Ёсимура Хината

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-13 15:43:59
Размер текста: 122 кб

Глава 1. Первое пробуждение.

"Хм... И где это я?" - пришёл ко мне вопрос, когда я проходила мимо очередного дерева.

Вообще, какое-то странное место. Помнится, когда здесь оказалась, всё выглядело вполне нормально... Птички поют, солнышко светит, сакура цветёт, травка зеленеет... В общем, любуйся красотами и наслаждайся жизнью. Чем собственно, и занималась. Меня почему-то не смущало, что я понятия не имела, где нахожусь... очень важный повод призадуматься. Наверное, так бы и пролежала, наблюдая за облачками и не думая ни о чем, если не считать мыслей - 'На что же похоже пролетающее мимо облако?'.

Но мир стал медленно меняться: замолчали птицы, отцвела сакура, начала жухнуть трава, солнце перестало греть; ветер, что приятно холодил кожу, стал пронизывающим. И только тогда мне в голову пришли вопросы: собственно, где я и как здесь оказалась? Долго думая над первым, пришла к просто гениальному выводу ("Кто бы сомневался" - соглашается со мной, мой внутренний голос) - в лесу. Над вопросом "Как?" пришлось раздумывать ещё дольше. Я пыталась перебрать в памяти, что же предшествовало моему появлению в этом месте. Но всё, что удалось вспомнить - это моё пребывание в "лесу".

Вопросы так и лезли в голову: 'Почему я ничего не помню? Что вообще здесь делаю? Как оказалась в этом месте?'. Всё это постепенно накапливалось в голове, а вот ответы появляться не спешили, несмотря на количество увеличивающихся дилемм, в чуть ли не геометрической прогрессии. От следующей мысли мне стало как-то не по себе. А вдруг я умерла и сейчас брожу в обличие призрака? А что? Вполне хорошая версия. Судя по изменениям вокруг, времени наверняка прошло немало. Хотя чисто субъективно кажется, что не больше каких-то пары часов. Ну да, для умерших время течёт по-особенному. Я уже была готова впасть в отчаяние, но мне вовремя вспомнились слова: "Я мыслю, следовательно, я существую". Эти строки не то, чтобы сразу, но помогли привести мысли в относительный порядок. Ещё пришло осознание того, что я всегда боялась призраков и всё связанное с этой тематикой. Не знаю, откуда пришла эта мысль, но она даёт определённые надежды на то, что у меня что-то вроде амнезии. Или же я объелась грибочков, и у моя персона сейчас испытывает просто нереально реальные ("эка ты загнула?" - снова этот голос.) глюки. Но, надеюсь, меня скоро отпустит. Если уж я смогла осознать себя, то в скором времени мне станет лучше.

А может... Ну да, конечно! Всё это - сон, и мне просто необходимо проснуться. А чтобы вырваться из объятий морфея, надо только очень этого захотеть и ущипнуть себя. Сказано - сделано. Стоило только проделать все нехитрые манипуляции, как весь мир собрался в одну точку, и я, наконец, проснулась...

***

Очнулась я во тьме. Мда... Наверное, стоило бы остаться в "лесу". Там хоть и место жутковатое, но... Так, хватит разглагольствовать впустую. Что мы имеем? В основном, практически не чувствую своего тела. Точнее, сейчас я испытываю боль, но, как-то... отстранённо. Тело будто ватное, и отзывается невероятной слабостью и никак не желает отпускать жажда поспать "ещё пять минуточек". В остальном, довольно трудно описать ощущения. Через пару минут я поняла, что ни двигаться, ни говорить, даже глаза открыть не удаётся. А ещё через некоторое время стало ясно, что виновата не только моя слабость. Такое чувство, что сигналы от мозга к телу не поступают. Скорее всего, лежу я в больничной палате (по крайней мере, я смогла довольно слабо, но всё же почувствовать под собой поверхность и то, что моя рука свисала куда-то вниз). Походу, меня обкололи обезболивающим по самое не могу, вот и тело не слушается. А то, что я видела, происходило, к примеру, во время клинической смерти или же просто выверт сознания из-за передозировки лекарств. Ну да ладно. Остается только немного подождать. Я уверенна, мне всё объяснит мой лечащий врач или же кто-либо из медперсонала.

И как назло за всё время, что я тут провалялась, никто не поспешил зайти к тяжело больной пациентке. Хоть бы кто, необязательно врач или медсестра, да даже - уборщик. Любой человек сойдёт, лишь бы нарушил эту тишину, которая уже давно перешла в звенящую и сейчас не слабо давящую на мозги. Малейший шорох для меня уже предел мечтаний, но и даже этого нет. Очень надеюсь, что я не оглохла. По началу, даже пришла навязчивая мысль, что меня по ошибке положили в морг и, как только я засну, начнут вскрывать, а из-за химии так и просплю всю "операцию". И на некоторое время единственная мысль была: "Только бы не заснуть, только бы не заснуть... ". Бррр... просто мурашки по коже бегут лишь от одной мысли. Но невозможность двигаться и смотреть, даже банально глаза открыть, медленно, но верно начинало выводить из и так хрупкого равновесия, убирая страх на второй план. Ставя на первый - злость на эту тьму, на тишину, что так и продолжает молчать, на саму себя, что не получается ничего изменить. Одновременно с этим отметила, что боль становится куда ощутимее. Тело, помимо моей воли, решило попытаться подняться. Не успела обрадоваться своим подвижкам, как, наконец, удалось сесть; моя бренная тушка просто взвыло от того, что в таком состоянии его ещё и заставляют что-то делать.

Когда боль приутихла, пришла идея, что необходимо бы избавиться от повязки, которая всё время была на глазах, и узнать, ну или хотя бы попытаться, где я. Спустя пару секунд, руки, не без усилий, медленно, но верно начали подниматься вверх и дошли до повязки. В этот момент пришла мысль, что, наверное, снимать перевязь с глаз было не самым правильным решением. Особенно, если они довольно сильно чешутся и на них, наверняка, не зря сделали этот бандаж. Но сидеть в полной тишине и темноте моя персона уже не могла. Мысленно, я уже приготовилась ко всему, что увижу, когда смогу "прозреть". Но, к сожалению, этому не суждено было сбыться.

- Не советую этого делать, - раздался неизвестный голос.

Меня словно током шибануло: сначала от неожиданности, потом от боли из-за резкого движения. Вот же... нехороший человек! У меня чуть инфаркт не случился! Но одновременно с этим приходит и радость (человек, здесь человек!). Через некоторое время мне удалось успокоиться, и я смогла сосредоточиться на своём текущем положении. Интересно, он был здесь всё это время или подошёл так бесшумно, что я не услышала? Впрочем... неважно. У него, наверняка, можно получить ответы, если не на все, то хотя бы на часть своих вопросов. А их у меня накопилось немало, и я постараюсь выбить из него как можно больше информации. Ну, раз мне не спешат прояснять ситуацию, значит, ждут, пока я окончательно не приду в себя или сама не начну разговор. В любом случае, придется начинать самой. Только, что спросить первым делом? Вопросов-то много.

- Где я? Что со мной произошло? - Всё-таки решилась заговорить, как мне показалось, с наиболее логичных вопросов в данной ситуации.

- В убежище Орочимару-самы, - с некой торжественностью начал вещать голос. Похоже, мои вопросы были довольно-таки стандартными, раз уж он даже не задумался над ответом. - А ты - его важный эксперимент. Ты единственная смогла пережить первый этап исследований. И, наверняка, переживёшь его окончание... - тут он сделал паузу, хмыкнул и продолжил наигранно участливым тоном. - Если ты, конечно, не станешь продолжать то, что собиралась сделать недавно. С твоей стороны будет не слишком вежливо умирать до окончания эксперимента. Поэтому...

Я на некоторое время задумалась: Орочимару, убежище, эксперимент.... Не знаю, что здесь происходит, но что-то мне подсказывает: если начну расспрашивать подробности, то они мне вряд ли понравятся. Неожиданно что-то коснулось моей головы, и я поняла, что спросить ещё что-нибудь уже не успею.

***

Тёмное помещение, к которому если бы присмотрелся самый обычный обыватель, то увидел лабораторию из множества просмотренных им до этого ужастиков. Посреди комнаты стоял стол, на котором лежала девочка, на вид не тянущая и на десяток лет. От неё тянулись множество проводов к множеству приборов, о предназначении которых непосвящённый может только догадываться. Эти устройства единственное, что хоть как-то разгоняло тьму вокруг.

У стола в это время стоял светловолосый юноша. На вид ему можно дать около пятнадцати, хотя человеку, не привыкшему к столь скудному освещению, точнее было бы определить затруднительно. Но стоящему здесь юноше это не мешало просматривать все показания приборов и проделывать манипуляции, ведь он не первый месяц работает в подобных условиях. Однако, судя по очкам на нём, за это парню пришлось пожертвовать собственным зрением, о котором юноша ничуть не жалел. Ведь частичная потеря зрения - ничто, по сравнению со знаниями, получаемыми им здесь. Но вот, пока ещё неизвестный, закончил осмотр и уже собрался сделать пометки в журнале, как в тишине, без предисловий, раздался голос с нотками шипения.

- Как продвигается проект, Кабуто?

- Изменение генома прошло вполне успешно, Орочимару-сама, но по предварительно полученным данным, вероятно, не совсем так, как задумывалось изначально. Хотя о результатах говорить рано, - ответил вполне спокойно названный Кабуто, поправив очки и сумев каким-то немыслимым способом сверкнуть ими в столь скудно освещенном помещении. По видимому, для него - появление второго человека, не оказалось неожиданным, ну, или он просто уже к этому привык.

- В таком случае, проведи дополнительные исследования, нужно выяснить, что именно пошло не так, иначе образец не оправдает возложенных на него ожиданий, - с нотками недовольства прошипел собеседник Кабуто.

- Будет исполнено, Орочимару-сама, - ответил пепельноволосый, поклонившись в пустоту, и снова вернулся к своим записям.

***

Орочимару, Змеиный Санин, Белый Змей, Безумный ученый... У него много имен. И все они с большой буквы. Ведь он, как никак, - преступник S ранга, за голову которого в небезызвестной книге "Бинго" назначена довольно кругленькая сумма. На награду за его поимку обычный человек мог прожить всю жизнь безбедно, до самой старости. И столь высокая цена была более чем оправданной: одни лишь слухи о его безжалостных экспериментах заставляли вспотеть бывалых шиноби, а особо впечатлительные... Что ж, лучше не будем вспоминать и портить моральный облик наёмников из скрытых деревень.

Самого же змеиного Санина сейчас всё это мало волновало. В данный момент он проводит не слишком нужный, но необходимый эксперимент, и при ошибке неудавшийся "ресурс", который не жалко выбросить. Всё это было сделано, для того чтобы мысли текли в нужном направлении, не связанном с данным опытом. Исследования по замещению генома дали свои плоды. И он стал на шаг ближе к бессмертию. А, значит, и к своей мечте - познать всё в этом мире. Однако, такими темпами, бессмертия ему не видать еще несколько десятилетий... Но он снова отвлёкся не на те мысли - всё это дела грядущего. Сейчас же ему нужно было решить - отдавать девчонку за довольно щедрое предложение или оставить себе. Хоть и прошло всё не совсем так, как задумывалось, полученный результат более чем интересен и над девушкой можно было бы провести ещё пару опытов. Кроме того, судя по тестам - у нее временная потеря памяти. Годная, чтобы довершить дело и сделать из нее один из многих запасных в будущем. Но вариантов под сосуд вполне так хватает, да и материал для опытов тоже не в дефиците. А вот с деревни можно получить немало за Химе Хьюг. Нужно только решить, какой из вариантов вознаграждения выбрать.

- "Да. Так и поступлю. Медлить больше нельзя, я и так слишком долго тянул с ответом..." - и на некоторое время, забыв об этом вопросе, со всем упоением он вернулся к прерванному действу. Через несколько секунд из убежища послышался хрипящий смех и крик полной агонии подопытного, который, казалось, минутой ранее был уже мёртв.

Глава 2. Воспоминания

- Лепота! - вслух вынесла вердикт я, улыбнувшись окружающему "лесу". Мозг снова решил взять перерыв, и его совсем не волновало, что носитель - неизвестно где; да и недавний разговор по поводу бренной тушки "хозяйки" тоже оставался безынтересным. Единственное, что его хоть как-то интересовало сейчас, так это то, как всё преобразилось с последнего здесь пребывания. Снова "ожила" природа. Появилось много новых видов деревьев. Правда, как они называются, сколько не пыталась вспомнить, так и не смогла. Даже парочку сугробов снега нашла. Так как раньше мне не доводилось видеть снег, то я сразу решила восполнить этот пробел. Прошлась по нему, слушая характерный звук, слепила пару десятков снежков и вылепила нечто, отдалённо напоминающее человека. Очень отдалённо... Когда мне окончательно надоело это дело, то решила снова полюбоваться на облака. Как только мне удалось найти подходящую полянку для ничегонеделания, я начала гадать, на что похоже пролетавшее неподалёку облачко. Мозг таки решил напомнить о своём существовании самым неприятным способом - болью. Сначала боль была вполне терпимой, но потом резко усилилась, из-за чего я схватилась за голову, надеясь хоть как-то облегчить свои страдания. Когда я подумала, что не выдержу эту пытку, в голову полезли воспоминания...

Картинки сменялись одни на другие.... Довольно быстро, постепенно замедляясь. Вся жизнь в клане, где все меня считали слабой из-за того, что в пять лет я проиграла своей младшей сестре - Ханаби, которая почти на год младше меня. И пусть я старше на год, учить нас всерьёз начали почти одновременно, когда отца поставили на роль главы клана. Видя моё поражение, отец свёл наше общение к минимуму и фактически перестал помогать мне с тренировками, проводя всё время с Ханаби. Хорошо хоть мой личный сопровождающий - Ко, иногда помогал в тренировках. Однако, вскоре после того, как отцу стало известно, что он меня тренирует, сразу заменил его другим Хьюгой, который ни в какую не хотел помогать. В спаррингах меня начали постоянно ставить с детьми старше (причём из "старшей" ветви), против которых у меня не было шансов, и он превращался в натуральное избиение. Из-за этого, большую часть времени, вместо тренировок мне приходилось залечивать раны.

Но отцу этого было мало, ведь я - из "главной" ветви и к тому же - будущая наследница. "Своей слабостью ты позоришь клан, как наследница", - говорил Хиаши. Причём, это было сказано таким тоном, после которого относиться к нему так, как раньше, я уже не могла. Да после этого момента, кроме как "Хиаши-сама" я его не называла. Ведь, по сути, он напрямую сказал, что в роли главы клана не желает меня видеть. Значит, моё место займёт Ханаби, а на меня поставят печать подчинения. До этого я как-то сказала отцу, что хотела бы отменить разделения клана на "старшую" и "младшую" ветвь. Мне казалось неправильным такое распределение, но теперь - не судьба. Может, из-за моих идей, Хиаши и решил сделать всё таким образом, чтобы я не годилась на роль наследницы... Или всё же виновата моя слабость? В общем, в то время меня охватило чувство обречённости. Что я могу? Противостоять сестре, которой в тренировках постоянно помогает сам глава клана, а меня, по сути, оставили на самообучение? Она могла бы меня победить уже сейчас, хоть я и дралась не в полную силу: я боялась ударить её слишком сильно, что в итоге сыграло со мной в злую шутку. Если бы я тогда решилась биться в полную силу, может, не было бы таких резких изменений. Хотя уже ничего не изменить, да и не уверена, что с какой-либо гарантией могла бы победить даже в таком случае. Ханаби куда сильнее своих одногодок, настоящий гений. А ведь она будет становиться только сильнее, особенно теперь, на фоне большого различия наших тренировок. Что будет через год; через два? Думаю, ответ очевиден.

Я, наверное, так и сдалась ей, если бы не одна встреча. Шесть лет - возраст, когда обычно детей отправляют в академию шиноби. Для меня это было очень важно: хоть там и не учат чему-то особенному, как у себя - клановые, но, думаю, однозначно лучше, чем меня в моём клане. Ведь как только сопровождающие сдавались под моим напором и помогали в тренировках или, как говорил Хиаши, "выходят за рамки обучения", их тут же заменяли на новых, а предыдущим запрещалось вообще со мной разговаривать. Ещё одна причина для не слишком ясных дум: до поступления оставалось чуть больше восьми месяцев. И во время одной из своих прогулок вместе уже с не знаю каким по счёту сопровождающим, я решила взглянуть на эту самую академию.

Не знаю, что я рассчитывала увидеть, но академия особого впечатления не произвела. Обычное трёхэтажное здание. Стены - скучного белого, даже скорее, серого цвета. Эту "веселенькую" палитру разбавляла крыша, когда-то покрашенная в красный, сейчас больше напоминающий розовый. Но Син (так звали теперешнего сопровождающего) заверил меня, что к новому учебному году, будет произведён ремонт и мне не придется обучаться, как сегодняшним ученикам, в столь неприглядном заведении. И весь разговор вёлся в этом дурацком деловом тоне, который требует этикет. Хорошо хоть в упрощенном виде. Просить от ребенка, коим я и была в то время, полное соблюдение этикета - просто смешно, даже в клане Хьюго с его замашками. Когда я хотела попасть внутрь, то была остановлена Сином. Если перевести с языка, на котором мы разговаривали, - на нормальный, то получалось, что будь я хоть трижды принцессой клана, пока не стану ученицей академии - вход туда мне закрыт. Нет, конечно, можно было попробовать всё же настоять на своём, но что-то вид здания не особо впечатлял, чтобы так сильно стремиться попасть внутрь.

И так, стоя у входа и рассматривая эмблему скрытого листа, мой соклановец, в рамках этикета, пытался успокоить меня тем, что меньше чем через год, я смогу сама всё увидеть своими глазами. Я же пребывала в раздумьях. Блин, ну вот как так? Я так ждала момента, когда мне удастся наконец-то увидеть академию, хоть одним глазком, а сейчас, смотря на эту постройку, которую лет этак -дцать не ремонтировали, всё хорошее настроение куда-то улетучилось. Сразу пошли далеко не лучшие ассоциации с этой "школой". Даже страшно подумать, кто будет меня учить. Тут если и есть квалифицированные учителя, то живут они явно не на широкую ногу, а, значит, и энтузиазм к обучению не шибко высокий. Может, стоило подождать, пока здесь не закончат с восстановлением морального облика школы для шиноби? Гляди, и не было бы никакого скепсиса по поводу учителей, которые согласились работать в подобном месте. А, вообще, что-то меня на пессимизм потянуло. Вполне возможно, что вместе с обновлением школы, добавят и новых сенсеев. Ага, а мне достанется самый сильный, с огромным желанием обучать тех, на кого падёт его взор. Да, ещё он будет не прочь поделиться со мной крутыми техниками и всеми знаниями о чакре. Плюс ко всему, этому наваляет Хиаши и... На этом лучше остановить свою буйную фантазию. Вдруг, кто из Яманака ещё прочтёт мои мысли, да и разболтает кому надо (паранойя не дремлет). Хотя у всех Хьюг стоит надёжная ментальная защита, через которую фиг кто пробьётся (по крайней мере - сразу). Но, как говорится, бережёного Ками бережёт. Я уже начала мысленно подсчитывать свои неутешительные шансы попасть в "побочную" ветвь. Но решила, что тут и считать-то и нечего, да и пора бы закругляться. Тем более какой-то шум мешает нормальной мыслительной деятельности.

А шум шёл от четвёрки дерущихся мальчишек, все, кроме одного, были на пару лет старше меня, а последний вроде примерно моего возраста. В принципе, ничего необычного, подумаешь, ну подрались из-за чего-то... Подерутся и успокоятся. Но уж больно эта драка походила на избиение. Избиваемый уже практически не сопротивлялся. И, что самое странное - ему никто не спешил помочь. Фактически, на территории академии происходит такое, а всем вдруг стало всё равно. Я подумала, что меня уже не удивить. Но тут я заметила слабую, но всё же улыбку моего сопровождающего, который неотрывно следил за этим действом. Вот тут я конкретно впала в ступор. В моём клане не принято показывать сильные эмоции вне клановых стен. И в принципе, он не превысил их проявление. Но дело в том, что Син, казалось, вообще их не испытывал, по крайней мере до этого момента: даже на территории клана ничего подобного за ним не замечала. А тут, буквально, светится от радости. И из-за чего? Что он тут нашёл весёлого? Глядя на эту картину, появляется много эмоций - но никак не веселье. Через некоторое время всё закончилось и они стали расходиться. Точнее уходили те трое, а четвёртый так и оставался лежать на земле. Я уже хотела попросить Сина, помочь избитому блондину, как один из "бравой" тройки остановился, повернулся и язвительно начал разговор.

- Как я и думал, ты просто - слабак. Тебе ни за что не поступить в академию. Такому неудачнику, как ты, никогда не стать шиноби...

Я просто стояла и, уже не слушая этого парня, решила проследить за реакцией Сина. Он, казалось, еле сдерживается от того, чтобы его улыбка не расползлась до самых ушей или же вообще не рассмеяться в голос. В этот момент в моей голове что-то щёлкнуло. Вспомнилось, как меня все "уважали" в клане и посмеивались за спиной, как Хиаши постоянно ставил против меня противника, значительно сильнее меня, и спарринг превращался в избиение; и его постоянные слова, что мне никогда не стать главой клана. Я уже еле сдерживала себя от того, чтобы эмоции не взяли верх, после чего не позволили бы выкрикнуть что-нибудь язвительное в адрес этого "храбреца" и его компании "крутых шиноби". Но, похоже, избитый очнулся или же он всё время был в сознании, но ему не хватало сил ответить. И в конце концов он решил прекратить монолог этого... этого... ну вы поняли.

Нет!! - выкрикнул блондин, пытаясь подняться на дрожащих руках. - Вот увидите, я стану сильнейшим шиноби. Я заставлю вас и всех в этой деревне узнать меня в один день, когда я стану Хокаге. Это моя цель! И я ни за что не сдамся на пути к ней. Ведь я - Узумаки Наруто, и мой путь шиноби - никогда не сдаваться!

За время своего монолога парень, которого, как выяснилось, зовут - Наруто, смог подняться и сейчас, тяжело дыша, испытывающе смотрел на своего оппонента, который вместе со своими товарищами вытаращено смотрели на блондина. Впрочем, даже на меня спич Наруто подействовал. Мечта стать Хокаге даже мне тогда показалось "детской". Однако, то ли то, что он смог встать и ответить своим обидчикам, то ли решительность в его взгляде заставили ненадолго поверить, что - да, вот он - будущий Хокаге, и его никто и ничто не остановит на пути к своей мечте. Однако, похоже на моего сопровождающего это подействовало с точностью да наоборот. Сейчас лицо Сина напоминало человека с очень сильной зубной болью, да и которому ещё предлагают погрызть лёд, неизвестно как не растаявший на пути в страну Огня. Через несколько секунд его поддержали смехом "весёлая" тройка детей. Они ещё раз обозвали Наруто неудачником и ушли, продолжая ржать. Некоторое время он стоял на месте, потом на дрожащих ногах кое-как доковылял до качелей, которые были неподалёку, плюхнулся на них, опустил голову в колени и накрыл макушку руками. По дороге заметила, что вся его одежда (белая футболка с красной спиралью на спине и чёрные шорты) перемазана в грязи и собственной крови, которая за время похода к качелям перестала ручьём литься из расквашенного носа. Я и мой сопровождающий, молча, взирали на это; весь его вид говорил о том, что ему очень плохо. Но никто не спешил помочь добраться до больницы, да или просто подойти и спросить банальное "как ты?". Сину, кажется, это картина только улучшила настроение. Поэтому я просто не выдержала: сделала шаг к избитому мальчику и решила подключить к проблеме своего сопровождающего.

- Син-сан, может, стоит помочь... - начала, было, я, но оказалась сразу перебита.

- Нужно срочно возвращаться в поместье, время прогулки давно закончилось, - и, не дожидаясь ответа, взял меня за руку и повёл в сторону кланового квартала.

- Но ему нужна по... - хотела было выразить свой протест, но и здесь мне не дали закончить.

- Хината-сама, - вздохнув, остановился и присел рядом со мной сопровождающий. И, глядя мне в глаза, продолжил. - Вам лучше не общаться с этим дем... кхм хулиганом. Такому разгильдяю нельзя доверять, если будете с ним разговаривать, из этого не выйдет ничего хорошего. Он обязательно втянет Вас в неприятности, - даже через маску холодности чувствуется раздражение.

Не понимаю его сегодняшние перемены в настроении. Что ему сделал этот мальчик такого, что слова о том, чтобы ему помочь, буквально вывели Сина из себя? Пришлось одёргивать себя, дабы не сказать то, о чём я думаю по поводу всего этого. Ведь я - наследница одного из сильнейших кланов Конохагакуре и должна на людях вести себя соответствующе.

Позже, когда мы вернулись в клановый квартал, я всё же набралась смелости (никак заразилась от того паренька) и решила расспросить Хиаши, почему мне нельзя с ним общаться и чего он такого сделал, отчего все так к нему относятся? Пару минут он в молчании смотрел на меня с каким-то задумчивым видом, потом, что-то для себя решив, ответил:

- Лучше всего игнорируй его, - и испытывающе на меня посмотрел. Я даже почувствовала, как капля пота скатилась по лбу от его испепеляющего взгляда.

- Х-хорошо, - самое толковое, что смогла выдавить из себя под напором его глаз, которые сейчас ясно говорили: "Ослушаешься - жди неприятностей".

Это было единственное, что он сказал по этому поводу, да и вообще, в тот день мы не вымолвили больше ни слова. Хиаши хватало и взгляда, чтобы показать, как он мною не доволен. А мне приходилось при нём прятать эмоции за страхом, чтобы открыто не выразить своё истинное отношение к отцу. Страх был не таким уж и наигранным. Я действительно боялась, но не Хиаши, а того, что он мог сделать.

Печать подчинения или как называют её некоторые - "птица в клетке", давно стала для меня словно страшный сон, который может в любой момент стать явью. Если мне её поставят, то я автоматически стану кем-то вроде вечного телохранителя своей младшей сестрёнки, ведь главная обязанность младшей ветви - всячески оберегать от любой опасности главу клана также, как и его наследников. Это уже решённая судьба Нейджи, как моего двоюродного брата. Но из-за того, что сейчас он слишком молод, смотрящие за мной берутся из случайного (более-менее сильного) попавшегося под руку соклановца. Главное свойство этой печати - уничтожение бьякугана после смерти с той целью, чтобы шиноби других деревень не смогли заполучить клановое додзюцу. И, конечно, это не единственная её функция. Также она помогает контролировать главной ветви "зарвавшихся" членов младшей, посредством влияния на клетки мозга.

Как-то раз мне довелось видеть печать в действии. В спарринге между Нейджи и Ханаби, он слишком сильно нанёс удар (так решил Хиаши). И в наказание активировал "клетку" на Нейджи. Судя по его крикам, боль была адской. Я тогда сильно перепугалась из-за того, что ничего не смогла сделать. После этого он так и не смог подняться самостоятельно и несколько дней отлёживался в госпитале. А ведь отец так поступил с сыном своего младшего брата - Хизаши, который чуть было не пожертвовал собой в своё время, вместо Хиаши. Да и при том, что к Нейджи, до этого случая, относился гораздо теплее, чем ко мне в лучшие времена, тогда, когда я ещё "подавала надежды". Страшно подумать, что может учудить глава, когда я перейду в побочную ветвь. И его постоянное общение с сестрёнкой... На какие мысли он может её натолкнуть? Вдруг она также переймёт, то пренебрежение ко мне. В общем, безрадостные перспективы. Да ещё и нии-сан, когда выписался из больницы, перестал со мной общаться и начал вести себя довольно замкнуто. А его отношения с Хиаши стали, чуть ли, не хуже, чем мои. Даже Хизаши - один из вернейших и сильнейший из побочной ветви клана, не мог относится к своему брату также как и раньше.

Когда мне, наконец, удалось попасть в свою комнату, я хоть немного, но всё же смогла почувствовать себя в безопасности. Все жилые комнаты защищены печатями от "подглядывания" бьякуганом (были инциденты). Деактивировать их довольно легко, но хоть какая-то мнимая защита от зоркого глаза Хиаши. Можно спокойно посидеть и поразмыслить о прошедшем дне. Сразу вспоминается тот белобрысый мальчишка, Наруто, кажется (очень интересно, чем руководствовались его родители, когда придумывали сыну имя). Я его видела всего пару раз до этого, но уже поняла, что в деревне его, мягко говоря, недолюбливают и считают, чуть ли не главной бедой селения. А когда кто-то кричит что-то вроде "держи/сгинь демон(а)" или "здесь тебе не место, отродье", то это значит, что он где-то неподалёку. И только сегодня удалось узнать его настоящее имя без обидных прозвищ. Причём, судя по всему, он привык, что его избивают, и никто не спешит ему на помощь. Не знаю, может, это - самообман, но мне кажется, что мы чем-то похожи. Ещё вспомнились его взгляд и слова, сказанные им тогда с полной решимостью и твёрдостью своим обидчикам (хотела бы я провернуть нечто подобное с Хиаши).

- "Мой путь шиноби - никогда не сдаваться!", - тут я непроизвольно улыбнулась. Эти слова как-никак лучше подходят мне. - 'Так, кажется, он говорил? Что ж, Узумаки Наруто, надеюсь, ты будешь не против, если я тоже пойду тем же путём'.

***

Удар, удар, отвод... ксо... тщетная попытка произвести серию ударов... Получить в ответ уже успешную и выполненную гораздо быстрее моего варианта, ощутить весь букет чувств от выбитых тенкетсу и попытаться нанести, хотя бы один точный удар по врагу. Да, да именно враг, а не какой-то там спарринг-партнёр. Ведь мне удалось нанести ему урон лишь один раз, и то, в самом начале боя. Видите ли, он так великодушен, что решил дать мне право на первый удар (по сути, назвал слабачкой, но при этом, не сказав прямо). Первые мысли были: "Ксо, ведь и не предъявишь ему ничего, прямо он ведь ничего не сказал. Хотя кое-чем я могу ответить". Пришлось задействовать все усилия воли, чтобы губы сами собой не растянулись в подобие ухмылки. Ну и нанесла удар на максимально возможной для себя скорости. Даа, видели бы вы его выражение лица в тот момент - гримаса боли и абсолютное непонимание (как же так я мог пропустить удар от такой слабачки?). Хоть такие ускорения бесследно и не проходят, да ещё к тому же в моём возрасте, но это того стоило, и на секунду я не выдержала и победная ухмылка таки проявилась. Вот теперь лицо Рикиши (так его звали) красноречиво показывало, что мне придётся несладко. Да и ещё плюс, я переоценила свои силы и из-за слишком большого ускорения, вложенного в первый удар, меня слегка повело, и следующие удары были не столь быстрыми и, естественно, все отбиты. Пришлось выйти на обычную для себя скорость уже без попыток нападать, а чисто защищаться. Через пару минут я начала использовать попытки контратаковать, но всё заканчивалось тем, что удары не доходили до цели, а защищаться не успевала. Так вот я хотела нанести ещё один удар и... дальше ничего не помню, похоже меня вырубили.

Открыв глаза и поморщившись от боли во всём организме, увидела рядом с собой Яритэ-сана - кланового ирьенина. К слову, он является одним из лучших ниндзя-медиков нашего клана, несмотря на свой довольно почтительный возраст. А уж по вправлению тенкетсу ему просто нет равных. Правда, ему не повезло родиться в младшей ветви клана. Но, несмотря на это имеет довольно-таки высокий авторитет и уважение в клане. Почти всегда моим лечением занимается он и относится ко мне вполне нормально, что не может не радовать.

- Здравствуйте, Яритэ-сан, - уважительно поприветствовала седовласого мужчину в белом халате, что стоял неподалёку от меня.

- Здравствуйте, Хината-сама, - дружелюбно поприветствовал он в ответ. - Вижу, вы уже проснулись. Я как раз успел с вами закончить. Вправить тенкетсу было легко, и через пару часов вас можно было бы выписывать. С ограничением на тренировки конечно, - Тут мужчина на несколько секунд замолчал и продолжил уже совсем не радостным, а поучительным тоном. - Однако вы умудрились получить большую часть повреждений не от вашего противника. Значительная - остаётся на вашей совести. Чакра-каналы перенапряжены, что уже немало с закрытыми тенкетсу. Но вам и этого было недостаточно, плюс ко всему этому, большая часть источника истрачена и вы были близки к истощению. А ведь это даже страшнее всех ваших повреждений вместе взятых. Особенно, в таком возрасте. Сильное чакра-истощение, в лучшем случае, отправит любого шиноби в больницу на минимум двое, а то и больше суток. А полное опустошение источника вполне может убить, ведь чакра жизненно необходима для любого шиноби. Или того хуже оставить инвалидом без возможности когда либо воспользоваться чакрой, - тут я невольно вздрогнула, представив свои перспективы, - никогда не замечал за вами подобного безрассудства. Это был всё-таки тренировочный бой, поэтому не стоит так перенапрягаться. Особенно, когда этого вполне можно избежать, если быть внимательным. Эх, совсем не даёте времени отдохнуть старику, - с наигранным кряхтением вымолвил "старик" и взглянул на меня со смешинкой в глазах.

- Хорошо, в следующий раз буду осторожнее и постараюсь поменьше вас беспокоить, Яритэ-сан, - со слабозаметной улыбкой отвечаю ему.

- Ну, то, что ты станешь осмотрительнее, это, конечно, хорошо, но совсем про старика не забывай, а то мне не на ком будет отрабатывать свои навыки ирьенина, - тут он усмехнулся, - а то помру от скуки. По правде говоря, твои случаи куда интереснее лечить, по сравнению с тем, с чем обычно ко мне обращаются.

- Поэтому вы каждый раз и берётесь за моё лечение? - спрашиваю наигранно-возмущённым тоном. Хотя улыбку давно перестала скрывать.

- Хо-хо, ты меня раскусила...

Так, продолжая весело перешучиваться, он подробнее рассказал о моём состоянии. В принципе, ничего страшного. Благо, "старик" (так я его иногда называю, правда, мысленно) - первоклассный медик. Однако, так как тело детское, то лечить перерасход чакры лучше естественным путём - отдыхом и приёмом высококалорийной пищи. С последним я была более чем согласна. А вот лежать мне здесь как минимум до завтрашнего дня, а то и до послезавтра. Перед уходом ещё раз пожурил за мою неосмотрительность и сказал о том, что тело перестанет ныть только к утру и обезболивающих давать мне не собирается, объясняя тем, что "всё для того чтобы лучше запомнить и не делать глупостей в дальнейшем". Ну, вот кто его за язык тянул? Я ведь за разговором и забыла, что оно у меня болит. Ну ничего, главное, не зацикливаться на ощущениях и всё будет в порядке.

Вы сейчас, наверное, думаете: кем мне приходиться Яритэ-сан, если мы общаемся, по сути, без всяких условностей. Ну, кроме того, что он соклановец и лечит меня, когда я получаю серьёзные травмы во время тренировок, мы - никак не связаны. Просто с первой встречи очень хорошо поладили. И, если поначалу общались подчёркнуто официально, то постепенно перешли к тому, что вы сейчас могли наблюдать. Некоторое время билась предательская мысль, что всё это - маска и все эмоции наигранны. Но время шло, а каких-либо признаков, доказывающих эту теорию, не было. Да и не видела я причин для всей этой наигранности, всё равно главой наверняка станет Ханаби. Поэтому, в конце концов, я решила махнуть рукой на все подозрения, и он стал для меня чем-то вроде дедушки, который всегда выслушает и расскажет множество интересных историй (коих в его жизни было немало). А в случаях, подобных сегодняшнему, будет читать нотации, на которые его обычно надолго не хватало. В общем, я даже радовалась, когда попадала в больницу. Ведь Яритэ-сан - единственный, с кем можно общаться в такой домашней форме, без уже осточертевшего мне холодного тона.

Повернула голову к окну: на улице уже вечер, но пока что светло. Уходящее за горизонт солнце освещало скучные серые стены. Эх, теперь лежать тут до самого утра. Зато, пока есть свободное время, можно спокойно полежать и подумать. Чего я добилась за последние два месяца? Ну, кроме более тесного общения со стариком, ничего сверхважного. В тренировках продвинуться далеко не удалось, если сравнивать с достижениями своих ровесников, но кое-какие подвижки пошли. К сожалению, всё идёт слишком медленно, а до поступления в академию ещё слишком долго. Все попытки найти того, кто бы всерьёз помог с тренировками оказались провальными. Можно было воспользоваться своим статусом наследницы, но это всё равно не привело бы к желаемому результату. Но, несмотря на все неудачи и отношение ко мне клана, я не сдаюсь. Ведь хоть ещё и не шиноби, но путь, по которому буду идти, уже выбрала и дала себе слово стать сильнее и показать Хиаши, что я никакая-то там слабачка. Я воспользуюсь всем, чтобы достичь своей цели. С такими мыслями я и не заметила, как успела заснуть.

***

Полдень. Один из парков Конохи, в котором сейчас было немноголюдно. Только лишь девочка, лет шести, с иссиня черными волосами и глазами с едва различимым зрачком. Одета была в обычное с виду кимоно белоснежного цвета. На лице её блуждала сдержанная улыбка. Несмотря на все её старания, вид она имела более чем довольный. Ну, а как здесь не радоваться? Ведь наступил период цветения сакуры, который был в самом разгаре. Наблюдение за цветущей сакурой было одним из самых любимых её времяпровождений. Она бы так и продолжала бесцельно идти, если бы не раздавшийся неподалёку голос с нотками шипения.

- Не правда ли красивое зрелище, вы согласны, Хината-Химе? - похоже прогуливающаяся девочка сильно ушла в себя. Она вздрогнула и подняла на незнакомца удивлённый и немного испуганный взгляд, который через секунду стал почти безразличным.

- Пожалуй, - спокойно ответила Хината и незаметно огляделась в поисках своего сопровождения. Никого, кроме стоящего перед ней мужчины, ей увидеть не удалось, отчего ей стало как-то не по себе. Но девочка старалась не подавать вида.

Черт, куда все подевались? Если бы меня снова попытались украсть, ради Бьякугана, то этот мужчина уже был на пути в одну из пятёрки (точнее четвёрки) великих стран, с грузом в виде меня. Раз со мной пока что ничего не произошло, да и он явно не торопится что-нибудь делать, то всё не так уж и плохо.

Мужчина. С неестественно бледной кожей. Волосы были черны и доходили ему до ключицы. Одет в стандартную полевую форму шиноби и с протектором Конохагакуре, ясно показывающим, что он является ниндзя этой деревни. Ну, или является шпионом другой. Он с неподдельным интересом и хитрым прищуром наблюдал за действиями девочки. О да, наблюдение за тем, как сменяются эмоции девочки, стоящей напротив него, было весьма забавным. Да и вся эта ситуация явно веселила его. Наконец, совладав с эмоциями, юная наследница одного из величайших кланов Конохи, подняла на мужчину взгляд, в глубине которого, несмотря на все старания, всё же сохранился страх. Но при этом она старалась продолжать беседу ровным тоном.

- Судя по всему вам известно, кто я. Не кажется ли вам, что общаться с человеком, зная его имя, но, не представившись самому - не слишком вежливо?

- Действительно, где же мои манеры? Хотя я удивлён, что меня не узнали. Чему сегодня только учат молодёжь? - ненатурально возмутился мужчина. - Ладно, дам подсказку. Я один из тройки Великих Санинов, ученик третьего Хокаге и мой призыв - змеи.

На лице Химе после этих слов прошлось множество эмоций. Начиная с полного... удивления, до явного стыда, проявившегося в сильном покраснении.

'Ааа, вот я дура. - думала девочка. - Как можно было не узнать Змеиного Сенина - Орочимару? Ведь все приметы явно указывают на него. Да и видела я его уже, правда один раз и то, издалека. Но всё же я не бесклановая какая-нибудь, чтобы не узнать такую личность. Да и отсутствие моей охраны вполне можно объяснить. Скорее всего меня и вправду хотели похитить. Успели избавиться от охраны, но Орочимару смог их перехватить. Он мог. По рассказам следует, что он куда сильнее обычного джоунина и почти не уступает Каге деревни. Надо бы извиниться и узнать точно, что здесь произошло'.

Но Змеиный Сенин не стал ждать вопросов от маленькой Хьюги. Он и так смог прочесть все мысли девочки, по её лицу. Поэтому начал разговор первым.

- Твоей охраны здесь нет по моей вине. Не волнуйся, с ними всё в порядке. Просто я хотел поговорить с тобой наедине. Этот разговор не для лишних ушей, - уже серьёзным тоном продолжил призыватель змей.

'Как интересно, - вновь задумалась девочка, - то есть всю мою охрану вырубили, чтобы просто поговорить? Да ещё и один из кандидатов на следующего Каге? Похоже, на вчерашней тренировке, я ударилась головой куда сильнее, чем мне сказал Яритэ-сан, потому что это всё больше похоже на бред. Может, я вообще в гендзюцу? Хотя, допустим, что это всё реально. Чёрт, что-то меня больше не успокаивает то, что передо мной вроде как один из самых сильных и преданных ниндзя Конохи, скорее наоборот... Ещё его оговорка про "лишние уши" настораживает. Что же такое он хочет со мной обсудить, раз для этого пришлось пойти на такие меры?!'

- А-э-э...кхм, - ну и где красноречие, когда оно так нужно?

- Ты, наверное, хотела спросить что-то вроде - 'Почему Я?, - шиноби со столь высокой силой и репутацией, решил поговорить с ней с помощью столь экстравагантного способа?' Ведь, если это вскроется, то как минимум отношения со всем кланом Хьюг станут куда менее добрососедскими. - На это девочка лишь кивнула. - Ну, здесь может быть много вариантов. Начиная с того, что это проверка качества твоей охраны. До этого мне нечем было заняться и просто стало скучно. Но мы отошли от темы. Итак, тебе наверняка интересна тема нашего разговора. Всё просто, я хотел сделать тебе предложение, - тут Хината не выдержала и натурально вылупилась на него, на что он, хрипло посмеявшись, продолжил. - Деловое. Поверь, мне не нужна сомнительная слава подобно Джирайе, - и о чём-то задумавшись, замолчал.

- И в чём заключается ваше... предложение, Орочимару-сан? - осторожно и максимально вежливо поинтересовалась она. Лучше всё же сначала узнать чего он хочет, а потом принимать решение, как действовать.

- Ты хочешь стать моим учеником?

- Ч-что? - она не ослышалась? Может, всё же попала во вражеское гендзюцу?

- Ты будешь обучаться у меня? - спустя минуту тишины, за которую Хината так и не смогла ничего ответить, мужчина вздохнул и очень грустным голосом продолжил. - Нет? Жаль... Ну, тогда я пойду.

- П-постойте, - на автомате ляпнула она.

- Хм-м? Уже передумала? - с небольшой ехидцей в голосе спрашивает остановившийся на полушаге змееглазый шиноби.

'Да он просто смеётся надо мной! - недоумённо воскликнула девочка в мыслях. - Ладно, нужно успокоиться и задать вопрос, который покажет насколько серьёзно его предложение'.

- Почему я?

'Очень интересно, что он на это ответит, - вновь погрузилась в свои мысли Хината. - Вряд ли его так впечатлили мои способности, что он решился вырубить всю мою охрану, лишь для того, чтобы обучать меня. Тем более, мы до этого никогда не общались. Да и не мог он видеть ни одной моей тренировки, всё-таки попасть незаметно на территорию клана, где все вокруг - сенсоры, просто невозможно. Даже для Санина.

- Думаю, если я скажу, что разглядел в тебе потенциал - ты мне не поверишь, верно?...

***

POV Хината

Мда... Как много я узнала всего-то за двадцать минут. И что-то мне подсказывает, что с такой информацией меня не отпустят. Вряд ли убьёт, но клан такое так просто не оставит, даже если следов не останется, будет искать убийцу до последнего. Это дело принципа. Хотя, честно сказать, от этого мне не легче.

Он смог убрать охрану, не убивая, да и плюс к этому, за всё время разговора никакого намёка на человека в зоне видимости бьякугана (всё это время он был активен, однако, никаких претензий по этому поводу высказано не было). В результате, наиболее вероятно, что он использует какое-то высокоранговое гендзюцу либо, привязанное к местности, чтобы никто посторонний не помешал нашим "посиделкам", либо на меня. А с активным бьякуганом это даже страшнее. О том, чтобы кто-то смог обмануть клановое достоянье Хьюг (это я про бьякуган, если кто не понял), я вообще не слышала. Получается, что меня вероятнее всего ждёт промывка мозгов. Да уж...

Как я поняла, Орочимару подойдёт любой Хьюго и, если я откажусь, это лишь немного отодвинет его планы. А так, он сможет дать мне силу, о которой я так мечтала, и потом смогу занять подобающее место в клане. И самое главное, всё моё "обучение" будет проходить тайно. Что более чем меня устраивает - меньше проблем с Хиаши. А в будущем, как минимум, никто не посмеет назвать меня слабой. Что же, думаю, выбор очевиден.

- Я согласна, - после нескольких минут раздумья, наконец, отвечаю змеиному санину, глядя прямо в глаза, на что он без лишних слов направил правую руку прямо в мою сторону. Из её рукава на огромной скорости вылетела небольшая змея. Достигнув меня, она без промедлений укусила в предплечье. Не успела я хоть как-то отреагировать, как она, отцепившись от меня, исчезла в непонятном облачке дыма. Я сразу перевела вопросительный взгляд на теперь уже моего "сенсея".

- Это призывное животное. Нужно было нанести печать для поддержания связи с тобой, когда ты будешь на территории клана, - тут я заметила, что на руке стала проявляться какая-то вязь символов. - Как только она полностью сформируется, то станет невидимой даже для бьякугана, так что прятать её ненужно. Как только она исчезнет, я объясню, как ей пользоваться.

- Орочимару... -сенсей, - решила задать отвлечённый вопрос, чтобы как-то занять немного гнетущую тишину, - а обязательно нужно было использовать змей для нанесения печати?

- Нет, - и пакостно ухмыляется. - Просто этот способ наиболее зрелищен.

Мысленно я успела разразиться очередной тирадой по поводу змей, их призывников и об одном постоянно ухмыляющимся любимчике "зрелищности", в частности. Но из задумчивости меня вывел пристальный взгляд моего учителя. Взглянув на свою руку, убедилась, что непонятные каракули практически исчезли.

- Что же, думаю, мы можем продолжить. Итак, прежде, чем рассказать, как пользоваться этой печатью, я хотел бы объяснить, почему я сделал именно так, а не иначе. Прежде всего, это сильно сокращает затрачиваемое нами сейчас время. Это печать создана специально, чтобы можно было совершить призыв без задержек и складывания печатей. Если бы я поступил стандартно - дав подписать контракт со змеями, то пришлось бы потратить довольно много времени на обучение этому дзюцу, на которое ты бы наверняка затратила минимум несколько дней. Теперь вернёмся к самому исполнению техники. Тебе нужно лишь представить змею, которую ты имела честь лицезреть несколько минут назад. Пожелать, чтобы она появилась и ,сложив печать концентрации, подать чакру в место где находится печать. Всё запомнила? Теперь попробуй, а я прослежу, чтобы техника была выполнена правильно.

Ну что же, попробуем. Не торопясь сложить печать концентрации... представить получше эту гадюку... направить чакру точно в печать, где она была пару минут назад... простоять целую минуту с закрытыми глазами. "Ну, давай же, появляйся, чёртова змеюка!" - мысленно возопила я и почувствовала отток чакры. Решила открыть глаза и увидела небольшую змею, что буквально оплела мою руку. Убедившись, что она не иллюзия, наконец, вздохнула спокойно.

- Неплохо. Это призывная змея-почтальон - Шухайнин, - и, заметив мой взгляд, продолжил, как бы оправдываясь. - Да, имя я подбирал так, чтобы сразу было понятно, что она делает. Именно она будет связана с тобой, и ты больше никого не сможешь призвать посредством этой техникой. То, что ты сейчас видишь - низший призыв из Рьючидо - священного места для всех змей. Но подробнее о нём мы поговорим в следующий раз. Обычно, призыву такого уровня я не даю имён, так что если хочешь, можешь дать ей новое.

- Да нет, пойдёт.

- Ну, раз так, то продолжим...

End POV Хината

***

Тёмный коридор, освещаемый лишь горящими факелами, расположенными параллельно друг другу на протяжении всего пути. По коридорам, отражаясь от стен, были отчётливо слышны звуки размеренных шагов, издаваемые деревянными гета. В отсветах огней, вышагивая по каменному полу, виднелась фигура. В ней вполне можно узнать многим известную девочку. Волосы её были также черны, но куда длиннее, чем раньше. Глаза также имели лишь блеклый зрачок. Хотя лицо ничего не выражало, но сам взгляд изменился. В нём уже не был виден тот страх, что одолевал раньше. Теперь, в глазах можно было прочесть уверенность в себе и решимость идти до конца, каким бы он не был. Кожа, кажется, стала ещё бледнее, чем раньше. Вероятно, это из-за того, что она уже давно не видела солнечного света или же во всём виноваты проводимые на ней эксперименты, уже давно ставшие привычным делом. А, может, что-то ещё? На этот вопрос, пожалуй, не смогла бы ответить и сама девочка. Из одежды на ней была серая юката с синими узорами, а подпоясано всё фиолетовым канатом. Самой девочке такой "пояс" не очень-то и нравился, но приходилось терпеть. Да и на фоне некоторых других неудобств в этом месте, вполне терпимо. На спине надёжно закреплены ножны для удобства, скошенные на левый бок, имеющие белый цвет, не считая черной полосы, идущей параллельно рукояти клинка той же расцветки.

В "ребёнке" можно было разглядеть движения, больше подходящие для бывалого воина, чем обычной девочки. Но в них явно не хватало той плавности, что свойственно профессионалам, которые тратят годы на тренировки в убийстве себе подобным - шиноби. Но и того, что было сейчас, хватило на то, чтобы, как минимум, призадуматься не слишком сильному, но способному разглядеть в обманчивой хрупкости - опасность. Мыслями юная шиноби была глубоко в себе, она вспоминала все прошедшие события и пыталась разобраться, правильный ли путь выбрала.

После того, как она согласилась на предложение Орочимару-сенсея, он действительно стал тайно обучать её. Тренировки с джуукеном (стиль тайдзюцу клана Хьюго) на открытых полигонах пришлось сократить на треть. Почти от всех спаррингов Хината отказывалась. Тренировки с живым противником, конечно, здорово помогают продвинуться, но это не сравнится с тем, чему можно было научиться у сенсея. По началу, он через Шу (сократить имя призыва было решено для удобства сократить) передавал мне теоретическую базу, в которой были упражнения по укреплению тела и духа. На третий день получила препараты, которые помогают в моих тренировках. Сделаны они были специально под меня, на основе анализа крови (оказывается Шу тогда не только печать поставить успела). Как говорится, почувствуй разницу. Укрепляющие упражнения стали куда эффективнее. Девочка прямо чувствовала, как становится сильнее, хотя не так быстро, как хотелось бы.

Вскоре, помимо этого, учитель стал показывать приёмы тайдзюцу, не относящиеся к клановому, но чем-то похожими. Стиль походил на змеиный. Впрочем, если вспомнить, кто у сенсея в призыве, в этом нет ничего удивительного. Приёмы приходилось отрабатывать на своих "прогулках" количество которых, день ото дня увеличивалось в геометрической прогрессии. А, благодаря Орочимару, сопровождение не видело в этом ничего необычного. В клановом квартале же приходилось тренироваться у себя в комнате, благо, жилплощадь позволяла, а защита не давала увидеть, чем она занимается. Правда, на всякий случай приходилось призывать Шу, которая следила за тем, чтобы никто не пытался здесь разнюхивать. Но если ей верить, то таких попыток не было совсем.

Из-за того, что все тренировки мало относились к клановым, а показывать, помимо их - чревато, на редких спаррингах, от которых попросту уйти не удавалось, девочка показывала не слишком впечатляющие результаты, а Хиаши, не особо скрывая, показывал своё отношение к ней. Как же в такие моменты Хинате хотелось показать всё, чему она успела научиться, и увидеть что-то, помимо презрения. Что бы она тогда увидела? Наверное, хотя бы удивление. На что-то похожее на одобрение или гордость девочка уже и не надеялась.

***

POV Хината

Шли месяцы. Я становилась сильнее. Но в клане об этом никто не знал. Подходило время к поступлению в академию. Это меня уже не радовало так, как раньше. Что мне там могут дать такого, чего не сможет дать учитель? Но деваться было некуда. Да ещё и Яритэ-сан ушёл на миссию. Как он сказал "поразмять кости". Кому именно, он не уточнял. Скучно, видите ли, ему. По крайней мере, я теперь могу общаться и с Шу, да и учитель сделает так, что скучно не будет уже мне.

Я не заметила, как подошло время для моего поступления. Энтузиазма по этому поводу по прежнему у меня не возникало и идти не было никакого желания. Но я никак не ожидала, что моё желание будет исполнено в таком виде. Хиаши решил, что мне ещё рано идти в школу ниндзя. Самое смешное, что ссылался он на то, что технически мне не будет шести. Ага, целых две недели это такой большой срок, что нужно отложить поступление на целый год. Мне от этого только лучше, но сам факт... У меня даже иногда возникло чувство, что он специально пытается вывести меня из душевного равновесия. Поэтому взять себя в руки было нетрудно.

Но по-настоящему весь мой контроль эмоций понадобился менее, чем через неделю. Подслушав случайно разговор двух соклановцев, удалось выяснить, что команда в которой был Яритэ-сан, была атакована и почти полностью уничтожена неизвестными нукеинами. Единственное, что удалось заметить, это то, что они были одеты в чёрные плащи с красными облаками. Дальше я уже не слушала и бегом направилась в клановый госпиталь. Внутренне я надеялась на то, что со стариком всё в порядке и он находится в нашем квартале. Ну, или хотя бы не валяется на раскуроченной земле, оставленный выжившими при отступлении, а получает первую помощь у наших медиков. Добравшись до больницы, узнала у персонала, что 'нужный вам шиноби, в крайне тяжёлом состоянии в третьей операционной. Прошу подождать вас в приёмной Хината-химе'.

Подождав несколько минут, я поняла, что операция может занять несколько часов, за которые в ожидании просто изведу себя. Поэтому незаметно пришлось принять несколько таблеток, влияющих на нервную систему и отключающих эмоции. Они очень помогали, когда тренировки становились монотонными, и просто морально не было сил их выполнять. Почти мгновенно почувствовав действие препарата, смогла взять себя в руки и приготовиться к долгому ожиданию. Но не прошло и десятка минут, как лампа показывающая ход операции погасла, и из дверей вышла женщина средних лет в белом халате. Судя по отсутствию крови на одежде, которая по словам медперсонала просто была обязана там быть из-за полученных ранений оперируемого - это была медсестра, и выполняла она роль батарейки. Частично, это подтверждал её вид, который был более чем усталый. И, похоже, просто переводила дух, не спеша уходить. Такую возможность я упускать была не намерена.

- Простите медик-сан. Оперируемый в этой палате Ярите-сан, с ним всё в порядке? - безэмоционально спросила я. Мне даже на секунду стало страшно, что я могу быть настолько безразличной в такой ситуации. Но быстро отмела эту мысль. Главное, сейчас убедиться, что жизни старика ничего не угрожает.

Когда я начала говорить, женщина вздрогнула. Похоже, её измотало сильнее, чем мне казалось ранее, раз она не смогла сразу меня заметить. Повернула ко мне голову. На лице помимо усталости было заметно явное удивление. Почему-то сглотнула. Интересно, что это с ней? Это из-за того, что перед ней наследница клана. Или на неё так повлияло то, как я спросила. Вроде многие в клане так общаются, правда за его пределами. Чёрт, похоже, я приняла слишком большую дозу, раз в такой момент в голову лезут совсем идиотские мысли.

- Хината-сама, - поклонилась мне, я же просто обозначила поклон кивком головы. - Ярите-сан действительно поступил к нам, с весьма тяжёлыми ранениями. Удивительно, как ему вообще удалось продержаться весь путь до деревни. На его лечение собрали команду отменных ирьенинов. Но, несмотря на все усилия, было уже слишком поздно...

- Понятно, - оборвала девушку, дальше можно не слушать. Но кое-что всё же можно спросить. - Успел ли он, что-нибудь сказать перед... смертью?

- Да, незадолго до смерти, взгляд Ярите-сана вдруг прояснился и... я не уверена, похоже, он с кем-то меня спутал. Но слова были примерно следующими: "Я ни о чём не жалею. Надеюсь, ты так же будешь идти вперёд и никогда не сдашься" и что-то про "пора старику на покой". Большего, к сожалению, я разобрать не смогла. Но им всё было сказано с такой тёплой улыбкой, будто и не было тех страшных ранений .

С минуту я стояла и обдумывала ситуацию. Старика больше нет. Его убили. Как такое вообще могло произойти? Рациональная часть мозга подсказывала ответы на этот вопрос и говорила, что каждое задание несёт в себе большой риск. Даже для опытного шиноби. Таков наш мир и все в нём смертны. Мне хотелось взвыть от этих мыслей. И показать всем, какого мне сейчас. Но препарат Орочимару действовал на совесть. Ни один мускул не дрогнул, под наплывом того, что творилось внутри. Но и пожар, в конце концов, погас, отрезав разум от мешающих сейчас эмоций.

***

Составив примерный план насчёт того, что же делать, я направилась сначала к выходу из больницы, а следом и из самого кланового квартала. Шла на место встречи с тем, кто наверняка уже знает о произошедшем. И его знания основаны на более достоверных данных, нежели я смогу выяснить сама.

- Ты сегодня пришла куда раньше, чем обычно, - проскрипел знакомый мне голос.

- Орочимару-сенсей, что вы знаете о сегодняшнем происшествии? - без всяких политесов, так же, как и недавно в больнице, с холодом в голосе начала разговор. На что мужчина лишь усмехнулся.

- "Происшествий" в Конохе за день происходит не мало. О каком именно ты хочешь узнать?

- Думаю, вы это и так прекрасно знаете. Ведь иначе бы вас здесь не было. Я права, учитель? - не меняя своего тона, подтолкнула к ответу.

- Конечно. Догадаться было несложно. Когда я об этом узнал, то направил сюда теневого клона и не прогадал. Но тебя наверняка интересует не столько само происшествие, сколько то, кто убил твоего знакомого. Но поспешу сказать, что известно о них немногое. Единственное, о чём можно сказать с полной уверенностью это то, что они очень сильны. Это далеко не первая встреча с нукенинами в этих нарядах. Кроме того, по их передвижкам можно предположить, что они собирают что-то вроде 'клуба по интересам'. И берут туда далеко не каждого, что и даёт им такую скрытность. До этого им попадались только бесклановые, и этот факт удавалось скрывать. Но теперь с этим явные проблемы. На это старик Третий уже не сможет закрывать глаза. Правда, вряд ли кому-то удастся отомстить за твоего знакомого, ведь, если разведчики не врут, даже у меня есть неплохие шансы умереть в схватке один на один. А поодиночке они не ходят.

- Орочимару-сенсей, есть ли у меня хоть шанс, что в будущем, при вашем обучении я смогу...

- Отомстить за смерть того старика? Хмм, - тут он задумался, а я не стала показывать недовольство к тому, как он отзывается о Ярите-сане. Сейчас от ответа учителя зависело, получится ли мне рассчитаться с теми ублюдками. - Думаю, если ты продолжишь в таком же темпе, как и сейчас, то достигнешь высоких результатов. Однако, недостаточных для сражения с отступниками такого уровня. - "Черт, неужели даже с помощью великого санина мне не достигнуть желаемого?" - Но, если полностью переделать твои тренировки, то шансов станет куда больше. Предупреждаю сразу, то с чем тебе придётся столкнуться, будет гораздо сложнее. Можешь считать, что до этого была лишь разминка. Скорее всего, ты просто не выдержишь того темпа, что последует за твоим соглашением. Кроме того, назад пути у тебя уже не будет. Поэтому хорошенько подумай, прежде чем соглашаться.

Я честно попыталась задуматься, но всё время приходила к выводу, что попросту не могу отказаться. От ускоренного обучения, для того чтобы стать сильнее и, уже не просто доказать Хиаши, как он ошибался, но и ответить тем убийцам за всю боль, что будет жить во мне ещё достаточно долго. Поэтому ответ не замедлил сорваться.

- Я согласна, - ненадолго даже появилось чувство дежавю. - У меня нет права отказаться.

- Отлично. Пока что отрабатывай то, что есть. Но поверь, - тут его улыбочка стала поистине пугающей. - Очень скоро ты захочешь вернуться к старому курсу. Но этого сделать не дам уже я, - и заливисто рассмеялся.

За всё время, проведённое с Орочимару, я так и не привыкла к его... причудам. Не успели мы, как следует начать форсировать моё обучение, как сенсей в срочном порядке с помощью Шу, назначил встречу на старом месте. Если верить его словам, то получалось, что Третий решил прикрыть его исследования, и теперь нужно срочно уходить из Конохи, потому что после этого лучшее, на что стоит надеется - это нахождение в камерах АНБУ до конца своих дней. Не знаю, правда это или нет... В тот момент мне было всё равно. Мной завладела идея отмщения, и методы, которые придётся использовать для этого, совершенно не волновали. Поэтому я без раздумий согласилась пойти с ним. Тренировки стали действительно сложными и даже с моей одержимостью через месяц я была готова сдаться. Но, как и обещал учитель, он попросту не дал мне остановиться. В этом помогла "Печать Неба". Она давала просто прорву чакры, и при правильном подходе прекрасное подспорье к тренировкам. Учитель говорил, что это лишь первый уровень, а позже научит к переходу на второй, который не идёт ни в какое сравнение с предыдущим. С ним мои возможности вырастут чуть ли не в геометрической прогрессии, но сначала мне нужно полностью овладеть первым уровнем. Я уверена, что уже близка к этому и совсем скоро стану на шаг ближе к своей цели. Вчера мне выдали катану, что висит у меня за спиной. Испробовав её в деле, убедилась, что по сравнению с тем, что было у меня раньше, это просто произведение искусства. Легкость, с которой она лежала у меня в руке, просто удивительна. А острота клинка вообще что-то за гранью. И это с использованием сырой чакры... Даже не знаю, что будет, когда я начну пропускать стихийную. Сегодня же сенсей обещал просветить меня насчёт свойств меча. Очень интересно, на что будет способно это творение, когда я полностью им овладею.

На моём полностью безэмоциональном до этого момента лице, появилась едва заметная улыбка, что случалось крайне редко. Как и сейчас, недавняя ухмылка полностью стёрлась с губ. И, как и несколько секунд назад, приняв независимый вид, я свернула в другую часть туннеля, где меня ждал тот, кто принял и ещё примет участие в судьбе, которая ожидает.

***

В последующее моё обучение произошло много примечательного. Но, как воспоминания, для меня они пролетели почти незаметно. И теперь, вспомнив и увидев всю свою жизнь, как-то по-другому стала смотреть на вещи. Мои поступки, которые до недавнего времени считались правильными, теперь кажутся абсурдными. Да и последние слова старика: "Надеюсь, ты так же будешь идти вперёд и никогда не сдашься". Тогда они подстёгивали к тому пути, что я следую последние четыре года. Сейчас же мне кажется, что смысл слов был совершенно другим. Он явно не хотел, чтобы я пыталась мстить. Да ещё для этого ушла из деревни. Почему я раньше об этом не задумывалась? Все мои поступки кажутся ошибочными. Но почему именно сейчас вдруг изменилось всё мировоззрение? Виновата моя временная амнезия? Или какой-то другой фактор? Неизвестно, сколько так искать ответ на свои вопросы. Но неожиданно пришла мысль, что ответ обязан крыться в моих воспоминаниях. Вероятно, я что-то проглядела в первый раз, но, возможно, ответ сам всплывёт в моём сознании, а в подсознании, где я и нахожусь (спасибо вернувшейся памяти) это будет сделать не слишком сложно. Как говорится, не будем спорить с голосом разума и начнём экзекуцию. Тем более, возвращаться в реальность пока как-то не хочется.

- И снова здравствуй карусель, - пробормотала я, снова погружаясь в уже знакомую круговерть.

Глава 3. Моё имя.

- Фуууф, - выдохнула я после очередного просмотра своих воспоминаний. Сколько бы я не возилась с этим и как бы тщательно не пыталась выявить место воздействия на мою личность до того, как впервые проснуться во внутреннем мире, не обнаружила. Нет, Орочимару, конечно, влиял на меня и неслабо. В самом начале он делал это лишь словами. "Печать Неба", которая довольно-таки сильно била по мозгам, была поставлена уже после ухода из деревни. Да и сейчас никуда не делась, а от её воздействия так просто не избавиться. По крайней мере, самостоятельно. Не в том состоянии я была, чтобы что-то суметь изменить. Да и после пробуждения меня словно подменили. Я как будто сама не своя. А печать не воздействовала на меня все эти годы. И чем дольше я пыталась разобраться в себе, тем больше была уверена, что воспоминания истины, и их никто не подменял. Но одновременно с этим была уверенность, что со мной ничего подобного не происходило и при этом память действительно принадлежит мне. Все эти противоречия подстёгивали к новому витку уже осточертевшей карусели из собственных воспоминаний.

Пожалуй, главный плюс, который перекрывал все существующие минусы, это самые первые годы моей жизни. Детство. Тогда я ещё не заботилась о своём месте в клане, и Хиаши был добр по отношению ко мне и постоянно улыбался, а мама была жива... Каждый раз, вспоминая её, глаза сами начинали слезиться от нахлынувших чувств, хоть те времена и навевают грусть. Одновременно с этим приходит и радость, ведь до этого я почти не помнила свою мать, а теперь могла в мельчащих подробностях рассмотреть её лицо и почувствовать то уже забытое тепло, что излучала она, когда находилась рядом. Эти моменты стали для меня даже важней, чем попытка разобраться в себе. Ненадолго даже захотелось забыться и полностью погрузиться в те прекрасные моменты. Но в конце титаническими усилиями мне удалось взять себя в руки. Как бы я не хотела, но те времена уже не вернуть, поэтому я решила заканчивать и оперировать тем, что есть. Иначе я так и до конца своих дней могу пробыть в мире грёз.

Пожалуй, единственной зацепкой была моя клиническая смерть, которая произошла незадолго до пробуждения во внутреннем мире. Но после вдумчивых размышлений единственное, что пришло в голову, это встреча с самой Шинигами. По крайней мере, эта сущность точно могла меня изменить, ведь простой амнезии слишком мало для этого. Да и простое погружение в подсознание не сможет выявить вмешательство, если это и правда вмешалось какое-нибудь высшее существо. В конце концов, мне просто надоело над этим раздумывать, и я решила, что буду называть себя Хинатой за неимением других вариантов. Да и после воспоминаний о своём детстве, уже никак не могу от них отречься - они мои и больше ничьи. А кто не согласен, это его проблемы, а никак не мои.

Так, я, наконец, смогла перейти к более важному вопросу: "Что делать?". Возвращаться в реальный мир лучше не спешить. Там меня вряд ли ждёт что-то хорошее, особенно, если вспомнить, в каком до этого состоянии я пребывала. Да и скорая встреча с Орочимару, вызывает совсем противоположные эмоции, нежели те, что были в бытность моего обучения. Хотя, может, уже давно пора бы вернуться. А то увидит, что долго не прихожу в себя, да и решит, что лучше разобрать меня на части, чем дожидаться, когда проснусь... Но не успели мысли перейти в действие, как мир начал исчезать из поля зрения, а я уже почувствовала, как, словно через трубу, вливаюсь в реальность.

***

Пробуждение было не слишком приятным. Система Циркуляции Чакры (СЦЧ) прочувствовалась мной как никогда чётко. И нет, боль не была уж совсем нестерпимой, как ожидалось после особо чакра-затратной "тренировки" у сенсея. СЦЧ чувствовалась именно вся, даже самые дальние участки гудели не хуже основных протоков. Но если не особо обращать на это внимание, то вполне можно попытаться незаметно прочувствовать обстановку. Надеюсь, учитель где-нибудь далеко, а то мои ухищрения будут смотреться просто смешно.

Хм. Странно, то, на чём я лежу, напоминает обычную кровать. Что странного в обычной кровати, спросите вы? Очень просто - она слишком мягкая, а такая находится только у меня в комнате. За все годы, проведённые у Орочимару, к себе в комнату я попадала лишь на своих двоих. В остальных случаях, вроде чакра-истощения, лучшее, на что можно было надеется, это попасть на операционный стол, что поначалу, когда я просыпалась, меня несколько... нервировало. Мне на всю жизнь запомнился эпизод, когда после изматывающей тренировки я открыла ничего непонимающие глаза и увидела ухмыляющегося Орочимару с внушающим набором хирургических инструментов, а глаза так и показывали желание деятельности. Он ещё очень расстроился и долго причитал из-за того, что я слишком рано проснулась. Я так и не поняла: он так решил пошутить, проверить мою 'стрессоустойчивость' или чего ещё? Но после, довольно быстро научилась спать с минимально необходимым телу временем, а сон стал таким чутким, что разбудить меня мог даже самый слабый порыв ветра. Да уж, учитель мог заставить вздрогнуть даже меня, на тот момент мало на что реагирующую.

Но что-то я отвлеклась. Кроме странной кровати внимание привлёк и другой воздух. В подземельях он совсем отличается от того, что я чувствовала, когда мне всё же удавалось выйти на поверхность. И хоть находилась я в помещении, разница была очевидна. Подключённые ко мне приборы и капельница удивления не вызвали. Разве что с дозой обезболивающего чуть-чуть недобрали. Хоть глаза у меня были закрыты, обстановка явственно ощущалась по-другому. Помещение было слишком маленьким для лаборатории Орочимару. Да и чутьё вопило о неправильности происходящего. Я уже хотела открыть глаза и осмотреться, как услышала шум открывшейся двери, и мне срочно пришлось менять свои планы и притворяться спящей. Послышались чьи-то шаги, уже закрывающаяся дверь и снова шаги. После, кто-то довольно тихо присел на стул находящийся где-то неподалёку от меня, а затем раздался голос, что я не слышала несколько лет и не думала услышать когда-нибудь ещё.

- Можешь не притворяться. Я знаю, что ты не спишь, - сказал мужчина.

После некоторой степени удивления, когда мне, наконец, удалось вернуть самоконтроль, я решилась открыть глаза, внутренне надеясь, что ошиблась. Но открыв их, я лишь удостоверилась в правильности своей догадки. После непродолжительного моргания и привыкания к свету, перед собой я смогла различить мужчину средних лет в белом кимоно с закинутыми назад длинными чёрными волосами. Лицо имело аристократические черты и бледность. По глазам видно наличие так знакомого мне додзюцу - Бьякуган. Сами глаза не выражали уже привычный мне укор. В них отражалось гораздо больше эмоций, чем можно было бы попробовать угадать. Хотя, это продолжалось всего несколько секунд, что непозволительно для такого человека, но даже после возвращения привычной холодности, можно было заметить едва различимый ураган, что творился в душе мужчины. Это меня удивило гораздо больше, чем сама встреча, но успокоиться удалось быстро. И дабы быстрее заполнить образовавшуюся тишину, я решила заговорить первой.

- Хмм. И чем же я заслужила аудиенцию с самим Хиаши-сама, главой клана Хьюго - сильнейшего в Конохагакуре? - хоть я и старалась говорить как можно холоднее, но полностью скрыть эмоции не удалось. Не в том состоянии, чтобы управлять собой. Да и не особо хочется скрывать своего к нему отношения.

- Давно не виделись, Хината, - словно не услышав мою фразу, произнёс мужчина, на секунду прикрыв глаза. - Нам нужно серьёзно поговорить.

- Серьёзно? Ха, других разговоров у нас с тобой и не было. Да и если судить по обстановке, то я в Конохагакуре, верно?

- В особо защищённом крыле здания больницы, - едва заметно кивнул Хиаши, - спроектированного специально для таких случаев.

- То есть, эту сумасшедшую змеюку поймали? - "Интересно, как они это проделали. Поди, не один десяток элитных шиноби задействовали".

- Нет. Орочимару сам отдал тебя, - в ответ я изогнула бровь, намекая на подробности. - Но это сейчас неважно. Главный вопрос, хочешь ли ты стать ниндзя этой деревни. И да, это не шутка. Хината, мне необходим утвердительный ответ ещё до того, как я выйду из этой комнаты. Иначе, мне не удастся помочь тебе.

- Помочь?! - буквально прошипела я. "Да как он может...". Меня охватила злость и обида после этих слов... На него... за то, что мне пришлось прожить детство в страхе... На себя - уже за свои ошибки. И мне очень захотелось снять с него эту его ледяную маску и увидеть, что на самом деле ко мне испытывает Хиаши. - С чего такая забота обо мне спустя столько лет? Неужто, годы разлуки вдруг смогли пробудить в тебе родительский инстинкт? Что же ты молчишь, отвечай же, папочка!

Хиаши же сидел неподвижным изваяньем. Лишь сжатые в кулаки руки едва заметно подрагивали. Всё это время глаза его были закрыты, но также нескрываемо подрагивали. Дыхание едва заметно сбилось. Я добилась своего и вывела отца из равновесия, даже уже ожидала, что он накричит на меня, ну или, по крайней мере, обольёт привычным презрением, и я смогу, наконец, успокоиться. Когда Хиаши открыл глаза, на меня буквально нахлынул поток ничем не скрытых эмоций. Однако они кардинально отличались от того, что я ожидала. Мои глаза прилипли к тому месту, где раньше нельзя было разглядеть даже отголосков того, что происходит сейчас. Я даже на какое-то время забыла как дышать. Как только он заговорил, мне удалось частично убрать наваждение, хотя мозг до сих пор, до конца не желал воспринимать всё, как реальность.

- Потому что я не могу поступить иначе. Ведь я один виноват в том, что тебе пришлось пережить. Иноичи уже успел обследовать тебя, пока ты была без сознания, так что мне известно, до чего довёл тебя Орочимару, - тут его кулаки сжались куда сильней, чем раньше, а глаза опустились на пол. - Я хотел воспитать тебя сильной характером, но выбрал для этого далеко не лучший путь, - на несколько секунд комната наполнилась тишиной, за которую вся напряжённость в позе Хиаши исчезла, а глаза, казалось, еле сдерживаются от того, чтобы из них не хлынул ливень слёз, сдерживаемых на протяжении многих лет. - Ты так сильно походила добротой на свою мать. Если... если бы я выбрал другой путь и принял тебя такой, какая ты есть... Я же всё разрушил и этого уже не изменить, - здесь он снова сделал паузу, в течение которой внешне стал более спокойным. В глазах отражалась полная решимость, отставляющая другие эмоции на второй план. - Но если ты сможешь сдержать в себе все негативные эмоции, не проявляя их на Конохе и её жителях, я сделаю всё, чтобы ты смогла здесь жить, а не быть запертой в стенах вместе с каким-нибудь психом, типа Морино. Это единственное моё условие, ведь виновный здесь лишь я и никто другой. У нас всего несколько минут, после, я должен покинуть это место. Прошу, прими правильное решение, Хината.

На все эти выданные минуты, установилась абсолютная тишина, в течение которой мне пришлось глубоко задуматься над всем произошедшем и не менее усиленно над грядущим.

- "Тебе придётся согласиться, - раздался женский с нотками шипения голос у меня в голове. - Как и сказал Хиаши, альтернатива - смерть".

- "Тут ты права. Хотя, думаю до этого со мной захотят "пообщаться" местные и разговор явно не вызовет взаимного удовлетворения. И ещё кое-что... ХАРЕ ЛАЗИТЬ КО МНЕ В ГОЛОВУ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ", - мысленно прокричала последнее предложение я.

- "Ку-ку-ку, - знакомо посмеялась она в ответ. - Я ведь не специально. Ты-то должна знать, как работает наша связь. Всё же столько свитков успела прочесть".

- "Слышишь Шу, не доводи меня. Конечно, я это знаю, но побурчать-то я могу в собственной голове? Да, и ещё кое-что, смех вышел отвратительно - лишь жалкая пародия того, как заливисто это делал Орочимару".

- "Бурчит она... Лучше бы поблагодарила, что как обычно сдерживаю твои эмоции, и ты можешь более менее нормально соображать, а не заниматься 'самокопанием'. А вот про смех - обидно, я столько тренировалась...", - дальше пошло невнятное бормотание.

- "Ладно-ладно, извини. Твоя помощь действительно неоценима. Да и смех стал куда лучше получаться, чем поначалу. И, кстати, пора закругляться. Думаю, выпустят нас отсюда нескоро, и поразмыслить у меня времени будет ещё немало".

- Отец, - от этого обращения Хиаши едва заметно вздрогнул. - Я поняла причину твоих поступков, хотя и простить не готова. Но я даю слово, что это никак не коснётся жителей деревни. Я готова служить Конохагакуре, ведь это моя родина. И теперь... - тут мне вспомнились уже давно забытые слова. - ...да, таков мой путь ниндзя, - как можно твёрже и увереннее сказала я. Ну, насколько это можно было проделать в моём состоянии, лёжа на больничной койке.

- Хорошо, - кивнул он в ответ. - На большее я и не рассчитывал. Некоторое время тебе придётся побыть здесь. Но обещаю, что любыми средствами уже скоро вытащу тебя отсюда, - и не дождавшись моей реакции, он вышел за дверь, предварительно простучав по ней заумную комбинацию.

Я же после тщательного обдумывания своего решения, пришла к выводу, что сделала всё правильно. После секундного колебания отдала мысленный приказ Шу на разблокировку эмоций, после которой я, наконец, смогла выплеснуть всё накопившееся во мне за время разговора и через n-ое количество времени сама не заметила, как пришёл спасительный сон.

***

Сейчас я отдыхала после очередного разминочного комплекса, которым занималась ещё в мою бытность за пределами Конохи. Точнее, его упрощённой версии: на большее меня просто не хватало. Именно поэтому я сейчас просто пыталась выровнять дыхание и не думать о том, как мне осточертело это помещение. Взглянув окно, увидела уже собирающийся рассвет. Скоро для жителей деревни начнётся новый день со всей присущей ему суетностью. Для меня же это будет уже девятый день моего заключения в этом "Больничном крыле Особого режима". Режим и вправду оказался "особенным" - безвылазно находиться в четырёх стенах выданного помещения и проходить все процедуры здесь же. На удивление, занимались мной ирьенины далеко не последние и лечили с явным усердием, а не так - 'жива и ладно'. Орочимару многому меня научил. И в обучение входило не только стандартное нин-тай-кен -дзюцу, хотя местные шиноби насчёт кендзюцу и его стандартности не согласятся. Если верить бывшему учителю, то это умение в Конохе почти неразвито. Лишь в стране воды это умение носило достаточно высокий уровень и почти массовое распространение, если сравнивать с другими великими странами. В них ставку делали на технике шиноби. Нет, свои умельцы есть и в других скрытых деревнях и, благодаря Орочимару, я даже знала несколько таких имён. Это даже навело на мысль, что если мне не дадут стать шиноби, то со своими умениями я вполне смогу зарабатывать на жизнь, как инструктор по обращению с холодным оружием, а не с дежурной улыбкой за прилавком какого-нибудь Яманака.

Но что-то я отвлеклась. Помимо "стандартного пакета данных", я занималась и медицинскими техниками, так что уж знаний, чтобы определить, как обращаются с моей тушкой, хватало. Немного напрягало то, что меня лечит столько народу, хотя походу им это мельтешение никак не мешало. Некоторых я видела ещё до того, как уйти из деревни. Помнится, была программа, что-то типа по обмену опыта между клановыми и бесклановыми перспективными медиками. Под бдительным оком Ярите-сана они занимались моей тушкой. Интересно, чего они тогда боялись больше: того, что перед ними принцесса клана Хьюг, или же ауры, излучаемой стариком. Даа, бесценные воспоминания. И вот таких умников как минимум двое досталось мне. Неужто, Хиаши постарался? Кстати о нём...

На третий день с нашего памятного разговора он пришёл. "Быстро", - подумала я тогда, хотя по его явно усталому виду, особенно мешкам под глазами, было видно, что откладывать своё обещание он не намерен. В тот день Хиаши поспешил успокоить меня в том, что всё уже улажено и остались лишь некоторые формальности. И самое главное, что как бы он не хотел, но в клан меня забрать обратно не сможет, и тут не столько моя "отлучка" виновата. Дальше он как-то странно посмотрел на меня, словно только поджидая этого момента, и вручил в руки зеркало. Я же, кое-что подозревая, несколько нервно, взяла этот предмет обихода со словами: "Что я там не видела?", начала рассматривать своё отражение.

Первым, что привлекло моё внимание были волосы. Они оказались короткими. Нет, это меня никак не удивило. То, что их укоротили, я поняла ещё в первый день. Трудно не заметить, когда раньше они достигали середины спины. Гораздо больше в них меня заинтересовал цвет - красный. Сначала я подумала, что это чья-то глупая шутка, но приглядевшись и проверив на ощупь, констатировала, что они натуральные и очень приятны на ощупь. Я даже успела задуматься о том, что красный мне вполне идёт и надо будет подобрать к ним вещи. Затем я заметила отражение своих глаз...

Все, наверное, знают, для чего нужен, и как выглядит бьякуган. Так вот, сейчас даже самый придирчивый человек не смог бы найти в моих глазах ничего общего с этим великим додзюцу. Молочно-белесый цвет зрачка, который до этого с трудом можно было отличить от белка глаз, исчез. Сейчас радужка имела ярко-выраженный лиловый цвет. Мне никогда не нравился вид моего додзюцу, поэтому, смотря в отражение, старалась не смотреть на них, так как изменение в додзюцу я заметила уже достаточно давно, но просто не хотела верить в худший вариант, надеясь на то, что это просто ошибка. Поэтому, хоть сам их вид, мне не нравился, это совсем не значит, что они были мне ненужны. Умение видеть сквозь стены и тенкетсу противника никак не лишнее. И кто-то захапал мой бьякуган... Я обратилась с этим вопросом в ближайшую инстанцию - Хиаши. Удалось выяснить, что операцию, вероятно, проделал Орочимару и зачем-то вставил обычные глаза. За эту теорию говорит то, что взяли у него меня бывшие соклановцы. А у них был приказ однозначный - доставить живой и невредимой. Хотя, судя по моему состоянию, с этим у них вышла какая-то оплошность.

Ещё выяснилось, что когда меня забрали, то мои волосы большей частью были привычно чёрными, но, начиная от корней и на десяток сантиметров, стали красными, из-за чего меня и "подстригли". После этого я и имею столь непривычный для себя вид.

Полюбовавшись ещё какое-то время на своё отражение, у меня в голове всплыла мысль, что это лицо я вижу уже не впервые. Приглядевшись к немного изменившимся чертам лица, у меня всплыла картинка с "повзрослевшим" вариантом. И его я видела во сне. До этого момента я как-то не задумывалась над своими снами: уж слишком бессвязными они выходили. А теперь, припоминая их, вспоминались дома лишь отдалённо напоминавшие видимые мной в Конохе, достигая просто циклопических размеров. Странные повозки, непонятно как бегущие, со скоростью бывалого шиноби.... И ещё люди...они носили одежду сильно отличную от той, что была в Гакуре. И я не слышала, чтобы где-то ходили в подобном одеянии. Припомнив ещё несколько деталей сна, вернулась к своему лицу. Чужое до этого обличье, стало мне буквально родным. Появилось такое чувство, будто всё так и должно быть. Просто жуть... Такое чувство, что за меня всё решают, а я никак не могу поменять это - лишь решить, что это "правильно". Нет, конечно, в этом есть и плюсы - хотя бы не надо привыкать к изменениям, но всё равно напрягает.

И такое ощущение, будто этого мне было мало. За шесть дней странные сны не только не прекратились, но и стали ярче. Если ещё девять дней назад я решила, что я - Хината Хьюга и вела себя так же как и она (ну разве что та я вряд ли смогла бы нормально провести разговор с Хиаши), сейчас же у меня появились сомнения. Внимательно вспоминая сны, единственное, что пришло в голову это то, что те сны также мои воспоминания, и найти новые в подсознании невозможно: они появляются только во время сна. Самое главное, они сильно разняться с тем, что я имею сейчас, и появляется закономерный вопрос, кто на самом деле я? Чем дольше я об этом думаю, тем больше мне кажется, что я не та наследница Хьюга, какой когда-то была. Не та, что приходит в сновидениях. Я - никто.

Через несколько часов пришёл Хиаши. Благодаря Шу смогла с каменным лицом провести последнюю (если верить Хиаши) встречу. Теперь я бесклановая, всего лишь эксперимент Орочимару, что был случайно найден в одном из его убежищ при поиске беглого змея. Добровольно сотрудничала с шиноби листа. После меня приняли в деревню. Имея задатки, стать ниндзя, решила поступить в Академию шиноби, где для того, чтобы не отставать от сверстников, мне выделили личного учителя на год, за который я успела догнать программу академии. Но после особо изматывающей тренировки, в которой не смогла правильно направить чакру, я получила серьёзное ранение и теперь некоторое время не могу пользоваться чакрой (пожалуй, это единственное предложение оказалось правдивым; без обезболивающего чакра-каналы болят просто нещадно). Хиаши ещё сказал, что помочь больше ничем не может. Ну а большего мне и не нужно. Перед уходом он долго смотрел на меня, а потом, резко развернувшись и не оборачиваясь, простучав сигнал, вышел за дверь, оставив на своём месте моё личное дело, в котором теперь были все подробности моей новой жизни. Я встала с кровати и стала медленно идти в сторону лежащей папки.

- Да, теперь я не Хината Хьюга... - внимательно взглянув на неприметную с виду папку серого цвета, я открыла её. - Теперь я... - мой взгляд скрупулёзно выискивал нужную строчку в документе, - Ёсимура Хината. И с этого момента об...

- "Пафос наше всё, - важно изрёк знакомый голос у меня в голове. От этих слов я даже на несколько секунд запнулась.

- "Эх, Шу, такой монолог испортила! У меня целая речь в голове созрела, а теперь говорить бесполезно - момент упущен. Кстати, как тебе то, что я успела показать?"

- "Ну, самым интересным было наблюдать, с каким ты усердием ищешь самую первую строчку, в которой Кандзи в два раза больше, да ещё и выделено маркером. А свою несостоявшуюся сценку оставь на будущее, всяко пригодится."

- "Да, чтоб ты понимала, такие эпизоды должны исполняться в момент их рождения. Да и вообще..."

Так весело и прошли оставшихся два дня, за которые я окончательно утвердилась в том, кто я. А сны отошли на второй план. Тут кто-то постучался в дверь, и внутрь заглянул человек в закрытом тёмном плаще, а лицо закрывала маска синицы.

- Ёсимура, на выход. Тебе разрешено покинуть больницу, - и, мгновенно развернувшись, он вышел.

Я же, не став ждать, когда мне скажут дважды, быстро привела себя в порядок. Но, прежде чем уйти, решила взглянуть в окно. На улице во всю начинало светать. Окно совсем не давало отражения, поэтому я могла без лишних проблем, рассмотреть всё, что находилось по ту сторону. Так я простояла ещё несколько минут, полюбовавшись видом только просыпающегося города и, не дожидаясь окончательного рассвета, быстрым шагом вышла через оставшуюся открытой дверь. Жди меня, Коноха, я иду!

Глава 4. Первые шаги или нефеерическое возвращение.

Было утро. Шиноби скрытой листвы уже давно проснулись и как заправские кузнечики спешили каждый по своим делам. Кто на задание, кто тренироваться, при этом успевая здороваться с пробегавшими рядом по крышам домов знакомыми. Внизу же не так давно начали вставать уже простые жители деревни, не обладающие чакрой: продавцы местных лавок, пекари, работники умственного труда и просто прохожие, неспешно обсуждающие последние новости.

Постепенно до этого почти безлюдные улицы стали заполняться всё большим количеством людей, медленно переходящих в толпы. Среди горожан пытался протиснуться мало чем выделяющийся, кроме своего веса и низенького роста мужчина. Излишняя масса и одежда выдавали в нём самого обычного клерка, коих всегда хватало в деревеньке. Хотя и было несколько удивительно, что в отличие от других госслужащих шёл он в совсем другую сторону от Резиденции. Причиной этого было поручение, вышагивающее на расстоянии вытянутой руки.

Рядом с мужчиной шла девочка на вид лет девяти-десяти. С красными волосами и причёской "под мальчика", хотя и несколько длинноватыми. Одета она была в обычную юкату, характерную для этой местности. Глаза же постоянно щурились от слепящего солнца. По-видимому, девочка не так давно переехала сюда и ещё не привыкла к столь яркому светилу даже в самое раннее утро, о чём также говорила её едва заметная бледность.

Многие люди оборачивались вслед этой процессии. Вероятно, их привлекала красная шевелюра незнакомки. Хоть здесь цвет волос и разнообразен, но красный многие не видели, наверное, уже лет десять. Большинство взглядов излучали любопытство. Затем люди пускались в перешёптывания. Некоторые после этого начинали выражать настороженность, иногда переходя в откровенное презрение. Видя это, будущая куноичи непроизвольно напряглась. Во многих взглядах отражалось обилие эмоций, была даже парочка жалостливых. Но последние, кажется, только сильнее испортили ей и так далеко не лучшее настроение.

Пройдя ещё десять минут, наша компания наконец вышла к общежитию, где обычно бесплатно проживают жители, у которых не нашлось денег на большие апартаменты. Либо те, что по каким-то причинам оказались на улице и используют местную постройку как временное местообиталище. Само общежитие выглядело как обычный многоквартирный дом. Было заметно, что не так давно здесь проводили ремонт. Однако это не смогло скрыть от нашей героини то, что этой постройке уже явно не один десяток лет. Пройдясь внимательным взглядом по зданию, девушка выявила характерные черты его великовозрастности. По-видимому, ремонтом занимались обычные рабочие. Если бы за это взялись специальные бригады шиноби, то обиталище вполне можно было бы спутать с новостройкой. Но это, казалось, совсем не расстроило Хинату, губы сами собой расплылись в еле заметной ухмылке.

***

POV Хината

Однако моё хорошее настроение продержалось недолго. Чинуш, что сопровождал, как он думал, маленькую девочку, которая только собирается поступить в академию и мало на что способную до самой двери общежития, решил прочесть небольшую лекцию... минут на двадцать, если не больше. Говорил он о многом - что с этого момента я ступила на путь взрослой жизни, и теперь меня поджидают множество препятствий в процессе становления шиноби Листа, что, пока я учусь, Коноха выдаёт мне комнату в пользование абсолютно бесплатно. В этом месте своего монолога он выглядел как-то чересчур грустно, к чему бы это?

В общем, говорил он много, нудно, и только на словах о Воле Огня я вернулась в бренный мир. Всё потому, что если вначале он говорил с какой-то неохотой, будто его заставили тут устроить передо мной представление, то в этом месте разговора казалось, что он сам верит в собственные слова, заставив прислушаться к театру одного актёра. Однако когда он решил пойти по второму кругу о моём будущем, но уже без огня в глазах, что был всего минуту назад... я всерьёз начала раздумывать о том, что мне будет, если остановить этот поток слов чем-нибудь тяжёленьким, прямо на голову говорящего. Но позже, когда он обмолвился о том, где таким, как я, продают товары со скидкой, решила повременить с воздаянием обидчику. Всё-таки информация, на мой взгляд, была более чем полезной.

Когда я, наконец, смогла избавиться от этого оратора (не подумайте ничего плохого, он сам ушёл), лицо просто сводило от улыбки пай-девочки, что приходилось держать на протяжении всей беседы. Кто знает, вдруг мне понадобится помощь в плане информации, а этот субъект по должности обязан знать больше среднестатистического жителя, да и просто более-менее хорошие отношения с людьми не помешают.

Недолго мудрствуя, я вставила выданный ключ в замочную скважину и провернула его. Услышав характерный щелчок, я тяжело вздохнула и, оттолкнув дверь, приготовилась к самым страшным видам помещения. Но, оглядев прихожую, пришла к выводу, что не всё так плохо, и направилась на дальнейший осмотр своей квартирки.

Кухня также никаких нареканий не вызвала. Разве что по габаритам оказалась не слишком впечатляющей. А так, всё нужное есть: плита, холодильник (жаль пустой), стол, два стула. В настенном шкафу была посуда, что приятно меня удивило (надеюсь, это не от прошлых хозяев, и они не захотят всё вернуть). Также нашла долго портящиеся продукты, основной объём которых составлял рис.

- Хмм, - задумчиво протянула я, разглядывая в руках пачку риса. - Ну уже что-то. По крайней мере, хоть этим не придётся закупаться. Та-ак, здесь мы закончили, теперь пойдём... в ванную, да.

На входе в место всех любителей чистюль стояла дверь. Открыв её, я убедилась, что она запирается с двух сторон на щеколду. Для меня это было бесполезным, в любом случае, одна живу, но всё же очередной плюсик своему обиталищу в уме поставила. В комнате большую её часть занимала ванна, в которой также находилась целая куча тазиков самого различного размера. А над ней крепился душ. Снизу же нашла, набор моющих средств, количество которого хватит мне на год как минимум. В стороне, к стене, была прикручена раковина. Первым, что я сделала, подойдя к ней, это проверила работоспособность кранов. Удостоверившись в наличие холодной/горячей воды, перешла к зеркалу, что висело там же, чуть выше. Потратив несколько минут на попытку увидеть что-то кроме своей макушки (на раковину залезать так и не решилась), плюнула на свою гордость и пошла за стулом, что до этого видела на кухне (всё равно их два). Со вздохом залезла на него, и, наконец, смогла нормально себя рассмотреть. Внешность, как и ожидалось, с утра не изменилась. Хотя вид был несколько потрёпанный. Расчесав свою шевелюру (расчёска, как и набор зубной щётки и пасты, оказалась здесь же) и освежившись водой из-под крана, я слезла со стула. Немного подумав, решила оставить его здесь, чтобы не ходить за ним каждый раз. А два стула на кухне мне всё равно ни к чему. Ещё раз вздохнув по поводу своего роста, направилась на дальнейший осмотр.

По дороге я быстро заглянула в комнату задумчивости и направилась дальше. Последнее место, в котором я ещё не была, оказалась, как ни странно - спальня. В ней первым, на что я обратила своё внимание, была кровать. Одноместная, чуть больше полутора метров в длину. На ощупь она оказалась мягкой и пружинистой, что завлекло моё внимание ещё на несколько минут. Подняв голову, я заметила, что у изголовья была придвинута тумбочка, как и вся комната, выполненная в светлых тонах. Внутри, к моему разочарованию, оказалось абсолютно пусто. Но, не отчаявшись, я перешла в другую часть опочивальни, к шкафу. В нём, к своему довольству, обнаружила довольно внушительный гардероб, которым я не преминула сразу воспользоваться. Перемерив почти все вещи перед зеркалом, что было закреплёно к двери того же шкафа, я убедилась в том, что большая часть гардероба, так сказать, "на вырост" - на один-два размера больше необходимого, что меня только порадовало. Того, что подходило сейчас, мне хватит до того времени, когда я смогу это надеть.

Решив наконец избавиться от надоевшей юкаты, я поменяла имидж. Остановиться решила на белой рубашке с рукавом до плеч, поверх которой надела лёгкую зелёную жилетку. Штаны выбрала первые попавшиеся, тёмно-синие, почти чёрные. Внимательно оглядев получившийся вариант, я утвердительно кивнула, соглашаясь со словами Шу, что на заднем фоне комментировала всю эту эпопею с меркой. Не люблю я долго рыться, выбирая одежду. Но, как оказалось, змейка - просто шопинговая маньячка. И повезло, что всё это уже куплено, а то из-за того, как она реагировала на каждую примерку, боюсь, мне пришлось бы покупать, а потом и тащить добрую половину увиденного.

- "Мне вот, что интересно. В Рьючидо у вас много кто повёрнут на выборе одежды или это мне повезло с тобой?" - немного ехидно поинтересовалась я.

- "По-твоему, призывные змеи, значит, не могу интересоваться такими вещами, так? Да и я далеко не простой призыв. В общем, твои слова обидели меня до глубины души," - и она замолчала, показывая тем самым свою обиду.

- "Ну, ну." - зная её характер, я была абсолютно уверена, что обиды хватит максимум на несколько минут молчания, после которых всё вернётся на круги своя. Но не прошло и пары минут в размышлениях, как желудок довольно громко призывал к скорейшему его пополнению. Также, если прислушаться, можно было услышать довольно жёсткие и нелестные слова в сторону своей хозяйки... Кхм, да, нужно срочно что-нибудь поесть. Взглянув в окно, я убедилась, что времени прошло не час и не два, а гораздо больше. Не теряя времени, я направилась на кухню.

- "Полдня продержала меня у шкафа. А ведь я с утра ничего не ела, и некоторые органы уже взбунтовались против меня и по звукам готовят как-никак революцию. Тебе определённо должно быть стыдно," - уже я пытаюсь воззвать к совести ранее обиженных.

- "Для тебя, между прочим, старалась," - ну кто бы сомневался. - "Ну, так и быть, прощаю," - ну что я говорила? - "Не думай, что так хорошо меня знаешь, просто в этот раз я тоже виновата, ну самую малость."

- "Угу... Стоп! Ты опять без разрешения читаешь мысли, что не направлены на тебя?" - от этого я даже остановилась.

- "Да ладно тебе, не в первый раз так, могла бы и привыкнуть. К тому же, согласись, последние мысли более чем касались меня. Лучше успокойся и скажи, чем "бунтарей" умиротворять будешь? Пойдёшь за покупками или сразу в закусочную?"

- "А-а-а... пусть с тобой," - я махнула рукой на чересчур любопытную змейку. Действительно, сколько раз мы устраивали перепалки по этому поводу. Пора бы решить этот вопрос. Есть ли мне, что скрывать от Шу? Нет. Доверяю? Да я себе так не доверяю, как ей. Столько раз она выручала в трудных испытаниях, что уже и не счесть. Так что и вправду, пора бы и привыкнуть уже. - "Против "революционеров" у меня слишком мало времени. Поэтому будем питаться тем, что под рукой - быстрорастворимыми продуктами. Так, где-то тут я видела пару пачек..." - сказала, уже дойдя до кухни и минутой позже найдя вожделенный продукт.

- "Нет. Даже не думай - это же вредно. Я не позволю тебе питаться настолько вредной пищей," - недовольно проговорила змея.

- "Да ладно тебе. Уверена, что это будет не хуже того, чем мне приходилось питаться у Орочимару. Да и всё равно, надо же будет рано или поздно съесть это. Не пропадать же добру?" - выбрасывать халявную еду, какой бы вредной она не была, мне никак не хотелось. Тем более пачка с лапшой уже вскрыта, а чайник стоит, греется.

- "Всё равно. Ты - будущая куноичи и питаться должна соответственно, чтобы в будущем вырасти здоровой и сильной. А с таким питанием ничего хорошего из тебя не выйдет," - Шу продолжала гнуть своё, да ещё и с поучительным тоном. Это даже хуже, чем когда она донимает меня в самый неподходящий момент.

- "Да за кого ты меня принимаешь? Я уже давно не ребёнок," - послышался хмык, в котором отчётливо слышался просто океан скептицизма. От него я начала закипать, как и чайник минутой раньше. "Да мне уже десять, - вежливое покашливание. - "Ладно, почти десять. Но осталось всего ничего. Да и я сильнее любого здешнего генина... буду, когда наконец смогу восстановить контроль над телом и чакрой, - да уж. Тело-то понятно - из-за долгого отсутствия нагрузок, мышцы просто начали атрофироваться и здесь ничего необычного. А вот с чакрой вообще беда. Приходиться управлять просто мизерным её количеством, да и воздействовать по самому минимуму. Просто иначе, чакра-каналы начинают нещадно болеть. И приходиться глотать обезболивающего, да ещё в довольно приличном объёме, чтобы хоть как-то заглушить эту муку... О, кажется, лапша готова, теперь можно наконец попробовать этот продукт человеческой мысли. - "Так что я вполне могу позаботиться о себе и сама. А теперь не мешай, я начинаю есть."

- Итадакимас! Вссс... - хм, на вкус, вроде ничего. Особенно если сравнивать с кормёжкой у Орочимару. Да и в больнице еда была не лучше. Шу молчит, значит, можно спокойно съесть свою порцию.

***

Спустя пару минут, я поняла, какая же я всё-таки наивная. Оказалось, эта змейка молчала, потому что была в неком культурном шоке и не сразу смогла среагировать из-за моих "варварских действий". Хотя так и не поняла, что уж здесь такого. Возмущение её было столь сильным, что сначала мало что получилось понять из вылившегося на меня всего за менее чем полуминуты монолога. Потом промывка мозгов стала более осмысленной. Я даже заслушалась, столько нового о себе узнала. Но мне быстро это надоело, и я просто попыталась отключиться от разговора, полностью сосредоточившись на поедаемой мной пище.

К концу второй порции пришлось позорно капитулировать, при этом так и доев(!) и не выбросив остатки свежезаваренной лапши. Постепенно я начала собираться за покупками, заодно решив устроить себе мини-пробежку, на большее, пока что, просто не потяну. Пока готовилась к выходу, заметила, что Шу успела заснуть.

- "Не, ну и наглость," - было первой же мыслью. - "Меня оторвали от довольно вкусной еды и пусть, что вредная, зато калорийная, а мне в последнее время из-за реабилитации неимоверно хочется ЖРАТЬ. Слышишь?" - обращаюсь к этой... этой... ух! - "Харе спать, а то возьму и назло тебе буду есть еду из пакетиков. Благо, тут их столько, что на целую войну хватит!" - заканчиваю свою гневную тираду.

- "Только попробуй! Не забывай, неприятности устраивать я умею. И расхлёбывать тебе придётся уже самой," - ехидно отвечает мне эта вертихвостка.

Из-за опасения выполнения угроз, пришлось промолчать. Хотя подобные разногласия были не столь частым явлением. Всё же моя цель давала конкретный ориентир, в котором не было предусмотрено пикировок с собственным призывов. Однако недавний турпоход по воспоминаниям помог освежить некоторые события, повторения которых, ох, как не хотелось. Поэтому пришлось помалкивать, мало ли, что взбредёт этой ненормальной. Её своеобразное чувство юмора и отличная память только подтверждали правильность выбранного мною курса. Но на всякий случай ответные меры у меня также имелись.

- "Стой!" - уже на выходе, огорошила меня Шу и, не дав возмутиться, продолжила: - "Ты на что отовариваться собралась? Деньги с собой возьми. Бака!"

- "Ксо. И не поспоришь ведь. Эм, ты случаем не знаешь, куда я их подевала?" - спрашиваю её, чувствуя себя полной дурой.

- "Сама ищи," - без раздумий отвечает она.

- Ну и ладно. Без тебя обойдусь, - вслух бурча себе под нос о бесполезности некоторых призывов внимательно прислушиваясь к тихому сопению Шу, чтобы не получить потом от неё попыток разубеждения в данном факте. Принялась искать потерянные финансы, которые благополучно были найдены. Прямо на кухонном столе лежал пухленький конвертик с деньгами, что так неосмотрительно до сих пор не был мною проверен на наличие шуршащего рё. Естественно, я решила исправить данную оплошность, распечатав конверт на месте.

- 100... 200... 300... - начала пересчитывать наличествующую сумму. - Фух, - вытерла "трудовой" пот, образовавшийся во время столь приятного занятия. Не, ну а кому будет неприятно пересчитывать деньги, да ещё доставшиеся на халяву? - Так и выходит ровно десять тысяч... Это вообще много или мало, Шу, не знаешь?

- "Мне-то почём знать?" - позёвывая, ответила она. На то, что голос был сонным, внимания решила не обращать.

- Мда, вот они, издержки работы на общественных началах. Никакой осведомлённости о реалиях мира обычного горожанина. Ладно, раз мы понятия не имеем, сколько у нас на руках, то будем брать то, что нам ближе. Книга "Бинго", надо вспомнить, по чём нынче шиноби за головы себе подобных берут. Та двойка молодых чунинов из Тумана, которые ещё, вроде как, братья, кажется, стоили около двадцати шести тысяч. А самый дешёвый в списке - где-то четырнадцать тысяч, хотя с ценой могу и ошибаться. Получается, у меня немногим меньше, чем дают за самого захудалого генина. И что мне делать - плакать или радоваться? В общем, неважно, главную суть местного ценообразования это нам не слишком сильно раскрывает, но хоть что-то...

Решив, что данная сумма явно выдавалась мне не на один день, взяла тысячу рё с надеждой, что этого хватит. И больше не слушая ворчания одной известной змеи о моих умственных способностях через сотню метров от дома, вернулась, закрыла квартиру и, наконец, двинулась в путь. За первыми, самостоятельными в моей жизни покупками. Это дарило доселе неизвестное чувство. И даже слушая упрёки Шу о том, что в первой же лавке меня наверняка облапошат, с лица так и не желала сходить лёгкая улыбка маленькой девочки, что делает свой первый шаг навстречу простой взрослой жизни.

- Спасибо за покупку, - в очередной раз провожает, незнамо какой по счёту владелец лавки этой стандартной фразой.

Размышляя о своём фееричном возвращении в деревню и не менее дивном виде со стороны, я попыталась в ответ доброжелательно улыбнуться, навряд ли моей измученной моське это удалось. Но это не слишком-то меня волновало. Единственное, что сейчас хотелось - поскорее придти домой, завалиться на кровать и не слезать с неё до самого утра. А всё из-за одной бубнящей змейки, безостановочно рассказывающей о полезности здорового питания. Пришлось покупать всё, что по её мнению - "полезно для растущего организма". И вот уже, наверное, четвёртый час хожу, словно нагруженное вьючное животное, тащу уже третью партию продуктов на дом, удивляя своим видом каждого встречного. Как выяснилось, тысяча рё - это довольно приличная сумма. Однако Шу, похоже, решила истратить её всю. Но, если считать, что тот купленный пакет - последнее на сегодня, то даже ей не удалось справиться с этой задачей.

Я прямо на ходу заново училась укреплять чакрой мышцы, иначе эту кучу малу я даже не подняла бы. Главной проблемой оказалась боль в чакра-каналах при переходе определённого барьера, а при нынешнем контроле чакры данное упражнение было сродни испытанию, граничащему с пыткой. Но ничего, жильё уже близко, осталось совсем чуть-чуть. Вот, кстати, и долгожданная лестница, ведущая к моему самому дорогому и любимому сейчас четырёхногому другу - кроватке. Так, дверь кое-как в моём положении открыть удалось, теперь надо занести все вещи в дом. Ну, ничего, это только первый раз сложно затащить авоську, превышающую тебя в размерах, в квартиру. В третий раз всё куда проще, сказывается опыт предыдущих двух. Так, вещи затащили, теперь можно и ложиться спааа...

- "Куда! А ну разложила всё по местам! Многие продукты просто испортятся, если их так и оставить на месте," - строгим голосом припечатывает (скачок во времени глагола) этот изверг.

Но противостоять уже не было сил, поэтому пришлось безропотно подчиниться. Мужественно и со слезами на глазах я принялась разбираться с этой кучей покупок, попутно представляя, как в соседней комнате одиноко стоит кровать и верно ждёт возвращения своей хозяйки.

- "Меня эксплуатирует собственный призыв. Кому расскажешь, не поверят, ну или засмеют," - нашлись, всё же силы, чтобы хотя бы мысленно пожаловаться на творящуюся несправедливость.

- "Ничего. Зато сколько всего. А потом... ты вроде жаловалась на недостаточность питания? Отлично, тогда мы всё это ещё и приготовим."

В этот момент вся жизнь вновь пролетела перед глазами. Поэтому, закончив с сортировкой, нетвёрдой походкой направилась к уже известному шкафчику и начала заваривать лапшу.

- "Эй, что это значит? Быстро выкинь бяку..."

- "Награда!" - безапелляционно прошипела ей в ответ и попыталась чисто инстинктивно защитить столь желаемый продукт. - Иттадакимасс! - буквально пропела я и с огромным удовольствием принялась за священнодействие.

Что удивительно, Шу не стала как-то мешать мне, а просто промолчала. Я же, съев четвёртую порцию и не помыв посуду, под бурчание змейки с блаженной улыбкой разлеглась на такой мягкой и долгожданной поверхности.

- "Ты же вроде тренироваться собиралась?" - вырывает из состояния полного блаженства знакомое шипение.

- "Зачем мне какие-то изнуряющие тренировки," - улыбка сама наползает на лицо, - "когда у меня есть ты - призыв, который сможет вымотать так, что даже самый строгий учитель не сможет и вполовину добиться подобных результатов."

- "Правильно, хвали меня, хвали. Таких, как я, просто не сыщешь. Так что гордись, что тебе досталась такая хорошая я."

- "Да уж..." - последняя мысль в очередной пикировке так и не успела сформироваться, окончательно поглотив сознание в царство Морфея с надеждой на лучшее в день грядущий.

Глава 5.

Очередной спарринг. Меня вновь поставили против Ханаби. Взгляд её так и излучает превосходство, с небольшой долей презрения, таки перенятый у отца. Пока мы шли навстречу друг другу, я неотрывно смотрела ей в глаза. Да, она прекрасно знает, что если всё будет идти также, как и раньше, сможет занять место главы клана, потеснив на этом поприще мою кандидатуру. И отступать от своей цели явно не собирается. Похвально, но в этот раз я тебе не проиграю. Нас не ставили вместе уже довольно долго и за это время мне удалось подтянуть свои навыки в тайдзюцу до вполне приличного уровня. Так что не нужно быть столь самоуверенной, сестрёнка. Сейчас я покажу кто из нас старшая.

Вот Хиаши наконец даёт отмашку и бой начинается. Только получив разрешения, сразу срываюсь в сторону Ханаби и на предельной для себя скорости провожу серию ударов. Однако противник, с полностью непроницаемым лицом, за секунды разбивает весь рисунок боя, заставляя уже меня защищаться. Контратаковать в ответ нет никакой возможности, всё внимание уходит на парирование ударов.

- "К-как? Как такое возможно? Ведь даже в спаррингах против более старших, мне удавалось таким образом, нанести хотя бы пару ударов. В последней раз, Ханаби не показывала такой скорости. Неужели, она так выросла, за такой короткий промежуток времени?" - панические мысли, так и норовили поглотить сознание, но взяв волю в кулак удалось частично успокоиться и сосредоточиться на поединке.

Спустя десяток секунд, силы практически полностью меня покинули. Движения стали слишком вялыми, поэтому в отчаянной попытке, бросила в атаку последние силы. Которые были с лёгкостью сметены, а после за несколько секунд, с большой скоростью, была уложена лицом на татами. Сердце билось словно бешенное, дыхание от него не отставало, как и градом льющийся, с меня, пот. Взгляд был направлен куда-то в сторону Ханаби, но саму её я не видела, глаза просто не желали фокусироваться на этой маленькой фигурке, что доставляло ощутимый дискомфорт. Но всё это ничто, в сравнении с внутренней борьбой, в которой сошлись: злость, боль, горечь и обиду на себя. Которая решила, что так быстро сможет победить сестру и вновь занять причитающееся место наследницы. Гордыня успехами застелила мои глаза и не дала, по достоинству, воспринять противницу, из-за чего я вновь встала на место проигравшей. Одна надежда, что в следующий раз, так позорно не проиграю и смогу всем показать, как все ошибались и тогда...

- Дочь. - неожиданно раздался голос полностью лишённого эмоций, от которого я вздрогнула, совсем позабыв о том где нахожусь. Глаза неохотно смогли поймать в кадр равнодушное лицо отца. Лишь глаза выражали хоть какие-то чувства, правда ничего положительного найти в них увы не удалось. Поэтому приготовилась к не слишком приятной отповеди. Но следующая фраза полностью выбила меня из колеи. - Я стану Хокаге! - воодушевлённо и с огоньком в глазах сказал Хиаши.

- Наниии?! - я буквально подорвалась на месте, не замечая усталости, в ответ на такое заявление. Во все глаза рассматривая отца, ожидая следующих его действий, которые не заставили себя ждать.

- Ха-ха-ха! Да! Вот увидите я стану Хокаге! - проорав во всё горло последнее слово, Хиаши, принялся скакать по всему додзе. При этом счастливо смеясь и выкрикивая лозунги в поддержку своей кандидатуры на данный пост.

Я же была полностью поглощена открывшимся зрелищем. Испытывая непередаваемое чувство разрыва шаблона и не зная как вообще на всё это реагировать. Лишь надежда на гендзюцу не покидала меня. Хоть и все средства по его снятию были опробованы и не дали каких-либо результатов. Единственной логичной мыслью было, что кто-то из нас двоих с Хиаши окончательно сошёл с ума и теперь, место главы клана Хьюг, точно займёт Ханаби. И неизвестно, что из этого большим шоком воздействовало на мою бедную, детскую, неокрепшую психику.

***

- Неееет! - пропищала я, вскакивая с кровати, а спустя несколько секунд рухнула обратно. Глаза, с полопавшимеся сосудами, смотрели куда-то вперёд, до сих пор, помня картину сошедшего с ума Хиаши. Дыхание потихоньку переходило из разряда загнанной лошади к более спокойному его аналогу. А мозг пытался осознать, что это всё было и после нахождения ответа выдал соответствующую реакцию. - Это... был сон? Ха, ха-ха, хааа. - чуть нервно рассмеялась я.

Стерев со лба выступившую испарину, я полежав ещё немного и поразмыслив о странности и причинах своего сна, решила, что хватит разлёживаться и пора вставать. Из-за вчерашнего марафона вышло это действие с небольшим трудом. Поэтому, чтобы быстрей проснуться, пришлось заняться разминочным комплексом.

- Уаах. - потянувшись выдала я звуковое сопровождение. - "Доброе утро Шу." - мысленно поздравила с началом нового для свой призыв, на что получило невнятное бурчание о не дающих ей поспать людях. И с весёлыми мыслями направила свои стопы в сторону ванны.

Наладив утренний моцион и немного взбодрившись взялась за приготовление завтрака. Спустя полторы съеденной порции, о себе решила напомнить змейка.

- "Здоровый и питательный завтрак, да ещё без моих напоминаний? Похвально - похвально!" - похоже мои действия и правда обрадовали старую знакомую. По крайней мере похвалы от неё редко когда дождёшься. От чего моё самомнение резко взлетело вверх.

- "Подумаешь, да я..." - начала я с важным видом и вот тут до меня дошло. - "А как я его приготовила? Я ведь никогда в жизни ничем подобным не занималась. Шу опять твои шутки?" - с подозрением спрашиваю у неё. Это объяснило бы не только неожиданные способности в готовке, но и сам факт того, что я взялась за это дело.

- "Идея конечно хорошая, но ты и сама должна знать, что с человеческой кухней я никак не знакома." - задумчиво отвечает та.

- "Вот как..." - следующие несколько минут прошли в полном молчании, даже в ментальном плане. Но похоже, мой призыв, физически не может сохранять тишину сколь угодно долгое время, продемонстрировав это новым высказыванием:

- "Ну готовить ты значит умеешь, поэтому берись за новое блюдо, тебе теперь тут жить и я обязана, как твой призыв, проследить за правильностью твоего питания."

- "Следить за моим питанием?" - переспрашиваю я, а затем несколько ворчливо интересуюсь. - "Что-то я не припомню такого пункта в моём контракте. Может там есть ещё какие интересные вещи о которых мне неизвестно?"

- "Конечно." - нисколько не смутившись начала Шу - "Например..."

Это все...