перерыва неделю жестянок крошила и на планетах, и в космосе!
      Бет подняла веки и повернула голову к подруге.
      — Прости, Асока. И с возвращением.
      — Благодарю, — насупилась тогрута.
      — Правда, прости. Что ты хотела?
      — Я… — девушка было хотела сразу начать выкладывать, но резко сдулась и промолчала.
      — Что-то случилось? — забеспокоилась Бет.
      Асока взглянула на закатное солнце наполненными печалью глазами.
      — На темную сторону мой учитель пал.
      Лицо Бет побледнело, потом дернулась нижняя губа, но девушка сдержалась и только так же, как Асока, повернула к солнцу голову, чтобы спокойным голосом ответить:
      — А мой на Джеонозисе погиб.
      — Прости…
      — За что? На все воля Силы, и мой учитель сейчас с ней.
      — Мой жив.
      Бет помедлила с ответом, пытаясь понять, что происходит.
      — Он в бегах? — первое предположение.
      — Нет.
      — Хм, неожиданно, а где тогда?
      — В совет пошел, — в голосе Асоки проскользнуло раздражение.
      А вот глаза Бет заметно расширились.
      — Как… в совет?
      — Да, так. Говорит, что отчитываться. Но я думаю, зря он. Ничего хорошего от магистров ему не будет.
      — Это не похоже на тебя, Асока, — обеспокоенно заметила Бет. — Обычно ты очень уважала магистров, особенно нашего зеленокожего ушастика.
      — Бет, — с возмущением вскинулась Тано, — сколько тебя просить так его не называть? Хотя, — тогрута успокоилась, — теперь даже и не знаю. Можешь, как хочешь, звать.
      — Так и в чем дело?
      — Йода и остальные изгнали его.
      Бет опустила взгляд. Чувства подруги были схожи с ее. Они обе лишились учителей, и неизвестно, кому из них хуже.
      — Это случилось до его посещения совета?
      — Да, — буркнула тогрута.
      — Тогда зачем в совет пошел?
      — Вот именно! Зачем было туда идти? Теперь даже не знаю, в живых ли он! А ведь он обещал вернуться за мной.
      — Мм, я помогу тебе, — решительно предложила Бет.
      — Э-эм, в чем? — насторожилась Тано.
      — Отбиться от него. Я еще постигаю путь меча, но меня должно хватить, чтобы задержать его до прихода наставников.
      — Бет… ты не поняла. Он вернуться обещал, чтобы учить, а не прибить меня.
      — А… хм… так ты будешь у ситха учиться? — чуть замялась рыжая.
      Тано вскочила на ноги.
      — Что?! Нет?!
      — Тогда я тебя не понимаю, подруга.
      — Учитель обещал вернуться к Свету, потом ко мне, а потом… потом…
      — Что потом?
      — Учиться буду, — придумала Асока.
      — Чему может научить тот, кто пал на темную сторону?
      — Как вернуться с нее обратно, — скрестила на груди руки Тано.
      Бет хотела еще что-то сказать, но передумала. Слова подруги имели смысл.
      — А еще нагрузил заданиями, — пожаловалась Асока.
      — Учитель должен давать задания, так мы можем расти как джедаи, чтобы потом стать рыцарями.
      — Может, я хочу стать консулом, почему сразу рыцарем?
      — Ты и консулом?
      — Что, думаешь, не справлюсь?
      — Насколько мне известно, консулы — дипломаты, в чьей ответственности ведение переговоров и выполнение тайных миссий, а ты, подруга, как бы так сказать, для этого слишком… горяча.
      — М-м, кажется, кто-то давно не получал в спарринге.
      — Хм, предлагаешь размяться? — Бет поднялась на ноги и посмотрела тогруте в глаза. — Только не забудь включить тренировочный режим.
      Асока вновь покраснела.
      — Я же не специально! И уже просила прощения.
      Бет же потянулась было к левой руке, но удержалась. Вместо этого стянула с пояса серебряную рукоять сабера и выпустила синий луч.
      — Верю, потому и не злюсь на тебя. А еще я хорошо тебя знаю.
      Асока сняла с пояса саберы и выпустила зеленые клинки.
      — Мечи в тренировочном режиме, задавака, — бросила как вызов Асока, вставая в стойку.
      — Начнем.
      Из-за ускорения фигура Бет смазалась на мгновение, чтобы в следующее вырваться уколом в грудь самонадеянной тогруты. Асока такого явно не ожидала и чуть не пропустила удар, лишь на рефлексах сумела вывернуть корпус, прикрываясь мечами, а после сразу же прыгнуть вниз. Рыжая последовала за ней.
      — Охо-хо, — восхищенно выдохнула Тано, подпрыгивая назад. — Давно ты так научилась?
      Лицо Таллисибет оставалось непроницаемо спокойным, вот только приобрело легкий оттенок разочарования неудавшейся реализацией удара.
      — Я тренируюсь каждый день, подруга. Как видишь, не без результата.
      Бет сделала два шага вперед, не поднимая сабера, ее синий клинок гудел на уровне ног противницы, провоцируя Асоку на ответ. Тано сделала выпад словно ножницами, пытаясь разрубить рыжую, но Бет сделала движение кистью, мгновенно блокируя удар.
      Скупое и экономное движение оказывается быстрее атаки тогруты, и последней приходиться наваливаться своим весом, чтобы вынудить Бет отступить, правда, и тут не получилось, рыжая весила больше, стойка правильная, и мускулатура у нее сильнее развита, и Асоке пришлось вновь отпрыгивать, правда, на этот раз не просто так, а с разворотом и последовательным ударом каждым из ее мечей. Бет от этих атак уклонилась шагом назад.
      — Асока, — тихий и спокойный голос Таллисибет, — что тобой движет?
      — Эм, — Тано замаялась со следующей атакой в паре шагов от рыжей. — С чего такой вопрос?
      Бет навела на ее грудь сабер.
      — Всеми нами что-то движет, и от качества этого нечто зависит то, как далеко мы можем зайти. Я желаю тебе успеха, ты моя подруга, но я хочу знать, не впустую ли мое желание.
      — С мотивацией у меня все впорядке! — ухмыльнулась тогрута и рывком сблизилась, одновременно пытаясь нанизать на два меча рыжую.
      Бет сделала шаг вправо и горизонтально наотмашь повела меч, заставляя Асоку согнуться, заваливаясь на спину, чтобы пропустить синюю плазму клинка, а после снова отпрыгнуть назад и принять атакующую стойку.
      — И все же, — Таллисибет спокойно повернулась к Асоке и подняла клинок перед своим лицом.
      — Я стану лучшим джедаем и магистром, — Тано скрестила клинки, и через их свет оценивающе рассматривала позу соперницы.
      — Тогда объясни, что в твоем понимании «лучший джедай».
      — Лучший — это сильнейший! — Асока сделала рывок и закрутила мечи в спиральных вращениях, заставляя Бет уклоняться, отступая в стороны и временами отбивать клинком удары. Еще один рывок тогруты на сближение заставил Бет подпрыгнуть и кувырком в воздухе уйти назад.
      — А еще, лучший — это справедливейший, — прокомментировала в приземлении рыжей Асока.
      — И что ты будешь делать со своей справедливой силой? — Бет спокойно выпрямилась в десятке шагов от Асоки.
      — Ясное дело — буду поддерживать мир и справедливость в галактике.
      — У тебя есть представление об этом? — заинтересовалась Таллисибет. — Простые слова часто за собой скрывают непреодолимые трудности.
      — Ты сегодня странная, Бет, — с беспокойством задумалась Асока. — Может, сразимся как-нибудь в другой раз?
      Таллисибет чуть опустила веки, приоткрывая тяжесть эмоций внутри себя.
      — Меня переведут в сельскохозяйственный корпус.
      — Как? — ошарашенно замерла тогрута. — Ты же сильная!
      — Но не для Ордена, подруга, — с грустной улыбкой на губах проговорила Бет. — С самого начала у меня было слишком мало шансов стать такой же, как ты. Мидихлориан во мне почти нет.
      — Да что ты такое говоришь? Ордену не важно, сколько в тебе их! Ты сильная мечница, меня даже заставляешь побегать! — Асока обеспокоенно смотрела в глаза подруге.
      — Но мастера не хотят брать меня в падаваны. Единственная, кто рискнул, погибла на арене. Мне… Асока, у меня есть мечта принести этот мир к процветанию, свести на нет творимое зло, избавиться от несправедливости, чтобы все жители галактики могли быть друг другу братьями и вместе идти в будущие. Это понятные цели, даже как добиваться их, я представляю, но еще я понимаю, что подобного достичь сможет только выдающийся джедай…
      — Ты сильная, Бет!
      — Сила… Если бы дело было только в ней. Да и Орден так не считает. У меня не так много времени осталось, сегодня или завтра мне должны сообщить о переводе.
      — Поэтому ты здесь? — Асока посмотрела в сторону кубов для тренировки телекинеза.
      — Если бы я смогла достичь прогресса, то привлекла бы внимание совета и получила шанс на учителя. Но… я не чувствую, что смогу. Мой предел слишком близко.
      Лицо Бет было спокойно, как и произнесенные слова, но тогрута чувствовала напряжение подруги.
      — Я могу тебе помочь? — Тано хотела услышать способ от Бет, но рыжая падаван качнула в отрицательном жесте головой.
      — Мне бы хотелось знать, что в этой галактике есть еще джедаи, разделяющие мои ценности, — Бет погасила меч и повесила его на пояс. — Но пока вокруг лишь те, кто слепо следует кодексу или мечтает о великой силе.
      Асока смутилась, в таком свете ее слова о силе и справедливости выглядели не слишком красиво.
      — Я никого не виню и навязываться не собираюсь. Просто… печалит упущенный шанс. Стать сильным джедаем, заработать авторитет и войти в совет, проводить реформы, чтобы мы не закрывали глаза на творимое насилие и несправедливость по всей галактике. Этого я хотела.
      — Но Орден сражается за справедливость, мы добиваемся ее!
      — Я выросла в нищете на грани с голодной смертью, — лицо Бет было непроницаемо, — когда рекрутеры пришли в мой мир, родители умоляли взять меня. Они понимали, что это единственный шанс для меня выжить. Скажи, Асока, голодная смерть в галактической Республике — это справедливость?
      — Я… не…
      — Джедаи воспринимают окружающий мир как фон. Им безразличны страдания жителей галактики. Хочешь сказать, мы ничего не можем сделать? А я думаю, что не хотим. Это можно изменить, если ввести реформы в Орден, но на такое способен лишь магистр в совете. Я хотела им стать, но, видимо, теперь не смогу.
      — Бет… прости.
      — За что? — удивилась Таллисибет. — Здесь нет твоей вины. На все воля Силы, видимо, у нее свой план на наши судьбы. Ты хорошая, Асока, а значит, и цели твои будут благородны, просто я хочу попросить тебя не сдаваться, и я не стану.
      — Бет, — Тано погасила саберы и подошла вплотную к подруге. — Мы обязательно сделаем этот мир лучше. Я… постараюсь.
      Девушки замолчали, уловив близкие шаги. Они синхронно повернули головы ко входу, в котором через мгновение появились Виктор и Фэй.
      — Учитель? — удивилась Асока.
      — Привет, — спокойно ответил парень, подходя ближе.
      Бет же застыла каменным изваянием, уставившись на молодую блондинку с острыми ушами рядом с Виктором.
      — Учитель, — спохватилась Асока, — позвольте познакомить Вас, Бэт.
      Тано указала рукой на настороженную девушку справа от нее.
      — Бэт, а это мой учитель Виктор Лост.
      — Мое имя Таллисибет, подруга, — усталым голосом сказала юная джедай. — Здравствуйте, рыцарь, — она поклонилась.
      — Больше не рыцарь, как и не джедай, — индифферентно заметил Лост.
      На эти слова Асока как-то дернулась и потом едва заметно поникла.
      — Они изгнали Вас? — спросила Таллисибет.
      — Скажем так, мой путь разминулся с Орденом.
      — Простите, — печально сказала Тано. — Я подвела вас, рассказав Йоде.
      Губы тогруты дрогнули, но тренированная личность удержалась от сильных эмоций.
      — Интересно… Впрочем, неделей раньше, неделей позже, правда бы всплыла. Свойство у нее такое — всегда всплывать.
      — Но, учитель, это из-за меня Вас изгнали.
      — Глупости, — спокойно ответил Виктор без тени любых эмоций. — Ты очень честная и добрая, Асока. Я никогда не поверю, что сделала ты это намеренно или со зла. Я верю тебе и в тебя, мой падаван. Поэтому постарайся извлечь из этой ситуации урок, чтобы стать лучше, найти свои ошибки и понять, почему они случились.
      Тогрута засопела с раскросневшимся лицом.
      — Все равно это неправильно, я подвела Вас.
      — На что я тебе еще нужен, как не подводить? Да и как, ты думаешь, разумные становятся лучше, как они учатся? Они пробуют и раз за разом, наталкиваясь на свои ошибки, терпя поражения, пока не достигают успеха. Важно в этом процессе четко видеть цель, и не сворачивать в дебри самокопания, из которых некоторые до самого конца жизни не могут выбраться.
      — Учитель… но цель… что Вы имеете в виду? Я, в смысле, стать хорошим джедаем и служить людям? Или… ну, не знаю…
      — Мы заговорили о смысле жизни? Если да, то это длинный разговор, времени на который у меня, видимо, нет. Или наоборот навалом, пока не знаю. Что удручает…
      — Учитель…
      — Да, отвлекся. Если ищешь ответа, как выглядит цель, представь свое желание и вообрази его лучшее из проявлений, идеальный результат, совершенный, который впишется в мир. Но в то же время он должен быть самым простым.
      — Э-эм.
      — Совершенство, оно ведь такое, предполагает простое решение сквозь с виду сложные сущности.
      — Я ни-че-го не поняла, — мотнула головой тогрута.
      — Хм… — Виктор замер в позе стоящего мыслителя.
      — Учитель?
      — Пожалуй, можно сказать слегка иначе: твоя цель — это лучший вариант желания, воплощение которого сделает тебя сильнее, совершеннее, даже если это изменение — мизерная доля. Этот прирост может быть почти незаметным, но с каждой новой целью и ее воплощением ты будешь все ближе к совершенству. Да. Ближе.
      — Эм, я все еще, простите, учитель, не понимаю.
      — Может, лучше пример. Да. Лучше. К примеру, ты получила от своего учителя задание: поднять Силой вот тот булыжник, — Виктор указал на куб трехметровой высоты, самый большой из тех, что были разбросаны по просторному залу.
      — Этот?
      Таллисибет заинтересованно проследила со всеми за камнем.
      — Да. Этот. Твоя цель — его поднять. Цель будет точкой в пространстве, в которую ты должна попасть. Тебе, как и LAATi, на котором мы прилетели сюда, требуется топливо, им будет желание. Если желания нет, то и до цели добраться не выйдет. Прежде придется найти в себе мотивы, которые пробудят это желание, а значит, пройдет порядочно времени. Как будет звучать твое желание?
      — М-м, может «суметь поднять куб»?
      — Почти верно, возможно, лучше будет звучать: «стать той, кто может поднимать такой куб». Такая формулировка подразумевает качественное изменение, которое закрепится за тобой и сделает тебя ближе к совершенному образу. Тогда ты сможешь поднимать не только этот, — Виктор махнул рукой на ближайший куб, — но и любой другой. Ведь ты сама стала другой.
      — И как мне стать другой?
      — Совершенство подразумевает простое решение. Какой самый простой способ, Асока?
      — Эм, думаю, медитация, она помогает сконцентрировать мысли и дает возможность лучше управлять Силой. Но это очень трудно, учитель!
      Виктор подумал, оценивающе рассматривая куб, и произнес:
      — Нужно еще проще.
      — Э-э, что? — ее брови полезли на лоб. Медитация была самым распространенным способом слияния с Силой.
      — Нужно проще.
      — Без медитации? Но просто так поднять его нельзя!
      — Кто это сказал? Ты? Ты указываешь, что может Сила, а что нет? — Виктор чуть отстранился и подозрительно посмотрел на Асоку. — Видимо, передо мной высшая сущность, сравнимая с Богом, должно быть, нужно оказывать тебе особое почтение.
      — Что?! Нет!
      — Тогда почему ты решаешь за нее? Вспомни уроки, Сила вокруг, и она безгранична, разве не это вам говорили наставники в классах? Если убрать того, кто ставит ей рамки, то она будет всесильна.
      — Я сама ставлю рамки?
      Виктор кивнул.
      — Не только твой внутренний голос, но и сам сформированный убеждениями образ Силы в твоей голове. На что она в ней способна? Поднимать будильник у кровати? Твой сабер? Или зажигать звезды?
      Парень встал за спиной тогруты и взял ее за плечи.
      — Перед этим кубом и тобой твое же эго. Избавься от него, и что останется?
      — Куб и я.
      — Еще проще, Асока.
      — Еще?!
      — Да.
      — Только куб?
      — Нет.
      — Только я.
      — Нет.
      — Я не знаю.
      — Подумай, ты можешь. Решение простое.
      — М-м, если не куб и не я, то… Сила?
      — Да, ученица. Сила, лишь она определяет возможное, не ты. Как думаешь, Сила способна поднять этот камень?
      Асока подняла вверх голову, смотря на Виктора с выражением «Ясен пень, может».
      — Тогда за чем дело встало? Поднимай.
      — Э-м, — слегка растерялась Асока.
      — Запомни, простое решение, самое простое.
      Девочка прикрыла глаза и вытянула руку.
      Секунда, другая.
      Ничего не происходит. Здоровенный каменный куб стоит как вкопанный. Даже если учитель прав, возможно, придется потратить порядочно времени, чтобы суметь хотя бы его сдвинуть.
      — Не получается, учитель, — выдохнула Асока.
      — Чем ты пытаешься поднять его? Я чувствую твои страх и волнение. Разве они поднимают камни? Понимаю их наличие, это нормально, но они лишние на этом празднике жизни. Простое решение. Лишь Сила и…
      Внезапная речь о том, что все есть только Сила и больше ничего, звучала странно, но не противоречила тому, чему их учили столько лет. Да, наставники так и говорили, магистр Йода говорил, что нет веса у предметов. Есть только Сила. Но Асока всегда воспринимала эти речи как-то ограниченно, смотря на то, как поднимают маленькие кубики юнлинги вокруг, как поднимают предметы наставники. Неужели все это время она ставила себя в рамки искусственно, сама того не понимая? Если да то, что тогда? Есть только Сила.
      Тано внимательно посмотрела на гигантский куб.
      «Наверное, тонн двадцать», — нервно подумала она. — «Как такой поднять?»
      Но ведь размера нет. Есть только Сила, а разве Сила неспособна поднять столь малый объект? Хм, когда он стал малым? Впрочем, если сравнивать с размером галактики, то действительно малым, стремящимся к бесконечно малому значению. Песчинка. А может ли Асока поднять песчинку. Девочка ухмыльнулась.
      Тогда что ее отделяет от поднятия в воздух столь крошечного предмета?
      Внезапная догадка прожгла ее мысли, заставляя по наитию скинуть все лишние и произнести, поднимая руку:
      —… мое желание.
      Асока спокойно опустила руку. В центре гигантского зала замер в метре над полом многотонный каменный куб.
      — Отлично, — облегченно улыбнулся Виктор, но сразу же успокоился и, потрепав недовольно засопевшую тогруту, огорошил следующим поручением: — Тебе будет задание, пока я разбираюсь со своими проблемами, научиться летать.
      — Что?!
      Девочка потеряла концентрацию и, соответственно, больше не держала куб. От удара камня о камень у всех присутствующих заложило уши.
      — Не вижу тут проблем, — морщась от боли в ушах, сказал Виктор. — Поразмышляй, подумай. Найди решение. Сама. А я… — он прошелся взглядом по каменным сводам, заметил странный взгляд Таллисибет, перескакивающий с куба на него, потом посмотрел на Фэй, она тоже смотрела на него странно.
      Виктор вздохнул и отпустил плечи Тано.
      — Я сейчас покину тебя. Это займет какое-то время, но знай, мы встретимся вновь. И может быть, очень скоро, а пока тебе есть, чем заняться, и мне, соответственно, тоже.
      Он помолчал пару мгновений, потом прощально махнул рукой и вышел из зала, провожаемый озадаченным взглядом Асоки и странным от Бет.

***

      — Блин, — Виктор ругнулся, стоя на пороге Храма джедаев, из-за резкого звука вызова его комлинка.
      Фэй, молчавшая всю дорогу по Храму, только глаза скосила. Девушка о чем-то увлеченно размышляла, потому и не разговаривала с ним, чему парень был рад. Все же удалось составить примерный план действий на сегодня: поесть в приличном месте как свободный человек, да еще с красивой спутницей, правда, стоило ее переодеть, а то на ветхую робу древней джедайки смотреть было больно, потом следовало найти транспорт до Джеонозиса и добраться туда. А там… все только начиналось.
      Как же повезло получить контроль над его промышленностью. Если бы не это, пришлось бы уподобиться бродячему менестрелю, ища по всей галактике приключения себе на интересное место в туманной надежде на шанс ворваться в колею события и вновь влиять на что-то.
      — Кто там? — заинтересовалась Фэй, наконец вырвавшись из своих мыслей.
      — Хм… — Виктор потерял большую часть своей апатии из-за навалившихся стрессов внутри Ордена. — Приемная канцлера.
      Парень под вскинутые в удивлении брови остроухой блондинки принял вызов. Результат — его приглашают как можно скорее прибыть на отчет перед светлые… темные очи Шива Палпатина. Следовало доложить о состоянии на фронте.
      Это было странно. Виктор считал, что все, отмучился, его отстранили от должности, но, видимо, сперва решили помучить. Палпатин ведь ситх, мучить — его специализация. Правда, был шанс на то, что последует вербовка. Все же Виктор не только ценный мех, в смысле генерал с победами, но еще и темный одаренный, что ситху должно быть более интересно.
      Закончив связь на обещании явиться к канцлеру, Виктор повернулся к Фэй и серьезно осведомился:
      — Насколько ты сильный боец?
      — А?
      Виктор молча ждал ответа от ошарашенной блондинки.
      — Мы ведь к канцлеру идем… — настороженно произнесла она.
      — Действительно, — серьезно кивнул парень. — С ситхами приходилось сражаться?
      — С темными… пару раз, но я все еще не понимаю.
      — Просто ответь на вопрос.
      Фэй улыбнулась.
      — Неужели нас ожидает потеха? Нападут на канцлера?
      — Все же началась война, и есть вероятность, отличная от абсолютного минимума, что на той стороне есть одаренные.
      — Понимаю, — кивнула Фэй. — Можешь спать спокойно, я сильный боец.
      Девушка даже рукав закатала и показала тощий бицепс.
      Виктор подозрительно покосился на лицо ухмыляющейся блондинки.
      — Как ты себя так довела?
      — Женщина не обязана быть перекаченной воительницей, — гордо заявила она. — Ее оружие — красота и изящество.
      — Да, но… разве тебе жить не хочется? Меч твой где, я его так и ни разу не видел.
      — Я уже лет пятьсот как не держала его в руках.
      — Вот же…
      — Виктор, я действую тонко, через Силу, — в тон девушки проскочили наставительные нотки.
      — То есть ты консул по классу?
      — Классу? Впрочем, ты прав, я ориентируюсь на приемы Силы.
      — Ладно, — чуть успокоился парень. — Скажи, как быстрее добраться до сената?
      — Две сотни лет назад было такси.
      — Обнадеживает, — выдохнул парень и потянулся к комлинку.

***

      К впечатляющих размером зданию сената они добрались, когда стемнело. Здание с парковки нависало над их головами и давило своей монументальность. Чего только стоили сотни колонн, которые следовало пройти, чтобы попасть в административные помещения.
      По дороге к кабинету канцлера Виктор пытался держать себя в руках, поведение его спутницы вызывало серьезные вопросы о ее возрасте. Девушка постоянно крутила головой, комментируя узоры на стенах, колоннах, облила обличительной речью современные веяния в робототехнике, разочаровавшись в дроидах С3PO, шныряющих по просто гигантских размеров коридорам сената.
      В общем, вела себя как юная особа из далекой провинции, оказавшаяся волей случая в столице. Правда, справедливости ради стоило отметить, она очень подкованная по части истории «провинциалка». В некоторых местах слушать ее рассказы даже становилось интересно.
      В итоге они все же добрались до приемной канцлера в целостности и сохранности. Виктор даже отметил, что из-за постоянной болтовни спутницы совсем забыл поволноваться перед встречей с ТАКИМ человеком. Был ли это план Фэй, оставалось загадкой. Ее вообще понять было трудно.
      — Вас ожидают, — хмурый инопланетянин галантно повел рукой в сторону серых двухстворчатых дверей, выполненных из, предположительно, металла.
      — Я подожду тебя здесь, — сказала Фэй, рассматривая консьержа. — Все же вызывали тебя, и будет невежливо, если я заявлюсь вместе с тобой.
      — Ладно, не критично, — проанализировал ситуацию парень. Ворваться через эти хлипкие двери дело пары секунд.
      Виктор вошел, удовлетворенно кивнул. Канон. Круглое помещение со странного вида столом, за которым сидел приятного вида мужчина средних лет. Его волосы уже успела тронуть седина, глаза внимательно и благожелательно смотрели, поза открытая, руки на виду.
      — Доброго вечера, канцлер. Мое имя Виктор Лост, прибыл с докладом о состоянии на фронте.

***

      Шив свернул голограмму с отчетностью по коррелинианскому сектору и бросил взгляд на часы. Час до начала первого акта еще есть, как раз время на дорогу и разговор с приглашенным генералом. А вот, собственно, и он.
      В дверь вошел молодой мужчина с короткими светлыми волосами в робе белого цвета… Что примечательно, Палпатин узнал стиль, еще бы, не знать часть истории галактики, броня принца Вечной Империи. Очень интересный выбор, если учитывать, что их возглавлял противник Республики и Ордена.
      Кто сейчас перед ним? Кто этот излишне спокойный юноша, впрочем, как и все джедаи, спокойствие — это их отличительная черта, вообще, кто он? Бунтарь? Предатель? Ренегат? Выбор одежды может многое сказать о ее владельце, однако при условии дополнительных сведений.
      — Доброго вечера, канцлер. Мое имя Виктор Лост, прибыл с докладом о состоянии на фронте.
      Верно, такую формулировку ему передали. Впрочем, они и в самом деле будут говорить о состоянии дел на фронте.
      — Доброго, генерал Лост, — Шив хотел дать намек, что перед ним все еще генерал, несмотря на прошение совета джедаев. Как, заметит? Заметил. Молодой человек чуть опустил веки, обозначая, что понял. — Присаживайтесь.
      Мистер Лост сел в кресло сбоку от него и молча посмотрел на канцлера.
      Разрешения ждет.
      — Начните с первой операции в качестве генерала.
      Молодой человек коротко и информативно описал порядок своих действий, количество и расположение сил противника и составил по временной разрез событий, структурировав информацию так, чтобы было понятно с первого раза полную картину развернувшегося сражения.
      Что же, подача материала на уровне генерального штаба. Вот соотношение сил десять к одному выглядело странно. Странной была и победа. Странным было и назначения простого рыцаря для атаки на Джеонозис, но там был отвлекающий удар, чтобы оттянуть силы КНС… Шив вспомнил про оттянутые силы, которые так и не всплыли на других местах фронта, и решил узнать подробности.
      Палпатин предложил продолжить описывать события на фронте и, слушая структурированную речь генерала, озадаченно стал постукивать по столу. Если генерал не врет, то он определенно был на своем месте. О чем думали в Ордене, прося его отстранить? Тут явно прослеживалось политическое решение.
      Шанс раскаленной котлетой упал в ладони канцлера, заставив его стремительно перебрасывать факты из руки в руку, чтобы сформулировать примерный план интриги. Все же ему следовало поставить Орден на место, крайние слова магистра Винду неприятно удивили канцлера.
      Орден… Орден… В законах Республики он проходил особым органом государственной власти, там были дипломатические, военные, полицейские и разведывательные функции. Орден обязался охранять мир и спокойствие в Республике. Вот только развязанная война мало вписывалась в эту картину.
      Ладно. В войне виноваты не только джедаи. Что взять с этих монахов. Однако эти…джедаи имели влияние на государственный аппарат через железные кулаки своего авторитета и страха перед их мистическими способностями, да еще подкрепленными законами Республики.
      Шив ощутил дискомфорт, граничащий со страхом. В свете подобных обстоятельств угроза Мейса выглядела хоть и туманно, но реалистично.
      Палпатину вдруг захотелось жить, да и за Республику не забыл испугаться. Эти орденские дуболомы с только им понятной логикой своих действий могут вконец разломать галактику. Они ведь не понимают разумных, населяющих миллионы планет! Все, что они делали тысячу лет, — это летали по галактике, гонялись за бандитами, болтали с сенаторами на тему высоких материй и махали временами своими саберами. В целом их действия были почти не заметны на фоне экономических и политических процессов.
      Ордену нельзя давать власть.
      Однако делать-то что? Если идти неосторожно к их отстранению, можно нарваться на карательный рейд. Расскажут сказку, что он, ну… допустим, их извечный враг — ситх, и все. У Ордена есть на это полномочия.
      Следует поступить тоньше. Джедаев отстранить от власти через поступательные шаги, лишая их колос точек опоры… и первым может стать вот он. Бунтарь.
      — Генерал, благодарю Вас за подробный доклад.
      Лост замолчал, внимательно слушая.
      — Ваши внутренние разногласия с Орденом не должны вредить состоянию на фронте, потому я не стану подписывать их прошение.
      Брови мистера Лоста слегка дернулись вверх.
      — Противник у Республики слишком серьезный, чтобы разбрасываться силами, но и с Советом я не собираюсь вступать в конфликт. Надеюсь, Вы понимаете причины. Вместо флота, с командования которым Вас сняли, я предлагаю Вам возглавить восьмой резервный, который сейчас формируется близ Корусанта. Вашей задачей будет оказание оперативной поддержки в случаях, требующих вмешательства. Вы готовы взять на себя такую задачу и послужить на благо Республики?
      Виктор помедлил, размышляя над предложением, но, к его благу, сделал он это быстро.
      — Да, канцлер.
      — Вот и славно. Назначение сможете получить в канцелярии, генерал. На этом все, не смею Вас больше задерживать.
      Виктор Лост покинул кабинет, а Шив кинул взгляд на часы. Полчаса осталось, следует поспешить… или позвонить директору театра, чтобы задержал начало?
      Нет, это будет лишним.

***

      Виктор ошарашенно вышел из кабинета. Фэй сразу заметила состояние парня и не преминула спросить:
      — Что случилось, Виктор?
      Парень перевел на нее взгляд и хмыкнул.
      — Можешь вновь звать меня «мой генерал».
      — А?
      — Вместо своего флота я возглавлю восьмой резервный.

Примечание к части

Прошу прощения за задержу с выходом главы.

Бечено.

Глава 19. Совещание

      Корусант — город тысячи возможностей, квадриллионов тонн металла, бетона, пластика и тел разумных. Сотни уровней небоскребов, тысячи этажей, на которых миллионы квартир. В воздухе запахи жизни большого города, смрад машин, едкой пыли и холодной влаги.
      Так много слов и так мало смысла, которыми не описать всю глубину впечатлений, испытанных Виктором, идущим по уровню к ресторану, насоветанному Фэй.
      — Мм, не ожидала такого, — морща носик, грустила остроухая джедай.
      Виктор окинул взглядом широкий проход, по которому бродили с брезгливыми минами на лице прилично одетые горожане вперемешку с печальными откровенными нищими. Потом парень разглядел тушу странного животного, возможно, бывшего домашнего, а теперь просто воняющего на всю округу.
      А ведь всего на два уровня вниз опустились, и тут такое.
      — Далеко твое кафе? — невозмутимо осведомился Виктор.
      Фэй вздохнула и проводила достопримечательности уровня взглядом, пока не остановилась у вывески с приметным названием «Дары Артарсиса».
      — Мы уже почти пришли, — первой шагнула к заведению девушка.
      — Очень надеюсь, что в твоем кафе крупные порции.
      — Рассчитываешь объесться? Это вредно!
      — Отнюдь. Собираюсь делиться с тобой.
      Фэй изумленно вскинула брови и несколько замялась.
      — Мм, а зачем? — насторожилась она.
      — Чтобы не насоветовала сомнительной еды. Знай, есть будем вместе.
      — А… — разочаровалась Фэй. — Не беспокойся, все будет как в сказке.
      Девушка подошла к стеклянной двери, полностью покрытой пылью, с подозрительной оранжевой наклейкой, буквы на которой уже стерлись временем. Невозмутимо потянув ее на себя, она неожиданно вырвала ручку, отчего даже сама ойкнула. Следом стеклянная дверь пошла паутиной трещин и в момент взорвалась мелкими осколками, падающими на пол лавиной хрусталя.
      — Мне не нравится эта сказка, — прокомментировал внутренности кафе парень.
      — Ага, поесть тут не выйдет, — Фэй осторожно заглянула за порог и посмотрела вниз.
      Пола в кафе не было. Вместо него десяток вырезанных этажей и куча хлама внизу.
      — И всего-то двести лет тут не была, — задумалась девушка. — Как думаешь, что тут случилось?
      — Очень похоже на перепланировку… неудачную. Впрочем, смысла тут стоять у нас нет. Найдем другое место, где поесть.
      — Да, но… все же странно, — закусила губу Фэй. — Там подавали удивительного вкуса крабов.
      — Возможно, твое кафе хотело расширяться, но не потянуло ремонт, или аренда слишком большая оказалась, или еще какие причины. Сейчас это неважно, — Виктор раскрыл датапад и вывел карту уровня в поисках ближайшего заведения.
      — Раньше подобного на улицах не было, — заметила тем временем блондинка, рассматривая бродивших мимо разумных. — Республика медленно и верно становится неудобным для жизни местом.
      — Как думаешь, кто в этом виноват? Хм… «Подводный мир» подойдет? Тут в основном положительные отзывы.
      — Главное, чтобы крабы были.
      — Любишь этот морепродукт?
      — Крабов, да. Редко, когда выдается попробовать вкусное, сытное, нежное, белое мясо, — замечталась остроухая блондинка, даже глаза зажмурила. — Давай быстрее! Есть хочу!
      — Такси снова придётся вызывать, — оценил расстояние парень. — И ты не ответила на вопрос.
      — Про виновных? Это длинный разговор, на который у меня не хватит сил, без еды вообще никак!

***

      Спидер в плавном развороте приземлился на просторную площадку перед роскошным, длинным и стоящим под естественным светом солнца рестораном.
      Высунувшись из кара, Фэй проворчала на заведение:
      — Джедаям должно вести скромный образ жизни.
      — Это самый дешевый ресторан премиум класса, который удалось найти. К тому же, — парень выбрался следом за Фэй, — в нем подают самых здоровых крабов в городе.
      Безмятежно идущую к заведению девушку самым грубым образом остановили.
      — Ты это куда? — Виктор с неодобрением смотрел на спутницу.
      — Как куда? — изумилась блондинка. — Есть иду.
      — Помнится, кто-то говорил о своем главном оружии.
      — Э-э-э…
      — Красота и изящество.
      — А!
      — Так вот, за оружием нужно следить, — Виктор указал пальцем на соседнее здание с логотипом бутика. — А то ходишь как самая настоящая оборванка, а еще многомудрый джедай.
      — Эй, это моя любимая роба! — возмутилась Фэй. — Она со мной уже больше сотни лет!
      Виктор обреченно прикрыл глаза. Эта джедай продолжала поражать своей оригинальностью.
      — Привязанность к ревности ведет и страху потери, а он — ближайшая дорога на темную сторону, — наставительно произнес парень.
      — Тебе не кажется, что из твоих уст это звучит как-то странно?
      Виктор задумался, потом посмотрел на свое отражение в витрине, разглядел желтые фонари глаз.
      — Неудобно получилось.
      — Прости, Виктор. Но не стоит переживать обо мне. Темная сторона меня не привлекает.
      — Темная сторона или нет, но оборванкой ходить тебе нельзя. Если собираешься рядом со мной быть, то придется следить за собой. Выбор за тобой.
      Фэй оттянула край ткани робы, разглядывая выступающие нити, и вздохнула.
      — Поразительно! — выдохнул парень, разглядывая уламывающуюся Фэй. — Уговариваю женщину сходить в магазин за одеждой.
      — Ты не понимаешь… — блондинка еще раз вздохнула. — К одежде приходится долго привыкать, а такого кроя робы, как у этой, я больше нигде не видела.
      — Не беда, — отмахнулся Виктор, первым шагая к двери бутика.
      Внутри оказалось просторное футуристичное помещение с плавной подсветкой и приглушенно спокойной фоновой музыкой. Первой в глаза бросилась стойка ресепшн с девушкой в брючном костюме.
      — Приветствуем вас в Лазурном озере. Меня зовут Алика, чем могу помочь? — хорошо поставленным мягким голосом произнесла продавец.
      Такая же, как и Фэй, блондинка с идеальным симметричным лицом и доброжелательным взглядом замолчала, ожидая ответа клиентов.
      Виктор остановился возле голограммы с женскими платьями, прикидывая, которое подойдет его спутнице. Но его изыскания были наглым образом прерваны торопливой речью виновницы визита.
      — Нам очень удобное… и… практичное… чтобы бегать можно было и падать… много падать!
      Алика невозмутимо покосилась на ряды голограмм с проецируемыми на них дорогими вечерними нарядами и задумчиво отвела взгляд.
      — Пожалуй, есть несколько вариантов. Пройдемте за мной, — пригласила она, отступая в сторону и ведя рукой в направлении входа в большой зал. — У нашей компании бывают самые разные клиенты, в том числе и живущие на планетах с агрессивным климатом.
      Фэй торопливо зашагала за продавцом, оставив Виктора в одиночестве. Ему ничего не оставалось, как покинуть голограмму с идеально подходящими для остроухой платьями и пойти за ними в соседний зал.
      — Черный лед… — донесся до ушей парня голос Алики, следом Виктор наконец добрался до постамента, на котором вращалась детальная голограмма комбинезона под форму тела человека, тем временем Алика продолжала рассказывать внимательной Фэй: — Комбинированные ткани на основе композитных материалов для создания максимального комфорта ношения в самых агрессивных средах. В нем даже можно некоторое время провести среди пустоты космоса. Актуально для яхтенных прогулок вблизи систем внешнего кольца. К костюму идет маска с электроникой и системой поддержки жизнеобеспечения. Фильтры респиратора блокируют девяносто девять процентов известных токсичных газов, а встроенные анализатор в автоматическом режиме переходит на цикл внутренней вентиляции в случае, если поступает нераспознанное вещество.
      — Хочу, — резюмировала джедай.
      — У нас есть еще варианты, — начала было Алика, но взгляд Фэй неотрывно привязался к комбинезону, намекая на тщетность иных усилий. —…Хотите примерить?
      — Да!
      — Тогда прошу сюда.
      Через пять минут из примерочной вышла Фэй в антрацитово-черном комбинезоне под форму тела, и держала она на губах самую искреннюю улыбку.
      — Виктор! Удобно! Ты себе не представляешь, как я рада!
      — Действительно… Но тебе не кажется он слишком вызывающим?
      Комбинезон почти идеально повторял форму тела, хоть и было заметно, что сделан он из толстой ткани.
      — А? Да нет, — крутанулась блондинка.
      — И все же.
      Парень прошелся по рядам стоек с одеждой и остановился возле женских курток из толстой ткани, потом хмыкнул, когда разглядел одну из них и вытащил ее с вешалки. Протянул ее девушке. Фей тоже оценила вариант и, улыбнувшись, натянула его на себя.
      Черная куртка с белым принтом эмблемы Ордена джедаев на плече эргономично вписалась к образу молодой особы, увлекающейся спортом. У Виктора почему-то возникла ассоциация с мотоциклами.
      Фэй попрыгала на носках, оценивая комфортность подошвы, потом вытянула руки и подвигала пальцами, так же затянутыми в ткань, комбинезон покрывал все тело за исключением головы, и удовлетворенно улыбнулась.
      — Да, определенно удобно, — резюмировала довольная блондинка.
      Виктор проводил остроухую к выходу, расплатился за нее и задумчиво потер бровь. По всей видимости, привязанность его спутницы к робе была связана напрямую с аскетичностью жизнью на внешнем кольце и образа жизни джедая. В первом случае было слишком мало мест, где можно приобрести дорогую одежду, во второй части проблемы, идеологическое отсутствие интереса со стороны джедая к дорогим вещам. А ведь дорогие вещи — не только большой ценник, но и зачастую немыслимый комфорт, замешанный на безупречном качестве.
      Какие из этого можно сделать выводы?
      Джедаем быть проблемно. Можно даже сделать небольшой эксперимент, познакомить многомудрую спутницу со всеми благами цивилизации, которые получится дать разумному. Как вариант, если удастся изменить ее представление о комфорте, выйдет, что и с остальными орденцами способна заиграть такая комбинация.
      А это значит?
      Очень похоже на проявление уязвимости. А их нужно запасать для ответных ходов, если таковые понадобятся.
      Виктор видел перед собой задачу взять под контроль ресурсы галактики, чтобы переориентировать их на создание мощной системы обороны, способной встретить в любой ее части многотысячный флот вторженцев. Откуда появятся юужань-вонги, он понятия не имел, знал лишь, что они определенно должны явиться и убить много народа.
      Взятие под контроль подразумевает ликвидацию самостоятельных элементов, имеющих влияние и власть на процессы в галактике. К таковым можно отнести Сенат, корпорации, системы планет, банки, общественные организации.
      Совершенство подразумевает простое решение. А это значит, что галактика должна стать едина. В таком ключе наличие аморфной организации под названием Сенат выглядело лишним, лишним казался и Орден. Его кодекс грозил стать проблемой для авторитарного управления, потому как разумные Ордена стали бы стремиться урегулировать все мирным путем… В большинстве случаев самостоятельно определяя, что должно быть решено, а что нет. Неопределенность — враг совершенству.
      Виктор вспомнил, что сейчас идет война, и вновь задумался куда глубже, фоном сознания отмечая изменения вокруг: как вошел в ресторан, как Фэй заказала столик, и они расселись.
      Если началась война, и ведет ее Орден, стремящийся к миру и справедливости, что это значит? Значит, совет, как минимум, верит, что кровопролитием принесет мир и справедливость. А это что значит? Что привычные способы контроля перестали работать.
      Если все так, то бесчувственные джедаи наворотят дел. Они не остановятся ни перед чем для достижения результата. Во имя благой цели сгорят планеты и умрут миллионы разумных. Хуже будет, когда темные со стороны КНС начнут шантажировать или играть на моральных настройках джедаев. Возьмут кого в заложники, заставляя покинуть важный регион, к примеру, потом проведут там операцию захвата. Да мало ли способов знающему разумному манипулировать действиями Ордена. Их кодекс известен в определенных кругах. Знай себе, что формулируй противнику проблемы в рамках модели кодекса и получай результат. Это, блин, не война, получается, а прогулка.
      Правда, все это в теории. Если совет займет жесткую позицию, то Орден станет самой что ни на есть военной организацией. Они усилят свое влияние на системы Республики, правда, тут же выставив свои головы для других организаций, которые уже тысячу лет грызутся за власть. Старичка в новой роли не одобрят, ведь джедаи были все это время что-то вроде полиции и власти почти не имели, выполняя поручения Сената, а теперь метят в вооруженные сенаторы, обретая собственную волю и интерес. А «интерес» уже поделен, его можно только отнять.
      Что тогда произойдет?
      Орден потеряет много джедаев. Все же милитаризм несколько чужд их учению. Потери начнутся не только в результате идеологических расхождений, сторонние организации, сражающиеся за власть, станут нанимать убийц для ликвидации живого контингента Ордена. Как один из вариантов, собранных на коленке.
      Виктор почувствовал пряный запах возможности. Потом насторожился, уловив реальный запах еды. Он вынырнул из размышлений и увидел, что им подали блюда.
      — Наконец-то, — улыбнулась Фэй. — Думала, уже не вернёшься к нам.
      — К кому "к нам"? — все еще не собравшись, уточнил парень. Они были вдвоем. Третий-то кто?
      — Ко мне и… крабику, — протянула лилейным голоском Фэй, наклоняясь к морепродукту на своей тарелке.
      — Фэй, что задумал Орден?
      Девушка замерла от неожиданности.
      — Хм, вопрос интересный, Виктор. Признаюсь, я и сама теряюсь в догадках, зачем старичкам из совета понадобилось устраивать то представление с твоим изгнанием, — она с хрустом хитина отломала клешню и внимательно посмотрела на белое мясо. — В галактике сейчас неспокойно, как было бы суетно, если разбить улей пчёл-убийц в закрытом помещении, полном людей. Орден обязан защищать мир, это его суть и предназначение, но, когда вокруг нарастает хаос, — девушка проследила, как капает ароматный сок на тарелку, — становится непонятно, что делать и как исправлять этот бардак. Я… предполагаю, что магистры решили создать островок стабильности — Орден джедаев. И выбрали самый быстрый для этого способ.
      —…И как у любого быстрого способа, у него есть жирные, как ноги банты, минусы, — закончил за девушкой Виктор. — Если твое предположение верно, Орден в ближайшее время потеряет приличное количество разумных.
      — Это проблема, — согласилась она.
      — Ордену нужна победа в войне, но не только. Еще чувствуется желание исправить свое положение в галактике.
      Фей с сомнением посмотрела на размышляющего парня, потом опустила взгляд на его тарелку, в которой стыла еда, и вздохнула.
      — Виктор, давай есть.
      — Вопрос в том, — продолжал парень, — как они собираются добиваться своей цели… А ведь есть еще КНС со своими проблемами и желаниями, сенат Республики и множество обездоленных планет. Та экспозиция контраста достатка, что мы видели на уровне с твоим кафе, разве не иллюстрация упадка существующей системы?
      — Как… — Фэй задумалась, — как это вообще связано? Орден и экономика Республики… Да, то, что ты видел, продолжается уже больше тысячи лет. Мне непонятно, почему ты на это вообще обратил внимание… — блондинка нахмурила брови и стала постукивать пальцами по столу, — хотя в чем-то могу тебя понять. В последние годы бедность становиться более заметна, что вызывает опасения.
      — Налицо кризис системы и война как реализация напряжения в обществе. Способен ли Орден справиться с конфликтом и наладить экономику? Ведь ты должна понимать, вопрос войны в нашем случае можно решить, как минимум, двумя способами: мирным и военным.
      — Мирным? — выразила удивление блондинка. — Слишком большое количество заинтересованных со стороны сепаратистов. Действительно мирным?
      — Да. Если базис конфликта заложен в экономической плоскости, то и выход может лежать в ней. Но Орден выбрал войну. Да, согласен, вариант по шаблону «нет человека, нет проблемы», тоже будет работать, но очень недолго.
      — Виктор, но Орден не имеет власти над корпорациями, а ведь они управляют процессами в Республике.
      — Получается, единственное, на что способны поборники мира и справедливости, это рассуждать о них и вести войну. Грустная картина бессмысленности существования такой организации, как Орден.
      — Все, о чем ты говоришь, не так просто, как звучит. Мы… не вмешиваемся в жизнь обычных жителей галактики. Это политика Ордена на протяжении тысячи лет.
      — В результате мы получаем систематическое накопление конфликтов, которые воплощаются в глобальные войны с миллионами убитых, — Виктор прикрыл глаза, отвернув голову в сторону и вниз. — Просто блеск. Поборники мира…
      — Виктор…
      — Фей, — парень теперь смотрел ей в глаза, — считаешь, что нужно оставить все, как есть?
      — Виктор, я понимаю тебя, сама проходила через эти муки, но ты должен понять — некоторые вещи невозможно изменить.
      — В мире, в котором существует Сила, слово «невозможно» приобретает оттенок сарказма, — заметил парень.
      — Есть предложения, как решить проблему, которой больше десятка тысяч лет? — Фэй демонстративно отломила кусок мяса и так же демонстративно его съела.
      — Ты будешь скептична, я знаю, но поверь, что есть.
      Блондинка закатила глаза на слова Виктора.
      Парень же принялся мысленно рассуждать на обозначенную тему. В то, что решение есть, он верил безоговорочно. Реальность — слишком продуманная материя, чтобы иметь тупиковые ветви развития событий. Резкие переходы, да. Но не тупики.
      Если проблема галактической Республики — это корпорации, контролирующие процессы особенно хищническим образом, то следует подобрать решение в соответствии с представлениями о совершенстве. Совершенство, как и обычно, обожает простые решения. Ввязываться в противостояние с гигантским количеством коммерческих сил — явное усложнение, значит, этот вариант лесом. Если организации пошли лесом, остался контроль, оный осуществляется, как правило, разумными, на разумных возможно оказания влияния разного характера, от прямого и грубого вмешательства типа «ща ноги вырву» до тонких манипуляций, которые будут незаметны для лиц, не посвященных в них.
      Силовой вариант самый простой с виду, но реализация рискует запустить цепную реакцию в массах заинтересованных лиц и спровоцировать новый виток конфликта, который при наличии вооруженных сил с обеих сторон выльется в новую войну, но уже гражданскую.
      Тонкая манипуляция требует доступа во внутреннюю структуру системы, что у Виктора практически отсутствует.
      Решение… оно должно быть.
      Возможно, не стоит выбирать один из вариантов, а просто их смешать? С помощью силовых составляющих продавливать доступ во внутреннюю структуру, а дальше приступать к манипулятивным схемам. Но в этом случае важно сформулировать цель. Хотя цель уже и так сформулирована — полный контроль над галактикой.
      Звучит смешно и сомнительно, но именно контроль способен защитить галактику от истребления. Единый кулак сил и устремлений определенно будет иметь все шансы сокрушить любого внешнего врага.
      — Да, Фэй… — Виктор застал девушку, взламывающую панцирь, впрочем, это была последняя целая часть краба, все остальное было уже опустошено.
      Парень запнулся на мысли.
      — Эм, ты… что-то хотел сказать?
      — Да, решение у этой проблемы есть.
      Фей уже хотела продолжить поедание краба, но замеченное краем ее светлых глаз заставило передумать. Она медленно положила хитин и как никогда серьезным, развеивающим весь налет молодого озорства из ее образа, внимательным взглядом посмотрела на Виктора.
      — Ты сейчас не шутишь и не размышляешь впустую.
      Виктор молчал, потому что это был не вопрос.
      — Ты понимаешь, что сейчас предлагаешь?
      — Да.
      — И ты веришь, что добьёшься своей цели?
      — Она реальна.
      — Значит, и план есть.
      — Конечно.
      Остроухая блондинка в черном комбезе задумалась, рассматривая через большое панорамное окно ночной город. Какие думы вертелись в ее светлой голове, Виктор не знал, но подозревал, что решение, принимаемое ей, сейчас затрагивает базовые принципы ее мировосприятия. С таким лицом не думают о выборе блюда на завтрак.
      — Знаешь, — тихим и мягким голосом, лишенным озорства, начала она, — мне семьсот пятьдесят три года, и всю сознательную жизнь я провела в попытках сделать мир вокруг лучше. Я верила, что смогу ему помочь. Сила тоже в это верила, она помогала мне советами, направляла, указывала, как поступить, но все, чего мы добивались вместе, касалось только максимум пары систем планет. Частные случаи на полотне галактики были малозаметны. И тем не менее в Ордене меня считают легендарной личностью, уважают. Я могла сделать больше и не сумела. Не скрою, желание помочь галактике во мне сильно, так же сильно, как и связь со светлой стороной Силы, и это стремление мотивирует меня просыпаться по утрам вот уже восьмую сотню лет…
      Девушка прервалась, чтобы поудобнее сесть в кресле, а после посмотреть уже на Виктора.
      — Я участвовала в бесчисленном количестве конфликтов, войн, революций, усмиряла восстания, проводила переговоры, искала для разумных компромиссы и все это долгие… долгие… годы. Я сильно устала. Если бы не наша встреча, то наверняка отправилась в ближайшие дни на свою последнюю миссию, где спасла бы тысячи жизней, но ценой своей. Невозможность достичь мечты о мире в галактике и желание его добиться боролись во мне все эти годы, и первое почти победило. Я бы смогла наконец-то встретится с моими братьями и сестрами. Но теперь ты предлагаешь мне иной конец. Если… если у нас получится, я наконец смогу с чистой совестью отдохнуть. Поэтому, знаешь, я буду с тобой в этом путешествии до конца. Можешь всецело полагаться на мою помощь.
      Повисло молчание.
      — Итак, какой наш первый шаг?
      Виктор задумался, насколько Фэй сейчас серьезна. Предложение помощи ему в деле, которое он себе наметил, сопряжено с конфликтом с Орденом. Она что, их только что предала?
      — Ты ведь понимаешь, что я могу… поссориться с Орденом на пути к цели?
      — Моя верность принадлежит Светлой стороне и галактике, Виктор, — серьезно ответила Фэй. — Ради них я живу.
      Виктор подумал еще. Все же в привычном ему мире редко встречались принципиальные люди, способные идти до конца ради своих убеждений. Решиться довериться такому человеку было в новинку. Остроухая, конечно, странная, но ее слову по неким причинам верилось. Мастер пока не подводила его, хоть и была малополезна.
      — Первым делом, нам понадобятся ресурсы для удара, — начал парень.
      — Удара?
      — Перехват контроля возможен при непредвиденном для объекта изменении обстановки, разрыве шаблона, все в области управления, — начал отвечать Виктор. — Так сказать, спровоцировать поиск новых управленческих связей и любезно предложить свои услуги. Если рассматривать кластер корпораций как единую хозяйственную систему, то выбивание нескольких важных звеньев из нее заставит искать альтернативы. Важно оказаться в нужном месте и времени, предлагая свои услуги. Следом получить доступ в их внутреннюю сеть, составив полную схему связей, и отработать уже их управленческие модели, вставляя подконтрольные тебе звенья. В итоге можно добиться контроля над всей системой вне зависимости от воли руководящих элементов… Я понятно объясняю?
      — Да. Ты собираешься пролить кровь.
      — Придется. Подобные мероприятия всегда связаны с горячим конфликтом. Разумные так устроены, что готовы зубами держаться за свое, и единственное, что их может отогнать в сторону, их смерть.
      — Не всегда, — заметила блондинка. — Иногда достаточно правильных слов, чтобы заставить «объект» считать белое черным.
      — Дезинформация? — догадался парень. — Да, подходит. Важно правильно выбрать, какой инструмент нужно применять для очередного звена.
      — С этим я готова помочь, все же опыт, как никак, есть. Так и какая первая цель?
      — С ресурсами может помочь промышленность Джеонозиса, я дал распоряжение использовать ее для производства специальной техники, которая способна в автономном режиме добывать полезные элементы из метеоритных полей на внешнем кольце. Места там много, народа почти нет, так что такая активность может оказаться незаметной. Добытое потом будет использовано для производства уже военной техники нового образца. Впрочем, часть непременно будет потрачено на гражданские проекты. Еще ресурсами, на этот раз готовыми, поделился канцлер, назначив меня генералом восьмого резервного флота. Хоть я и буду связан приказами, но не думаю, что абсолютно. Власть над армией даст возможность влезть в ресурсы попавших под удар противника планет.
      — Как ты сделал с Джеонозисом? Я заметила, что ты слишком по-хозяйски упоминаешь эту планету.
      — Верно. Кроме планет будут еще объекты корпораций. С ними тоже можно сделать что-нибудь интересное и нужное.
      — Вряд ли такая активность останется незаметной.
      — Согласен, тут придется поступать тоньше, чем хотелось бы. И одновременно следует стремиться к расширению влияния. Ведь итогом должна стать галактика.
      — Расширяться ты собираешься через армию?
      — В идеале нужно стать начальником генерального штаба, но там окопались совет джедаев с их уникальной логикой ведения войны, другие командиры разбросаны по системам и не представляют из себя единой силы.
      — Ты говоришь о простых разумных на службе республики?
      — Да, выпускники академий, дослужившиеся до генеральских или адмиральских погон. Пока же балом правят джедаи. Правда, неизвестно, надолго ли. Первые крупные сражения должны уже в ближайшее время пройти на севере галактики, они покажут реальные навыки Ордена.
      — Откуда информация?
      — Я видел голограмму расположения сил ВАР. Готовится наступление, а где наступление, там и противник. Что случается, когда сталкиваются противники, говорить не нужно.
      — Значит, скоро мы услышим о первых сражениях…
      — В принципе, война будет протекать вяло и долго, давая нам множество возможностей для своих планов. Я ожидаю примерно пару лет боевых действий. Все же галактика обширна, а армии минимальны на ее фоне.
      Виктор не стал упоминать, что война всего лишь ширма для Палпатина, в результате которой клоны получат доступ к телам большинства джедаев и благополучно их ликвидируют. Парень хотел несколько вмешаться в этот деструктивный процесс, подменив или перехватив войска, чтобы потом прийти в гости уже к мегаситху. Все же фанатичный поклонник темной стороны Силы — слишком радикальная кандидатура для управления государством. Получив власть, тот пустится во все тяжкие, просто убивая там, где достаточно было небольшой речи. А в галактике нужно единство, которое невозможно без доверия друг к другу, оно, в свою очередь, формируется на основе положительных чувств, радикально отличных от страха. А именно страхом и собирается править Шив.
      — И что мы сейчас делаем? — спросила блондинка.
      — Я жду формирование своего флота, потом первых приказов, а в это время ты можешь помочь мне с моей темностью. Все же она серьезно напрягает. Постоянный контроль мыслей — внушительный для мозга процесс.
      — О-о, — дернулась блондинка, — совсем забыла.
      — Фэй…
      — Да-да, ничего трудного. Подучим нейтральные техники, потом постепенно перейдем к светлым и к самым светлым. Тебя автоматом выкинет к Свету. Проверено.
      — А по времени сколько? Примерно.
      — Все зависит от тебя. Но не думаю, что больше месяца. Главное в таком деле, поменьше стресса, а то ведь сам знаешь, какие эмоции он вызывает.
      Виктор кивнул. Стрессов ему на годы вперед хватило.
      — Нужно забрать из Храма Асоку. Ученицу бросать я не намерен.
      — И из Ордена тем самым ты ее заберешь. Уверен?
      Виктор прикинул ситуацию. Выходило, что поступает он слишком эгоистично, не считаясь с мнением ученицы, что выглядело некрасиво, а значит, несовершенно.
      — Дам ей выбирать, — решил парень.
      Фэй одобрительно кивнула.
      — Значит, сегодня у нас будет первая тренировка? — осведомилась чем-то довольная Фэй.
      — Да, — осторожно кивнул парень. — Выберем только место.
      Виктор хотел продолжить эксперимент по одомашниванию джедая и снять респектабельный номер в отеле или вообще квартиру со всеми удобствами. Очень хотелось посмотреть на разумного, проведшего большую часть жизни в непростых местах внешнего кольца, в атмосфере комфорта.
      Но, как и обычно в этом мире, в планы вмешался комлинк.
      Посмотрев на прибор связи как на врага, парень принял вызов. Услышанное заставило его волосы зашевелиться на голове. Фэй, тоже слышавшая слова офицера связи, спала с лица.
      — Ты ведь… говорил, что не будет больших сражений.
      Виктор, не понимая, что происходит, перевел взгляд на вспыхнувший вместо голограммы сада, что фоном крутилась на стенах ресторана, выпуск новостей.
      — Мы прерываем вещание из-за экстренного сообщения, — дикторша была заметно взволнована. — Сегодня в пятнадцать часов три минуты в системе Орд—Мантелл состоялось сражение нашей армии с армадой сил Сепаратистов. Тысяча кораблей врага вторглись в мирную систему и принесли с собой большие разрушения. Флот ВАР был разбит, планета захвачена силами КНС. В ближайшее время мы попытаемся получить больше подробностей и обязательно их сообщим вам. А пока слово предоставляется нашему военному корреспонденту…
      — Меня вызывают в штаб, — сообщил Виктор, поднимаясь с кресла.
      — Что теперь будет? — так же поднялась Фэй. — Тебя ведь совет не захочет видеть.
      — Штаб Корусанта, — уточнил парень. — С джедаями я там не свяжусь.
      Виктор расплатился и вместе с Фэй покинул ресторан.

***

      Темный брифинг — зал штаба со множеством голопроецирующей аппаратуры и двумя десятками разумных в военной форме располагался в приземистым здании возле космопорта, благодаря чему добраться туда оказалось очень быстро, по меркам Корусанта, конечно, с его оживленным движением.
      Виктор появился к началу брифинга в сопровождении Фэй, ведь она официально генерал. На главной голопроекции уже крутилась карта галактики с маркерными обозначениями сил. В глаза бросалась зияющая дыра в цепи зеленых отметок, которая, по всей видимости, и является темой для текущего собрания.
      Что касается присутствующих разумных, они были серьезно напряжены, озадачены, а некоторые всерьез испытывали страх.
      — Приветствую, господа, — средних лет мужчина, почти полностью седой, окинул взглядом собравшихся вокруг голопроекции военных. — Причина, по которой вас вызвали, нерадостная. Пятьдесят три минуты назад противник предпринял массированное наступление с направлений А3, А12, А4, А8… — в тон его словам на голограмме зажигались направляющие, которые постепенно сформировали дугу вокруг системы с обозначением Орд—Мантелл.
      — Командующие джедаи подняли тревогу за полчаса до атаки, они рассредоточили свои силы на отражении каждого из направлений атаки врага. Противник вышел из гиперпространства на расстоянии в полсотни километров от сил ВАР и численно превосходил нас вдвое. Как результат, сепаратисты смяли треть флота Республики в первую половину боя, а после разметали остатки по соседним системам. До сих пор неизвестно точных данных потерь объединенного флота. Очевидно, что готовящееся наступление на Магиито и Муунилист теперь невозможно.
      Начальник штаба замолчал, окидывая военных взглядом.
      — Господа, у нас двести тринадцать парсек неприкрытого фронта, ведущего прямиком в ядро галактики. Из сил заслона остались мелкие флоты по десять судов в системах Шили и Вортекс. На этом все. Теперь слушаю ваши предложения.
      — Разве не совет джедаев определяет стратегию?
      — Канцлер лично распорядился подготовить для совета осмысленный план действий, — жестко ответил начальник штаба.
      — Нам нужно закрыть дыру, — заговорил тучный генерал, — хотя бы на гиперпространственном маршруте через Вортекс. Используем резервные флоты. Со второго по пятый сейчас доступны, — мужчина указал пальцем на оранжевые отметки возле Корусанта.
      — Отсылка прикрытия столицы может сказаться на ее обороноспособности. Да и четыре флота по двадцать судов — это ни о чем, — возразил сосед толстяка.
      — Тут останется первый и восьмой флот, — парировал ему тучный. — Сто пятьдесят кораблей — вполне приемлемая сила.
      — Против тысячи звездолётов КНС?
      — У врага не осталось тысячи. Был же бой. Наша задача перекрыть гиперпространственный маршрут через Вортекс хотя бы на две недели. После с верфей выйдут новые корабли, там больше двухсот штук звездных разрушителей и Аккламаторов. Этими силами восполним оборону Корусанта.
      — Две недели… у противника слишком широкий простор для маневра. До перлемианского торгового маршрута неделя лета в гиперпространстве. А оттуда хоть до Корусанта.
      — Значит, направим на Раквалис.
      — И сколько?
      — Нужно оставить Эриаду, — неожиданно предложил молчавший до того подозрительно синекожий офицер, на которого неодобрительно то и дело косились люди. — Почти сто пятьдесят кораблей и внушительный десант клонов. Эти силы достаточны, чтобы прикрыть на время Раквалис.
      — Безумие! Эта система контролирует узел двух маршрутов, если она перейдет врагу…
      — Мы можем потерять Корусант, — напомнил о главной угрозе говоривший.
      Повисло молчание.
      — На юге осталось не так много сил сепаратистов, — начала начальник генерального штаба, внимательно рассматривая карту галактики. — Предложение генерала Трауна имеет право на существование. По сути, корабли противника сейчас только на Мустафаре. И вряд ли они оставят оборону столь важного объекта. У КНС там серьезные производства, если верить докладам разведки.
      Седой генерал помолчал.
      — Пять флотов, пятьсот тридцать кораблей… господа, если поступим правильно, у нас есть шансы, чтобы продержаться до подкреплений.
      Виктор, внимательно слушая разговоры старших по опыту, все сильнее напрягался. Ситуация была несколько дикая. Если он правильно понимал, то во всей Республики на армию работали лишь две корпорации в двух же системах: Куат и Рендилли. Их производительность поражала, но была явно недостаточна, да и солдат в армию поставляла лишь одна планета. При таких потерях война грозится закончиться в ближайшие дни. Что этот ситх, который Палпатин, задумал? И как он будет выпутываться из этой ситуации? Сепаратисты почувствовали кровь и теперь вряд ли остановятся. В таких условиях следует включать в производство военной техники все доступные верфи… может, это как раз и его план — заставить по неизвестной причине упирающиеся верфи строить звездолеты?
      Парень покосился на карту боевых действие и стиснул зубы. Уж больно план был безумным. Крупные силы противника сейчас имели на своей стороне опасную инициативу.
      — Вот только эти пять сотен на три системы, а противник сможет выбирать, куда бить, всем, что у него осталось, — не выдержал Виктор.
      — Согласен, — кивнул синекожий и продолжил спокойным размеренным тоном: — Следует подготовить ряд наступательных операций на территорию КНС. Подобный ход заставит врага распылить силы, а значит, увеличит тем самым наши шансы по блокированию его ударов в направлении Корусанта.
      — Наступательные операции в таком положении… — изумился толстый. — Какими силами?
      — Малыми, — невозмутимо ответил Траун и посмотрел на Виктора.
      — Имеет смысл, — кивнул начальник штаба, оценивающий переглядывания синекожего. — Я передам план совету джедаев и канцлеру. У них могут быть свои коррективы. А вас я попрошу отбыть в расположения своих флотов.

***

      — Виктор, — Фэй смотрела в спину стоящему на мостике Венатора парня, — все еще думаешь, у нас получится?
      Что получится, было и так понятно. Речь шла о плане по захвату контроля над галактикой, и опасения блондинки тоже были понятны. Поражение крупных сил Республики под Орд—Мантеллом получилось слишком неожиданным. Виктор не помнил даже упоминаний о нем. Значит ли это, что действия парня сумели так серьезно изменить события в этом мире?
      Нет, вряд ли. Слишком самонадеянно, чтобы один человек изменил целый мир.
      — Фэй, все нормально.
      — Н… нормально? — девушка подошла к нему. — Я, конечно, верю тебе, но врага действительно многовато. Даже для тебя.
      — Если КНС действовали нахрапом, то потери их вряд ли составят меньше трети флота. Семь сотен на пять сотен с нашей стороны. Нормальное соотношение.
      — Разрозненных пять сотен, — напомнила Фэй.
      — Это необязательно проблема. При грамотном расположении флотов можно создать пересечение их взаимных маршрутов, чтобы в результате организованного отступления собраться в одном месте.
      Виктор не особенно переживал еще из-за того, что прекрасно понимал, канцлер Республику сдавать не станет. Возможно, он поддался соблазну убить нескольких сильных магистров, что возглавляли флоты при Орд—Мантелле. Да, очень похоже на то.

      Как же он ошибался.

Примечание к части

Бечено

Глава 20. Конфронтация

      Окутанный полумраком круглый кабинет канцлера галактической республики, за столом сидел владелец, сзади в панорамном окне жил своим ритмом ночной Корусант.
      Палпатин устало откинулся на спинку кресла. Его плечи слегка опустились, а в дыхание пробралась давящая тяжесть, как последствия горячих событий вечера. Новость о разгромном поражении застала его в третьем акте представления. Пришлось покинуть любимый театр с тяжелым от переживаний сердцем и срочно возвращаться в свой кабинет. По дороге он вызвал наиболее талантливого в области тактического планирования разумного и дал ему задачу оценить угрозу и придумать, как выпутаться из той выгребной ямы, в которую они все вместе могли угодить. Параллельно ушел запрос в генеральный штаб на Корусанте с аналогичным предложением. Совет джедаев пока молчал, и Шив не был уверен в наличии у них скорого решения.
      Все от Палпатина зависящее сейчас было сделано, для остального нужны новые данные.
      Сейчас канцлер ожидал, пока прибудет его доверенное лицо при штабе с предложением по ответному ходу. К тому же хотелось послушать реальное положение дел, а не то, как представят ситуацию боязливые за свои должности генералы.
      Пискнул сигнал интеркома. Палпатин раскрыл веки и мазнул пальцем по призывно мигающему сенсору.
      Через секунду дверь в кабинет распахнулась, и на пороге показался одетый в форму офицера синекожий разумный.
      — Господин канцлер, разрешите войти, — спокойный размеренный голос уверенной в себе личности.
      Шиву импонировал этот чисс, именно таких подчиненных хотелось иметь как можно больше: ответственных, исполнительных и справедливо уверенных в своих действиях.
      Получив разрешение, Траун занял место перед столом канцлера и сразу достал датапад.
      — Можно начинать? — канцлер кивнул. — В результате атаки сепаратистов на Орд—Мантелл объединенная эскадра под командованием четырех магистров потерпела сокрушительное поражение. Потери составили четыреста восемьдесят пять судов, точные данные по людским пока уточняются. Если в сумме, то мы получили крупную брешь в обороне секторов республики и неприкрытый вектор атаки на Корусант.
      — Что решил штаб? — мрачный вопрос.
      — Штаб принял решение отправить в систему Вортекс флоты по двести пятьдесят судов, этот шаг перекроет самые быстрые маршруты, ведущие к столице, но оставит инициативу противнику для всего среднего кольца на севере галактики. Второй частью предложения стало удержание позиций до прибытия подкрепления, после чего отправить свежие силы на защиту Корусанта, ведь его, в результате переброски резервов, останется охранять всего сто пятьдесят кораблей.
      Шив напрягся, получив такое предложение. Столицу хотят оставить без защиты. Звучало дико.
      — Без отзыва защиты с Корусанта никак нельзя?
      — Боюсь, нет, господин канцлер, — на лице чисса не дрогнул ни мускул. — Силы противника на векторе удара слишком велики. Выделенных ресурсов и так не хватит при любой атаке сепаратистов, но мы хотя бы сможем контролировать маршруты к Корусанту.
      — Я правильно Вас понял, генерал, Корусант сейчас беззащитен перед врагом? — неприятные слова, но произнесенные вслух.
      — Боюсь, так. Одна решительная атака, и мы потеряем столицу.
      Нечто очень холодное запало Палпатину в грудь и медленно спустилось в живот. Он коснулся тревожащие места тела, замаскировав движение как поправку складок на костюме.
      — Но КНС об этом не знают?
      — Все возможно, — Траун был на удивление спокоен, говоря такие страшные вещи, и это вселяло некие надежды.
      — А Ваши личные соображения?
      — Есть два варианта: классический и авантюрный, — тут же подтвердил догадку Траун. — Первый — оборонительный, мы собираем все доступные нам силы с галактики и концентрируем их на защите столицы. Но, признаюсь, даже так шансы очень небольшие.
      Ну вот, Шив только начал обретать надежду… И тут же понял, так дальше не пойдет. Нужно напрячь этого толкового разумного или наконец вытянуть из него все, даже самые нелепые планы.
      — У Республики очень серьезные проблемы, генерал. Надеюсь, Вы нашли еще какие-то решения, иначе все выглядит слишком плохо. Может, озвучите свой авантюрный план?
      — Мы нападем на КНС.
      — Слушаю.
      — В Вашем распоряжении есть довольно интересный молодой генерал, на счету у которого две серьезные победы, причем они были достигнуты в меньшинстве. Это как раз наш случай.
      — Я знаю, о ком Вы.
      Виктор Лост вспомнился почему-то в связке с ожиданием проблем со стороны Ордена.
      — У противника после сражения осталось приблизительно семь сотен звездолетов, но они должны в ближайшее время развалиться на несколько крупных флотов и взять соседние системы под свой контроль. Я считаю, одной из первых целей врага станет Шили. В первую очередь, из-за наличия там станции снабжения, к тому же обозначенная планета находится в отдалении от гиперпространственных маршрутов и как раз на пути из Орд—Мантелл к Коррелианскому торговому маршруту.
      — Ваше обоснование я понял. Вы предлагаете Лосту защитить Шили?
      — Да. Выделим для этой цели сто пятьдесят вымпелов.
      — Это слишком много, вы же сами говорили, как мало у нас сил.
      — Авантюрный план, господин канцлер. Виктор Лост получит приказ взять под контроль северный фронт посредством точечных ударов по атакуемым планетам. Тем временем на всем фронте нужно предпринять масштабное наступление. Много мелких атак на подконтрольные КНС системы. Такой подход заставит сепаратистов потерять темп наступления и распылить свой ударный кулак.
      Видя, как канцлер не спешит давать добро, Траун решил сделать еще одно предложение:
      — Если не доверяете мистеру Лосту, я могу возглавить ударный флот.
      — Нет. Вы будете защищать Корусант. Потеря его для Республики недопустима.
      — Тогда нужно оставить резервные флоты на прикрытии столицы.
      — Но мы можем потерять все среднее кольцо. Или я неправильно понимаю Вас?
      — Успех ударного флота и массового наступления на всей линии фронта остановит КНС.
      — А если Лост проиграет?
      — Ничего не изменится. Будет так же, как и в первом предложении штаба. Мы потеряем часть систем среднего кольца и, возможно, примем атаку на Корусант, но тогда у нас будет пять сотен звездолетов против оставшихся после встречи с флотом Лоста. Столицу мы гарантированно удержим.
      Слова «столицу удержим» прозвучали для ушей Шива, как легкий бриз среди бесконечного пекла, но он тут же помрачнел, вспомнив причины текущей ситуации.
      Если бы на армию работали все доступные верфи, то кораблей бы хватило дать в зубы этим мерзавцем. Но печальные во всех смыслах корпорации ни в какую не захотели выделять свои мощности. Нет, готовность эти сволочи выразили, но заломили такие цены, после выплаты которых можно спокойно попрощаться со всем бюджетом и серьезно влезть в долги у Банковского союза.
      Правда, после такого поражения корпорации вполне могли почувствовать страх и… те, что на соприкосновении с сепаратистами, скорее всего, перекрасятся, в цвета КНС, а другие станут сговорчивее… хотя нет. Просто будут смотреть, где выгоднее.
      А вот следует сделать так, чтобы выгоднее стало с Республикой, или… не спрашивать их. Кажется, не так давно в Республике существовала очень интересная должность. Возвращение к ней может стать началом решения проблемы мятежных корпораций.
      Шив любил Республику, наслаждался властью над ней, и, как любой рачительный хозяин, мечтал оставить после себя успехи, видимые через века последующих поколений. Для этого он давно сплетал сеть знакомств с сенаторами, собирал через доверенных людей компромат на компании и кланы и просто полезные сведения про влиятельных людей, все делал, чтобы постепенно проникнуть во всю глубину управленческих связей и начать постепенно менять государство. Как паук плетет свою шелковую нить, он филигранно и тонко сплетал нити связей интриг. Но началась война, и теперь нужно форсировать планы, ведь старые рассыпаются на глазах, а еще оставшиеся можно легко потерять в считанные дни.
      Шив вернулся к мыслям о войне.
      Получалось, наиболее правильным будет оставить половину галактики на растерзанию врагу. Очень плохое решение.
      Палпатин справедливо не верил в быстрый возврат потерянных систем, ведь подкрепления слишком малы, а наращивание темпов их роста, даже если привести под контроль все доступные верфи и разумных на планетах поставить в ружье, подготовка и тренировка контингента займет месяцы.
      Безнадежно. Все безнадежно, и другого выхода нет. А как хочется избежать потерь систем, иначе это целая куча дерьма со стороны прессы и сената. Тут не будет другого выбора, и придется сваливать все на Орден, иначе его самого уже завтра сместят. И нужно давить, что все из-за ошибок джедаев и нехватки полномочий, ведь договариваются сенаторы слишком долго, а для войны каждая минута на вес победы. Расширение полномочий канцлера позволит ему самому решать «мелкие» вопросы, избавив сенат от груза ответственности их рассмотрения.
      Еще придется принять второй план Трауна, его успех выглядел куда продуктивнее, чем основной из генерального штаба.
      — Для выправления ситуации и перелома в ходе войны я подготовил для генерала Лоста пять целей атак, — тем временем нарушил молчание Траун, — как раз для авантюрного плана. Я назвал операцию «капкан». Смысл ее в следующем: на фронте достигается ряд побед, после каждой крупной сливается врагу имя генерала, ответственного за них. Руководство КНС воспримет Лоста как основную угрозу и подготавливает ему засаду. Тут однозначно. К тому же репутация генерала заставит собрать все доступные силы, чтобы задавить его массой. Когда сепаратисты созреют для нее, будет слита следующая цель Лоста. Время всей операции должно занять значительно больше недели, чтобы созрели наши подкрепления, и уже их использовать для фронтовой атаки на засаду сепаратистов. Если все получится, мы застанем флоты КНС врасплох и нанесем их объединенным силам поражение, тем самым очистив галактику от большей части вражеских кораблей. Я лично готов возглавить эту атаку.
      — Вы думаете, это реально? — с плохо скрываемой надеждой, спросил Шив.
      — Вполне.
      — Тогда я жду от Вас детального плана.
      — Он уже со мной, — Траун положил на стол канцлера датапад. — Там весь план и пояснения для генерального штаба и совета джедаев.
      Палпатин почувствовал легкий ветерок надежды возможности выкрутиться из западни. Взял датапад и внимательно вчитался.
      — Вы знаете, генерал Траун, если у Вас получится, мы сможем спасти Республику. А она такое никогда не забудет.
      Намек Шива встретил понимающий спокойный взгляд чисса.
      — А мне, похоже, пора снова собирать экстренное заседание сената.
      Траун понимающе кивнул и с разрешения канцлера покинул кабинет.

***

      Граф Дуку удовлетворенно наблюдал через обзорный иллюминатор линкора разбитый в хлам флот Республики. Позади поля обломков была видна объятая пламенем планета, и уже это заставила старого форс юзера убавить положительных эмоций. Как бы он не разочаровывался в Республике, но прожитые десятилетия в Ордене оставили свой отпечаток на морали. Жертв гражданского населения он не любил. Иногда они были необходимы, иногда вынуждены, но никогда не желанны.
      — Граф, связь с советом установлена, — капитан—неймодианец вежливо напомнил о подготовленном сеансе связи.
      Голопроектор спроецировал в центре мостика широкий круглый стол с двумя десятками ненавистных разумных, преимущественно неймодианцев и муунов.
      Дуку загнал истинные чувства глубоко в сознание и выдержал нейтральное выражение на лице.
      — Господа.
      — Граф, — ответил главный после Дуку разумный, Нут Ганрей. — Поделитесь успехами. Мы все здесь с волнением ждем последних новостей с фронта. Возможная атака на Муунилинст и Майгито очень нервирует совет директоров и акционеров.
      — Атаки не будет, — спокойно сообщил Дуку.
      — Гм, новость, конечно, хорошая, но можно выпросить у Вас подробности?
      — Приношу извинения за чрезмерную краткость, — холодно сообщил человек. — Флот Республики в системе Орд—Мантелл разбит, сама планета захвачена, и теперь мы готовы к наступлению на ядро галактики.
      — Это очень хорошие новости! Мы очень довольны Вашими успехами! Когда будет взят Корусант?
      — Речи о взятии столицы Республики пока нет. Есть необходимость закрепить результат здесь, в соседних системах.
      — О-о, мы понимаем, но все же хотелось как можно скорее закончить войну. Наши предприятия уже неделю терпят убытки, занимая все свое время производством военной техники.
      — Победа все окупит сполна, — жестко улыбнулся Дуку.
      — Да-да, Вы правы. Но все же.
      — Спешка слишком вредна, — напомнил граф. — Кроме того, я считаю, нельзя останавливаться только на успехе здесь, при Орд—Мантелл, следует начать беспокоящие атаки на всей протяженности фронта. Этим мы обескровим армию Республики и фактически уложим ее на лопатки, уничтожив в зачатке возможные ответные действия.
      — Возможно, Вы правы, но атака на Корусант была бы куда интереснее. Войну желательно закончить как можно раньше.
      — Атака принесет лишь вред. Мы не готовы так быстро наступать, еще не подошли тылы. Без обеспечения осада обречена на провал.
      — Да-да, мы понимаем. Что же, совет принимает Вашу стратегию.
      Связь завершилась.
      Дуку же спокойно развернулся к иллюминатору и мрачно сдвинул брови.
      Мерзкие алчные твари, из-за таких, как они, галактика превратилась в клоаку, и он потерял ученика. Этому абсурду следует положить конец. Но не стоит спешить, как он и сказал этим подонкам, спешка вредна. Пусть как можно больше ресурсов их уйдет на войну, тогда корпорации лишатся сил, и их сокрушить будет легче простого, а там и до власти над галактикой рукой подать.
      — Капитан, — Дуку нарушил молчание, — передайте приказ Гривусу, подготовить план отвлекающих атак на всей протяженности фронта.

***

      Фей в который раз вздохнула, наблюдая за стоящим к ней спиной Виктором. Хоть она и сказала, что легко вернет его на светлую сторону, но была вынуждена самой себе признать, как теперь сильно сомневатся. Одно проведенное занятие, конечно, не показатель, но сила, с которой в молодого парня вцепилась темная сторона, заставляла покрываться холодными мурашками. Давно она такого не испытывала.
      Девушка неоднократно упоминала, темная сторона очень любопытна по природе, и сейчас это любопытство видела собственными глазами. Виктор был уникальным объектом, нечто в нем серьезно заинтересовало темную сущность, и та готова сколько угодно безрезультатно ждать в стороне, пока воля парня не иссякнет, и она не получит доступ к его сознанию. Полный доступ, разумеется. Что будет тогда с его личностью? А ничего. В смысле, не будет ее.
      Фей еще раз взглянула на Виктора. Заметила вновь проступившую испарину на его висках и отметила усиливающийся ветерок холода темноты.
      — Мой генерал, может, отдохнете?
      Парень не ответил.
      Фей слегка заволновалась и повторила вопрос. На этот раз Виктор заторможенно повернул к ней голову и заставил девушку стиснуть зубы. Цвет его глаз пылал желтым.
      — Нет, Фэй, отдыхать мне сейчас нельзя.
      Выглядел он так, как будто держится из последних сил. Можно было бы ему помочь и стянуть часть темноты на себя, но она это уже делала несколько часов назад. Ей самой нужен перерыв, чтобы не ухнуть следом за парнем в темноту. Печальный опыт прошлого настойчиво требовал соблюдать правила безопасности.
      Однако делать что-то нужно. Вот только как помочь в такой ситуации, Фей не знала. Ей были известны два хороших способа, один из которых опробовала на себе, но Виктор против путешествия на Ашлу, а изучение техник с постепенным увеличением уклона в светлые — слишком длительный процесс.
      Если не знаешь сама, следует обратиться к опыту прошлого, еще к тем временам, когда в Ордене разрешалось использовать темную сторону Силы. В библиотеке Храма должны быть такие знания.
      — Виктор, я оставлю тебя на пару часов. Кое-какие дела на поверхности. Э-э, Виктор?
      Парень выдержал неприлично долгую паузу, прежде чем кивнуть.
      Фэй быстро развернулась и умчалась с мостика.
      — Сэр, — как только девушка ушла, капитан Венатора получил сообщение, — штаб Корусанта перевел под Ваше командование подкрепление Джеонозису. Еще они просят Вас выйти с ними на связь. Радиорубка уже подготовлена, Сэр.
      Молодой генерал напряженно смотрел в черноту бесконечного космоса, поэтому ответил не сразу, да и ответ был необычным:
      — Связь с Джеонозисом, быстро.
      — Да, Сэр.

***

      Мостик медицинской станции, орбита Джеонозиса. Перед девушкой в белом костюме стоял медик с датападом в руке. Элен внимательно слушала доклад о состоянии пациентов и в интересных моментах делала пометки в памяти.
      — Процесс лечения для восьмидесяти процентов поступивших завершен. Они готовы к выписке, — мужчина с проступающей на висках сединой, в комбинезоне медика закончил доклад и протянул Рилл датапад.
      — Очень хорошо, доктор Атлис. Как на счет выживших джедаев?
      — Их состояние стабилизировалось, теперь больные ускоренно идут на поправку и, если есть желание, Вы можете их посетить.
      — Скорее всего так и сделаю, — чуть заметно кивнула Рилл.
      После начальника медицинской службы по графику была встреча со специалистом по фортификации, заказанным ее шефом.
      Девушка вернулась в свою каюту и села за полукруглый стол со множеством встроенной командной электроники, покопалась в ежедневнике, просматривая и отмечая выполненные дела, пока не добралась до специалиста. Заметила отметку о его прибытии и пригласила к себе.
      Через десять минут в каюту вошел среднего возраста мужчина с коротко подстриженной бородой, в слегка помятом деловом костюме и с приличными синяками недосыпа под глазами.
      — Мит Фрост, к Вашим услугам, — галантно кивнул он.
      Элен помедлила с ответом. Внешний вид человека противоречил его рекомендациям, и это вызывало подозрения.
      Она незаметно вызвала отчет службы слежения и скосила взгляд на ее результат. Все было верно.
      Мит Фрост, пятьдесят четыре года, более тридцати лет опыта работы с фортификационными системами, все рекомендации от влиятельных компаний и частных лиц соответствуют.
      — Доброго дня, мистер Фрост. Мое имя Элен Рилл, я исполнительный директор Джеонозис Спейс Технолоджис. Рада, что Вы нашли время посетить нас.
      — Признаюсь, подобных предложений я еще не получал. Не смог удержаться, — усмехнулся мужчина, занимая место в кресле.
      — Мы молодая компания, мистер Фрост, и рассчитываем расширяться, но так как локация наших интересов расположена на внешнем кольце, где помимо войны еще полно пиратов и разных антисоциальных личностей, требуется соответствующая защита. У Вас сильная репутация специалиста в вопросах защитных систем, и Вы не имеете сейчас контрактов с крупными корпорациями, поэтому Вам было сделано предложение возглавить направление конструирования технической защиты для нашей компании.
      — Вы же знаете, с началом войны у меня стало очень много желающих сделать заказ. Видите, я тут не из-за возможности возглавить какое-то там направление и даже не ради денег, мисс Рилл.
      — Вы не поделитесь своими причинами?
      — Все просто. Вы предложили мне сделать из целой планеты неприступную крепость с полным карт бланшем использованных ресурсов. Признаться, таким способом Вы попали мне в самое сердце, мисс Рилл, — лукаво улыбнулся мужчина. — Можно сказать — предложили исполнить мечту детства.
      — Понятно. Так значит, Вы согласны?
      — Да, мисс Рилл.
      — Как быстро можно ожидать результата?
      — Хм, — мужчина посмотрел за спину девушки, за которой было огромный панорамный иллюминатор с видом на Джеонозис, — первый уровень защиты можно сделать за неделю, учитывая производственные возможности такой планеты, как Ваша.
      — Вот и отлично, более того, Вы получите доступ к архивам проектов. Подберите тем наиболее стоящие варианты.
      — Архивам?
      — Вы не узнали мою фамилию?.
      — Рилл… Рилл, — Фрост задумался. — Нет, не знаю.
      Элен почувствовала печаль, но на лице это не отразилось. Сердце согрела пришедшая мысль: она имеет все шансы возродить величие своей семьи, чем сейчас и занимается.
      — Ничего страшного, мистер Фрост. Мы очень долго не были на рынке, но сумели сохранить много интересных технологий и чертежей. Воспользуйтесь возможностью и сделайте самую защищенную в галактике планету.
      — Ваши слова словно мед, мисс Рилл. Нельзя так искушать, — укоризненно посмотрел Фрост.
      Проводив маньяка от оборонительных систем, Элен сверилась с ежедневником и покинула каюту. Выпало короткое окно, которое можно было потратить на общение с потенциально интересными разумными. Все же не каждый день выдается возможность поговорить с джедаями. Ее собственный шеф был не в счет.
      На уровне больничных кают сразу встретились патрули клонов. По мнению Элен, совершенно лишняя мера безопасности, но мистер Лост настоял, и пришлось соглашаться.
      Еще двадцать метров по широкому белому коридору, плавно сворачивающему по дуге, и каюта 948, в которой лежал один из джедаев.
      Дверь с шипением сдвинулась, и внутрь вошла Элен, держа на сгибе локтя датапад с историей болезни.
      На кушетке у стены лежала молодая женщина с чуть раскосыми глазами и черными волосами, определенно человек.
      — Доброго дня, мисс…
      — Хаат Циюнь, — хриплым голосом представилась джедай. — Сколько я уже у вас?
      — Мое имя Элен Рилл. Вам известно, Вы находитесь на частной медицинской станции?
      — Республики или этих?
      — Республики, — успокоила Рилл, хоть джедай и не проявляла ни капли эмоций.
      — Мне никто не говорит результатов боя на поверхности. Мы победили?
      — А что Вы последнее помните?
      — Бой на Арене Петранаки.
      Рилл помедлила с ответом, строя свои предположения, как могло получиться, и почему место, где нашли джедая, было иным.
      — Вас вытащили клоны из подбитого LAATi, потом удерживали оборону, пока спустя полдня не состоялась повторная битва за планету.
      — Повторная? Значит, первую проиграли…
      — Это так. Битва за Джеонозис оказалась тяжелой. На планете выжили лишь трое джедаев. Вы, мистер Лост и еще одна неопознанная. Признаться, и Ваша личность до этого момента так же была неизвестна. Орден соблюдает странную секретность информации о своих членах.
      — Мне лучше закончить лечение в Ордене, — Рилл почувствовала, джедай «прощупывает почву» на предмет удерживаться ли в заложниках. Не особенно сильное подозрение, но мысль такая витала в голове джедая.
      — Как будет угодно, — решила снять подозрение Рилл.
      — Когда я могу покинуть вас?
      — Как только придет подтверждение из Ордена Вашей личности.
      Хаат понимающе кивнула и облегченно расслабилась на кушетке, одновременно сигнализируя, что устала, и сообщая, разговор окончен.
      Такому состоянию, даже после недели лечения в оснащенной по последнему слову техники госпиталю, Элен не удивилась. Все с подобными повреждениями, как у Хаат, нормальные разумные не живут, но джедай выжила и теперь идет на поправку.
      Оставался еще один джедай на излечении, прямо в соседней каюте.
      Рилл вошла через открывшийся проем и на долю мгновения задержалась. Кстати, пришли воспоминания о прочитанных строках из анамнеза пациентки. Молодой женщине, сейчас бессмысленно смотрящей в потолок, перебило половину ребер, досталось от огня и пришлось выдержать сильный удар обломка брони корабля по голове. В результате последнего испытания на прочность у этой особы диагностирована амнезия.
      Элен вновь представилась, чем заслужила равнодушного взгляда незнакомки. Одаренная женщина легко поднялась на кушетке, выглядело это несколько дико с таким количеством травм.
      — Я в плену? — заметный акцент для общего языка выдавал иномирянку.
      — Нет, Вы находитесь в госпитале.
      — Что происходило? Почему я ничего не помню.
      — Совсем?
      Синекожая женщина помедлила с ответом.
      — Да.
      Рилл имела дополнительное образование психолога, потому сумела различить обертоны обмана. Эта незнакомка какую-то часть помнила, но не все, факт отсутствия большого куска памяти неоспорим, он просто подтвержден томографией. Вопрос тогда, почему скрывает этот остаток.
      — Вы помните свое имя?
      — Танн.
      — Просто Танн?
      — Сев’ранс Танн. Могу я воспользоваться узлом связи?
      — Пока нет. Прежде Вашу личность следует подтвердить.
      Танн бросила взгляд на открытую дверь, потом на хрупкую фигуру Рилл.
      — Не стоит так волноваться, — заметила опасный взгляд Элен. — Вам здесь пока ничего не угрожает. Более того, уровень оцеплен и под охраной не только бойцов ВАР, но и автоматики. Отдыхайте пока.
      Рилл, не задерживаясь, покинула каюту и потребовала по внутренней связи командира клонов. Слишком подозрительная джедай ей попалась.
      Командир КК—243 встретил Элен у центрального лифта. Боец держал на сгибе локтя шлем и скучающе осматривался по сторонам.
      — Командир, мне нужна информация по синекожему джедаю, в частности, обстоятельства эвакуации с планеты.
      — Да, мэм, помню такую.
      — Как Вы поняли, что она джедай?
      — Её обнаружили возле подбитого шагохода, вокруг тела наших бойцов и остовы жестянок, сама джедай сильно пострадала, оставшись почти без одежды, только световой меч в руке сжимала.
      — Этот меч… где он?
      — Вашим передали, — имея в виду медслужбу, ответил клон.
      — Алестор, — Рилл немедленно вызвала начальника станции, на вызов коммуникатора ответили почти сразу, — где хранятся вещи джедаев?
      — Четвертое хранилище, мэм, — последовал уверенный ответ.
      — Пошли кого-нибудь туда за мечом пациента 546, и пусть принесут его на третий уровень, я как раз буду ждать у лифта.
      Ожидание не оказалось долгим. Уже через десять минут двери лифта распахнулись, и оттуда вышел дроид, держащий в манипуляторе рукоять меча.
      Элен с любопытством взяла его в руки и повертела, рассматривая детали. Ничего необычного не заметила, за исключением закопченного края и множества царапин. Нащупала кнопку активации и, направив в свободное пространство излучатель, активировала его.
      Холодок вместе с плохим предчувствием прошелся по ее спине при виде красного луча. Рядом заметно напрягся клон, растеряв всю ленность.
      — Мэм, поднимаем тревогу?
      — Подождите, капитан. Неизвестно, кто попал нам в руки. Усильте охрану уровня и никого, кроме дроидов, к ней не пускайте, а я пока запрошу инструкций.
      В этот момент персональной комлинк Рилл подал сигнал входящего вызова.
      — Мистер Лост, — ответила на вызов.
      Комлин спроецировал ее шефа.
      — У меня плохие новости, мисс Рилл, — речь молодого человека была слишком размеренной, словно на нее тратилась серьезная концентрация. — Чувства в Силе подсказывают мне — Джеонозис в опасности. Конкретнее сказать не могу, но работы по фортификации Вам следует ускорить. И еще, подкрепления в ближайшее время не будет, придется ставить в ружье дроидов.
      — Мистер Лост, сомнительные новости есть и у меня. Помните двух джедаев, вытащенных клонами? Так вот, одна из них не джедай. При ней был красный сабер.
      — Подробности.
      — Женщина, до тридцати лет, синий цвет кожи, красные глаза, черные волосы, имела при себе в момент обнаружения световой меч. Получила множественные травмы, в том числе и головы. В результате имеет амнезию.
      — Она не опасна?
      — Не знаю. Я распорядилась клонам усилить охрану и пускать к ней только дроидов.
      — Как охрану использовать исключительно дроидов.
      — Да, мистер Лост, — ответила и решила предложить: — Может, стоит сообщить Ордену, все же темные их интерес?
      — Я сам решу этот вопрос.
      Связь завершилась, и девушка пошла раздавать указания. Как будто ей было мало угрозы нападения и аврала подготовки автономных станций для добычи ресурсов во внешнем кольце.

***

      LAATi доставил Фэй в ангар Храма, откуда она уже быстрым шагом пролетела до коридоров, а следом и до широкой лестницы на уровень архива. Еще немного, и уже замерла посреди длинного зала, по бокам которого шли длинные ряды стеллажей с ячейками памяти.
      Озадаченно постучав ножкой по полу, как признак глубоких раздумий, с чего начать, блондинка была самым наглым образом прервана.
      — Мастер Фэй! — рыжеволосая девушка заметила ее и торопливо подбежала от консоли, в которой до того явно читала.
      — М-м, малышка Талли? — вспомнила блондинка.
      — Таллисибет, мастер.
      Тем временем Фэй вспомнила, наконец, цель визита в пещеру знаний и направилась к ближайшему терминалу.
      — Мастер, — догнала ее Бет, — возьмете меня в ученики?
      — Можно чуть позже, я сейчас сильно спешу… Что? — как только до нее дошел смысл слов девочки, блондинка замерла на месте и медленно повернула голову. — Ты ничего не путаешь?
      — Я знаю, мастера выбирают падаванов, но все равно прошу взять меня, — и глаза, полные решимости.
      — Прости меня, но я не могу быть твоим мастером, юная Талли.
      Вместо ответа Бет достала из кармана каменный кубик, положила его на кончик пальца, потом медленно убирала руку, вот только камень остается висеть в воздухе.
      Фэй непонимающе смотрела на эту тривиальную картину, ожидая экстравагантного продолжения. Может, сейчас левитирующий камень превратится в воду или хотя бы загорится. Но нет — это было все.
      — И-и-и?
      — Мастер, я и этого до сегодняшнего дня не могла.
      — О. Ладно, понятно. А зачем я тебе?
      — Я не хочу в сельхоз корпус.
      — Подозреваю, тебя туда уже не отправят, — многозначительно посмотрела на кубик блондинка. — Так что выдохни, все будет хорошо.
      Фэй погладила рыжую по макушке и развернулась к терминалу, примериваясь печатать.
      — Так, где тут поиск, ах вот…
      — А еще я хочу стать сильным джедаем, — продолжала Бет.
      Фэй стала быстрыми движениями пальцев вбивать строку запроса и ответила, не отвлекалась от дела:
      — В этом вопросе все зависит от тебя.
      — И от учителя. Мастер, у меня есть сомнения в способности кого-то другого научить лучше, чем Вы.
      — Я обычный джедай, малышка Талли, нет во мне ничего такого, отличающего от других наставников, м-м, где же ты… категории, так… старая республика, Орден… империи… да, блин, операционку обновили, что ли?
      — Обычный? Вы же легендарная Фэй, о Вас знают все юнлинги!
      Таллисибет встала сбоку и покосилась на неуверенные манипуляции мастера.
      — Легенды… — остроухая джедай вздохнула, консоль ей не поддавалась, — всего лишь патока для ушей впечатлительной молодежи. Правда куда проще, юная Талли. И не беру я учеников. Ты должна знать.
      — Я знаю, но еще я знаю, что Вы самый лучший для меня шанс, — упорствовала Бет.
      Видя, как Фэй не спешит отвлекаться от своих изысканий, Таллисибет решила продолжить напор.
      — Так может Вам помочь, учитель?
      — У… учитель? — изумилась Фэй и деланно возмутилась: — Я не давал