Тропой Небытия: Союз Рыжих

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-14 10:30:06
Размер текста: 177 кб

Пустота... Бесконечная черная пустота.

Помнится, раньше размышляя о ней я, как и многие другие, почему-то всегда представлял ее холодной. Смешно, не правда ли? Ведь на самом то деле, если взять на себя труд хоть немного подумать, то сразу же понимаешь, что холод - это ведь тоже ЧТО-ТО. Так как же может быть холодно там, где нет НИЧЕГО! Ни верха, ни низа, ни холода, ни тепла, ни начала, ни конца, лишь одна бесконечная пустота. Безмолвная, темная, равнодушная.

Сколько я уже здесь? Неделю? Месяц? Год? Век? Сколько времени прошло с момента моей... Смерти?! Не знаю. Сложно следить за временем, если даже не уверен в том, что оно здесь есть. Хотя... Наверное, все же есть. Я, помнится, поначалу даже пробовал вести подсчет, но сейчас... Сейчас это уже не имеет значения. Ничто больше не имеет значения. Почти ничто. Пожалуй, единственное, что меня еще хоть как-то интересует - это помнит ли меня еще кто-нибудь ТАМ? Надеюсь, да. Потому что я помню. Помню все двадцать два года моей недолгой жизни. Это была самая обычная более-менее размеренная жизнь ничем особо не примечательного человека. Школа, институт, первая девушка, ставшая, увы, и последней, первая работа и как печальный итог - та злополучная сосулька, что приземлилась на мою не слишком умную голову. А напоминали ведь мне родители: "Оттепель, сынок. Не ходи под домами".

Родители! При воспоминании о них в глубине моей души порой еще возникает слабое почти незаметное жжение. Вот как сейчас. Беспокойство, горечь, тоска, чувство вины. Помню, как я раньше отчаянно пытался цепляться даже за них, стараясь сохранить хотя бы что-то... и не понимая, насколько все это бессмысленно. Потому что, как бы ты не старался, какие бы усилия не предпринимал, тебе так или иначе в конце все равно останется лишь пустота. Всегда!

Иногда мне почему-то вспоминаются моменты из периода, когда я только оказался здесь. Ошеломленный, перепуганный, ничего не понимающий человек. Хотя нет, пожалуй, уже даже не человек. Просто душа без тела, безымянный призрак. Да, безымянный! Ведь именами нарекают только живых. Мертвым они без надобности! И Пустота забрала его. Но это было лишь начало. Помню, как упорно не мог смириться с этим, тщательно перебирая свои воспоминания. Как отчаянно кричал во тьму, прося неведомо у кого хоть каких-то объяснений, но не слышал даже собственного голоса. Как, не дождавшись ответа, бешено дергался, пытаясь ощутить хоть что-нибудь, но при этом не смог даже понять двигался ли я куда-нибудь или так и остался на месте.

Хм, полагаю, кто-то из моих воображаемых слушателей на этом месте наверняка спросил бы: а каким же образом я, длительное время пребывая в подобном состоянии, ничего не видя, не слыша и не ощущая, до сих пор умудрился не сойти с ума? Как сумел сохранить рассудок? Что ж отвечу, в этом нет никакого секрета. Все очень просто: я и не сумел! Надеюсь, никто не станет предполагать, что обычный ничем особо не выделяющийся человек сможет долго выдержать подобное? Я вот не смог. Было все: и белесый туман помутнённого сознания, и дикий безумный хохот, и бессвязные хотя наверное и неслышимые никому кроме меня вопли... Полагаю было и многое другое. У безумия арсенал безграничен. Но затем, в какой-то момент все вдруг закончилось, и я вновь осознал себя. Помню, как после этого вновь пытался понять, куда же я все-таки попал и что вообще происходит. Как вспоминал и пробовал разные методы управления сознанием, описанные в весьма любимой мной фантастике (увы, других не знал). Помню радостное волнение, после того как сумел наконец что-то ощутить, равно как и - ту бешеную смесь ярости и страха, когда понял - что именно. Да уж роскошный, должно быть, коктейль я тогда отдал Пустоте. Пустоте, которая охотно поглощала все то, что я так бездумно и безрассудно выплескивал.

Когда-то один писатель-фантаст написал, что эмоции и чувства содержат в себе силу: энергию, которой может воспользоваться любой, достаточно сведущий в этом. Что ж теперь я знаю - это правда. Мое непонимание и растерянность, мою горечь и тоску, мои: радость, ярость и страх, даже мое безумие - все, что содержало в себе хотя бы каплю силы, все жадно забирала Пустота. Меня, разумеется, такое положение дел устроить не могло. Едва поняв, что со мной происходит, я принялся отчаянно сопротивляться. А точнее попытался это сделать. И как ни странно у меня получилось. Не сразу, конечно, и даже не со второй и не с третьей попытки, но все же постепенно шаг за шагом я начал обучаться управлять собственным сознанием. Да уж многое мне пришлось узнать и освоить. Помню, как учился контролировать собственные эмоции, загонять их вглубь, не давая выплескиваться в пустоту. Как пробовал управлять своей духовной энергией, экспериментируя с все теми же методиками и приемами, что были описаны в упомянутой мной ранее фантастике, а также - манге и аниме (ну что поделаешь, не было у меня другого источника знаний). Понятное дело, что многое из опробованного оказалось бредом. А из оставшегося, часть срабатывала совсем не так, как предполагалось. Но, тем не менее, кое-что все же получалось, и я постепенно учился.

И вот что странно, с того момента как я переполошился и затеял свою возню я почему-то не ощутил ни единого намека на какую-либо попытку хоть как-то мне помешать. Помню когда я смог, наконец, более-менее обезопасить себя и принялся снова делать попытки анализировать происходящее, то был весьма удивлен этим фактом. Но будучи тогда занятым намного более серьезными и интересными вопросами, решил отложить выяснение на потом. Не мешают почему-то ну и ладно. Потом разберемся. Других проблем хватает.

Хм, наверное, сейчас мне следовало бы издать горький смешок. Да уж, теперь-то я понимаю. Действительно, зачем вообще что-то делать, зачем напрягаться, пытаясь как-то помешать, если рано или поздно все так или иначе все равно достанется тебе. Достаточно всего лишь просто подождать. Подождать пока поднакопивший сил и знаний, но даже с их помощью, не имеющий никакой возможности что-либо изменить, заключенный просто вновь сорвется, выплеснув собранную силу в незнающую насыщения бездну. И цикл повторится. Снова и снова до тех пор, пока ты окончательно не утратишь желание что-то делать и что-либо чувствовать, погрузишься в холодное сонное равнодушие. И все что у тебя останется - только твои воспоминания, сухие, словно строчки учебника, которые ты порой еще продолжаешь перебирать, но в основном уже просто по привычке. Да, воспоминания... Помню как вначале, равно как впрочем и потом, я все никак не мог понять, почему первым делом лишив меня имени Пустота спокойно оставила мне все остальное. Не понимал и не верил в это. Постоянно искал какой-то подвох, без конца укрепляя защиту и тщательно проверяя собственную память. Но так ничего и не нашел, как ни старался. И что наиболее иронично, именно сейчас, после того как уже практически утратил интерес к чему бы то ни было, я таки нашел ответ на этот когда-то немало помучивший меня вопрос. Хотя, "обнаружил", будет, наверное, слишком громко сказано, скорее я просто принял его. Чрезвычайно простой и банальный: сила! Все та же сила, содержащаяся в моих эмоциях, снова и снова вызываемых столь любезно оставленными мне и регулярно мной же освежаемыми воспоминаниями.

Наверное, если бы я понял это раньше, то обязательно попытался что-нибудь предпринять. Возможно, изобрел бы еще какой-нибудь способ улучшения контроля над своим сознанием или предпринял еще одну, уже бог знает какую по счету и, разумеется, опять безуспешную попытку вырваться отсюда. Кто знает. Сейчас мне это уже безразлично. Любопытство ушло вместе со всем остальным. Осталась только равнодушная пустота. Хотя... Она пока еще, наверное, все же не абсолютна. Изредка в глубине моей души еще, бывает, ощущаются слабые отголоски некоторых эмоций, когда я касаюсь тех воспоминаний, которые когда-то считал самыми дорогими. Но вот только происходит это все реже и реже. Наверное, через какое-то время я все же утрачу их полностью. И тогда Пустота, наконец, окончательно поглотит меня.

Грустный вздох.

То, что этот вздох, являющийся лишь данью почему-то так и не утраченной до конца привычке, на этот раз оказался отнюдь не фантомным я понял отнюдь не сразу. Но затем воздух, наполнивший мои легкие, (Легкие?! Откуда у меня легкие?!) заставил меня, уже давно и забывшего каково это на самом деле - дышать, зайтись в приступе жесткого кашля. И тогда я почувствовал... Хотя нет, не так. Я ПОЧУВСТВОВАЛ! Легкие спазмы в еще не до конца отошедших от кашля легких, стук сердца, собственное хриплое с присвистом дыхание, покалывание в немного затекших суставах - я все это чувствовал!! Чувствовал собственное тело! Но это был еще не конец. Пока я пытался вновь свыкнуться с, казалось, давно забытыми ощущениями, тьма вокруг меня начала рассеиваться. Правда, виднее стало не намного, просто чернота сменилась каким-то серым маревом. Некоторое время я пытался разобрать в нем хоть что-нибудь, а затем до меня вдруг дошло:

- "Глаза! Я ничего не вижу, просто потому что у меня закрыты глаза! "

Правда, чтобы разлепить веки пришлось приложить некоторые усилия, но с третьей попытки я, наконец, сумел это сделать и... понял, что явно поспешил. Это нехитрое действие словно разрушило некий последний барьер между мной и окружающим миром, и на меня обрушилась Вселенная.

Как часто мы задумываемся о том, насколько чудовищное количество информации ежесекундно обрабатывает наш разум? Тысячи зрительных образов, звуков, запахов, тактильных ощущений постоянно проходят через наше сознание, с рождения привычное воспринимать, сортировать, упорядочивать и отсеивать все ненужное. И что же в таком случае случится с сознанием, которое уже толком то и не помнит, что вообще значит воспринимать информацию извне.

Чудовищный слепяще-оглушающий поток бешено хлынул на меня, захлестывая сознание. Полагаю, промедли я хотя бы пару мгновений и это вполне могло стоить мне разума, и даже вновь немедленно опущенные веки уже не помогли. Однако натренированное в Пустоте сознание все же сумело как-то обуздать стихию, лихорадочно увязывая непрерывный поток ощущений с сохранившимися в памяти отголосками. Но вот только этим все отнюдь не закончилось. Ведь вместе с памятью об ощущениях тут же начали оживать и связанные с ними воспоминания. Крошечные цепочки ассоциаций, проникая в самые отдаленные уголки памяти, вновь расцвечивали и заставляли выныривать на поверхность десятки, казалось бы давно упокоившихся на самых задворках сознания, образов, внося тем самым дополнительный беспорядок в мои мысли. Впрочем, заново все упорядочить и разложить "по полочкам" для меня уже давно никакой проблемы не составляло. Точнее не составило, если бы этим все проблемы и ограничились, но, увы, в этот раз все пошло не так. Попытавшись "навести порядок", а заодно и по привычке проверить все ли на месте, я тут же почувствовал, как мне что-то мешает. Что-то меня путало, отвлекало, порой заставляло зациклиться на какой-то одной мысли, а иногда - наоборот, не давало сконцентрироваться на желаемом. И только некоторое время спустя до меня, наконец, дошло, в чем же дело. Это были мои эмоции! Казалось бы, что за влияние могут оказать на меня эти чудом сохранившиеся и едва ощутимые отголоски, порой еще проскальзывающие где-то в глубинах моей души? Оказалось - могут. Правда, как-то странно. Просто пролистывая свои наиболее значимые воспоминания, я ощущал эмоции, хоть и чуть сильнее, чем раньше (видимо поток ощущений как-то подстегнул и их), но по-прежнему - очень и очень слабо. Но вот только стоило мне сконцентрироваться на чем-то конкретном, как откуда-то из самой глубины души, (куда я почему-то так и не смог заглянуть), словно отзываясь на зов, начинала подниматься какая-то мощная волна. Именно эти непонятные эмоциональные всплески раз за разом накладывающиеся на мои собственные чувства и были основной причиной упомянутых мной ранее затруднений. Пытаясь понять причины их возникновения, я принялся медленно прокручивать в памяти, один за другим, самые ценные эпизоды моей жизни, чувствуя, как с каждым разом мне все труднее становится удерживать над собой контроль. Вот непроизвольно скрежетнул зубами, припомнив один крайне неприятный, но следует признать, многому научивший меня момент, а от другого же - наоборот, сильно защипало в глазах. Я на секунду приостановился, сомневаясь, не стоит ли пока прерваться, но поскольку, как мне показалось, я, наконец, что-то нащупал, то решил продолжать. Сложно сказать было ли это ошибкой и, возможно поступи я иначе, эта история сложилась бы совсем по-другому, но таково было мое решение.

И вот вновь из памяти осторожно всплыл тот самый злосчастный день. И вновь мои мысли автоматически устремляются к так и не дождавшимся меня родителям. И я, стараясь аккуратно отстраниться от жгущей душу горечи, в очередной раз пытаюсь разобраться, что же такое происходит в глубине моего разума. Но, увы, не успеваю. Словно огромный огненный ком неожиданно взбухает у меня в груди и эта ревущая, полыхающая багровым лавина, напрочь снося все столь долго и кропотливо выстаиваемые ментальные барьеры, мгновенно погребает меня под собой.

- "Резонанс". - Успевает почему-то промелькнуть какая-то странно отстраненная мысль, прежде чем измученное последними событиями сознание, в конце концов, все же не выдерживает, и я снова погружаюсь в темноту.

***

Тишина... Снова вокруг тишина. Помню: именно она была первым, что я ощутил после того как лишь попал в Пустоту. Именно ее я ненавидел больше всего, когда еще мог это делать в полной мере. И именно она сейчас вновь настигла меня. Но... вот только в этот раз у меня, как ни странно, нет ни малейшего желания называть ее проклятой. Ведь, как оказывается, тишина бывает разная и сейчас она ничуть не похожа на ту безумную мертвую тишину, что царит в Небытие. Вот раздается тихое гудение работающего компьютера, изредка прерываемое негромкими щелчками мышки, и словно вторя ему, тут же слышится слабый шелест переворачиваемой страницы. А если повнимательнее прислушаться, то где-то на самой грани слышимости можно уловить едва слышное поскрипывание старых полок.

Оторвав взгляд от книги, я уже в который раз задумчиво окидываю им окружающее пространство. Большое, очень большое хорошо освещенное помещение. Длинные ряды высоких деревянных стеллажей, заполненных книгами, четыре громадных стенных шкафа, по периметру, занятых ими же. Библиотека! Визуальное отображение моего внутреннего мира. Забавно, в той жизни я действительно очень любил читать, но никогда не думал, что это так отразится на моей сути. Впрочем, полагаю, что свою немаленькую роль в этом сыграла и Пустота. Книги хранят в себе мои воспоминания. Если присмотреться, то видно, что хоть частично они и расставлены по порядку, но большая их часть все же стоит, как придется. Некоторые же полки и вовсе зияют пустыми местами, а ранее стоявшие на них книги неаккуратными стопками громоздятся на полу или же просто раскрытыми валяются поблизости. И так везде, куда ни падает взгляд. Лишь только в самом центре зала есть место свободное от стеллажей. Здесь на незанятом книгами пространстве, в окружении нескольких диванчиков и кресел, находится большой деревянный стол, с расположенными на нем стопками DVD-дисков и мощным компьютером. И именно сейчас, сидя за ним и придерживая левой рукой страницы раскрытой книги, я задумчиво просматриваю воплотившуюся в нем часть моей памяти... и не только моей.

КЛАЦ

- Только попробуй тронуть сенсея! Убью!

- Ну, давай попробуй, демон!.. Угкх... Что за... Гххаа...

- ...Эта техника... Теневые клоны! Невероятно!

- Хе-хе. Кажется, немного перестарался.

- Наруто, ты ранен! У тебя вся рука в крови!

- Да ничего страшного, просто большая царапина. Вот смотрите.

- Хм, действительно. Ну ладно. Знаешь, а не мог ты на минутку прикрыть глаза. Так, хорошо. Вот, поздравляю со сдачей экзамена.

- Дааа! Ирука-сенсей, спасиб...о.

- Эй, Наруто! Что с тобой?! Наруто!!!

Далее мелькают лишь короткие обрывки. В основном звуковые:

- Врача! Срочно! Здесь, раненый!... Кунай... порез... десять кубиков... печать... очень сложный яд... клиническая смерть... впадет в кому... все, что могли... молиться... - Темнота.

Глаза продолжают задумчиво смотреть в погасший монитор. Н да, вот уж никогда не думал, что выражение "Попасть в историю" можно применить настолько буквально. Историю, прекрасно мне известную, как по оригинальному произведению, так и по множеству написанных фанатами альтернативных вариантов. Да уж, кто или что бы меня сюда не отправило, в чувстве юмора ему не откажешь. Честно говоря, не уверен даже, что смогу вообще представить какое количество людей хотело бы сейчас оказаться на моем месте. Но вот только из всех них это самое НЕЧТО почему-то выбрало человека, хоть и обожавшего истории про "попаданцев", но всегда здраво полагавшего, что даже сделай ему кто-нибудь подобное предложение, он все равно отказался бы от него.

Отпустив мышку, моя рука касается лежащего рядом небольшого свитка. Да уж негусто. Увы, но с фанфиками, в которых заботливые авторы тщательно обеспечивают своих героев всеми необходимыми знаниями и навыками, реальность, как показал опыт, имеет мало общего. Несколько обрывочных воспоминаний, знание языка, собственная бессознательная тушка, да бесполезная для меня сейчас техника Теневого Клонирования - вот все, что оставил мне в наследство умерший от яда мальчишка.

Еще пара минут тишины, а затем, наконец - тихий вздох и негромкий скрип отдвигаемого кресла.

- "Как иронично, Пустота... Уверен, что воспоминания о ней были, есть и навсегда останутся одними из самых кошмарных в моей памяти. Но вот только сейчас, именно своему пребыванию в Ней я и должен быть благодарен".

Ведь если бы я попал сюда, оставшись прежним: без приглушенных эмоций (после перемещения "внутрь" эмоциональные всплески прекратились), без какого-либо опыта работы с собственным сознанием, то следует признать, скорее всего, потратил бы кучу времени, пытаясь справиться с истерикой на тему: "Кто виноват? " и "Что же теперь делать?". А сейчас же, имея возможность не тратить попусту драгоценное время, я, спокойно приняв решение, направляюсь туда, где, как полагаю, находится моя единственная возможность выжить и не уйти вновь в Пустоту.

Так, а вот и цель моего путешествия.

После непродолжительной схватки, внушительная стальная дверь, с надписью "Архив", все же уступила и с душераздирающим скрежетом пропустила меня внутрь.

Хм, интересно, хотя и предполагаемо. Никаких извилистых коридоров, никакой воды на полу и, главное - ни единого намека на воспетый множеством фанатов вечнотекущий кошмар водопроводчика на потолке. Просто огромный окутанный полумраком зал. Он был практически пуст, если не считать нескольких, подпирающих высокий потолок, колонн и... полностью перегораживающей его, гигантской... Хотя, нет не так: ГИГАНТСКОЙ решетки. Даже при взгляде издалека, становилось понятно, что каждый ее прут, самый минимум - толщиной с меня самого! А особого сюрреализма этому монументальному сооружению, придавал маленький клочок бумаги, скрепляющий створки на манер замка. Было слишком далеко, чтобы разглядеть, что именно на нем написано, но это было мне и так прекрасно известно.

Звуки моих шагов, в сумеречной пустоте зала, отдались гулким эхом.

- "Словно в каком-то средненьком фильме ужасов" - Промелькнуло в голове. А на следующем шаге я просто замер. Потому что словно в ответ на эту не слишком своевременную мысль во тьме, клубящейся за решеткой, вдруг сверкнули два огромных красных глаза. Следующая пара секунд прошла в напряженном молчании: мы пристально рассматривали друг друга. А затем я, все же вспомнив, зачем вообще сюда пришел, поприветствовал местного обитателя коротким поклоном. Глаза слегка расширились, удивленно приподнимая невидимые брови. Хм, похоже, что предыдущие посетители элементарными правилами вежливости себя особо не утруждали. Значит нужно срочно развивать успех.

- Приветствую, Курама-сан.

Есть! Накрытие и попадание. Секунда ошеломленного молчания, а затем:

- КТО ТЫ ТАКОЙ?! ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ МОЕ ИМЯ?!

Тяжелый рычащий голос, казалось, заполонил все помещение. Но отвечать я не спешил. Потому что в этот момент во все глаза рассматривал того, кого ранее скрывала тьма за решеткой.

Сколько я себя помню, в той прошлой жизни, из всех живых существ мне всегда больше всего нравились крупные хищники. Эти вылепленные природой прирожденные охотники и бойцы. И вот сейчас рассматривая этого невероятного зверя, я испытывал (насколько вообще мог, конечно) просто искреннее восхищение. Восхищение этим потрясающим могучим существом.

Так прошло около минуты. И как ни странно, но в течении этого времени, воцарившуюся тишину также почему-то не пытался нарушить и Курама. Словно забыв о только что заданных вопросах и чуть склонив голову набок, демон пристально рассматривал меня в ответ. А на его удивительно выразительной морде четко просматривалась изрядная доля озадаченности и недоумения.

- "А он ведь эмпат!" - Всплыла вдруг откуда-то из глубины мысль-воспоминание, и в следующее мгновение, сообразив, в чем собственно дело, мне пришлось приложить некоторые усилия, чтобы вновь приопустить тут же инстинктивно возведенную защиту. Не нужно быть большого ума, чтобы понять, что в данных условиях, при планируемом откровенном разговоре, она вполне может вызвать и некоторые затруднения.

- Кто ты? - В этот раз голос лиса прозвучал значительно тише.

- Призрак. - Мои губы растягиваются в грустной усмешке. - Просто заблудившийся между мирами призрак. (Даже после всего случившегося, где-то в глубине моей души все еще теплиться тень надежды, что может быть все это лишь результат какой-то ошибки, где-то там, наверху).

- Чужак?

Хм, забавно, но тот факт, что я вроде как еще и не совсем живой, похоже, не вызвал у демона совершенно никакого интереса. Опустив голову пониже, он резко потянул носом воздух, принюхиваясь ко мне словно самый обычный лис.

- Хм, - взгляд кицуне слегка рассредоточился, - это кое-что объясняет...

- И что же тебе нужно от меня, чужак? - Наконец поинтересовался он, минутой спустя опустив голову на лапу и вновь сосредоточившись на мне. - Будешь клянчить силу, как и все до тебя?

И я готов был поклясться, что на последней фразе в голосе биджу прозвучала самая настоящая усталость! Возможно, поэтому мой ответ прозвучал с небольшой задержкой. Впрочем, полагаю, что для лиса он все равно оказался совершенно неожиданным.

- Скажи, Курама-сан, а что бы ты на самом деле стал делать, если бы мне вдруг удалось найти способ безболезненно разъединить нас и выпустить тебя отсюда?

Твою ж налево! Не умей я контролировать собственные эмоции и, чего уж там говорить, не пребывай они сейчас в уже неоднократно упомянутом приглушенном состоянии, то меня просто снесло бы той незримой, но прекрасно ощущаемой волной дикой жути, ударившей от буквально полыхнувшего демона. На фоне этого, короткий утробный рык и непроизвольно оскаленные клыки казались совсем уже какой-то не стоящей внимания мелочью. Демоническая яки! Только почувствовав ее на себе понимаешь, насколько же бледными выглядели попытки хоть как-то представить и описать ее, во всех прочитанных мной когда-то произведениях. Вряд ли и мое описание будет достаточно точным, но то, что я ощутил вполне можно было охарактеризовать как настоящее дыхание бездны. Бездны, способной в мгновение ока поглотить тебя, бесследно растворив в небытие. Но, тем не менее, не смотря на бьющую меня мелкую дрожь и отчетливо шевелящиеся на голове волосы, я сумел заставить себя не отвести взгляда (хотя желание зажмуриться было очень сильным), продолжая смотреть прямо в огромные глаза собеседника.

А через несколько секунд давление исчезло! И вместе с ним улеглись и языки ранее полыхающей демонической ауры, а сам демон, продолжая целенаправленно просвечивать меня взглядом, вновь задумчиво склонил голову на бок.

- Знаешь, а ты очень странный. Даже для чужака. Вот уж никогда не думал, что кто-то из людей действительно когда-нибудь задаст мне подобный вопрос всерьез. Но если ты действительно так хочешь это знать, то... Если мне когда-нибудь действительно выпадет шанс выбраться отсюда, то первым делом я закрою глаза и брошусь бежать как можно дальше от этой проклятой деревни!

Плюс пятьдесят баллов хвостатому! Чего-чего, а подобного ответа я от него точно не ожидал. Похоже, что последняя двенадцатилетняя отсидка, в совокупности с отсутствием давящей на мозги ненависти (вроде бы ее, по канону, вместе с куском лисьей чакры сожрал шинигами), пошла ему явно на пользу. Не знаю было ли это результатом того, что мы находились в моем внутреннем мире или же сказались мои эксперименты в Пустоте, но я четко ощущал, что лис не лжет. И это существенно упрощало наш с ним дальнейший разговор, хотя некоторые запланированные аргументы пришлось срочно перекраивать. Хорошо, что всего лишь слегка.

Я вновь слегка поклонился, отдавая должное решению биджу и негромко добавил:

- Знаешь, я тоже.

Курама недоуменно моргнул. Мои слова явно сбили его с толку. В ответ на его недоумение мои губы вновь растянулись в грустной усмешке.

- Как ты совершенно верно заметил, я чужак здесь, Курама-сан. Каким-то образом я занял это оставшееся бесхозным тело, но вот только испытываю большие сомнения, что местные жители будут рады, если обнаружат такое положение дел. В общем, проверять это у меня нет ни малейшего желания. Так что, выпади мне такая возможность, я и сам с удовольствием сбежал бы отсюда куда подальше. Вот только, к сожалению, наши желания имеют свойство крайне редко совпадать с реальностью.

При последних словах лис недобро сощурился, но я, не давая ему перебить себя, поторопился продолжить.

- Просто если немного подумать, то даже в том случае если кому-то из нас удастся благополучно вырваться из деревни и уйти, то, как думаешь: долго ли наши гостеприимные хозяева позволят, что мне, что тебе, вот так вот запросто наслаждаться вновь обретенной свободой.

- Не смей сравнивать меня с собой, чужак! - Прутья решетки даже слегка задрожали под ударом гигантской лапы. - Я...

- Не спорю. - Наверное, перебивать раздраженного демона было не самой удачной идеей, но я рассчитывал, что уже ранее проявленный им здравый смысл все же возобладает. - Не мне равняться с тем, кого называют сильнейшим из биджу. Но, - в моем голосе в очередной раз мелькает грусть, - так или иначе, конец этой истории в любом случае будет один и тот же. Как бы силен ты ни был, сколько бы ни сражался и скольких бы не убил, люди никогда не оставят тебя в покое. Человеческая жадность и алчность - неистребимы. И среди людей всегда и во все времена найдутся те, кто так или иначе захочет подчинить тебя и завладеть твоей силой. А учитывая то, что даже в известном нам мире имеется достаточно тех, кому это вполне по силам, то...

- На грязную уловку Учиха я больше не попадусь! - Мне показалось или в рыке лиса действительно проскочила нотка неуверенности?

- Возможно. Но кто даст гарантию, что у них в запасе только одна грязная уловка? К тому же кроме Учиха есть и другие. Те же потомки Сенджу, способные блокировать твое чакру, выжившие Узумаки, способные связать и вновь запечатать тебя - это только из тех, что мне известны. Да и прочие шиноби тоже явно на многое способны, думаю, ты и сам это понимаешь. И рано или поздно они все же добьются своего.

После этих слов на некоторое время установилось молчание. Лис явно обдумывал сказанное, а я, понятное дело, не собирался ему мешать. Наконец, слегка поменяв позу, словно разминая затекшие суставы, демон тихо поинтересовался:

- А чего хочешь ты?

Тихо вздохнув, я за неимением альтернативы присел прямо на пол.

- Знаешь, возможно тебе это покажется странным или примитивным, но сейчас я просто хочу выжить. Остаться в живых и сохранить себя. Но, даже если не учитывать того, что начнется здесь где-то года через три, задачей это будет еще той.

Демон дернулся, явно собираясь что-то сказать, но я вновь опередил его.

- Тебе решать верить мне или нет, но так уж получилось, что о вашем мире мне довелось узнать еще до попадания сюда. Узнать, что было в его прошлом и, главное - что произойдет в ближайшем будущем. И уж поверь мне, в этом самом будущем, ни меня, раз уж я здесь оказался, ни тебя не ждет ничего хорошего. Ну, если тебя, конечно, не устраивает судьба, где-то года через три, быть насильно извлеченным отсюда и вновь стать частью Десятихвостого, прекратив свое существование как личность.

Движение демона было настолько стремительным, что я даже не сразу понял что произошло. Вот только что он расслаблено лежал, опустив голову на лапу, а вот уже стоит в полный рост (какой же он все-таки огромный!), упершись мордой в решетку и вновь бешено сверля меня взглядом. А я тоже, в свою очередь, поднявшись также как и в прошлый раз, не отводя взгляда, молча смотрел в ответ.

- Ты не лжешь. - Хотя это утверждение биджу произнес практически шепотом, его голос все же был достаточно громким, чтобы понять что демон явно растерян и... кажется даже испуган! (Похоже, что перспектива вновь слиться с Десятихвостым, Кураму отнюдь не прельщала).

- Не лжешь! - Повторил он. - Но как?! Даже Рикудо в свое время мог только предполагать...

- Я тоже не могу. - Искушение изобразить эдакого загадочного иномирного пророка было конечно велико, но к счастью у меня достаточно мозгов, чтобы не сделать подобную глупость. - Все, что я сейчас знаю, мне показали. Кто и как - рассказывать слишком долго, да и неважно это сейчас. Просто я знаю, что примерно через три года, некая организация нукенинов начнет охоту на всех биджу. И уж поверь, они как раз из той категории людей, которым это будет вполне под силу.

- И ты хочешь предложить объединиться против них?

- Не только. Ведь даже если мы сумеем решить эту проблему, то все равно лишь вернёмся к тому, с чего начали. Как я уже говорил ни тебя, ни меня все равно в покое не оставят и постоянно будут пытаться использовать. А поскольку ни меня, ни тебя нынешнее положение дел совершенно не устраивает то, почему бы нам вместе не попытаться если не изменить это, то хотя бы попробовать для начала улучшить наши нынешние условия жизни.

Девятихвостый вздохнул и, прикрыв глаза, снова улегся на пол клетки.

- Значит, тебе все-таки нужна моя сила.

- Нет, мне нужна твоя помощь. Мы оба чужие здесь, Курама-сан. И поодиночке вряд ли сможем что-то сделать. Так почему бы нам не попытаться помочь друг другу. Я, как уже говорил, с твоей помощью возможно сумею прожить подольше, и надеюсь сделать это так как сам того хочу. В свою же очередь, я сделаю все от меня зависящее, чтобы, для начала, сделать твою жизнь здесь как можно более комфортной, а в дальнейшем... Я, к сожалению, не знаю к чему ты стремишься в этой жизни и чего бы ты действительно хотел, но готов обещать, что в меру своих сил и возможностей постараюсь помочь тебе в достижении твоих целей. Ну, если конечно это не будет что-то вроде: А давай ка вместе поубиваем всех человеков.

При последних словах я подпустил в голос немного мягкой не обидной иронии. Лис громко хмыкнул, но ничего не сказав, снова прикрыл глаза, явно задумавшись. Думал он долго, очень долго. В какой-то момент у меня даже промелькнула было мысль, что демон и вовсе заснул, когда он вдруг поднял голову и вновь посмотрел на меня.

- Знаешь, из всех тех, кто запечатывал и держал меня здесь, я все-таки больше всего ненавижу именно Четвертого. Насколько же все было проще, когда я, как ты выразился, всего лишь хотел поубивать всех человеков. А теперь из-за этого [Цензура!], - (ничего себе! А Лис оказывается умеет материться!), - я, вместо того чтобы попытаться разорвать одного не в меру нахального человечка и проигнорировать его глупые бредни, лежу и совершенно серьезно обдумываю все сказанное. При этом не скажу, что большая часть услышанного мне понравилась. Но в то же время, как бы мне ни не хотелось этого признавать, лжи в твоих словах я не чувствую. А раз так, то и я не буду лгать, что твое странное предложение меня не заинтересовало. - Курама сделал небольшую паузу. - Так что можешь собой гордиться. Ты будешь первым человеком на моей памяти, которому я согласен помогать... На определенных условиях. - Еще одна маленькая пауза. - И для начала, ты мне, может, теперь скажешь, наконец, свое имя, раз уж каким-то образом узнал мое?

- Наруто. - Я слегка приподнял уголки губ, чувствуя, как где-то глубоко внутри исчезает собравшийся там маленький комок. - Смерть забрала мое старое имя и я его не помню. Потому, думаю будет справедливо вместе с новым телом получить и новое имя. Зови меня Наруто.

***

- Готов?

Демон что-то тихо буркнул, но кивнул.

- Ну, тогда начинаем.

В следующий миг мне показалось, что лис просто взорвался, взбухнув облаком алого пламени. Но тут же окутавшее его марево яростно рвануло вперед, на ходу формируясь в несколько плотных струй жидкого красного огня, бешено ударивших в одну единственную точку решетчатых врат. Ту самую точку, к которой с другой стороны сейчас решительно тянется моя рука. К печати бога Смерти.

Чтобы подцепить накрепко приклеенную бумагу пришлось немного повозиться, но затем пальцы все же подковырнули упрямый краешек. "Надеюсь, все получится", - успел подумать я и... в следующее мгновение буквально отлетел от решетки, будучи отброшенным мощнейшим тычком в грудь.

- "Второй раз уже". - Отстраненно пронеслось у меня в голове, когда я, хрипя и откашливаясь, пытался подняться с пола. Первый был, когда Курама, услышав о наличии нелегальных квартирантов в печати, рявкнул так, что меня унесло метров на пять. Похоже что, невзирая на вышеупомянутое просветление в мозгах, глубокая и трепетная любовь к Четвертому и его супруге у демона никуда не делась. Впрочем, его можно понять. Зато когда он понял, что у меня в ближайших планах стоит извлечение вышеупомянутых личностей из печати, при невозможности их возвращения обратно, то мой личный рейтинг в глазах лиса явно весьма неплохо подрос.

Что ж, наверное, можно себя поздравить. Очевидно, что первая часть моего авантюрного плана все же увенчалась успехом. Подтвердив заодно, что мои знания о грядущих событиях действительно чего-то стоят. Если конечно я сумею прожить достаточно долго, чтобы воспользоваться ими. И что-нибудь предпринять по этому поводу, похоже, следует уже незамедлительно. Потому что выражение лица и поза стоящего у решетки типа в белом плаще вызывают весьма серьезные сомнения в моем дальнейшем здравствовании.

- Приветствую вас, Намикадзе Минато-сан. - Поднявшись с пола, я вежливо поклонился. - Прошу прощения за мою наглость, но другого способа поговорить с вами я, к сожалению, не нашел.

- Кто ты такой и где мой сын?! - Да уж, голос у Четвертого поставлен что надо. Сразу чувствуются, что этот человек привык принимать решения и отдавать приказы. У меня даже ушла пара секунд на то, чтобы справиться с инстинктивным желанием вытянуться во фрунт, прежде чем ответить.

- Скажу сразу, я вам не враг и оказался здесь не по собственной воле. - В моем голосе прозвучала легкая усталость. - Потому расскажу все, что знаю. Но поскольку рассказ будет весьма длинным, то, надеюсь, не будет слишком большой наглостью с моей стороны попросить вас пригласить сюда также и вашу супругу, чтобы потом не тратить ни ваше, ни мое время на повторный пересказ.

Взгляд Намикадзе, слегка утративший свою враждебность после моих первых слов, вновь резко стал колючим. Да уж, мужику можно посочувствовать. Примчаться по тревожному вызову, готовясь к тому, что возможно придется вытаскивать своего мелкого прямо из пасти демона, и - обнаружить вместо него какого-то незнакомого рыжего парня лет двадцати. (Пожалуй, здесь я могу только поаплодировать выдержке и рассудительности Четвертого. Впрочем, полагаю, будь иначе он вряд ли смог бы в свое время возглавить Коноху). Который хоть и не проявляет враждебности, и утверждает, что оказался здесь не по своей воле, но в то же время спокойно демонстрирует знание того, что по идее не должно быть известно даже нынешней правящей верхушке Конохи. И, похоже, что сейчас Намикадзе всерьез прикидывал возможность просто приложить меня чем-нибудь помощнее и попросту выбить все ответы на интересующие его вопросы. И вот когда по моей спине уже пробежал легкий холодок от мысли, что я все же неверно оценил характер собеседника, Хокаге, не отводя от меня взгляда, вдруг сделал шаг назад и завел руку за спину, касаясь печати. (Интересно, но тот факт, что теперь он вообще-то находится зоне прямой досягаемости когтей демона его, похоже, не особо взволновал. Кураму очевидно тоже посетила подобная мысль: лис задумчиво осмотрел свою правую лапу, пошевелил когтями, искоса глянул в спину Четвертого, но к счастью решил все же с проверкой не спешить).

Печать же, неярко замерцав в ответ, исторгла из себя какой-то темный полуразмытый силуэт. Который, на ходу обретая четкость и материальность, через несколько мгновений принял облик довольно привлекательной женщины лет двадцати пяти.

- "Надо же, а волосы действительно красные". - Мелькнула непроизвольная мысль.

И вот тут я, наконец, получил пусть пока небольшое, но реальное представление о том, что такое - шиноби этого мира. Ни единого потраченного впустую мгновения: быстрый взгляд на печать, молниеносная оценка текущей ситуации, такое же молниеносное смещение в сторону мужа, так чтобы прикрыть его в случае необходимости и, наконец, заданный напряженным голосом короткий вопрос:

- Что случилось? Где Наруто?!

- Пока не знаю. Но наш гость, - Намикадзе слегка выделил это слово, - вроде бы обещал нам все разъяснить.

Хотя голос Четвертого вроде бы звучал совершенно ровно, но у меня тут же почему-то возникло стойкое ощущение, что если я не потороплюсь с разъяснениями, то это крайне негативно скажется на моем здоровье.

- Рассказ получится довольно длинным, поэтому чтобы зря не тратить ваше и мое время, думаю, лучше будет просто пока... зать.

Последнее слово я произносил уже полуобернувшись к выходу, собираясь попросить Минато и Кушину проследовать за мной. А поскольку причин оборачиваться ранее у меня не было, то кое-какие изменения в обстановке зала, каким-то образом произошедшие за это время, стали для меня некоторой неожиданностью.

- "Эх, подсознание, подсознание! Я тут, понимаешь, мучаюсь, ломая голову над тем, как убедить Минато с Кушиной, что приглашая пройти со мной, я отнюдь не заманиваю их в какую-нибудь ловушку. А оно в это время, определив то, чего мне на самом деле хотелось, просто взяло и спокойненько перетащило гору к Магомету. И ведь нельзя сказать, что подобная мысль, пусть и полуоформившаяся, у меня не проскальзывала! М да, вот уж действительно что значит инерция мышления! Хотя если подумать, то кто его знает, получилось ли бы у меня действительно проделать нечто подобное осознанно. Все-таки с пространственным воображением у меня всегда было не очень".

Такие мысли крутились у меня в голове, пока я делал те несколько шагов, что отделяли меня от обнаружившегося за спиной уже знакомого стола с не менее знакомым ПК. Единственной новой деталью был огромный плазменный экран, каким-то неведомым образом спокойно висевший в воздухе. Но здесь и сейчас это уже вряд ли могло меня сколь-либо удивить.

- Это хранилище памяти. - Пояснил я через плечо, тыкая пальцем в кнопку запуска. - Как я уже говорил, будет проще, если вы все увидите сами.

Интересно, но ожидаемых вопросов по поводу необычного устройства так и не последовало. А хотя, да, если верить первоисточнику, то в этом же мире имеет место крайне странное сочетание средневековья и сверхсовременных технологий. Так что вполне возможно, что здесь может встречаться и нечто схожее. Экран тем временем засветился и я, немного сместившись в сторону, чтобы было видно, что делаю, навел курсор на, заблаговременно скомпонованный и выведенный на Рабочий стол, файл. И в следующее мгновение дернулся, ощутив какую-то странную легкую щекотку на границе сознания. Резко повернув голову, я наткнулся на слегка приподнятые брови и чуть насмешливую улыбку Минато и напряженный взгляд Кушины. Руки Четвертого были сложены в какую-то печать, а на правой щеке его жены проступил какой-то слабо светящийся символ. Похоже, что на слово мне в любом случае никто верить не собирается. Что ж это понятно, потерпим. Внутрь лезть не пытаются (уж что-что, а свое сознание, я изучил от и до) и ладно. А слушать пусть слушают, лгать я не собираюсь.

***

Коротко мигнув, погас последний кадр, и экран беззвучно перешел в ждущий режим. Повисшую после этого в зале тишину можно было практически пощупать руками. Наверное, именно такую и называют - предгрозовой. Минато за время не такого уж и долгого просмотра, казалось, постарел лет на двадцать, а лицо же Кушины пугало крайней степенью бледности и тоненькой струйкой крови, тянущейся по подбородку из прокушенной губы. Да уж не каждый день доводится узнавать о гибели своего ребенка, не говоря уже о понимании того, что и вся его недолгая жизнь, как оказалось, была также далеко не сладкой.

Намикадзе слегка шевельнулся, похоже, собираясь что-то сказать, но, увы, не успел. Потому что в следующее мгновение его дражайшая половина, хоть и коротко, но явно от всей души, с каким-то утробным рыком засветила муженьку в глаз. После чего следующие минут десять мы с Курамой (в целях безопасности, мне пришлось срочно передислоцироваться поближе к клетке) имели потрясающую возможность наблюдать воистину уникальное зрелище: знаменитая Кровавая Хабанеро с яростными воплями гоняет по залу активно улепетывающего легендарного Четвертого Хокаге.

- Только не вмешивайся. - Почти умоляюще прошептал лис, не отрывая глаз от происходящего. - Когда я еще такое увижу.

Я лишь молча кивнул. Уж что-что, а лезть в эти семейные разборки я совершенно точно, ни под каким соусом, не собирался. И не только из чувства самосохранения (хотя оно, разумеется, было на первом месте). Но также еще и потому, что в яростных воплях явно утратившей над собой контроль женщины содержалось немало чего интересного. (И совсем не того, о чем в первую очередь можно было подумать!).

Хотя мне досталось лишь некоторое количество обрывочных воспоминаний (пусть и довольно приличное), но даже по ним вполне можно было составить достаточно четкое представление о том, как жилось бывшему хозяину этого тела. И назвать эту жизнь благополучной не получилось бы даже с натяжкой. Ожидаемой мной ненависти, правда, не было, равно - как и намеков на то, что окружающие вообще что-либо знают про хвостатого квартиранта (что наглядно демонстрировало, что наличием мозгов местная правящая верхушка явно не обделена, в отличие от всех попыток первоисточника доказать обратное). Но и, тем не менее, те взгляды, которыми его регулярно одаривала большая часть окружающих были весьма далеки от благожелательных. В лучшем случае, его просто не замечали, несколько хуже были взгляды преисполненные какой-то брезгливой жалости, но самыми худшими были те, что с завидным постоянством обдавали его самым настоящим презрением. Он, не понимая, чем заслужил такое отношение, пытался его изменить; как сам себе это представлял, конечно. Но все попытки что-либо доказать, в исполнении парнишки, чьим воспитанием по большей части никто и никогда не занимался, вызывали у окружающих лишь неприязнь и раздражение.

И, честно признаться, с того самого мгновения как принялся компоновать все имеющиеся обрывки в нечто более менее смотрибельное я, как и Наруто в свое время, все пытался, но никак не мог понять, чем же было вызвано подобное отношение к и так обиженному жизнью мальчишке. Не мог до нынешнего момента...

Честно говоря, просто удивительно какие сведения может разболтать человек в приступе ярости. И в данном случае, как это часто бывает, все оказалось очень просто и пошло: Узумаки Наруто, как выяснилось, был просто-напросто незаконнорожденным! К тому же, как очевидно считали окружающие - явно не унаследовавшим ни ума отца, ни силы матери, ни каких-либо иных талантов, которые позволили бы хоть как-то смягчить этот крайне нелицеприятный, с точки зрения местного общества, факт. И по мнению Кушины, виноват в произошедшем был никто иной как Намикадзе Минато, который видите ли сначала не нашел времени на свадьбу, из-за обострившейся обстановки на фронтах, а затем - снова был вынужден отложить ее уже из-за политической возни кланов. Но это было еще не все. Словил Минато также и за свое решение сделать из сына джинчуурики. Которое, как оказалось, было отнюдь не спонтанным и принятым от безысходности, а - вполне взвешенным, тщательно продуманным и планировавшимся практически с того самого момента, как стало известно, что Кушина беременна. Н да, то-то меня еще в прошлой жизни весьма удивляло, откуда у жаб взялся явно не на коленке сделанный ключ, со всеми инструкциями, а также - весьма странное упрямство самого Четвертого в желании использовать именно Шики Фуджин, несмотря на явные намеки Кушины о наличии другого, менее опасного способа.

Занятый подобными размышлениями, я как-то ухитрился пропустить момент, когда звуки выяснения отношений пошли на спад, в результате чего - только через несколько мгновений обнаружил, что в помещении снова стало тихо, а утихомирившаяся парочка, в настоящий момент, рассматривает меня с какой-то весьма нехорошей задумчивостью.

- Я ничего не видел. - Выставив ладони, я на всякий случай сделал маленький шаг назад.

- Что тебе нужно?

Вот так с ходу прямо в лоб! Да уж, похоже, что Узумаки Кушина и дипломатия - вещи явно несовместимые. Вон и Четвертый с явным недовольством покосился на супругу. Подбитым глазом. (М да, чего только не доведется узнать об этом мире. Это ж надо, поставить фингал призраку!). Но подобная прямота меня сейчас вполне устраивает. Не знаю насколько хорошим политиком был Минато, но соревноваться с ним в плетении словесных кружев не имею ни малейшего желания. Потому мой ответ прозвучал также прямо:

- Жить!

В глазах моих собеседников мелькает озадаченность, но я тут же продолжаю:

- Как уже говорил, я понятия не имею, каким образом оказался здесь, но уйти отсюда уже не могу. И не только потому, что не знаю как. Мне просто некуда возвращаться! Я умер! - Мои губы искривляются в горькой усмешке. - И уж не знаю, кому или чему понадобилось переносить мою душу сюда и зачем-то вселять в это тело, но даже так отказаться от подобного шанса я просто не могу и не хочу. Я хочу жить! Пусть даже для этого мне придется стать Узумаки Наруто, джинчуурики Конохагакуре но Сато!

При этих словах Кушина резко дернулась, яростно сжимая кулаки, но тут же притормозила, задержанная упавшей ей на плечо рукой Минато.

- "Интересно, а Четвертый не боится еще раз сгоряча получить в бубен? Или это у них просто обычная семейная ссора такая была?".

- И ты, очевидно, вытащил нас из печати в надежде, что сможешь убедить поделиться знаниями, которые помогут тебе здесь выжить. При этом, продемонстрировав нам знание фактов, которые, по сути, просто не могут быть известны никому из живущих в известном нам мире! Не желаешь ли это объяснить, для начала? - Слегка насмешливый голос Минато прервал мои столь несвоевременно вылезшие мысли.

Да уж, силен мужик, ничего не скажешь. Ни в голосе, ни на лице нет ни малейшего намека на то, насколько ему сейчас, в самом деле, паршиво, и каких усилий стоит вести нынешний внешне спокойный разговор.

- Ну, то, что я очень издалека, полагаю, вы уже поняли. - Не стал я испытывать чужое терпение. - Воином никогда не был. В основном занимался литературой. И так уж получилось, что возможно именно поэтому мне и повезло в моей прошлой жизни заглянуть в то, что можно назвать Книгой Судеб этого мира, - "Интересно, а как бы они отреагировали, узнав, что Книгой Судеб на самом деле является развлекательная манга?", - и все мои знания - это то, что я успел там увидеть.

На этот раз мне ответили не сразу. Супруги, похоже, озадаченные услышанным, обдумывали мои слова. Сзади, неожиданно, тихо шевельнулся Девятихвостый. Ах да я же не говорил ему, откуда конкретно у меня знания. В голове успела еще промелькнуть мысль, что надо будет, пожалуй, извиниться перед лисом, когда Четвертый, наконец, прервал затянувшееся молчание.

- Допустим, мы тебе поверим. - Медленно проговорил он. - Твоя история крайне странная, но именно поэтому вполне и может быть правдивой. Во всяком случае, ты действительно веришь в то, что говоришь. Да и другие мелкие нюансы подтверждают, что в своем прошлом воплощении ты явно жил не по эту сторону Барьера Бурь. Но, тем не менее, я пока не вижу ни единой серьезной причины, по которой мы должны доверить стратегическое оружие деревни, - (тут лис возмущенно рявкнул, да и я сам почувствовал, как где-то в глубине души шевельнулось нечто похожее на обиду за хвостатого), - и наши знания какому-то чужаку.

- "А вот тут ты братец врешь! Морда у тебя конечно кирпичом, да и по голосу не скажешь, что все это тебя сколь-либо волнует, но вот только я прекрасно ощущаю, что разговор наш тебе по каким-то причинам очень даже интересен и его исход волнует тебя, пожалуй, ничуть не меньше чем меня. А Курама еще бурчал: на кой мне эмпатия!"

Тут, правда, следует признать, что своей последней мыслью я, пусть и не вслух, но все же несколько погрешил против истины. Лис бурчал на тему того: на кой ленивому человеку просить у него эмпатию, которую он вполне способен - и даже уже начал развивать самостоятельно. Дескать, какая-никакая чувствительность имеется, собственные эмоции отсекать умеет (при этих словах лис почему-то на несколько мгновений вдруг умолк, а выражение его морды приобрело некоторую озадаченность, но затем он продолжил, как ни в чем не бывало) - тренируй себе дальше потихонечку. Так нет же ему, видите ли, все прямо сейчас нужно!

Но, тем не менее, невзирая на недовольство демон, следует признать, весьма щедро поделился со мной и способностями и опытом. К сожалению, единственным, что я мог в настоящее время хоть как-то использовать была вышеупомянутая эмпатия. Да и то страшно вспомнить, сколько времени и сил мы с Курамой потратили, чтобы достичь хоть какого-то резонанса и я, наконец, смог что-то осознанно почувствовать. Но оно того стоило, и потому сейчас, осторожно вслушиваясь в эмоции Четвертого, я испытывал пусть и весьма ослабленную, но тем не менее, вполне искреннюю благодарность к лису.

- Причины? - Я слегка приподнял уголки губ. - Ну, для начала, Конохе не придется тратить время и силы на очередной отлов и перезапечатывание биджу, с чем, насколько я понимаю, в этот раз будут, вдобавок, особые проблемы. У деревни ведь нет еще одного Узумаки в запасе!

В яблочко! На лицах шиноби не дрогнул ни один мускул (хотя Кушине это определенно далось нелегко), но внутри у обоих все всколыхнулось будь здоров. Так что я явно угадал. Дело в том, что меня, помнится, еще при чтении первоисточника весьма удивляло крайне странное поведение руководства Конохи, которое не понятно с какого бодуна решило доверить свое стратегическое оружие куноичи из пусть и союзной но, тем не менее, ЧУЖОЙ деревни. А с моей нынешней догадкой все становилось на свои места: похоже, отнюдь не случайно с момента поимки лиса его джинчуурики становились исключительно Узумаки. Очевидно только они, благодаря своей сверхплотной чакре и невероятной живучести, могли удерживать в себе, без серьезных последствий, разрушительную чакру Девятихвостого. И именно поэтому от Четвертого сейчас вовсю тянуло сильнейшей тревогой и досадой, а от его жены - смесью ярости и застарелой боли. Н да, надеюсь, я не слишком перегнул палку?

- Если своими словами я прошелся по больному, то искренне прошу меня простить. - Я счел за нужное поклониться. - Если позволите, то возможно мои дальнейшие пояснения позволят несколько смягчить эти неприятные слова. Я понимаю, что мысль о том, чтобы поделиться клановыми знаниями с чужаком, никак не связанным с деревней, для вас выглядит дикой. Но может быть вы, в таком случае, согласитесь передать свои знания для будущих поколений клана Узумаки, который я, вне зависимости от моего желания, буду восстанавливать?

- Восстанавливать! Ты, чужак?! - В голосе Кушины, вновь дернувшейся, но по-прежнему удерживаемой рукой Минато, явно прозвучали шипящие нотки.

- Но мои дети таковыми уже не будут. - Мой ответ, в противоположность, прозвучал ровно и спокойно. - Мы все прекрасно понимаем, что благодаря ему, - короткий кивок назад, - любая попытка покинуть деревню будет последней глупостью, которую я совершу в этой жизни. И все что мне остается - это попытаться обустроить свою жизнь здесь. А значит рано или поздно у меня появятся дети, урожденные Узумаки, для которых деревня будет родной. И не важно, чья душа будет у их отца.

- Если только тебя раньше не убьют. - Буркнула, уже немного остывшая Кушина. (Хм, а остывает также быстро, как и заводится).

- Как и любого другого на моем месте. - Я снова изогнул губы в улыбке. - От подобного исхода, стопроцентную гарантию может дать разве что Шинигами. Но, надеюсь, с вашей помощью я смогу отодвинуть это событие на как можно более долгий срок.

***

Курама но Йоко

Наблюдая за тем, как этот странный человек ведет переговоры с моими тюремщиками, я все никак не мог отделаться от ощущения нереальности происходящего. Неправильности, начавшейся с того самого момента, как я проснулся от какого-то странного тянущего ощущения. Проснулся и увидел вместо привычной проклятой решетки подступающую со всех сторон тьму! Беспросветную, черную... пустую, за которой не ощущалось ничего, словно все эмоции и чувства моего носителя, отголоски которых я так или иначе постоянно чувствовал, в одно мгновение бесследно исчезли. А поглотившая их тьма теперь надвигалась на меня и я, со всей моей безграничной мощью, ничего не мог с этим поделать.

Но подступив почти вплотную и едва не заставив меня впервые в жизни заскулить от страха (Аррр! Какое мерзкое состояние! Никогда себе этого не прощу!), она, на секунду замерев, неожиданно просто взяла и рассеялась, оставив меня неверяще таращиться на вновь оказавшуюся на своем месте решетку; которую я, грррр стыдно признаться, был даже рад видеть тогда.

Пытаясь разобраться, что же все-таки произошло, я вновь принюхался, но лишь на самом пределе чувствительности смог уловить какие-то слабые отголоски эмоций. Они были настолько слабы, что я, как-то умудрившись позабыть про печать, попытался добавить силы, чтобы зацепиться за них. И у меня получилось! К сожалению, дошло это до меня только тогда, когда эта самая треклятая печать, словно опомнившись, через несколько секунд все же отшвырнула меня назад. И второго шанса уже не дала. Четвертый, чтоб его! Но кое-что понять я все же успел: учуянные мной эмоции обладали совершенно иным запахом, чем тот, который я привык постоянно ощущать за последние двенадцать лет. С мелким щенком что-то случилось и в его тело, неведомым мне образом, вселился кто-то другой. Я не знал, кто это и откуда он взялся, но был уверен, что произошедшее как обычно не сулит мне ничего хорошего.

А потом он пришел сам. Чужак. Непонятный, странный, неправильный! Ярость, страх, ненависть, иногда - жадность и вызванный ею интерес - вот то, что при виде меня всегда испытывали люди. Но никто и никогда не испытывал при виде меня того, что проскользнуло в глазах чужака, стоило лишь мне обозначить себя. Впервые на моей памяти кто-то, глядя на меня, испытывал пусть и слабое, но все же - восхищение! Я, честно признаться, даже не сразу то и понял, что это было такое; а - определив, и вовсе подумал, что, наверное, каким-то образом умудрился снова заснуть. Слишком уж нереалистичным было происходящее. Но затем он заговорил и я понял, что все происходящее было не более чем прелюдией.

Чужак! Надо же, как иронично! Назвав его так, я и понятия не имел насколько, в самом деле, окажусь прав. И это, пожалуй, говорит не в мою пользу. Ведь вместо вопросов достаточно было просто принюхаться, чтобы поймать это практически неуловимое, но в то же время, четко воспринимаемое ощущение чуждости. Чуждости, которой не может быть ни у пришлого из-за Барьера Бурь, ни - у гостя из Анклавов. Передо мной стоял один из тех, о чьем существовании я знал, но за всю мою предыдущую очень и очень долгую жизнь, так ни разу и не видел. Истинный чужак, Пришелец из-за Грани, каким-то неведомым даже мне образом переродившийся в теле джинчуурики. Странный, необычный, непонятный.

За всю мою предыдущую жизнь, неоднократно бывали случаи, когда людишки пытались со мной договориться. Но какими бы не были их слова, я практически всегда ощущал исходящий от них запах алчности, жажды обладания моей силой, проистекающей из этого постоянной лжи и постоянного же желания использовать меня, отделавшись лишь пустыми обещаниями. Так происходило постоянно, и я уже давно привык к подобному. И возможно потому, вслушиваясь в сказанное этим чужаком, я то ли во второй, то ли в третий раз в жизни испытывал нечто весьма близкое к тому, что двуногие называют растерянностью. Слишком уж странно звучали его слова. И не потому что я не чувствовал в них ни капли лжи. Думаю следует признать, что мне и до этого пару раз встречались двуногие, способные держать слово. Нет, дело было в ином. В том - что после первого же заданного им вопроса, заставило меня усомниться в собственных способностях и принюхаться посильнее к сознанию чужака... и - окончательно убедиться в полной неправильности сегодняшнего дня.

Что бы я сделал, если бы ему удалось найти способ безопасно меня выпустить?

Он просто не мог выбрать худшего вопроса для начала разговора! Худшего, если бы я уловил в нем хотя бы малейший намек на запах сарказма, издевки, лицемерия или даже пустого любопытства. Но нет, сколько я не принюхивался, так и не смог уловить ничего похожего. Мой собеседник был совершенно искренен и серьезен. Ему действительно было важно получить ответ на этот вопрос.

Наверное, впервые на моей памяти мне встретился человек, который совершенно искренне хотел понять, что нужно мне! Человек, которому явно требовались мои знания и способности, но, тем не менее, в первую очередь честно попытавшийся узнать, чего же хочу Я! И не из-за жажды обладания искомым или, как это пару раз бывало раньше - исследовательского любопытства, а просто потому, что считал это правильным! Я постоянно ощущал это во время нашего разговора. А разговор у нас, как и все сегодня, вышел очень непростой. Несколько раз мне до зубового скрежета хотелось разорвать его за то, что он говорил о вещах, которые мне не хотелось признавать даже перед самим собой! Но вот только, как бы мне этого ни хотелось, человек так и не сказал ни единого слова лжи. (Хотя, конечно кое-о-чем и умолчал. (Книга Судеб - интересное понятие). Интересно, чем же он так выделился, что ему позволили посмотреть в нечто подобное?). И я это прекрасно чувствовал. Равно как и его, пусть и (подобно всем прочим чувствам) изрядно ослабленное Смертью, но, тем не менее - вполне искреннее желание меня понять!

Что ж, следует признать, чужак, в самом деле, смог заинтересовать меня. И я принял решение: я буду помогать ему. Это выгодно нам обоим, во всяком случае, пока. Ну а в дальнейшем... Что ж, как ни парадоксально это звучит, но странный чужак вполне может оказаться наиболее приличным джинчуурики из всех, с кем мне приходилось иметь дело с момента моего запечатывания. Во всяком случае, как я уже не раз говорил, его действительно волновало мое мнение. (Интересно, они там, за Гранью, действительно все настолько отличаются от местных или это просто мне вот такой нестандартный попался?). Так что посмотрим, что будет дальше. Кто знает, но вдруг все же окажется, что во время нашей последней встречи, старик Рикудо и в самом деле был не настолько уж и впавшим в маразм, как мне это начало казаться в последнюю пару столетий.

***

Вторая попытка возвращения в реальность оказалась более удачной. Резко открыв глаза, я тут же вновь рефлекторно прищурился, спасаясь от неприятно резанувшего по ним яркого света. Хотя, как выяснилось в дальнейшем, свет пасмурного утра, проникающий через единственное окно палаты, даже с большой натяжкой вряд ли можно было назвать ярким, но и его оказалось достаточно, чтобы вызвать неприятную резь в несколько поотвыкших от света глазах.

Впрочем, неприятные ощущения длились недолго и вскоре сошли на нет. Так что более-менее проморгавшись, я навел глаза на резкость и...

- "Хм, как это там полагается по классике: Ну, здравствуй незнакомый потолок".

Правда, детально изучить сей архитектурный объект мне, увы, не дали. Потому что буквально через пару мгновений надо мной склонилось незнакомое девичье лицо. Весьма симпатичное, следует признать.

- Ну, наконец-то! - Радостно улыбнувшись (на удивление, вполне искренне), девушка немедленно положила мне на лоб, слабо засветившуюся зеленым, руку. - Ну и заставил же ты нас поволноваться, мелкий. Я уже даже было подумала, что это просто аппаратура ночью сбойнула. А ты смотри - молодец, все таки взял и выкарабкался!

- Что...? - Большего я просипеть не успел, поскольку обнаружившаяся в горле Сахара тут же вынудила меня зайтись в приступе кашля. К счастью, мне в губы практически сразу же уткнулся стакан с водой, давая возможность смягчить горло.

- Тебя зацепили отравленным кунаем. - Пояснила девушка, ставя стакан обратно на обнаружившуюся рядом небольшую тумбочку. (Очевидно как-то интерпретировав мой недосказанный вопрос). - Да еще с каким-то новым композитным ядом. Ирьенины смогли его вывести, но потратили слишком много времени. Так что можешь считать себя везунчиком. У нас некоторые сомневались, что ты вообще в себя придешь, а ты всех обманул, всего недельку в отключке провалялся.

- "Однако, откровенность! "

Интересно, что рассказывая все это, медсестра (или как они здесь называются?) не испытывала, ко мне, как к Узумаки Наруто, ни единой негативной эмоции из тех, что теоретически можно было ожидать. Легкое удивление, правда, с едва заметным оттенком иронии, веселое любопытство и время от времени проскальзывающие отголоски чего-то похожего на профессиональный интерес - превалировали в том, что мне удалось ощутить. Интересно...

-"Так. Стоп. Что-то я не о том думаю!" - От наблюдений меня оторвало неожиданно царапнувшее сознание несоответствие. - "Она сказала - неделю? Но если я правильно помню, то через день после выпуска должно было быть распределение. Это что же получается, я его пропустил?!"

Ощущая внутри отголоски тревоги и желая немедленно прояснить этот, явно корежащий все мои ближайшие планы момент, я рефлекторно приподнялся, пытаясь повернуться в сторону собеседницы. Но тут же зашипев от боли в залежавшихся мышцах, был немедленно водворен на место упершейся мне в грудь рукой.

- Ты что творишь?! Покалечиться хочешь! Лежи спокойно, никуда от тебя твое распределение не денется. Далеко еще до него. Ксо! Вот же ж и вправду неугомонный, только очнулся, а уже бежать ему надо!

- "Так, я что свою последнюю мысль произнес вслух?!" - Мгновенно соображая, чем это чревато, уже привычным усилием тут же отсекаю и задвигаю как можно глубже, вновь так не вовремя срезонировавшие с эманациями Курамы, эмоции. Изнутри донеслось недовольное ворчание, но сейчас мне не до его недовольства, потом извинюсь. Сейчас для меня было важнее сделать все возможное, чтобы не допустить в дальнейшем подобных проколов. - "Хорошо еще, что я ее на местном произнес, уж не знаю какую часть подсознания следует благодарить за это, а то близкое знакомство с Яманаками или того хлеще - с добрым дядей Ибики, в самом ближайшем будущем, могло стать вполне реальным!"

Разобравшись с насущной проблемой (в реальности это заняло всего несколько секунд), я обратил внимание, что собеседница продолжает мне что-то говорить. И это что-то звучало весьма и весьма интересно.

-...каге-сама сказал, что сейчас же не военное время, так что пусть дети еще немного побудут детьми. Отдохнут перед вступлением во взрослую жизнь. Так что до твоего распределения еще две недели. Хватит и на то, чтобы восстановиться и - отдохнуть. Кстати, насчет восстановления, что-то Терашимы-сенсея долго нет. - Неожиданно сменив тему, девушка задумчиво глянула в сторону двери. - Сигнал-то я сразу отправила, может сходить глянуть, где это он заплутал?

Вопрос был явно риторическим поскольку, не дожидаясь моего ответа, девушка тут же весьма резво скользнула к двери. Впрочем, будучи занятым обдумыванием вновь поступившей информации, я лишь автоматически проводил ее взглядом. А подумать было над чем. Ведь теперь, в свете того, что разболтала моя собеседница все странности и нелогичности первоисточника, когда-то столь раздражавшие меня, начали спокойно укладываться в весьма стройную и логичную схему. И - крайне странное поведение матерого шпиона, непонятно с какого бодуна, сначала решившего, что общеизвестный бездарь и неудачник сможет выкрасть одну из самых охраняемых ценностей деревни. (То, что оному неудачнику это действительно как-то удалось - вообще отдельная песня!). А затем, вместо того, чтобы тихо тюкнуть оного по голове и утащить в качестве бонуса к свитку - терпеливо дождавшегося появления Ируки, а затем вместо попытки тихой ликвидации, опять же - устроившего настоящее шоу с пафосными речами и салочками по деревьям. (Про то чем же в это время занимались АНБУ, Корень, и прочие, ответственные за безопасность, структуры, не говоря уже об остальных шиноби, я, пожалуй, даже и спрашивать не буду). И то - как мелкому не давали выпуститься, подсовывая в качестве выпускного экзамена технику клонирования (тут сразу вспоминаются: Гай, Ли и упоминание о других шиноби, получивших повязку, не умея использовать ничего кроме тайдзюцу). И - крайне топорно подготовленный этап (явно спешили) по созданию якоря для джинчуурики. Хотя... Если подумать, может это я слишком хорошего мнения о местных спецслужбах и никакой привязки на самом деле и не планировалось? Слишком уж много неучтенных моментов имелось, для проведения подобной операции.

- "В ближайшее время надо будет обязательно встретиться с Ирукой, возможно удастся что-то прояснить. Будет крайне паршиво, если он окажется подсадным".

В общем, все это, дополненное уже ранее упомянутым кусочком информации, любезно предоставленным мне медсестрой, сходилось к одному четкому выводу:

- "Старому Обезьяну кровь-из-носу было нужно, чтобы джинчуурики попал именно в этот выпуск! Знать бы еще - почему? "

К сожалению, мироздание почему-то не спешило давать ответ на этот вопрос. Равно как и на тот: откуда в этой комбинации вообще взялся такой явно не вписывающийся в нее фактор, как упомянутый ранее отравленный кунай?

- "Интересно, значит ли это, что Мизуки действительно работал еще на кого-то или же это просто кто-то решил воспользоваться удачно подвернувшимся случаем? "

Ответов, как уже упоминалось ранее, у меня естественно не было. Так что все, что мне пока оставалось - это не забывать об осторожности и стараться постоянно быть настороже. Как говорится: "Постоянная бдительность!".

В каком-то из бесконечного множества миров некий старый параноик, неожиданно шмыгнув носом, громко чихнул.

***

Терашима-сенсей оказался невысоким мужчиной лет тридцати, одетым в белый комбинезон ирьенина. Появившись минут через десять, в сопровождении уже знакомой ассистентки, он с ходу развил весьма бурную деятельность. Отдав короткую команду, после которой мне на грудь тут же прилепили какой-то свиток (судя по строкам, сразу же начавшим проступать на его чистой части, похоже - что-то диагностическое), он тут же скрупулёзно прошелся по моей многострадальной тушке отсвечивающими зеленью руками. Я едва слышно зашипел сквозь зубы, поскольку ощущение покалывания десятков мелких иголочек, в тех местах, где проходили его руки, вряд ли можно было назвать приятным, но немедленно проявившийся результат этих манипуляций, немедленно заставил меня забыть о мелких неудобствах. Занемевшие мышцы расслабились, исчезло легкое головокружение, появлявшееся каждый раз, когда я автоматически пытался приподнять голову, а язык перестал напоминать высохшую подошву старого ботинка.

Дождавшись окончания процедуры, я вновь попытался перейти в сидячее положение (в этот раз мне никто не мешал, медик с ученицей были заняты снятым с меня свитком) и только успешно опершись о спинку кровати, вдруг сообразил, что же именно я сейчас сделал. Наверное, только благодаря ранее выставленному эмоциональному фильтру я не выдал себя выражением крайнего удивления на лице. Помнится, читая в свое время про попаданцев я всегда с некоторым раздражением воспринимал тот нелогичный факт, что все они с самого начала ни разу не испытывали ни малейшего дискомфорта от пребывания в теле, обладавшим совершенно иным ростом, весом, длинной конечностей или даже центром тяжести, нежели то, которое было им привычно. И вот сейчас я сам оказался в аналогичной ситуации. Мое нынешнее тело намного меньше и легче, того, что мне по идее должно быть привычно, но при этом я, как ни странно, не испытываю ни малейших проблем с передвижением, хотя они просто обязаны быть!

Объяснение такому могло быть только одно...

- "Я слишком долго был без тела! Хотя воспоминания о нем у меня остались но, не имея возможности его ощущать в течении, бог его знает, какого времени, само мое сознание похоже полностью утратило связь с ним! Не используемое в течении долгого времени - атрофируется. Очевидно, это и случилось с моей "памятью тела". В результате, оказавшись здесь, мое сознание радостно уцепилось за первый попавшийся якорь, в виде которого, похоже, выступили доставшиеся мне осколки памяти; и сохранившихся в них ощущений оказалось достаточно, чтобы выставить по новой, обнулившиеся, так сказать, настройки".

Я, конечно, понимал, что все мои нынешние умозаключения вполне могут быть так же далеки от истины, как и я сам - от родного мира, но поскольку желающих проконсультировать меня по этой теме в округе явно не наблюдалось, то, как говорится, будем считать, что все было именно так, пока нет доказательств обратного.

- Что ж, молодой человек, - вырвал меня из размышлений чуть глуховатый голос ирьенина, - должен признать вы сумели изрядно меня удивить. В течении целой недели находились практически между жизнью и смертью, а затем вдруг приходите в себя, и за каких-то полсуток выздоравливаете чуть меньше чем полностью! Просто удивительная скорость восстановления!

- "Угу, удивительно. Особенно - то, насколько талантливо вы, уважаемый, изображаете это самое удивление, в реальности ни капли его не испытывая! Понять бы еще, зачем вам это надо. Хмм... Может, знает про хвостатого, но не в курсе, что об этом уже известно и самому джинчуурики? Или же просто уже имел дело с ранеными Узумаки, но предпочитает поддерживать всеобщую местную игру в молчанку?".

Не поручусь за конкретику, но по паре обрывков у меня сложилось впечатление, что упоминание клана Узумаки и Деревни Скрытой-в-Водовороте было неким негласным табу среди жителей Конохи. Во всяком случае, та же Кушина, к примеру, во время разборок с муженьком не высказала, как ни странно, ни малейшего удивления или каких-либо претензий по поводу того, что мелкий явно был не в курсе: к какому клану принадлежит и откуда - вообще сам родом.

Возможно, это как-то связано с крайне нелицеприятной и весьма темной страницей здешней истории, когда Коноха толи не смогла, толи не успела (или не захотела) прийти на помощь гибнущему Водовороту, тем самым не выполнив союзнический долг или нарушив какие-то клятвы, что-то вроде местного: "Изжить память о позоре? ". - Хотя, вполне может быть, что причина - в чем-то совершенно ином. В конце концов, мне не известно, к сожалению, какими были реальные отношения Листа и Водоворота. Мелкого если кто и просвещал в вопросах истории или местных обычаев, то мне из этого не досталось практически ничего, а Курама изучением телепатии, увы, не озаботился ("Не наглей", - возмущенно рыкнули изнутри. Пришлось срочно извиняться), так что придется пользоваться тем, что есть.

В результате, насколько я мог судить, сенсей, весьма достоверно изображая удивление и заинтересованность, в реальности испытывал по отношению к моей тушке некую смесь сочувствия и легкого пренебрежения. Что-то вроде: "Вот же не повезло пацану по жизни". - "Хм, первый вариант, похоже, отпадает. К носителю демона можно относиться по-разному, но только не с пренебрежением". - Но в то же время четко ощущалось, что весь его эмоциональный спектр непоколебимо удерживался в жестких сдерживающих рамках с помощью некого четко установленного императива. Насколько я мог судить, чего-то похожего на: "Пациент есть пациент, а личное отношение к нему - дело десятое".

Вот уж действительно настоящий профи! Ничего не скажешь. Хорошо, все-таки, что мои эмоции по-прежнему были приглушены и задвинуты вглубь, а то непроизвольно выданный уважительный взгляд вполне мог стать причиной возникновения пары-тройки совершенно не нужных мне вопросов.

... - Если такая динамика продолжится, - продолжал тем временем док, - то еще день-два и вообще выписывать придется.

Он покачал головой.

- Но, в общем, посмотрим. Саори-чан, - "Так вот как ее зовут", - проведешь малый реабилитационный комплекс и возьмешь дополнительные анализы. А то у меня еще несколько пациентов на очереди.

Девушка кивнула.

- А ты, Узумаки-кун, - это он уже ко мне, - продолжай поправляться. Деревне нужны сильные шиноби!

- "Эээ, не понял! Мне это показалось или сейчас действительно чем-то эдаким родным повеяло?"

Впрочем, док явно не ожидал от меня какой-либо реакции, потому что тут же, развернувшись, направился к двери, в результате чего мне оставалось лишь благодарно кивнуть ему в спину и остаться в безраздельной власти скрытой садистки Саори-чан.

Почему я назвал ее так? Да потому что то, что скрывалось под вполне мирным названием: "Малый реабилитационный комплекс", - иначе, чем скрытым садизмом и не назовешь! Ну, может я и преувеличиваю немного, но честно скажу, что как минимум пару раз, желание проораться было крайне велико. К счастью, все эти процедуры времени заняли не слишком много и к вечеру меня оставили в покое. Во всяком случае, я так думал, пока ко мне в палату неожиданно вновь не заскочила Саори-сан, со словами:

- Наруто-кун, к тебе пришли.

- "Опа! Вот уж действительно, правду говорят: на ловца и зверь бежит". - Такова была моя первая мысль, стоило лишь мне увидеть того, кто вошел следом за медсестрой.

- Ирука-сенсей! - Максимально радостно поприветствовал я, широко улыбающегося учителя, с некоторым внутренним удивлением констатируя, что каких-либо заметных усилий по изображению радости, мне как раз прилагать совершенно и не требуется, мои губы (очевидно подчиняясь каким-то оставшимся рефлексам) тут же самопроизвольно растянулись в широчайшей улыбке.

***

Положив на стол добитый, наконец, учебник, я со вздохом потер уставшие глаза. Вот уже четвертый день как я нахожусь в этом причудливом мире, то ли некогда увиденном и описанном неким оказавшимся провидцем автором, то ли - созданном каким-то местным Демиургом, очевидно поленившимся придумывать что-то свое.

Да, кстати, следует сказать, что Док и в самом деле как в воду глядел! Явившись под вечер следующего дня, в компании какого-то явно уважаемого им старикана и проведя очередное обследование меня уже в четыре руки, он, после короткой тихой консультации с коллегой, задумчиво констатировал, что согласно результатам этого самого обследования, четко показавшим полное выздоровление, дальнейшее мое пребывание в стенах больницы явно лишено смысла. Так что, в течение следующего получаса, оформив выписку и выдав мои (да, теперь уже мои) вещички (да уж, будь я поэмоциональнее, точно бы не сдержался: мне и в самом деле пришлось одеть эту оранжевую мечту снайпера!), меня вежливо, но неуклонно проводили к выходу. Я, впрочем, совершенно не возражал. Длительное пребывание в больнице в мой нынешний план действий уж точно никак не вписывалось.

До своего текущего места проживания я тогда добрался довольно быстро. Где-то часа за четыре. Учитывая то, что план Конохи, кое-как составленный мной по имеющимся обрывкам памяти, зиял изрядными прорехами, а Наруто к тому же еще и ни разу, судя по всему, не бывал в больнице до нынешнего случая, то такой результат моих усилий по тщательному изображению генина на вечерней прогулке можно счесть вполне приемлемым. (А что поделаешь. Не спрашивать же у прохожих дорогу к собственному дому). Так что, как уже говорилось ранее, где-то часа через четыре я, наконец, остановился перед зданием, которое Узумаки Наруто считал своим домом.

Поиск нужной квартиры много времени уже не занял. Правда, в основном, благодаря местной традиции - вешать, вместо привычных мне цифр, таблички с фамилиями на входные двери. Но, так или иначе, вскоре требуемая дверь, тихо щелкнув замком, с легким скрипом отворилась, пропуская меня в помещение, которому было суждено теперь стать уже моим домом. И собственно говоря, в этом типичном образчике местной общаги, площадью в 12 квадратных метров (или как говорят местные - на восемь татами), я в основном и пребываю в течении тех последних двух суток, что прошли с момента моей выписки.

Мои пальцы автоматически погладили корешок отложенной книги.

- "Как же хорошо, все-таки, что Ирука действительно оказался порядочным мужиком".

Мысли вновь непроизвольно свернули к событиям моего первого вечера в этом мире. Эмоции вошедшего сенсея были яркими и легко ощущающимися. В них превалировало беспокойство за ученика, радость от того, что тот пошел на поправку и, плюс, все это было приправлено изрядным количеством чувства вины. Я конечно эмпат - без году неделя, но эмоциональное состояние сенсея явно не слишком соответствовало сознанию человека, который действует по приказу: "Дружить". Было очевидно, что чунин действительно переживает за мелкого... Если конечно не является гениальнейшим имитатором, способным вызвать в себе требуемые чувства по желанию.

- "Ты все еще сомневаешься в моих возможностях?!"

Я непроизвольно поморщился. Рычание недовольного демона отдавалось в голове похлеще соседского перфоратора, воскресным утром. (Хорошо еще, что обычно его голос звучит на удивление мягко).

- "Нет, конечно". - Я непроизвольно потер виски, пытаясь выгнать из головы остатки пульсации. - "Твой опыт в этой области уж точно не мне оспаривать. Просто вспомнилось".

Лис, после короткого раздумья, громко хмыкнул в ответ, но развивать эту тему дальше не стал. Н да, вот уж чего не ожидал, так это того, что демон окажется подвержен такому, казалось бы, чисто человеческому недостатку, как тщеславие! Хорошо еще, что только - слегка. Курама, надо отдать ему должное, не боялся признать, что чего-то не знает или не умеет, и в тех случаях, когда дело касалось областей, в которых его знания составляли желать лучшего он, пусть и с явной неохотой, все же честно предупреждал об этом. Но когда дело касалось того, в чем он считал себя хорошо разбирающимся (следует признать, в основном, заслуженно), любая попытка усомниться в его компетентности - означала приличную вероятность нарваться на вспышку раздражения.

С этим его недостатком мне выпала возможность познакомиться весьма быстро. Для этого оказалось достаточно уточнить: "Ты точно уверен? ", - после того как Лис, очевидно учуяв тогда мое мысленное предположение о способностях Ируки к притворству и посчитав это вопросом к себе, немного "понюхал" чужие эмоции и авторитетно заявил, что сенсей, сейчас, абсолютно искренен и вообще с умением манипулировать собственными эмоциями явно никоим боком не знаком.

Ответом на мое уточнение - было немедленное возмущенное взрыкивание и последовавший за этим язвительный комментарий, что он, Курама но Кицуне, за последнюю, только, пару столетий нахлебался чужих эмоций столько, сколько некоторые мало что понимающие двуногие за обе своих жизни не испытали! Так что, наверное, как-то научился разбираться!

К счастью остывал Лис еще быстрее, чем вспыхивал, не говоря уже о том, что, судя по всему, его вспыльчивый нрав явно не слишком сильно сказывался на способности трезво оценивать ситуацию. Так что через пару секунд, тихо пробурчав что-то вроде: "Ладно уж, что с вас бесхвостых взять", - он вновь тихо отступил вглубь сознания, вернувшись к простому наблюдению за происходящим. И сделал он это весьма своевременно. Потому что Ирука, озабоченный моим внезапным молчанием и очевидно заметивший, как я слегка поморщился в момент выражения недовольства демона, обеспокоенно поинтересовался, не плохо ли мне и не стоит ли ему позвать медсестру?

Пришлось срочно изображать неунывающий оптимизм (правда догадываюсь, что получилось это у меня далеко не лучшим образом) и всячески заверять сенсея, что я в полном порядке, и это просто была секундная слабость...

На пару мгновений отвлекшись от воспоминаний, я переложил дочитанный ранее учебник поверх небольшой стопки, лежащей на краю стола, и чуть склонил голову набок, тщательно прислушиваясь к себе. Но, увы, как и неоднократно до этого, вновь не почувствовал ровным счетом ничего.

Полагаю, наблюдай за мной в данный момент кто-то посторонний, он наверняка задался бы вопросом: а что же именно я пытался обнаружить? Что ж, думаю мой ответ, в таком случае, озадачил бы оного гипотетического наблюдателя ничуть не меньше. Я просто пытался ощутить, пусть даже в самой глубине души, хоть небольшую тень если не вины, то хотя бы легкого недовольства собой за то, как я поступил в отношении Ируки.

- Я умер, Ирука-сенсей. - Глухо звучал тогда мой голос, успешно сочетаясь с чувством вины, испытываемым учителем. Пожалуй, следует признать, что моя предыдущая не слишком удачная попытка достоверно сымитировать обычное поведение мелкого теперь все же сыграла мне на руку. Резковатый переход от жизнерадостного оптимизма к угрюмой серьезности был воспринят как усталое прекращение не слишком удачного притворства, и какого-либо непонимания или удивления у сенсея особо не вызвал. Эх, если бы то же самое можно было сказать и о самой моей просьбе. К сожалению, даже не смотря на наличие неоспоримых доказательств, что чудеса, в жизни, явление вполне реальное, похоже, настолько большими они все же, увы, не бывают. После того как до Ируки дошел смысл моей фразы, глаза у него стали чуть ли не квадратными. Впрочем, его можно понять; все-таки не каждый день самый нерадивый и бездарный ученик Академии ошарашивает наставника просьбой принести ему учебники по контролю и управлению чакрой.

Хорошо что подобную реакцию я предвидел; так что прежде чем сенсей принялся щупать мой лоб или, того хуже - звать доброго доктора с полным шприцом успокоительного, я с все той же хмурой физиономией принялся озвучивать заранее заготовленное объяснение.

...- Мизуки... Он ведь действительно убил меня... Дважды.

Ирука дернулся, похоже собираясь что-то возразить, но не успел, остановленный моей следующей фразой:

- И вас тоже, Ирука-сенсей. Ведь тогда, на той поляне, что мне стоило просто увернуться от летящей железяки?! А я испугался и замер, словно какой-то новорожденный котенок! Представляете, - мои губы искривились в горькой усмешке, - будущий Хокаге до смерти перепугался какого-то сюрикена! Кому сказать, засмеют!

Горький смешок на последнем слове получился почти автоматически.

- И мало того, что сам вляпался, так ведь еще и сенсея, в добавок, подставил под удар.

- Наруто, ты не... - Не дослушав вновь пытающегося возразить Ируку, я упрямо мотнул головой.

- Не стоит, Ирука-сенсей. Я хоть и не самый умный ниндзя Конохи, но лгать самому себе не хочу. Думаю, тут даже идиоту понятно, что живы мы с вами, сейчас, уж точно никак не по моей вине. Именно я вынудил вас подставиться под смертельный удар, а затем - как последний идиот, влез под такой же и сам. И что же я за шиноби после этого!

Я глубоко вздохнул, переводя дыхание.

- Знаете, наверное это даже в чем-то выглядит забавно. Мне столько раз кто только не говорил, что шиноби я откровенно неважный, а вот чтобы действительно понять это, мне понадобилось, как минимум, умереть!

После этих моих слов в палате воцарилось кратковременное молчание. Я вновь переводил дыхание, а Ирука, судя по всему, не был точно уверен, что ему следует сказать в данной ситуации. Хотя возможно он еще и размышлял о том, что вероятно было бы неплохо, тихонько проверить себя на предмет наличия гендзюцу. А то, судя по его эмоциональному состоянию, к концу моего монолога мысли о возможной нереальности происходящего его определенно посещали.

У меня даже промелькнула мысль: не перегнул ли я палку? Но поскольку, что-либо менять было уже поздно, то все что я мог сейчас сделать - это быстро, но аккуратно начать закругляться с демонстрацией "прозрения неудачника" и переходить конкретно к тому, ради чего я, собственно говоря, все это и начал.

- Я ведь все успел понять тогда, Ирука-сенсей. Почувствовал, что это действительно конец. И... Вы, наверное, единственный, кому я скажу, но я сначала даже не поверил, что все еще жив, когда очнулся здесь.

Опустив голову, я легонько покачал ею.

- Знаете, я как-то слышал фразу: "Мы никогда не ценим то, что имеем до тех пор, пока не потеряем это". Теперь я, кажется, понимаю ее смысл. Понимаю, что едва не потерял все, потому что был слишком слаб, и не понимал даже этого. Не понимал, чего мне это может стоить!

Вновь секундная пауза, чтобы перевести дыхание, и я вновь поднимаю голову, упирая взгляд в собеседника.

- Я не знаю, кого мне следует благодарить, что мы с вами оба живы, но понимаю, что чудеса дважды не случаются. И если я снова не хочу потерять все, - легкое вздрагивание, - я обязательно должен стать сильнее. Сильнее настолько, чтобы никто и никогда не смог отобрать у меня то, что мне дорого... И тех, кто мне дорог.

***

Ощущение десятков маленьких иголочек, словно вонзающихся в нижнюю часть моего тела, заставило меня отвлечься от прокручиваемого в памяти разговора. С тихим шипением поднявшись из-за низенького столика, я принялся разминать затекшие ноги.

- Странные вы все-таки существа, люди. - Задумчиво пророкотал Лис, до этого молча слушавший проговариваемый мной, по давней привычке, про себя, диалог трехдневной давности. - Чистую правду, порой, в упор не желаете признавать, а какой-то пафосный бред - наоборот, охотно слушаете! Пф, до сих пор не понимаю, почему он так легко купился на всю ту чушь, что ты ему тогда на хвосты навязал!

Я пожал плечами.

- Ну, во-первых, не забывай, что в отличие от тебя большинство людей эмпатией не владеют ("Ленивые насекомые!" - после секундной заминки, слегка раздраженно буркнул демон). А во-вторых - все, что я ему "навязал" для восприятия того, кто относительно неплохо знал мелкого, прозвучало, конечно, весьма странно и нехарактерно. Но с учетом того, что парень пережил изрядное потрясение, сопровождавшееся еще и такими милыми вещами как: клиническая смерть и недельная кома, то подобные перемены в поведении, в принципе, вполне можно объяснить и понять. И соответственно, как я и предполагал, ничего чрезмерно подозрительного в этом никто не усмотрел.

- "Во всяком случае, очень хочется на это надеяться".

Эту мысль Лис, согласно договору не лезущий в мой разум глубже, чем это требовалось для поддержания контакта, понятное дело, не услышал.

Сам же демон тем временем, хмыкнув в ответ, задумчиво почесал за ухом.

- Н-да забавно. Но, - тут он резко тряхнул головой, - как бы то ни было, похоже, мне следует признать, что достигать задуманного ты все же умеешь.

Я же, к тому моменту уже вновь вернувшись к собственным мыслям, лишь повторно пожал плечами. Да, что ни говори, а с Ирукой мне и самом деле очень повезло. Чунин не только искренне волновался за Наруто, но и оказался настоящим фанатом своего дела. Во всяком случае, тот всплеск бурного энтузиазма, что охватил сенсея после того как его самый нерадивый ученик вдруг изъявил желание восполнить пробелы в образовании, ничем иным я пока объяснить не могу. В результате, не прошло и часа, как я стал счастливым обладателем стопки из нескольких довольно тонких учебников и такой же - конспектов, сохранившихся, по словам Ируки, еще со времен его собственного ученичества. И этим дело не ограничилось. Судя по вдохновленному выражению лица, вдобавок к предоставленным учебным материалам, учитель был готов устроить урок повторения пройденного прямо здесь и сейчас, но от этого я был спасен вошедшей медсестрой, заявившей, что время посещений подошло к концу, а пациенту уже пора на очередную процедуру. Так что разочарованному чунину пришлось "урезать осетра" и обойтись предложением: обращаться к нему в любое время, за разъяснениями, в случае если мне что-то будет непонятно. Увы, ему предстояло разочароваться еще больше, поскольку обращаться к нему за помощью я не собирался.

Полагаю, узнай о моих намерениях кто-нибудь со стороны, то наверняка повертел бы пальцем у виска. Надеяться за пару недель самостоятельно освоить то, на что у местных, даже при помощи учителя, уходит несколько лет мог только полный псих. И я был бы полностью согласен с этим утверждением, если бы не пара нюансов, дающих мне некоторые основания надеяться на успех.

Закончив разминать конечности, я автоматически собрался было вновь усесться за столик, но в следующее мгновение был вновь нагло вырван из размышлений каким-то ярким красноватым отсветом, неожиданно скользнувшим по глазам и заставившим меня рефлекторно зажмуриться. По быстрому проморгавшись, я обернулся, собираясь выяснить, что это было, и... с легкой грустью был вынужден констатировать, что завершить мысленный разбор всего произошедшего за эти последние четверо суток, мне сегодня, очевидно, уже вряд ли удастся. Вышеупомянутым отблеском оказался удачно отразившийся прямо мне в глаза луч солнца, чей красный диск, опускаясь к горизонту, заглянул мне прямо в окно, окрасив комнату в соответствующие тона.

- "Завтра будет ветрено". - Непроизвольно промелькнуло в голове, и я тут же недовольно мотнул ею, вытряхивая не вовремя вылезшую мысленную шелуху. Надо же, казалось бы, после смерти уж точно ничего не должно быть как раньше, а вот только все равно, как и раньше, перед началом чего-то серьезного, в голове опять начала крутиться какая-то посторонняя ерунда!

- Пора? - Вновь обозначил себя лис, смотрящий моими глазами.

- Похоже на то. - Я рефлекторно пожал плечами, хотя мой собеседник вряд ли мог это увидеть.

- Уверен, что мы об этом не пожалеем?

- Не уверен, но что это меняет? - Отвернувшись от окна, я направился к стенному шкафу.

Девятихвостый вновь задумчиво почесал за ухом (во всяком случае, то, что донеслось от него по "внутренней связи" я воспринял именно так), но больше ничего не сказал. Что, впрочем, и не удивительно, учитывая то, что в случае если бы я и в самом деле решил наплевать на все договоренности и в последний момент сдал назад, то, полагаю, он сам же меня первый бы и не понял. Так что, молча подождав пока я натяну на себя верхнюю одежду (нет не рыжую! У мелкого в шкафу, кроме его любимого комбинезона, я с удивлением обнаружил вполне себе приличную подборку из черных штанов с водолазкой и - защитного цвета, курткой. Судя по тому, что все вещи явно ни разу не одевали, возможно, Наруто берег их для выпуска), он выдал мощный, но точный импульс чакры, отозвавшийся горячей, хоть и не обжигающей, вспышкой в районе солнечного сплетения сообщая тем самым кое-кому, что пришла пора "вставать".

Именно эти кое-кто и были теми самыми "нюансами", о которых я упомянул раньше. И именно благодаря им последние четверо суток были, наверное, самыми длинными за обе моих жизни.

Да уж одно дело, глядя на экран, закатывать глаза от тупости одного белобрысого, в упор не желающего видеть уникальное преимущество, которое дает ему умение попадать во внутренний мир с его разницей в течении времени. И совсем - другое, когда ты сам с гудящей, после дня проведенного за учебниками, головой, прикрыв глаза, пытаешься попасть туда... И в следующее мгновение вдруг просыпаешься от резкого рывка под слегка нецензурный аккомпанемент раздраженного женского голоса, едко высказывающегося на тему того, что кто-то совсем недавно вроде как уговаривал помочь, а когда же время пришло, вместо того чтоб явиться и внимать, просто в наглую дрыхнет, теряя драгоценное время. Пришлось коротко извиниться, после чего Кушина, все еще раздраженно бухтя себе что-то под нос, отошла чуть в сторону, уступая ведущую роль Четвертому.

После этого начался ад! Помнится когда-то в студенческую пору, готовясь сдавать десяток хвостов за день до начала сессии, я думал, что воистину постиг значение выражения "мозги закипели". Как же, оказывается, я был наивен! Потому что только теперь я почувствовал, что это такое. Порой казалось, что еще немного и из ушей просто пар повалит; но, тем не менее, я все же не уверен, что справился бы с такой нагрузкой, если бы не сообразил поискать в своей внутренней Библиотеке прочитанное днем. И все действительно нашлось, хоть и пришлось для этого хорошенько порыться по закоулкам. Но после того как я перетащил все это поближе к центру и, перелистав, уточнил все непонятное у наставника, дело пошло несколько веселее.

Разумеется, никто из нас не был настолько безумен, чтобы надеяться втиснуть шестилетнюю программу в несколько суток, даже с учетом эффекта растянутого времени. Поэтому по большей части мы сосредоточились на том, без знания чего мне можно было сразу писать завещание - основах работы с чакрой.

И конечно мне хотелось бы сказать, что дальше все пошло легко и просто. Да... Как говорится, мечтать не вредно. Нет с теоретической частью, несмотря на то, что ее было на удивление много, каких-либо серьезных проблем не было. Что, впрочем, и не удивительно, с учетом того, что все учебные материалы были рассчитаны на тех, кому до шестнадцати. (Нет, я не ошибся. Вполне очевидно, что в этом мире дети взрослеют значительно быстрее и раньше, чем в моем). А вот с практикой дело обстояло значительно хуже. Если конечно вообще можно так сказать про тот факт, что тело Узумаки Наруто просто наотрез отказалось сотрудничать. Что бы я не предпринимал, память тела, на которую по большей части и была вся надежда, в упор не хотела пробуждаться. Как итог: достигнутый мной за это время результат был на удивление неплох... Для какого-нибудь ученика, недавно начавшего обучение, но к сожалению никак не для генина, пусть даже и считающегося самым бездарным на потоке, которого в ближайшее время ожидает выпуск из Академии. И имелось у меня стойкое предчувствие, что за оставшиеся полторы недели этот результат как-то особо не изменится. Не знаю уж связано ли это с тем, что от мелкого мне слишком мало чего осталось или же дело в чем-то другом. Может, к примеру, произошел какой-то сбой в процессе моей загрузки в данную тушку. Но в любом случае, как уже упоминал ранее, у меня не было каких-либо оснований предполагать, что все мои дальнейшие усилия в этом направлении не окажутся столь же малорезультативными. И все закончится тем, что я просто потрачу драгоценное время впустую. В результате, похоже, не оставалось иного выхода, кроме как принять предложение Минато, озвученное сегодня утром. Ох, имеются у меня подозрения, что эта белобрысая сволочь с самого начала планировала нечто подобное! Наверняка же если не знал то, как минимум догадывался, что ничего у меня не выйдет; но решил не заниматься уговорами, а просто дать мне убедиться во всем самому.

Что ж следует признать, он оказался прав. Мы с Курамой на редкость единодушно пришли к выводу, что эта идея нам крайне не нравится, но какой-либо приемлемой альтернативы ни я, ни лис, к сожалению, предложить не могли. Впрочем, я может еще и попробовал бы перебрать варианты, но неожиданно влезшая Кушина можно сказать со всего размаху вбила последний гвоздь в гроб со всеми моими потенциальными возражениями. Дескать, раз уж такое дело и Минато все равно решил потратиться то, может, заодно было бы неплохо воспользоваться возможностью и сделать еще кое-что очень нужное? Кое-что из того, что некий паренек им не так уж давно обещал? Да уж, что называется попадание и накрытие! И попробуй теперь что-то возразить! Даже если что-нибудь и придумаю, теперь это в любом случае будет выглядеть, не иначе как попыткой увильнуть от выполнения обязательств. Интересно, это экспромт такой был или все заранее было спланировано? Вероятнее всего - второе, но как бы то ни было, нельзя не признать что "умыли" меня легко и качественно. Не скажу, что я питал какие-то иллюзии на тему того, что смогу всерьез потягаться Четвертым в умении манипулировать словами, но от того, что это было проделано даже не с небрежной легкостью, а вообще так просто мимоходом становилось... немного не по себе. Впрочем, успокаивало то, что до нынешнего момента все мои внутренние обитатели не проявляли какого-либо стремления спорить со здравым смыслом, и причин по которым они могли бы изменить столь полезной привычке, в обозримом будущем пока вроде не предвиделось.

- Готов? - Прошелестело у меня в голове. После рокочущего баса Курамы, голос Минато показался мне почти шепотом, а легкая пульсация, которой сопровождалось его "подключение", была и вовсе почти незаметной на фоне мягкой тяжести сознания лиса.

В своей готовности я отнюдь уверен не был, но Четвертый, очевидно, какого-либо ответа и не ожидал. Поскольку стоило лишь отзвучать вопросу, как я тут же почувствовал, что меня мягко, но неуклонно начинает выдавливать куда-то в сторону! Инстинктивно я сразу же попытался намертво вцепиться в свое текущее местоположение, но мой противник, явно обладающий значительно большим опытом, коротко полыхнул раздражением и резко усилил нажим, просто выталкивая меня из "центра управления". Изнутри донесся встревоженный рык Девятихвостого, вторящий выскочившей мысли о том, что я все-таки совершил ошибку, когда давление вдруг резко прекратилось, позволяя мне вновь собраться и определить свое текущее состояние. Немедленно занявшись последним, я практически сразу же испытал нечто похожее на облегчение. Хокаге все же сдержал слово, отодвинув меня ровно настолько, сколько требовалось для задуманного. Хотя, как я теперь понимаю, вполне мог задвинуть и куда подальше, имей он такое желание. К счастью мой расчет на здравомыслие оправдался. И теперь, по прошествии той небольшой паузы, что была выделена мне на адаптацию к новому состоянию, Минато явно не собирался больше терять ни единой секунды. Так что в данный момент я, ощущая некий намек на зависть, имел возможность наблюдать, как мои руки весьма шустро сплетают длинную цепочку печатей. Да, иногда в движениях проскальзывала некоторая неуклюжесть, все-таки детское тело вызывало некоторые затруднения у взрослого мужчины. Но даже так, эти быстрые уверенные жесты крайне мало напоминали те неуклюжие узлы, в которые постоянно завязывались мои пальцы при всех попытках достичь хоть сколь-либо приемлемой скорости складывания этих самых печатей.

- Нинпо. Единение Духа. - Раздалось у меня в голове, стоило лишь пальцам сложить последнюю печать, и по телу тут же прокатилась горячая волна. Что ж, цитируя Юлия Цезаря: "Жребий брошен". - Теперь уже просто не остается иного пути, кроме как вперед. Что, собственно говоря, сразу же и было продемонстрировано дальнейшими действиями моей нынешней тушки. Оная, тут же быстро проделав пару разминочных движений и удовлетворенно кивнув, немедленно приступила к сплетению новой заковыристой распальцовки.

Да уж только теперь, прислушиваясь к своим текущим ощущениям, я понял, что не пройди мое сознание предыдущей закалки, то было бы крайне сомнительно, что из нашей идеи вообще получилось бы хоть что-нибудь. В нынешнем состоянии: когда прекрасно ощущаешь свое тело, чувствуешь все его движения и всплески внутренней энергии, вызванные ими, но при этом осознаешь, что все это делаешь не ТЫ, полагаю далеко немногие смогли бы справиться с собой и не начать судорожно пытаться вернуть себе контроль. (Что, вероятнее всего, окончилось бы для них крайне печально).

Очередной всплеск чакры, разошедшийся по моему телу, неожиданно оказался значительно сильнее, чем все предыдущие. За ним тут же последовал еще один, и - еще. Легкая пульсация, возникшая в солнечном сплетении с момента складывания первой печати, за прошедшую пару секунд переросла в некое подобие бешеного компрессора, давление от которого вот-вот должно было вырваться наружу.

- "Хм, а в этот раз у него получилось быстрее". - Успел подумать я, прежде чем...

- Хирайшин. - Произнесли мои губы в тот самый момент, когда пальцы сложились в последнюю печать и я, тут же ощутив нечто похожее на мощнейший толчок в спину, со сдавленным матерным возгласом провалился в темноту.

Да уж, точнее и не скажешь. И ладно бы еще мы с Курамой, но вот почему никому из остальных обитателей моей внутренней общаги даже в голову не пришло подумать о том, что дерево, на которое Минато в свое время нанес замаскированную печать, за прошедшие полтора десятка лет вполне могло изрядно подрасти, очень хотелось бы выяснить! И собственно говоря, прояснением этого вопроса я немедленно и занялся, пока с шипением пытался выковыряться из кустов местного терновника, в которые и совершил столь "удачную" посадку.

Но вот только Четвертый тоже за словом в карман не полез, и ехидно отпарировал, что если бы кое-кто не начал дергаться, оказавшись в воздухе, то мы бы спокойно и без проблем спустились вниз по стволу дерева, а не сидели бы сейчас задницей в кустах. Так что если его глубокоуважаемый собеседник ничего более дельного сейчас высказать не может, то не будет ли он так добр заткнуться, и прекратить тянуть лапы к управлению, дабы великий Хокаге-сама мог вытащить, наконец, нашу общую задницу из этих долбаных колючек!

Что ответить у меня, разумеется, было. Например: что предупреждать, вообще-то, надо! Потому что кое-кому, в результате резкой потери всех ориентиров, на секунду-другую может показаться, что он опять вернулся в Пустоту! И этого окажется достаточно, чтобы зародившееся беспокойство весьма удачно срезонировало с импульсом встревоженности от Лиса. Который, как оказалось, ничем не отличается от своих мелких лесных сородичей в плане крайне негативного отношения к такой вещи, как неожиданная утрата надежной поверхности под лапами.

Имелись и другие замечания. Но вот только какого-либо практического смысла в их высказывании (ну за исключением разве что не особо нужного мне морального удовлетворения) сейчас действительно не имелось. Здесь Минато был прав. Так что, послушно прекратив попытки освободиться, я отпустил контроль, и тут же вновь испытал нечто отдаленно похожее на зависть, ощущая как Четвертый, буквально парой движений выпутавшись из колючих силков, сходу запрыгнул на нижнюю ветку ближайшего дерева и эдакой бодрой обезьяной уверенно запрыгал в неком, известном лишь ему с Кушиной, направлении.

***

"Скакали" мы достаточно долго, где-то минут десять. До тех пор пока Четвертый не притормозил, наконец на очередной ветке, зацепившись взглядом за какой-то непонятный мне ориентир.

- Кажется здесь. - Пробормотал он, спрыгивая на землю.

- Дорогая, - это уже прозвучало по направлению вовнутрь. - Твоя очередь.

Изнутри донеслось недовольное фырканье, правда, выданное, судя по всему, больше по инерции. Прежнего гневного запала в нем уже не ощущалось, только - изрядная доля горечи. Да уж могу лишь представить, чего ей стоило решение: согласиться передать свое наследие чужаку, полагаясь лишь на данное им обещание.

Впрочем, мне тот разговор дался ничуть не легче. До сих пор не по себе становится, как вспоминаю тот момент, когда Кушина потребовала в качестве гарантии выполнения моих обещаний наложить на меня ментальную печать, которая должна была полностью лишить меня возможности как-либо их нарушить. На что я, разумеется, категорически был не согласен. Поскольку не имел ни малейшего желания допускать к своим мозгам кого бы то ни было.

В какой-то момент у меня тогда даже промелькнула мысль, что вот на этом все мои дальнейшие планы и закончатся, когда в разгоревшийся спор неожиданно влез Курама и буквально несколькими комментариями напрочь испортил сладкой парочке всю малину. Лис язвительным тоном заметил, что если уж нам так приспичило посотрясать воздух, то могли бы хоть тему поинтереснее выбрать, а то от нашего пустого спора его уже в сон клонит. Дескать, любому же идиоту понятно, что если бы на разум носителя действительно можно было оказать хоть какое-то серьезное воздействие, то его самого уже давно бы здесь не было.

Как оказалось, стремясь обезопасить сына от попыток ментального воздействия со стороны демона, Четвертый не стал особо извращаться с защитными плетениями, а просто сделал одной из основных функций печати - полную блокировку любых попыток оказать какое-либо воздействие на разум джинчурики. (Правда, впоследствии, и в мою бочку меда хвостатый щедро плеснул дегтя, сообщив, чтобы я не сильно радовался, поскольку против внешнего гендзюцу эта защита особо не поможет. Так как там воздействие идет, в первую очередь, на органы восприятия).

На последовавший за этим недовольный рык от благоверной, Минато неожиданно проявил характер и не менее возмущенно рявкнул в ответ, что для его дражайшей половины было бы что: предпочтительнее, если бы в мозгах их сына имели возможность ковыряться все, кому не лень?! Правда потом, пока Узумаки молча хватала ртом воздух, сообразив, что она сгоряча умудрилась ляпнуть, он едва слышно добавил себе под нос (да здравствует Лис с его слухом!): что и вообще если вспомнить сколько всего там требовалось учесть, то ничего удивительного, что он уже не помнит всех контуров, которые туда напихал.

Но это я отвлекся. И отвлекшись, пропустил тот момент, когда произошла "пересменка", поскольку к текущей реальности меня вернули странно неуверенные движения собственного тела.

- Да чтоб вас все девять биджу отлюбили! - Самостоятельно выдали мои губы. - Как вы, мужики, вообще ходите?!

- "М да, если в прошлый раз я подумал, что худа без добра все же не бывает, то если так и дальше пойдет, того глядишь и вовсе еще до чувства благодарности докатиться могу, за свое пребывание ТАМ!"

А что я еще мог подумать, имея возможность, с отстраненным спокойствием, воспринимать ощущения собственного тела, вдруг резко принявшегося выражаться с явными женскими интонациями, и - двигаться так, словно некоторые врожденные анатомические детали, по какой-то причине, неожиданно стали ему сильно мешать! Впрочем, следует отдать должное Кушине, со всеми возникшими проблемами разобралась она весьма быстро. Не прошло и пары минут, как она, уже явно полностью адаптировавшись, резким движением до крови прикусила большой палец правой руки (мой, между прочим!) и, напрочь игнорируя отсутствие зеркала, уверенными движениями принялась вырисовывать на моем лбу какие-то кровавые символы.

Результат данного творчества не заставил себя долго ждать. Стоило лишь предыдущей джинчурики закончить с росписью и сделать пару шагов вперед, как кожу на лбу начало припекать. Сначала едва заметно, но с каждым шагом все ощутимее, словно что-то медленно разогревало нанесенные на голову символы. Еще через несколько метров я начал подумывать о том, чтобы поинтересоваться по поводу все усиливающихся неприятных ощущений, как внезапно мое лицо словно обдало порывом холодного ветра, после чего жжение мгновенно утихло, а впереди, среди так же внезапно поредевших деревьев, наметилось что-то похожее на просвет. К нему и направилась, ведомая в данный момент, Кушиной, тушка последнего Узумаки.

Просвет оказался опушкой, и вскоре, пройдя еще несколько десятков метров, я наконец смог увидеть то, что являлось целью нашего путешествия - храм Масок клана Узумаки.

Представший моим глазам, маленький храмовый комплекс с ходу наталкивал на мысли, весьма схожие с теми, что возникали у меня еще при прочтении "Книги Судеб". Невысокие здания выглядели обветшалыми, но не разрушенными, заброшенными, но не разграбленными. Ни единого намека на то, что в местном анклаве клана Узумаки мог кто-то побывать, после того как отсюда ушли хозяева. Что, в общем-то, и не удивительно. И без нарисованной на лбу печати понятно, что покидая это место, здешние Узумаки не могли не обезопасить, от незваных гостей, свою крайне ценную и, чего уж там говорить, практически единственную недвижимость в Конохе. Да-да - единственную! Когда меня угораздило мимоходом поинтересоваться возможным местоположением, воспетых множеством фанатов, клановых владений Узумаки в Конохе, Кушина лишь насмешливо фыркнула и язвительно пояснила, что только всякие невежественные чужаки не могут сообразить, что клану, владеющему пусть и небольшим, но собственным Скрытым Селением и соответственно - не собирающемуся перебираться на новое место жительства, ни одна Деревня не позволит обзавестись какими-либо мало-мальски серьезными владениями на своей территории. Но вот только почему же никто из уцелевших, после уничтожения Водоворота, Узумаки не пожелал впоследствии осесть в союзной Конохе, как по идее диктовала логика, Кушина отчего-то предпочла умолчать. Впрочем я ни спрашивал, вовремя вспомнив о местных странных заморочках касательно этой темы.

Так что, как бы то ни было, единственным владением клана Узумаки в Скрытом Листе являлся только данный храм, и то лишь потому, что стоял он здесь задолго до появления Конохи. И именно в пристроенном к нему небольшом гостевом здании, как ответила тогда же на мой резонный вопрос бывшая джинчуурики, и останавливались приехавшие по делам сородичи. Но вот уже более двенадцати лет, как в этом месте никто не появлялся. И это было одной из причин, по которым наша условно-живая компания сейчас направлялась ко входу в здание храма.

Но была она отнюдь не главной. Главная же, стала еще и причиной легкого холодка, проскользнувшего по моей воображаемой спине, когда Кушина, оказавшись внутри, протянула руку к одной из множества масок, висевших рядами на одной из, разукрашенных неизвестными мне символами, стен. И этот холодок перерос в ощутимый морозец, когда я почувствовал, как по руке к маске вдруг устремился резвый ручей неконтролируемой мной чакры. В голове, всполошенной птицей, пронеслась мысль, что если Узумаки решила, в последний момент, все переиграть или, что еще хуже, эти двое на самом деле изначально все спланировали по своему, то...

Но вот только что-либо предпринять я уже не успел. К счастью! Поскольку, по прошествии тех самых нескольких секунд, в течении которых и буйствовала моя начинающая паранойя, Кушина резко отдернула руку, разрывая контакт с маской.

- Это - маска Шинигами. - Голос куноичи прозвучал как-то непривычно глухо. - Только попробуй забыть или перепутать!

Следует заметить, что последнее предупреждение отнюдь не лишним. И вовсе не из-за прозвучавшей в нем угрозы. Уж не знаю для чего конкретно были нужны проведенные Кушиной манипуляции, но после того как она убрала руку, от масок на миг ощутилось НЕЧТО! Наверное это можно было сравнить с резким порывом ветра, принесшим с собой многообразную смесь различных запахов. И хотя нельзя сказать, что среди этих "запахов" было что-то такое уж неприятное или угрожающее, но то немногое, что я успел разобрать, ощущалось - странным! Чем-то непонятным! Непохожим ни на что, с чем я мог бы его сравнить! Так что я в любом случае постарался максимально точно запечатлеть в памяти расположение указанной маски. Поскольку, даже сохрани я свое прежнее любопытство, в полной мере, то и в этом случае вряд ли испытывал бы какое-либо желание выяснять экспериментальным путем, а что же будет, если - по ошибке использовать не ту маску. Не в этом случае.

Но впрочем, если быть до конца честным, то следует признать, что, хотя экспериментировать с надеванием на себя неизвестных артефактов - большого желания нет, но на самом деле все таки интересно: что же за тайны скрывают в себе остальные маски? Помнится, еще в прошлой жизни, при виде данного сооружения у меня возникли мысли, что вряд ли Узумаки стали бы тратить время и ресурсы на строительство уединенного храма-хранилища, ради одного единственного артефакта. И, наверное, это даже забавно насколько оригинальным способом меня угораздило получить им подтверждение! Вот уж действительно, что называется: сам сходи да узнай!

Я мысленно покачал головой.

Правда, что касается - последнего, "осетра" пока придется урезать. Уж не знаю, в силу ли природной стервозности или же по каким-то своим соображениям, но на вопросы, на имеющие особого отношения к дальнейшему исполнению наших договоренностей, Кушина отвечала весьма скупо. А то и вовсе отделывалась фразами, что у нас не так много времени, чтобы тратить его на удовлетворение моего любопытства. А Четвертый, в таких случаях, хоть и косился на нее с неодобрением (из того, что я успел о нем понять: учить мужик явно любил и умел), но тем не менее, выбранный курс - молчаливо поддерживал. Так что, попробуй я сейчас начать задавать вопросы - скорее всего, получил бы аналогичную отповедь; а возможно - еще и дополненную комментарием о не вовремя любопытствующих идиотах. Впрочем, нельзя сказать, что в этот раз она была бы неправа. Дел у нас здесь действительно было еще немало, а времени - не так чтобы очень.

***

Вопль похмельного Тарзана разорвал тишину раннего утра, заставив меня подскочить на постели. Несколько секунд я растерянно хлопал глазами, пытаясь понять что происходит, но затем мой мозг наконец переключился в режим бодрствования, результатом чего стал быстрый хлопок моей ладони по кнопке, уже вновь собравшегося подать голос, будильника. Уж не знаю, честно говоря, чем руководствовался мой предшественник приобретая это чудовище. Но, следует отдать ему должное, проспать с таким - действительно нереально!

Проведя рукой по лицу, чтобы прогнать остатки сна, я откинул одеяло и, поднявшись с кровати, не спеша побрел в ванную приводить себя в порядок. День, подводящий итог под теми адскими полутора неделями, которые устроили мне временные обитатели моего внутреннего общежития, наконец наступил! Правда, я не был уверен, стоит ли этому радоваться.

Нет, конечно, полторы недельки были еще те! Глядя в зеркало на свою помятую физиономию, я только вздохнул. Хоть и продрых почти десять часов к ряду, но создается впечатление, словно еще столько же - не помешало бы. Впрочем, отражавшееся в зеркале лицо сильно не выспавшегося человека, все равно, было определенно лучше вчерашнего, пусть и весьма отдаленного сходства, с какой-нибудь из масок в храме Узумаки.

Кстати, по поводу масок. Я ведь все таки не удержался был: поинтересовался насчет - остальных. И на это раз, результат от моего любопытствования оказался несколько... неожиданным. Нет, полученный в ответ очередной раздраженный комментарий о пустом любопытстве и несвоевременных вопросах был вполне предсказуем, но полагаю Кушина никак не ожидала, что в ответ на ее слова прозвучит язвительный смешок Курамы.

Девятихвостый, которому явно надоело быть в роли молчаливого зрителя, язвительно фыркнул: что это конечно весьма удобная отговорка для той, которая не желает признавать, что и сама на самом деле ничего не знает. Что, впрочем, его особо и не удивляет. Но если уж Узумаки собирается и дальше столь активно отбрехиваться , то не могла бы она делать это где-нибудь подальше от него. А то он за свою жизнь уже столько человеческой лжи "нанюхался", что аллергию на нее заработал.

Подобную инсинуацию Кушина, вполне ожидаемо, проигнорировать не смогла, и возмущенно рявкнула в ответ. Но мохнатый, почуявший возможность слегка посчитаться со своей бывшей тюремщицей, пусть даже и чисто словесно, заткнуться отнюдь не пожелал. Как он рассказал мне впоследствии: невзирая на всю заковыристость запирающих печатей, информация к нему так или иначе просачивалась. Особенно, когда он сидел в Мито, где "режим" был значительно мягче. Так что знал он довольно много интересного, и - достаточно для того, что иметь возможность пару тройку раз пройтись по собеседнице. Та же, быстро выйдя из себя (как ее вообще в шиноби взяли, с таким темпераментом?!), умудрялась рычать в ответ не хуже самого Лиса, затеяв яростную перепалку. И, следует признать, то что мне удалось из оной понять было весьма интересным.

Как оказалось, Кушина и в самом деле мало что знала о секретах храмового хранилища! Судя по всему, о настоящем предназначении и возможностях его содержимого, вообще, знали всего несколько человек в клане. Что уж тут говорить о той, которой вообще предстояло стать стратегическим оружием чужой деревни. Насколько я понял, до отправления в Коноху, ее и вовсе ничему по большей части не учили, кроме несколько расширенных основ и того, чем, в обязательном порядке, следует владеть джинчурики. Что, в принципе, логично. Секретность-с! Ну и разумеется еще - понятное нежелание тратить время и силы там, где наличествуют большие сомнения, что это будет оправдано.

О, конечно же понятно, что очень многое было недосказано. Но, того, что я услышал тогда, и - того что сумел немного выведать позже, было вполне достаточно, чтобы понять - Узумаки, обязанные предоставить Конохе носителя по какому-то старому договору, сумели выкрутиться, отдав союзнику то, что было, по сути дела, менее всего жалко. И все это, признаться, полностью совпадало с моими старыми размышлениями о том, что: с какого бодуна любой более-менее здравомыслящий патриарх согласится отдать куда -то на сторону будущего сильного бойца, потенциального мастера печатей или же, на худой конец, если совсем уж никакого иного толка не будет - носительницу крови и потенциальный инструмент для возможного заключения какого-нибудь династического брака? И насколько я мог судить, глава клана у красноволосых, отсутствием мозгов явно не страдал. Потому как, досталась Конохе отнюдь не, многократно воспетая фанатами - "девица королевских кровей", а - Узумаки Кушина, не блистающая особыми талантами, девчонка-сирота из побочной ветви. За которой, плакать было особо и некому. (Хм, то-то еще в первоисточнике говорилось, что после смерти Мито она осталась в полном одиночестве, пока ее тогда-еще-не-Четвертый не приметил!)

Даа! В который раз уже отмечаю, сколько интересного можно узнать просто слушая и не мешая. Кстати, интересно и то, что Минато тоже определенно не испытывал какого-либо особого желания вмешиваться в перебранку этих двоих радикально красных товарищей. И сделал это только тогда, когда Лис уже в прямом смысле начал полыхать, а из рук Кушины полезли светящиеся цепи с массивными четырехгранными лезвиями на концах.

Правда, следом за ним в разговор, практически сразу же, пришлось влезать и мне. С тем чтобы объяснить, что угроза навешать на печать дополнительных ограничивающих элементов - это далеко не то, что меня может устроить. Поскольку, в отличие от некоторых, мне с хвостатым - еще жить.* И, как я надеюсь - долго!

* Прим.: гусары - молчать!

***

Закончив с утренними процедурами я направился к шкафу, но по дороге зацепил ногой свалившуюся со столика небольшую книжицу в кожаном переплете. Подняв оную, задумчиво повертел ее в руках. Именно ее, в числе немногого другого, я извлек из указанного тайника и принес сюда полторы недели назад. Но, признаться, чего в нем только не было: почти вся библиотека клана, запечатанная в свитки, номера счетов и бумаги на многочисленную недвижимость четы Намикадзе-Узумаки, стопки толстых пачек денег и такие же - разных печатей, заначеных на черный день... А так же - стильный черный плащ с огненной надписью "Марти-Стю" и свиток сильнейшего призыва - могучей птицы Обломинго!

К сожалению, реальная жизнь имеет крайне мало общего с написанными историями. Как скупо пояснила Узумаки, после уничтожения Водоворота, Коноха отправила туда несколько разведывательно-спасательных миссий. В состав одной из которых включили и ее. Но все они закончились неудачей. Все еще функционирующие элементы оборонительных систем, укрепляемых столетиями, перемешавшиеся с активными остатками множества примененных боевых техник, все это вместе с ландшафтом - и так сложным изначально, а уж в результате произошедшего - и вовсе изменившего до абстрактности, превратило территорию бывшей деревни в настоящую аномальную зону! В которую предпочитали не соваться, без крайней необходимости, даже самые отмороженные шиноби.

С собой же, при отъезде в Коноху, Кушине, понятное дело, ничего серьезного взять не позволили. Так что, ранее упомянутый тайник был не слишком впечатляющим. Хотя, следует быть справедливым, назвать его содержимое таким уж чрезмерно разочаровывающим тоже не получилось бы. Поскольку, большей частью его содержимого было то, что смогла оставить в наследство дальней родственнице, взявшаяся присматривать за ней Узумаки Мито. Пусть его было и не очень много.

Но как я уже говорил, большая часть данной "макулатуры" так и осталась лежать на месте. В отличие от небольшой пачки денег, лежащей рядом. Они, признаться, были очень кстати. Поскольку, кошелек моего предшественника не мог порадовать обилием своего содержимого; а заначка, если у него и была, то - находилась очевидно где-то вне дома. (Тот вариант: что мелкий умудрился организовать заначку так, что мы всей компанией не сумели ее отыскать, был единогласно признан чрезмерно фантастическим). Так что, как уже говорил, этот маленький НЗ был определенно не лишним. И кроме него я, как и было мне сказано, взял из тайника только толстую тетрадь, исписанную чьим-то убористым почерком, да - небольшую книжицу. Да ту самую, что сейчас держал в руках. И что забавно, думаю, любой заглянувший в нее был бы наверняка разочарован ее содержанием. Это был просто учебник. Учебник с упражнениями по контролю и базовым манипуляциям с чакрой, для младших членов клана Узумаки.

Это надо было слышать, как в унисон матерились супруги, когда поняли чему и как учили их сына! Глядя на перекошенную физиономию, казалось, всегда выдержанного и уравновешенного Минато, я тогда мог только порадоваться, что не являюсь тем самым кретином (это было самое мягкое, как его охарактеризовали), который додумался учить Узумаки базовым манипуляциям с чакрой по стандартной программе Академии! Это Узумаки то - с его чудовищно концентрированной чакрой?!

Полагаю, что вряд ли когда-нибудь смогу узнать было ли это результатом чьей-то некомпетентности и последующего нежелания в ней признаваться. Или же - просто чьим-то нежеланием тратить время и ресурсы на попытки восстановления утраченных методик (тем более - с крайне сомнительными шансами на успех) ради одного-единственного сироты - полукровки. К тому же, еще и талантами явно не блещущего, согласно общему мнению.

Но теперь, по крайней мере, становилось понятно почему большинство окружающих считало что у Наруто - отвратительный контроль. И хотя их, пожалуй, частично извиняет факт вероятного незнания особенностей данной ситуации (во всяком случае, хочется на это надеяться), но... [Цензура!] Сами бы попробовали "наливать мед через коктейльную трубочку!" Фигурально выражаясь.

А ведь мелкий еще и как-то сумел наловчиться относительно неплохо это проделывать. Да, результаты были, конечно, далеки от блестящих, но тут скорее следует удивляться тому, что Наруто вообще как-то удавалось выдавать требуемое на более-менее терпимом уровне! Впрочем, учитывая то, что оный паренек умудрился самостоятельно выучить запретную технику А-ранга за какие-то пару часов... Нет, изрядная зашореность местных в некоторых вопросах меня временами просто поражает!

С тихим вздохом, я положил учебник обратно на стол.

"- Что ж, тем забавнее будет поломать им шаблоны. Если выживу, конечно".

На этой жизнеутверждающей ноте я открыл, наконец, дверцу дожидающегося меня стенного шкафа и принялся споро одеваться.

***

Улица встретила меня относительной тишиной. Раннее утро оно и есть раннее утро. Привычно скользнув взглядом окружающим домам, я повернул в сторону знакомого перекрестка и не смог удержаться от того, чтобы тихо хмыкнуть, вспомнив как еще две недели назад растеряно бродил по округе, пытаясь найти свое нынешнее жилище. Разумеется я не настолько самоуверен, чтобы думать будто способен за прошедшие полторы недели досконально изучить территорию, которую моему предшественнику довелось оббегать за несколько лет. Но, по крайней мере, теперь уже могу с уверенностью сказать, что сумею более-менее быстро добраться до нужного мне места ( в данном случае - Академию), без необходимости предварительно взбираться на гору Хокаге. Правда и для такого результата пришлось, конечно, немало побродить. И хотя некоторые районы Конохи были изрядно перестроены около двенадцати лет назад (в тот момент когда это выяснилось, одна рыжая морда стала выглядеть до неприличия довольной), но к счастью, все же - не настолько, чтобы парочка местных жителей, обретавшихся на задворках моего сознания, не смогла сориентироваться. Так что, в свободное от обучения и тренировок время, Хокаге с супругой пришлось поработать еще и, так сказать, моим персональным GPS-навигатором.

- Постой! Какие еще тренировки?! - Наверняка возвопил бы мой воображаемый слушатель. - Сам же говорил, что - бессмысленно! Не за оставшееся время!

И разумеется, от сказанного ранее, я отказываться не собирался. Равно как и под нынешними словами - подписался бы не раздумывая. Если бы не одно но... То самое предложение, озвученное Минато полторы недели назад. Как уже говорил тогда, крайне мне не понравившееся, но к сожалению - безальтернативное. Во всяком случае, в моей ситуации.

Как рассказал мне Четвертый, недовольно поморщившись от необходимости раскрыть не самую доступную информацию чужаку, большие человеческие потери, понесенные в последнюю мировую войну заставили все Великие Деревни (да и не только их) практически одновременно озаботиться поиском способов их быстрого восполнения. И уж не знаю чего там сумели добиться бывшие противники Листа (точнее подозреваю, что Хокаге посчитал эту информацию лишней), но после того как выяснилось, что даже предельно сокращенная программа подготовки генинов будет занимать не менее полутора лет (а подготовленные бойцы нужны уже вот прямо сейчас!), Коноха перенаправила свои усилия в ином направлении. Заключавшемся в разработке способа прямой передачи знаний и навыков от одного человека - другому.

Первую скрипку в этом оркестре, понятное дело, играли Яманака. В архивах которых, как выяснилось, уже имелись, к тому же, некоторые наработки по этой теме.

И совместными усилиями дело пошло... Чтобы вскоре вновь застопориться.

Как оказалось, те самые проблемы из-за которых оные наработки в свое время и были вынуждено отправлены в архив, оказались даже более крепким орешком, чем предполагалось изначально. (Ну да, как пару раз упомянул без особых подробностей Четвертый, там одна только проблема с разницей в телосложении и физическом развитии чего стоила! Хотя ее то как раз еще и удалось кое-как преодолеть). Так что даже совместные усилия лучших умов Конохи не смогли найти полноценного их решения. Увы.

Полагаю, у любого, оказавшегося на моем месте, на этой ноте возник бы вполне логичный вопрос: "И к чему все это было? Если ничего не получилось, то каким, спрашивается, образом этот неудачный проект может помочь мне с решением моих нынешних проблем?!"

Но, все же у меня имелись основания считать, что Намикадзе Минато - определенно не тот человек, который станет тратить свое и чужое время на изложение бесполезных фактов. И как оказалось, чуть погодя, я поступил совершенно верно, не торопясь демонстрировать свое недоумение слишком уж откровенно. Поскольку, как выяснилось, вся моя ситуация оказалась еще более уникальной, чем я себе представлял. У нас имелись: один разум, пробывший без своего привычного тела достаточно долго, чтобы утрать всякую связь с оным; одно тело - очевидно сохранившее свои, пусть и кривоватые, рефлексы; и, наконец - два ближайших родственника данного тела, которые, обретаясь внутри оного, теоретически могут увязать все это воедино.

Пожалуй, не буду бессмысленно тратить время на детальное описание всего процесса. Но скажу, что за прошедшее время мой лексикон неплохо пополнился изрядным количеством местных нецензурных выражений. Как от щедрот Четвертого, так и от всей широты души Кушины. Первый - был вынужден наряду с удерживанием техники, еще и осуществлять параллельный контроль всех моих движений. (Кстати - весьма необычные ощущения, когда каждая выполненная тобой связка, тут же начинает казаться давно знакомой, словно ты все это когда-то изучал). А вторая - следила за энергетической составляющей, также готовясь выправлять огрехи "учивших его идиотов", если вдруг организм рефлекторно потянет в привычную ему степь. Что тоже не добавляло настроения Минато, вынужденного работать еще и переходником между нами, дабы выправить разницу в физиологии. (Только не спрашивайте меня, как он все это делал. Честно признаться, столь обширные знания в такой специфической области, даже начали вызывать у меня некоторые подозрения касательно Четвертого. Особенно вспоминая тот факт, что все известные мне голубоглазые блондины в Конохе являются членами одной специфической Семьи! Пусть даже они и чуть другого оттенка. И за ее пределами, ни по моим знаниям первоисточника, ни - по более достоверным воспоминаниям моего предшественника, таких как-то не наблюдалось. По крайней мере - в Конохе!).

Хм, полагаю будь я героем какого-нибудь, средней терпимости, фанфика из тех, что я был не прочь почитать в прошлой жизни, то сейчас мне следовало бы рассказывать о том, как Минато ценой нечеловеческого напряжения сил все же сумел передать мне все свои боевые навыки и знания, с помощью тайно усовершенствованной им техники. Да уж, будь это фанфик...

Хотя... Если подумать, то они тоже разные бывают. Может это просто мне так "повезло" - автору-хардкорщику попался?!

"- Эй автор, слышишь меня? Ты в курсе, что "Дарк", в общем-то, нынче уже не в моде? Да и вообще, даже с хардкором, мне как попаданцу в любом случае положены плюшки. Так что кончай жадничать и давай их сюда!" (Прим.: Тут автор резко отдернул руки от клавиатуры, в полном офигении глядя на напечатанное).

"- Так, стоп! Только этого мне опять не хватало!" - Резко остановившись, я пару раз интенсивно тряхнул головой, прогоняя порождающие ирреальность мысли. Это на удивление легко сработало, и я позволил себе тихо выдохнуть. Слишком уж хорошо помнил во что могут перерасти такие вот поначалу вроде безобидные игры воображения. Мне вот только не хватало еще начать в самом деле строить предположения о том, а не являюсь ли действительно персонажем фанфика? Хотя вряд ли имеет смысл отрицать, что окружающая действительность весьма этому способствует. Но вот только очень сомневаюсь, что у персонажа могут так гудеть мышцы и - трещать голова после очередного дня диких нагрузок. И так полторы недели к ряду. Но вот только, что самое грустное - это все лишь для того, чтобы более-менее овладеть навыками начинающего генина. И только. Ну, разве что с поправкой на чакру Узумаки; спасибо тут большое Кушине за выправление рефлекторных перекосов в работе.

Кстати, по ее словам мне тут еще и здорово повезло. Не будь мое сознание в должной мере развито, чтобы вырабатывать достаточное количество энергии для воссоздания привычного, данной тушке, энергобаланса, то о каких-либо хоть сколько-то адекватных манипуляциях с чакрой можно было бы гарантированно забыть. Вместе со всеми моими планами на будущее!

И полагаю, что уже вряд ли требуется пояснять, чему именно я этим обязан. В который раз уже!

Кстати, а вот интересно: если вспомнить старое изречение, что в каждой выдумке предположительно имеется доля правды, и значит есть вероятность, что какая-то часть из прочитанного мной может иметь некоторую связь с реальными событиями; то напрашивается вопрос: а каким же образом данную проблему получается решить иным моим "коллегам"? Ведь если исходить из ранее сказанного, то пройденная мной "тренировочка" - наверняка отнюдь не единственный способ вляпаться в Историю. Во всяком случае, хотя бы чисто по теории Вероятности.

Вероятно, что скорее всего я бы потратил еще какое-то время, на не особо продуктивные размышления над подобными вопросами-без-ответов. Вместо того, чтобы задуматься над более насущными проблемами. Но тут реальность поторопилась сама напомнить мне о них, с помощью наконец замаячившей впереди цели моего нынешнего путешествия - входа в Академию Шиноби.

***

В одном из воспоминаний, унаследованных мной от предшественника, весьма кстати сохранилось упоминание о номере класса, где должно было происходить распределение. А порядок их нумерации - не отличался от того, о котором помнил уже я. Так что без сомнения занимательное повествование "О том как Узумаки Наруто Потерянный класс искал", к сожалению, так никогда и не будет рассказано. И спустя уже несколько минут после пересечения порога Академии, я взялся за ручку двери ведущей в нужное мне помещение.

Но очевидно я пришел довольно рано. Поскольку внутри находилась только пара свежеиспеченных генинов, чьи лица мне были явно незнакомы. Что, в совокупности с почти безразличными взглядами которыми они меня одарили, даже на какое-то мгновение заставило меня подумать: не ошибся ли я классом? Но затем, повторно выглянув наружу и бросив еще один на номер двери, пожал плечами и шагнул внутрь, решив устроиться с краю одной из непривычно длинных парт.

В течении же следующих сорока-пятидесяти минут я имел возможность наблюдать за тем, как класс постепенно заполняется заготовками будущих шиноби.

"- А похоже, что кто-то, получив немножко силы, слишком много о себе сразу возомнил. Ну, если только среди побочных эффектов все же не затесались проблемы с памятью".

Я почти воочию услышал эти слова, произнесенные подчеркнуто задумчивым женским голосом. И даже по привычке чуть прикрыл глаза, собираясь ответить, но... Внутри царила тишина. Лишь слегка похрапывал Курама, решивший немного подремать. А больше отвечать было некому. Не далее как вчерашним утром, мы с Лисом остались только вдвоем.

В отличие от событий первоисточника, супругам не было нужды экстренно расходовать большие объемы энергии. Так что ничего удивительного, что они смогли задержаться на значительно более долгий срок, чем тот, который предполагался изначально. Но даже при экономном расходовании, их запас энергии оставался конечным. И хотя, теоретически эту проблему можно было попытаться решить, у меня как-то не было желания жить под постоянным надзором, да еще и обеспечивая его наличие собственными руками; невзирая на все возможные преимущества. Впрочем, следует признать, ни на что подобное мне даже не намекали. Вероятно, моих невольных учителей тоже не слишком прельщала возможность существования в виде слепков сознания, на задворках чужого разума. А может причина была в чем-то другом. Не знаю. Зато - знаю другое. Эти двое, прекрасно осознавая, что им осталось совсем немного, тем не менее до самого последнего мгновения продолжали направлять все свои усилия на то, чтобы максимально выполнить свою часть заключенного нами договора. И при этом ни разу, ни единым намеком не показали, что их сколь-либо волнует неумолимо приближающийся Последний Порог! И будет ли за ним, в их ситуации, хоть какое-то "потом"?!

Признаться, даже не знаю смог бы я в аналогичной ситуации сохранять такое присутствие духа. Во всяком случае - прежний я!

- А ты что тут делаешь?

Занятый своими мыслями, в первую секунду я даже не понял, что этот вопрос был адресован мне. Как оказалось, прекратив в какой-то момент следить за округой, я не заметил, как рядом с моей партой остановился довольно высокий для своего возраста парень, (ну если исходить из того, что в классе все, по идее - одногодки), с весьма приметной прической в стиле "ананас". Который сейчас и рассматривал меня с неким ленивым любопытством.

- Странный вопрос. - Наконец, хмыкнул я, повернувшись в его сторону; после чего постучал пальцем по налобной пластине. - Полагаю, то же что и ты. Жду распределения.

Шикамару (а вряд ли это мог быть кто-то другой, хоть я и поостерегся называть его по имени) в легком удивлении приподнял брови, рассматривая красующуюся на моей голове бандану, а затем недоверчиво покачал головой.

- Знаешь, мне, в общем-то, плевать, но ты вообще в курсе, что с тобой сделают за кражу чужого хитая?

- Какого ты, однако, высокого мнения обо мне, Нара. - Язвительно усмехнулся я, одновременно мысленно скривившись от понимания того, что с репутацией, оставленной мне предшественником, все может быть еще более нецензурно, чем я думал. - Даже мысли не допускаешь, что я мог получить его вполне честно.

Сказав это, я тут же понял, что этой фразой очевидно допустил какую-то ошибку. Поскольку в эмоциях собеседника вдруг, на секунду, проскользнуло легкое недоумение. Но что-либо делать с этим было уже поздно. Резко оборвав фразу там где явно собирался продолжать, я бы сделал только хуже. Так что, с едва заметной заминкой, продолжил:

- Впрочем, даже если предположить, что ты прав. И я действительно сумел забрать хитай у другого шиноби, то разве это не лучшее доказательство моих навыков ниндзя?! Это ж тебе не клонов на экзамене клепать!

Нара на несколько секунд "завис", обдумывая мою логическую конструкцию, а затем смерил меня задумчивым взглядом и не отвечая шагнул дальше к своему месту, уже на ходу что-то тихо пробормотав себе под нос. Я разумеется автоматически напряг слух, пытаясь расслышать сказанное, но к сожалению ничего не вышло. Так что мне оставалось только проводить его взглядом и... с трудом удержаться от того чтобы вздрогнуть, когда в следующий момент у меня за спиной вдруг ударил просто натуральный фонтан эмоций! Удивление, радость и надежда активно перемешивались в нем с изрядной долей смущения, но все же преобладала в этом коктейле эмоция, от которой мне стало даже немного не по себе. Слишком уж странным было для кого-то испытывать подобное, по отношению к двенадцатилетнему мальчишке. Не говоря уже про личность оного. Но тем не менее, все было именно так. Во всем этом потоке, даже изрядно перемешанное со смущением и стыдом, активно преобладало мощнейшее вожделение! И как уже говорилось раньше, направлено оно было на одного конкретного белобрысого индивида.

Оглянувшись, я непроизвольно столкнулся взглядом с источником всей этой горючей смеси. Симпатичная девочка лет двенадцати, очевидно подсевшая во время моей беседы с "ананасом", тут же отвела глаза и, уткнувшись лицом в болтающуюся на шее бандану принялась теребить собачку полурасстегнутого замка своей ветровки. Я моргнул. Разумеется, оборачиваясь я ожидал всякого, но тем не менее... Это было неожиданно! Рисованный образ, всплывший из моей памяти, наложился на внешность реального человека, не оставляя места для ошибки. Правда продемонстрировав при этом, что художник не всегда льстит оригиналу. Правильные черты лица, симпатичная стрижка-каре, мало похожая на то убожество из первоисточника, аккуратный носик и красиво очерченный рот, пусть и с несколько полноватыми губами и, наконец, самое главное - большие бледно-фиолетовые глаза с почти незаметными зрачками. Без сомнения - Хьюга Хината, собственной персоной!

***

- П-Поздравляю.

Повязка, прикрывшая рот, приглушила и без того негромкий голос девочки. Так что ничего удивительного, что мне понадобилось несколько секунд для того, чтобы осознать сказанное. А затем... Мои губы неожиданно расплылись в широчайшей улыбке, столь типичной для моего предшественника и я энергично кивнул, подняв кулак в жесте победы. Для полноты привычной картины не хватало только какого-нибудь хвастливо-пафосного выкрика. Но вот только если я и хотел сейчас выдать какой-нибудь комментарий, то - исключительно матерный. Поскольку, до меня только почему-то сейчас дошло (а точнее - со всего размаху макнуло) то, над чем следовало поразмыслить, пусть и, понятное дело - не в первую, но как минимум - во вторую очередь!

Почему-то, ни при прочтении множества историй о попаданцах, ни даже после собственного попадания сюда, мне ни разу не приходила в голову мысль о том, что если взять на себя труд немного подумать, то столь любимое многими авторами получение их героем памяти и навыков предыдущего хозяина тела (то есть - львиной доли составляющих чужой личности!) просто не может не иметь крайне серьезных последствий для получателя!

И ведь даже обвинить в этом некого! Те двое, о возможных проблемах меня честно предупреждали. Хотя, конечно, могли бы сказать и поконкретнее. Но, честно говоря, я и сам хорош; как уже говорил. Проблема сразу не ощущается? Значит подумаю над ней как-нибудь потом. Угу, вот и получи тогда нежданчик со всего размаху! Хорошо еще, что кроме ранее произведенных телодвижений, никаких инстинктивных желаний вытворить еще что-нибудь эдакое, в стиле бодрого дибила - не ощущается.

Так что, по здравому размышлению, наверное можно сказать, что мне в общем-то еще и повезло. Поскольку, если даже с моим посмертным опытом, крайне урезанным набором чужих воспоминаний, и - прохождением комплекса "процедур" по адаптации и подстройке моего сознания под данный организм, все равно остаются подобные пост-эффекты ("в дальнейшем придется внимательно следить за собой. Хоть и банально, но как говорится: лучше поздно, чем никогда"). То не хочется даже представлять, что могло бы быть - попади сюда я-прежний, да еще и получив при этом полную версию чужой памяти! Шизофрения - в лучшем случае!

Впрочем сейчас было как раз уж точно не время и не место, чтобы заниматься самокопанием. О чем окружающий мир и поспешил мне напомнить.

- Забавно, - прорезался на "внутреннем канале" проснувшийся Лис, - не знал, что у двуногих самочек тоже бывает течка.

Какой-то частью сознания я отметил, что если не обращать внимания на "натуралистичность" высказывания (впрочем, не мерить же человеческими мерками того, кто человеком никогда и не был), то мохнатый, хоть и со своей точки зрения, но выдал что называется - не в бровь, а в глаз.

В результате случившегося, я сам того не замечая несколько наклонился вперед. И тем самым придвинулся к соседке практически вплотную, спровоцировав таким образом еще один, так сказать, "побочный эффект". Если до этого момента девчонке явно удавалось весьма неплохо "удерживать лицо" (хоть и не знаю какими усилиями), то сейчас уже не требовалось быть эмпатом, чтобы понять что именно с ней происходит. Учащенное дыхание, яркий румянец на щеках, слегка затуманенный взгляд (что она там себе уже напредставляла?!) и судорожно сжатые колени. И это только то что на поверхности! Про творящееся в ее чувствах и эмоциях даже говорить не рискну. А то вдруг где-то там, все таки, сидит автор, и это потом дети будут читать. ("Тьфу, [цензура], опять понесло!").

Нет, я конечно же не ханжа. И поняв, что встреченная девушка испытывает в отношении меня нечто подобное, уж точно недоволен бы не был. Если бы не одно "но". Прекрасной леди, испытывающей столь страстное влечение к моему светлому образу - всего двенадцать лет!

Похоже что свои последние мысли, касательно всего этого, я "произнес" слишком громко. Поскольку Курама, очевидно воспринявший это как ответ на свой комментарий, насмешливо фыркнул и проворчал что-то о двуногих, вечно занимающихся придумыванием какой-то ерунды. Но мне сейчас было не до разъяснений. Меня, в настоящий момент больше занимала мысль о том: что же такого умудрились нахимичить предки-пращуры в геноме соседки, что девчонку уже в таком возрасте так плющит! (Во всяком случае хотелось надеяться, что проблема именно в этом. Потому что, в противном случае, оставалось только предположить, что не так что-то уже со всем эти миром!). И что мне прикажете со всем этим делать?!

В ответ мироздание, как обычно промолчало. Вот вечно так: все сам, да сам. Но в любом случае, как-то разбираться, как минимум, с текущей проблемой * требовалось немедленно. Так что, я слегка недоуменно моргнул, затем тут же изобразил смущенную улыбку, дескать, извини малость занесло, и аккуратно отодвинулся от соседки, следя чтобы случайно не зацепить ее локтем. Может это было и лишней предосторожностью, но учитывая состояние девчонки (да уж, хорошо что Курама в свое время показал как отстраняться от чужих эмоций; иначе, боюсь, местные школьники сегодня узнали бы много чего нового), мне как-то не хотелось выяснять, чем это может быть чревато. А то вдруг соприкосновение станет последней каплей и барышню "закоротит".После чего мне только останется ждать визита ее родственников, с требованием: "взять на себя ответственность". Если не чего похуже. Кто его знает, как у них тут заведено.

Впрочем, это в любом случае уже стало неактуально. Маневр сработал. Взгляд юной Хьюга вновь прояснился и она, резко полыхнув смесью стыда и немного - сожаления, принялась испугано коситься по сторонам. При этом - усиленно стараясь не смотреть в мою сторону. Возможно мне следовало что-то сказать, чтобы попытаться как-то ее успокоить. Но я, все же, решил выбрать другую тактику. Сделал вид, что ничего не заметил и не понял. Чего собственно, по идее, и следовало ждать от двенадцатилетнего пацана. Хотя, если учитывать местные реалии... Но, в любом случае, из того что мне было известно, такое свойство, как чрезмерная чуткость, за Узумаки Наруто, никогда особо замечено не было. Так что не уверен, что подобные кардинальные перемены в характере получилось бы списать на пережитую клиническую смерть. Во всяком случае так, чтобы не вызвать подозрений у окружающих. Особенно у тех, которые входят в круг посвященных. (Разумеется, я не питал никаких иллюзий на тот счет, что моего актерского таланта хватит, чтобы достоверно изобразить всем знакомого Наруто. Потому, вся надежда как раз и была на то, что все замеченные перемены спишут на, упомянутую ранее, клиническую смерть. Но тем не менее, осторожность терять не следовало).

Кстати, насчет окружающих. Отвлекшись от соседки, я вдруг понял, что в классе воцарилась какая-то неестественная тишина. И это в помещении, заполненном подростками! У меня даже на какую-то секунду промелькнула бредовая мысль, что причиной всеобщего затишья стали мы; своим поведением обратив на себя всеобщее внимание. Но как промелькнула, так и исчезла. Одного взгляда в низ аудитории хватило, чтобы понять причину по которой все вдруг притихли. Как оказалось, занятые игрой в гляделки, мы с Хьюгой как-то пропустили тот момент, когда в класс зашел учитель. Знакомый мне, можно сказать, что теперь уже лично - Умино Ирука. Который, в настоящий момент, занимался тем, что с шелестом перетасовывал несколько бумажных листов, вынутых из лежащей на столе папки. И оставалось только надеяться, что данный частично известный мне список (а что еще, по идее, это могло быть) не претерпел каких-нибудь изменений из-за того, что мне довелось сделать что-то не то.

* Прим.: повторяю - гусары молчать!

***

Не претерпел. Четко продемонстрировав тем самым, что кое-кому не мешало бы прикрутить свое ЧСВ. Во всяком случае, такая мысль у меня появилась, когда сенсей дошел до объявления состава седьмой команды. Правда продержалась она ровно до того момента, пока меня не оглушило радостным воплем некой белобрысой особы, сидящей через проход от нас.

Минутку. Белобрысой?! Наверняка удивились бы читатели, будь это фанфик. Да-да, я тоже был немного удивлен. Та самая всем известная розовая девочка, в реальности, неканонично оказалась натуральной блондинкой.* Но, впрочем, это мелочи. Честно говоря, меня больше озадачила столь неожиданно громкая реакция данной особы на пусть и радостную для нее весть. Нет, окажись в аналогичной ситуации мой предшественник - то подобной реакции я бы не удивился. Все таки, как уже кажется говорил, воспитанием парня почти никто не занимался. Но Харуно всегда обозначалась достаточно воспитанной барышней, чтобы так орать. Так что, описанную в первоисточнике реакцию я всегда считал авторским преувеличением. Впрочем, следует признать что в данном случае я вероятно был несколько предвзят. Все таки не следовало забывать о том, что у девочки наличествует ещё и раздвоение личности. Но об этом я вспомнил уже потом. А в тот же момент...

- А что ж так тихо-то? -Пробормотал я, не удержавшись от того, чтобы демонстративно поковырять мизинец в ухе. - В Суне её явно плоховато расслышали.

А через мгновение понял, что моя давняя привычка порой неосознанно думать вслух вновь сыграла со мной скверную шутку. Поскольку, справа от меня вдруг тихо хихикнули, и мне уже не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто именно услышал мои слова. Брошенный искоса взгляд подтвердил - уже явно успокоившаяся соседка деликатно прикрывала ладошкой губы, пряча улыбку. Но к сожалению, только этим все не ограничивалось. В глазах девочки явно читалось удивление, смешанное с некоторой долей непонимания и неверия; так словно она не была уверена, что услышанное ей не почудилось. И все это сопровождалось ощутимым всплеском эмоций, в котором, вместе с уже упомянутым, преобладали: возбуждение, радость и просто отчаянная надежда.

- Ано... - Еще пару секунд поколебавшись, Хьюга очевидно решилась все таки что-то спросить, но в этот момент сенсей (одаривший, тем временем, Сакуру недовольным взглядом) вернулся к списку и огласил её имя; тем самым - прервав на полуслове. А я ощутил нечто похожее на чувство стыда, как за то что вынужден изображать ничего не понимающего балбеса, так и за то - что в будущем мне возможно придётся стать причиной крушения всех её нынешних надежд. Ведь я не был тем, на кого были направлены её чувства. И вряд ли смогу его полноценно заменить; во всяком случае, для неё.

***

- Наруто, задержись на минутку.- Оклик настиг меня, когда я поднялся из-за парты, собираясь немного размять ноги. Никаких внезапных сюрпризов прошедшее распределение, к счастью, так и не поднесло. Так что можно было позволить себе немного расслабиться. Наверное. Не считать же за неожиданность тот факт, что выпускников оказалось несколько больше, чем мне думалось и они были разделены на два класса. (И узнал я об этом только тогда, когда Ирука перешёл к объявлению девятой команды, в составе которой оказалась некая Яманака Ино из класса Б). Но, в любом случае, какого-либо особого внимания тратить на эти факты явно не стоило. Просто ещё одно небольшое напоминание, что передо мной реальный мир, а не очередной заштампованный плод чьей-то фантазии. Про что, кстати, напоминает и окликнувший меня сенсей, ожидающий теперь, когда я спущусь к его столу. Что ж, не стоит заставлять его ждать.

- Ещё раз, поздравляю. - Улыбнулся чунин, стоило мне подойти. - Теперь ты на шаг ближе к своей мечте.

- "А с этими рефлекторными реакциями надо, все же, что-то делать". - Именно такая мысль прокрутилась у меня в голове, когда я вдруг обнаружил, что в данный момент радостно сверкаю улыбкой бодрого дебила, закинув руку за голову. - "Хотя...".

Хотя сейчас явно было не время для отвлеченных размышлений.

- Как у тебя с повторением, проблем не было? Все понятно? Если что, можешь у меня спрашивать. Я ведь говорил. - В голосе Ируки звучала обеспокоенность. И честно говоря было приятно ощущать, что она отнюдь не наиграна, и человеку действительно на тебя не наплевать. Пусть даже ты уже и не совсем тот, за кого себя выдаешь. Впрочем, как бы то ни было, а отвечать на заданный вопрос сейчас предстояло именно мне. Хорошо что подобное было мной, в принципе, ожидаемо и ответ был примерно заготовлен .

- Всё нормально, Ирука-сенсей. Спасибо вам. -Убавляем громкость, стираем улыбку и делаем физиономию посерьёзнее. - Но я справлюсь сам. Ведь я все ещё хочу стать Хокаге. А Хокаге должен уметь сам справляться с трудностями.

Очевидно получилось достаточно убедительно. Во всяком случае, нотка разочарования, проскальзывающая в эмоциях чунина при нашем разговоре, сменилась неким оттенком грустного понимания. Ну да, не избалован, мягко говоря, Узумаки Наруто предложениями помощи. Привык всегда и во всем полагаться исключительно на себя. Во всяком случае, хочется надеяться, что собеседник все понял именно так.

- Понятно. - Вздохнул Умино, кладя на свой стол лист бумаги, который до этого все ещё держал в руке. - Ну что ж, постарайся. Но если что, помни -я всегда буду рад помочь своим ученикам.

Признаться, в данный момент я вдруг понял, что ощущаю нечто похожее на неловкость. Все таки, совершенно искренне хотел помочь. Но что-либо менять было уже поздно, да и, мягко говоря - не умно. Так что я просто молча кивнул, постаравшись отобразить в этом движении ощущение максимальной благодарности.

- Ладно, - махнул рукой сенсей, - не буду тебя больше задерживать. И так часть обеденного времени отобрал. Ещё раз: рад за тебя.

С этими словами, он собрал лежащие на столе бумаги и, кивнув мне на прощание, покинул класс. А я... Я остался размышлять о том, насколько же все в этом мире относительно. О том, что сосредоточившись на глобальных проблемах, мы начинаем забывать о малозаметных, но весьма важных мелочах. Таких, к примеру, как необходимость захватить с собой хотя бы пару бутербродов, на обед. Чтобы не было необходимости ломать, сейчас, голову над дилеммой: сбегать ли за перекусом домой, с риском выяснить, что местный Какаши не окажется страдающим хроническими опозданиями. Или же -потратить часть своего не слишком впечатляющего бюджета в какой-нибудь из ближайших забегаловок. Поскольку, хоть мелкий и оставил мне в наследство несколько бесплатных талонов, а местный рамэн оказался штукой на удивление вкусной, но питаться им на постоянной основе... На это, наверное, способны только фанаты наподобие моего предшественника.

Ну и ещё имелся третий вариант: оставить все как есть и потерпеть до ужина. И вероятнее всего я склонился бы именно к нему. Все же, хоть в своей прошлой жизни я и любил поесть, но тем не менее пропущенный обед или завтрак никогда особой трагедией для меня не являлся. Так что казалось бы - решение очевидно. Если бы не одно нынешнее но. Каждый раз, по истечении определенного периода времени с момента последнего приёма пищи мой текущий организм вдруг резко начинал просто отчаянно хотеть жрать! Нет не так... Он начинал хотеть ЖРАТЬ! И с этим ничего не получалось поделать. Легендарный аппетит Узумаки, его голодные муки во время экзамена Какаши и прочие подобные моменты, которые в "придуманной" истории, выглядели введёнными чисто ради шутки, превратились во вполне реальную и отнюдь не мелкую проблему. Уж не знаю связано ли это с мохнатым квартирантом или же - просто являлось очередной особенностью организмов Узумаки (понятное дело, что Кушину я ни о чем подобном не спрашивал, но вроде бы что-то такое мелькает в памяти по поводу того, что и предыдущая джинчуурики тоже при жизни отличалась завидным аппетитом),но заткнуть эту бездонную прорву, чьи истошные вопли в очередной раз не давали нормально сосредоточиться ни на чем другом, можно было только очень солидной порцией чего-нибудь высококалорийного.

- Н-Наруто-кун... Наруто-кун!

Тут до меня вдруг дошло, что вот уже несколько секунд как рядом со мной стоит кто-то настойчиво пытающийся меня дозваться. Нет, с этими приступами задумчивости надо определенно что-то делать. А то если так и дальше будет продолжаться, то с учётом мира, в котором я нахожусь, этаким макаром меня как-нибудь может угораздить и собственную смерть не заметить! Но пока, это все же еще могло подождать. Так что, постаравшись загнать несвоевременные мысли куда подальше, я повернул голову и... тут же почувствовал как мои брови непроизвольно поползли вверх. Все же стереотипы вещь крайне живучая. И продолжают иногда подсознательно накладываться даже после того как ты вроде уже имел возможность убедиться, что некоторые нюансы окружающей реальности имеют определённые отличия от твоих представлений о них. Так что, будь на моем месте кто-нибудь другой, то, полагаю, его реакция была бы ещё куда более выразительной, после того как он понял бы, что в данный момент с ним настойчиво желает пообщаться общепризнанная стесняшка номер один, данного мира! Да еще усиленно фоня, при этом, просто отчаянной решимостью! А после того, как ты еще через секунду вспоминаешь, чем именно данная "стесняшка" отличается от привычного тебе образа, то сложившейся картина и вовсе становится... весьма нервирующей!

- Наруто-кун. - Продолжила тем временем девочка, разумеется пребывавшая в неведении касательно того, какие именно предположения у меня вызывает её неожиданный порыв. - Я... - она слегка запнулась, но тут же крепко стиснув, находящуюся у нее в руках и слегка скрипнувшую от этого, большую коробку(на которую меня угораздило обратить внимание только сейчас), вновь продолжила. -Ты не поможешь мне? Я сегодня по ошибке взяла с собой слишком большой бэнто. Мне слишком много, а нести обратно домой - неудобно. С-скажи, ты не согласишься... - Тут она снова запнулась и протянула мне коробку.

М-да, наверное можно сказать, что это было, все же, неожиданно. Вот уж действительно что называется: ждали песца, а приперлась бабочка! Да-да, та самая, что умеет очень лихо взмахивать крыльями. Вот так вот, господин самоуверенный попаданец! Небольшая утрата внимательности, пара - тройка случайно произнесенных вслух мыслей, и вуаля - одна девчонка решилась на то, чего в оригинальной истории никогда не было! В результате, кое-кому теперь приходится шевелить извилинами просто с запредельной скоростью. Поскольку, если местные традиции хоть в какой-то мере схожи с известными мне японскими (а судя по испытываемым, сейчас, барышней эмоциям, как минимум в данном случае, все определенно так и есть), то от моего ответа будет зависеть очень и очень многое. И на решение у меня всего несколько секунд! Впрочем, казалось бы, над чем тут по сути дела можно раздумывать? Но даже если все таки сомневаешься, тупо заглуши начавшиеся потихоньку усиливаться эмоции и спокойно приди к все тому же самому рациональному решению: жизненно необходимо сохранить максимальную полезность послезнания! И уж точно не искать на свою голову лишних проблем! А значит...

- Конечно, Хината-чан, я буду рад тебе помочь. Настоящий шиноби не может оставить товарища в беде!- Секундное молчание. А затем, более тихим голосом, - Спасибо.

К концу моей короткой речи от лица девочки вполне можно было прикуривать. И казалось, что если подождать ещё немного, то из ушей и вовсе дым повалит. И до меня, еще мгновением спустя, вдруг дошло, что я кажется умудрился осуществить на практике одно крайне редкое явление, а именно - правильно ошибиться! Понятное дело, что человеку знакомому с применением местных именных суффиксов лишь приблизительно, в некоторых ситуациях, ошибок не избежать. И хвала... эмм... кому-то там, что мой предшественник наличием хороших манер тоже особо похвастаться не мог. Так что мои мелкие промашки не были чем-то таким уж выделяющимся на фоне всего предыдущего поведения общеизвестного городского балбеса, чьим воспитанием занимались чуть более, чем никак. (Да уж, честно говоря, даже представлять не хочется, чем быв подобном случае все могло закончиться, попади я в тушку какого-нибудь местного аристократа!). И в нынешнем случае получилось, что называется: не было счастья, так несчастье помогло. Обращение, использованное мной в результате автоматически вылезшего из подсознания привычного шаблона, и стало тем самым маленьким нюансом, без которого ответ, с таким страхом и отчаянной надеждой ожидаемый девочкой, превратился бы просто в обычную благодарность. И я бы лишился уникальной возможности полюбоваться легендарной помидоркой-чан! Пусть даже и пришлось вновь спешно закрываться от того эмоционального шквала, которым сопровождались данные изменения во внешности.

Но, впрочем, сейчас не время, чтобы отвлекаться на шутки. Равно как и - на воображаемый внутренний голос, который сейчас вовсю крыл меня за глупость и непоследовательность, и буквально вопил, что я ещё пожалею о том, что не поступил по уму! Хотя и вполне вероятно, что он прав. А возможно, что и нет. В конце концов, кто его знает что на самом деле ждёт меня в будущем, раз уж решил попробовать сыграть с судьбой. Но, впрочем, это действительно неважно. Неважно насколько моё решение было нелогичным и неразумным. Сейчас важно лишь то, что в данный момент, глядя на полыхающую радостью и надеждой девчонку, я в очередной раз ощущаю себя человеком. Человеком, а не бесчувственной рациональной машиной для принятия решений; пустой и равнодушной. Нет уж, хватит с меня пустоты! И плевать на все то, что наверняка могли бы сказать о моем поступке множественные циники и всякие ревнители морали из моей предыдущей жизни. Уж не знаю как бы поступили они, оказавшись на моем месте, но я не был сволочью в своей предыдущей жизни (хоть и на образец добродетели тоже не сильно походил), не собираюсь становиться ей и здесь. И даже если в будущем окажется, что я все же где-то совершил ошибку, то лучше уж буду жалеть о том, что сделал, чем о том - чего не сделал!

*Прим.: На самом деле, все - канонично. На обложках первых томов манги, Сакура - блондинка. Розовыми её волосы стали после начала аниме.

***

ХВАТЬ.

- А?

- Хм. Кто-то очевидно решил больше не терять времени попусту? - С оттенком задумчивости, прокомментировал Курама, которому очевидно надоело играть роль молчаливого наблюдателя. - Правда, странно как-то. Вроде ж обычно все наоборот происходит. Или я чего-то не понимаю?

И я не мог его в этом упрекнуть. Ведь в настоящий момент происходило то, что в моей прошлой жизни наверняка назвали бы лютейшим неканоном и ООС. Отчего, признаться, у меня и самого мозги вновь чуть тормознули. Поскольку, секундой назад, очевидно справившись с эмоциональным всплеском, милая робкая девочка вдруг схватила меня за руку и, удерживая мёртвой хваткой, непреклонно потащила за собой, к выходу. Я разумеется срочно придавил мешающие думать эмоции, но с какой-нибудь реакцией решил пока не спешить.

Да уж, можно представить как мы выглядели со стороны. Красная, как рак, девчонка активно тащит куда-то явно несколько озадаченного и слегка нервничающего парня. А если ещё учесть, что данную парочку составляют: общеизвестная тихоня и главный возмутитель спокойствия всея Конохи, то предстающая глазам картина и вовсе начинает отдавать сюром! Так что ничего удивительного, что проходившая мимо троица юных куноичи проводила нас квадратными глазами.

Но меня не особо волновало мнение окружающих. Намного больше заботили намерения моей спутницы, все продолжающей активно изображать эдакий миниатюрный тягач, со мной на прицепе. И в контексте текущей ситуации, радостное возбуждение, преобладающее в её эмоциях, с учётом того что она ощущала в отношении моей тушки ранее, заставляло меня испытывать некоторую нервозность. Невзирая даже на задействованные эмоциональные фильтры. Впрочем, пребывать в состоянии подобной беспокоящей неопределенности мне довелось не слишком долго.

- "А нехило тут местные садоводы отжигают!" - Было моей первой мыслью, стоило лишь увидеть, наконец, куда именно меня тянула белоглазая. Хорошо ещё вслух не сказал. А ведь вполне мог, по старой дурацкой привычке. Поскольку, представшее моим глазам зрелище было... ммм... весьма и весьма неординарным. Так что ничего удивительного, что впечатление от увиденного даже временно заглушило все мою предыдущую обеспокоенность. Все же не каждый день обнаруживаешь на крыше местного учебного заведения, пусть и небольшой, но реальный парк. И остаётся только удивляться как способностям местных Мичуриных (ну и странным вывертам их сознания), так и - осознанию того факта, что тебя самого каким-то образом угораздило доныне не обратить внимания на столь необычную деталь местной архитектуры. И возможно я ещё какое-то время потратил бы на пребывание в этом зависшем состоянии, но раздавшийся рядом резкий вздох, напомнил мне, что я здесь не один. И с моей спутницей определенно было не все в порядке. Я не заметил когда именно Хината отпустила мою руку, но сейчас она, вновь отчаянно покраснев, судорожно втягивала в себя воздух, намертво стиснув в ладонях полы своей ветровки.

Чтобы понять в чем дело, эмпатом быть не требовалось. Возникший на волне эйфории, кураж спал, девочка полностью осознала все свои предыдущие действия и запаниковала. А мне сейчас предстояло срочно что-то с этим делать. К счастью (надеюсь), я уже отклонился от образа мало что понимающего балбеса и пересиливать себя больше не потребуется. Так что: подбираем с пола выпущенную Хьюгой коробку, молча берём её за руку, осторожно отцепив пальцы от ветровки, ободряюще улыбаемся и, повернувшись, легонько тянем её за собой вглубь сада. Несколько секунд ошеломленного молчания, а потом за моей спиной тихонько прошептали: "Кай". Ну да, как говорится, все выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой! Небось ещё и бьякуганом "просветила". Все же непросто объяснить каким образом получилось так, что объект твоего воздыхания, который ещё вчера практически не обращал на тебя внимания, вдруг столь резко сменил ориентир. Ничего удивительного, что в данный момент у меня из-за спины неслабо так веет смесью непонимания, страха, желания и все той же отчаянной надежды. Очень! Очень ей хочется поверить, что все действительно так. И в то же время - страшновато, а вдруг окажется, что на самом деле это всего лишь чья-то злая шутка. Да и то, в лучшем случае. Вот и переживает, не зная как поступить. Хм, а ведь на удивление приятное чувство - знать наперед, что все её тревоги окажутся совершенно необоснованными. Во всяком случае, во всем, что будет зависеть от меня.

Изнутри послышалось задумчивое похмыкивание. Очевидно что-то из доносившегося от меня показалось лису достаточно интересным. А я испытал чувство лёгкой досады, только сейчас припомнив, что так и не ответил на заданный им ранее вопрос. Правда, очевидно, мохнатый решил сделать скидку на то, что я тогда был озабочен несколько иными вопросами и решил не раздражаться по ерунде. Во всяком случае, нечто похожее на философское пожатие плечами, которое он изобразил во время нашего подъёма сюда, сложно принять за выражение недовольства.

- "О! Кажется, это подойдёт". - Мой взгляд, рассеянно скользивший по окружающей растительности, зацепился за что-то интересное. Небольшой закуток, над которым переплетающиеся ветви нескольких деревьев образовали некоторое подобие зелёного грота. Пожалуй, туда и пойдём. Правда стоило мне направить стопы в соответствующем направлении, как девочка выдала всплеск радостного удивления и что-то неразборчиво пробормотала. Эмм, не понял. Меня что угораздило выбрать её любимое место?! Данная мысль даже заставила меня притормозить, на какой-то миг. Нет я в курсе, что совпадения порой случаются. Но ведь не настолько же, чтобы выглядеть как сценка из какого-нибудь не слишком качественного фанфика?!

- Наруто-кун, что случило... - Очевидно моя заминка вышла заметнее, чем казалось. И моя спутница поравнявшись со мной, сейчас встревожено оглядываясь по сторонам.

- А, все в порядке, Хината-чан. Просто показалось. Извини. - Смущенно трём затылок, - "Хм, а жест получился почти рефлекторно", - и шагаем дальше. Мысленно морщусь от собственного поведения: в прошлой жизни терпеть не мог, когда меня перебивали и уж точно не перебивал сам. Хотя для Узумаки Наруто такое было вполне в порядке вещей. Ну да ладно. Это неприятно, но не столь важно. Важно другое, то что следовало сделать уже давно - запихнуть куда подальше лезущую в голову разную дурь (проще сказать, чем сделать)и прекратить заниматься выносом мозга самому же себе. Все хватит! А то если так и дальше продолжу в "астрал улетать", то рано или поздно, либо угроблюсь, либо крышу на месте не удержу... опять.

Местечко и впрямь оказалось очень уютным. Самое то для обеда на свежем воздухе. Небольшую заминку, с тем куда присесть я решил, привычно положив на землю куртку. Правда Хината, в ответ на мой приглашающий жест, сначала немного замялась, а после того как все же опустилась на неё, вновь слегка покраснела. Но я к тому времени уже немного устал ломать голову над чужими заморочками, так что мысленно махнул на это рукой. Тем более что злобный зверь, по какому-то недоразумению названый желудком, явно обиделся на столь длительное игнорирование себя любимого, и выбрал именно этот момент, чтобы громогласно заявить о своём недовольстве. Честно говоря, я всегда считал, что описываемые голодные урчания - просто обычные авторские преувеличения. Оттого, признаться, даже немного оторопел. И это явно как-то отразилось на моем лице. Поскольку моя соседка тихо хихикнула, прикрыв ладошкой рот, и принялась шустро распаковать коробку с бэнто, явно придя к какому-то согласию с самой собой.

А еды она набрала и впрямь много. На двоих хватило с лихвой. Правда в коробке находилось еще кое-что, при виде которого уголки моих губ непроизвольно поползли вверх. Второй комплект палочек! Ну да, также совсем-совсем случайно захватила! Даже немного любопытно стало: а если б я решил максимально имитировать оригинального Наруто? Сидели бы мы точно также здесь, сейчас? Или известная мне история оставила бы все на прежних местах? Ответа я, понятное дело, уже никогда не узнаю. Ну да и бог с ним.

Чтобы не смущать девочку, улыбку пришлось спрятать наклонившись над едой. Которая действительно оказалась весьма вкусной! Правда вместо морепродуктов, которые я подсознательно ожидал увидеть, оказалось довольно большое количество тушенного мяса, в каком-то соусе. Но как уже говорил жаловаться было не на что. Так что моя порция стала весьма резво уменьшаться.

- Спасибо, Хината-чан. Очень вкусно. - Утолив первый голод, я подарил соседке широкую улыбку. - Ты сама готовила?

- Н-нет. - Девочка слегка запнулась, но затем чуть прикрыла глаза, сделала глубокий вдох и продолжила более уверенным тоном. - Не совсем. У меня еще не очень хорошо получается... - Она смущенно потыкала палочкой в кусочек мяса.

- Значит еще получится. - Я пригасил фирменную улыбку Узумаки, превратив ее в ободряющую. - Обязательно получится. Главное не опускать рук!

Честно говоря даже не знаю, почему меня потянуло сказать такую банальность. Опять что ли нечто оставшееся от предшественника сказалось? Но в любом случае, те несколько нецензурных выражений, что в текущий момент пронеслись в голове, с этим никак связаны не были. Причиной стала моя собеседница. Хотя, понятное дело, что направлены они были отнюдь не на нее. Просто слишком уж эмоционально девчонка отреагировала на эту вот ляпнутую мной банальщину! Понятное дело, не внешне в основном, но не суть.

Правда, когда первый порыв прошел, у меня промелькнула мысль, что может я еще и слишком мягко выразился? Нет, если конечно верить "Книге Судеб", то понятно, что ее родственники те еще с...существа! Но неужели так сложно, время от времени, сказать хотя бы пару теплых слов, чтобы на нее не накатывало желание пообниматься с первым, кто ее немного подбодрит?!

И вот тут я немного притормозил собственные мысли, поняв, что меня кажется вновь малость занесло. Все же, этим первым встречным являлся я сам. Нынешний Узумаки Наруто. Так что, вполне может быть и так, что с со своими домыслами, я просто все слишком утрирую? Как уже говорил, моя нынешняя тушка для нее - отнюдь не первый встречный. Да и как ее бывает накрывает, тоже уже имел возможность наблюдать. Но даже если и так, думаю вряд ли кто-то станет возражать, если я выскажу утверждение, что во всем с ней творящимся, закидоны ее родственничков определенно сыграли далеко не последнюю роль. Что ж, в любом случае, попробуем со всем этим потихоньку разобраться.

- И потомки будут рассказывать легенду, - решил продолжить сказанное ранее, надеясь, что эти несколько секунд паузы окажутся не слишком заметны, - о том, как прекрасная юная куноичи спасла будущего великого Хокаге от голодной смерти. И тем самым помогла Конохе избежать столь тяжелой утраты! Эх, были же времена!

Плечи Хинаты отчетливо задрожали и она почти до крови прикусила губу, явно пытаясь сдержаться. Но глядя на меня, пафосно воздевшего правую руку к небесам (с зажатыми в ней палочками), а левой - поглаживающего несуществующую бороду, не выдержала и громко прыснула.

- "Хех, все таки прав был тот кто сказал, что даже самая немудреная шутка делает жизнь чуточку светлее". - Глядя на веселящуюся девочку я и сам почувствовал, словно все предстоящие мне проблемы вдруг отошли на задний план. Разумеется это было лишь временной игрой сознания, но мне как-то было плевать. Сейчас мне просто хотелось сидеть здесь, наслаждаться тёплой погодой, вкусной едой и приятной компанией. А насчёт всего остального, перефразируя одну известную особу: "Я подумаю об этом позже".

Это все...