Путеводная Звезда

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-11 06:13:30
Размер текста: 294 кб

Падающая звезда

Корабль падал. Охваченный пламенем, он несся сквозь атмосферу, подчиняясь лишь гравитации и не реагируя на попытки пилота превратить падение хотя бы в подобие спуска.
Он не знал, что это за планета, не знал где находится – с той секунды, когда Врата закрылись за раненым челноком, Рэшиа знал только одно: самый ничтожный шанс, сколь бы мало он и отличался от нуля, от него отличается. И сейчас он пытался использовать любой шанс…
Раскаленный газ терзал корабль, добравшись до брони и выжигая краску, приводы рулей стонали от напряжения, и путь огнистой черты по небу становился все длиннее. Внизу мелькали моря, пустыни, ледяные шапки, леса…
Рев «Последней надежды» – аварийных тормозных ракет, треск ломающегося дерева, пронзительный стон перегруженного металла, треск лопающихся креплений – и челнок рухнул между лесом и скалами, выбросив из разбитой кабины своего пилота, потерявшего сознание…
…Первой вернулась боль – болело избитое перегрузками тело, болело лицо, изрезанное осколками визора, болело опаленное Одиннадцатью Ветрами сознание…
Рэшиа открыл глаза. Над ним склонилась девушка – весьма привлекательная длинноволосая блондинка.
– Во имя Бесконечности, – прохрипел он, – что это за планета?..

Оживший город и чернокнижники остались позади, а до Магнолии все еще оставался немалый путь, и Люси впала в какое-то полусонное состояние, механически переставляя ноги. Делать ничего не хотелось, думать – тем более…
– Эй, смотрите, дракон! – Вопль над ухом заставил девушку подпрыгнуть, но из апатии вывел.
– Это не дракон, Головешка, это метеорит,– ядовито заметил Грей.
Намечающуюся потасовку остановил Макаров. Несколько секунд он разглядывал тянущуюся по небу огнистую полосу, а затем сообщил:
– Это не метеорит, это что-то другое… И оно падает сюда.
Компания застыла, ошеломленная этим заявлением, а странное небесное тело, тем временем, действительно приближалось, и можно было уже рассмотреть странную машину …
Рев, удар горячего ветра, грохот и треск – и машина застыла, в конце пробитой ей просеки. Маги рванулись к ней, не задумавшись ни на секунду – как, собственно, делали и все остальное – и первой на месте крушения оказалась именно Люси.
Водитель этой машины лежал рядом с ней, облаченный в какой-то доспех, прозрачное забрало шлема разбилось, открывая вполне человеческое лицо. Дрогнули и поднялись веки, открывая густо-серые глаза, и незнакомец произнес:
А эренеа… Ви тер и к'лейи.
– Ничего не понимаю, – Люси покачала головой, – ты ранен? Мы тебе поможем… Только вот как это все снять?
В этот момент в сознание девушки хлынул поток образов – резких и предельно четких. Ей выдали инструкцию, и девушка, положив руки на горжет странного доспеха, нащупала два выступа и нажала на них. С тихим щелчком кольцо повернулось, и шлем упал на землю. За ним последовали перчатки, ботинки, а после нажатия на очередной выступ весь нагрудник отошел от доспеха и парень с трудом выбрался из него и попытался встать.
– А вы что стоите?! – немедленно попало Нацу и Грею. – Помогите ему!
– Люси страшная! – внес свой вклад в сумятицу кошак.
Оставшаяся часть команды наблюдала за всем происходящим: с чувством глубокого изумления – Эльза, и с каким-то странным полуузнаванием – мастер. Что-то очень сильно не так… Впрочем, в «Хвосте феи» как раз это и есть нормальная ситуация.

Доковыляв до кабины, Рэшиа извлек аптечку и прижал к шее инъектор, вгоняя в кровь смесь стимуляторов, питательных веществ и снотворного. Что ж, дело сделано, а спустя стандартные сутки он очнется полностью здоровым… А местные пусть что хотят, то и делают – они явно не дикари, за исключением иксида… кстати, откуда он здесь взялся?
Это было последним, что он успел подумать, проваливаясь в регенерационный сон…

… Серия пинков со стороны обеих девушек заставила Грея и Нацу изготовить носилки, и теперь парочка скандалистов тащила отключившегося чужака, а Люси шла рядом и внимательно изучала его.
Черные волосы, бледная кожа, девятилучевая звезда на лбу – кажется, из врезанной в кожу золотой проволоки, черная туника, черный же пояс с золотой пряжкой, скрученный бич на поясе, похожий на ее собственный, странное, напоминающее пистолет оружие в кобуре на правом бедре… Чужак. И все же она отчетливо чувствовала свое родство с этим чужаком. Пусть дальнее и давнее – но родство. Это было странное чувство, и девушка, пытаясь в нем разобраться, неожиданно подумала: может быть, кто-то из ее предков тоже вот так рухнул с небес, объятый пламенем? Может быть, в ее жилах течет та же кровь?
Это было нелепостью. Это было настолько нелепой идеей, что она даже не представляла, как могла до такого додуматься. Но… лучшего объяснения у нее не было. Оставалось только надеяться, что чужак, придя в себя и научившись языку Фиора, сам расскажет, кто он, откуда и причем тут гильдия вообще и Люси Хартфилия в частности.

– Ну, шпанье, встречайте гостя! – объявил Макаров с порога. – Мира, отведи их в комнату, пусть там оставят. Подождем, пока очухается, а если до вечера не встанет – позовем Полюшку, пусть разбирается…
– Мастер, а кто это?
– Да если б я знал… – Дреяр почесал в затылке. – Маг, это точно. Как минимум телепат, на что еще способен – не знаю, но чувствую, что на многое. Чужак – ну, это ты и сама видишь…
– А откуда он? – поинтересовалась Миражана. – Не из Империи, это точно, да и на северянина не больно-то похож… Откуда-нибудь из-за моря?
– Из-за неба, – хмуро ответил Мастер, – я даже представить боюсь, из каких глубин Вселенной он явился и почему он оказался здесь. Он бежал от чего-то, Мира. Что-то заставило его бросится сквозь пустоту наугад, на поврежденной машине… Ладно. Пусть сначала очнется, а там послушаем, что он сам расскажет…

Сознание вернулось мгновенно – как всегда после регенерационного транса, но демонстрировать это Рэшиа не спешил. Сперва стоит оценить обстановку, не полагаясь на зрение…
Помещение, в котором он находился, было небольшим, но довольно ярко освещенным. Судя по доносившемуся снаружи шуму, комната находилась где-то на втором этаже, в здании с исключительно мощным ментальным фоном. Рядом чувствовались два сознания. Одно – не слишком сильное, но исключительно сложно организованное, второе… второе принадлежало той самой блондинке, которая нашла его и в которой – он это отчетливо чувствовал – была какая-то доля рэннитской крови. Что ж, можно открыть глаза…
Да. Он не ошибся, все было именно так, включая и блондинку. Компанию ей составляя маленькая синеволосая девушка, чье сознание он почувствовал первым. Она, увидев, что он очнулся, коснулась груди и произнесла:
– Леви.
Затем, показав на блондинку, она добавила:
– Люси, – и вопросительно взглянула на него.
– Рэшиа, – ответил рэннит, поняв по их эмоциям, что от него требуется назвать имя.
– Человек, – продолжила Леви, указывая на себя и на Люси.
И рэнниа.

Так продолжалось несколько часов, и к вечеру Рэшиа – правда, при помощи телепатии—довольно сносно понимал своих собеседников и мог кое-как объясняться. Это, несомненно, было прогрессом, но никак не приближало его к главному – выяснению своего положения. Как выяснилось, аборигены были категорически не способны к космическим полетам и даже не задумывались о них. Придумать своей планете какое-то название они также не удосужились – на местном языке это слово значило всего лишь «земля»… Впрочем, и это кое о чем говорило – о том, что планета для аборигенов действительно родная. В общем, обычный раннетехнологический мир… в котором имелся как минимум один иксид. Которому просто неоткуда было взяться на планете в сотнях световых лет от их родины. Это было странно и подозрительно, и Рэшиа пообещал себе, что разберется с этим вопросом при первой же возможности. Но для этого было необходимо освоится на планете, а для этого требовались три вещи: изучить язык, разобраться с кораблем – поскольку он не взорвался, был шанс его хоть как-то восстановить – и вступить в гильдию. Последний пункт был несколько неожиданным, но вполне логичным по нескольким причинам. Во-первых, лучшей базы для него на этой планете просто не найдется – его способности будут востребованы, а стало быть, голодным он не останется. Во-вторых, членство в гильдии позволяло задействовать ее связи и без особого труда найти таких людей, о существовании которых он бы и не догадывался. Ну и в-третьих – гильдия «Хвост феи» напоминала его собственное Братство, а Мастер – Наставника…
Но все снова упиралось в язык, и потому Рэшиа, бросив последний взгляд на небо, вернулся в гильдию.
Синеволосая оказалась именно там, где он и ожидал – в библиотеке. Она подняла глаза от очередной книги и спросила:
– Все в порядке?
– Леви, – Рэшиа прижал к груди сжатый кулак, – научи меня.

Новое начало

Последовавшие за просьбой недели пролетели, словно один день. Синеволосая Леви МакГарден оказалась прекрасным учителем, и спустя всего три недели Рэшиа достаточно владел местным языком, чтобы серьезно поговорить с Мастером . Макаров, озабоченный выходкой своих учеников, без спроса взявших слишком сложный контракт, был только рад отвлечься…
– Ну, гость, рассказывай, кто ты и как дошел до жизни такой, – сидевший на барной стойке маленький старичок в дурацкой шапке выглядел забавно, вот только смеяться рэнниту не хотелось.
– Меня зовут Рэшиа ар Тириар, и я – а эрэниал, на вашем языке это значит что-то вроде «звезда дороги»…
– Путеводная звезда, – кивнул Макаров, – и что же это значит?
– Я могу видеть сквозь Хаос. Поэтому такие, как я, способны управлять кораблями в полете между звезд, прокладывая путь вне Реальности… Наставник, я даже не знаю, как это объяснять – я ведь не знаю, понимаете ли вы хоть что-то…
– Скажем так: я имею некоторое представление о межзвездных расстояниях и об особенностях строения пространства. Мы, все-таки, не совсем примитивный мир… Так что объясняй так, как объяснял бы своему, а я тебя переспрошу, если не пойму.
– Хорошо. Корабль, который я вел, потерпел катастрофу. Используя энергию взрыва его двигателей, мне удалось отправить шлюпки в наше пространство, но самого меня отбросило в противоположную сторону на сотни, а может быть и тысячи световых лет. Во всяком случае, я не вижу знакомых звезд… А все остальное вы видели сами.
– Да, плохи твои дела, парень… – протянул Макаров. – Леви говорила, ты в гильдию хочешь вступить…
– Да.
– А что умеешь кроме телепатии?
– Я могу искажать пространство. Перемещаться самому и перемещать предметы в любую точку планеты – правда, я должен знать, как это место выглядит или иметь там маяк, проходить сквозь стены…
– Пойдет, – перебил его Макаров, невероятным образом вытянув руку и вытащив откуда-то из-под стойки печать, – подставляй… что-нибудь.
Рэшиа закатал левый рукав, и Мастер прижал печать к предплечью.
…У каждого метка гильдии была своего цвета. И в этом случае цвет оказался очень необычным: глубокий, прозрачно-черный с едва заметной синевой – словно ночное небо…

– На остров Галуна, значит, попасть не можешь… – проворчал Мастер.
– Не могу.
– Жаль, но да ладно. Эльза и сама справится… Тогда давай-ка ты, в порядке демонстрации, перенесешься со мной к твоей машине.
– Согласен, – Рэшиа прикрыл глаза. – Встаньте рядом со мной, наставник.
Вызвать в памяти обожженный корпус. Сосредоточится. Заставить реальность сместиться…
– Мастер, о чем это вы там… Мастер?! – Мира выронила стакан, и звон бьющегося стекла показался оглушительным в тишине, воцарившейся в миг, когда новичок и Мастер исчезли во вспышке актинического света.

– Знаете, Наставник… – рэннит открыл грузовой отсек и принялся разбирать свое довольно скудное имущество, – я умолчал об одной из своих способностей. Не хотел говорить об этом в гильдии. Я могу призывать летящих на крыльях Одиннадцати Ветров… А ритаас, демонов. Та тварь, о которой вы рассказывали – Колыбельная – не более, чем их бледное подобие. Их плоть – первобытный хаос, их кровь – тьма… Это оружие последней надежды, Наставник. Я призову их лишь тогда, когда у меня не останется выбора, но я хочу, чтобы вы знали об этом…
– Вот, значит, что… – задумчиво протянул Макаров, – то-то мне показалось, что у вас с Люси что-то общее… Демоны… Тень, которую отбрасывает свет… Да, давненько в Фиоре не слыхали о пришельцах из-за Грани. И постарайся сделать так, чтобы о них и не услышали.
– Наставник… Гильдия – мое Братство, а это значит, что я буду защищать ее любой ценой. Я не желаю призывать а ритаас, но если придется – я не буду колебаться, – Рэшиа бросил вещи и повернулся к Мастеру. – Ар Тириар всегда имели и вэас… девиз, да: «Убивай лишь защищая живых». И я всегда следовал и буду следовать ему, потому что иначе не буду собой.
– Ты сейчас описал типичного мага из «Хвоста феи», парень, – фыркнул Макаров. – И кажется мне, что насчет Люси ты что-то недоговариваешь. Уж больно похоже вы кнутами машете…
– В ее жилах течет кровь моего народа. Разбавленная сотнями поколений, но это не значит ничего. Мы одной крови, Наставник…
– И поэтому ты так к ней прилип… Скажи лучше, эту твою машину можно починить?
– Смотря что понимать под ремонтом… Поднять ее в воздух я смогу, пусть и не сразу. Но вот звезды ее больше не увидят…
– Жаль… Давай-ка возвращаться, пока ребятишки с перепугу весь город не разнесли… – и с этими словами Макаров исчез в актинической вспышке.
Минуту спустя Рэшиа последовал за ним, ломая голову над тем, что увидел. Дреяр определенно не был рэннитом, но только что перенесся всего через час после того, как вообще узнал, что это возможно… Одно из двух: или он сам обладает этой способностью, или… Или его титул «Богоравный» значил гораздо больше, чем считали те, кто его дал…

Что бы ни творилось в гильдии во время их отсутствия, Макаров моментально навел порядок. Или, вернее, привел гильдию в то состояние, которое в ней считалось порядком. Разумеется, все пристали к рэнниту с расспросами, и он даже пытался отвечать. Правда, если кто-то и понимал его, то только Мастер – да и тот вряд ли, ибо в языке Фиора просто-напросто не было нужных понятий… На этот раз оказалась бессильна даже Леви, а это в «Хвосте феи» было явлением уникальным.
Лекцию по физике пространства пришлось отменить, благо и время было позднее и маги постепенно расходились по домам. Ушла даже Кана, обычно заваливавшаяся спать прямо под столом. Ушел и Рэшиа, отсалютовав Мастеру.

…Взгляд Бесконечности скользил по Морю Душ, ища в его безумии намеки на грядущее – и находил их. Тени сгущались впереди, багряно-алые, пронизанные переливчатыми нитями…
Выйдя из медитации, рэннит сосредоточился и отправил Макарову мысль: «Нас ждут кровь и ложь, Наставник».
Это было плохо. Но это было привычно для воинственного народа, недаром звавшегося Повелителями Звезд… Они не любили войны – но никогда не избегали ее. И почти никогда не проигрывали, а те немногие, кому удавалось нанести им поражение, уже не могли насладиться своей победой…
– Значит, война, – сказал Рэшиа в пустоту, – что ж, это моя работа…
Беда у порога, и сколько бы времени у него не оставалось – он использует его по полной. Потому что – во имя Бесконечности – он был единственным во всей гильдии, кто умел не громить бандитские шайки и охотится на монстров, а воевать. И он сделает все, что успеет, чтобы научить хоть чему-то свое Братство. Потому что иначе шансов нет ни у кого из них… а рэнниты не признают поражений. Неважно, что рэннит на этой планете один – поступить иначе значило бы отречение от братства, одно из Трех Отречений…
Но все это завтра. Сейчас же Рэшиа, заблокировав сознание, заставил себя погрузиться в полусон-полутранс. Завтра ему потребуются все силы…

Первый удар

Видения, как оказалось утром, не лгали.
По зданию гильдии нанесли массированный кинетический удар… По крайней мере, по местным меркам. С точки зрения же Рэшиа это было пустой тратой сил – даже одной из тех болванок, что торчали в стенах изуродованного здания хватило бы – правда, при должной скорости – на то, чтобы разнести пару кварталов.
А эренеа! Ви тер айо! – он не заметил, что перешел на родной язык, но Мира поняла вопрос.
– «Призрачный лорд» – грустно ответила девушка, - гильдия, которая давно с нами враждует. Атаковали ночью, так что никто не пострадал… Теперь все сидят в подвале и думают, что делать дальше.
– Для начала, – спускаясь вслед за Мирой, рэннит слегка повысил голос, – дождемся наших нарушителей – я ощущаю сознание Люси, так что скоро они появятся. Я хочу кое-что сказать, но они тоже должны это услышать. А пока… Пока что я повытаскиваю эти железяки – думаю, они нам пригодятся.
- И как ты это сделаешь? – осведомился кто-то. – Они же громадные…
-Размер не имеет значения, – пожал плечами Рэшиа, – в отличие от скорости.

Зрелище, представшее перед вернувшейся командой, было сюрреалистическим… Изуродованное здание, торчащие из стен и крыши громадные железные болванки… И Рэшиа, стоящий на крыше и одним взглядом извлекающий эти болванки и укладывающий их на заднем дворе.
- Что случилось?!
- Атака гильдии «Призрачный лорд», – сообщил рэннит, извлекая последнюю железку,- спускайтесь в подвал, там поговорим. Да, Люси, к тебе у меня особый разговор…
– Ничего не понимаю, – пробормотала девушка, спускаясь, – Эльза, может, ты в курсе?
– Отчасти, – аловолосая кивнула, – «Призраки» – наш давний конкурент, и они нас крайне не любят. Правда, до такого дело не доходило никогда, так что я даже не знаю, как на это реагировать… А еще меньше я понимаю, почему Мастер, похоже, передал руководство ему…

– Значит, так, шпанье, – вкарабкавшийся на стойку Дреяр постучал кружкой, – объявляю, что Рэшиа – мой заместитель по вопросам безопасности. Слушаться его, как меня самого, пока я не скажу обратного. Все поняли?
Переждав озадаченно-согласный гул голосов, рэннит одним движением взлетел на стойку.
– Слушайте все! – заговорил он. – Не буду говорить, что у нас проблемы – это и так очевидно. Гораздо менее очевидны мотивы этих проблем. Мы обсудили с Наставником возможные цели «Призраков» и пришли к выводу, что речь идет о провокации. Единственное что мы можем сделать в этой ситуации – затаиться, сделать вид, что проглотили оскорбление и ждать. Чего бы они не добивались, им придется снова действовать, а тем самым они или нарушат свои планы или развяжут нам руки, подставившись. Поэтому поступим так: Наставник отправит официальную жалобу, которую Совет, естественно, проигнорирует, а мы будем готовиться к атаке и к рейду против самой гильдии. Пока мы выжидаем – держитесь группами, причем не слишком тесными. Ну и, разумеется, не расслабляйтесь, а если на вас кто-нибудь нападет – бейте сразу изо всех сил и бегите в Гильдию. Уорен, ты у нас единственный приличный телепат, так что сиди здесь и следи за ребятами. Понятно?
– В общем, да, – ответила Эльза, предварительно отвесив затрещину Нацу, – но ты говорил про рейд. Что ты имел в виду?
– То, что нам, весьма вероятно, придется самим атаковать «Призраков». Я этого делать не хочу, но если у нас появятся неопровержимые доказательства их вины – мы ударим. На этот случай у меня тоже есть план, но его я пока излагать не буду – вряд ли стены здесь имеют уши, но возможно все. На этом – все. Пока попробуйте навести хотя бы видимость порядка наверху, а я поговорю с Люси и присоединюсь к вам.

– О чем ты хотел со мной поговорить? – спросила девушка, поставив локти на стол и уткнувшись лбом в ладони.
– Для начала – о твоем хлысте, – рэннит снял с пояса свое оружие. – Возьми лучше мой.
– А чем он лучше? – заинтересовалась Люси.
– Ну, хотя бы тем, что в нем имеется шокер. – Рэшиа положил палец на кнопку на рукояти, – У него три режима, для того, чтобы установить один из них, нужно нажать кнопку и держать, пока она не сменит цвет. Синий – минимальная мощность, пурпурный – пониженная, а красный – максимальная. Для тебя я выставил пурпурный уровень.
– И что это значит?
– Что твой противник, коснувшись бича, получит болевой шок и на пару часов потеряет сознание. Ну а если дела пойдут совсем плохо, переведешь на красный…
– И удар станет смертельным? Знаешь, Рэшиа, мы даже бандитов стараемся не убивать…
– Знаю, поэтому и говорю: только на самый крайний случай. В конце концов, даже на пурпурном уровне он не выведет из строя разве что Наставника…
– А ты сам? – Хартфилия взвесила в руке новое оружие и примерилась к рукояти.
Рэннит пожал плечами, забрал у девушки ее бич, примерился, взмахнул…
– Ну ни фига себе… – Выразил общее мнение Драгнил, глядя на оказавшуюся в руках у парня кружку. – Смахнемся?
– Потом, – отозвался Рэшиа, – пока что у нас и так хватит противников. А теперь… Люси, здесь можно где-нибудь поговорить при минимуме ушей, а лучше бы без них? Не беспокойся, ничего непристойного, хотя и хотелось бы… Но речь пойдет о магии.
Сперва Люси смутилась. Потом, с трудом подавив острейшее желание отхлестать чужака его же бичом, схватила за локоть и утащила в угол.
– Вот здесь, – прочти прошипела она, – но если вздумаешь приставать…
– Если и вздумаю, то не сейчас,– хмыкнул Рэшиа, – сейчас у нас есть куда более важные дела. Дай мне твои ключи – я хочу проверить одну догадку…
Поморщившись, девушка протянула ему футляр.
– Вот, значит, каковы они здесь… – прошептал Рэшиа, касаясь странно теплого металла. – Да. Я оказался прав, а поскольку в тебе есть рэннитская кровь… Ты сможешь вызывать духов в их истинной форме.
– Истинная форма? Но ведь звездные духи принимают тот облик, который придает им желание заклинателя…
– Поэтому, когда вызываешь духа, думай только о его сущности. Сосредоточься на созвездии, которое он воплощает—это будет легче всего. Ну, попробуй, – он вернул ключи хозяйке.
– Думаешь, сработает? – неуверенно спросила Люси, вытащила из связки ключ и взмахнула им.
– Звездного духа откройтесь врата! Малый Пес!
Рунный круг непривычно ярко полыхнул актиническим светом… И на полу вместо знакомой человекоподобной фигурки появилась задорная белая собачонка.
– Плю?! – выдохнула девушка, опустившись на колени.
Согласно тявкнув, собачонка подпрыгнула и лизнула хозяйку в нос.

Остаток дня Люси провела в библиотеке, изучая самые старые книги по магии Звездных духов, какие только удалось найти. Об истинном облике упоминалось всего в двух-трех местах, да и то как о чем-то невероятно древнем и забытом задолго до Зерефа. Только это, да еще смутные намеки на нечто, таящееся в глубинах времен – едва ли не до того, как человек появился на земле…
А один абзац и вовсе заставил девушку вздрогнуть . Он гласил: «Прежде, чем мир стал собой и было сказано слово, властвовавшие над звездами, обращавшие в пустыни моря сокрушили Небо и отковали Ключи».
– Рэшиа!
– Что случилось? – рэннит немедленно оказался рядом.
– Прочитай.
– Да, если ты хотела узнать именно это. Магию Звездных духов создали наши предки еще до Падения…
– Падения?..
– Наша раса намного старше вас, – вздохнул Рэшиа. – Когда-то – сотни тысяч лет назад – мы действительно были Повелителями Звезд. Нашему могуществу не было предела, мы могли зажигать и гасить звезды и сокрушать целые миры… Мы были равны богам, но наше тщеславие погубило нас. Разразилась братоубийственная война, и те немногие, кто пережил ее, оказались отброшены на целые эпохи назад, растеряв знания и силу…
– И я…
– Нет, твоему роду от силы тысяча лет, а скорее – несколько сотен… Послушай, Люси, – он сменил тему, – я навел кое-какие справки… Ты не думала, что целью этого нападения можешь быть именно ты? Или сама по себе, или как инструмент давления на отца…
– Как ты узнал?! – вскипела девушка.
– Говорю же – навел справки. Это совсем не сложно, и наверняка кто-то из «Призраков» тоже это сделал… В общем, я хочу оставить в твоем разуме метку, которая даст мне знать, если с тобой случится беда. Ты позволишь?
– Зачем?
– Тогда я в любой момент смогу прийти тебе на помощь.
– Ты не лжешь… – это не было вопросом. – Что я должна делать?
– Просто расслабься и смотри мне в глаза, – ответил Рэшиа, мягко коснувшись пальцами ее висков.
На мгновение память девушки затопила волна образов, смутных и чуждых. Затопила и схлынула, оставив после себя едва заметное ощущение прикосновения.
– Вот так, – удовлетворенно произнес рэннит, – а теперь … Пожалуй, тебе стоит пойти домой и отдохнуть. Думается мне, что завтра будет тяжелый день…

В том, что день будет тяжелый, Рэшиа не сомневался. А потому, еще раз повторив свои советы и призвав к бдительности, предложил гильдийцам расходиться по домам, отдыхать, пока можно, и ждать развития событий. Предложению последовали с энтузиазмом, и вскоре в гильдии остались только те, у кого были незаконченные дела. Остался и сам Рэшиа, собирая при помощи Леви всю доступную информацию о противнике и пытаясь выработать хоть какую-то стратегию…

Значит, война

Засидевшаяся допоздна Леви МакГарден неспешно шла по улице, беседуя с Дроем и не забывая поглядывать по сторонам. Джета не было рядом, и Леви чувствовала себя как-то… странно. Но нападение… Нет, ей доводилось читать о войнах древних гильдий, о Зерефе и нашествии драконов, но нечто подобное сейчас…
– Берегись! – ее толкнули на землю, над головой пролетело что-то тяжелое, вскрикнул Дрой…
Дрой без сознания лежал на обочине, над ней стоял длинноволосый здоровяк, исколотый пирсингом, едва не сбивший Джета стальной балкой, в которую превратил руку.
– Ну что, феечки… – мерзко протянул напавший, – будете письмецом для вашего убогого…
– Вон! – Взвизгнула перепуганная девушка, вложив в это слово изрядную часть резерва.
Магия слова сработала безупречно – Гаджила (Леви, наконец, узнала противника) отшвырнуло прочь и впечатало в стену.
– Дрой, Леви! Вы целы?! – маг скорости притормозил рядом с товарищами, подхватил их и бросился в гильдию.

– Роско! – Рэшиа тряхнул задремавшего телепата. – Боевая тревога, общий сбор! Следи за всеми, чуть что – докладывай. Проклятье, это уже переходит все границы! Они что, хотят услышать Три Отречения?
Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге появился сам Мастер в белой мантии богоизбранного. Волны чудовищной мощи расходились от маленькой фигуры, искажая пространство.
– Довольно! – рявкнул он. – Я не прощу того, кто поднял руку на моих детей! Покажем им, что значит бросить вызов «Хвосту феи»!
Зал быстро заполнялся народом, и Рэшиа не без удивления отметил, что очень многие вняли его совету одеться во что-нибудь прочное, тусклое и не стесняющее движений. Бесконечность, да даже Хартфилия ухитрилась где-то добыть куртку и штаны неопределенного серо-желто-зеленого цвета!
– Люси, ты что, решила участвовать в рейде?
– А почему бы и нет?!
– Потому, что в отряде прикрытия ты будешь полезнее. Так, все собрались?
Кто-то в толпе крикнул: «Да!», и рэннит снова вскочил на стойку.
– Прежде всего, в рейд отправляется не вся гильдия. Небольшой отряд остается здесь для защиты самой гильдии, остальные немедленно выдвигаются, наносят противнику максимальный ущерб и отходят. В поединки не ввязываться, бить ближнего, наиболее сильных атаковать группой и выбивать их в первую очередь. Помимо этого, постарайтесь как можно сильнее повредить здание – даже если это не основная база, чем больше у них проблем, тем лучше. Как только противник начнет организовываться и давать серьезный отпор – уходите. Если на их Наставника не удастся напасть всем отрядом – вообще его не трогайте, особенно это касается вас, Наставник… Если так хотите с ним сразиться – подождите, и он явится сам. В гильдии остаются Люси Хартфилиия, Джет Сарусуке, Леви МакГарден, Мираджейн Штраус, Ридус Джона, Макс Алос, Вакао Мине и Наб Ласаро.
– А так же Рэшиа ар Тириар, – приказал Макаров
– Да, Наставник, – кулак взлетел к груди, – киитар а каайтар! Принесите победу!

Ударный отряд достиг Дубов утром. Большинство горожан – как, хотелось бы надеяться, и «Призраков» – все еще спали, и пробуждение обещало оказаться для них самым запоминающимся… А для кого-то – и последним.
– Стоп, – поднял руку Макаров. – Так… Хэппи!
– Агась!
– Слетай, посмотри, что там творится.
Синий кот моментально расправил крылья и на максимальной скорости полетел к зданию. Несколько кругов – и вот уже иксид снова рядом с Мастером.
– Пьют, спят и болтают, – непривычно четко сообщил он, – похоже, почти все там, агась.
– Отлично! – Макаров потер руки. – Давайте на этот раз попробуем вломиться с нескольких сторон. Никто не возражает?.. Тогда… Мочи их!
Разбившись на два отряда, гильдийцы помчались к резиденции «Призраков». Половина во главе с Эльзой должна была ударить по входу, вторая, возглавляемая сами Макаровым – снести одну из стен зала и ворваться в пролом. Все остальное сводилось к грандиозному погрому, а уж это у «Хвоста феи» затруднений не вызывало никогда…

…Утро началось мирно и спокойно. Маги пили, хвастались победами, резались в карты, кто-то, не сумевший добраться до дома после вчерашней попойки, спал прямо под столами…
– Эх, – протянул кто-то, – жаль, Гаджил всех троих не прибил… Но все одно, феек мы классно поимели! Сидят теперь, поди, в…
Где именно, по его мнению, должны были сидеть оппоненты, болтун не сообщил. По вполне уважительной причине – на него упала стена. Одновременно с этим дверь вылетела, опрокинув несколько столов, и в проем ворвался поток огня.
– Не ждали, подонки?! – проревел гигант, появившийся в проломе. – Мочи их!
Второго приглашения не потребовалось – бойцы «Хвоста феи» хлынули в зал с двух сторон, круша все и всех.
Грей и Нацу великолепным комбинированным ударом вынесли разом с полдюжины врагов, Эльза, отбросив на время свои привычки, снесла кому-то голову, Макао полными горстями разбрасывал свое фиолетовое пламя, что-то горело и взрывалось, а посреди всего этого безумия возвышался Макаров, чьи огромные кулаки без усилий ломали в труху массивные балки.
– Развлекайтесь! – проревел он, уменьшаясь в размерах. – А я проведаю Жозе!
Эльза, которой фраза «никаких поединков» запала в память, крикнула, не останавливаясь:
– Альзак, Биска, прикройте Мастера!
– Уже идем! – хором выкрикнули стрелки, бросившись догонять Дреяра.
– Больше шума, ребята!

Сидевший до этого на одной из балок Гаджил спрыгнул на пол и набросился на Нацу… получив одновременно с двух сторон – огненный кулак Драгнила едва не выбил ему челюсть, а Эльфман своей монструозной рукой приложил по хребту.
– Настоящий мужик, – провозгласил при этом Штраус, – никогда не оставит друга без помощи!
Посоветовав поступить с этой помощью особо извращенным способом, железный драгонслеер подпрыгнул, пнул в лоб Нацу (убедившись в бесполезности этого действия) и отбросил превращенной в металлическую балку рукой Эльфмана. Здоровяк при этом, правда, приземлился прямо на «Призраков», коих и принялся дубасить, а сам Гаджил получил от противника такой удар под дых, что взлетел, а Нацу последовав за ним на столбе огня, добавил еще пару тумаков, закинув на балку.
– Это тебе за Дроя, сволочь!
– И это все, на что ты способен?
– Хе, – осклабился Нацу, – это просто дружеский тычок одного дракона другому…
И снова взлетел с воплем: «Кулак огненного дракона!»
Полыхающий кулак и клуб фиолетового огня врезались в балку одновременно, и Гаджил, отчаянно бранясь, полетел вниз – прямо на Эльзу.
А потом все здание затряслось…

Разнеся дверь, Макаров на мгновение замер на пороге, разглядывая стоявшего у своего кресла Жозе.
–Ну здравствуй, Макаров… – договорить ему не дали. Громадный кулак пронесся через всю комнату, разнеся в щепки кресло, пол и кусок стены… и пролетев сквозь мага.
– Иллюзия! – рыкнул Дреяр, шагнув вперед.
– Мастер, берегитесь! – прыжок вперед, разворот – и Макаров, не раздумывая, бьет по зареванному лицу висящего в воздухе здоровяка в зеленом балахоне, а в спину раздутой туши врезаются пули Альзака и Биски…
– Больно! – обиженно завопил здоровяк и рухнул на пол. И без того пострадавшее перекрытие не выдержало и проломилось.

Наверху грохнуло так, что бой на секунду остановился, а затем вниз полетели обломки камня и дерева, Мастер Макаров, матерящийся на нескольких языках сразу, скулящий Ария и визжащие стрелки, приземлившиеся аккурат на мага воздуха. Макарову повезло меньше – его полет завершился громким ударом, вскриком и новой порцией брани. Подпрыгивая на одной ноге, он закричал:
– Отходим! Нацу, зажигай!
– Рев огненного дракона!
Подхватив сломавшего ногу Дреяра, Эльза полоснула мечом своего последнего в этот раз противника и зигзагами побежала к пролому. Остальные гильдийцы, помогая раненым и отбиваясь от разбегающихся из горящего здания «Призраков», потянулись за ней…

Люси нарезала круги по улицам, пребывая в настроении странном и ранее незнакомом: она хотела подраться. До одури, до судороги в стиснутых на рукоятке шокового бича пальцах, Люси хотела кого-нибудь избить. Так, наверное, чувствовал себя Нацу…
… Пробуждение посреди ночи от крика «Боевая тревога!» было одним из худших в ее жизни. Уже за это хотелось кому-нибудь от души врезать. Затем – спешное одевание, Дева, совершенно искренне возмущенная просьбой найти «что-нибудь прочное, тусклое и не стесняющее движений» и причитавшая на тему «леди не должна драться». Потом – суматошный, но, тем не менее, довольно организованный сбор и… ее оставили в гильдии. И вот теперь невыспавшаяся и крайне злая Хартфилия нарезала по улице круги и высматривала хоть что-нибудь подозрительное. А лучше – кого-нибудь… Настроение стремительно портилось, и начавшийся дождь ситуацию не спасал…
– Дождь?.. – девушка притормозила, – но ведь небо ясное…
– Да, Джувия принесла с собой дождь… Безлюдно и тихо… – ей навстречу неторопливо шла синеволосая женщина в синем пальто и синей шапке. С зонтиком. С отвратительным, вульгарным и пошлым розовым зонтиком с сердечками…
– Ты еще кто?..
– Увидимся, – синяя почти прошла мимо, когда прямо из мостовой вылез еще один идиот – обладатель зеленых волос, кретинских усиков и монокля, а также нелепой привычки твердить «нет».
– Госпожа Джувия, вы же не можете бросить нашу миссию? Мой монокль сообщил мне, что это – именно та, с кем мы должны разобраться. Простите мои манеры: меня зовут Сол, но вы можете называть меня монсеньор Сол. Мы пришли от «Призрачного лорда»…
И тут Люси Хартфилия взорвалась…
– Рэшиа, враг! Золотого быка откройтесь врата!
– Чтобы поприветствовать… – свист, тихий треск и пронзительный вопль зеленоволосого, по лицу которого прошелся бич, слились воедино.
Актиническая вспышка за спиной. Еще одна – чуть дальше по улице. Джувия, уставившись на что-то за спиной Люси, отчаянно краснеет и зажмуривается, а затем вскидывает руку.
Снова свистит бич – на этот раз лишь его кончик задевает плечо синей, но и этого достаточно, чтобы рука повисла плетью, а Джувия пронзительно вскрикнула, выронила зонтик и поспешила скрыться, прихватив с собой дождь и оставив Люси наслаждаться причиненным ущербом…
– Ха, не так уж они и круты! Даже Телец не понадобился, хотя все равно спасибо… – блондинка обернулась, осеклась и залилась краской по примеру недавней противницы.
Телец явился в истинном облике – великолепно сложенного могучего воина футов восьми ростом с бычьей головой, украшенной великолепными рогами… и перевязью с топором в качестве единственного предмета одежды.
– Т-телец… Спасибо… и прости, что зря побеспокоила… свободен. – Дух исчез, Люси облегченно выдохнула и ответила, наконец, Рэшиа:
– Да цела, цела… Уф… Ужас какой! – Она выронила бич, и уселась прямо на мостовой, привалившись к ближайшей стене – ноги подкашивались от запоздалого страха. – И Телец… Кто увидит – подумает, что я извращенка какая…
– Или потеряет способность думать хоть на пару секунд, – рэннит защелкнул на запястьях оглушенного Сола наручники. – Согласись, несколько трудно думать, когда на тебя прет голый мужик с бычьей головой, здоровенным топором и не менее здоровенным причиндалом – тут и не знаешь, какой конец хуже…
Грубоватая шутка заставила снова покрасневшую Люси прийти в себя. Представив себе картинку, она хихикнула, подобрала оружие и, держась за стену, все-таки встала.
– Я его не убила?
– Нет, но оглушила хорошо. Но силен, бродяга, – добавил Рэшиа, оттянув пленнику веко, – вряд ли больше часа проваляется… Вот что, давай-ка возвращаться. Дай руку.
Вспышка, мгновенное головокружение – и вся компания оказывается в подвале гильдии.
– Вы в порядке? Кто это? Что случилось?
– Да, мы в порядке, – ответил Рэшиа, – на Люси напали, но она смогла отбиться. Кто это, я не знаю, но он утверждал, что его зовут Сол.
– Один из Четырех Элементов, – доложила Леви, – самых сильных после Мастера в их гильдии. Стихийный маг, стихия – земля.
– Вот почему он вылез прямо из мостовой… – пробормотала Люси. – И что теперь делать?
– Как что ? – удивился рэннит. – Очнется – допросим. А исходя из того, что он нам расскажет – а он расскажет – будем планировать дальше.
И тон, которым это было сказано, Люси не слишком понравился.

Битва гильдий

Отряд, отправившийся в Дубы, вернулся ближе к вечеру. Сдав раненых прибывшей Полюшке (рэннит почему-то не приводил старую целительницу в ярость), Эльза ударила кулаком о кирасу и приступила к докладу:
– Погибших нет, ранено приблизительно две трети отряда, выведено из строя на длительный срок девятнадцать человек, включая Мастера. Потери противника – не менее двадцати человек убито или выведено из строя, здание тяжело повреждено, возможно, полностью выгорело.
– Наставник?..
– Перелом ноги, ушибы и контузия. В последнем не уверена, но, – Эльза слабо улыбнулась, – если ее и не было, то Полюшка устроит. Что у вас?
– Нападение на гильдию. Цель – Люси Хартфилия, атака отражена. Захвачен один пленный. А теперь… Элса е Кантар, как временно исполняющий обязанности Наставника приказываю: привести в порядок оружие и себя, позаботиться о раненых, собраться в зале, есть и слушать. У меня новости, и вряд ли они тебе понравятся…
– Только один вопрос, – Эльза подобрала какую-то тряпку и принялась стирать с меча подсохшую кровь. – Как ты меня назвал?
Элса е Кантар. Эльза Обагренная. А теперь, во имя Бесконечности, займись людьми. Я не знаю, сколько у нас времени, но его в любом случае мало.
Кулак снова взлетел к груди, Эльза четко развернулась и принялась строить гильдийцев. Глядя ей вслед, Рэшиа тихо сказал:
– Тебе бы быть Чемпионом Братства, Обагренная…

Горячий душ и горячий кофе притупили усталость, но Эльза все равно чувствовала себя не слишком хорошо. И дело было отнюдь не в том, что она ранена – так, несколько царапин… Просто за прошедшие несколько часов она убила больше людей, чем за последние года два. И очень скоро к этим восьмерым добавятся еще многие… Да, Рэшиа прав, назвав ее Обагренной…
– Лексус! – рявкнул Рэшиа, вырвав девушку из мрачных размышлений. – Тебе запрещено появляться в Братстве до тех пор, пока Наставник не скажет иное. Иначе будешь убит.
Шар с треском разлетелся мелким крошевом.
– Как может это ничтожество быть одной крови с Наставником? – резко спросил он, ожег яростным взглядом остатки шара и снова поднялся на стойку.
– Братья и сестры! Вы нанесли врагу тяжелый удар, но его одного, увы, недостаточно. Как вам всем известно, во время нападения на Люси мы захватили пленного. Он – один из приближенных Наставника «Призрачных лордов» и смог сообщить нам немало интересного, но самое главное – подтвердил, что целью нападения является Люси, а заказчиком – никто иной, как Джуд Хартфилий, железнодорожный магнат и ее отец. Кроме того, он сообщил, что у Братства «Призрачный лорд» действительно есть запасная база. Более того, эта база является мобильной и хорошо вооруженной, и в настоящий момент она приближается к нам. Полагаю, база прибудет в течение часа, поэтому настоятельно рекомендую отдохнуть как можно лучше – бой предстоит тяжелый.
– Какой план? – спросил Альзак, тщательно вычищая ствол револьвера.
– Чистая импровизация, – безмятежно отозвался рэннит. – И настоятельно рекомендую собрать все свои комплексы и неписанные правила и засунуть их куда подальше. Мы на войне, братья и сестры, а здесь действует только одно правило: один удар – один труп. Как минимум… Миражана! Или ты сама снимешь свои блокировки – да, твой брат рассказал обо всем – или их придется ломать мне. Иначе – смерть. Выбор за тобой, Миражана. Свободны! Всем отдыхать!
– Ну, во всяком случае ты неплохо обрисовал перспективы… – печально пробормотала Люси в кружку. – А все из-за меня… И я даже не знаю, смогу ли драться…
– Один раз смогла – сможешь и еще, – Рэшиа отобрал у Каны вино, посмотрел на свет и выпил. Напиток оказался неплох, хоть и был далек от шедевров мастеров Шалмирейна… – Поверь, Люси, ты готова к бою. У тебя пока нет опыта, но есть а к'лиис… боевой дух, или, может быть, задор – я не могу точно перевести это на ваш язык.
– Хочешь сказать, что я готова драться? И даже убивать?..
– Да. Я вижу это в твоих глазах – защищая тех, кто тебе дорог, ты не остановишься ни перед чем.
– Пожалуй, ты прав… Уж если мой собственный отец предал меня, больше ничего не остается, – грустно вздохнув, Люси вжала переключатель на рукояти бича. Индикатор вспыхнул алым…

В другой ситуации явившееся недоразумение вызвало бы у Рэшиа только искренний смех. Пафосный замок с четырьмя башенками и шестью механическими ногами – что может быть нелепее? Пара выстрелов из пушки по шарнирам или грузовик взрывчатки – и проблема решена… Но ни пушек, ни взрывчатки у «Хвоста феи» не имелось, а значит, оставался только вариант штурма…
Шагоход остановился, опустил корпус и выдвинул пушку, и Рэшиа почувствовал знакомое покалывание за глазами – орудие тянуло энергию непосредственно из Хаоса… и до выстрела оставались считанные секунды.
– Ложись! – Эльза в очередном доспехе зачем-то рванулась под выстрел. Шансов у нее не было, и рэннит принялся действовать.
Телепортация. Сбить девушку с ног и отбросить с линии огня. Открыть червоточины…
– С ума сошел?! – закричала Эльза, поднимаясь. – У тебя же нет…
Не обращая ни малейшего внимания на нее, Рэшиа остановился, зажмурился, а когда вновь открыл глаза, Эльза подавилась словами...
Глазницы заполнились актиническим светом. Вокруг фигуры в черном дрожал воздух, а земля покрывалась инеем. Резкий жест – и в воздухе перед рэннитом появилось странное мерцание, в которое врезался поток черного пламени из «Юпитера»…
…Он не рассеялся, не отразился – оставаясь абсолютно неизменным, поток энергии помчался назад и исчез в амбразуре, а спустя мгновение мощнейший взрыв сотряс вражескую гильдию, выворотив половину стены и едва не опрокинув здание. С жалобным стоном перегруженного металла лопнули задние опоры, вся конструкция начала заваливаться, но кое-как опустилась на мелководье и осталась стоять, накренившись…
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, – голос Рэшиа, вскинувшего левую руку со сжатым кулаком над головой, – Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом провозглашаю тебя, Жозе, отреченным от Истины, Братства и Знания!
Кольцо сияния сорвалось с кулака и, стремительно расширяясь, рванулось в небо. Эльза, поднявшись на ноги, вздрогнула. Только теперь она до конца осознала, что рэннит – чужак… Не Альзак и Биска – те просты и понятны, не гость из-за моря, но пришелец с далеких звезд, чья сила лежит далеко за пределами ее понимания…
– Смерть Трижды Отреченному! – вновь прогремел над берегом голос пришельца. – Киитар а каайтар!
Киитар а каайтар! – подхватила боевой клич Люси, бросаясь вслед за Рэшиа по мгновенно созданному Греем ледяному мосту.
– Вперед! – «Хвост феи» ринулся в атаку.

Первым делом Жозе бросил в атаку своих любимых Теней, и это было большой ошибкой… Не замедляясь, а эрэниал сделал странный жест – и все то же странное мерцание окутало призраков едва заметной сферой и резко сжалось, превратившись в ослепительную точку актинического света.
– Как ты это сделал?! – крикнула Люси на бегу.
– Я же Путеводная Звезда. Я меняю пространство так, как это нужно мне, – еще один жест, и шарнир на мгновение превратился в собственное отражение, а затем с жутким треском сломался.
Киитар а каайтар! – Мира, сама не понимая, зачем, бежала вместе со всеми. Ненависть, ярость, страх и жестокая радость, слившись воедино, словно кислота, разъедали печати, которыми она когда-то сковала свою силу. Еще мгновение…
Киитар а каайтар! – яростно взревел рогатый монстр, возвышавшийся над выбежавшими навстречу «Призраками», и чужой боевой клич в устах ее брата смел последние барьеры. После долгих лет пустого и никчемного существования Дьяволица Мираджейн вернулась… С тугим ударом приняли в себя воздух распахнувшиеся крылья, и над полем боя прокатился ликующий голос:
Киитар а каайтар!

«Призраки» были напуганы и растеряны. Происходящее было настолько… немыслимым, что даже Мастер не мог с этим справиться. Все планы пошли прахом, «Феи», вместо того, чтобы сдаться или передохнуть от выстрела «Юпитера», каким-то образом смогли уничтожить пушку, а затем напали сами. И, как будто этого мало, почти все, что Мастер сообщил о раскладе сил, оказалось неверным…
– Послушай, Сью, – налысо обритый темнокожий парень притормозил и выдернул из толпы бегущих свою подружку, – я все понимаю, но…
– Хочешь сказать, не стоит торопиться?
– Именно,– лысый кивнул, – Сола нет, Ария только скулит, Тотомару…
Только что упомянутый маг попытался схватить Люси – и рухнул, когда шоковый бич хлестнул его по спине.
– Огонь погас… – испуганно прошептала Сью. – Бозе, давай уйдем…
– Как грустно, – соткался прямо перед ними Ария, – что наши юные соратники обречены…
– Бежим!
– Эй! – заорал Альзак, стреляя в зеленый балахон. – Это тот, кто ранил Наставника!
Первой отреагировал на это, разумеется, Биска, вскинувшая к плечу свою винтовку. Три пули заставили мага воздуха вскрикнуть, он развернулся, вцепившись в повязку на глазах…
Рэшиа выхватил свое оружие и нажал на спуск. Тонкий бледно-синий луч блеснул в воздухе, задев висок Арии…
…Сью застыла на мгновение, когда прямо перед ней рухнул сильнейший из Четырех элементов, лишившийся левой кисти и половины черепа, и с тихим всхлипом упала в обморок. Подхватив ее Бозе со всех ног бросился прочь.

– Ледяной гейзер! Ледяная клетка!
– Грей, пожалуйста, – превратившись в воду, Джувия выбралась из ловушки, – тебе со мной не справится. Приведи Люси, и я попрошу Мастера…
–Твой мастер – ничтожество! – рявкнул Грей, вызывая новый ледяной столб. – Смерть Трижды Отреченному!
По правде говоря, он и сам не знал, что это значит, но ледяному магу нравилось, как это звучит, да и на «Призраков» этот клич действовал прекрасно, заставляя их нервничать. Это сработало и на синеволосой волшебнице – она отвлеклась и мгновенно оказалась вморожена в ледяной столб.

Пролетев через весь зал и окончательно превратив в щепки остатки мебели, Гаджил поднялся и снова бросился на Нацу. На сей раз в полет отправился огненный драгонслеер, правда, его финиш был не столь разрушительным – крушить было просто нечего. Кроме, разумеется, друг друга, чем два мага с упоением и занимались…
–Рев огненного дракона!
– Рев железного дракона!
Два потока энергии столкнулись в ослепительной вспышке, ударная волна выворотила камни из стен и разбросала драчунов…
– Сволочь!
– Подонок!
– Смерть Трижды Отреченному!

Актиническая вспышка ударила по глазам, и прямо перед Эльфманом возник Макаров – помятый, с лубком из нескольких рунных кругов на ноге, но весьма бодрый и очень злой…
Монстр остановился, подхватил Мастера, усадив его на плечо и заорал во все горло
– Мужики! Мастер с нами!
– Наставник с нами! – подхватил Рэшиа. – Киитар а каайтар!
– Наставник с нами! – пропоров излишне агрессивному магу бедро, Эльза отшвырнула его и атаковала следующего.
– Вы, двое! – Макаров спрыгнул на лед и решительно прохромал к Эльзе и рэнниту. – Пойдемте, нам надо добраться до Жозе, и церемониться я с этой тварью не буду!
– Наставник, Советник и Чемпион… Киитар а каайтар!
– Слушай, а что это значит? – спросила на бегу Эльза, сменяя доспех.
– Добудем победу, – ответил рэннит, косясь на индикатор заряда. – Дурацкая лакрима, едва хватает на две сотни выстрелов!
– Судя по Арии, хватает и единственного, – Эльзу передернуло – Ладно, потом поговорим…

Жозе появился совершенно неожиданно.
– А вот и жалкие фейки… – начал было он, но был отброшен ударом громадного кулака.
– Сопротивление бесполезно, – между ладонями Дреяра замерцало сияние. – Сдайся или умри – иного выбора у тебя нет.
– Вы… Мерзкие твари… Да как вы посмели… – Мастер «Призрачных лордов» с трудом встал. – Мы – сильнейшая…
– Выбор сделан, – медленно произнес Макаров. – Закон Феи!
Ослепительный свет затопил разгромленный зал, выжигая самую ничтожную тень. Дико закричал Жозе, рухнув на колени. Рэшиа вскинул руку к глазам, защищая их от пламени Хаоса…
…Поседевший Жозе в выцветшей одежде стоял на коленях и смотрел на Макарова со смесью ненависти и страха.
– Ты… – прохрипел он… – Я отомщу…
– Ты так ничего и не понял, – печально констатировал Макаров. – Эльза, я не хотел этого делать, но, увы, придется. Наш друг из другого мира прав…
– Наставник… – Эльза напряглась.
– Да, Эльза. Жозе должен умереть…
– Хорошо… – коротко свистнул меч, и голова бывшего Богоравного покатилась по каменным плитам. Подобрав ее, она подошла к пролому в стене, подняла на вытянутой руке и закричала:
– «Призрачные лорды»! Ваш Мастер мертв!

Высокий Суд

Совет настороженно смотрел на занявшего место на кафедре представителя «Хвоста феи». Слишком уж этот одетый в черное и золотое маг походил на портреты Зерефа…
– Приступим, – собрался, наконец, Оуг. – Секретарь, зачитайте обвинение.
Пока секретарь бубнил длинный перечень вменяемых «Феям» проступков, Рэшиа откровенно изучал Совет и наслаждался незамутненной наивностью оппонентов. Тот факт, что планета была очень далека от его родины, играл ему на руку – ведь здесь никто не знал о любви рэннитов ко всякого рода судам и прочим словесным дуэлям…
Секретарь – помесь жабы с гуманоидом – закончил бубнить, и Оуг осведомился:
– Признаете ли вы выдвинутые обвинения?
– Никак нет, – совершенно безмятежно ответил рэннит. – И готов доказать их ложность.
– Мы слушаем вас, – голос синеволосого мага с татуировкой на лице был ласковым, словно шелковая удавка.
Рэшиа эффектным жестом отбросил за спину плащ, положил на стол стопку книг и открыл верхнюю.
– Высокий Суд! – начал он. – Как вам, несомненно, известно, неделю назад гильдия «Хвост феи» была атакована…
– Нам это неизвестно.
– В таком случае, как быть с этим? – в руке ответчика блеснули две магических печати-извещения. – Совет был незамедлительно поставлен в известность об обоих нападениях, наши сообщения были получены и прочитаны, как о том свидетельствуют печати, и если для членов Высокого Суда и лично почтенного председателя сие осталось неизвестным, нашей вины тут нет. Итак, Совет был поставлен в известность о первом нападении. Не имея никаких доказательств, мы решили выждать дальнейшего развития ситуации. Той же ночью было совершено нападение на троих членов гильдии, один из которых получил травмы. Поскольку нападающий был опознан, а на новое уведомление не последовало ответа, гильдия, согласно Статуту Гильдий от двести восемьдесят девятого года, приняла необходимые меры для защиты своих членов и своего доброго имени.
– Это положение недействительно! – заявил кто-то.
– Неужели? – ненатурально удивился Рэшиа. – Согласно постановлению Совета Магов Фиора первого созыва от августа двести восемьдесят второго года, любое принятое Советом постановление сохраняет силу до его официальной отмены постановлением Совета. Между тем, Статут Гильдий и, в частности, глава двенадцатая: «О защите», не только не отменен, но и полностью подтвержден постановлением Совета текущего созыва от пятого марта семьсот восемьдесят второго года. Глава пятнадцатая Статута Гильдий: «О возмещении» устанавливает, что в случае нападения члена гильдии на члена другой гильдии, не признанной темной, и невозможности захвата самого виновного, пострадавшая сторона имеет право на захват или уничтожение имущества гильдии нападавшего. Таким образом, рейд в Дубы был полностью законным, а следовательно, предъявленные обвинения являются несостоятельными. Высокий Суд удовлетворен моим ответом?
Высокий Суд удовлетворен ответом ни в коем случае не был. Но увы – крыть было нечем. Все действительно было абсолютно законно… Правда, был еще один шанс, и Оуг не замедлил им воспользоваться:
– Тогда перейдем ко второй части обвинения. Что можете сказать в свою защиту?
– На гильдию было совершено нападение всеми силами «Призрачных лордов», включая и их мощнейшее орудие «Юпитер». Согласно Статуту Гильдий от двести восемьдесят девятого и четыреста двенадцатого годов, королевскому указу от тридцать второго года, а также более ранним актам, таким как Договор Пяти Равных, заключенный в год Огненного змея, атакованная гильдия имеет право на любые ответные действия, вплоть до полного уничтожения нападающих. Следуя этим законам, мы нанесли удар со всей возможной силой, поставив своей целью полный и окончательный разгром враждебной гильдии. Добившись этой цели, мы, стараясь свести жертвы к минимуму, прекратили бой и приняли капитуляцию «Призрачного лорда». Высокий Суд удовлетворен моим ответом?
– Что имеете сказать по третьему пункту? – вполне благожелательным тоном осведомился Яджима – маленький, непритязательного вида старичок, явно состоявший в родстве с Макаровым или, как минимум, бывший его соплеменником. – Хотя, как кажется мне, препятствие работе Рыцарей Рун в данном случае смотрится нелепо…
– Высокий Суд! Препятствия, созданные работе Рыцарей Рун, являются не более, чем недоразумениями, возникшими вследствие необходимости соблюдения законных интересов как гильдии, так и Совета. Статут Гильдий от четыреста двенадцатого года, глава пятнадцатая: «О возмещении», гласит, что все имущество побежденной гильдии должно быть обследовано и описано представителями победившей гильдии. Затем, после отделения заведомо украденного и возвращения его законным владельцам, все оставшееся имущество разделяется в пропорции два к трем, при этом три пятых отходят победившей гильдии, две пятых, а так же книги, представляющие особую ценность или находящиеся под запретом, отходит Совету. Таким образом, представители нашей гильдии, стремясь исполнить свой долг, действительно, могли непреднамеренно воспрепятствовать Рыцарям Рун в исполнении их долга. В том случае, если такие инциденты действительно имели место, я уполномочен принести от имени гильдии официальные извинения. Высокий Суд удовлетворен моим ответом?
Высокий Суд, быстренько прикинув стоимость двух пятых добычи «Фей», единогласно вынес решение, озвученное Оугом:
– Суд удовлетворен и единогласным решением снимает все обвинения с гильдии «Хвост феи». Суд постановил направить находящимся на месте происшествия Рыцарям Рун распоряжение приступить к оценке имущества гильдии «Призрачный лорд» и предварительным переговорам о его разделе. Суд также постановил вынести на рассмотрение совета вопрос о внесении изменений в Статут Гильдий. На этом заседание суда объявляю закрытым.

– Ну? – нетерпеливо осведомился Макаров.
– Это было несложно, – Рэшиа развалился в кресле. – Но, боюсь, во второй раз взять их нахрапом не выйдет. Впрочем, ладно, этого второго раза я надеюсь избежать… Как дела в Братстве?
– Превосходно. Рыцари нас оставили в покое, Сола забрали, и Эльза теперь тащит из гильдии все, что можно…
– Напомните ей, что две пятых принадлежит Совету, а не нам… Хотя, я сегодня вечером вернусь – надо кое-что закупить в Эре – и сам за ней пригляжу.
– Для твой машины? Ну-ну… Кстати, вернешься – поговори с Люси, она что-то у тебя узнать хотела.
– Первым делом, – Рэшиа не преувеличивал – блондинка действительно вызывала у него симпатию. – До скорой встречи, Наставник.

Едва шар погас, в дверь номера постучали – вежливо, но весьма настойчиво.
– Войдите!
Давешний старик в нелепой шапке с достоинством переступил порог и принялся молча разглядывать поднявшегося ему навстречу рэннита.
– Советник, – кулак взлетел к груди, – чему обязан удовольствием лицезреть вас?
– Хочу услышать ответы на пару вопросов, которые тебе забыли задать… – Яджима занял единственный стул и продолжил молчаливое изучение.
– Итак, – заговорил он, наконец, – ты не маг, не так ли?
– Слова – не более, чем удобные ярлыки, Советник. Я – а эрэниал, Путеводная Звезда. Я веду корабли сквозь Хаос и защищаю от его порождений. Но это – не то, что называете магией вы.
– А эрэниал… – повторил Яджима. – Да… Я всегда считал Повелителей Звезд не более, чем легендой. Но вот один из них стоит передо мной и говорит о древней сказке, словно о чем-то обыденном. Знаешь, я понимаю, почему Дреяр взял тебя в гильдию, не задумываясь – мы с ним в этом одинаковы, те, кто видит сны и помнит имена… Совету никогда не понять этого, но… Впрочем, неважно. Просто знай, что ты – не первый, кто сошел в этот мир со звезд…
Вроде бы Яджима встал и вышел. Вот только уследить за ним Рэшиа почти не успел – и не слишком удивился этому. Старик отнюдь недаром носил звание Советника, а его последние слова говорили очень многое… и оставляли еще больше вопросов. И самыми главными среди них были два: кто такой Яджима (и Макаров) и что он знает? И, если уж на то пошло, почему он продемонстрировал эти знания?
Ставшая для всей Галактики притчей во языцех рэннитская паранойя немедленно сделала стойку и посоветовала как можно быстрее восстановить челнок, а потом попробовать построить звездолет… Впрочем, последнюю идею Рэшиа немедленно признал малоосуществимой – уровень технологий мира такого не позволял. Хотя… Видит Бесконечность, с этой планеткой что-то нечисто. Что-то очень и очень не так со всем этим миром, и очень возможно, что все это началось еще до Падения. А если так – можно ожидать всего.
Однажды – многие годы назад – Рэшиа столкнулся с наследием Древних. Тогда тайна задела его лишь краем – но и этого хватило. Его спасло только чудо – а ни один рэннит никогда не станет надеяться на чудеса.

Дела не ждали, и рэннит покинул гостиницу, забрал у мастера заказанное стекло и телепортировался к челноку. Ремонт не ждал, и хорошо еще, что корпус был цел – иначе бы ремонт был бы невозможен. Корабль и так перестал быть космическим – единственный уцелевший двигатель не смог бы даже вывести его на орбиту, а от всей системы сверхсветового полета уцелели только генераторы нуль-щита… Но даже в таком виде – едва достигающий скорости звука и с одной пушкой – корабль был мощнее всего, что мог выставить этот мир. Правда, у Рэшиа были изрядные сомнения в том, что такое положение дел продлится долго – двигатель был далеко не в лучшем состоянии, и ожидать от него больше, чем пары десятков часов работы не приходилось. Впрочем, отказываться от козыря он все равно не собирался и принялся за работу…

– Что это? – нехорошим голосом поинтересовался Макаров, когда рэннит появился на площадке в окружении непонятных железяк.
– Это? – Рэшиа похлопал по стволу. – Пушка. Там лафет так перекрутило, что только и осталось ее снять, а это – генераторы нуль-щита, который вообще непробиваем для любых заклинаний.
– И зачем нам все это? – осведомился Мастер.
– Пригодится, – заявил рэннит. – Мало ли, вдруг на нас опять кто-нибудь нападет или еще что-нибудь случится… В общем, пусть будут. Все равно я ими сам буду заниматься…
– Ты параноик, парень, – вздохнул Макаров, приложившись к кружке.
– Я, – с достоинством возразил Рэшиа, – рэннит.
– И это, похоже, диагноз…

Разговоры

– Ну, зачем я тебе был нужен? – осведомился Рэшиа, усаживаясь за столик рядом с блондинкой.
– Посмотри, – Люси открыла лежавшую на столе книгу – что-то по истории магии, – что именно, – Рэшиа внимания не обратил. – Вот портрет Зерефа, самого страшного темного мага в нашей истории. Тебе не кажется, что он мог быть твоим соплеменником?
– Хм… – Рэшиа потер подбородок. – А ты знаешь, это вполне возможно… Если это кто-то из тех, кто бежал после Тайкасской войны, то вполне возможно. А Тайкасс были той еще сволочью, так что и его повадки вполне вписываются в эту гипотезу. А если так, возможно, стоит поискать его корабль или хотя бы его останки…
– Рэшиа… Ты не мог бы вернуться на землю?..
– А… Извини, размечтался, – рэннит снова потер подбородок. – Но, кажется, у тебя еще какой-то вопрос?
– Ну… Вообще-то, да, – Люси смутилась, – хотела. Скажи, пожалуйста, как выглядит одежда знатной рэннитки?
– Ну, для начала – «знатность» в республике понятие очень условное… Но если уж тебе так хочется – туника вроде моей, только облегающая, длинная юбка с четырьмя разрезами примерно от середины бедра, пояс шириной в три пальца и плащ. Ну и бич, естественно – без него никто из нас из дома не выйдет… А тебе зачем?
–Ну… Хочу кое-кого удивить… и желательно – неприятно, – Люси снова смутилась. – Да и потом, тебе же, наверное, будет приятно, если я время от времени так в гильдии буду ходить? Ты всегда какой-то мрачный… И можешь показать, как это выглядит – вроде как тогда, когда я твои доспехи снимала?
Рэшиа кивнул и закрыл глаза, вызывая в памяти нужный образ и передавая его девушке.
– Ого… А зачем такие разрезы?
– Остались с тех далеких времен, когда верховая езда была делом обычным и необходимым, – Рэшиа усмехнулся. – Если это все, то я, пожалуй, пойду на стройку, пока Эльза не погнала туда пинками. И, Люси… Что бы ты ни затевала, будь осторожна, ладно?
– Постараюсь, – заверила его удивившаяся этой просьбе девушка.

Утро началось с записки от Люси, которую Рэшиа передала Мира. Записка гласила: «Еду улаживать дела с отцом. Следи за мной – просто на всякий случай.»
Вот, значит, как… Рэшиа прикрыл глаза и сосредоточился на метке. Та свидетельствовала, что угрозы нет, и рэннит расслабился – зря, как оказалось. Всего через пару минут в зал влетел Нацу, едва не своротив леса, и завопил:
– Люси пропала! Написала, что едет домой и чтобы мы не беспокоились!
– Не ори, Драконоубийца, – инопланетянин поморщился, – мне она написала, что я как раз должен беспокоится. Я же могу за ней следить, не забыл?
– Ну и?!
– Все в порядке. А если что-то случится, я хватаю вас с Греем и Эльзу, и отправляемся за ней. Впрочем, не думаю, что до этого дойдет…
– Так ты знал… И ничего не сказал, гад инопланетный… – снова начал заводиться Драгнил.
– Я записку ее получил пять минут назад, – сердито ответил Рэшиа, – Миру вон спроси, она мне ее и отдала… И успокойся, наконец, все под контролем, насколько это вообще возможно. А уж если нам ее придется выручать – обещаю задать виновным такую трепку, что небо почернеет.
– Ну тогда смахнемся пока! – немедленно заявил Нацу.
– Во имя Бесконечности, неужели ты не способен посидеть спокойно хоть пару минут? – вздохнул Рэшиа. – Ладно, давай.

Подготовка к спаррингу заняла от силы пару минут – Макаров возвел во дворе гильдии барьер и произнес речь, сводившуюся к тому, что он желает увидеть «честный бой и добротное месилово», после чего дал отмашку.
Нацу немедленно завопил и бросился на Рэшиа. Тот сделал жест рукой – и Драгнил влетел в во внезапно возникший перед ним мерцающий голубой прямоугольник и исчез, чтобы тут же появиться в воздухе над рэннитом. Приземлился, попытался его достать с другой стороны – и снова натолкнулся на то же самое мерцание. Спустя несколько секунд Рэшиа оказался полностью закрыт своей странной защитой, так что подступиться к нему стало невозможно…
И вот тогда случилось нечто неслыханное: Нацу задумался.
Думал он минут пять, кружась вокруг призмы и поплевывая в нее огнем, а затем завопил: «Крушащий кулак дракона!» и со всей силы ударил по земле. В воздух взлетел фонтан пыли и каменной крошки, призма исчезла, а измазанный в пыли и копоти Рэшиа вытянул Драгнила бичом по спине. Ответ последовал незамедлительно – Нацу пнул соперника в голень, получил удар телекинетической волной, отлетев к стене, прыгнул обратно и влетел в нечто, выглядевшее зеркалом, из которого тут же и вылетел. Прокатился по земле, полоснул по ногам рэннита огнем, почти получил пинок в живот и безо всяких «почти» – хлыстом по заду.
Нечленораздельно зарычав, драгонслеер с низкого старта рванул вперед, врезался в противника и, получив коленом под дых, основательно приложил лбом по его голове…
–Ты не огненный Драконоубийца, – прогнусавил Рэшиа, зажимая разбитый нос, – а деревянный.
– Это еще почему?! – возмутился Нацу, пытаясь восстановить дыхание.
– Потому что голова из сплошного каменного дуба!
– А ты мне все потроха отбил! Бли-ин, ну и силен же ты драться! Ничья?
– Ничья, – согласился Рэшиа. – Грей, будь добр, создай льда…

– Как ты это делаешь? – спросила Эльза, усаживаясь рядом.
– Что именно?
– Твоя защита. То, как ты отразил «Юпитер»…
– Я не отражал его. Правильнее будет сказать – перенаправил. Смотри, – Рэшиа взял яблоко и провел по нему ногтем, – можно двигаться вот так. А можно, подобно гусенице, прогрызающей ход, пройти это расстояние по прямой через яблоко. И то же самое я могу сделать с пространством. Мы так и называем это – червоточиной.
– То есть, это нечто вроде пространственного кармана?
– Не совсем. Твой карман – это складка пространства, причем я пока что не понимаю, как она получается, а червоточина – своего рода труба. Относительно червоточины мировая линия движущегося по ней тела является прямой, но вот относительно неискривленного пространства она может быть любой кривой… Я тебя еще не запутал?
– Нет. Я просто очень смутно понимаю, о чем вообще речь, – слабо улыбнулась Эльза. – Да и, знаешь… Как-то муторно… Я ведь стараюсь не убивать, а тут… два десятка трупов, из них почти половина – на моем счету… Знаешь, Рэшиа, я боюсь. Я убивала «Призраков» – и ничего не чувствовала, ни сожаления, ни раскаяния – вообще ничего!
– Понимаю, – мрачно кивнул рэннит. – Ты никогда не ожидаешь этого, но всегда оказывается, что убивать легко. Очень легко, и это самое страшное… В конце концов может появиться уверенность, что убийство – наилучшее решение любой проблемы, и тогда…
– И тогда ты становишься Темным…
– Да, но тебе это не грозит, Обагренная. Ты слишком ценишь жизнь…
– А ты, гость из иного мира?..
– «Хвост феи» – мое Братство, и законы моего народа обязывают меня защищать его любой ценой, вплоть до собственной жизни. Вот и все… Не забывай, что мы принадлежим к очень разным культурам, и то, что мы понимаем друг друга – уже чудо…
– Знаешь, Рэшиа, – задумчиво протянула Эльза, – я ведь и сама немало постранствовала, пусть и всего лишь по одному миру. И я могу сказать одно: подлость везде и всегда остается подлостью, доблесть и честь – доблестью и честью, а совесть – совестью. Разве среди звезд дело обстоит иначе?
– Точно так же, Элса е Кантар. Точно так же…

Поместье ничуть не изменилось за прошедший год. Изменилась она сама – настолько, что это место казалось абсолютно чужим. Все, что хоть чего-то стоило для этой Люси Хартфилии – лишь могила матери… да еще один долг. Но скоро и он будет уплачен, и больше она никогда не вернется в этот дом – слишком большой для их семьи и слишком пустой с тех пор, как не стало матери…
Подметавшая дорожку служанка замерла, пристально глядя на незнакомку. Вскрикнула, узнав, выпустила метлу и бросилась к ней с криком:
– Госпожа Люси! Вы вернулись?!
– Ну, будет тебе, Супето, – улыбнулась Люси, придержав расплакавшуюся женщину, – со мной все в порядке.
– Люси, неужели это ты?!
– Ты ведь не забросила свою учебу?
– Посмотри, какие я нашел книги!
– Люси вернулась!
– Тише, тише, – девушка с улыбкой мягко отстранила слуг, – я тоже рада вас видеть. Вы совсем не изменились…
– Люси, твой отец велел передать, чтобы ты пришла в главный зал!
– Ну надо же, заметил… – губы девушки сложились в ехидную улыбку. – Хорошо.
– А… – молоденькая горничная приоткрыла рот. –Ты пойдешь вот в этом?!
– Разумеется, – немного высокомерия в голос, повернуться чуть резче, чем обычно, чтобы плащ плеснул за спиной – пусть ей далеко до Рэшиа, но сейчас и этого хватит… – Или ты считаешь, что мне нужны подачки?

– Здравствуй, отец…
– Я рад, что ты вернулась, Люси, – Джуд Хартфилий не смотрел на дочь, – ты приняла разумное решение. Если бы ты осталась в гильдии, я не пожалел бы ни сил, ни денег, чтобы уничтожить ее. Я рад, что ты, наконец, повзрослела и понимаешь, сколько вреда могут принести твои эгоистичные действия. Ты – дочь семьи Хартфилия, и потому живешь в особом мире и не должна этого забывать. Я позвал тебя по очень простой причине…
– Меня это не интересует.
– Что ты себе… – тщательно отрепетированная речь умерла, когда магнат все же взглянул на свою дочь.
Черные юбка, туника и плащ, отделанные золотом. Свободно распущенные по плечам волосы. Непривычного вида хлыст на поясе, на рукояти которого мерцает синий огонек. Взгляд – убийственно-спокойный, презрительный… Да полно, его ли это дочь или созданная жадными до его денег колдунами подделка?
– Эгоизм? Что ж, наверное, это очень приятно – обвинять в своем грехе другого. Ты видел во мне всего лишь инструмент, еще одно удачное вложение денег, ни разу не задавшись вопросом: а что же думаю и чувствую я? Год назад я ушла из этого склепа, но разве ты поинтересовался – что со мной, где я и жива ли вообще? Нет. А теперь ты говоришь мне об эгоизме? Что, отец, нашелся какой-нибудь старый мешок золота, которому ты решил продать меня, не так ли? И только поэтому ты пожелал получить меня и не придумал ничего лучше, чем напасть на мою гильдию! И это ты говоришь здесь об эгоизме? Ты жалок…
– Люси…
– Люси больше нет. Все, что связывает меня с этим домом – мамина могила, хотя с тебя вполне станется запретить мне приходить к ней… Я ухожу. Навсегда. А ты… ты можешь делать все, что хочешь, но запомни: если ты еще раз посмеешь поднять руку на «Хвост феи», я… нет, все Братство, будет считать тебя врагом. И даже если, что бы остановить тебя, мне придется тебя убить своими руками – я сделаю и это! Запомни, мне наплевать на твой «высший свет», на деньги и тряпье – я нашла друзей, которым нужна я, а не твои деньги или влияние, тех, кто ценит меня такой, какая есть. И я добилась этого сама, деля с ними и радость и боль, и это – единственное, что имеет значение. Всего этого не дал мне ты – ну так и забудь про меня. Все, что мне нужно, я заработаю своим трудом или возьму в бою. А теперь прощай…
Черный плащ плеснул за спиной, отсекая будущее от прошлого. Тяжело ударила закрывшаяся дверь, и Джуду Хартфилию показалось, что это хлопнула крышка гроба. Его собственного… Только что он потерял дочь – так же безнадежно, как если бы она умерла. И виноват в этом был только он и никто другой. Он сделал все для того, чтобы дочь возненавидела его – и теперь пожинает плоды своей глупости и алчности…

– Вот и все, – девушка положила цветы на могилу. – Я знаю, мама, что он хотел, как лучше, но… Лучше для его проклятых денег, а не для меня или для него… Он, наверное, сошел с ума от тоски по тебе, мама. Только ведь от этого не станет легче тем, кому он причинил боль… Знаешь, я боюсь, что не смогу сюда вернуться… Но я всегда буду помнить тебя, мама… Что бы ни случилось.
Все кончено – подумала она, отвернувшись от могилы, все долги отданы. И впервые за семь лет на душе у Люси стало по-настоящему легко.

Высокое Небо

Жизнь в гильдии постепенно возвращалась в привычное русло. Новое здание потихоньку строилось – при активнейшем стремлении всей гильдии внести изменения в чертежи. Приложил к этому руку и Рэшиа, но Макаров заявил, что ему нужна нормальная гильдия, а не инопланетная крепость, и рэннитский вариант забраковал.
– По-вашему, это – крепость? – фыркнул Рэшиа. – Наставник, если бы вы видели Шалмирейн, вы бы так не говорили…
– А как он выглядит?
– Представьте себе кратер древнего вулкана, поперечник которого – почти сорок миль, возвышающийся прочти на тысячу футов над равниной. Его склоны, и без того крутые, превращены в отвесные стены, а гора изрыта множество тоннелей, в которых десятки тысяч человек могут укрыться от любой катастрофы. Она защищена лучшим и мощнейшим оружием и способна отразить даже нападение космического флота всей республики… А еще, – Рэшиа мечтательно прикрыл глаза, – там делают прекрасное вино…
– Все бы вам бухло… – притворно-сурово проворчал Макаров. – Нет, для нас это уж слишком, хотя в чем-то ты прав – здание надо попрочнее, и не только потому, что могут напасть…
– Да уж, наше Братство не отличается спокойствием…
– Это все хорошо, но я с тобой поговорить хочу. О Люси – вы же с ней, вроде, подружились?
– В общем, да, – признал Рэшиа. – А что, что-то случилось?
– Не знаю, покачал головой Макаров, – но после того, как они вернулись с последнего задания, Люси почему-то засела в библиотеке, а ведь обычно туда шпанье никак не загонишь…
– Я спрошу у нее, – кивнул рэннит. – Могу даже прямо сейчас, если она там.

Люси в библиотеке была, но оставаться не собиралась. Отложив какой-то свиток, она выскочила из-за стола.
– Люси…
– Извини, я тороплюсь,– девушка чуть не врезалась в него. – Надо помочь Локи.
– А что с ним?
– Он – звездный дух, Лев. И его несправедливо изгнали, а теперь он умирает…
– И ты хочешь попытаться спасти его… Что ж, помни, что я говорил об истинном облике, и… – кулак влетел к груди. – Киитар а каайтар!
– Спасибо! – улыбнулась Люси. – Знаешь, я поняла, что надо сделать, благодаря тебе. А потом нашла недостающие части здесь и теперь, я верю, у меня все получится … Ну, мне пора!..
Проводив ее взглядом, Рэшиа подобрал свиток, собираясь вернуть его на место, бросил взгляд на заглавие – и поперхнулся.
«Закон Небес»… Вот уж этого он не ожидал здесь увидеть – книга, созданная его народом еще до Падения, вернее – ее остатки, но и этого достаточно для того, чтобы… Бесконечность, неужели девчонка пошла на крайние меры?

Локи обнаружился именно там, где и ожидала его найти Люси – у могилы Карен Лилики из «Синих пегасов».
– Так и думала, что найду тебя здесь, - Люси остановилась в нескольких шагах от парня, – Лев… Тебя ведь вся гильдия ищет, а ты?..
– Ты – единственный человек, которому удалось меня раскрыть…
– Я же маг-заклинатель. Стоило только прислушаться к своим ощущениям и спросить у Южного Креста… Ты действительно винишь себя в смерти Карен?
– Если это сказал тебе дух – почему бы тебе не поверить ему?
– Да потому, что ты идиот! – не выдержала Люси. – Я перерыла все, что смогла найти, и по всему выходит, что твоей вины в этом нет.
– Я не пришел ей на помощь и не позволил вызвать Овна, – Локи словно подернулся туманом. – Ты ведь знаешь, что она мучила мою любимую и была готова убить ее из-за малейшей провинности?! Не знаешь – так знай! Я едва спас ее – но погубил Заклинательницу…
– А она тебя звала? Ведь не звала, правда?
– Да какая разница?! Я стал причиной ее гибели, изгнан и должен умереть – и уже умираю! Люси, пойми, это закон!
– Закон?! – воскликнула Люси. – Этот закон несправедлив, а несправедливый закон можно и должно изменить!
– Люси, что ты делаешь? – простонал Локи. – Не надо... Оставь...
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, – не обращая внимания на его слова, девушка вскинула руку с ключами, – Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом взываю и заклинаю: приди, властвующий меж звезд! Приди, держащий ключи Неба! Приди, владыка Звездных духов, ибо я, Открывающая Врата, призываю тебя волей своей, законом Неба и обычаем магов!
Вихрь актинического света вспыхнул в вечернем небе, обрушился на землю...

Водопад застыл. Исчезли все звуки, сумерки сменились ночью, и над замершей водой загорелись алмазные искры звезд. Сотни тысяч холодных немигающих огней сверкали в беспросветном мраке, складываясь в исполинскую тень могучего седовласого мужа...
Для чего ты воззвала ко мне?
Это не было голосом или мыслью – слова просто существовали, становясь частью Люси...
– О владыка! – заговорила девушка, поборов дрожь. – Я стою перед тобой, взывая о милосердии для Льва, Звездного духа, что зовется между людей Локи!
Он изгнан, и тебе ведомо, почему. Даже для друга не может быть исключения из закона.
– Владыка, разве неведомы тебе справедливость и милосердие?! Разве грех он совершил, спасая возлюбленную от страданий?! Разве не был он предан Заклинательницей, видевшей в нем лишь бессловесное орудие? Разве не сама она отреклась от духов, не призвала Льва на помощь лишь из мелочной гордыни?! Не он погубил Карен, но ее собственное самомнение и ненависть. Неужели Локи не пришел бы на помощь, если бы знал, что в том есть нужда? Так в чем же он виновен? В чем, скажи мне?!
Я слышал твои слова.
– Так ответь же, молю и заклинаю тебя!..
Я вижу теперь, что допустил ошибку. Локи, Звездный Лев, ты свободен. Займи свое место в Великом Круге.

Ночь исчезла, уступив место сумеркам, тишина наполнилась звуками, ожил водопад...
– Люси... – голос Локи дрожал. – Люси... Спасибо...
– Ты ведь мой друг, – потрясенная Люси смотрела на появившийся в ее руке золотой ключ. – Лев, будешь ли служить мне, станешь ли защитником, другом и братом?
– Да, сестренка, – Локи на мгновение обнял девушку.
– Тогда возвращайся в мир духов и отдохни хорошенько – вот мой первый приказ!
– И лучший, что я слыхал! – засмеялся Лев, исчезая. – До скорого, Люси!
И только теперь девушка поняла, насколько она устала. Хорошо бы хотя бы не свалиться по дороге...

– С ума сошла?!
– А, это ты, Рэшиа... Все в порядке, только я устала... Поможешь?..
На этом силы девушку оставили окончательно, и она отключилась, обвиснув на руках рэннита...
Рэшиа шепотом выругался. Люси оказалась слишком прилежной ученицей… И прежде, чем он нашел ее и сумел нацелиться, она призвала Властителя, после чего телепортация стала невозможной. Ну а к тому времени, как он, наконец, смог добраться до этой сумасшедшей, все уже закончилось – к счастью, без жертв. Вот уж воистину – незнание есть благо… Передернув плечами, Рэшиа подхватил потерявшую сознание девушку на руки и перенесся к ней домой.

Сознание возвращалось медленно и как-то лениво. Вспоминалась вчерашняя безумная авантюра, Локи—Лев, вернувшийся в свой мир, Рэшиа… Стоп. Где она сейчас, и где этот пришелец?
– Дома, сумасшедшая девчонка, – последовал ответ на оба вопроса. – Ты хоть понимаешь, что ты вчера сделала и чем это могло кончится?
– Ну да, я рисковала, но ведь Лев нуждался в помощи!
– Ага, и ты не придумала ничего лучше, чем устроить такое… Да ты хоть понимаешь, кого призвала?
– Короля Звездных Духов. Самого могучего из ни них, и он ответил, хотя говорилось, что это бывает очень редко…
– Духа, как же… – проворчал Рэшиа, помогая ей сесть и протягивая кружку сладкого чая.
– А если не духа, то кого тогда? – сердито осведомилась Хартфилия, прихлебывая чай.
– Бога.
– Чего?! – девушка чуть не поперхнулась.
– Бога, – повторил Рэшиа. – Старейшего из богов, Отца-Небо… Неужели ты так и не поняла этого?
– В том куске «Закона Небес», что я нашла – ума не приложу, откуда Леви его приволокла – ничего подобного не было. А после того, как я призвала его… Знаешь, я почти ничего не помню, – призналась Люси, – только слова, которые…Не знаю, как сказать… Словно это и не слова, а что-то, что я всегда знала... Да, и еще звезды. Очень странные звезды.
– Странные?
– Ну да. Их было слишком много, и они были очень яркими и немигающими…
– Постарайся представить то, что ты тогда видела, – Рэшиа смотрел ей в глаза, – сосредоточься… Да, я вижу. Ну что ж…
– Что?
– Ты видела звездное небо таким, каково оно в действительности, не искаженное атмосферой и огнями городов, – вздохнул Рэшиа, – таким, каким привык его видеть я…
– Теперь я понимаю, почему ты с такой грустью смотришь на звезды… Знаешь, Рэшиа, мне начинает казаться, что я сделала изрядную глупость. Пусть даже помогла Локи…
– В этом весь «Хвост феи» – усмехнулся рэннит. – Никогда не думаете о последствиях, а о себе – и того реже. Вот за это я и люблю вас всех…

Тени минувшего

Спасение Локи вызвало бурную радость, вылившуюся в не менее бурное празднование, и про билеты на курорт дух вспомнил только на следующее утро. Рэшиа под раздачу попал и, не смотря на все равнодушие к подобному отдыху, отказываться не стал – ведь даром же… И в итоге в компании Люси, Эльзы, Нацу с Хэппи, и Грея очутился на элитном курорте, где занимался в основном тем, что пополнял в казино запасы наличных и наслаждался жизнью.
Впрочем, совсем уж расслабиться не получалось, и дело тут было не в обычной рэннитской паранойе. Где-то за горизонтом, и не так уж и далеко, творилось нечто скверное. Нечто, тщательно замаскированное, накапливало энергию Хаоса, готовясь обрушить ее на мир. И этой энергии уже было слишком много – настолько, что маскировка сдала…
– Скоро начнется великая буря, – произнес Рэшиа, откладывая карты. – Одиннадцать ветров поколеблют небо, мир переменится и силы сойдутся в битве…
–Ты опять что-то увидел в будущем? – спросила Люси.
– Возможно… Тени грядущего смутны и переменчивы, но то, что должно свершиться – свершится, как ни старайся этого избежать.

«Буря» разразилась на следующий вечер…
Как в таких случаях пишут авторы дешевых романов – ничто не предвещало беды… По крайней мере, до того, как внезапно появился новый крупье, чем-то потрясший Скарлетт.
– Шоу?..
– Давно не виделись, сестренка…
– Ты его знаешь? – Кем бы этот парень ни был, Рэшиа он резко не нравился – из-за наличия каких-то магических способностей связанных с манипуляцией пространством…
– Это… просто старый знакомый… – На Эльзу было жалко смотреть, а «знакомый» явно готовил какую-то пакость.
– Вот как?..
И в этот момент в зале стало темно.
– Глупо, – Глаза Бесконечности в свете не нуждались, и Рэшиа ударил первым.
Оценить построение противника он успел – сложная перестройка метрики пространства, позволявшая, по идее, поместить тело в плоскость… Но только не тогда, когда в него вламываются две волны фазового смещения.
– Что происходит?! – вскрикнула Люси, когда тьму вспорола обжигающая бледно-синяя вспышка.
– Что происходит? В чем дело?! Помогите! – похоже, посетители казино запаниковали, да и понять их было несложно.
– Большой взрыв в миниатюре, – сообщил Рэшиа, отшвырнув шокированного «крупье» телекинетическим ударом. – Физика против магии, счет два-ноль… Внимание! Просьба всем немедленно покинуть казино – произошло разбойное нападение, мы держим ситуацию под контролем и хотели бы избежать жертв!
Второго приглашения не потребовалось – публика брызнула из зала, только чудом не потоптав друг друга.
– Мяу! – новое действующее лицо Рэшиа сперва принял за мутанта. Потом, уже приложив телекинезом о стену, сообразил, что девушка-кошка всего лишь в гриме – но отпускать и не подумал…
– Милианна? – судя по голосу, Обагренная вообще начала забывать, на каком она свете. – Да что вообще тут происходит?!
– Полагаю, тебе лучше знать, поскольку это твои знакомые и явились они за тобой. Начнем по порядку – ты давно их знаешь?
Ответить Эльза не успела – в зале появились новые действующие лица. И если одноглазый и с подкрепленной металлом челюстью выглядел вполне нормально, то его приятель, более всего похожий на наркотический бред художника-кубиста явно был мутантом…
– Что здесь происходит?!
– Уолли?.. Симон?..
– Так, с меня хватит! – взорвался Рэшиа, швырнув первую пару гостей во вторую. – Или мне сейчас четко и внятно объяснят, кто все эти люди и что они тут потеряли, или мне придется выяснять это самому при помощи экстремальных методов!
– Они мои старые друзья… Еще с детства… – Эльза говорила очень неохотно. – Но потом нам пришлось расстаться из-за одного человека… бывшего друга.
– Мы пришли за Эльзой… – гигант очухался первым. – Должны были вернуть ее в Райскую Башню…
– А вот с этого места, пожалуйста, подробнее, если не хотите, чтобы я на вашем примере проверил, годится ли лакрима в качестве батарей для шокового бича, – главное—не останавливаться, не дать противнику прийти в себя и сообразить, что ты не так уж крут, как кажешься…
Трюк был старше даже рэннитской цивилизации, но он исправно работал – здоровяк, звавшийся Симоном, довольно четко изложил планы своего хозяина – по крайней мере, часть их. И чем дольше он говорил, тем больше злилась Эльза…
– Предатель! – прошипел Шоу – Она предала нас, а ты…
– А ты это видел? – парировал Симон. – Я давно задумался – почему мы знаем о предательстве Эльзы только со слов Джерара? Почему он не пытался ее найти и нам не позволял? Может быть, тут что-то нечисто?..
– Как Советник Братства могу добавить, что Обагренная не способна на предательство, – встрял Рэшиа, проверяя надежность узлов, которыми была связана вся четверка.
– Тебя-то кто спрашивал?!
– Шоу… – Симон вздохнул. – Этот парень – тот самый, который чуть ли не в одиночку разнес крепость «Призрачных лордов» и вырезал половину гильдии, включая их Мастера. Мы ему не ровня, так что не зли его лишний раз…
– Все это прекрасно, – рэннит и не подумал поправлять Симона, – но у нас есть проблема в лице некоего психопата, который собирается устроить прорыв Хаоса. И нам как-то надо избавиться от Трижды Отреченного, пока эта планета еще пригодна для жизни… В вас я не сомневаюсь, ну и Джувия… А, вот и они… Так вот, в них я тоже уверен. А вы, господа из «Рая»? Хотите искупить свою вину или предпочтете умереть под Тремя Отречениями?..
Господа из «Рая» занервничали... О «Хвосте феи» и так ходило множество легенд, но недавняя война гильдий добавила к ним больше, чем сложилось за всю историю гильдии, и очень мало кто мог сказать, что в этих историях правда, а что ложь… Особенно потому, что те, кто знал точно, либо молчали, либо сами же и распространяли слухи один другого краше.
Впрочем, Симон согласился без раздумий:
– Я давно понял, что Жерар лгал нам, обвиняя Эльзу, – заявил он. – И все эти годы я только и ждал, когда представится возможность… И она представилась. Шоу, Уолли, Милианна, неужели вы верите, что Джерар строит свой рай не для себя одного? Как вы можете быть такими наивными? Да как вы вообще могли поверить в ее предательство?! Да, восемь лет назад я сам почти поверил, но стоило лишь задуматься – и стало ясно, что нас обманули. Вы не сделали этого тогда, так хотя бы сейчас задумайтесь!
Пламенная речь, раздраженная Эльза и задумчиво поигрывающий бичом рэннит довольно быстро переубедили всю компанию, хотя Шоу довольно долго ныл, что не знает, кому теперь верить. Но как только решение было принято, немедленно возник вопрос: а как, собственно, его выполнять.
– У нас есть корабль, – сообщил Симон, – за несколько часов доберемся до башни, а там уже придется импровизировать.
– Рэшиа, – неожиданно спросила Эльза, – сколько времени тебе нужно, чтобы поднять свою машину в воздух и добраться до острова?
– Часа полтора-два.
– Тогда отправляйся немедленно. Встретимся у башни. Киитар а каайтар!
–Киитар а каайтар!
– рэннит исчез во вспышке.

– Ну, – рэннит коснулся брони, – пора проверить, хороший ли из меня техник…
Предстоявшая процедура была, по идее, не слишком сложной – но в ангаре или на летной палубе звездолета. А вот проводить расконсервацию и холодный запуск реактора в чистом поле, без всякого вспомогательного оборудования… А если корабль только что из ремонта, а половина систем попросту не подлежит восстановлению… В таких условиях это становится сложной и небезопасной процедурой, и Рэшиа проверял и перепроверял все не по одному разу, прежде чем включить. Но все имеет конец, и предстартовая подготовка – не исключение…
Щелчок переключателя – и пульт ожил. Поползли вверх метки индикаторов, за спиной раздался привычный рокот, плавно ушедший за границу слышимости, когда реактор набрал номинальную мощность.
– Так… Ну, да поможет мне Бесконечность – подъем! – Рэшиа толкнул рукоятку вперед.
Засвистели подъемные двигатели, и космический корабль медленно поднялся над опаленной травой. Не отрывая взгляда от альтиметра, пилот запустил маршевый двигатель и начал набирать скорость и высоту.

Впервые за всю историю этого мира машина мчалась в небе Фиора, и люди в испуге вскидывали головы, когда с ясных небес внезапно раздавался удар грома…
Рэшиа удалось разогнать челнок до восьмисот с небольшим миль в час – ничто по сравнению с тем, для чего корабль был построен, но в его нынешнем состоянии и это было отличным результатом. Внизу проносилась земля, появился берег моря… тонкая черточка на горизонте – та самая башня? Да. А вот и корабль…

Что-то стремительно промелькнуло над водой, оставив позади себя жуткий грохот, исчезло за горизонтом и вновь появилось, оказавшись машиной Рэшиа.
– Ну и грохот… – Люси помотала головой.
– Что это?! – пискнула Милианна, зажав уши.
– Наше секретное оружие, – усмехнулась блондинка. – Летающая машина одного из наших ребят.
– А… Как она летает?..
– Очень быстро… Ну что, мы почти прибыли, и не факт, что нас не ждут… – Люси извлекла ключ Тельца и приготовилась. – Но лучше бы обойтись без этого.
Перед глазами на мгновение появилась картинка – пустой пирс, и девушка кивнула.
– Нас не ждут, – сообщила она. – все слишком увлечены машиной Рэшиа, так что высадимся мы без проблем. А вот что будет дальше…

В двух шагах от рая

– Я говорю вам: единственное, что может уничтожить эту башню – Эфирион! Неважно, кто еще оказался там, неважно, насколько это опасно – если Джерар добьется своего, это будет в тысячи раз хуже! – Зигрейн ударил кулаком по столу. – Поймите, наконец, что это не просто запретная магия…
– Мы поняли это, Зигрейн, – Яджима с интересом рассматривал картинку над столом. – Но лично я не понимаю, что происходит на острове…
Палец старика указал на странную треугольную тень, похожую на наконечник стрелы. Тень кружилась вокруг башни, выбрасывая тонкий лучик, который оставлял маленькие зарубки на камнях… Вот только старый волшебник очень уж отчетливо представлял, что там происходит.
– Вы все помните, каких трудов нам стоило создать Эфирион, – задумчиво разглядывавший изображение Яджима прикрыл глаза, – а эта машина может без всяких усилий его разрушить.
– Достопочтенный Яджима, возможно, вы запамятовали, что фокусирующая система Эфириона находится в полутора сотнях миль над землей? – осведомилась Уртир. – Я уж не говорю о самом излучателе, находящимся буквально в нескольких шагах от нас…
– Неужели вы думаете, прекрасная Уртир, что сто пятьдесят миль высоты составят проблему для этой машины? Вы ведь не видели, как она появилась у башни? – старик жестом руки заставил кристалл спроецировать другую картину: та же самая стрела несется над водой, оставляя за собой шлейф волн.
– Думаю, ее скорость около тысячи миль в час, и вряд ли это предел… – Яджима задумчиво пожевал губами. – Скажите, Уртир, только честно: вы действительно рискнете поссориться с обладателями такого оружия? Или, может быть, мы все же оставим Эфирион в качестве последнего средства, если даже и тем, кто управляет этой машиной, не удастся разрушить башню?..
Оуг, разглядывавший странную машину, поежился.
– Я налагаю вето на использование Эфириона до прояснения обстановки, – произнес он, – но считаю необходимым начать подготовку к его активации. На этом – все.

– Они идиоты!
– Они напуганы, господин Зигрейн, – Уртир пожала плечами, – и я не могу их в этом винить. Более того, я сама испытываю определенное беспокойство… Вы ведь заметили, что эта машина не использует магию?
– Она в этом не одинока. Неужели простая мельница тоже внушает тебе беспокойство?
– Господин Зигрейн… Меня беспокоит не это. Меня почти пугает, что на наших глазах оживает легенда о Звездных Владыках…

Башню строили на совесть, и Рэшиа почти зауважал ее создателей – каждое попадание из пушки оставляло всего лишь щербину на стене. Да, немаленькую – в два-три фута и не меньше фута глубиной, вот только этого было безобразно мало. Выстрелы, попадавшие в окна, оказывались хоть немного полезнее – выбивали охранников Джерара и расчищали гильдийцам дорогу… И все равно не наносили башне серьезного вреда. Что ж, раз так – остается только обеспечивать воздушное прикрытие…

…Совсем не так представляла Эльза свое возвращение на этот остров. Она ожидала бы чего угодно, но разбитый пирс, выщербленная лестница и валяющиеся тела охранников… Все это было почти нереально, казалось чем-то, что происходит не с ней.
– Путь чист, – сообщила Люси, поправив наушник непонятного устройства, полученного от Рэшиа, – но нам надо спешить. Как сказал Рэшиа, вряд ли Джерар вывалится из окна, пытаясь плюнуть на нас.
Милианна нервно хихикнула, и вся компания быстрым шагом направилась вверх – сразиться с безумным магом, когда-то бывшим их другом…

– …Пойдем, Уртир, – Зигрейн поднялся. – В конце концов, достаточно активировать Эфирион, а выстрелить я смогу и без этих ничтожеств.
– Вы уверены?
– Абсолютно, прекрасная Уртир. В конце концов, мы все знаем, как он работает.
Их ждали. Восемь рунных кругов одновременно вспыхнули, коснувшись печатей, и могучее оружие ожило.
– Есть захват. Захват устойчивый, цель сопровождается. Начато заряжание. Уровень энергии два процента… – раздавались голоса операторов. Сцепив за спиной руки, Зигрейн наблюдал за сменяющимися цифрами уровня энергии и в очередной раз прокручивал в памяти свой план. Он был безупречен. Почти идеален… Но за Гранью, среди безумия и смерти, таится Сила, изменяющая пути, и похоже, что эта Сила заинтересовалась им. Что ж, тем лучше – победа без риска немногого стоит. И все же… Если Повелители Звезд вернулись… Кто знает, что станет возможным?..
– Готовность второй степени. Выстрел возможен через тридцать минут. Готовность первой степени. Выстрел возможен через пятнадцать минут…

– Позвольте предложить вам игру, дорогие гости, – раздался откуда-то с потолка знакомый голос. – Правила просты – против вас трое бойцов. Сможете обойти их – доберетесь до меня… Если справитесь со мной – вы выиграли… Ах да, у вас на все пятнадцать минут – после этого по башне выстрелит Эфирион, и игра закончится для всех. Итак, начинаем!..
– Пятнадцать минут? – охнула Люси.
– Успеем, если будем шевелиться! – рявкнула Эльза и бросилась вперед. Команда, стараясь не отставать, припустила за ней, отмахиваясь от уцелевших солдат, после чего те уже, как правило, не поднимались…
– Быстрее! – Скарлетт не уставала подгонять отряд. – Нет времени, и вряд ли Рэшиа справится один!

Заложив вираж, Рэшиа уклонился от очередного шара плазмы, вырвавшегося из бойницы. Слишком слабого, чтобы пробить броню… Но каждый из них оставлял заметный ожог, и их было достаточно много, чтобы кое-где оставить кратер глубиной в половину толщины корпуса, а вот Рэшиа подобным успехом похвастаться не мог – башня была построена и зачарована на совесть, а ее верхняя часть, похоже, еще и дополнительно усиленна. А еще хуже было то, что времени оставалось меньше четверти часа, а добраться до Эфириона он не смог бы при всем желании… Что ж, во всяком случае, чем дольше он продержится в воздухе, тем меньше проблем будет у команды…
Рэннит усмехнулся, закладывая очередной безумный вираж. Джерар хочет игры? Что ж, он ее получит – вот только по чьим правилам?..

Остановившись перед развилкой, Эльза выругалась столь замысловато, что покраснела вся команда.
– Похоже, на придется разделиться, благо, как раз три коридора, так что получается по трое на каждый, – хмыкнул Симон. – Как делиться-то будем?
– Нас десять! – немедленно возмутился Хэппи. – Опять меня не считаете?!
– Да ты все равно с Нацу пойдешь, – отмахнулась Эльза. – Так...
– Сестренка, я с тобой! – немедленно заявил Шоу.
– Ладно. Значит так: Нацу, Грей и Симон – на вас левый коридор...
– Да нафиг мне этот отмороженный извращенец?!
– Симон, не давай им драться, это главное. Милианна, Люси и Джувия – на вас правый коридор, ну и я с Шоу и Уолли займусь средним. Кто-нибудь против? Нет, вас двоих я не спрашиваю!
Возражений ни у кого не нашлось – кроме Нацу с Греем, но их доводы Эльза не признала хотя бы осмысленными, и отряд разделился.
– Ребята, – сказала напоследок Скарлетт, – будьте осторожны. Не знаю, кого он выставил против нас, но если он считает, что они справятся с тройным превосходством – они очень хороши...

Коридор был длинным и унылым. И совершенно пустым – Люси даже начала надеяться, что они никого не встретят. Зря, конечно...
– Отправимся в ад, крошки! – откуда-то выскочил невероятно размалеванный тип с волосами до пола и гитарой. – Рок навсегда!
И принялся на этой гитаре играть... Звук был настолько громким и мерзким, что девушка-кошка испуганно пискнула, зажала уши руками и упала в обморок.
– Слабачка! – завопил «музыкант». – Ну, кто из вас станет сегодня моей рок-дьяволицей?! Ты? Или ты? Так, решено! Это будешь ты, синеволосая!!
– Водяная тюрьма!
Секунд на двадцать это волосатого угомонило. А затем вся вода впиталась в его волосы, вызвав очередной приступ дикого хохота:
– Я – Визалдас Така! Вы не представляете, с кем столкнулись! Ну, так кто будет моей дьяволицей в эту ночь? Ты, синеволосая!
«Музыка» стала еще громче и отвратительнее, Джувия с криком боли схватилась за голову, а Люси от отчаяния схватилась за ключ Лиры, надеясь, что поговорка «клин клином вышибают» все же работает…
– Арфы небесной откройтесь врата! Лира!
– Нечасто призываешь ты меня… – вместо знакомой милашки из полыхнувшего круга появилась статная девушка в лунно-белом платье, золотисто-рыжие волосы которой украшал венок из омелы.
– Можем изменить контракт, но только потом, а сейчас, пожалуйста, помоги!
– Хм… – девушка наклонила голову. – Какой ужасный диссонанс…
Пальцы пробежались по струнам, рождая пронизительно-грустную, щемящую мелодию. Лира запела на незнакомом языке, но Люси и не требовалось его понимать, чтобы знать, о чем эта песня… Заклинательница с трудом сдерживала слезы, Джувия тихонько плакала, а Визалдас… Наемник выпустил гитару и рыдал взахлеб. Песня продолжалась, из печальной став веселой и жизнерадостной. Люси улыбнулась, хихикнула Джувия, пробормотав что-то про Грея, а Визалдас, хохоча во все горло, пустился в пляс.
– Вот так музыка… – пробормотала девушка, помогая подруге подняться. – Интересно, что же дальше?..
А песня, тем временем, вновь изменилась, став неторопливой, убаюкивающей, словно шелест прибоя…
– Джувия, не спи! – прошипела Люси, оттаскивая отчаянно зевающую водяную волшебницу подальше. – Не спи, нет времени!
Визалдас Така тихо-мирно спал, подложив гитару под голову. Остановив игру, Лира обернулась и произнесла:
– Теперь идите. Будет он спать до того же часа назавтра, вы же пройдете без вреда.
– Спасибо, Лира! – улыбнулась Хартфилия. – Что бы мы без тебя делали! Джувия, побежали, у нас времени всего минут десять!

– Что-то слишком уж тихо, – проворчал Нацу, – эдак и не смахнемся ни с кем… Э, что там за шум?
– Не слышу, – пожал плечами Грей, но на всякий случай насторожился – остроте чувств драгонслеера он доверял.
И, как оказалось, сделал он это очень вовремя – по коридору им навстречу летело… нечто. Нечто выглядело, как здоровенный полуголый мужик с совиной головой, летало с помощью реактивного ранца и орало что-то про справедливость и возмездие.
– Ледяной щит!
Поклонник справедливости проломил щит головой. И ни скорости, ни болтливости это ему особо не убавило…
– Ах ты сволочь! – Грей повалился на пол, Хэппи вместе с Нацу взлетел под потолок, а Симон попытался схватить пролетающего врага и едва не вывихнул руку.
– Кулак огненного дракона! – Драгнилу повезло чуть больше – он летуна зацепил, хотя и сам был отброшен к стене.
– Я покараю вас, преступники! – заткнуть «Сову» опять не получилось. – Ху-хуу!
– Да заткнись ты! Полная тьма!
– Мрак не скроет тебя от Совы справедливости! – патетически завопил наемник, ударив Симона.
– Ледяные копья! Да что за... – маг льда согнулся от боли, получив удар в живот, а противник развернулся и снова помчался в атаку.
– Отморозок, вспомни Эльзу на острове! – Нацу еле увернулся.
– Ты чего, последние мозги отшиб?! – возмутился Грей. – Какой еще... Стой, ты про копье?
– Да!
– Погнали!
– Ледяные копья!
– Кулак огненного дракона!
И без того не слишком медлительная атака за счет помощи драгонслеера ускорилась раза в три, если не больше – и достала-таки человека-сову. Одно из копий попало в ракетный ранец, пробив его. Из дыры вырвалась струя пламени, наемника завертело, несколько раз приложило о стены и потолок, а потом вышвырнуло в окно...
– Фу-ух... – вздохнул Грей, упираясь руками в колени. – Шустрый, мерзавец... Эй, Симон, ты живой?
– Да вроде, – отозвался маг, – и даже плечо цело, а я уж боялся, что этот гад мне его вывихнул...
– Тогда пошли быстрее, – заявил Нацу. – Этот урод сам себя не отметелит! И вообще, я уже воспылал!

Коридор оказался неожиданно длинным и пустынным, и Эльзе это не нравилось.
– Слишком уж тихо, – хмыкнула она, – что-то будет… Кстати, Шоу, ты знаешь этот коридор?
– Я никогда не бывал в этой части башни, – признался блондин. – Возможно даже, Джерар построил ее совсем недавно, не сказав нам ничего…
– Приветствую, – впереди оказался мост, а на мосту стояла розововлосая женщина в белом кимоно и с огромным мечом. – меня зовут Икагура…
– Проваливай! – Шоу метнул карты, а Уолли дважды выстрелил. И оба не добились ничего – пули мечница отбила, а карты рассекла.
– Оставьте ее мне, – Эльза шагнула вперед.
Резкий, почти неразличимый взмах – и броня Скарлетт осыпается на пол.
– И самая сильная броня не защитит тебя, Эльза Скарлетт, – Икагура опустила меч. – Я могу рассечь абсолютно все. Смирись с этим и умри.
– Абсолютно все… – пробормотала Эльза, и перед глазами возникла полузабытая картина: бесконечное море травы от горизонта до горизонта, медово-желтая луна в незнакомом небе, и неторопливый голос старика, сумевшего в считанные секунды победить саму Титанию: «Трех вещей не рассечь – полета ветра, бега коня и удара сердца»…
– Перевооружение! – остатки доспеха исчезли, сменившись свободными штанами и повязкой на груди.
– Три вещи нельзя рассечь, – повторила Эльза вслух, поднимая два узких и легких меча, – полет ветра, бег коня и удар сердца.
– Ты… – Икагура успела удивиться. Но не более – аловолосая воительница сорвалась с места, прыжком покрыла разделявшее их расстояние, извернулась… Левый клинок вонзился в предплечье наемницы, правый – в горло.
– Прощай, Икагура… – Обагренная задержалась лишь для того, чтобы закрыть мертвой глаза. – Когда-нибудь приходится проигрывать…

Очередной плазменный шар все-таки пробил корпус и взорвался внутри. Пульт украсился россыпью алых сигналов, пронзительно взвыла сирена и челнок пошел вниз, а Рэшиа, бранясь сквозь зубы, пытался превратить падение хотя бы в подобие посадки…
И ему это удалось – правда, после столь грубой посадки поднять корабль было уже невозможно. Впрочем, у Рэшиа и без того были другие планы – чем бы ни был упоминавшийся Эфирион, хозяин башни явно имел на него какие-то планы, а учитывая накопленную башней энергию, планы эти следовало сорвать любым способом… Который, впрочем, был только один, и потому, настроив систему самоуничтожения, рэннит поспешил телепортироваться к Люси, благо, та, судя по отметке, была где-то на самом верху.

Вершина

Вспышка и хлопок за спиной заставили магов резко обернуться.
– А, это ты, Рэшиа… – Эльза расслабилась. – Рада, что ты цел.
– Взаимно. А теперь, ребята, может, вы расскажете, что случилось? Вскоре после того, как вы разделились, у меня сдох приемник, так что я вообще ничего не знаю…
– Ну, мы прошли по коридорам, оказались здесь, как раз перед твоим появлением… Кстати, что с твоей машиной?
– Разбита окончательно. И за полминуты до выстрела взорвется, так что нам следует поторопиться. Больше того, я предлагаю вообще убраться отсюда и предоставить все взрыву…
– Ты не знаешь Джерара – он безумно упрям и очень силен. Нет, мы должны его остановить, – мотнула головой Эльза, – прямо сейчас. Он нас ждет, в этом я уверена – так что действуем!

Дверь сорвалась с петель, вырванная телекинетическим ударом, и отряд ворвался в тронный зал.
– Вот уж не ожидал, что кто-то из них сумеет пройти… Впрочем, так даже интереснее, – Джерар повернулся к вошедшим, – вас десятеро, я же один… А спустя восемь минут Эфирион сметет нас с лица земли – всех вместе.
– Ты… – прорычала Эльза – и сбилась. В сознании неожиданно всплыла картинка: она мирно беседует с Джераром, к которому подкрадывается тень с бичом в руках. – Ты сошел с ума?! Что ты вообще затеял?
– Воскресить Зерефа, тебе ли этого не знать? И я сделаю это с твоей помощью, пусть и не добровольной, все же остальные мне не нужны, – взмах руки – и телекинетическая волна выбрасывает из зала всю команду, за исключением Эльзы – и Рэшиа…
– Мне ведь даже и не требуется убивать тебя самой, Джерар, – Эльза перехватила клинки поудобнее. – Мне достаточно задержать тебя на эти минуты – и мы оба будем мертвы… Мне достаточно и этого!

Благодаря Глазам Бесконечности Рэшиа точно знал две вещи: во-первых, Джерар был одержим, а во-вторых – о такой одержимости он раньше не слышал... Что бы ни владело сознанием синеволосого мага, оно не было демоном, отдаленно напоминая призрака – но и им не было. Вообще, создавалось впечатление, что у Джерара было две души, причем одна из них принадлежала кому-то еще – живому, что самое дикое... С таким рэнниту не приходилось встречаться даже в сказках, а следовательно... Следовательно, это или некая особая форма психического контроля, или ошибка наблюдения.
В том, что верно первое предположение, Рэшиа почти не сомневался – вряд ли мироздание вдруг воспылало желанием упрощать некоему рэнниту жизнь... Оставалось только решить, что же с этим делать, причем до того, как их всех убьет либо Джерар, либо взорвавшийся реактор... Хмыкнув, рэннит отступил в угол, скрестил перед грудью руки и начал читать заклинание...

– Ты ничего не добьешься, Эльза! – Джерар без особого труда уклонился от очередной атаки. – Ты обречена, твоя «свобода» – ничто! Посмотри, куда она тебя привела!..
– А если бы я осталась?! – Эльза с трудом увенчалась увернулась от «Метеорита» – Кем бы я стала тогда? Все равно жертвой, не так ли? Ты обманул всех, что помешало бы тебе обмануть и меня?! Чего ты добиваешься, Джерар? Я ведь изучала «Систему В», и знаю, сколько нужно энергии для ее запуска... Ты никогда не сможешь запустить ее, если только... Так вот почему!..
Черная сеть опутала Эльзу, упала, рассеченная клинками, а Джерар, притормозив, осведомился:
– О чем это ты?
– Ты хочешь использовать Эфирион для того, чтобы зарядить башню! – закричала Скарлетт, снова бросаясь в атаку. – Рэшиа, скорее!

Последние слова прозвучали. Рэшиа, окутанный мерцающей дымкой, шагнул вперед, поднимая левый кулак.
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом повелеваю тебе, кто бы ты ни был: изыди, исчадие Хаоса! Покинь сей мир и сие тело, рассейся на крыльях Одиннадцати Ветров!
Резким движением рэннит опустил руку, разжимая кулак. Поток актинического света хлынул с ладони, ударив в грудь Богоизбранного...
Джерар отчаянно закричал, когда свет коснулся его тела, пошатнулся, а затем исчез во вспышке сверхъестественного сияния.
– Бежим! – Рэшиа схватил Эльзу за руку и потащил прочь.
– Ребята, вы живы?! Быстро сюда, времени в обрез!
– Ты убил его?!
– Не знаю, но думаю, что нет, – Рэшиа помог подняться Люси, – если честно, я вообще не очень понимаю, что случилось, и давайте об этом потом – через пару минут здесь все взлетит на воздух!
Дважды повторять не пришлось – маги немедленно столпились вокруг рэннита, Люси и вовсе прижалась к нему…
– Держитесь за меня и друг за друга!
Головокружение, свет, пол ушел из-под ног… Болезненный удар о песок, кто-то с воплем падает сверху, кто-то еще кричит: «Ложись!», кто-то бранится…
– Какого… – начала была Эльза, но кто-то с силой надавил ей на затылок, заставив уткнуться носом в песок. А потом пришел свет, резавший глаза даже через зажмуренные веки и узкую щель между песком и ее лицом. Две-три секунды – и свет исчез, а над головой раздался голос рэннита:
– Можете подниматься.
Отряхнув песок , Эльза поднялась, обернулась – и застыла. Они были на том самом пляже, куда восемь лет назад выбросило ее. А над горизонтом – там, где когда-то стояла Райская башня – величественно поднимался в рассветное небо огнисто-дымный гриб…

... Минута до полной готовности. Осторожными, незаметными пассами Зигрейн меняет свой ключ, кивает Уртир. Еще немного – и Эфирион выстрелит...
– Сорок секунд, – сообщает оператор. Тридцать...
Напряженную тишину зала прорезал отчаянный крик. На глазах потрясенных советников Зигрейн схватился за грудь, согнулся в приступе дикой боли и исчез.
Ослепительная – ярче солнца – вспышка, заклятие наблюдения не выдерживает и рассеивается...
– Тише, прошу вас! – Яджима вскинул руки. – Не надо паники, сейчас заклинание будет восстановлено!
Минуту спустя картинка появилась вновь – вот только Райской башни на ней не было – на ее месте творился сущий ад. Над бушующими волнами обманчиво медленно поднималась раскаленная огнисто-черная туча, похожая на какой- то жуткий гриб...
– Что там произошло?.. – ошеломленно пробормотал Оуг.
– Полагаю, «Хвост феи» все-таки разрешил нашу проблему, – Яджима печально вздохнул. – Нас обманули, господа, темные маги затесались в Совет и едва не добились своего... Но, к нашему счастью, им помешали, и темные погибли в вызванном ими самими катаклизме.
– Но...
– Эту версию нам следует заучить и не отклоняться от нее ни в малейшей степени. Иначе нас ждут огромные проблемы...
Возразить на это было нечего и некому...

– Что там произошло?! И что ты сделал с Джераром?!
– Он был одержим, Элса е Кантар. Но никогда прежде я не слыхал о такой одержимости... Это не а риитас, не призрак – я не знаю, что это, и не знаю, удалось ли мне изгнать это... И не знаю, что с ним теперь. Прости... – Рэшиа закрыл глаза. Сил почти не осталось, их хватило только на то, чтобы отползти от прибоя и сесть, прислонившись к какому-то камню...
– Скажи мне только одно: у него был шанс?..
– Да.
– Спасибо...
– А все-таки, – Люси уселась рядом, – что там взорвалось?
– Двигатели моего корабля. Это мощнее даже Эфириона, да и магической энергии там не было, а значит, башня действительно уничтожена. Кажется, он говорил, что ему нужна энергия выстрела...
– Это уже неважно, – перебил его Симон. – Сюда бегут какие-то люди...
– Мастер, Мира и Рыцари Рун, – уточнила Эльза. – а за ними – не меньше половины гильдии... Теплая встреча, ничего не скажешь. Что говорить-то будем?
– Башня уничтожена, – пожал плечами рэннит, – Джерар, по всей вероятности, погиб. Все остальное – как и было... Ах да! Вы четверо ничего о планах Джерара не знали, а когда узнали – обратились за помощью к Эльзе, а мы были рядом и помогли ей. Поняли? Как это все высказать, чтобы не попасть под заклятие правды – думайте сами. А я буду спать...
И Рэшиа, истощенный боем, экзорцизмом и телепортацией целой толпы, отключился.

Рыцари Рун, возглавляемые молодым офицером в очках по имени Лахар, буквально вцепились в магов. Их интересовало абсолютно все, включая самые ничтожные мелочи, и они хотели получить ответы немедленно. Лахар, отличавшийся вежливостью и тактом типичного полицейского, даже хотел разбудить Рэшиа, но не рискнул, наткнувшись на исключительно кровожадный взгляд Люси. Пришлось ограничиться остальной командой и бывшими последователями Джерара, и уж тут посланцы Совета не церемонились...
Допросы тянулись до самого утра, но все же настал момент, когда Рыцари то ли выяснили все, что хотели, то ли устали сами – и ушли. А Рэшиа все это время благополучно спал...
– Вот кому хорошо... – проворчала Люси, тряхнув парня за плечо.
Реакции не последовало, и девушка вздохнула.
– Грей, Нацу, тащите его в отель, – распорядилась она.
Главные забияки «Хвоста феи» попытались возразить, но, увидев, как Люси поглаживает бич, настойчивости не проявили.
– Люси страшная! – немедленно оповестил всех присутствующих Хэппи.
– Эх, детишки... – протянул Макаров, глядя вслед процессии. – Задали вы жару, ничего не скажешь...

Победители

– Гордыня – первый шаг к падению, – провозгласил Рэшиа, отложив пачку исписанных листов. – Поздравляю, Эльза, ты выиграла. Я не могу обсчитать твой карман.
– Тогда, может, тебя утешит это? – Скарлетт вручила рэнниту свежий номер «Волшебника».
– Мда… – трудно сказать что-то иное, глядя на обложку с собственным портретом. Кто-то сфотографировал его выходящим из резиденции Совета, и кадр, нельзя не отметить, был весьма эффектным…
– Ты прочитай, что про нас там пишут… – Эльза барабанила пальцами по столу, – и скажи, что мы будем отрывать этому щелкоперу первым?
Перелистав журнал, Рэшиа нашел статью, состоявшую, в основном, из болтовни Совета, которому пришлось признать, что они облажались. Это, конечно, было приятно, но… Но писака этим не ограничился и вылил целое ведро патоки на магов «Хвоста феи», снабдив их, к тому же, прозвищами…
– Ну, Обагренная – это он, видимо, подслушал… Люси Белая Королева?.. Хм, а мне нравится…
– А как тебе Рэшиа Звездный Воитель?
– Недолет, – фыркнул парень, – я – а эрэниал, а не а рэндиро, то есть боевой маг. Да и вообще, этот парень – такой идиот, что ему что ни оторви – все равно толку не будет… О, и про новое здание пишут?
– Ты, похоже, заразил Мастера своей паранойей, – Люси с усталым вздохом уселась рядом с рэннитом. – Теперь наша база называется Замок феи, и с этим уже ничего не поделаешь…
– Сделать можно было еще очень много…
– Хватит и твоей пушки. Но да ладно, я не об этом. Отец прислала письмо – у него какие-то проблемы, и он хочет нанять «Хвост феи»… И пишет, что сумму мы определяем сами.
– Ничего себе… Вот что, собирай ребят, и сразу же отправляемся, – Рэшиа встал, отбросив журнал. – Дело явно очень серьезное… Эльза, ты с нами?
– Естественно, – отозвалась аловолосая.

– Ребята, вы чего? – Эльза, как вкопанная, остановилась перед магокатом.
– Да вот… – неопределенно протянул Шоу, устраиваясь на водительском месте. – Все-таки мы решили, что вступать в «Хвост феи», тем более – сейчас, как-то… неправильно. Ты прости, сестренка, но после всего, что мы тебе за эти восемь лет сделали… В общем, мы отправляемся путешествовать. Может, вступим в какую-нибудь гильдию, может – вернемся…
Блондин пожал плечами и виновато посмотрел на Эльзу.
– И мы возьмем шар и будем с тобой связываться, – добавил он.
– Ох… Ну что ж, это ваш выбор, – Скарлетт грустно улыбнулась. – Но, если вам все равно, куда ехать, может, подбросите нас до поместья Хартфилия?
– Мрр… А почему бы и нет? – высунулась в окно Милианна. – Мы вас подождем, если вам чего-нибудь нужно захватить…
– Ребята… Я и не знаю, как вас благодарить…
– Да просто не скучай, – подключился к разговору Уолли. – Знаешь, я думаю, что мы все в жизни играем какую-нибудь роль… И у тебя лучше всего получаешься ты сама. Поэтому просто оставайся нашей сестренкой – а больше нам ничего и не надо… Ну ладно, вы когда отправляетесь?
– Прямо сейчас, – Люси в рэннитском наряде вышла из ворот и вскинула кулак к груди. – Может быть, мой отец и враждовал с гильдией – но не настолько, чтобы отказать ему в помощи…

Поместье ничуть не изменилось, но вот его хозяин…
– Здравствуй, Люси, – Джуд Хартфилий поклонился, – здравствуйте, господа. Следуйте за мной – я больше не доверяю своему кабинету…
– Так что случилось? – равнодушно осведомилась Люси.
– Кто-то пытается отобрать у меня компанию или уничтожить ее, – ответил магнат, – и я подозреваю, что в этом замешена темная гильдия. Именно поэтому и обратился к вам – разгром «Призраков» очень показателен… Вся информация хранится в тайнике, и она в полном вашем распоряжении – правда, боюсь, ее немного…
– Оплата? – Люси продолжала оставаться столь же равнодушной.
– Назовете сумму сами. Это слишком деликатное дело…
– А если мы потребуем не денег?
– Все, что угодно, Люси. Только пожалуйста, помогите…

Отложив очки скорочтения, Люси посмотрела на рэннита.
– Я не финансист, так что с акциями разбирайтесь сами. А вот относительно угроз кое-что сказать могу...
– И что же?
– Кто-то из свиты «Призраков». Похоже, эти ребята решили получить упущенную прибыль с твоего отца, и останавливаться не намерены...
Джуд мрачно кивнул, соглашаясь, и спросил:
– И что же вы предлагаете, господин Рэшиа?
– Все, что можно – перевести на подставных лиц. Запутать все дела так, чтобы разобраться в них могли только вы сами да еще один-два доверенных помощника... Объявить, что вкладываете крупную сумму в перспективный, но длительный проект. Делать что-то реальное не обязательно...
– И что это даст?
– Слухи, господин Хартфилий, слухи... Вы сами отметили, что появились слухи о вашем скором банкротстве. Если люди поверят в них, это станет реальностью, но если все услышат, что вы спокойно вкладываете деньги в проект, немедленной отдачи не сулящий, что они подумают?..
– Что у меня эти деньги есть, видимо.
– Именно. Итак, это все, что я могу подсказать в плане финансов, остальное вы знаете куда лучше... А вот что касается нападения – тут они просчитались. Судя по их угрозам, они ожидают, что вы просто не успеете получить помощь, даже если и обратитесь за ней. Собственно, если бы не друзья Эльзы, мы бы сейчас все еще были бы в дороге.
– Поэтому наша команда окажется для них неприятным сюрпризом, – добавила Эльза. – А если они окажутся недостаточно благоразумны – то и фатальным. А теперь мне хотелось бы осмотреть ваш кабинет и выбрать позиции для команды. Надеюсь, глазами его стены не обзавелись?

Осмотр кабинета занял минут десять, а до назначенного времени оставалось больше часа, и это время Эльза предложила потратить на обед и обсуждение планов. Предложение было незамедлительно, и спустя еще десять минут маги сидели за столом, наслаждались обедом и обсуждали тактику.
– Прежде всего, – начала Люси, – Нацу, ты не будешь крушить все подряд...
– Предлагаю такую схему, – рэннит не дал Нацу ничего сказать, – Эльза без доспеха стоит у стола и изображает помощницу или секретаря, мы с Люси прячемся за портьерой, Грей – наверху, на галерее, там же и Нацу, а Хэппи наблюдает за округой. Первый удар за Эльзой, если возникает нужда, к ней присоединяется мы. Грей прикрывает всех сверху, а Нацу бьет особо сильных... И, ради Бесконечности, никакого Рева на этот раз!
– Эй, почему это я должен прятаться?! – возмутился Саламандр.
– Тебя слишком хорошо знают, Драконоубийца, – ответила вместо Рэшиа Эльза. – А меня могут и не узнать без доспеха. Грей, тебя это тоже касается – не вздумай опять раздеваться – глядишь, и тебя не сразу узнают... Ну или хоть за нормального сойдешь. В общем, я с планом согласна, действуем по нему.
Люси отодвинула опустевшую тарелку и поинтересовалась:
– А если по плану не получится?..
– Не получится по плану, – Рэшиа пожал плечами, – будем действовать по обстановке. В первый раз, что ли?
– Агась! – радостно согласился крылатый кот.

Без доспехов Эльза и впрямь была почти неузнаваемой и выглядела удивительно безобидно – по крайней мере, до тех пор, пока не рявкала на Грея с Нацу. Первому хватило всего одного внушения, на второго пришлось рявкнуть дважды, но оба главных забияки гильдии все-таки спрятались и не отсвечивали. Правда, как подозревали все остальные, прятались они именно от Эльзы…
– Как-то не по себе… – пробормотала Люси, прижимаясь спиной к стене, – Знаешь, я совсем маленькой иногда так пряталась, и вдруг… И ведь всерьез.
– Нервничаешь? – шепотом спросил Рэшиа.
– Ага… Проклятье, я во время войны с «Призраками» меньше нервничала!
– Ну, тебе было просто некогда… А сейчас время есть, хотя и мало – но на то, чтобы занервничать, хватает. Это нормально, не бойся. И не думай. Что у тебя что-то не получится – я видел, на что ты способна в драке… Тсс, кажется, началось.
– Господин Хартфилий, к вам посетители, – сообщила в кабинете Эльза.
– Пригласите их.

Джуд Хартфилий откинулся в кресле. Что ж, пока все идет по плану. Волшебники укрылись, Эльза играла свою роль безупречно – оставалось только ждать гостей… А вот и они. Трое. Одеты одинаково безвкусно и корчат одинаково нелепые «устрашающие» гримасы… А вот и четвертый – и выглядит прилично, и держаться умеет…
– Итак? – главарь плюхнулся в кресло. – Что вы надумали?
– Ответ очевиден, – коммерсант не шелохнулся. – Ваши требования абсурдны.
– Господин Хартфилий, вы не понимаете ситуации. Есть только два варианта – или вы отдаете ваше дело нам, и остаетесь управляющим с вполне пристойным окладом, или же вы теряете вообще все и оказываетесь на улице, – заявил гость, закинув ногу на ногу.
– Вы почему-то забыли третью возможность, – в голосе Хартфилия появилась угроза. – Ваш ход, господа…

– Перевооружение! – окутавшее Эльзу сияние погасло оставив броню. Прыжок – и главарь оказывается схвачен за шиворот, от окна, едва не сорвав портьеры, прыгают Люси и Рэшиа, обрушившись на ближайших к вожаку бандитов, Грей с галереи бросает в последнего «Ледяную клетку»...
Пятнадцать секунд – и вся четверка полностью выведена из строя, а их главарь к тому же надежно – и весьма неудобно – связан и сыплет проклятиями и угрозами.
Правда, продолжалось это недолго – ровно до того момента, когда раздраженная Эльза нацелила острие меча в горло бандиту.
– Меня, – сообщила она, – зовут Эльза Обагренная. Надеюсь, ты понимаешь, за что?..
Пленник судорожно кивнул.
– Прекрасно, – продолжила воительница. – Итак, у тебя есть выбор – или ты честно рассказываешь нам все, что знаешь, и мы отдаем тебя властям... Или ты все равно рассказываешь все, что знаешь, а мы отдаем властям то, что от тебя останется. Что ты предпочитаешь?..
Бандит дураком не был, и все понял правильно – стоило убрать меч от его шеи, как он поспешно заговорил.
История оказалось столь же банальной, сколь и неприглядной – мелкая темная гильдия, некогда подконтрольная Жозе, старые «друзья» Хартфилиев, обещание поделиться добычей – словом, обычный набор. Выслушав пленника, Эльза хмыкнула, выяснила, где находится штаб-квартира гильдии, и задумалась.
– Люси, Рэшиа, остаетесь здесь и охраняете дом. Грей, Нацу, Хэппи – за мной. Закончим это дело как следует.
– Собираетесь добить темных?
– Да. Вернемся к вечеру, а вы пока вызовите Рыцарей Рун, чтобы забрали эту мразь...

Сообщив войскам Совета о пленниках, Люси погасила шар и расслабилась, поудобнее устроившись в кресле. Столько всего случилось за последние дни, что было просто необходимо посидеть вот так, в тишине, не думая ни о чем...
– Люси...
– Отец? – девушка без интереса взглянула на стоящего в дверях Джуда.
– Я должен кое-что сказать тебе... Знаешь, я... Я был неправ. Прости. Я действительно поступил, как последний мерзавец когда связался с той гильдией... Я должен был просто написать тебе, но... Знаешь, наверно я разучился думать не о деньгах. Когда ты ушла, я смотрел тебе вслед, пока мог видеть – и неожиданно понял, что не могу вспомнить твою улыбку. И мне стало по-настоящему страшно... Я понял, что еще немного – и я превращусь в чудовище вроде тех, с которыми вы сражаетесь. Знаешь, в какой-то момент я подумал: будет лучше, если я лишусь всех своих проклятых денег... Но потом представил, что сказала бы Лайла... И ты... И тогда я написал вам.
– И правильно сделал... папа, – Люси прикрыла глаза. – Мы помогаем всем, кто обращается к нам... И, знаешь... Я была очень груба тогда... Прости.
– Да нет, ты была совершенно права, – вздохнул мужчина. – Если бы не тот разговор, я бы так и не понял, какого дурака свалял... И не позвал бы вас на помощь... Люси, я, конечно, оплачу ремонт вашей гильдии, но что еще я могу сделать?
– Не знаю, – пожала плечами Люси. – Я не думаю даже, что тебе вообще надо платить за ремонт – ты же не виноват, что «Призраки» устроили погром...
– Но нанял-то их я! Значит, виноват тоже я, и поэтому обязан хотя бы возместить урон... И не спорь со мной! Лучше расскажи что-нибудь про вашу гильдию...
– Ну... У нас весело... – начала девушка. – Иногда даже слишком...

Они проговорили весь день – о гильдии, о всяческих курьезных случаях из жизни, о разных местах, где им случалось бывать... И к тому времени, когда у ворот поместья отряд Эльзы с пленными и трофеями столкнулся со взводом Рыцарей Рун, отец и дочь помирились окончательно.

– Пятьсот тысяч? – переспросил Джуд Хартфилий, заполняя чек. – Мне кажется, эта работа стоит как минимум, вдвое больше...
– В самый раз, – заверила его Эльза. – обычный заказ на ликвидацию темной гильдии как раз столько и стоит. А если учесть, что вы взяли на себя компенсацию ущерба, то это более, чем справедливая цена. Кроме того, не забывайте о трофеях и вознаграждении... А кроме того, именно благодаря вам мы обнаружили очень важную информацию.
– И все равно, я – ваш вечный должник. Вы ведь спасли не только мое дело, но и мою семью.
– Семью?
– Да. Именно благодаря вам я помирился с Люси... – улыбнулся магнат.

Уже в поезде Рэшиа спросил:
– Так что ты узнала?
– Много всякой дряни, – отозвалась Эльза. – Но главное – Союз Балам действительно существует. И одна из его гильдий очень активно ищет нечто опасное.
– Паршиво…

Праздник беды

В Магнолии творился постепенно нарастающий хаос – город готовился к празднику. И, поскольку гильдия «Хвост феи» принимала в тожествах самое активное участие, эпицентром всего этого беспорядка была именно она.
Занятие нашлось абсолютно всем – от Мастера до подрабатывавших в гильдии официанток, и на избыток свободного времени никто не жаловался. Рэшиа участвовал в этой суете наравне со всеми, а когда возникал вопрос, требующий вычислений – то и вовсе первым. И, к собственному удивлению, получал от предпраздничной суматохи удовольствие... До тех пор, пока не услышал о Громовержцах.

– ...Громовержцы? – рэннит вопросительно приподнял бровь. – Кто они такие?
– Команда Лексуса, внука Наставника, – вздохнула Мира, – а он – третий по силе после своего деда и Гилдартса. К тому же у него отвратительный характер, а в гильдии они появляются редко...
– Пришли ради праздника? – предположил Рэшиа.
– Наверно, – снова вздохнула девушка. – Но от Лексуса можно ожидать чего угодно, кроме хорошего...
– Что ж, буду иметь в виду, – кивнул парень. – Не знаешь, где Люси?
– Готовится к конкурсу красоты – разве ты про него не слышал? А ведь Мастер определил тебя в жюри...
Рэшиа хмыкнул – идея ему определенно нравилась. Но вот Громовержцы... Что-то явно пойдет не так – в этом он был уверен. И потому, попросив Миру описать подозрительных магов, отправился домой. Стоило подготовиться к возможным неприятностям...

Вернувшись к себе, рэннит открыл небольшой сейф и извлек стирр и сделанную из кристалла лакримы батарею, снял с рукоятки чехол и зарядил оружие. Индикатор заряда мигнул и засветился синим. Кивнув, Рэшиа установил переключатель на оглушение, убрал оружие в кобуру и пристегнул ее к предплечью. Вот теперь он действительно был готов...
Впрочем, день обошелся без происшествий – не считать же таковым очередной погром, устроенный Нацу и Греем, после которого разозленный Макаров заставил скандалистов – на радость Кане – поработать перегонным кубом... "Воспылавший" Нацу, обнимающийся с бутылью вина, постоянно подмораживающий брус льда на змеевике Грей и медитативно созерцающая капающее в бутылку бренди Альберона – более фантастического зрелища Рэшиа до сих пор не встречал...
Проверив в последний раз, все ли сделано, рэннит ушёл домой – следующий день обещал быть весьма нервным даже в том случае, если Громовержцы не собираются ничего устраивать. Ну а если они все же что-то задумали – пусть пеняют на себя. Еще одного нападения на гильдию он допускать не собирался...

В день самого праздника суета достигла своего пика – и внезапно оборвалась. Все недоделанное или спешно доделали, или убрали куда подальше, все скамейки и стулья стащили к сцене, рассадили всех желающих – и конкурс начался.
Первой на сцене оказались Кана. Взмах руки – и девушка скрывается в вихре карт, а пару секунд спустя появляется вновь – в одном купальнике. По залу прокатилась волна восторженного шушуканья, а волшебница, подмигнув, бросила публике колоду карт с собственным портретом в том же купальнике на каждой. За ней выступила Джувия – тоже в купальнике, чуть скромнее предыдущего, но мокром, так что восторг публики оказался ничуть не меньше.
Рэшиа уже был готов поставить обеим высший балл, но обеих переплюнула Мира... Девушка поднялась на сцену в длинном – до лодыжек – и широком шелковом плаще... Вот только больше на ней, видимо, ничего не было. Подмигнув залу, Мира принялась танцевать...
На сей раз свиста и сомнительных комплиментов не последовало – публика судорожно подбирала челюсти, Макс столь же судорожно сжимал микрофон, а у Макарова и вовсе пошла носом кровь... В общем, выступление удалось – публика была в полном восторге, и жюри этот восторг полностью разделяло.
За Мирой последовала Эльза, которая привела зрителей в не меньший восторг, вызвавшая всеобщее умиление Леви, Биска (Альзак прямо-таки выпал из действительности), пришла очередь Люси – и в этот момент все пошло наперекосяк...
– Итак, победа принадлежит мне! – насмешливо заявила проскользнувшая на сцену молодая женщина в коротком зеленом платье. – Разве хоть кто-нибудь может превзойти меня, Эвергрин?
– Ты еще кто такая?! – повернулась к незваной гостье Люси.
– А тебе, малявка, слова не давали! – сдвинув очки, Эвергрин посмотрела блондинке в глаза.
– Что... – потрясенная девушка застыла, превратившись в камень.

Дальнейшие события развивались с немыслимой скоростью.
Вспыхнул занавес, открывая превращенных в камень девушек. Во вспышке молнии на сцене появился Лексус, немедленно разразившийся речью про слабаков. Растолкав мечущихся людей, Рэшиа прорвался к сцене, выхватил стирр и нажал на спуск.
Тонкий бледно-синий луч ударил в грудь Эвергрин, и девушка с едва слышным стоном рухнула сломанной куклой.
Лексус осекся на полуслове. В мертвой тишине с едва слышным треском начал осыпаться камень, освобождая девушек.
– Ты... Ты убил ее! – заорал Лексус.
– Нет, но могу это сделать, – спокойно ответил Рэшиа, опуская оружие. – И сделаю, если потребуется – слабакам и трусам здесь места нет.
– Что ты сказал?! – зарычал убийца драконов.
– То, что ты услышал. Ты настолько слаб и труслив, что готов взять в заложники своих сестер, и, могу спорить, собираешься вывести из игры всех сильнейших магов Братства еще одним предательством. И ты называешь себя сильнейшим?
– Я убью тебя!
– Попробуй! Но если проиграешь – ты и твоя свита будут подчиняться мне год со днем.
– Не все ли равно, если ты до этого не доживешь! – расхохотался Лексус, – согласен!
Взмах руки, с пальцев срывается молния – и исчезает в распахнувшейся червоточине, чтобы вырваться из нее и ударить Фрида. Зеленоволосый маг отлетел к стене – и оказался в руках разъяренных волшебниц…
Мимолетный взгляд на товарища, которому все равно уже было не помочь, стоил Лексусу крайне болезненного удара бичом.
– Ублюдок! – новый пучок молний поразил Бикслоу, лишив сознания и оставив несколько ожогов.
– Ты все еще не понял, что не сможешь мне навредить? – насмешливо осведомился Рэшиа, отправив очередной удар в Эвергрин. – Нападай, сколько угодно, но от этого пострадают лишь твои друзья…
– Рев громового дракона!
На этот раз поток энергии пришлось отправить в воздух, открыв червоточину над крышей – возвращать его Драконоубийце было бесполезно, а отправлять в кого-то еще – опасно.
Яростно зарычав, Лексус бросился на своего противника – и сам оказался в червоточине, выходившей под самым потолком зала. Упал, кое-как сгруппировавшись, попытался встать. Но шоковый бич хлестнул его по ногам, заставив снова рухнуть.
– Ну, так кто из нас сильнее? – осведомился Рэшиа.
– Ты, бесчестный подонок! – прорычал с трудом поднявшийся Дреяр. – Я тебя прикончу!
– И это ты говоришь мне о чести? Ты, для кого вполне нормально использовать товарищей по Братству, как заложников? – насмешливо спросил рэннит. – Ты жалок… Неужели все еще хочешь продолжить бой?..
Рычание стало совсем уж нечленораздельным, Лексус замахнулся… И снова получил бичом, на этот раз по лицу.
– Все еще не понял? – снова усмехнулся Рэшиа. – Даже превратись ты в молнию – и то не уйдешь от меня. Я убивал храбрецов и трусов, стариков и юношей, мужчин и женщин – неужели ты думаешь, что будешь для меня проблемой?
– «Хвост феи» не сдается… – поразительно, но блондин опять встал, хотя и еле держась на ногах. – Ублюдок… Можешь меня прикончить – мне плевать… Потому что я до тебя доберусь…
Выключенный бич обвился вокруг ноги и сбил драгонслеера на пол.
– Неужели ты понял, что гильдия не исчерпывается тобой?
– Я… хочу… сделать гильдию… сильной…
– Мы и так не слабаки, – заметил Макаров. – И, не будь ты самовлюбленным идиотом, ты мог бы сделать для нее очень много… Но ты слишком похож на своего отца, а потому…
– Да скажи, наконец, что он сделал?! – взорвался Лексус.
– Рэшиа, отпусти его. И позови Полюшку, пусть она займется шпаньем, – увеличившись, Мастер рывком поставил внука на ноги и почти волоком потащил в свой кабинет, а Рэшиа отправился к Полюшке.

Он успел вернуться вместе с целительницей, телепортироваться с ней обратно после того, как она закончила лечение, снова вернуться и – с помощью Эльзы – хоть как-то утихомирить гильдийцев… А Лексус все это время так и просидел в кабинете Макарова, появившись часа через два. И первое, что он сделал – подошел к рэнниту и, ко всеобщему изумлению, протянул руку.
– Ты победил, чужак. Может быть, ты не сильнее меня, но намного искуснее. Отныне Громовержцы – твои слуги на год и один день.
– Лексус!
– Когда оклемаешься, – холодно бросил приятелю маг молний, – попробуй на нем свои Письмена. Узнаешь много нового, Фрид…
– А… Ты куда?..
– Пойду искать дом поприличнее, – пожал плечами Лексус. – Раз уж с дедом договорился…

– Рэшиа…
– Что?
Поежившись, Люси все-таки спросила:
– Ты… Только скажи честно – то, что ты говорил про убийства – это…
– …Просто оборот речи, – ответил рэннит. – Или, вернее, часть формулы вызова на поединок. Это говорят даже на спортивных состязаниях, так что…
– А ты бы убил его?
– Люси, мне очень не хотелось бы поднимать эту тему… – помрачнел рэннит.
– Все ясно… Спасибо, Рэшиа… Если бы не ты, все кончилось бы очень плохо. Я уверена, он не остановился бы ни перед чем…
– А я это знаю. Я видел в его сознании кое-что из его замыслов – и поверь, тебе лучше не знать, от чего он отказался…

Решения

Большой зал, по идее, был предназначен для того, чтобы пускать пыль в глаза особо важным или особо раздражающим гостям. Но только здесь – или в баре – могла собраться вся гильдия, а бар для таких дел решительно не годился…
Устало опустившись в кресло, Макаров сжал пальцы на подлокотниках и прикрыл глаза.
– Лексус, – заговорил Мастер, – ты поставил меня в сложное положение… С одной стороны, тебя все же не за что изгонять из гильдии, но с другой – тебе и Громовержцам здесь не слишком рады…
– Предлагаешь мне уйти, взяв задание посложнее?
– Нет. Если помнишь, у «Призраков» были базы по всему Фиору. У нас для такого мало народа, но надо же с чего-то начинать? Поэтому я присмотрел для вас базу – небольшой дом во владениях Джуда Хартфилия. Надеюсь, никто не возражает?
Лексус, прекрасно понимавший, что находится не в том положении, чтобы возражать, покачал головой.
– Ну вот и прекрасно. Люси, ты не могла бы отвезти ребят туда и показать, что к чему?
– Да запросто! – улыбнулась блондинка.
– Тогда – вперед!

– Фрид! – окликнул Рэшиа собравшегося уходить парня, – Задержись. Есть разговор… Да, Леви, и ты тоже нужна. У меня появилась одна идея, но вот как ее реализовать, я представляю смутно.
– И что за идея? – хмуро осведомился Джастин, ожидавший от пришельца только неприятностей.
– Сочетание твоих Письмен, прикладной математики и физики пространства, – Рэшиа положил на стол толстую тетрадь. – Я хочу создать постоянный портал между вашей базой и Замком, причем открытый только для своих. Но делать его придется на твоей магии…
– То есть, ты хочешь, – Фрид открыл тетрадь и тут же захлопнул ее, – чтобы я перевел это в Письмена и наложил их? Вот ЭТО?!
Парень даже слегка позеленел от увиденного – почти полусотни страниц, исписанных убористым почерком рэннита.
– Да там и нет ничего особо сложного, а итог мы подбили…
– То есть, система из нескольких десятков уравнений с парой сотен неизвестных – это для тебя «несложно»?!
– Неизвестных там всего пятнадцать, между прочим, причем тебя должны беспокоить только четыре. Но да, для меня это несложно, а итоговая формула тебе вполне по зубам. Леви, если что, поможет…
– Мда… – Фрид почесал затылок, переписал подчеркнутую строчку и принялся грызть карандаш. – Слушай, парень, ты вообще понимаешь, что ты только что создал с нуля новое заклинание?
– Всего-то и сделал, что применил известный математический аппарат к известной проблеме.
–Ага, только это твоя математика, – зеленоволосый волшебник принялся чертить схему, а оба создателя стояли у него за спиной и время от времени комментировали или поправляли, не оторвавшись от работы даже тогда, когда в бар ввалился Гаджил и объявил о своем желании вступить в «Хвост феи», которое тут же и было удовлетворено.

Наконец, уже под вечер, троица оторвалась от своей работы. Фрид, внимательно изучив результат – полтора десятка строк – извлек шпагу и принялся наносить Письмена на пол и стены в выбранном углу.
– Ты уверен, что это будет работать? – спросил он.
– Я же сам это все считал, – пожал плечами Рэшиа. – И не забывай, тебе еще на том конце работать.
– Вот это меня и пугает… – маг снова покосился на так и оставшуюся на столе тетрадь.

Поездкой Люси была довольна – по одной простой причине: ей стало известно, что великого Лексуса Дреяра тоже укачивает. Может, не столь экстремально, как некоего розововолосого балбеса, но чувствовал он себя скверно…
– Интересно, это ваша общая проблема? – поинтересовалась девушка, помогая Драгонслееру удержаться на ногах.
– Болельщица… – прохрипел маг. – Расскажешь – прибью…
– Я никому не скажу, честно. Правда, скоро это и без меня всем станет известно…
– Чем позже, тем лучше. Долго нам идти?
– Минут пять. Сейчас будет поворот, а за ним уже видно ворота усадьбы. А вот куда дальше – не знаю… Может, отец еще ничего не подыскал.
–Хочешь сказать, мы зря приперлись? – едва оклемавшийся Убийца Драконов пребывал в особенно скверном настроении.
– Нет, я хочу сказать, что нам, возможно, придется подождать. И вообще, если ты и дальше будешь вести себя так, я на тебя Рэшиа натравлю…
– Слушай, болельщица, еще одно упоминание о твоем парне…
– И перестань называть меня болельщицей! Ви ракаар!
– Чего?..
– Сколько можно называть меня «болельщица»?!
– Ну, ты сама виновата с этим конкурсом… А я, между прочим, за тебя был.
– Молодец, но прозвище это забудь!
– Интересно, если тебя так твой приятель Саламандр назовет, что ему будет?
– Тебе действительно это интересно, Лексус Дреяр? – неожиданно спокойно осведомилась Люси, положив палец на кнопку активации шокового бича.
Лексус счел за лучшее не развивать тему, тем более, что они почти пришли, а у ворот их ждал слуга, сообщивший, что Хартфилий ждет гостей в своем кабинете.

– Здравствуй, Люси. Здравствуйте, господин Дреяр, – Джуд поднялся навстречу гостям. – Думаю, я нашел искомое.
– И что же это?
На стол легла большая фотография дома.
– Городской дом прежнего владельца земель, – пояснил магнат, – в квартале от станции. Сейчас там только пара слуг, которые приглядывают за порядком, но если вам понадобится кто-то еще…
– Пока не знаю. Подождем остальных, осмотрим дом – тогда можно будет что-то сказать.
– Хорошо. Тогда, господин Дреяр… Я хотел бы побеседовать с дочерью наедине.
– Без проблем, – Лексус пожал плечами и вышел из кабинета, сопровождаемый служанкой.
Несколько секунд Люси разглядывала отца.
– Полагаю, ты хотел сообщить мне нечто важное?
– Да, – Хартфилий достал из кармана маленькую шкатулку, – твоя мама спрятала один из ключей, которым никогда не пользовалась, и наказала мне отдать его тебе только тогда, когда ты превзойдешь ее в силе. Что ж… Этот день настал…
В шкатулке лежал серебряный ключ, почти черный от времени – под патиной едва угадывался знак в виде переплетенных оленьих рогов – и записка. Развернув ее, Люси напряглась после первых же слов – стало понятно, почему этот ключ так и не был использован…
«Люси, если ты читаешь это – меня уже нет в живых, и я не могу рассказать тебе о том, что волею судьбы попало мне в руки, – писала Лайла, – а если ты держишь в руках ключ – ты намного превзошла меня, потому что иначе не смогла бы снять печать. Этот ключ – старейший и сильнейший из всех, сильнее даже зодиакальных, и мне он не по силам – да и не по характеру, если честно. Он призывает Вечного Охотника, Несущего Бурю – Ориона. Он способен потягаться даже с Королем, но он свиреп и безжалостен, это дух смерти и разрушения. Заклинаю тебя – призывай его лишь в величайшей нужде. Я не смогла, не посмела заключить с ним договор – будь храбрее, Люси…»
На этом записка обрывалась. Смяв ее в кулаке, девушка осторожно взяла ключ – и вздрогнула, когда металл обжег пальцы космическим холодом.
– Пожалуй, стоит поговорить про этот ключ с Рэшиа – кому, как не ему, знать о нем хоть что-то…
– Кстати, кто он такой? Тоже заклинатель духов?
– Нет. Он – один из Повелителей Звезд, тех, кто и создали эти ключи…
– Повелитель Звезд? Он?.. – вспышка и хлопок прервали вопрос.
– Прошу прощения, если мы помешали, – Рэшиа вскинул кулак к груди – и трое Громовержцев, к огромному удивлению Люси, повторили его жест.

Обойдя весь дом и заглянув во все углы, Лексус Дреяр величественно осведомился:
– Сколько?
– Десять миллионов в год.
– Годится, – чековая книжка в руках Лексуса смотрелась весьма необычно… – Фрид, что ты там делаешь?
– Проход в гильдию, – сообщил Джастин, возясь с Письменами, – но не спрашивай меня, как это должно работать. Я его не придумал, и я за него не отвечаю.
– Идея моя, и я в ней уверен, – Рэшиа внимательно следил за магом. – причем уверен настолько, что сам же и собираюсь продемонстрировать работу этой системы. Кто со мной?..
– Я! – Люси немедленно оказалась рядом, схватив его за руку.
– Ну, в тебе я не сомневался…
– Готово! – Фрид отступил в сторону, взмахнув шпагой.
– Ну… – переглянувшись, двое шагнули в портал…
– Сладкая пар… Ай! – телекинетический удар отправил кошака в портал.
– Работает… – ойкнула Люси, разглядывая бар.
– А почему бы оно не должно было работать? – осведомился рэннит. – Возвращаемся или расходимся по домам?
– Сначала заглянем назад, – предложила Люси, – Хэппи, конечно, там (летающий кот именно в этот момент выскочил из портала), так что понятно, что с нами все в порядке, но как-то даже невежливо получается…
Шаг назад – и они снова в доме ставшем новой базой гильдии. Громовержцы уже успели развить бурную деятельность. Слуги и рабочие носились, высунув языки, Бикслоу высовывал язык просто так, Фрид с Эвергрин что-то бурно обсуждали, а Лексус, заняв лучшее кресло, восседал у камина и раздавал указания.
– Ну, похоже, тут и без нас справятся, – хмыкнула Люси. – И, Рэшиа… Мне надо с тобой поговорить. О магии. И, желательно, без свидетелей…
– Можем у меня дома, – рэннит прищурился. – Я полагаю, ты что-то узнала о Звездных духах? Я, конечно, расскажу, все, что знаю, но дело в том, что знаю я не так уж и много…
– Но такое, о чем никто из нас даже не подозревает. Ты прав, дело действительно в духах. Вернее, в одном…

– Итак?.. – напомнил рэннит.
Люси, изучавшая комнату, вздрогнула и протянула записку.
– Вот, читай.
– Охотник? – Рэшиа присвистнул. – Интересно, как он вообще оказался у твоей матери?
– А что? – рассеяно спросила Люси, ведя пальцем по корешкам книг – рэннит успел собрать неплохую библиотеку.
– Я надеюсь, ты не думаешь, что этот ключ можно купить в магической лавке?
– Ну, наверно, нельзя… – тон, которым это было сказано, блондинке не очень понравился.
– Ты можешь получить ключи в подарок или по наследству, но этот – вряд ли. Такие вещи снимают с трупа.
Люси вздрогнула. Мысль была очень неприятной… Очень не хотелось думать, что ее мать была способна на такое, но…
– Наверно, на нее напали, – заявила девушка, – если, конечно, ты прав…
– Думаю, что да…
– Но я хочу знать: могу ли с ним совладать я?
– Не вижу никаких проблем, – Рэшиа пожал плечами. – Правда, договор тебе придется скреплять кровью… А с остальным проблем не будет – повезло только Тотомару…

Заключать контракт в городе Люси почему-то не решилась. Выбралась в лес, постаравшись не попасться на глаза Полюшке, побродив, нашла – уже под вечер – поляну, где и остановилась. Постояла с минуту, вертя в руках ключ, а затем взмахнула рукой.
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом, волей Заклинателя призываю: Охотника Вечного откройтесь, врата! Орион!
Налетевший ветер мгновенно затянул небо тучами, ударил в лицо, заставив вскинуть руку к глазам...
– Для чего ты зовешь меня, чтобы я вышел? – пророкотал потусторонний голос.
Люси открыла глаза. Перед ней стоял, опираясь на копье, человек в плаще из звериной шкуры, голову его венчали могучие оленьи рога.
– Я, Люси Хартфилия, заклинательница Звёздных духов, призвала тебя, дабы заключить договор!
– Давненько не находилось таких смельчаков... Ведомо ли тебе, дева, кто я и какова моя сила?
– Да!
– А ты и впрямь превзошла свою мать... – в руке духа появился нож из полупрозрачного красновато-чёрного камня. – Ты знаешь, что делать.
Примерившись, девушка полоснула камнем по ладони, оставив широкий порез, и протянула окровавленную руку Ориону.
– По Закону Небес, – произнесла она, – зову тебя, дабы встал ты со мной в битве, был мечом и щитом моим, братом и соратником…
Слова пришли сами – из глубин ли памяти, от ключа ли, или, может, от самого духа – она не знала, да и не хотела. Просто знала, что сказала именно то, что должна была.
– Да будет так, – пальцы охотника сжали окровавленную ладонь, – покуда не пропоет Смерть свою песнь над нами.
Рукопожатие разомкнулось, и Люси с недоумением увидела, что рука снова цела.
– Это ты исцелил рану?..
– Нет. Это сделала ты сама. Теперь же – слушай, дева, ибо есть то, что должен сказать я тебе.
– Что?
– Нож, что держишь ты в руке, будет от ныне с тобой, покуда ты жива. Явится он, когда в нужде призовешь его, и не сломается, не иступится и не выпадет из руки твоей никогда, покуда, бездыханной, не выпустишь его, покрытый вражьей кровью. Теперь же должен я уйти, ты же не забывай услышанного. – Охотник исчез, стих ветер и рассеялись тучи. Не было больше и ножа, но Люси по-прежнему чувствовала его и знала – стоит ей пожелать, и оружие снова окажется в ее руке.
– Ты была права, мама… – прошептала девушка, зажмурив глаза. – Это действительно последнее оружие…

Союзники

Прикусив кончик пера, Люси задумалась. С приветствиями покончено, нужно писать о деле – но идея как-то не шла. Конечно, отец – должник гильдии, но все равно, такая просьба… а, ладно.
«Я рада узнать, что твои дела идут хорошо, однако же пишу тебе по серьезному делу. В последнее время заметно активизировалась темная гильдия «Шесть Просящих» и подчиненные ей более мелкие. Наш Мастер отправился на совет Мастеров гильдий, на котором, я думаю, решат ликвидировать «Просящих». Но для этого нам нужен формальный повод, по сути дела – заказ, который бы не позволил Совету вмешаться – ты ведь слышал про Райскую Башню и про то, как в Совет затесались темные маги? И заказ этот должен исходить откуда-то сверху, как минимум, из тех кругов, где вращаешься ты, если не выше. Пожалуйста, постарайся организовать что-нибудь подобное – можно даже неофициально, но так, чтобы все, кому нужно, узнали. Об оплате можешь не беспокоится – «Шесть Просящих» достаточно богаты, чтобы трофеи окупили все предприятие даже с учетом доли Совета, так что реальных трат от заказчика не потребуется (хотя, если что, отказываться мы тоже не станем).
Да, едва не забыла две вещи: у «Просящих» есть некий план, о котором пока что я не знаю, но который, по словам Мастера, опасен для всего королевства, как минимум, а та гильдия, что пыталась тебя разорить, входила в их свиту. Ну и на этом все о делах…»
Снова прикусив перо, Люси перечитала написанное, добавила еще пару фраз, подписалась, запечатала письмо и положила его в карман. На сегодня дела окончены, можно отправляться домой, отправив по дороге письмо, и поразмыслить над тем, что же, все-таки происходит.
Слухи по магическому сообществу ходили самые разные, но пользы в тех слухах было немного, а те, кто знал – молчали. Те же, кто не знал, сходились лишь в том, что темные замышляют какую-то грандиозную пакость, но какую – на этот счет у каждого была своя теория. Сама Люси, впрочем, не соглашалась ни с кем и предпочитала просто подождать возвращения Мастера – Макаров, уезжая, заявил, что все расскажет и про темных, и про решение совета…

– Эй, красотка, смотри, не свались!
Рассеянно улыбнувшись лодочнику, Люси мгновенно забыла о нем. Мысли девушки крутились вокруг лежащих в сумке книг… Нет, с «Законом Небес» Леви категорически не хотела расставаться даже на день, но в библиотеке нашлось немало других книг по магии Звездных духов, и две из них сейчас Люси несла домой. И если об одной из них – «Книге ключей» – она как-то слышала от матери, то вторая… О том, что существует древняя – старше Зерефа – рукопись «О сущностях и силах», похоже, не догадывалась даже Леви. Во всяком случае, обнаружив ее, синеволосая книгочейка изрядно удивилась и без вопросов отдала свиток Люси. Ну а ей хватило беглого взгляда, чтобы понять, что перед ней – нечто запредельное. И, как все запредельное – безумно опасное… «Карта небесная», которую ее мать называла величайшим заклинанием?.. По сравнению с «Ветром безумной звезды», который поминался в этом свитке, «Карта» была все равно что Плю рядом с Тельцом – если не Орионом… К сожалению или к счастью, самого заклинания в рукописи не было, но Люси надеялась все же разыскать его – просто на всякий случай. Такой, например, как «Шесть Просящих»… Ведь если в одной из сильнейших темных гильдий всего шесть человек – каждый из этой шестерки должен обладать чудовищной силой, не уступающей многим из Богоравных… И это при том, что Мастер только вчера присвоил ей А-ранг, едва услышав об Орионе и ноже, а что ее участие в разборке неизбежно – уже факт. Макаров упоминал, что собирается послать команду Нацу, а это значило, что и Люси Хартфилия окажется на передовой…

Совет Мастеров состоялся в небольшой и недешевой загородной гостинице у Харгеона. И у любого, кто мог видеть это собрание, не возникло бы и тени сомнения, что разговор идет о серьезных вещах…
Никакого алкоголя, чисто символические закуски рядом с несколькими кувшинами обыкновенной воды – и сложнейшее защитное плетение, окутывавшее весь конференц-зал, подавлявшее любую прослушку и пропускавшее в зал только избранных. То есть, только самих Мастеров да их помощников…
Рэшиа, стоя у стены, интересом разглядывал собравшихся и внимательно слушал, как элита магического Фиора планировала ликвидацию одной из сильнейших темных гильдий. Относительно толково планировала, кстати – похоже, что не один Макаров умел быть серьезным…
– Значит, Нирвана способна менять местами Свет и Тьму? – переспросил Гольдман из «Четырехглавого Цербера».
– Скорее, их восприятие – то, что казалось человеку злом, он начинает воспринимать, как благо, и наоборот, – размалеванный толстяк в розовом платье и розово-фиолетовых шортах покачал головой – Нам понадобятся самые сильные и стойкие…
– Парни! – дурным голосом взвыл рыжий карлик в белом костюме, взмахнув руками и шибанув волной какого-то безумного одеколона, – положитесь на нас!
Как раз Рэшиа не стал бы полагаться на таких боевиков, но Макарова, похоже, участие «Синего пегаса» устраивало, а значит, такими были отнюдь не все гильдийцы…
– Я пошлю своих элитных боевиков, включая Чемпиона, – сообщил Макаров. – И от вас ожидаю не меньшего – это не какая-нибудь «Голая мумия», которую недавно вынесли «Пегасы». Это – настоящая элита, почти что Повелители Тьмы…
– Повелители Тьмы? – переспросил кто-то.
– Да, легендарные темные маги древности. Последним из них был сам Зереф… Так что помните – только лучшие бойцы, иначе нам крышка…
– А Совет? – призрак мелкого старика-шамана попытался одновременно говорить и пить – с очевидным результатом.
– Совет мы возьмем на себя, – ответил Макаров. – Я рассчитываю получить заказ на этих ребят, а если дело не выгорит – пустим в ход запасной план…
– Да у тебя есть план, старина? – недоверчиво усмехнулся Гольдман.
– А то ж! Да и вообще, мы, вроде, все решили, так чего бухать не идем?!

На вошедшего в гильдию человека Мира сперва не обратила внимания. Но гость, вместо того, чтобы оставить на доске заказ и уйти, почему-то направился к стойке…
– Добрый день, кого-то ищете? – девушка отставила стакан.
– Мастера.
– Он сейчас на совете Мастеров и вернется не раньше, чем к вечеру. Впрочем, с тем же успехом вы можете обратиться ко мне – в отсутствие Мастера я замещаю его.
– Вы? – гость удивился, явно сочтя собеседницу простой официанткой.
– Миражана Штраус, маг S-класса, – представилась «официантка». – Итак, что у вас за дело?
– Я представляю крупнейшие торговые гильдии королевства, – гость вручил визитку, – и эти гильдии хотели бы нанять «Хвост феи». Наш бизнес терпит большой урон из-за деятельности темных гильдий, а с учетом вскрывшихся благодаря вам обстоятельств… В общем, мы хотели бы, чтобы «Шесть просящих» были устранены.
– Это весьма серьезное задание, уважаемый, – Мира извлекла из-под стойки бланк, – но мы его примем. Вот, пожалуйста. Запишите условие задания и вознаграждение и повесьте на доску с буквой «S». Как только вернется Мастер, мы приступим к выполнению, хотя подготовка может занять несколько дней…
– Благодарю, госпожа Штраус, – гость быстро заполнил бланк заказа. – А здесь ли находится госпожа Хартфилия?
– Она сейчас на задании, но должна вернуться сегодня. Ей что-нибудь передать?
– Да, господин Хартфилий, с которым я беседовал вчера вечером, попросил передать ей письмо… на стойку лег конверт. – Что ж, благодарю за понимание…
– Не стоит, мы ведь пока ничего не сделали.

Макаров с помощником и Люси с Джувией появились в гильдии почти одновременно.
– Ну, шпанье, – провозгласил с порога Мастер, – готовьтесь! Будем бить «Просящих»!
– Когда?! Я в деле! – немедленно возопил Нацу.
– Как только заказ получим…
– Так уже, – Мира кивнула на доску. – Часа два, как принесли… О, Люси, и тебе письмо просили передать!
– Ну тогда, значит, позовем Лексуса, чтобы два раза не объяснять, – Макаров сграбастал кружку едва ли не с себя самого размером, – да я и изложу, что мы там придумали…

Младшего Дреяра долго ждать не пришлось, и минут десять спустя Макаров излагал план. План по-прежнему выглядел вполне разумным – предполагалось, что Громовержцы займутся истреблением второстепенных гильдий – что было их любимым занятием – а команда Нацу вместе с Эльзой и Рэшиа будет действовать вместе с союзниками. О конкретных деталях, естественно, придется договариваться в особняке Мастера Боба, избранном в качестве базы операции, но кое-что можно было проработать заранее, и Рэшиа не преминул этим воспользоваться:
– Наставник, мне хотелось бы знать, кого пошлют другие гильдии.
– Мне тоже, – буркнул старик. – Но кое-что сказать могу. Для начала – «Пегасы». В чем я уверен, так это в том, что от них будет Наночь – он один из сильнейших волшебников гильдии.
Эльза тихонько зарычала.
– Это, случайно, не тот рыжий вонючка?..
– Это специально он, – проворчал Мастер. – Но недооценивать его не стоит – с его духами можно натворить дел…
– Кислородные маски у меня есть, как минимум, три – так что это не такая уж и большая проблема…
– Какие маски?
– Дыхательные,– вместо рэннита пояснил Мастер, – для защиты от всяких ядов... Ладно, кто следующий, «Чешуя сирены»? Эти однозначно пришлют Юру Нексуса, он, все-таки, Богоравный… И если с Наночем почти наверняка будут его мальчишки, то про Нексуса я ничего сказать не могу. Ну а кого выставит «Кошкин дом» – вообще не представляю…
– Мальчишки?
– Да, трое парней, одного зовут Ив, а про остальных я и этого не знаю. В общем, на месте разберетесь…
– Разберемся… – Рэшиа встал, протягивая руку Люси. – Ну, думаю, мы пойдем собираться.

Вытащив содержимое сумки, Люси внимательно изучила маску и попробовала ее надеть. Получилось с первого раза, хотя и удивительного в этом не было ничего…
– Я в ней как-то глупо выгляжу, – прогундосила блондинка из-под маски.
– Зато отравы не наглотаешься, – отозвался рэннит.— Я вообще удивляюсь, почему на все Братство только два человека умеют с информацией работать, при том, что один из них – я сам. Неужели нельзя было спросить, что из себя эта шайка представляет?
– Так там ведь и не было ничего, кроме портретов…
– И замечания, что змея, предположительно, плюется ядом. Ладно эта парочка – как говаривал мой отец, два дебила – это сила, да и на Драконоубийц яды не действуют, ну а раз они не хотят – нам зачем им уподобляться. Плюс еще этот вонючий парфюмер…
– Кстати говоря, почему вонючий? – осведомилась Эльза, глядя в окно. – Парфюм у него, конечно, очень сильный и ему решительно не идет… Впрочем, ему бы ничего не пошло… Но что он такой уж неприятный, я сказать не могу, а тебя чуть не наизнанку выворачивает.
– У нас все-таки немного разная физиология, – Рэшиа закончил проверку масок и теперь копался в каком-то непонятном приборе, изготовленном при помощи Леви, – и на многие запахи мы реагируем по-разному… Они там что, все такие ушибленные?
– Ну, в общем, нет, – признала Эльза, – но около того. Те «мальчишки», про которых говорил Наставник – одна из сильнейших команд «Пегасов». Правда, по именам и способностям я их не знаю – пересекались только на мероприятиях, но вся эта компания кидается за любой промелькнувшей юбкой и при этом способна забыть про все на свете. И если у парней еще шансы неплохие – они дольно смазливые, то этот Наночь…
– Спасибо, я видел, – скривился Рэшиа, – не напоминай лишний раз, успею насмотреться…
Разговор как-то сам собой сошел на нет. Нацу пребывал в отключке, Эльза смотрела в окно, Грей – хотя бы одетый – где-то шарился, а Люси задремала, пристроив голову на плече у рэннита.
– Еще два часа… – Эльза продолжала смотреть в окно, – Да еще там добираться не меньше часа – будем на месте аккурат к ночи. А мне бы с этими ребятами ночью драться не хотелось…
– Я надеюсь, что нам вообще не придется с ними драться, – ответил Рэшиа. – Ты что-нибудь о них знаешь? Я нашел подобие досье только на Брейна и Кобру, да и про них информации безобразно мало.
– Все, что знаю я, так это то, что они вшестером держат треть преступного мира, – отозвалась Обагренная. – Ты говорил, что нам не придется с ними драться?
– Да. Я надеюсь их убить.

Чертова дюжина

Неприятности начались уже на перроне, где команду встретил молодой Рыцарь Рун – брюнет с серьгой в ухе.
– Лейтенант Доранболт – представился он. – Наблюдатель от Совета.
– И зачем вы здесь? – хмуро осведомилась Эльза.
– Совет направил меня в качестве своего официального представителя, чтобы убедиться, что все пройдет должным образом…
– Вот и наблюдайте. Издалека и молча, – порекомендовала Эльза. – И не путайтесь под ногами у профессионалов.
– Ради Бесконечности, чем думает этот ваш Совет? Неужели нельзя было прислать нормального боевика, а не мальчишку только-только из школы?
– Вообще-то, я помощник командира четвертой роты Лахара, – парень провел пальцем по шраму на скуле, – и вот это я получил не от рассерженной девчонки. Так что не беспокойтесь, я знаю, что делаю. Да, у меня есть магокат – доберемся гораздо быстрее.

– Знаете, – язвительно сообщил рэннит, выглянув в окно, – в одном языке есть чудное слово «китч». Так вот это оно.
– Действительно, какая безвкусица, – пробормотала Люси, изучая особняк. – Хотя, судя по тому, что я успела узнать, для Мастера Боба это еще скромно…
Изнутри особняк был ничуть не лучше, чем снаружи – возможно, даже хуже, хотя это и было сложно.
– Приветствуем вас, дамы и господа из «Хвоста феи»! – в полутемном холле вспыхнул свет, явив трех парней. – Мы – Трио, лучшие в «Синем Пегасе»!
– Рен Акацуки! – представился смуглый брюнет.
– Хибики Лейтс! – последовал его примеру рыжеватый парень чуть помладше.
– Ив Тильм! – завершил представление блондин, почти мальчишка.
«Хвост феи» созерцал красавчиков в модных костюмах. Молча. Доранболт же смотрел на тех и других, сравнивал и делал выводы. И выводы эти были отнюдь не в пользу «Пегаса»…
Энтузиазм хозяев, между тем, как-то упал – слишком уж неуместно он смотрелся на фоне предельно собранных и серьезных Люси в грязно-песочного цвета куртке и штанах, Эльзы и чужака в странной пятнистой одежде…
– Лейтенант Доранболт, четвертая рота Рыцарей Рун, – да, блондинчик его узнал… – Ив, рад видеть вас в добром здравии. Не желаете ли вернуться на службу?
– Спасибо, нет, сэр… – деревянным голосом ответил парень, как бы невзначай отступая за спины своих товарищей.
– Что это с ним? – Громким шепотом осведомился рэннит у Рыцаря.
– Год назад он стажировался у нас, – точно также отозвался Доранболт, – а я был инструктором…
– О, я думаю, этого вполне достаточно, не так ли? – услышав этот голос, Рэшиа демонстративно зажал нос и кровожадно усмехнулся под ладонью. Раз уж он решил поиздеваться над «Пегасами» – его остановит только драка.
– О, моя дорогая Эльза, как я рад вновь тебя видеть! – продолжал распинаться парфюмер. – И вы, прекрасная Люси… И эти трое… о, если бы остались только вы, ведь пока мы вместе, эти парни нам совершенно не нужны…
– Учитель… – Ив поймал Ичию за рукав и что-то яростно зашептал на ухо.
– Ах, господин лейтенант, прошу меня простить, – последовала новая порция завываний, – парни! Почему же вы не сказали мне сразу, ведь господин лейтенант мог обидеться! Ведь мы – лучшие бойцы гильдии…
– Ичия, а сколько на счету этих «бойцов» убитых? – осведомился Рэшиа. – А то, знаете, даже у Люси пара мертвяков на счету имеется…
– Не будем о грустном! – возопил Наночь, подскочил к Эльзе и попытался ее обнять.
Секунду спустя рэннит с искренним наслаждением убедился, что до Обагренной, наконец, дошло, что телекинезом можно бросать не только мечи… Кинетическая волна вышла не хуже, чем у любого рэннита, парфюмер пролетел через весь холл и врезался в ледяной щит появившегося на пороге блондина.
– Оригинальное приветствие, – блондин отправил Ичию в обратный полет, едва не сбив им Грея. – Значит, вы и есть боевики Макарова…
– Вы, мужланы, как вы смеете обращаться так с нашим учителем! – завопил кто-то из Трио.
– Они хотели испытать вас, – прогудел вошедший здоровяк в килте, стукнув посохом об пол.
– Совершенно верно, почтенный Нексус, – кулак взлетел в салюте, – и я несколько разочарован тем, что вижу. Кажется, наши товарищи считают это игрой.
– О, возможно, эти милые юноши ослеплены любовью? – из-за Железной Скалы появилась девушка в черно-розовом платье. – Позвольте представиться – Шерри Бленди. Моего дорогого друга зовут Леон Бастия, а…
– Слава Железной Скалы идет впереди него, – отозвался рэннит, – кто не слыхал о досточтимом? Мое имя – Рэшиа ар Тириар, моих спутников же, насколько я понимаю, вы знаете…
– О да! – синхронно прошипели Грей и Леон.
– Итак, остался лишь посланник от «Кошкиного дома» - и мы готовы, – Юра ударил посохом.
– Один? Да кто же это?
– Простите, я опоздала… Ай! – вбежавшая синеволосая девочка запнулась и едва не упала, но Рэшиа поймал ее телекинезом и плавно поставил на ноги.
– Я Венди Марвелл, из «Кошкиного дома»…
– Ребенок?
– Этот старый хрыч впал в маразм?
– Да они там что, с ума сошли?
Волну возмущения прервало появление белой кошки в платье.
– Два… – меланхолично произнес Рэшиа.
– Два чего? – не понял Нацу.
– Два иксида на планете за сотни световых лет от их родины. И если один из них – у тебя, то… Скажи, дитя, не Драконоубийца ли ты?
– Д-да… А как вы догадались?
– Научный подход, – хмыкнул Рэшиа, – а раз я прав, ты нам пригодишься. Ну что, раз все в сборе, может, перейдем к делу?
– Конечно! – подпрыгнул Наночь. – Сейчас мы обсудим нашу тактику… Но сперва я должен оценить аромат местного туалета!
– Вот почему нельзя было все это сделать заранее?.. – печально осведомился Рэшиа глядя вслед парфюмеру.
Ответа он так и не получил, а когда парфюмер вернулся… Вопросы резко отпали, поскольку вернулся отнюдь не Ичия Наночь.
Рэшиа, как и всякий а эрэниал, всегда мог отличить живое существо от духа, а постоянное общение с Люси и ее духами только отточило эту способность – и теперь он с полной уверенностью мог утверждать, что перед ними – подделка. И, прежде чем гость успел хоть что-то сделать, ударил по нему экзорцизмом.
Человек бы просто не заметил бы этого удара. Лже-Ичия подскочил и лопнул, превратившись в двух мелких серо-голубых гуманоидов, которые с криком «Пи-ри!» исчезли в характерном мерцании закрывшихся врат.
– Быстро ! – моментально отреагировали Доранболт и Рэшиа. – Обыскать все, всех, кого найдете – тащить сюда!
Второго приглашения не потребовалось – маги немедленно рассыпались по всему особняку в поисках вражеского заклинателя духов.

Как-то так получилось, что Люси и Рен оказались в паре. Получилось это само собой, поскольку обоим в голову пришли сходные мысли: одному – спасать командира, оказавшегося в столь непотребной ситуации, другой – что лучшего укрытия для врага, чем та же уборная, не найдется. Особенно, если их две… И, пока брюнет хлопотал над поверженным учителем, Хартфилия остановилась перед соседней дверью и дернула ее на себя.
Ее догадка оказалась даже слишком правильной – платиновая блондинка в довольно откровенном пернатом платье обнаружилась сразу за дверью. И, судя по ее лицу, Люси Хартфилия была последним существом, которое она ожидала увидеть…
Для бича не хватало места, для вызова духа – времени, и Люси просто ударила девушку по носу.
Отскочив назад и схватившись за лицо – кулачки Люси всегда были достаточно крепкими – незнакомка взмахнула ключом и выкрикнула:
– Небесной двойни откройтесь врата! Близнецы!
Парочка немедленно появилась, превратилась в заклинательницу и, продемонстрировав ей непристойный жест, тут же исчезла.
– Золотого быка откройтесь, врата! Телец!
– А… – вторая заклинательница попятилась. – Как…
– Телец, выруби ее, – распорядилась Хартфилия.
– Только вырубить? Ну ладно…
Дух неспешно двинулся вперед, а заклинательница – Ангел, вспомнила Люси – шарахнулась в угол, забыв про ключи. Несильная – для восьмифутового гиганта – но резкая оплеуха, и Ангел без сознания падает на пол.
– Вот так, а теперь давай отнесем ее в холл.
– А поцеловать? – осведомился дух.
– Я же не допрыгну!
– Во девки пошли! – прогудел Телец, закидывая Ангела на плечо и ухитрившись «случайно» задрать ей платье. – Куда хотят – не достанут, а куда достанут – не хотят…
– Пошляк! – хихикнула девушка.
– Люси, у тебя все в порядке?... – Рен, тащивший полубессознательного учителя, застыл, увидев процессию.
– Ну да. Вон, даже одну из «Шести просящих» поймала, – Люси подбросила на ладони ключ. – А у тебя что?
– Не знаю, чем она приложила учителя, но… сама видишь, – парень скривился, косясь на духа. – А это что за монстр?
– Телец, – коротко ответила девушка, – Звездный дух.
– Что, завидуешь, паренек? – ехидно осведомился Телец.
– Так, мальчики, – скомандовала Люси, – хватит дурачиться, нас ждут, так что пошевеливаемся!

– А вы были правы, Рэшиа, – Доранболт извлек из подсумка наручники и защелкнул их на запястьях Ангела. – Ваша подруга и ее духи оказались первыми… Мда… Госпожа Хартфилия, это ваша рука привела ее в такое состояние, или истинное обличье Тельца?
– Он ей отвесил затрещину… аккуратно, естественно, – Люси, не собираясь терять время, обшаривала бессознательное тело. – Ага, вот ключи… А вот и деньги…
– Госпожа Хартфилия…
– Я победила ее в поединке, а значит, все это – моя законная добыча, – огрызнулась Люси, ненавидевшая, когда кто-то мешал ей собирать трофеи.
– Интересно, это папаша на нее так влияет, или кое-кто другой? – пробормотал Грей, косясь на Эльзу.
– Да я, собственно, не о том, – Рыцарь Рун подошел поближе. – Я имел в виду, что наша гостья приходит в себя.
Веки заклинательницы дрогнули, она открыла глаза и уставилась на Люси. Затем на Доранболта. Затем на Тельца… Взвизгнула и попыталась отползти куда-нибудь подальше – безуспешно, поскольку Люси не закончила обыск.
– Ангел, если не ошибаюсь? – лейтенант с большим интересом разглядывал пленницу. – Бывший член «Шести просящих»…
– Что здесь происходит?!
– Ничего особенного, вас просто арестовали, причем поймали на горячем…
– Брейн меня заставил! – до Ангела, наконец, дошло, где она и с кем она.
– Оставьте это до суда,– порекомендовал Рыцарь Рун, – а пока что расскажите, что еще Брейн «заставил» вас сделать сегодня. Мне или Тельцу – на ваш выбор…

Телец, столь нервировавший Ангела, был отослан (заявив напоследок, что «мужика у нее давно не было, вот она и злая»), и блондинку оставили в компании Доранболта и вызванной им охраны. Предстояло куда более важное дело – пересмотр всех планов…
– Вот что, «Пегасы», – Рэшиа склонился над картой, – вы берете свою «Кристину» и гоняете с неё младшие гильдии, перерезаете дороги и вообще всячески мешаете жить. И, ради Бесконечности, держитесь как можно ниже…
– Зачем? – не понял Хибики.
– Позже заметят – больше шансов отработать и уйти, не подставившись под удар.
– Хорошо, эта компания занята поддержкой с воздуха, а мы? – судя по тону Леона, у него имелись подозрения относительно своей роли…
– А все остальные идут за оставшимися попрошайками и выносят их. Скорее всего, они вылезут прямо на нас и попытаются ударить в лоб, пользуясь своей силой. И, поскольку во встречном бою они нас превосходят, нам необходимо ударить первыми и с как можно большим уроном для них. А дальше… Дальше будем действовать по обстоятельствам. Все будет зависеть от того, как они отреагируют на нашу атаку…
– И нам лучше поторопиться, потому что Нирвана активирована, – хмуро произнес Нексус, глядя на появившийся над лесом столб потустороннего сияния. – Время разговоров истекло.

Минус шесть

– Мутанты, – констатировал Рэшиа, изучая появившуюся впереди пятерку.
– Что-то вы не торопитесь, светленькие… – презрительно процедил длинноносый гонщик.
– Извини, заслушались, – пожал плечами рэннит. – Ангел так интересно рассказывает…
– Всех денег мира не хватило бы, чтобы купить ее, – провозгласил здоровяк, не менее похожий на жертву пьяного кубиста, чем Уолли из Райской башни.
– Деньги? Не все исчисляется деньгами, Хотай. Сколько стоят боль и страх, отчаяние и мольба о пощаде? – с этими словами Рэшиа выстрелил.
Миднайт рухнул со своего летающего ковра с выжженной в груди дырой.
Оставшиеся четверо метнулись в стороны, не забыв прикрыть свое отступление неплохо скоординированным ударом – земля между двумя отрядами превратилась в ядовитое болото, окутанное непроницаемо-черным облаком, и хотя второй выстрел, возможно, и задел кого-то, но смертельным явно не оказался.
– Эй, а как же махач?! – возмутился Нацу.
– Будет тебе махач, – мрачно отозвался Рэшиа. – Эта сволочь резко поменяла планы, так что теперь мы, в лучшем случае, играем на равных, а скорее – у них преимущество. Брейн отнюдь не дурак, и хотя я сомневаюсь, что подобный вариант он предусматривал, нам от этого легче не будет, – Рэшиа снова полез в сумку с устройство и после недолгой возни спросил:
– Хибики, ты меня слышишь?
«Слышу» – пошелестело в сознании.
– Ну наконец-то!
– Что это? – поинтересовалась Люси.
– Скажем так – это телепатический декодер. Переводчик, который позволяет нормально совмещать мои телепатические способности и ваши. Ты ведь не забыла, что я могу воспринимать и передавать образы, но не слова?
– Н-ну да…
– Ну вот, эта проблема решена… Почти. Осталось только ужать эту штуку до размеров кулона. Ладно, это все потом, а пока…
«Рейсер на три часа, быстро приближается!»
Развернувшись, Рэшиа успел заметить мага скорости, метнувшегося с дерева и схватившего Венди. Выстрел, вскрик боли, перепуганная девочка, пойманная телекинезом, зависает в дюйме над камнем…
– Венди, ты в порядке?
– Д-да…
– А Рейсер? – прогудел Железная Скала.
– Ну, поскольку мы не видим трупа и оторванных частей тела, придется признать, что он тоже в порядке, – рэннит осторожно опустил Венди на землю. – А если он кричал, то его все-таки задело, но недостаточно серьезно… Кстати, Хибики, откуда ты взял это выражение?
«Ты же сам несколько раз выражался подобным образом, пока мы обсуждали план.»
– К делу. Кто где?
«Мы гоняем низшие гильдии, удалось кое-что выяснить об их базе» – перед глазами появилась карта.
– Карстовая котловина? Хорошо, идем туда.
– Мне кажется, или в кустах реально кто-то засел? – повел носом Нацу.
– Идите, – Нексус взмахнул посохом, – я разберусь.
– Полагаюсь на силу вашей длани, – Рэшиа вскинул кулак к груди. – Киитар а каайтар!

Стоило Нексусу уйти, как сразу же начались проблемы… Причем создавали их отнюдь не враги, а союзники – как оказалось, Грей и Леон не ладили еще со времен ученичества, а недавняя встреча на острове Галуна явно не поспособствовала улучшению их отношений. Кроме того, Шерри почему-то вообразила, что Люси имеет какие-то виды на ее драгоценного Бастию, и если она хотя бы молчала – правда, предпочитая смотреть на «соперницу», а не по сторонам, то парни постоянно цапались, едва не доходя до драки. Нацу не оставался в стороне, подзуживая Фуллбастера и реагируя только на окрики Эльзы. Ледяных же магов частенько не брало и это, и Обагренная, наконец, не выдержала…
– Ай!
– За что?!
– Еще чего?!
– Ваша свара лишь потешит Брейна, – произнесла Эльза, опуская меч, рукояткой которого прошлась по затылкам скандалистов. – Поэтому уймитесь, наконец, и вспомните, где мы и что тут делаем… Шерри, это и тебя касается! Никому твой Леон, кроме тебя не нужен, так что занялись, наконец, делом!
– Между прочим, мы почти пришли, – тихо произнес Рэшиа, поднимая руку. – Теперь все заткнулись и смотрят, где эта пещера и есть ли здесь кто-то еще.
В «Хвосте феи» давно привыкли, что в бою Рэшиа следует слушаться также беспрекословно, как и Эльзу, так что остановились и затихли ребята мгновенно, даже Нацу. А вот «Чешуе ламии» пришлось помочь проверенным веками средством, что в исполнении Эльзы было крайне эффективно…
– К нам кто-то идет, – прошептала Венди. – Двое.
Действительно, через пару минут из леса появился Юра Нексус… В компании Хотая, шепотом проповедовавшего всеобщую любовь.
А эренеа! Ви рано к'арр!
– Полагаю, это воздействие Нирваны, – Богоравный сообразил, о чем идет речь, – вы же помните, каков ее эффект… Тот, кто ее создал, был монстром похуже Зерефа.
– Не могу не согласиться, – мрачно заметил Рэшиа, – но, может, наш новый союзник поможет нам прорваться к их убежищу?
– Ради всего золота мира я не пошел бы на это, – патетически заявил Хотай, – но из любви к моим бывшим товарищам я должен помочь спасти хотя бы их заблудшие души! Я проведу вас одной из их троп, но, мои дорогие друзья, всех ловушек этого места не знаю даже я. Брейн не доверяет никому, кроме себя, он извратил саму идею любви, но я надеюсь, в его душе еще осталась хотя бы ее тень…
– Они падут, – спокойно произнес Рэшиа, – и память о них рассеется прахом на Одиннадцати Ветрах. Вперед!

Ловушек, неизвестных проводнику, по счастью, на дороге не оказалось. Команда без проблем подобралась к пещере и попряталась за всеми возможными укрытиями, вглядываясь и вслушиваясь в полумрак.
– Нахрена им гроб? – удивился Нацу, подобравшийся к самому входу.
– Вряд ли это сейчас важно…
– И то правда. Эй, попрошайки! Не ждали?! Рев огненного дракона!
– Темное рондо!
– Стена стального камня!
– Ледяной барьер!
– Охотника вечного откройтесь врата!
Кажется, все попытались колдовать одновременно, так что Рэшиа всерьез забеспокоился – как бы вся энергия от столкновения заклятий не выделилась в виде излучения…
Этого, к счастью, не произошло – щиты погасили энергию ударов, а пронесшееся над ними копье вонзилось в грудь Брейна , пригвоздив его к гранитной стене.
– Рейсер, беги! – заорал Кобра. – Я слышу… Он вернулся, тот, кто спал, ожидая часа…Охота началась, я слышу топот его коня…
– Поздно!— Шерри, вскинув руки, стояла на гребне стены из перемешанных камня и льда. – Ледяная кукла!
Оглушенный ударом о стену, Рейсер не успел разогнаться и был пойман ледяным големом. Несколько рывков, удар неопознанным заклинанием – и до мага скорости доходит, что вырваться он не сможет…
Кобра оказался более сообразительным. Сперва он пустил в ход змею – вот только для Люси, Эльзы и Рэшиа это проблемой не было, а остальные просто отступили.
– Занятно… – Эльза покрутила головой и одним прыжком перемахнула через стену. Рэшиа предпочел воспользоваться телекинезом, перелетев через барьер вместе с Люси.
В пещере и без того было не слишком светло, а ядовитый туман никак не облегчал дело, но все-таки Кобра, несмотря на все его усилия, был пойман. По какой-то непонятной причине он не слышал рэннита, и команда не преминула этим воспользоваться. Пока девушки пытались достать постоянно уклонявшегося Драконоубийцу, Рэшиа удалось зайти с тыла и ударом по затылку вырубить ядовитого мага.
– Мда… –протянула Эльза, выбираясь из пещеры. – Не так я себе это представляла…
– И это все?! – возмутился Нацу. – А где же махач?!
– Будет тебе махач… – Вздохнул Рэшиа, стягивая маску и разглядывая стену. – Надо же… Скалы Даннориса…
– Ты о чем?
– О вашей стене. Даннорис – планета в моей родной системе, где достаточно холодно, для того, чтобы лед стал камнем, а воздух – жидкостью…Ладно, давайте подождем, пока яд рассеется, и разберемся с этим гробом – я чувствую, что он не пуст. Не знаю, кто там, но это существо явно было важно для «Просящих» и оно живо…

– Рэшиа, он нужен мне живым и в сознании, – прошипела Эльза, глядя на синеволосого мага, прикованного к гробу. – Я сама решу, что с ним делать…
– Мда, ну и находка… Если это Джерар, то он должен был оказаться очень близко к эпицентру, чтобы получить такие ожоги, – рэннит склонился над телом. – Но на таком расстоянии он должен был получить смертельную дозу… Проклятье, ну почему я не могу посмотреть, что у него с кровью!
– Что-то не так? – забеспокоился Доранболт, помахивая наручниками.
– Да все не так, – ответил Рэшиа. – Это человек должен был умереть от… ну, назовем это отравлением, хотя это очень неточно, максимум за пару часов. А он жив, хотя и пострадал.
– То есть, вы хотите сказать, что он пострадал не при том взрыве?
– Я вообще подозреваю, что это не Джерар. Или, возможно, как раз это и есть Джерар, а Зигрейн только выдавал себя за него… В общем, мне нужна его память, а для этого его надо привести в чувство. Венди, ты сможешь?..
– Д-да… – девочка кивнула, протягивая руки к Джерару и закрывая глаза.
Прошло не меньше десяти минут, прежде чем волны сияния, исходившие от рук Венди, погасли.
– Он очень истощен, – целительница едва не валилась с ног, – и я не знаю, когда он придет в себя…
Джерар рывком сел, оглядел безумным взглядом собравшихся и с трудом поднялся. Молча подобрал брошенную Греем куртку, надел ее и резкой, неживой походкой пошел прочь – в сторону Нирваны. И только двое слышали, как он прошептал: «Эльза»…
– Кто-нибудь может мне объяснить, куда он собрался? – ошеломленный лейтенант выронил наручники.
– К Нирване,– мрачно ответил Рэшиа, растирая виски. – Но вот зачем… Он и сам этого не знает. Его сознание погружено во мрак, память разорвана в клочья… Сейчас им управляет какая-то программа, намертво внедренная мозг… И нет, это не одержимость. Он сам создал ее для подобного случая… Проклятье, в вашем языке просто нет нужных слов!..
– Вы хотите сказать, что он опасался пробуждения Нирваны, и потому предпринял нечто, что позволило бы ему действовать даже безумным? – спросил Доранболт, переварив новую информацию.
– Что-то вроде. Возможно, он знает, как управлять Нирваной, и тогда мне бы хотелось получить эту информацию… И да – в Райской башне был не он, это точно.
– Э… – вмешался всеми забытый Леон. – Мы же, вроде как, подрядились ее уничтожить?
– Мы подрядились ликвидировать «Просящих», – напомнил рэннит. – А зачем мне контроль над Нирваной… Разумеется, чтобы отогнать ее куда-нибудь на открытое место, где ее можно будет спокойно разобрать. Там одной только лакримы несколько тысяч фунтов.
– Ни фига себе…
– Агась!
Тысячи фунтов лакримы на мгновение выбила из реальности весь отряд – даже Нацу с Хэппи моментально сообразили, сколько это будет стоить…
– Пожалуй, вы правы… А где Эльза?
– За Джераром погналась, – сообщил Хибики, явившийся лично. – Мы темных разогнали, а кого поймали, тех заперли в подвале, но ребята из охраны просили вам сказать, что нужно еще пару отрядов вызвать…
– Ну, раз так, – Рэшиа разглядывал поднимающееся над лесом сияние. – Не думаю, что нам стоит торопится. Нирвана развернется только через несколько часов, а Эльза к тому времени или приведет Джерара в норму, или добьет. В любом случае, нам там делать нечего, а лично я к тому же изрядно проголодался. Кто-нибудь сообразил захватить паек? Нет? Так я и думал…

Древняя Столица

На активацию Нирваны ушло часа два. За это время весь отряд успел отправиться в особняк, перекусить и снова вернуться к Нирване, прихватив еду и для Эльзы с Джераром…
Оба мага отыскались на Царской Вершине – вымотанная Эльза, одновременно и грустная, и довольная, и снова потерявший сознание Джерар.
А еще там же находился центр управления – замысловатая светящаяся конструкция, похожая на работающие заклинания Архива. И, судя по тому, как потоки энергии колебались под пальцами аловолосой чародейки, она знала, как им управлять…
– Я смогу подвести ее к твоей гильдии, Венди, – секунду спустя подтвердила Эльза первое впечатление, – и обездвижить ее. Но я не уверена, что не задену здание, поэтому, пожалуйста, попроси Шарли слетать туда и предупредить, что это мы и что им, на всякий случай, лучше уйти из гильдии… Хэппи, а ты поднимись на самый высокий шпиль и повесь там вот это!
Из пространственного кармана появился сверток ткани размером чуть ли не больше кота. Тот схватил его, взмыл к шпилю над башней – и спустя минуту над головами отряда союзных гильдий заплескалось на ветру багряно-золотое знамя гильдии «Хвост феи».
– Вот теперь – вперед! – Эльза подняла руки, и громада Древней Столицы, подчиняясь ее жестам, медленно двинулась к своей цели.
– Давай-ка помогу, – Рэшиа, остановившись рядом с Эльзой, аккуратно перехватил управление. – Все же у меня опыт управления такими машинами есть… Давай так: я возьму на себя балансировку, а ты – движение. Согласна?
– Спасибо, – кивнула волшебница. – Но, думаю, ты не только за этим пришел?
– Вообще-то, меня больше интересует этот парень, – признал рэннит, – ведь мы оба знаем, что к чему…
– Да. Но сейчас он свободен… Я говорила с ним – он хотел уничтожить Нирвану и себя вместе с ней… Ты был прав, его память искалечена, но и того, что он помнит, довольно… Знаешь, такого не пожелаешь самому страшному врагу. Стоило ему увидеть меня, и он вспомнил… это было страшно – увидеть в человеческих глазах такую боль… Совет или убьет его, или, что гораздо хуже, сгноит в тюрьме, а я… я хочу, чтобы он сам выбрал свою судьбу. Хотя бы это он заслужил… А, лейтенант! Вот с вами я и хотела поговорить – может быть, вы что-то поймете…
– В чем?
– В том, что происходит, – Рэшиа подкорректировал положение Нирваны. – Этот парень, как выяснилось, действительно Джерар Фернандес. Но в то же время в Райской Башне был не он…
– Фантом? Брат-близнец?
– Нет, – покачал головой Рэшиа, и замолчал, подбирая подходящее слово. – И рэконтари. На ваш язык это переводится примерно как «росток человека», но…
– Гомункул?
– Нет. Это, как бы сказать, близнец, но близнец, созданный искусственно. Он выращен из его тканей, возможно даже, из отдельной клетки. Это точная копия человека , и даже в характере будет некоторое сходство, но это абсолютно разные люди. Воспитание, образование, личный опыт… Все, что не наследуется, у них не будет похожим. Кто-то создал его, уж не знаю, кто и зачем – но это требует технологий, недоступных Фиору, да и никому на этой планете.
– А магия?
– Не знаю, лейтенант. Магия, способная на такое, мне неизвестна, хоть это и не значит ровно ничего.
– Да… – Доранболт потер шрам – Задали же вы нам задачку… Ладно, так или иначе мы ее решим. Но как все запутано… А еще Брейн успел где-то спрятать свой архив – жаль, что его убили… Кстати, кто и как?
– Один из духов Люси, – Рэшиа повел рукой, парируя крен шагохода.
– Хм… Люси Хартфилия… Недавно получила А-ранг без экзамена, духи… Хм… – лейтенант снова потер шрам. – Что-то не сходится. Из дистанционных бойцов у нее только Стрелец, но он даже у Богоизбранного не сможет пригвоздить человека к гранитной стене, вбив стрелу на два с лишним фута…
– Впечатлен вашими познаниями, лейтенант… Осторожнее! На три ярда ближе ставь!.. Так вот, вы не правы, лейтенант. У нее есть боец-универсал, но больше я вам не скажу – это было бы просто невежливо. И поскольку сейчас начинается самое сложное, попрошу не отвлекать.

Подчиняясь командам своих водителей, громада Древней Столицы замерла и начала медленно опускаться. Тяжело дрогнула земля, глухой, скорее ощущаемый чем слышимый удар прокатился над лесом – и Нирвана замерла навсегда.
–Дело сделано, – устало вздохнула Эльза. – Спасибо, Рэшиа. И где ты только научился такому?..
– Ты удивишься, какими странными навыками необходимо обладать Путеводной Звезде. В частности – управлять любым транспортом, а подобные шагоходы мы иногда используем… И, кстати, что это за люди?
– Мастера, которые нам помогут ломать Нирвану! – радостно сообщил синий кот. – Их Робауль позвал, агась!
– Не забывайте, это особо опасный артефакт…
– Это законная добыча гильдии, господин лейтенант. – Как оказалось, Робауль пригласил Леви МакГарден, а всех остальных (и все остальное, то бишь немаленькую стопку сводов, кодексов и прочей юридической литературы) доставила именно она. – И вам принадлежит только две пятых стоимости. Можете прислать своего представителя для описи или приступить к ней лично – я не имею возражений, но ждать не буду и начну оценку немедленно.
– В моем присутствии, – немедленно заявил Рэшиа. – Полагаю, здесь найдутся нужные мне конструкции или, хотя бы, что-то, что нуждается в минимальной доработке.
– Если не секрет, что тебе нужно? – поинтересовалась Леви, вскарабкавшись на платформу Нирваны.
– Противовзрывные двери, – ответил Рэшиа, – ну и всю броню, которую удастся найти. Причем одну из этих дверей придется ставить сразу на входе, чтобы не чинить каждые пару пинков Драгнила.
– А где остальные?
– Прорыть ход сообщения до вашей общаги, в нем поставить парочку таких дверей –кстати, ты в курсе, что межу ним и гильдией целый лабиринт, которым, судя по всему, активно пользуются?..
– Чего?! – синхронный вопль разъяренных девушек вполне мог пробить броню крейсера. А судя по тому, как Нацу с Греем резко приотстали, среди пользователей ходов они тоже числились.
– И вообще, – обвиняюще ткнула в него пальцем Люси, – ты-то откуда о них знаешь? Сам там шарился?!
– Зачем? – совершенно искренне удивился рэннит. – Вы что, думаете, в городе ни одного борделя нет?
Судя по выражению лиц всей компании, именно так они и думали. Рэшиа, пару секунд понаслаждавшись эффектом, продолжил:
– В общем, я еще перед советом предложил Наставнику провести ход от общежития в гильдию, чтобы, в случае чего, можно было быстро попасть сюда, не пользуясь магией и не появляясь на улицах. Так и выяснилось про эти подкопы…
– Ты параноик, – подвела итог Люси.
– Я – рэннит.

Процесс описи и вытаскивания наиболее ценных предметов грозил затянуться – и отнюдь не потому, что Рыцари Рун мешали. Просто на сей раз добыча оказалась действительно большой…
С «Пегасов» начисто слетел весь их лоск, когда Ичия, пытавшийся руководить демонтажем лакримной сферы, едва не свалили ее на Трио, так что Ив продемонстрировал, что в казармах Совета учился не только магии. Леон бродил, разинув рот, словно деревенщина на ярмарке, Шерри ему не слишком в этом уступала, и даже невозмутимый Нексус выглядел несколько ошеломленным – «Чешуя ламии» не бедствовала никогда, но такого богатства им до сих пор не перепадало – в основном, потому, что они просто ни разу не собирали добычу.
А вот «Хвост феи» себя чувствовал прекрасно – сказывалась изрядная практика и таланты Леви и Эльзы. Первая моментально вычисляла самое ценное, вторая столь же моментально это ценное хватала и прятала, остальные же члены команды злорадно улыбались…
– Похоже, на все это у нас уйдет не меньше недели… – вздохнула Леви, опуская, наконец, блокнот. – И это только на то, что можно утащить с собой…
Синеволосая покосилась на рэннита, державшего в воздухе несколько здоровенных плит брони, но комментировать не стала. В конце концов, эпопея с подземными ходами тянулась, по слухам, с самого основания гильдии, а тут появилась прекрасная возможность безобразие если не прекратить, то хотя бы ограничить… Хотя бы немного…
– Да, кстати, а сколько это будет стоить?
– Нашей добычи хватит, – отозвался Рэшиа, протягивая девушке сложенный лист бумаги. – Я прикинул, кто нам нужен и сколько он с нас стребует, но ты все равно проверь, и если найдешь вариант лучше – смело бери его. Работы много, и поэкономнее быть все же стоит…
– Но и скупиться я не буду, – заявила Леви, – в конце концов…
– Парни! – раздался знакомый до боли в зубах голос. – Я тут нашел что-то странное!

– Действительно, странное явление, – признал Рэшиа, изучая находку. – Тот самый неуместный артефакт, да.
– Может, это его предок? – осторожно предположила Венди. – Ведь все, кроме меня – потомки нирвитов…
– Вряд ли, слишком сильное сходство, – Рэшиа постучал пальцем по тому самому «неуместному артефакту» – закладной доске, на которой зачем-то красовались портреты создателей Нирваны. Один из этих портретов и вызвал дискуссию – уж очень сильно он походил на Мастера Робауля, возглавлявшего «Кошкин дом». С одной стороны, это и впрямь мог быть его предок, но с другой – Робауль был единственным, кто на совете Мастеров не присутствовал лично. Этот факт наводил рэннита на подозрение, что что-то со старичком нечисто, ну а рэннитские подозрения… У всех, кто рэннитов знал, ходила поговорка: если бы рэннитские подозрения были броней, во Вселенной существовала бы абсолютная защита.
Дискуссия имела все шансы затянуться на неопределенное время, если бы Леви, громко хлопнув блокнотом, не сообщила, что все самое ценное уже изъято, а оставшееся вполне можно доверить рабочим. А следовательно, можно сдать Венди с рук на руки ее гильдии, пообщаться с коллегами и возвращаться в Магнолию – там, в конце концов, тоже предстояла куча работы.

Впрочем, дискуссия продолжалась и по дороге в гильдию, причем самыми активными ее участниками были Рэшиа и Люси, и прекратилась она только во дворе «Кошкиного дома»– по вполне уважительной причине и победой пришельца…
А эренеа! – охнул Рэшиа, остановившись так резко, что шедший за ним Грей врезался ему в спину. – Да здесь одни призраки!
– Увы… – Робауль выступил вперед. – Венди, я должен признаться тебе… Вся эта гильдия, даже я сам – не потомки нирвитов. Все это я создал сам, для того, чтобы тебе не было одиноко. Я – последний из нирвитов, создателей Нирваны, призрак того, кто изобрел и построил это чудовище. Тогда мы странствовали по раздираемому войнами миру, стремясь обратить тьму в свет, чтобы остановить это безумие – и не замечали, как тьма, изгнанная нами из мира, поглощает нас самих. Мой народ истребил себя в бессмысленных братоубийственных схватках, и я остался один – старый и растративший силы. Я мог запечатать Нирвану, и я сделал это, но каждый, у кого хватило бы сил, смог бы сорвать эти печати… И я остался - бестелесный дух, хранитель страшнейшего оружия на земле, в ожидании того, кто сможет разрушить мой труд и освободить меня… А однажды ко мне пришел странный синеволосый парень с больной маленькой девочкой на руках. «Долг гнетет нас обоих, – сказал он, – я обещал отвести ее в гильдию, но… Она больна, а меня впереди ждет битва, и я не могу взять ее с собой. Пригляди за ней, мертвый старик, прошу тебя – ради того долга, что гнетет и тебя, и меня…» Я знал, что он не рассчитывает вернуться – так прощаются те, кто идет в последний бой – и я согласился. И создал для тебя эту гильдию… Но теперь мой срок истек, Нобура призывает меня к себе, а ты… Ты достойна лучшего, чем компания старого призрака и его иллюзий. У тебя есть настоящие друзья, и иллюзорные больше не нужны. Прости меня, Венди Марвелл, и прощай…
Старик едва успел обнять плачущего ребенка на прощание – и растаял.
– Вот и все… – прошелестел ветер над опустевшей площадью.
– Венди, а вступай к нам! – первым нарушил тишину Драгнил. – У нас весело!
– А можно?..
– Да конечно можно, у нас вон даже парень с другой планеты есть! – радостно сообщил Нацу. – И вообще, три Драконоубийцы в гильдии – это ж круто! Вступай!
– Конечно, вступай, – поддержала Эльза. – Нацу совершенно прав, у нас скучно не бывает. Да и целительница ты, а нашим балбесам все время что-нибудь лечить приходится… Ну что? Пойдешь к нам?
Венди несмело улыбнулась сквозь слезы и решительно вытерла глаза.
– Да! – сказала она. – Возьмите меня в «Хвост феи», пожалуйста!
– Считай, что ты в команде, – Рэшиа вскинул кулак к груди. – Ну что, возвращаемся?

Триумф

– Вот что я вам скажу, – начал Рэшиа, когда последняя плита броневого перекрытия заняла свое место и рабочие принялись засыпать котлован, – вся эта древняя и забытая магия – это, конечно, хорошо. Но нам нужна новая магия…
– Новая магия? – переспросил Макаров. – Ты о чем?
– О чем-то, что создадим мы сами и будем держать в секрете как можно дольше. Собственно, мы уже начали – вспомните наш портал… Кстати говоря, я думаю, его следует доработать и дать союзным гильдиям, чтобы, в случае проблем, можно было быстро собраться или вызвать подкрепление…
– И что это будет за случай? – поинтересовалась Эльза, бдительно следившая за тем, чтобы рабочие не попытались выкопать лишнего.
– У нас тут еще две трети Союза Балам живы, – заметил рэннит, – и много всякого левого народа, которые не очень-то хотят нас видеть живыми или хотя бы здоровыми. Так что случай может быть самым разным, но проблемы создавать будет обязательно. Да и вообще, наверняка у вас есть какие-нибудь идеи, вот и будем их доводить до ума – не одному же Совету заниматься исследованиями?
– Прямо сейчас я лично хочу сначала отпраздновать, а потом отдохнуть, – проворчала Люси, потягиваясь. – Пошли уже, что ли?

Большой зал был полон. С потолка свисали флаги разгромленных гильдий, Макаров, ради такого дела несколько увеличившийся в размерах, восседал в своем кресле, а блондинистый идиот из «Волшебника» носился по залу с фотоаппаратом и криками «Круть!»
– Итак, – Мастер поднялся, – «Шесть просящих» разгромлены, их план по истреблению светлых гильдий провалился! Это не значит, что тьма повергнута навсегда – но она вновь отступила, отброшенная нашими товарищами по гильдии и нашими друзьями. Это наша победа, и потому – давайте праздновать!
Предложение было принято с вполне ожидаемым энтузиазмом, радостно гомонящие маги потянулись в бар, возглавляемые, разумеется, Нацу …
– Рэшиа, задержись.
– Да, Наставник?
– Убивать Миднайта было настолько необходимо?
– Да. Из этой шестерки он был опаснее даже Брейна – он полукровка в третьем, максимум четвертом поколении. И его предком был а эрениал. Добавьте к этому его психическую мощь – и…
– Ладно, замнем это дело… Что ты там про новую магию говорил?
– Что ей надо заняться. Не прямо сейчас, конечно, но надо – две трети Союза Балам и Совет, и это я уже не говорю о всякой мелочи…

В баре, тем временем, уже вовсю праздновали. Драконоубийцы уничтожали все съедобное в зоне досягаемости, Эльфман пытался перепить Кану, Эльза развалилась на диване со стаканом бренди в руках, Мира следила за порядком и шпыняла официанток… Команда Теней под давлением алкоголя распалась, в результате чего Леви скучала в компании кувшина с вином и книжки, а Джет с Дроем, успевшие основательно загрузиться, пели нестройным дуэтом. Суть этой длинной и путанной песни сводилась к тому, что из всех существующих на свете зверей только ежик пребывает в счастливом спокойствии, не опасаясь происков маньяка-зоофила…
– Не помешаем? – спросил Рэшиа, останавливаясь рядом с МакГарден.
– Садитесь! – девушка оторвалась от книги, – Люси… Я за тебя беспокоилась. За вас всех.
– Ничего удивительного, – Рэшиа выдвинул стул для Люси и сел сам. – Какие новости на свете и в гильдии?
– Ну… Все только о вас и говорят. Разгром «Шести просящих» наделал столько шуму, что просто удивительно. Совет в бешенстве, но сделать ничего не может – заказ есть заказ… А они, к тому же, еще и сами его утвердили и послали наблюдателя.
– А что с попрошайками? – поинтересовалась Люси.
– Ну, – Леви задумалась, – для начала, Кобра оказался Драконоубийцей, причем второго поколения, как Лексус. Исследовательский отдел трясут так, что просто страшно, суд еще не собрался, но я не думаю, что их приговорят к смертной казни… Кстати, а это правда, что вы спасли настоящего Джерара?
– Если его кто и спасет, то только Полюшка, – хмыкнул рэннит. – Я могу представить, как можно довести человека до такого состояния, и очень хотел бы побеседовать с тем, кто это сделал… в приватной обстановке и в звукоизолированном помещении.
О том, что этим человеком был, собственно, сам Фернандес, каким-то образом успевший заблокировать свое заклятие так, что лакрима в Райской башне не сдетонировала, Рэшиа говорить не стал. Судя по тому, что он успел выудить из его памяти, Джерар был уверен, что спасает Эльзу, а раз так – пусть сам с ней и объясняется, когда придет в себя. В длинном списке вещей, нелюбимых Эльзой, герои–самоубийцы, насколько было известно Рэшиа, занимали отнюдь не последнее место…
– Вот с кем о новой магии надо говорить! – Люси неожиданно толкнула парня локтем в бок. – И с Фридом еще!
– Новая магия? – Леви мгновенно насторожилась.
– Да. Думаю, стоит всерьез заняться наукой, а не оставлять это Совету…
– В Эре от этого не придут в восторг… – Леви старалась хотя бы иногда быть законопослушным человеком, правда, хватало ее обычно ненадолго.
– К тому времени, когда в Эре что-то узнают, будет уже поздно. Победителей не судят, как правило, потому, что все возможные судьи оказались в числе побежденных…
– Ты действительно думаешь, что нам придется противостоять Совету? – охнула блондинка.
– А ты не задумывалась, почему они так охотно плясали под дудку Зигрейна и Уртир?
– Потому, что им нравилась мелодия? – предположил подошедший Фрид.
– Именно. Старое, как мир, правило: разделяй и властвуй… Им и наш-то союз поперек горла – надеюсь, Наставники его не распустят… Кстати, Фрид, раз уж пришел – посмотри и выскажи свое мнение, – Рэшиа протянул магу листок бумаги с несколькими уравнениями.
Зеленоволосый чародей задумался. Вытащил из кармана записную книжку и – к вящему удивлению Рэшиа – логарифмическую линейку, вздохнул и принялся за вычисления.
– Сработает, – сообщил он минут десять спустя, – но ключ надо считать отдельно. Я так понимаю, что дело не срочное?
– Совершенно верно.
– Тогда займусь им на свежую голову, благо, все расчеты от нашего портала у меня есть… – Фрид отсалютовал линейкой и удалился.
– Что тебя так удивило? – Леви отложила книгу и наполнила бокалы.
– Честно? Линейка. Вот уж не ожидал, что вы додумались до логарифмической линейки… Хотя должен был и сообразить – паровую машину вы же как-то освоили.
– Ну знаешь, не у всех такие мозги как у тебя… – протянула Леви. – А считать надо. Всем. У меня, кстати, тоже такая есть – на всякий случай… Да. А еще… Гаджил! Ты что творишь, балбес!
МакГарден сорвалась с места и немного шатко побежала разбираться с Железным Драконоубийцей, который, на взгляд Рэшиа, не делал ничего криминального – просто закусывал бренди какой-то железкой. Но железка то ли была слишком ценной, то ли Леви слишком пьяной…
– Кажется, кое-кому больше наливать не стоит… Рэшиа…
– Да?
– Отец устраивает прием в это воскресенье и зовет меня… Пойдешь со мной? Иначе папа почти наверняка начнет искать мне какого-нибудь жениха, а я этого не хочу… А так все увидят тебя, и решат, что жених у меня уже есть, и папа не сможет этой ерундой заниматься…
– Ну, с тобой я пойду куда угодно… А вот реакцию твоего отца я лично предсказать не берусь, – хмыкнул Рэшиа. – Кстати говоря, как у тебя дела с духами?
– Скорпион, Близнецы и Овен перешли ко мне. А вот Резец и остальные младшие духи почему-то не захотели… Ну, я спросила у них, хотят они получить ключи сами – это можно, я проверяла – или передать их кому-нибудь…
– И что?
– Да кому что. Резец тот же и вовсе потребовал, чтобы его ключ хранили Рыцари Рун и отдали Ангелу, когда освободят.
– Если освободят… Но это достойно уважения, – заметил Рэшиа. – Интересно, почему они не захотели тебе служить?
Люси пожала плечами и призналась:
– Не знаю. И даже Крестный Дед ничего по этому поводу не сказал – только заявил, что у меня очень редкое сочетание духов. А я думаю, что они боятся Ориона – все-таки, он не уступает духам Зодиака по силе, а по характеру… Ну, ты сам знаешь.
– Знаю. Более того, я знаю, каков он в полной своей силе – не духа, но бога… Возможно, однажды ты сможешь призвать его и в этой ипостаси – но это смертельно опасно для самого заклинателя. Вспомни нож, который он тебе подарил, и представь стихию, к которой он принадлежит…
Люси поежилась, придвинувшись ближе к Рэшиа – уж слишком хорошо она представила подобное…
– Это и есть Дикая Охота? – спросила она.
– Да. Дикая Охота, когда сорваны все печати и отброшены все законы… Первобытное разрушение… – Рэшиа замолчал. Однажды – много лет назад и за много световых лет отсюда – он видел ее. И не хотел бы увидеть снова – но тени грядущего были слишком темны, и пропитаны кровью.

Разговор получился не слишком подходящий для праздника, и Люси постаралась увести его в другую сторону. А именно – поинтересовалась, можно ли улучшить уже имеющиеся заклинания.
– Можно, если есть доступ к исходникам, – хмыкнул Рэшиа. – а без этого вряд ли что-то получится. Хотя… Нет, вряд ли. Даже как-то модифицировать вызов не получится, да толку в этом немного. Кстати, Люси, ты никогда не пробовала изучить еще какую-нибудь школу? Магию Небесных тел, например – она довольно близка к твоей…
– А это возможно?
– А почему бы и нет? У Наставника их, как минимум, две, и он такой не один…
– Но… это ведь Богоравные…
– У тебя уже А-ранг, год-два – и сможешь получить S, где уже можно и о Богоравном задуматься… Но для этого начинать надо уже сейчас.
– Думаешь, я справлюсь?
– Ничего сверхъестественного в этом нет, но, я надеюсь, прямо сейчас начинать ты не намерена?
– Прямо сейчас я намерена праздновать. И поизучать инопланетян я бы тоже не отказалась…
Тон девушки не оставлял никаких сомнений ни в личности подопытного, ни в характере «изучения» – разве что в количестве выпитого. Рэшиа подобное развитие событий вполне устраивало, но…
– А, вот он где! – мало кто умел так испортить любой момент, как некая целительница со скверным характером и замашками безумного ученого. – Во-первых, где Эльза? Во-вторых, что с этим парнем прикажете делать?
– Найдешь Эльзу – спроси у нее, – махнул рукой рэннит. – Она где-то там.
Полюшка скрылась, но момент был испорчен. Вздохнув, Рэшиа предложил Люси потанцевать, благо, Мира со своей гитарой устроилась на сцене. Девушка согласилась…

– Он пришел в себя? – Эльза сорвалась с места. – Я должна немедленно видеть его!
– А еще чего? – сварливо осведомилась целительница. – Вы мне там не нужны оба, а ты – особенно. Впрочем, ладно, зайди – но на все про все пять минут, поняла?!
Скарлетт ее не слушала, почти бегом бросившись из гильдии – путь предстоял изрядный, Полюшка могла и передумать… а ладил с ней только чужак, которого старая ведьма, по мнению Эльзы, не причисляла к людям.
Промчавшись через город, она ворвалась в дом Полюшки, несколько секунд разглядывала лежащего на койке парня, а затем осведомилась:
– Джерар, ты идиот?! Ты, безмозглый самоубийца-неудачник, неужели нельзя было убраться куда подальше?
– Вот так обо мне беспокоятся друзья детства… – прохрипел Джерар. – Эльза, я наворотил за эти восемь лет такого, что лучше бы ты убила меня прямо там. Да, я знаю, что был одержим, да, я очень смутно помню, что было, но… Почему ты меня не убила?! Я не знал, что Эфирион не выстрелит, я вообще ничего не знал, кроме того, что ты в башне, вся сердцевина которой заполнена лакримой, и если бы она вспыхнула… Я же не знал, что вы припасли что-то похуже Эфириона….
– Идиот, – констатировала Эльза.
– Ты права.
– Ты натворил такого, что убить тебя – недопустимая роскошь, – Эльза села на край койки. – Живи, Джерар. Живи и исправляй то, что натворил… А первым делом поможешь нам с новыми заклинаниями.
– Решили заняться наукой? Уж не с подачи ли чужака? Впрочем, неважно. Делать мне все равно нечего, от самобичевания пользы никакой – а так я смогу быть хоть в чем-то тебе полезен. Ну…
– Вон отсюда!
– Извини, – Эльза подпрыгнула, – Полюшка… Ладно, что тебе нужно?
– Ваши планы, карандаш, бумага и логарифмическая линейка.
– Пришлю, может, даже еще и сегодня, – воительница проскочила под занесенной метлой и вылетела из дома.

Новая магия

– Ну и как оно прошло? – поинтересовалась Леви, отрываясь от книги.
– Да как могут проходить подобные сборища?.. – Люси зевнула. – Скучно и длинно. Это же не наша гильдия… Если б не Рэшиа – можно было бы со скуки помереть.
– А что он такого сделал?
– Да как сказать… –Люси снова зевнула. – Понимаешь, это надо было видеть. Там был весь цвет фиорской коммерции и кое-кто из знати – а он на них смотрел так, словно все они – прах на Одиннадцати Ветрах. Ну а я подыгрывала как могла… Хотя скуку мне изображать и не надо было. А вот гости…
Люси мечтательно закатила глаза и принялась рассказывать подруге, как гости, почуяв, что перед ними не просто важная персона, а нечто исключительное, просто-таки с ума сходили. В самом деле, два мага из сильнейшей в Фиоре гильдии – полезное знакомство, маги, входящие в ее командный состав – очень полезное знакомство, ну а то, что один из этих магов – не совсем человек, вообще оценке не поддавалось.
– Ну, вот так они за нами весь вечер и бегали, – закончила Люси, – и только что языки не вываливали… А мы просто балдели потихоньку – видела бы ты их физиономии… Ну ладно, а у тебя-то как дела? А то все прячешься где-то или с Фридом что-то считаешь…
– Просто замечательно! Помнишь тот прибор, который Рэшиа сделал перед походом против «Просящих»? Ну, мы из него сумели кулон сделать – вот, смотри, – девушка вытянула откуда-то серебряный кулон с аметистовой лакримой.
– И он работает?
– По идее – да, но на всякий случай попробуй его на Рэшиа…
– И что вы собрались на мне пробовать?
Вместо ответа Люси застегнула на шее цепочку и сосредоточилась.
«Рэшиа, ты слышишь меня?»
«Прекрасно слышу. Вижу, ребята довели-таки мою идею до ума?..»
Хмыкнув, Рэшиа полюбовался на кулон, на саму Люси и спросил:
– И много вы таких успели наклепать?
– Штук десять, но это несложное дело, так что скоро они у всех будут. Сам кристалл можно куда угодно вставить, так что проблем не будет… да и недорогие они получились, кстати говоря.
– А про то, о чем я тебя спрашивала, что-нибудь нашла? – поинтересовалась Люси.
– Да, – сразу помрачнела Леви. – Нашла и собрала тебе выписки. Там немного, но и того, что есть, более чем достаточно…
МакГарден положила на стол несколько исписанных листов бумаги.
– Самое главное – я нашла заклинание. И знаешь, оно начинается точно так же, как и рэннитские…
Люси перебрала страницы – и вздрогнула. Леви, со своей обычной дотошностью, собрала все, что было разбросано по множеству старых книг, где оставалось просто словами. Но все вместе… Это было по-настоящему страшно. Каждое слово заклятия дышало немыслимым холодом космоса, обращаясь к силам столь древним и страшным, что о них старались не думать и самые безумные темные маги… Но, тем не менее, она была уверена – если придется, она пустит эту магию в ход, не задумываясь. Как там говорил Рэшиа – убивай, лишь защищая? Да, если придется, она будет убивать. Или умрет.
Аккуратно свернув бумагу в трубочку, Люси огляделась, не нашла ничего подходящего и обратилась с просьбой к Леви.
– Веское слово: огонь! – моментально отреагировала девушка, и бумага вспыхнула.
– Нацу! Огня хочешь?! – крикнула Люси, взмахнув горящей бумагой.
Нацу, разумеется, моментально оказался рядом и проглотил огонь, уничтожив все следы одного из трех предельных заклятий магии Звездных Духов. Теперь оно было известно только ей, и даже если кто-то еще восстановил бы его – он все равно не смог бы его использовать.
– Как с магией Небесных тел? – спросила Леви. – Еще книг не надо?
– Да нет, мне бы с тем, что есть, управиться. А для этого, сама понимаешь, надо ждать, пока Джерар не поправится окончательно… – тут Люси хмыкнула. – Или пока Эльза перестанет его прятать, а то похоже, что она это и делает.
– А что, с нее станется, – заметил Рэшиа. – Кстати говоря, никто не видел Полюшку?
Упоминание целительницы заставило магов нервно дернуться и, по возможности, сделать вид, что они ничего не слышали.
– У себя, наверно , – отозвался кто-то.
– Отлично, тогда пойду нанесу ей визит, – рэннит прошел мимо доски с заказами, не обнаружил ничего интересного и ушел.
А через пару минут его догнала Люси.
– Вот уж не думал, что ты тоже захочешь повидаться с Полюшкой… Или ты заболела? – обеспокоенно спросил Рэшиа.
– Я в порядке, просто хотела тебя спросить…
– И о чем же?
– Почему Полюшка на тебя не бросается?
– Она же людей терпеть не может, – хмыкнул Рэшиа, – а я, как ты знаешь, не совсем человек. Отличия, конечно, мелкие, но их довольно много – и в результате нашей целительнице очень интересно…
– А о чем ты хочешь с ней поговорить?
– О неуместных артефактах.

Полюшка оказалась в хорошем настроении – то есть, не стала хвататься за метлу, а просто обругала Люси. Вот только та не обратила на это ни малейшего внимания, уставившись на Эльзу, сидевшую на койке Джерара. Выглядела она так, словно ее застукали за кормлением пациента с ложечки – агрессивно-смущенно. Правда, вместо ложки у Эльзы в руках был блокнот, в котором она что-то яростно черкала – судя по тому, что успел заметить Рэшиа, нечто относящееся к Перевооружению.
– Ну, чего надо?! – сердита осведомилась старая целительница.
– Да вот, спросить хочу… – Рэшиа сделал пазу и закончил, прежде чем Полюшка взбесилась окончательно. – Где это ты ухитрилась раздобыть современный реанимационный комплекс?
С этими словами он отдернул занавеску.
В обнаружившейся нише стояли приборы, явно не имевшие отношения ни к магии, ни к доступным на планете технологиям.
– А тебе, собственно, зачем?
– Интересно, откуда ты это свинтила, и что еще там осталось.
– Из наследства Мавис это все… – проворчала Полюшка. – мне его когда-то Пурехито отдал, а ему оставила Первая. Откуда эти машины взялись у нее – не знает уже никто.
– Сняла со своего корабля, – Рэшиа оставил в покое приборы и принялся изучать чертежи, разложенные на койке. – Это что, трехмерная проекция кармана?
– Вас всех что, Леви покусала? – Люси уселась на стул и тяжело вздохнула – «новая магия» оказалась настоящей чумой, охватившей всю гильдию, хотя и оказалась отнюдь не бесполезной…
– А ну пошли вон отсюда! – Неожиданно взорвалась целительница, сбив девушку с мысли. – Все!

Вернувшись в гильдию, Рэшиа первым делом потребовал у Эльзы чертежи и принялся их изучать. Толку от этого было немного, но он хотя бы понял, как работает пространственный карман Перевооружения – что абсолютно ничего не давало в плане практики. У остальных дела обстояли гораздо лучше, хотя никакого радикального прорыва все равно не было. Что-то намечалось у Фрида, но и он был далек от результата.
Так и пришлось докладывать Макарову, вылезшему из своего кабинета и потребовавшего отчет.
– Ну… – Мастер потер переносицу. – Неплохо, весьма неплохо. Вы ведь, шпанье, ждали чего-нибудь этакого, эпохального? Зря… В таких делах с наскока ничего не сделаешь, надо долбить и долбить, пока что-нибудь не получиться… поэтому – не вздумайте бросать! Фрид, как только доведешь свою идею до ума, раздавай артефакты всем – телепортация лишней не будет. Остальные – доводите до ума то, что придумали, и давайте двигайтесь дальше. Совет пока что не знает о нашей самодеятельности, но когда узнает – рад не будет, так что не попадайтесь!
– Похоже, Наставник немного перебрал… – прошептал Рэшиа на ухо Люси. – Но в целом он прав. А тебя это касается особенно – никто даже и догадываться не должен о существовании того, что раскопала для тебя Леви.
– Как будто я сама не понимаю. Как ты это назвал? Оружием последней надежды? Вот уж точно…
Люси вспомнила недавний разговор о духах – вернее, об одном конкретном духе и его возможностях – и поежилась. Не хотелось бы оказаться тем, кто призовет эту Силу снова – но «Шесть Просящих» весьма наглядно показали, на что способны высшие темные гильдии. А теперь, когда хрупкое равновесие между ними рухнуло, возможным стало все…
Вздрогнув, Люси придвинулась к рэнниту вплотную – на этот раз без всяких «почти».

Эдолас

Грозовые облака над Магнолией закручивались в переполненную магией воронку. В кабинете Мастера и в зале вспыхнули красным светом амулеты, и над городом поплыл тревожный звон гильдейского колокола.
Услышав его, маги бросали все дела и бежали в гильдию, на ходу готовя самые разрушительные боевые заклятия – каждый в «Хвосте феи» знал, что значит этот звон.
Набат.
Запыхавшаяся Люси влетела в гильдию одной последних – сразу перед Мистганом и Венди.
– Что происходит?! – закричала она с порога.
– Мощное пространственное искажение над городом! – ответил Рэшиа. – Защитное поле активировано, как только все соберутся, я изолирую здание, и будем ждать.
– Чего? – за влетевшей Биской захлопнулась противовзрывная дверь.
– Чего угодно. Все на месте? – Рэшиа поднял регуляторы до упора. Генераторы завыли, окутывая здание маревом нуль-щита, отделившим его от беснующегося снаружи хаоса.
– Анима… – пробормотал Мистган.
– Как я понимаю, ты знаком с этим явлением, – Рэшиа оставил приборы в покое, – а потому будь добр, объясни, что здесь происходит, а главное – что на другом конце червоточины, в которую нас затянуло?
– Эдолас, – Мистган начал с конца, – параллельный мир, очень похожий на ваш. Правда, люди в этом мире не обладают магией и вынуждены использовать различные артефакты для колдовства, но я знаю, как обойти эту проблему. Кроме того, я думаю, что перед тобой она вообще не встанет, чужак.
Мистган поставил на стол пузырек с пилюлями, а затем неторопливо снял шапку и шарф, скрывавшие лицо.
– Джерар?! – охнула Эльза.
– Его копия. По всей видимости, у всех или почти у всех жителей Эдоласа есть копия в вашем мире.
– И ты – копия Джерара, – Эльза вытряхнула на ладонь пилюлю, – мда… Сколько их надо?
– Одну. Так вот, Эдолас… – Мистган принялся объяснять, и к тому времени, когда он закончил, переход завершился, и гильдия оказалась в какой-то довольно пустынной местности. Впрочем, по мнению Рэшиа, летающие острова «местностью» можно было назвать с большой натяжкой. Но главным было отнюдь не это. «Хвост феи оказался» не более, чем в сотне ярдов от огромного, размером с саму гильдию дерева, на котором, над прорезанной в стволе дверью, красовался флаг с эмблемой «Хвоста феи», пусть и не ало-золотой, а зеленый…

…В общем-то, любой день для последней магической гильдии Эдоласа был скверным. Но этот день начался как менее скверный – уже хотя бы потому, что королевская армия до гильдии все еще не добралась. На этом, собственно, хорошие новости и кончались, потому как внезапно появившуюся в небе светящуюся облачную воронку хорошей новостью признать было проблематично. А уж появившееся из опустившейся к земле воронки немаленькое здание, не похожее вообще ни на что и вовсе вызывало подозрения, что королевская армия придумала какой-то новый трюк.
От того, чтобы приказать Леви немедленно убираться куда подальше, Люси Эшли удержал флаг. Ало-золотой флаг гильдии «Хвост феи»…
– Это еще что такое? – осведомилась она у окна. Окно, разумеется, не ответило.
– Может, пойти посмотреть? – предложил кто-то.
Люси задумалась. Конечно, выяснить, что это такое, надо. Но если это ловушка, то именно этого делать и нельзя – но иначе ничего выяснить не получится…
– Посмотреть и отсюда можно, – решила, наконец, Люси. – А если что, вылезти никогда не поздно.
Массивная дверь второй гильдии тем временем неспешно открылась, и взгляду ошалевших магов предстало весьма странное явление…
Первыми на пороге появились Альзак и Биска, причем одета последняя была отнюдь не в бикини да сапоги – и вообще никак не могла там оказаться, ибо в этот момент находилась у Люси за спиной. Затем… А вот затем началось нечто совсем странное, поскольку из появившейся троицы опознавалась одна только Эльза, да и та была абсолютно неправильной – в кирасе и без копья, но зато с двуручным мечом. Остальные же двое были абсолютно незнакомы и оттого нервировали. Первым был маленького роста старичок в белом плаще, подбитом мехом, чем-то неуловимо напоминавший короля, а вот второй… Высокий светлокожий брюнет в черной с золотом одежде и с бичом на поясе выглядел чуждо. Во всем, в каждой детали, вплоть до того, что плащ он носил заколотым на левом плече. На лбу у чужака красовалась девятилучевая золотая звезда, смотреть на которую было почему-то больно.
И как раз именно черный, после короткого разговора со спутниками, двинулся к их гильдии…

В том, что за ним наблюдают, Рэшиа не сомневался ни секунды, и был уверен, что любопытство выгонит аборигенов его встречать. Правда, было не вполне понятно, как именно его встретят – ясно, что не с распростертыми объятиями, но вот насколько все будет плохо… Впрочем, у самого Рэшиа тоже хватало неприятных сюрпризов в запасе, и, в отличие от аборигенов, он их возможности представлял хотя бы примерно.
И, разумеется, аборигены не подвели. Дверь открылась, и на пороге появилась блондинка в черном комбинезоне – почти точная копия Люси, а за ней стояли Альзак с Биской с оружием наизготовку. Несколько секунд местная Люси пристально изучала его, а затем задала совершенно естественный вопрос:
– Ты еще кто такой?
– Рэшиа ар Тириар, Советник Братства Хвоста феи. Кто ты?
– Люси Эшли из «Хвоста феи». И если ты немедленно не объяснишь, что здесь происходит – пеняй на себя!
– Ты намерена сражаться или говорить? – холодно осведомился рэннит.
– С королевскими собаками я не разговариваю!
– От последнего короля мои соплеменники избавились тысяч сорок лет назад, так что это не ко мне. А теперь, все-таки, ответь: мы будем говорить или сражаться?
– Говорить, – сомкнутые на рукояти бича пальцы разжались. – Я буду говорить с тобой, Советник Братства. И тебе лучше будет зайти к нам.
Развернувшись на каблуках Люси из Эдоласа зашагала назад, Рэшиа последовал за ней, примеряя свой шаг к ее и разглядывая странное здание в форме дерева. Первый контакт, всегда считавшийся самой сложной частью дипломатии, состоялся. И более того, прошел полностью успешно…

Гильдия Эдоласа своим интерьером мало отличалась от своего фиорского аналога. А вот обитатели оной…
С Люси, в принципе, все было понятно – иллюстрация к сказке про принца и бродягу в чистом виде. Остальные… С ними тоже не было никаких вопросов – все гильдийцы были практически зеркальным отражениями своих земных двойников. Их характеры были не просто полной противоположностью – нет, они были именно зеркальным отражением Фиора. Грей, замотанный в добрый десяток слоев одежды, нытик Эльфман, Ласаро-трудоголик… Впрочем, кое-что у двух миров было все же общим.
– На, – Люси поставила на стол перед Рэшиа стакан вина и кусок хлеба.
– Хочешь сказать, что я здесь гость? – Рэшиа поднял бровь.
– А что еще, как по-твоему?! – Эшли отпила из стакана и протянула его рэнниту.
Рэшиа хмыкнул, разломил хлеб и съел свою половину, запив остатками вина.
– Что ж, теперь, когда с формальностями покончено, – произнес он, – может быть, ты все же объяснишь, что здесь вообще происходит, и где это «здесь» находится?

Рассказ Люси, в общем и целом, совпадал с рассказом Мистгана, добавляя к нему кое-какие детали, и был явно свежим – все-таки, Мистган долго отсутствовал в родной реальности. Но и она не могла ответить на вопрос, который интересовал Рэшиа более всего. Колония иксидов. Огромная колония иксидов. На планете, отстоявшей от их родины на четырнадцать тысяч световых лет, да еще и в параллельной реальности. За этим, несомненно, что-то крылось…
– Плевать на иксидов, – прервала Эшли его размышления. Сюда с минуты на минуту может явиться королевская армия – она наверняка уже в пути. И что мы тогда будем делать?
– Вы? Укроетесь в нашей гильдии – кстати, гони-ка туда всех уже сейчас. Ну а мы…
– Что вы?
– Скажем так, – рэннит пакостно усмехнулся, – мы покажем им нечто, что вызовет у них массу острых ощущений. Очень острых…
О чем идет речь, уточнять о не стал. Да и не было смысла объяснять аборигенам, что такое пост центральной наводки и следящие приводы…
Система потребляла минимум магической энергии, состояла из снятой с корабля Рэшиа пушки, трех ее копий, кристалла лакримы, отображавшего обстановку, простейших механических приводов и – на всякий случай – четырех стрелков, которые следили за пушками. На нормальной планете эта система, разумеется, была бы бесполезна – но в Фиоре работала отлично, а следовательно, годилась и для Эдоласа.

– Боевая тревога! – Дрой припал к шару. – Цель воздушная, на восемь часов, высота шестьсот пятьдесят футов!
– Охотники на магов… пробормотала Люси из Эдоласа, вглядываясь в шар. – Что ты там говорил про острые ощущения?
– Цель в зоне поражения, – Рэшиа провел пальцами по шару, совмещая прицельную марку с приближающимся монстром. – Есть захват. Огонь!

Что случилось нечто неправильное, было очевидно с самого начала. Исполинский кристалл лакримы застрял в Аниме, грозя высвободить всю энергию разом, «Хвоста феи» с Земли, ради захвата которого все и затевалось, вообще не было и, в довершение всего, внезапно всплыл местный «Хвост феи». Решать же эти проблемы – причем, как обычно, все и сразу – предстояло Эльзе Найтволкер, капитану Второго отряда.
Но вот насколько неправильно все пошло, она не знала до того момента, как увидела сразу две гильдии. Знакомое по прошлым рейдам нелепое дерево, а рядом с ним – настоящая крепость под ало-золотым флагом. И из этой крепости в нее стреляли…
Легион, по боку которого полоснули два из трех лучей, обиженно заревел, дернулся и стал набирать высоту, стараясь держаться подальше. Это помогло, хотя вспышки энергии все равно мелькали в неприятной близости, но совершенно исключало возможность атаки на гильдию.
Обернувшись, разозленная Эльза рявкнула парню с лакримой связи:
– Сообщи, что мы нашли земной «Хвост феи», и у нас проблемы!

Общее дело

– Что мы будем делать дальше? – мрачно осведомилась Люси Эшли, провожая взглядом исчезающую точку.
– Зависит от того, что собираются предпринять эти ребята, – Макаров набил трубку и принялся ее раскуривать. – А вот это уже вопрос к вам двоим…
Трубка указала на Мистгана и Эшли. Те переглянулись, после чего Мистган пожал плечами и ответил:
– Я – пас. Меня не было здесь добрых десять лет, а за это время успело измениться почти все – и в худшую сторону. Единственное, в чем я могу помочь – это местная магия, а политические расклады и прочее – это не ко мне.
– Ну, раз так… – протянула блондинка. – Только не спрашивайте, что при дворе творится, а вот что будет делать Эльза – это сказать легко. Припрется сюда с еще большей толпой и будет штурмовать, пока всех не положит или не прорвется.
– Сколько времени у нее на это уйдет? – немедленно спросил Рэшиа.
– Часа два только на то, чтобы вернуться в столицу. Да и собрать войска – а она, скорее всего, поднимет весь свой отряд – это тоже не на пять минут работа. К вечеру вернутся, если не на рассвете.
– Прекрасно. – Рэшиа щелкнул пальцами. – Наставник, как вы смотрите на то, чтобы нанести ответный визит?
– Прямо сейчас? – Макаров выдохнул клуб дыма. – Неплохая мысль… Кого возьмешь?
– Моя команда плюс пара-тройка добровольцев из наших. Ну и Мистган, естественно – проводник нам необходим.
– Тогда вперед. – Мастер снова выдохнул дым.
– Собирайтесь. – Рэшиа сбросил плащ.
Эльза, Люси, Нацу, Гаджил, Грей и Мира одновременно шагнули вперед.
– Джувия пойдет с вами.
– Возьмите и меня! – влетела в дверь миловидная платиновая блондинка с короткой стрижкой.
– Лисанна?! – хором охнули Нацу и Мира.
– Сестренка?! – присоединился к ним Эльфман.
– Очень хорошо. Еще один проводник лишним явно не будет, – кивнул Рэшиа. – Леви, выдай, пожалуйста, аборигенам кулоны связи, а я пока перенастрою телепорт – всех вас я просто не утащу.

Десять минут спустя настройка была закончена, команда в огороженном углу и Рэшиа отдал команду на перенос. Пространство вокруг привычно раскололось, и мгновение спустя вокруг оказались самые настоящие трущобы.
– За мной, – шепнул Мистган, сворачивая в проулок, – где-то здесь должна быть одна из вентиляционных шахт подземного хода… Ага, вот она. Гаджил, твой ход.
Решетка была сделана из самого обыкновенного железа и противостоять Драконоубийце, естественно, не могла. Гаджил благополучно перегрыз крепления и, прихватив решетку с собой, спрыгнул в шахту.

Шахта оказалась неглубокой – футов восьми, если не меньше – и вела в довольно широкий коридор, в котором вполне могла проехать повозка.
– Нам туда, – Мистган взмахнул рукой. – Я иду первым, за мной – Рэшиа и Эльза, остальные – как хотите, но постарайтесь попасться на глаза как можно позже. Не то, чтобы сошли за своих… Но пару секунд это нам даст.
– Логично, – согласился Рэшиа, – кстати, как далеко нам идти?
– Около полумили. Потом будут собственно нижние уровни дворца, и там придется поплутать, но не слишком долго… Но я совершенно не уверен, что кроме Анимы у короля не припасено никакой дряни, честно предупреждаю.
– Давай решать вопросы по мере их возникновения. Для начала нам нужно отключить Аниму и заблокировать ее, а уж потом заниматься всем остальным. А для этого до нее надо добраться…
Коридор закончился мощной каменной стеной с неприметной дверью, запертой на два замка.
– Ну и что будем делать? – осведомилась Эльза, прикидывая, как бы лучше развалить дверь мечом.
– Для начала попробуем тихо, – прошептала Люси, – гигантского краба откройтесь врата!
– К вашим услугам, креви, – Краб почти не изменился, только к ножницам добавились два здоровенных фальшиона на поясе.
– Сможешь вскрыть замки? Кажется, ты это умеешь…
– Умею, – согласился дух, опускаясь на колени и запуская одну из своих крабьих лап в скважину,– но скорости не гарантирую… Так… Ага… Один есть, второй, похоже, посложнее будет…
Второй замок, впрочем, не продержался и пяти минут. Рак, довольный собой, вернулся в свое измерение, а Рэшиа, подняв стирр, встал сбоку от двери и аккуратно толкнул ее. Петли едва слышно скрипнули, и дверь открылась, пропустив команду в новый коридор, перпендикулярный пройденному.
– Ну, куда теперь?
– Налево, – вынес решение Мистган после раздумья. – Так быстрее доберемся до лестницы.
– Кстати говоря, почему тут нет никакой сигнализации? – подозрительно спросил рэннит.
– Да потому, что она тут не нужна. Насколько я знаю, эти проходы никогда не рассчитывались на кого-то вроде тебя… Да и о самом их существовании знают очень немногие.
– И ты в их числе… Мистган, ты ничего не забыл добавить?
– Кроме той небольшой детали, что я местный принц – ничего. Но сейчас не время для мелодраматических историй, не находишь? Тем более, что мы почти пришли. Лестница за поворотом.

Лестница за поворотом имелась. Но, помимо лестницы, там обнаружилась и Эльза Найтволкер с отрядом.
– Что ж, – заявила она, вы меня не разочаровали, феи. Но, хоть вы и нашли…
Стирр взвизгнул, бледно-синий луч ударил красноволосую в шею. С хлопком вытесненного воздуха появился вооруженный луком кентавр, отстреливающий офицеров и излишне инициативных солдат. Над головами пронеслась огненная волна…
Королевским солдатам этого оказалось достаточно. Конечно, назвать их трусами было бы преувеличением – но и сражаться со сверхъестественным противником они не могли и бросились прочь, не забыв, правда, подобрать раненых. Всех, кроме Эльзы – подхваченное телекинезом тело оказалось у магов в самом начале боя…
– Ну и что мы с ней будем делать? – осведомилась Эльза Скарлетт, разглядывая своего оглушенного двойника.
– Используем в качестве ценного заложника, – пожал плечами Рэшиа. – Это же очевидно. Ладно, хватайте ее и двигаемся дальше – они, конечно, в шоке, но не думаю, что пробудут в нем достаточно долго, а времени у нас вряд ли много. А с учетом того, что мы тут устроили, его, скорее всего еще меньше – что бы местные не задумали, теперь они наверняка поторапливаются…

Подъем оказался достаточно долгим, чтобы Эльза Найтволкер очнулась. И, обнаружив, что ее, связанную, куда-то тащат, в восторг не пришла. И немедленно довела это до сведения окружающих, да так, что Рэшиа заслушался – земная Эльза до таких высот не доходила даже после особо разрушительной выходки Нацу на пару с Греем…
Но конец приходит всему, и словарный запас местной Эльзы не оказался исключением. Минут через десять она выдохлась окончательно, и просто злобно сверлила Мистгана и Рэшиа взглядом.
– На мне узоров нет и цветы не растут, Найтволкер.
– Т-ты!..
– Я. Рэшиа ар Тириар, а эрэниал, Советник Братства Хвоста феи и командир ударного отряда. Еще вопросы будут?
– Какого хрена вы тут делаете?! Вы, гребаные маги, как вы посмели…
– Легко и непринужденно. И, отвечая на твой первый вопрос – пытаемся ликвидировать последствия вашего идиотизма.
– Чего?.. – капитан Второго отряда подвисла, услышав такое заявление.
– Именно того, – сердито буркнул Мистган. – Всегда знал, что у отца не все дома, но что он додумается до того, чтобы тащить Анимой целый город, да еще с магической гильдией – и не думал.
– Принц Джерар?.. Ваше Высочество, так вы не погибли!..
– Да, капитан Найтволкер, вы очень наблюдательны. Но если мы не отключим Аниму, у нас у всех есть великолепная возможность отправиться на тот свет, прихватив с собой в придачу половину континента!
– Что?!
– За подробностями — к Рэшиа, если захочешь, а я тебе скажу только одно: я видел, как детонирует лакрима и могу сказать, что слово «катастрофа» в этом случае будет большим преуменьшением. А учитывая ее количество у вас…
Эльза Найтволкер задумалась. Ей явно не хотелось и верить Мистгану, и возражать принцу. В другой раз Рэшиа с удовольствием понаблюдал бы, но сейчас он был слишком занят. Отходившие от лестничных площадок коридоры становились все более и более обжитыми, риск нарваться на охрану стремительно рос, а любая драка с охраной привела бы только к тому, что охранники сбежались бы со всего этажа. Нет, план у команды на такой случай тоже имелся, но как раз этого хотелось бы избежать…

– Мы у цели, – шепотом сообщил остановившийся Мистган. – Дальше точно будет охрана, поэтому…
– Мистган, канал на грани. Туда или сюда, но лакриму необходимо выбросить за десять минут, иначе она высветится.
– Эта лакрима должна была дать магию всему Эдоласу, а не только иксидам… – пробормотала Эльза Найтволкер.
– Правильно настроенная Анима справится с этим ничуть не хуже, – сообщил Рэшиа, – до чего вы бы и сами додумались, если бы умели считать как следует. В принципе, когда все закончится, я смогу ее перенастроить…
– Если ты это сделаешь, я помогу вам, – неожиданно заявила Найтволкер, – но для этого придется как-то замаскировать магов, а особенно – ее.
Дернув связанными руками, она указала на Эльзу Скарлетт.
– Как раз это несложно, но сначала… – веревка сама собой свалилась с запястий аловолосой, а индикатор стирра из пурпурного стал алым. – Будешь рыпаться – убью и не поморщусь, ясно?
– Яснее некуда… Эй, где они?
– Укрыты складкой искаженного пространства. Нас они видят и слышат, а вот их засечь почти нереально, а для вас – нереально вообще. Итак, какой у тебя был план?
– Принц, один из старших капитанов и иксид – весьма серьезная компания. Такой вряд ли станут задавать вопросы, особенно, если мы представим тебя, как посланного королем специалиста – о проблемах с Анимой охрана знает. Единственные, кто может нас задержать – последний пост, личная гвардия короля, но через них мы прорвемся… А дальше все зависит от вас двоих.
– Что ж, план годится. Приступаем.
– Да, вот уж не думала, что мне придется драться на стороне магов… – пробормотала Найтволкер, растирая запястья.
– Сейчас мы делаем общее дело – ради этого можно и отложить разногласия… Вперед!

Все вышло именно так, как и предсказывала Эльза Найтволкер – их никто не остановил до самого конца. У двери в зал управления Анимы стоял громадного – футов семи – роста черный иксид с немногим менее громадным фальшионом на плече.
– Ваше Высочество? – удивился он.
– Да, это я, – кивнул Мистган. – Похоже, нам далось найти человека, который способен решить нашу проблему, так что пропусти нас.
– Его Величество уже работает над этим, и он запретил впускать кого-либо, мой принц.. Даже вас или капитана Найтволкер… Поэтому, хоть я и прошу вас простить мою дерзость, но вы не пройдете.
– Мне жаль, Пантерлили, – Мистган кивнул Рэшиа, – но ты не оставляешь мне выбора.
Маскировка исчезла, и элитные боевики «Хвоста феи» шагнули вперед, готовые к атаке.
– Мы не враги ни тебе, ни всему Эдоласу, – спокойно произнес Рэшиа, – и не хотим причинять кому-либо вред, если только этого можно избежать. Поверь, если сейчас не вмешаюсь я, столица, а вместе с ней и половина континента, перестанет существовать, превратившись в залитую стеклом пустыню, и это произойдет через считанные минуты. Поэтому – или отойди, или пеняй на себя.
– Нет.
– Ну, как знаешь… – стирр взвизгнул, бросившийся вперед иксид рухнул на пол, уменьшившись в размерах, слетела с петель вырванная телекинетическим ударом дверь…

Король Фауст и в лучшие времена не слишком походил на нормального человека, а сейчас, потерявший мантию и шапку, взъерошенный и мечущийся от одного кристалла к другому, он выглядел полным безумцем. И основания для этого у него были – ядро Анимы полыхало ярче солнца, колонна энергии судорожно пульсировала, а все контрольные кристаллы полыхали алым.
– Этот идиот делает только хуже… – синхронно произнесли Мистган и Рэшиа, переглянулись и бросились вперед.
Кинетическая волна отшвырнула короля к стене, Мистган вцепился в управляющие кристаллы, а Рэшиа…
Сосредоточившись, рэннит задействовал Глаза Бесконечности в полную силу – словно вел корабль сквозь неистовую бурю Хаоса. Анима действительно была генератором червоточин – грубым, ненадежным, но работающим на тех же принципах, что и любой известный ему. А следовательно, им было относительно просто управлять… Руки привычно задвигались, направляя потоки энергии, пространство дрогнуло подчиняясь воле – и Анима поддалась. Поток энергии начал утихать, титанический кристалл удалялся от источника, разгружая его, а затем и вовсе исчез. Неистовый поток сжался до размеров тонкой струйки и остановился.
– Ну вот… – Рэшиа тяжело опустился на пол. – Канал стабилен, но закрыт. А теперь, может быть, кто-нибудь мне все-таки объяснит, что за идиотизм вы тут устроили?

Два мира

– Меня можешь не спрашивать, – Мистган оглядел собравшихся, – я пробыл на земле почти десять лет, а за это время здесь поменялось очень многое.
– Семь, – поправил его сидевший у стены и державшийся за голову иксид. – Вас не было семь лет, Ваше высочество, и за это время действительно поменялось многое.
– Например, мой отец сошел с ума, – хмуро заметил Мистган, разглядывая короля. – «Бесконечная магия» и прочее… Да Анима не рассчитана на работу в таком режиме!
– Магия уходит, мой принц, – Эльза Найтволкер решила присоединиться к разговору. – Возможно, наше поколение – последнее, которое сможет ее использовать… Если, конечно, ваш друг не сдержит своего обещания.
– Это будет несколько сложнее, чем я ожидал, – сообщил Рэшиа, – и придется сделать множество вещей, не имеющих отношения к Аниме. Поэтому мой первый вопрос таков: кто в настоящий момент является главой государства?
– Э-э… А действительно, кто?.. – два капитана и принц уставились друг на друга.
Вопрос был великолепен. С одной стороны – совершенно несвоевременный, с другой – более, чем актуальный. В самом деле, король явно недееспособен, все планы полетели псу под хвост, армия лишена командования, да еще и появился пропавший семь лет назад принц…
– Ваше высочество, вы должны…
– Мой принц…
–Что-то должен я только моим братьям и сестрам по гильдии, да вряд ли меня встретят…
– А кто вам сказал, что править может только один человек?
– Но ведь так всегда было!
– И даже регентского совета при малолетнем короле не было? И советников у короля не бывает?
– Регентский совет… Что-то в этом есть, – хмыкнул Мистган. – И я даже знаю его состав. А теперь, господа, давайте-ка отправимся в королевский кабинет. Там будет гораздо удобнее обсуждать будущее Эдоласа.

Кабинет, вопреки ожиданиям Рэшиа, действительно оказался рабочим – а не предназначенным для пускания пыли в глаза. Отослав охрану вместе с так и не пришедшим в сознание королем, Мистган сел во главе стола, кивнул спутникам, приглашая их садиться и сообщил:
– Я обдумал идею о регентском совете и нашел ее вполне здравой. Более того, как я уже отмечал, его члены мне известны – это вы двое, – он кивнул Пантерлили и Найтволкер, – хотя в дальнейшем, несомненно, к ним присоединятся и новые члены. Манифест издадим позднее, а вас я прошу к тому времени связаться с вашими отрядами и привести их в готовность.
– Так точно.
– Прекрасно. Теперь – что там с Анимой?
– Начну с того, что это самая неуклюжая система, которую я когда-либо встречал. Потери энергии там могут достигать девяноста процентов… Но это поправимо. Гораздо хуже другое – для того, чтобы восстановить магический потенциал Эдоласа, придется для начала вытянуть из него имеющуюся магию.
В комнате повисло настороженное молчание.
– То есть, ты хочешь сказать, что нам придется лишиться магии, чтобы ее вернуть? – переспросил Мистган.
– Именно так. Только после этого Анима сможет напрямую черпать и преобразовывать энергию Хаоса, – подтвердил Рэшиа. – При этом для того, чтобы выйти хотя бы на нынешний уровень, потребуется не меньше полутора-двух лет. Про то, чтобы достичь земного уровня, я и не говорю – на это уйдет, как минимум, поколение, если не два. И это будет очень сложное время, да и потом все станет не намного проще…
– И почему же?
– Потому, что это Хаос. То, что было до возникновения Вселенной и останется после ее конца. Начало и конец всего сущего, абсолютное разрушение… Но, медленно просачиваясь через Аниму он распадется, став материей и энергией, которая и наполнит мир.
– Звучит не слишком хорошо, – передернула плечами Найтволкер.
– А выглядит еще хуже. Если с этим закончено, я, пожалуй, примусь за вычисления.
Мистган кивнул, задумчиво черкая что-то на лежавшем перед ним листе бумаги.
– Только оставайся пока здесь – мне бы не хотелось тебя искать по всему городу только для того, чтобы задать пару вопросов.
– Угу, – пробормотал рэннит, с головой ушедший в уравнения.
Мистган, тем временем, отложил перо, пробежал глазами написанное и вздохнул.
– Предлагаю перейти от магии к политике, – сказал он. – Я набросал черновик манифеста, и, разумеется, хочу знать ваше мнение, господа советники.
Суть манифеста заключалась в том, что, в силу недееспособности короля, власть переходила к регентскому совету до тех пор, пока король будет болен, оглашался состав – в общем, все, что полагается в манифесте…
– Мне кажется, этого пока достаточно, – заметила Найтволкер, передавая черновик Пантерлили.
– Думаю, да, – согласился иксид. – Все равно, прямо сейчас мы больше ничего не сможем сделать.
– Слово «регентский» здесь лишнее, – не отрываясь от вычислений, заметил Рэшиа. – Монархия вообще малоэффективная форма правления, а уж в таких условиях, как у вас – и вовсе бесполезная.
– Это еще почему? – возмутились все три регента.
– Да потому, что если убить монарха, завязанная на него система управления развалится со страшным треском. Гораздо выгоднее ситуация, когда управление коллективно – всех просто не получится выбить. А желающих это проделать найдется предостаточно, я тебя уверяю… Да и не потянет никто в одиночку такую нагрузку – быть в каждой бочке затычкой.
– Возможно, в чем-то ты и прав, но что ты предлагаешь?
– Для начала – научись хотя бы делиться властью. Если не хочешь сойти с ума, как твой отец, то лучше не взваливай все на себя…
– Мда… Для этого мне нужно доверять такому помощнику почти так же, как самому себе…
–…И два таких сидят рядом с тобой. Видишь ли, мы считаем, что гораздо надежнее отдать власть всему обществу, позволив ему выдвигать вождей из своей среды, руководствуясь только их искусством, но для вас это будет просто невозможно. Пока – ведь если существование государства есть общее дело, то и управление им должно быть таким же…
– Когда-нибудь – возможно, но пока что людям нужен король… И я подумаю над твоими словами. Кто-нибудь еще хочет высказаться? Нет? Тогда объявляю первое заседание регентского совета завершенным, а манифест – принятым. Кому там ближе всех. Кликните секретаря, пусть приведет в должный вид и опубликует…

Пока Рэшиа был занят вычислениями, Эльза Скарлетт связалась с гильдией, успокоила всех и поинтересовалась новостями. Как оказалось, гильдию попытались атаковать еще раз, но как-то вяло и очень быстро отступили. Больше же ничего, заслуживающего внимания не случилось, и Эльза расслабилась. Еще раз заверив Мастера, что у команды все в порядке, она отпустила кулон.
– Как там наши? – немедленно спросила Люси.
– Все в порядке, – Скарлетт тряхнула головой. – Ждут нашего возвращения и радуются, что у нас тоже все нормально.
– Это хорошо… – протянула Люси, поджав под себя ногу и наблюдая за работающим рэннитом. Эльза собралась было последовать ее примеру, но не рискнула оставить Нацу и Грея без контроля. Главным забиякам гильдии было решительно неважно, что они находятся в королевском дворце, и очередная дискуссия грозила, как обычно, перерасти в драку… Но одним глазом все же поглядывала и на Рэшиа. Смотреть на него все-таки было занятно, тем более, что Эльза представляла всю сложность этой работы…
Люси же, незнакомая с магией пространства, могла только догадываться – но и этого хватало, чтобы осознать масштаб вычислений. И то, что он проделывал их без всякого труда, немного пугало.
Так или иначе, Рэшиа, исписав пару стопок бумаги, отложил, наконец, логарифмическую линейку, потянулся и сообщил:
– Готово.
– За три часа? – недоверчиво осведомился Мистган, подобрав лист. – И что это вообще?
– Не туда смотришь, – Рэшиа отобрал у него бумагу, – вот результат.
– Мда… – принц Эдоласа почесал в затылке. – Один я с настройками не справлюсь…
– Лучше будь на подхвате – все равно основная часть работы тебе не по силам. Собственно, все, что от тебя потребуется – объяснить кое-какие детали, после чего встать в сторонке и не мешать. Потому что малейший сбой в этом процессе неизбежно приведет к катастрофе…

Домой

Анима была исключительно громоздкой и неуклюжей системой, хотя первоначальное впечатление Рэшиа и оказалось ошибочным – потери составляли отнюдь не девяносто процентов. Не более половины, собственно говоря, но и это по меркам Рэшиа было запредельно. И это изрядно усложняло его планы, поскольку сперва Аниму требовалось откалибровать, чтобы снизить потери энергии до приемлемого уровня, а уж потом настраивать ее для поглощения сырой энергии Хаоса.
Зарывшись с головой в систему контроля, Рэшиа почти не отвлекался – только время от времени требовал инструменты или лакриму. Мистган сперва наблюдал за ним, пытаясь разобраться в происходящем, но спустя минут пять бросил – понять он не мог ничего. Просто не хватало знаний – и это ему, магу S-класса и одному из очень немногих специалистов по Аниме! В памяти сама собой всплыла недавно услышанная фраза рэннита о том, что любая достаточно развитая технология неотличима от магии, и следующие несколько минут Мистган размышлял, видит ли он перед собой магию или технологию. Затем, так и не придя ни к каким выводам, он позвал советников и принялся за работу.
А ее, несмотря на то, что регентство продолжалось всего-то четыре часа, успело накопиться преизрядное количество. Первыми, разумеется, отреагировали придворные – как только стало понятно, что власть сменилась, царедворцы тут же принялись наперебой изъявлять свою лояльность. За ними последовала армия – как только Эльза Найтволкер присягнула регенту, вся остальная армия без колебаний сделала то же самое. Ну а после этого… Как говаривал кто-то из далеких предков Мистгана, копье рождает власть, и потому выступать против принца не захотелось никому. Зато нашлось великое множество желающих свалить на него все проблемы государства…
При ближайшем рассмотрении все же выяснилось, что большинство проблем, конечно, надо решать срочно, но масштаба они были такого, что не сходя с места это было попросту нереально. Те же, которые поддавались немедленному решению, срочными не были и, в основном, представляли собой попытки выклянчить милости у нового правительства.
– В утиль, – приказал Мистган, отобрав весь мусор и вручив его секретарю. – И принеси мне краткую сводку за те семь лет, что меня не было. Надо же иметь хоть какое-то представление о том, что вы тут натворили, пока меня не было…
На составление обзора ушло что-то около часа, что, учитывая его объем, было невероятно быстро. Принц хмыкнул, взвесил стопку бумаг на ладони и углубился в чтение, изредка поглядывая на занятого Анимой Рэшиа.
Рэннит был пугающе сосредоточен. Глаза светились сверхъестественным светом, руки, направлявшие потоки энергии, двигались в каком-то безумном танце, по кристаллам и самой Аниме в безумном ритме метались волны немыслимых цветов, а в воздухе стоял странный запах – грозы и железа… Это было жутко, и Мистган, в конце концов, сосредоточился на докладе.
Выходило, что дела в королевстве обстоят плохо, но все же не настолько, как он опасался. Тем не менее, еще пара лет в таком темпе – и государство просто-напросто развалилось бы, вновь превратившись в феодальную вольницу.
– Вовремя же я вернулся… – пробормотал принц, перелистывая очередную страницу. – Ну папаша, ну и кретин… Довести страну до такого…
Возникло острое желание придушить Фауста и объявить вечное регентство – для того, чтобы его самого кто-то мог притормозить, если начнет заносить. Или, действительно, как советовал рэннит, отказаться от неизменной власти и поделиться хотя бы частью ее со всеми остальными? Впрочем, до этого явно далеко…
– Я закончил, – отвлек его от размышлений Рэшиа. – Предупреди людей и можешь запускать… Я лично возвращаюсь в гильдию. Где команда?
– Ждут тебя внизу. Эльза вытрясла из своего двойника легиона, так что, как только спустишься, можно будет отправляться.
– Вот это хорошо… – протянул Рэшиа. – Потому что на телепортацию меня сейчас не хватит, да и не рисковал бы я, пока аура Хаоса не рассеется.
– Дай знать, когда вернетесь, – Мистган покрутил в пальцах кулон связи. – Как только я объявлю о наших планах и запущу Аниму, начнется такое… Да, и вас, скорее всего, выбросит назад в Фиор.
– Ну и прекрасно, тем более что я всегда смогу найти дорогу сюда… До встречи, принц Джерар.

Как обычно, столь долгое использование своих способностей на такой мощности было невероятно утомительным, и Рэшиа отключился почти сразу после взлета. Люси, сидевшая рядом, не раздумывая ни секунды, устроила голову заснувшего рэннита на коленях и с вызовом взглянула на окружающих. Правда, взгляд остался незамеченным – все остальные или таращились по сторонам, или, как оба Драконоубийцы, спали. Только Эльза Найтволкер время от времени искоса поглядывала на парочку и, похоже, завидовала, но Люси это абсолютно не волновало…
Найтволкер, действительно, слегка завидовала блондинке. Ее собственная личная жизнь упорно не складывалась – и дело было отнюдь не только в ее должности или не самом лучшем характере. Дело было еще и в том, что единственный кандидат на роль «личной жизни», способный все это терпеть, выпал из реальности на добрых семь лет, причем в самом буквальном смысле этого слова выпал… Впрочем, теперь он вернулся и, более того, теперь она его помощник – может быть, что-то и получится. А может, и нет. Но это уже совсем другая тема, и думать об этом не хотелось…
Тем временем на горизонте показались обе гильдии. И Найтволкер вздрогнула – совсем недавно она точно также летела с отрядом к последней гильдии магов, но вместо одного «Хвоста феи» перед ней предстали два… А потом на нее обрушился огненный дождь, и легион едва ушел от обстрела…
Но сегодня все иначе. Сегодня их ждут друзья. Друзья Эльзы Найтволкер, маги… Вчера она назвала бы это полнейшим бредом, а сегодня – пожалуйста, все это кажется абсолютно нормальным…

Легион опустился во дворе гильдии, и только тогда Рэшиа проснулся. Оценил свое положение он мгновенно и, естественно, остался им вполне доволен… Но, увы, все хорошее рано или поздно кончается, и пришлось вставать и спускаться с летающего зверя. Усталость никуда не делась, но на сей раз подрядить Нацу с Греем не удалось – те были вымотаны не намного меньше, и доверять им кого-то тащить было рискованно…
– Ну, как успехи? – немедленно выскочил не пойми откуда Макаров.
– Я полдня перенастраивал Аниму, а перед этим еще и прочитал местным лекцию по политологии, так что, сейчас нахожусь не в лучшем состоянии и прошу меня извинить, если снова засну прямо тут – сообщил Рэшиа.
– Да ладно, ребята оттащат, если что. Лучше скажи, как мы домой попадем?
– Мистган перебросит нас при помощи Анимы, точно также, как нас затянуло сюда. Если это все, то я пойду спать.
– Один? – ехидно прищурился Макаров.
А эрэнеа… – тяжело вздохнул рэннит.

Едва сообщив о том, что команда вернулась в гильдию, Рэшиа смылся от встречающей толпы и снова залег спать. Макаров выдвинул было идею разбудить его, но, наткнувшись на свирепый взгляд Люси, резко передумал. Гости из Эдоласа отбыли, Макаров вздохнул с облегчением, загнал «шпанье» в здание, включил, не отрываясь от инструкции, защиту и стал ждать.
Три часа спустя вновь раздался звон набата, и сверкающая воронка Анимы подхватила здание, унося его в родной мир. На этот раз переход был куда более спокойным и гладким. Все знали, что происходит и чем должно кончится, да и отправлялись они отнюдь не в неизвестность…
Дрожь, толчок – и гильдия вновь замерла. Болезненно-радужное свечение щитов превратилось в едва заметное мерцание, и Макаров со вздохом облегчения выключил их. Магнолия была на месте, и гильдия тоже. Ничего не изменилось… Кроме огромной толпы иксидов и сидящей на крыльце и пребывающей в полнейшей прострации Лисанны Штраус.
– Сестренка?.. – первой очнулась Мира.
– Да… – Лисанна по-прежнему пребывала в шоке. – Прости, я не сказала сразу, что я не из Эдоласа…
– Да какая разница! – хором закричали брат и сестра Штраус, выскакивая на крыльцо. – Ты жива! А мы думали, что ты погибла!..
– Я думал, что убил тебя… – пробормотал Эльфман, обнимая вернувшуюся сестру.
– Ох, Эльфи… Какой же ты бестолковый. Ты не смог бы меня убить даже в зверином обличье – неужели ты веришь, что не узнал меня? Узнал, даже если не осознавал этого…
– Эй, народ! – завопил Нацу, выскочив в окно. – Лисанна вернулась!
Маги с радостными воплями рванули наружу, оставив Макарова мрачно смотреть в окно и придумать хот какой-нибудь план, который бы позволили решить проблему иксидов.
– Ну вот что с ними делать?.. – проворчал Мастер, потянувшись за кувшином с вином. – Поналетели на мою голову, а уж если они все такие же, как эта парочка…
Макаров поежился, представив себе подобную картину, и одним глотком опустошил кувшин почти на треть. Ближайшие дни обещали выдаться крайне напряженными…

Возвращение

Возвращение домой имело, однако, и неприятный момент. А именно – Совет, который крайне сильно хотел знать, что же на сей раз устроила самая безбашенная гильдия королевства.
А потому обнаруженная за воротами Четвертая рота в полном составе ни для кого сюрпризом не стала. Хотя… Один сюрприз Лахар все-таки преподнес.
Рядом с капитаном Четвертой роты стояла подозрительно знакомая блондинка в униформе Рыцарей Рун с алой, словно свежая кровь, меткой на щеке.
– Та-ак… – протянул Нацу, разглядывая гостью. – Это что за хрень?!
– Рядовой Сорано Агрия, – отсалютовала блондинка. – Ассистент капитана Лахара.
– Да что вообще Ангел делает в Совете?! – продолжал орать Нацу. – Мы же их побили!
Рэшиа, молча приглядывавшийся к блондинке, хмыкнул и сообщил:
– Не туда смотришь, Драгнил. Посмотри на щеку.
– И что?
Зато Леви, последовав совету Рэшиа, охнула и зажмурилась.
– Да ведь это же…
– Клеймо фамильяра, – закончил за нее Макаров. – В Совете что, все окончательно сошли с ума?
– Господин Дреяр, я бы попросил вас воздержаться от подобных заявлений, а всех остальных – от оскорблений в адрес моего фамильяра. Она, в конце концов, заслуживает уважения уже хотя бы потому, что добровольно согласилась на участие в потенциально опасном эксперименте, – разозлился Лахар. – И я все-таки хотел бы услышать, что здесь произошло.
– Для этого вам не нужна вся рота, – фыркнул Макаров. – Заходите, слушайте и записывайте, потому что история длинная и довольно странная.
– Пожалуй, вы правы, – кивнул Лахар. – Лейтенант, уводите людей и проследите, наконец, за этим проклятым квартирмейстером. Предупредите Совет, что я вернусь только тогда, когда выясню все, что требовалось, и постоянно беспокоить меня не надо.
– Так точно.
– Прекрасно, – капитан переключился на «Хвост феи». – А теперь займемся вами…

Разговор действительно получился долгим – настырный капитан вытягивал из гильдийцев любые детали, которые те только могли вспомнить, а учитывая, что многие маги обладали абсолютной памятью, деталей набиралось много. И, более того, детали эти выстраивались во вполне связную и довольно четкую картину.
– Похоже, я этого парня недооценивал, – шепотом сообщил Рэшиа сидевшей рядом Люси. – У него явный талант аналитика. Вот кому стоило бы возглавлять разведку… И кого очень бы хотелось иметь на нашей стороне в случае какой-нибудь заварухи.
– А ты думаешь, заваруха будет? – Люси тоже говорила шепотом.
– Естественно, – Рэшиа пожал плечами. – Разве была хоть одна заваруха, в которую мы бы не влипли?
Подумав, Люси пришла к выводу, что таковых она не помнит, о чем и сообщила.
– Ну вот, – Рэшиа отчаянно зевнул, – либо сами влезем, либо случайно вляпаемся… Да когда же они уйдут?
– Как только выясним все, что требуется, – сообщила Сорано, до этого молча стоявшая у стены.
– А учитывая, что твой хозяин тот еще клещ и крючкотвор, это надолго, – печально констатировал Макаров. – Кстати, как это тебя угораздило?
– Когда кому-то предлагают пожизненное заключение или участие в сомнительном эксперименте в качестве подопытного, выбор очевиден, – безразличным тоном отозвалась заклинательница, не глядя на Макарова.
– Собственно говоря, я уже выяснил все, что хотел, – Лахар поднялся, убирая в подсумок записывающую лакриму. – Всем спасибо за содействие. Рэшиа, я попросил бы вас представить доклад по Аниме с вашей точки зрения, и чем раньше, тем лучше.
– Боюсь, что доклад с моей точки зрения вам будет попросту непонятен, – сообщил Рэшиа. – У нас самым радикальным образом различаются просто методы, а сам понятийный аппарат просто не соотносится с вашим. Впрочем, я попытаюсь что-то сделать, но скорого результата не ждите. А лучше и вовсе не ждите никакого…
– Смею надеяться, до такого все же не дойдет, – Лахар отсалютовал, кивнул фамильяру, и оба, наконец, убрались.
– Ну вот, – начал было Макаров, покосился на рэннита и махнул рукой. – Ладно, идите отдыхайте. Только без членовредительства и массовых разрушений, а то знаю я вас, шпанье!

Рэшиа отключился, едва добравшись до постели. Чувствовал он себя примерно так же, как если бы провел корабль через мощнейший шторм Хаоса – да так, собственно, и было, разве что вместо корабля – целая планета. Он даже домой не пошел, заняв одну из гостевых комнат на втором этаже. Несколько особо любопытных гильдийцев хотели было услышать рассказ о приключениях, но, напоровшись на злобный взгляд обосновавшейся в той же комнате Люси, предпочитали скрыться. Сама же блондинка, также безумно уставшая, долго не продержалась и вскоре заснула, устроившись рядом с Рэшиа. Те, кто рискнул заглянуть в комнату после этого, на что-то большее уже не осмеливались – внезапно разбуженная Люси была опасна для окружающих ничуть не меньше, чем рэннит.

Проснувшись, Люси потратила с десяток секунд на то, чтобы осознать, где – и, главное, с кем – она находится. Осознав, блондинка покраснела, соскочила с койки и почти сбежала, но остановилась, услышав голос Рэшиа:
– Полагаю, уже утро?
– Эм… Ну да…
– Что нового на свете?
– Понятия не имею, – Люси пыталась спешно придумать какое-нибудь объяснение своему присутствию в комнате. – Я сама недавно проснулась и пришла тебя будить.
– Недавно? – рэннит вздернул бровь. – Пришла?
Замечание попало в цель, и Люси покраснела.
– Да будет тебе, – хмыкнул Рэшиа. – Ты же не думаешь, что я против такого соседства?
Лоси покраснела еще больше и отчаянно замотала головой. Разумеется, она надеялась, что таки да, не против, но точно не знала.
– Ну вот и прекрасно. Пошли вниз?

«Шпанье» как обнаружилось, действительно оттянулось в полный рост, ухитрившись не разнести при этом полгорода. Собственно, ничего, кроме пары столов да нескольких бутылок, вообще не пострадало – в отличие от магов, которые либо валялись в самых неожиданных местах, либо искали что-нибудь недопитое в еще более неожиданных местах…
– Мда… Мира, есть какие-нибудь новости?
– Тебя искали в мэрии – хотели узнать, не можешь ли ты им подсказать, что делать с иксидами.
– Идиоты, – буркнул Рэшиа. – Это же совершенно очевидно… Ладно, пойду займусь – авось удастся научить их хоть чему-нибудь…
Добавив еще парочку не слишком лестных эпитетов в адрес мэрии, рэннит ушел. По дороге он пришел к выводу, что, в общем, некоторые вещи, очевидные в постоянно охваченной войной Галактике могут и не приходить в головы обитателей относительно мирной планеты, но вот полное отсутствие у местных опыта работы с беженцами – это было бы странно. Как будто в Фиоре не случалось природных катастроф, заставлявших людей бросать целые города…

Как оказалось – случались, но достаточно редко, чтобы нынешнее поколение об это имело весьма смутное представление.
– А в архивы заглянуть религия запрещает? – язвительно осведомился Рэшиа у помощника мэра. – в общем, для начала – крыша над головой, продовольствие и вода. Решите этот вопрос – выделяйте землю, где иксиды могли бы обосноваться, и снабдите их всем необходимым для строительства. Все остальное – дело Короны. Неужели это что-то настолько сложное?
– Но ведь у нас нет опыта…
– У вас есть вся необходимая информация. Нет своего опыта – воспользуйтесь опытом предшественников, только и всего, – раздраженный рэннит встал. – Если это все…
– Да.
– В таком случае, прощайте.
Уже на улице Рэшиа тяжело вздохнул:
– Ненавижу идиотов.

Маги за время похода Рэшиа пришли в порядок – то есть, снова были готовы пить и драться по любому поводу. Более того, Нацу и Гаджил уже переругивались, явно собираясь перейти от слов к делу. Грей пытался куда-нибудь скрыться от приставаний Джувии, Эльза задумчиво покачивала в руке пустую кружку, прикидывая, в кого запустить первым… Словом, все шло своим чередом, и потому колокольный звон застал Рэшиа врасплох.
– Ну, что на сей раз? – мрачно осведомился он.
Прежде, чем кто-нибудь успел ответить, из-под земли раздался мощный низкий гул, и целые улицы внезапно сдвинулись с места.
А эренеа! Ви рано к'арр! – Хором выдали Люси и Рэшиа, после чего недоуменно взглянули друг на друга.
– Он вернулся! – радостно заорал Нацу. – Ура!
Движение, тем временем, прекратилось, освободив прямой, как стрела, проход к воротам гильдии. По этому проходу неспешно шел высокий рыжеволосый маг с мешком за плечом.
– Кто это?
– Гилдартс Клайв, – ответила Мира. – Сильнейший маг после Наставника, вот только в гильдии появляется нечасто – придет, возьмет какое-нибудь задание и уйдет.
– Ну а все эти перестановки зачем? – осведомился Рэшиа.
– Из-за его магии. Разрушение, а это значит, что ему проще пройти через стену, чем искать дверь. А с учетом того, что думает он не о дороге, таких эксцессов было не один и не два – вот и пришлось такое сделать…
–Эм… Милая леди… – обратился подошедший маг к Мире. – Где-то здесь должна быть гильдия «Хвост феи»…
Больше он сказать не успел ничего, поскольку рэннит подхватил телекинезом его голову и развернул так, чтобы вывеска оказалась точно в поле зрения Клайва. Челюсть мага при это отчетливо клацнула…
– Новое здание, новые лица… Ребята, да что у вас произошло?
– Много чего… – навстречу Гилдартсу вышел сам Мастер. – Ты-то сам как?
– Да вот, – неопределенно ухмыльнулся Гилдартс, – провалил задание…
– Эй, Гилдартс, давай смахнемся! – вылетел откуда-то Нацу, налетел на мага… да так и улетел обратно, отброшенный легким движением руки.
– Расти и расти тебе, Нацу, – хмыкнул Гилдартс, внимательно разглядывая Рэшиа. – Слушай, парень… Ты ведь не маг, да?
– Это зависит от точки зрения, – хмыкнул рэннит. – Но, в принципе, да. Мои способности и ваша магия различаются очень сильно, хотя основа у них, в принципе одна.
– Знаю… Видел я таких, как ты, еще совсем мальчишкой тогда был…
– Где?! – Возвращаться Рэшиа не собирался. Но вот дать знать своим… Это было бы весьма полезно и для него самого, и для республики – ведь если планета посещалась экспедицией, но отсутствовала на картах, это значило, что та экспедиция погибла. Погибла после того, как покинула планету, оставив маяк, или где-то здесь – но в любом случае, их останки следовало найти и вернуть на родину.
– Далеко отсюда… Я потом покажу, когда отдохну – добраться-то тебе, как я понимаю, проблем не составит?
– Правильно понимаешь. Кстати, ты не знаешь, что случилось с ними?
– Улетели, – ответил Гилдартс. – Это что, так важно?
– Эта экспедиция не вернулась, – ответил Рэшиа. – скорее всего, погибла, а это значит, что нужно найти их останки и вернуть домой. Если там осталось хоть что-нибудь…

Работа по специальности

– Прежде, чем вы с Гилдартсом отправитесь, хочу тебе кое-что сказать, – заявил Макаров.
– И что же?
– Через две недели состоится экзамен на S-класс. В том, что ты его легко пройдешь, я не сомневаюсь – кое в чем ты сильно круче даже меня, но порядок должен быть даже у нас, поэтому я тебя записал.
– Ну спасибо…
– Подожди, это еще не все, – хмыкнул Макаров. – Гилдартс ведь тебе не сказал, где он видел твоих земляков?
– Нет, а что? – заинтересовался Рэшиа.
– Это было на острове Тенрю – он как раз сам проходил экзамен. Так что особо спешить тебе и некуда – все равно, скоро туда отправимся. Да, и вот еще что – не могли бы вы с Люси поразведать, что там Совет затевает?
– Можно попробовать, но результатов, сами понимаете, не обещаю… Вас интересует что-то конкретное?
– Да нет, можно хотя бы и общие настроения… И перестань, наконец, выкать – не вчера познакомились.
– Хорошо. Значит, попробую поднять кое-какие связи – вроде бы Хартфилию из этой публики кто-то должен.
– Как полезно иметь должников… Ладно, займитесь делом.

Люси, услышав вопрос, только фыркнула.
– Вполне может быть. Сам у него спроси, – заявила она. – Все равно сегодня какое-то мероприятие намечалось, так что он нас звал.
– Нас?
– Ну да. Помнишь, какой фурор был в прошлый раз?
– А как же!
– Ну вот, его надо повторить.
– Лично я только за, – усмехнулся рэннит. – Когда отправляемся?
– Да хоть сейчас, – пожала плечами Люси. – Папа сказал, чтобы мы пришли, когда нам самим будет удобнее.
– Значит, сейчас.

Бурная карьера в самой отмороженной гильдии Фиора научила Люси собираться почти мгновенно – тем более, что вопрос выбора наряда не стоял. Все то же платье и плащ – и спустя минут десять два рэннита стояли во дворе поместья Хартфилиев с типичным для этой расы видом скучающего превосходства.
– Приветствую, – Джуд соизволил лично встретить свою дочь и ее спутника. – Вижу, ты развиваешь не самые лучшие фамильные черты, Люси… Впрочем, ладно. Я так полагаю, у вас есть какое-то дело, которое вы решили на меня свалить?
– В общем, да, – согласилась Люси. – У тебя же есть должник в Свете магов?
– Не в самом Совете, но есть, а что?
– Надо прощупать настроения Совета – у Наставника появились какие-то подозрения, и он хочет их проверить.
– Мда, задачка та еще… Ладно, попробую, но только не прямо сейчас. Мне еще всех остальных гостей встречать… И, раз уж ты здесь, может, этим и займешься?
Люси кивнула. Получив прекрасную возможность поиздеваться над сливками общества, она использовала ее на полную катушку…

Большинство приглашенных было людьми, разбогатевшими недавно и старательно свое богатство демонстрирующими. Сам Джуд Хартфилий, в общем, тоже относился к этой категории, но обладал чувством меры, да и происходил из приличной семьи, а его дочь, к тому же, унаследовала многое и от матери… А гости, столкнувшиеся со знатной рэнниткой, стабильно терялись и чувствовали себя дураками. Каждое движение, каждый взгляд недвусмысленно говорили – ты стоишь перед Повелителем Звезд…
– Самое смешное, – заметил Рэшиа, поймав подругу, – что ты вполне естественно смотрелась бы и на площадях Дарравана…
– Это ваша столица?
– Да. Древняя столица республики, помнящая те дни, когда мы лишь мечтали о власти среди звезд… Тебе бы там понравилось…
– Если ты найдешь корабль… Покажешь мне свой мир? – неожиданно спросила Люси.
– Если… Если найду, если он в рабочем состоянии, если маяк уцелел и я смогу вызвать своих… Слишком много «если», но… да. Если хоть что-нибудь из этого мне удастся, мы отправимся к звездам. А потом вернемся…
Рэшиа смотрел в небо – и видел то, что скрывалось за ним. Космос. Бесконечный, пустой и холодный, истинная стихия его народа.
– Рэшиа… Нас ждут, – уходить не хотелось, но гости уже собрались, и заставлять их ждать дольше необходимого не стоило. – И… Расскажешь мне о звездах?

Светский вечер закончился далеко за полночь. Выпроводив гостей, Люси скинула туфли и плащи почти рухнула на диван.
– Ненавижу все эти приемы, – хмуро сообщила она потолку. – Рэшиа, а в твоем мире тоже любят подобный бред?
– Увы, без этого бреда не обходится ни одна сколь-нибудь развитая культура. Правда, у нас эта мода на пустословие все-таки выражена послабее… Но ненамного.
– Жаль… – протянула Люси, повернувшись так, чтобы ее голова оказалась на коленях сидящего рядом рэннита. – А на что вообще похож космос?
– Как тебе сказать… Космос бессмысленно с чем-то сравнивать – он похож только на самого себя. Бесконечная пустота, в которой даже свету нужны годы чтобы пройти между самыми близкими звездами. А поскольку двигаться быстрее света в реальном пространстве невозможно, единственный путь между звездами лежит через Хаос…
– А что он такое?
– Как тебе сказать… Хаос – начало и конец всего сущего, то, что было до возникновения Вселенной и будет после нее. Измерение, где понятие «реальность» лишено смысла, а законы природы не действуют… И тем не менее, населенное. А риитас, демоны…
– Такие, как Колыбельная?
– Колыбельная… – Рэшиа невесело усмехнулся. – Поверь, он всего лишь бледное подобие истинных демонов. Впрочем, не будем о них…
– Ты говорил, что это единственная возможность летать между звездами.
– Да. Так вот, для того, чтобы ориентироваться в течениях Хаоса и вести корабль там, где сама идея расстояния или направления – нелепость, и служит мое искусство, – Рэшиа коснулся звезды из золотой проволоки на лбу.
– А каковы звезды вблизи?.. – тихо спросила Люси.
– Вблизи? Даже ваше собственное солнце вблизи чудовищно. Исполинский огненный шар диаметром в миллионы миль, окутанный потоками раскаленного газа, ежесекундно испускающий чудовищный поток энергии…
Рэшиа рассказывал довольно долго – пока Люси, наконец, не заснула, уткнувшись носом в плечо рэннита. Улыбнувшись, он подхватил девушку в спальню – день выдался насыщенным, следующий может оказаться каким угодно, а затем начнется экзамен – и о спокойствии можно будет забыть. Будущее вновь было скрыто в тенях, но в одном Рэшиа не сомневался – экзамен пройдет отнюдь не спокойно. Просто потому, что это был «Хвост феи»…

– Доброе утро, – поприветствовала Люси рэннита, спустившись к завтраку. – Вижу, ты решил отдохнуть от моего общества?
– Ты настолько мило смотрелась спящей, что у меня рука не поднялась тебя будить, – Рэшиа хмыкнул. – Кофе будешь?
– Разумеется! – Люси с благодарностью приняла кружку. – Ну что, возвращаемся?
Люси кивнула, уткнувшись в чашку.
– Ага. Меньше, чем в два-три дня отец не уложится, так что нам тут делать нечего. Так что… Предупредим, что отправляемся, да и вернемся в гильдию. Или у тебя остались какие-то дела здесь?
– Да нет, ничего такого, – пожал плечами Рэшиа. – можно возвращаться в любой момент.

Вспышка – и Рэшиа с Люси появляются прямо в баре гильдии – как ни странно, полупустом.
– И где, интересно, все? – удивленно осведомилась девушка.
– Полагаю, разбежались набирать практику перед экзаменом, – Рэшиа подошел к доске. – Ага… Так торопились, что даже порвали несколько штук.
– Какой экзамен?
– На S-класс. Неужели не слышала?
– Нет…
Рэшиа незамедлительно просветил подругу и добавил:
– Не хочешь поучаствовать?
– Ну, не знаю… Думаешь, можно?
– Нужно. Наставник намекал, что у тебя неплохие шансы, так что…
– Да? Тогда действительно надо, – Люси сдернула с доски один из бланков и смылась. Рэшиа, проводив ее взглядом, подошел к доске и принялся изучать задания. Конечно, Наставник обещал ему место в команде экзаменуемых, но это явно не повод бездельничать. И потому, взяв пару приглянувшихся бланков, рэннит отправился на работу.

Экзамен

Две недели беготни и суматохи пролетели, как один день, и настал момент объявления участников…
Усевшись в парадное кресло, Макаров выдал что-то насчет «суровых испытаний», «магической элиты» и, разумеется, «шпанья», после чего объявил:
– Итак, к экзамену допускаются: Кана Альберона, Фрид Джастин, Нацу Драгнил, Грей Фуллбастер, Джувия Лоскар, Леви МакГарден, Эльфман Штраус и Рэшиа ар Тириар!
Зал разразился восторженно-завистливыми криками, и Макаров снова высказался про «безумное шпанье».
– Да тише вы! Я еще не закончил!
Шум стих, и Макаров продолжил:
– Поскольку дело это серьезное и повлияет на расклад сил среди гильдий, на сей раз Совет послал своего агента наблюдать за экзаменом. Само собой, он обещал не вмешиваться, но все равно за ним приглядывайте…
– Доранболт, что ли? – спросил Нацу. – Он все время около нас трется…
– Совершенно верно, – кивнул Макаров. – Доранболт. И, поскольку он присутствует официально, бить его не надо как можно дольше, а лучше бы вообще не бить. Все ясно? Отлично, отплываем через неделю, так что готовьтесь. И помните – останется только один!

– Жаль, что так получилось… – вздохнула Люси. – Ну да ладно, я ведь от силы год в гильдии – попаду в другой раз.
– Можно отправиться в качестве напарника с одним из кандидатов…
– Знаю уже. Рэшиа… Я изначально собиралась с тобой отправиться, но меня Кана раньше поймала, и…
– Я не в обиде, – заверил ее Рэшиа. – Тем более, что Кане, судя по ее виду в последние дни, поддержка действительно нужна.
– Ага… Ну и потом, разделимся-то мы только на острове, а с тренировками и прочим моя помощь Кане точно не нужна.
– Если уж на то пошло, мне ведь тоже нужен напарник, раз ты занята.
– Венди, – сходу выдала предложение Люси. – Ей будет очень полезно посмотреть на экзамен, да и тебе польза немалая – все-таки, она целитель…
– Хорошая мысль, – согласился Рэшиа. – Ну, тогда я пойду.

Найти Венди оказалось несложно, уговорить ее – немногим сложнее, и вскоре рэннит и Драконоубийца уже составляли план действий на экзамене. Правда, польза этих планов обещала оказаться более, чем условной – что и как будет происходить на острове, не знал никто, кроме Мастера. Даже сами маги S-класса представляли себе процесс только в общих чертах, ибо неизменным из года в год оставался только поединок кандидата с экзаменатором, остальное же зависело от фантазии Макарова, каковая была почти безграничной…
– Короче говоря, действуем по приборам и обстоятельствам, – вздохнул Рэшиа. – Впрочем, я к этому уже привык… Как говорят у нас – если план работает, значит, что-то пошло не так.
– Грандина тоже что-то похожее говорила, – кивнула Венди. – И еще говорила, что совсем без плана тоже нельзя.
– И была совершенно права, – согласился Рэшиа. – А потому давай-ка еще раз посмотрим, что у нас получилось…
То, что получилось после нескольких часов обсуждений, было вполне приемлемым планом – достаточно подробным и достаточно гибким чтобы пережить встречу с реальностью.
– Совершенство недостижимо, – заявил Рэшиа, в последний раз перечитав записи. – Но мы приблизились к нему так близко, как только смогли. Завтра на свежую голову еще раз обдумаем – и готово.
– Ага, – Венди собрала бумаги. – Я с собой это заберу, вы не возражаете? У меня все-таки память не такая, как у вас…
– Забирай, – Рэшиа махнул рукой. – С меня торт, напомни завтра на всякий случай.
Кое о чем он все-таки не стал говорить девочке. А именно – о тени, что надвигалась из будущего. Смутной, неопределенной – но темной и беспощадной...

Суматошные сборы и шумное прощание остались позади. Корабль «Хвоста феи» вышел из порта, и вся команда как-то сразу расслабилась – вернее, почти вся. Если Венди было просто нехорошо, то оба старших Драконоубийцы находились в полностью недееспособном состоянии из-за морской болезни. Этот факт, разумеется, на мог пройти мимо внимания Рэшиа, но никакой возможности его исследовать, увы, не имелось – оставалось только наблюдать. Наблюдения позволили прийти к выводу, что восприимчивость к укачиванию зависит от силы Драконоубийцы и навыков контроля, куда лучше развитых у целителя, чем у боевиков. Ни на какую внятную гипотезу этого не хватало, но вечером Рэшиа озвучил свои наблюдения – и получил в ответ три весьма заинтересованных взгляда.
– Э-э… То есть, я могу так качаться, чтобы от этой хрени избавиться? – Нацу, как рэннит и ожидал, первым сообразил, что к чему.
– В общем, да.
– Как?! Я аж воспылал!
– Вот как раз этого и не надо. Я понимаю, что для тебя основная схема – выдать побольше и побыстрее, но оставь это до боя. Учись не только выбрасывать энергию строго дозировано, но и направлять ее. Например, тот же рев дракона закрутить винтом… Ну или еще что-нибудь в том же духе.
Три Драконоубийцы уставились на рэннита с огромным интересом.
– Прикольная вещь… – задумчиво изрек Гаджил. – Надо как-нибудь попробовать…
Макаров, почесав нос чубуком трубки, хмыкнул.
– Не могу не отметить, что ты прав, – сказал он. – Контроля парням и впрямь недостает, да и привыкли они, что это не главное… Я и сам собирался им предложить что-то похожее, да повода все не было – а о том, что их поэтому укачивает, даже и не догадывался. И как ты это узнал?
– Методически правильные наблюдения не горят, – пожал плечами Рэшиа.
– Умеешь ты сказануть… Ладно, но запомни – как только начнется экзамен, помогать нельзя никому, кроме напарника, если только не случится чего-то чрезвычайного.
– А оно случится.
– С чего ты взял?!
– Это же «Хвост феи», – Рэшиа снова пожал плечами. – Когда у нас было иначе?

Плавание закончилось совершенно неожиданно – корабль остановился в фарлонге от берега, и Мастер, хитро прищурившись, объявил:
– Экзамен начался. Добирайтесь до берега, как хотите…
Рэшиа только хмыкнул, положил руку на плечо Венди – и оба исчезли в актинической вспышке телепортации.
– Сволочь, – констатировал Фрид, едва не уронивший перо. – Если и дальше так пойдет, у нас просто нет шансов.
– Ошибаешься, – подмигнул ему Макаров. – У парня на острове есть еще кое-какие дела, кроме экзамена.
– Другие дела, кроме экзамена? – Эльфман почесал в затылке. – Суров мужик… Что ж ему там надо?
– Да, действительно, – заинтересовалась Леви, – что еще там может быть?
– Одна вещь, которая ему позарез нужна, причем уже давно. А вам, шпанье, это и вовсе ни к чему – радуйтесь лучше, что у вас фора появилась…
Его, разумеется, уже никто не слушал – кандидаты стремились поскорее оказаться на берегу, и помешать конкурентам. В ход пошли весьма сомнительные трюки, а тот факт, что кое-кто уже обставил всех, только подстегивал азарт.
– Шпанье… – проворчал Макаров.

– Где мы? – настороженно спросила Венди, оглядываясь по сторонам.
– Там, куда необходимо попасть мне, – ответил Рэшиа, разглядывая каменную колонну. – Не бойся, мы не опоздаем к экзамену. А теперь, на всякий случай, стой на месте и не отвлекай.
Наземная станция работала. Она исправно собирала все данные, которые были доступны для наблюдения (и которые, в основном, ограничивались метеосводками), но на передачу включена не была – команда явно собиралась вскоре вернуться…
– Мда… Что ж, значит, они погибли где-то в системе.
– Твои соплеменники?
– Да, – Рэшиа снял защитную панель и щелкнул переключателем. – Ага…
По маленькому экрану пробежали строчки данных, а затем высветился запрос. Рэшиа ввел свой личный код, дождался подтверждения и активировал аварийный протокол.
Мощная волна энергии разошлась от передатчика, унося призыв о помощи.
– Ну вот и все, – Рэшиа вернул панель на место. – Теперь остается только ждать…
– Мне кажется, – Венди наклонила голову, – я что-то слышу. Какой-то очень тихий звук, на самой границе восприятия…
– Это сигнал, – кивнул рэннит, протягивая руку. – Ну, пошли. Нас, наверно, уже ждут.
На пляже их, однако, ждал только Доранболт в тропической форме, с интересом наблюдавший, как из воды выбираются Люси с Каной. В принципе, Рэшиа тоже был бы не прочь полюбоваться данным зрелищем, но время поджимало.
– Ну, пошли? – рэннит направился к ближайшему входу. – Эх, знакомая картина…
Пока что экзамен изрядно напоминал Рэшиа времена его недолгой, но бурной военной службы – и это было неожиданно приятно. А главное, это позволяло изрядно расслабится, ибо даже Эльза при всей своей свирепости все-таки была бледной тенью сержанта-инструктора из учебного отряда…

Новое испытание

Коридор не отличался длинной и вел в пещеру, имевшую еще два выхода, один из которых был закрыт решеткой.
– Ага, ну вот и арена для той самой битвы…– проворчал Рэшиа. – Интересно мне знать, кого вынесет на нас?
Долго ждать не пришлось – из второго коридора появились Грей и Локи, явно уверенные, что прибыли первыми…
– А эренеа, он все-таки догадался надеть хотя бы трусы… – изрек Рэшиа, подпиравший спиной стену у решетки. – Друзья мои, кто же так ходит по враждебной территории?
– Может, просто сдадитесь? – хмуро ответил вопросом на вопрос Грей.
– Не хочешь драться? Представь, что ты в баре, а тут Нацу… – Одновременно с этими словами Рэшиа нанес первый удар.
Тот же самый экзорцизм, что когда-то испортил всю аферу Сорано, вышвырнул Льва в его измерение. Грей шарахнулся в сторону и ударил ледяными копьями… которые просто обогнули рэннита и вернулись к самому магу.
– Ледяной щит!
– Быстро соображаешь, – Рэшиа ударил телекинезом, сломав щит и отбросив Грея к стене. – Но недостаточно…
Ответом стала серия быстрых ударов, которые пришлось ловить червоточиной, из-за которой не получилось нормально контратаковать, разве что… Рэшиа резко сместил червоточину вперед, Грей попал в нее, вылетел и приложился о стену спиной. Секундная потеря концентрации – и рэннит выхватил стирр и выстрелил.
– Силен, бродяга… – прохрипел Грей, сползая по стене и теряя сознание.
– Да и ты не хуже, – хмыкнул Рэшиа. – Даже отрубился не сразу…
– А что с ним будет?.. – спросила Венди, глядя на бессознательного Фуллбастера.
– Через часок очнется, обложит меня матом и пойдет в лагерь, – Рэшиа пожал плечами. – Как раз к тому времени и Локи вернется, так что, возможно, напьются с горя… Ладно, пошли дальше. И не забудь – неприятности только начинаются…

Впрочем, неприятности начинаться не спешили. Как оказалось, они прошли вторыми – раньше них на месте оказались только Гаджил с Леви, которым повезло не нарваться вообще ни на кого. Также наличествовали Макаров и вездесущий лейтенант, и судя по воплям, скоро должен был появится Нацу.
–Кого встретили? – поинтересовалась Леви.
– Грея с Локи. С кем бы другим пришлось бы повозиться, а так… Просто вышиб Локи в его мир, а дальше просто реализовали численное превосходство, – Рэннит пожал плечами. – Ничего сложного при такой поддержке, когда можно на попадания большого внимания не обращать…
И подмигнул Венди. Та уже было собралась возразить, что ничего не делала, а просто была на подхвате, но вовремя сообразила, чего добивался Рэшиа. Теперь, как бы дело не повернулось, она останется в выигрыше – была готова помочь, а что помощь не понадобилась, так это и к лучшему…
Раздумья прервал выскочивший из пещеры Нацу. Огненный Драконоубийца ошалело покрутил головой, уселся на валун и уставился на две тысячи ярдов.
– Что это с ним? – удивилась Леви.
– Там был Гилдартс, – сообщил Мастер.
– И если Нацу здесь, то Гилдартс его пропустил, – заключил Рэшиа. – А Нацу хотел его победить…
Следом выбрались откуда-то Люси с Каной – слегка потрепанные, но бодрые и явственно успевшие освежиться и даже одеться, а вслед за ними появился и Эльфман с Эвергрин. Эльфмана назвать слегка потрепанным не получалось – кто бы ни был его экзаменатором, постарался он отлично…
– Ну, все в сборе? Отлично! – Макаров гаденько улыбнулся. – Приступим ко второй части!
Команды немедля навострили уши, а Мастер, выдержав паузу, принялся излагать:
– Как вам всем известно, на этом острове похоронена Мавис Вермиллион, первый Мастер «Хвоста феи». Так вот, ваше второе задание – найти ее могилу, и я не советую вам думать, что это просто. У вас есть шесть часов, и те, кто уложится в этот срок, пройдут дальше. Отсчет пошел!
И Макаров исчез.
– Вот как ему это удается?.. – хмыкнул Рэшиа. – Ладно, пока наши друзья упражняются в беготне, загрузим, в противовес, так сказать, голову.
– Давай, – согласилась Венди. – А ты разве не слышишь Мастера?
– Да нет, конечно, он же закрылся. Я, может, его и почувствую, но только ярдов с пятидесяти, не дальше.
– А что вообще ты знаешь о Мавис? – спросила Венди. – Давай попробуем отталкиваться от этого.
– Поразительные способности к тактике и стратегии, склонность применять в бою концепцию, современную мне, а не вам, своеобразное чувство юмора, – перечислил Рэшиа. – Пристрастие к парадоксам и прозвище.
– Прозвище?
– Да. Вермиллион. Багряная… – Рэшиа закрыл глаза. – Такие прозвища не дают просто так … В общем, я думаю, что она похоронена в Месте Силы, но беда в том, что таков весь остров. Искать просто так можно хоть год… Хотя… Можно запросить у маяка карту аномалий и пройтись по этим местам, благо… Венди, ты это чувствуешь?!
– Что?
– Хаос, – Рэшиа резко встал. – Кто-то на этом острове призвал Хаос и получил ответ.
– Это… Венди вздрогнула.
– Да, – спокойно ответил Рэшиа. – Это война.

Время, которое ушло на то, чтобы подхватить Венди и телепортироваться к месту происшествия, было ничтожным – не больше двадцати секунд. Но и этого хватило для того, чтобы ситуация на поляне стала точным подобием пошедшего вразнос реактора…
Человек в черно-золотом кафтане и белой хламиде, до неприличия похожий на рэннита, ударил во все стороны волной чистого Хаоса. Ударил, не целясь, даже не пытаясь контролировать удар и, похоже, вообще неосознанно… Червоточина перенаправила удар, защитив магов, но маг исчез, словно его и не было.
– Кто это такой?! – прорычал Нацу, едва червоточина закрылась. Эльфман с Эвергрин молчали, но на их лицах был тот же вопрос… А вот у Венди, похоже, появились некие подозрения.
–Если описаниям четырехвековой давности можно верить, – Рэшиа скривился, – то перед нами никто иной, как сам Зереф. Величайший гений этой планеты, безумный настолько же, насколько гениальный… И, судя по тому, что мы видели, это отнюдь не его генетическая копия. У нас большие проблемы, друзья… И только что они стали еще больше.
– Куда уж больше? – спросила ошеломленная Эвергрин.
– К острову, как сообщает мне аппаратура маяка, довольно быстро приближается мощный источник энергии. И это отнюдь не космический корабль и не один из кораблей Совета…
– Так что, будет махач? – заинтересовался Нацу.
– Очень сильно подозреваю, что да, – Рэшиа закрыл глаза, изучая виртуальный экран. – Эта штука определенно не принадлежит легальной гильдии, и будет она здесь от силы через час. Конечно, может и мимо пройти, но я бы на это не рассчитывал…
Кое о чем, впрочем, рэннит умолчал – источника энергии маяк засек два. И о втором тоже можно было сказать, что он приближался к острову… просто потому, что остров был на планете, а источник приближался к ней.
Несколько минут назад в систему вошел звездолет. Рэннитский звездолет… Вот только понадобятся минимум сутки, чтобы он достиг планеты и вышел на орбиту, и потому Рэшиа не стал его упоминать. Пока что помощи от соотечественников он не получит, а отвлекать гильдийцев не хотелось – их ждала битва, это уже было очевидно… Сосредоточившись на кулоне, Рэшиа отправил всей команде сообщение: «Угроза вторжения. Сохраняйте максимальную бдительность, обо всех необычных явлениях немедленно сообщайте Мастеру».

– Очаровательно… – пробормотала себе под нос Лисанна.
– Ты об этом послании? – спросила Мира, не отрываясь от закипающего котелка. – Знаешь, я тебе могу сказать одно: к его предупреждениям стоит прислушиваться. Даже без всякой магии он может очень многое, а уж с ней… А еще, не забывай, что магия у него совсем не такая, как у нас, поэтому он замечает многие вещи, для нас невидимые… В общем, проблемы будут.
– Я в этом не сомневалась, – фыркнула Эльза. – Ни один экзамен на моей памяти не прошел гладко, и рано или поздно должно было случится что-то серьезнее запоя Гилдартса…
– И оно случилось, – констатировала Мира, глядя на вылетевшую из леса взъерошенную и перепуганную Леви.
– Там… – девушку трясло. – На нас напали… Здесь «Сердце гримуара»!
Ответ Эльзы был краток, точен и нецензурен.

Священная война

Красная вспышка в небе и последовавшее за ней телепатическое сообщение остановили экзамен. Бросив пустую ракетницу на землю, Эльза хмуро поинтересовалась:
– И что нам теперь делать? Рэшиа, я спрашиваю тебя, как Чемпион – Советника…
– Ну, для начала – собраться здесь и подготовиться к бою. Думаю, следует ждать массированного воздушного десанта, но это по определению будет мелочь – тому же Нацу на один зуб… Или Гаджилу, хотя проблем они могут доставить изрядно, – Рэшиа кивнул на вывалившегося на поляну потрепанного железного Драконоубийцу. – Гораздо больше меня беспокоит их элита – семерка сильнейших магов гильдии. О них неизвестно вообще ничего, кроме того, что они есть… И, в любом случае, главное, что нам нужно – продержаться чуть больше суток.
– Почему именно этот срок? –к отряду присоединился Доранболт.
– Потому, что через двадцать шесть ваших часов на орбиту планеты выйдет «Пламенный меч», патрульный крейсер класса «Республика». И, поскольку вам это ничего не говорит, поясняю: этот корабль способен снести всю Магнолию одним залпом. Полностью, до остеклованной воронки снести…
В воздухе повисло напряжение – похоже, большинству собравшихся все-таки удалось представить этот выстрел.
– Даже Дели оре требовался не один час, чтобы сравнять с землей город… – пробормотал кто-то.
– Да, – Рэшиа кивнул. – И советую не забывать, что наши враги ему не слишком уступают. Если хоть половина того, что было в публичных отчетах Совета – правда…
– Они даже несколько преуменьшают масштаб нападений, – сообщил Доранболт. – Я согласен, это почти демоны… И, собственно, как вы планируете им противостоять?
– Мелочь бить площадными атаками, благо, они у некоторых имеются даже в избытке, а вот элиту… Тут придется действовать по обстоятельствам, главное – не допускать поединков, благо, нас почти вдвое больше. И, самое главное, старайтесь не оставлять никого из них в живых. Если у «Призраков» были хоть какие-то тормоза, то у этих – нет…
– Сказал бы я, что мне это не нравится, – проворчал Макаров. – Но только сам вижу, что других вариантов у нас нет. Ладно, я смотрю, все в сборе? Рэшиа, что они там делают?
–Заходят на посадку, – сообщил рэннит. – Думаю, нападения можно ожидать с минуты на минуту.

Его опасения оправдались пару минут спустя, когда на поляну вывалился десяток боевиков в масках и балахонах.
– Рев огненного дракона!
– До чего предсказуемо… – вслед за бандой на место действия явились два блондина. Один – откровенный сумасшедший, желтоволосый крепыш в нелепом желто-фиолетовом наряде, второй – скорее седой молодой человек в синей куртке, носящий очки.
– Вы похожи на овец, увидевших волка, – продолжил очкарик. – Сбились в кучу, испуганно блеете и ждете, когда вас зарежут. Вам нет места в мире истинной магии, ничтожества!
– Вот дебил… – пробормотала Люси, схватившись за голову.
– Да как ты посмела… – начал было блондин в очках, дернулся и грудой тряпья рухнул на землю, когда луч стирра прожег его шею насквозь.
– Рев огненного бога! – завопил сумасшедший, выдыхая огромный шар черного пламени.
Шар влетел в червоточину, открытую Рэшиа, вылетел в лицо блондину и был им мгновенно проглочен.
– Огнем меня не пронять, а уж моим – и подавно! – завопил маг. – Я – Белвран Занкроу, огненный Убийца богов, один из Семи Кровных Чистилища! И я убью вас всех, ничтожества!
Выглядело это не столь уж и невозможным, поскольку единственным, что защищало от его ударов, оказалась червоточина. Держать ее открытой неограниченно долго, а тем более – достаточных для защиты команды размеров – Рэшиа был не в состоянии, а открывать только при атаке было слишком рискованно. Все-таки, Занкроу был слишком силен и слишком быстр, чтобы справиться с ним было легко…
А затем, без всякой видимой причины, Убийца богов просто отступил.
– Не понял?! – возмутился Нацу. – А как же махач?!
– Махач будет,– мрачно предрек Рэшиа. – Не знаю, как вы, а я вижу только две цели, которые могут заинтересовать Балам на этом острове. Зереф – если это он, и могила Первого Наставника. А возможно – и то, и другое, потому что вряд ли они откажут себе в таком удовольствии, как осквернить е могилу.
– Что?! – зарычала Эльза. – Эти ублюдки собираются…
– Почти наверняка, – мрачно кивнул Макаров. – Забудьте про экзамен и быстро к могиле. Я покажу дорогу.

– А мы были ближе всех, – нервно хихикнула Люси, когда команда вылетела на небольшую прогалину в джунглях.
– Та-ак… – Рэшиа застыл, разглядывая надгробие. – Мастер, а откуда она родом?
– Да отсюда же, с Тенрю, а что? – удивился Макаров, успевший убедится, что могила не пострадала.
– А то, что я уже видел подобное – на другом краю Галактики, и камни были в высоту не меньше сотни футов самые маленькие – но выглядели те мегалиты точно так же.
Макаров задумался. Подобная мысль никогда не приходила ему в голову, да и не время сейчас было для этого, но все же…
– Потом, – решительно сказал он. – Сейчас нам надо решить, что делать и как, и сразу говорю: я отступать не собираюсь. Эта наша священная земля, и темные, пришедшие сюда с мечом, должны пасть.
–Я слышу слова истинного сына фей, – раздался негромкий голос со стороны могилы.
Рэшиа резко обернулся, готовя экзорцизм – и застыл. Над могилой прямо в воздухе стояла невысокая девушка, почти девочка в розовом платье и с распущенными золотистыми волосами почти до пят.
– Наставник Мэвис?..
– Да, друг, пришедший с небес.
Рэшиа преклонил колено перед первым Мастером гильдии, а через пару секунд его примеру последовала и остальная команда.
– Это уж явно лишнее, – звонко рассмеялась Мавис. – Вставайте, ну их, все эти почести. «Хвост феи» всегда был и будет семьей, а что ж это за семья, если мы друг другу все время кланяться будем?.. Но оставим это до следующей встречи – я узнала того, кто возглавляет напавших, и это знание причиняет мне боль, потому что тот, кто ныне зовется Аидом, был когда-то моим учеником и другом… И твоим, Макаров. Тогда его звали Пурехито…
– Второй Мастер?! – прозвучал над поляной ошеломленный вопль.
– Увы, – Мавис склонила голову. – Я ошиблась в этом человеке, и теперь мой долг – исправить эту ошибку. Пусть моя плоть и распалась прахом, но я здесь, и я буду сражаться вместе с вами.
Киитар а каайтар! – закричал Рэшиа, и вся команда мгновенно подхватила боевой клич, давно уже ставший родным и привычным…

– Нам нужно решить, как мы будем их выгонять отсюда, – заявил Макаров, когда все успокоились. – А для этого хотелось бы знать, что им тут надо.
– Я думаю, что знаю ответ, – беззаботно сообщила сидевшая на собственном надгробии Мавис. – Зереф.
– Так это реально был он?! – завопил Нацу. – Что он тут вообще потерял?!
– На самом деле, у него не меньше прав здесь быть, чем у меня, – вздохнула Мавис. – Он ведь тоже отсюда родом… Как я поняла из их разговоров, сначала они хотели просто забрать Зерефа и уйти, потом решили уничтожить нас а теперь, когда мы собрались все вместе, наверное, нападут на нас всем Чистилищем. Это будет очень плохо, а уж если к ним присоединится сам Мастер…
– Да мы им всем наваляем! – заявил неунывающий Нацу. – Я аж воспылал!
– Свет сияет в твоей душе, – улыбнулась Мавис. – Ты силен, но даже наших объединенных сил может не хватить, чтобы остановить «Сердце гримуара». Если только… Люси, ведь у тебя есть ключ Ориона?
– Да, Наставник Мавис.
– Я не так уж и много знаю о магии Звездных духов, но этого вполне достаточно, чтобы сказать тебе: настало время последней печати. Сегодня тебе придется пустить в ход всю мощь своих ключей…
– …И поэтому я очень не хочу, чтобы кто-то еще был на острове!
– Мы – одна команда, одно Братство, как говорит рэннит, – Фрид воткнул в землю свою шпагу. – Я не знаю, что ты задумала, но я буду помогать тебе, что бы ни случилось!
– Настоящий мужик никогда не станет уклоняться от сражения! – заявил Эльфман.
– В конце концов, сильнейшим магам гильдии было бы просто глупо оставаться в стороне, – добавила Эльза.
– Все ясно с вами… – пробормотала Люси. – Рэшиа, хоть ты скажи им, что я собираюсь сделать.
– Мы знаем, – спокойно сообщил Макаров. – а кто не знает, тот догадывается. Так что никто никуда не пойдет, главное, чтобы тот парень из совета убрался.
– Он ушел с острова, – подтвердила Мавис.
– Тогда… Киитар а каайтар!

Дикая Охота

После еще одного короткого, но бурного обсуждения команда решила выдвигаться навстречу «Сердцу гримуара». Защита самой гробницы могла закрыть ее от всякой мелочи, но любой из Чистилища, не говоря о самом Аиде, мог ее вскрыть, а значит, этого требовалось избежать любым способом…
– Я думаю, Аид уже знает, что вы убили Растироуза, – говорила на ходу Мавис. – Так что он, скорее всего, сейчас собирает оставшихся и готовится напасть на нас со всей силой. Вряд ли он изменился настолько, чтобы отказаться от своей любимой тактики…
– Прекрасно, – ответил Рэшиа. – Тогда начинают Нацу с Гаджилом, с ходу атаковав и отвлекая их внимание, а Люси тем временем открывает Врата.
Люси кивнула, нашарила на поясе связку и сжала потемневший от времени серебряный ключ. Вот и пришло время для той тайны, что они с Леви отыскали в полузабытых свитках…
– Боишься? – тихо спросил Рэшиа.
– Битвы? Нет. Оружия… Да, боюсь.
– Знаешь, я тоже… Вот только выбора у нас нет.
– Сладкая парочка… пробормотал Хэппи и смутился, поняв, насколько глупо это прозвучало.

Лес остался позади, команда вышла на берег и остановилась. Впереди, у самой кромки прибоя, лежала уродливая черная туша корабля «Сердца гримуара». Дальше, почти точно посередине между лесом и кораблем, стояли шестеро. Уже знакомый безумный блондин Занкроу. Высокого роста гуманоид с козлиной головой – Звездный дух, но причудливо искаженный. Белокожий и черноволосый уродливый толстяк огромного роста. Рослый мускулистый смуглокожий мужчина в зеленой кожаной кирасе. Пришелец с восточного края Ишгала в фиолетовом камзоле и небрежно накинутом поверх белом кафтане. И, наконец, сам Аид – седобородый старец в черной мантии и с повязкой на глазу.
– Вы все-таки пришли… – начал Аида. Что ж, это ваша ошибка, я и не намерен обвинять вас. На ошибках учатся, и так ошибки становятся опытом. Но если совершить истинную ошибку, то никакого опыта не получишь. Вы совершили истинную ошибку, решив стать моими противниками...эта ошибка оставит вас без будущего. Ты и твои дети, третий Мастер, против меня, Белврана, Каина, против Блюнота, величайшего разрушителя, Каприко и Азумы? На что вы надеетесь?
– Просто надеемся, – Мавис опустилась на песок. – Мне печально видеть тебя таким, Пурехито, и еще печальнее осознавать, что я оказалась плохим учителем. Ты прав, я совершила ошибку, и сегодня она будет исправлена. Действуй, Люси…
Сняв с пояса ключи, Люси подняла их перед лицом, ударила по ладони, разрывая кожу и, когда кровь коснулась каждого ключа, произнесла нараспев:
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом, волей Заклинателя взываю и заклинаю: Дикой Охоты откройтесь врата!

Даже если это будет последним, что он увидит в жизни, понял Макаров, глядя на шокированного Аида, оно того стоило. Чернокнижник сорвал повязку с глаза и даже выкрикнуть: «Глаз Демона» – но он опоздал.
Небо мгновенно затянули непроницаемо-черные тучи, прошитые извивами молний, налетел неистовый ветер, откуда-то из пустоты раздался яростный лай гончих…
Исчез Каприко, разрываясь на две фигуры – человека, непристойно похожего на крысу. И могучего духа, Козерога, преклонившего колено перед Люси…
Вспышка – и коронованный оленьими рогами всадник на вороном коне встал по левую руку от Люси, а за его спиной один за другим воплощались все прочие духи. Вскинул в салюте свою секиру Телец, взмахнул рукой, приглашая сесть на спину, кентавр-Стрелец, наставил на врагов исходящее ядовитым туманом жало Скорпион… Сегодня каждый из духов явился в своем истинном обличье, в силе и славе, вновь готовый к битве, что давно уже не видел мир.
Изменились и маги, и Люси с удивлением смотрела на свои руки, сжимающие окутанный потусторонним огнем бич и каменный нож, на Мастера, чья голова, казалось, достигала туч, на Драконоубийц, за спинами которых распахнулись драконьи крылья…
Мир внезапно стал пугающе четким и подробным – и совершенно очевидным. Каждый вздох, каждое движение врага становилось известным еще до того, как он задумывался о нем, мириады путей расстилались перед рэннитом, и он абсолютно точно знал, как заставить мир пойти по одному из них, знал, куда приведет каждый – и чего это будет стоить…
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом провозглашаю тебя, Аид, отреченным от Истины, Братства и Знания! – прогремел голос Рэшиа, кольцо пламени, сорвавшееся с поднятого кулака, заставило на мгновение зажмурится всех – и Дикая Охота началась.

Каменный нож легко рассек брошенную Аидом цепь. Занкроу бросился в атаку, вслед за ним бросился было и кто-то из рядовых…
– Пламя Стража Бездны!
Беснующаяся огненная волна, поднятая крыльями Нацу, смела рядовых магов, превратив их в пепел, отбросила Занкроу и почти прорвала поднятый Аидом щит.
– А твои щенки не так уж и слабы, Макаров… – заявил чернокнижник, снимая повязку с глаза. – Тем веселее мне будет расправиться с вами.
Слова эти, впрочем, мало соответствовали делам, и Аид понимал это лучше всех. Духов удавалось не подпускать к Кровным, но защитить всех не было ни возможности, ни желания, и Дикая Охота безнаказанно истребляла гильдию, и каждый убитый увеличивал силы призрачного войска…
– Буря мечей! – Гаджил выдохнул неистовый смерч длинных, бритвенно-острых лезвий, мгновенно перемоловший в фарш трех магов S-класса, на свою беду решивших напасть на Драконоубийцу. Второй удар пришелся на Кровных, разорвав щит Аида и превратив в кровавое месиво только-только пришедшего в себя крысоподобного колдуна. В тот же миг Орион метнул свое копье в Аида, и тот лишь чудом сумел уклониться. Занкроу повезло меньше – копье пробило ногу, пригвоздив Убийцу богов к земле…
– Локи! – выкрикнула Люси. Огнедышащий лев одним стремительным прыжком вырвался из пустоты и разорвал Занкроу.
– Бейте по кораблю! – так или иначе, но судьба Аида была очевидно – для Рэшиа – переплетена с судьбой его корабля.
«Хвост феи» подчинился – но первый удар все же нанесли не они. Ткань Мироздания вновь изменилась в глазах рэннита, а над кораблем возникла знакомая фигура в черном кафтане и белой хламиде, окутанная тьмой.

…В том, что погода начала стремительно портиться, ничего неожиданного для Уртир не было. Да и ничего особо неприятного – тоже, хотя тащить бессознательного Зерефа под дождем было все же менее, приятно, чем без дождя…
Но дождь так и не начался, а сухая гроза и неистовый ветер пугали даже привычную ко многому волшебницу из «Сердца гримуара». И от того, что она догадывалась, что происходит, лучше не становилось…
– Отпусти… – прошипел у нее над ухом знакомый голос.
– Зереф?!
– Оставь меня и беги, – чернокнижник вырвался и встал. – И девчонку забери с собой, вы только под ногами будете путаться.
– Господин, вы…
– Прочь!
Уртир вздрогнула – сейчас перед ней стоял не тот усталый и измученный одиночеством человек, которого она встретила на острове, а Зереф на вершине своего могущества, маг, чье имя повергало в ужас страны и народы. И она не посмела ослушаться. Бросилась прочь, разыскала Венди и спряталась с ней на другом краю острова – подальше от Дикой Охоты.
Зереф же, глядя в небеса, видел не буйство стихии и не вызвавшую его магическую бурю – две тени, стремительно приближавшиеся к острову. Одна – из выжженных солнцем пустошей далекого юго-запада, вторая – из ледяных глубин вселенной… И они неизбежно столкнутся здесь, над островом Тенрю..
– Я увижу это! – закричал Зереф в небеса. – Этого ты у меня не отнимешь!
Слов но в ответ на его слова, ураган подхватил мага и помчал к берегу – туда, где бесновалась Дикая Охота…

– Дракон огненной бури!
– Дракон железной бури!
– Буря Силы!
Объединенный удар трех Драконоубийц подбросил летающий корабль и перевернул его. Стон разрываемого металла был слышен даже сквозь вой урагана, что-то вспыхнуло неестественно-ярким пламенем, а Аид отчаянно закричал.
Щит дрогнул, копье пронзило Каина, и белокожий урод рассыпался прахом. Вскинув руки перед грудью, Блюнот сотворил шар абсолютного мрака, вызвавший у Рэшиа едва ли не шок – перед ним была самая настоящая черная дыра.
– Очень глупо, – резкое движение руки, усилие мысли – черная дыра исчезла в странной вспышке, а ее создатель едва успел поднять щит.
– Как?!
– Гравитация – всего лишь выражение кривизны пространства, – презрительно сообщил рэннит, увеличив тяготение вокруг своего врага в несколько тысяч раз.
Семи Кровных Чистилища более не существовало, как и всей остальной гильдии. Остались Азума и сам Аид, осталось десятка два рядовых магов, еще не попавших в жернова Дикой Охоты – но всем им оставалось жить очень и очень недолго
– Закон гримуара! – отчаянно выкрикнул Аид, пуская в ход свое самое разрушительное заклятие.
Безрезультатно.
Вихрь тьмы просто растворился в окружающем мраке, не причинив вреда «Хвосту феи». Аид застыл, потрясенный провалом сильнейшего из своих заклятий – всего на мгновение, но и этого хватило, чтобы Макаров добрался до своего бывшего учителя. Страшной силы удар отшвырнул Аида на несколько ярдов, раздробив кости, а копье Ориона лишило Мастера «Сердца гримуара» жизни…
Последним пал Азума, сраженный Эльзой в поединке – и вторая из сильнейших темных гильдий перестала существовать.
– Восемью и Одиннадцатью ветрами, Вечным Огнем, Мчащейся Волной, Беспредельным Небом, Словом, Знаком и Законом повелеваю: да будут закрыты Врата! – выкрикнула Люси, и потеряла сознание.
Исчезли духи, исчезла армия мертвых, рассеялись тучи, открыв чистое утреннее небо, в которое поднимался дым от догорающего корабля…
– Вот и все… – прошептала Эльза, улеглась на песок и раскинула руки, глядя в небо.
– Боюсь, что нет, – отозвался Рэшиа, подхватив на руки Люси. – Что-то приближается, враждебное и смертельно опасное. Похоже, мой сигнал услышал и кто-то из наших врагов…

Контакт

Под вой сирен техники бросились прочь от стартовых позиций, направляющие развернулись к открывшемуся проему и выбросили в космос шаттл и двойку истребителей прикрытия…
Нужно было спешить – сенсоры крейсера засекли колоссальный выброс энергии в районе маяка и, судя по его спектру, это был Призыв. Мощнейшее оружие, способное сокрушать целые миры, вновь было пущено в ход…
Три корабля ворвались в атмосферу, огненными болидами вспороли небо и помчались в считанных футах над морем к острову, откуда шел сигнал маяка… и к которому приближалось нечто крупное, мощное и враждебное…

***


– Ты хочешь сказать, что нас ждет еще один бой?.. – поперхнулся Мастер.
– Нас?.. Не думаю. – Рэшиа прикрыл глаза, вслушиваясь в сигналы маяка. – Три легких корабля вошли в атмосферу и будут здесь одновременно с нашим загадочным гостем – где-то часа через полтора, так что у нас есть время хоть немного привести себя в порядок и спрятаться.
– Зачем?
– Очнулась, наконец… – облегченно выдохнул Рэшиа, осторожно опустив Люси на землю. – Зачем? Помнишь Райскую Башню? Так вот, здесь будет не один корабль, а три. Полностью исправных, под завязку загруженных оружием и управляемых профессионалами. Представь себе, на что они способны, если все, что умею я – это весьма средний уровень…
Люси представила… И тут же согласилась с рэннитом. Кто бы ни приближался к острову, он не мог не знать о рэннитских кораблях и, поскольку не поворачивал, явно считал себя в состоянии с ними справится…

Нарастающий жуткий гул заставил Гилдартса вздрогнуть.
– Это он… – выдохнул маг. – Тот дракон, который покалечил меня.
– Тем хуже для него… – отозвался Рэшиа, вглядываясь в горизонт. – Отряд будет здесь через несколько минут, и тогда твари не поздоровится.
Дракон неспешно описал круг над островом, снизился и рявкнул. Это не было магическим ударом – но всю команду сбило с ног и отбросило на несколько ярдов, а дракон снова набрал высоту…
– Что это? – Бикслоу вскинул руку. Рэшиа приподнялся, взглянул на небо – и расхохотался.
– Истребители! – крикнул он.
Два тускло-серых росчерка мелькнули в небе в полной тишине, и лишь спустя несколько секунд раздался громовой удар, а вслед за ним – рев и вой.
Акнология, заходивший в новую атаку, затормозил и уставился на чужаков. Взмахнул крыльями, собираясь напасть на незваных гостей, а затем шарахнулся в сторону, а там, где он был секунду назад, вспухло облако дыма.
– Он ранен! – воскликнула Мира, увидев, как дернулся черный дракон.
– Если и так, то очень легко, – Рэшиа прикрыл глаза от солнца. – Проклятье, эта тварь второй раз уворачивается от ракеты! Ну, тогда…
Один из пилотов, словно услышав его, свечой взмыл в небо и почти отвесно спикировал на Акнологию, выпустив две ракеты в спину дракону. Это подействовало – Акнология дернулся, провалился на добрую сотню футов и выровнялся у самой воды. Правда, это его не убило, и даже ранило не слишком серьезно – но все же ранило. Пронзительный скрежещущий вой, полный ярости, прокатился над островом, и дракон ударил. Поток энергии обрушился на один из истребителей, и машина исчезла в сверкающем многограннике…
– Что это? – шепотом спросила Люси.
– Защитное поле, – ответил Рэшиа. – И оно сейчас еле держится…
Поле выдержало. Сияние погасло, истребитель снова открыл огонь – на сей раз из пушек.
Новый яростный крик, новый рывок – и дракон атакует вновь, на сей раз промахиваясь. Новый взрыв ракеты, Акнология опрокидывается в воздухе, падает и снова взлетает, едва не зацепив головой воду.
Нового нападения не было. Тяжело, с трудом набрав высоту, черный дракон исчез в небе. Преследовать его никто не стал – истребители сделали над островом несколько кругов и ушли, а из-за горизонта появился и стремительно помчался над морем челнок.
– А вот теперь, – сообщил Рэшиа, когда корабль завис н6ад пляжем, выпустил посадочные опоры и мягко опустился на песок, – начнется самое интересное…

– Предполагается, что это невозможно в принципе… – Рэшиа потер подбородок. Разговор с соотечественниками не клеился – и в этом не было ничего удивительного. Трудно сохранить спокойствие, узнав, что ты оказался не просто на дальней планете в неизвестной части галактики, но еще и на пятнадцать лет в будущем…
– Как оказалось, при определенном уникальном стечении обстоятельств возможно, – помощник капитана пожал плечами. – Но, как я понимаю, это не влияет на ваши дальнейшие планы?
–Не влияет, – согласился Рэшиа. – Но упрощает. Я намерен остаться на этой планете в качестве частного лица.
– Но на неофициальные консультации наше представительство рассчитывать может?
– Рассчитывать – может, почему бы и нет? И, раз уж вы здесь, может, доставите мою команду на континент? Наш корабль был уничтожен то ли драконом, то ли еще раньше…
– Как только снимем данные с маяка. Да, и вам, естественно, придется следить за курсом.
– Это – именно то, что я делаю всегда., – Рэшиа встал. – Что ж, меня ждут.

– Ну как? – встревоженно спросила Люси, едва Рэшиа появился на трапе.
– Да как тебе сказать… Я оказался отброшен на пятнадцать лет в будущее – даже и не представляю, как это вообще возможно. Возвращаться мне не то, чтобы некуда, но – незачем. Ты ведь именно это хотела услышать?
– Да!
– Ну а куда бы я от вас делся? – Рэшиа обнял блондинку. – Кстати, скоро они закончат, и мы отправимся на шаттле в Магнолию. Интересно, Драконоубийц укачает?
– Даже и думать об этом не хочу! – хором заявили Нацу и Гаджил.

Как оказалось – очень даже укачивает. Но лишь до тех пор, пока не включена искусственная гравитация, а после этого даже чувствительные организмы Драконоубийц переставали воспринимать движение. Корабль казался неподвижно застывшим, и только проносящаяся внизу в разрывах облаков свидетельствовала о том, что это не так.
– Ну наконец-то меня не укачивает! – радостно заявил развалившийся в кресле Нацу. – Обалдеть!
– А мы скоро будем дома? – поинтересовался сидевший на подлокотнике Хэппи.
– Скоро. Минут через пятнадцать самое большее, да и то только если по дороге придется спускаться под облака.
– Почему? – немедленно заинтересовалась Леви.
– Чем ближе к земле, тем плотнее воздух и тем больше усилий требуется для преодоления его сопротивления, – пояснил Рэшиа. – Или – если усилие постоянно – тем меньше скорость. А после такого рывка, который пришлось сделать этому кораблю, двигатели желательно некоторое время нагружать минимально. Я тебе даже больше скажу – сейчас работает только один двигатель, и этого вполне достаточно, для того, чтобы делать тысячу миль в час…
– Тысяча миль в час?! – охнула Леви.
– Да. И, кстати, мы уже почти над Харгеоном, так что готовьтесь.

Несколько минут спустя космический корабль опустился на площадь перед зданием гильдии.
Макаров спустился по трапу последним. Посмотрел на толпу, сбежавшуюся посмотреть на неведомое чудо, на ничуть не менее ошеломленных магов. Остановился, несколько секунд молчал, а затем заговорил:
– Слушайте все! Один из нас должен был стать волшебником S-класса, доказав свою силу и свое искусство и превзойдя товарищей по гильдии. Нам помешали, сорвав экзамен и едва не погубив нас всех – но я видел, как вы сражались с «Сердцем гримуара», второй сильнейшей темной гильдией… И я говорю вам – экзамен состоялся! Более того, я отступаю от своего правила и объявляю, что по результатам испытания вы все получаете S-класс!..
– А что, логично, – оценил идею Мастера Гилдартс. – Ребята выдержали такое, что иным магам за всю жизнь не выпадает, да и силушки у них немеряно…
Его никто не слушал. «Хвост феи» отреагировал на эту новость обычным способом – радостными воплями, предложениями выпить и попыткой Нацу подраться с Греем – неудачно, поскольку Эльза оказалась рядом…
–Вот поэтому «Хвост феи» и непобедим, – усмехнулся в усы Макаров. – Что скажешь, Гилдартс, не закатить ли и нам стариковскую пирушку?..

– Так ты остаешься? – Макаров отставил кружку, внимательно глядя на Рэшиа.
– Да, – рэннит кивнул. – Не сказать, что мне некуда возвращаться – просто незачем. Пятнадцать лет… Для вас – чуть меньше шестнадцати, десятая часть жизни рэннита. Вроде бы и немного, но… Да и Люси, опять же… Я остаюсь. Может, действительно буду консультировать дипломатов, может, нет – но в любом случае, я остаюсь в «Хвосте феи».
– Ну… Твое здоровье! – Мастер одним глотком ополовинил кружку и довольно зажмурился.
В гильдии стало слишком уж шумно, и Рэшиа выбрался на крыльцо. Звезды над головой насмешливо перемигивались, глядя на рэннита – звезды знали, что он вернется. Рано или поздно – но вернется…
Движение за спиной. Знакомое касание мыслей…
– Вашу планету придется тащить в космос… Ты поможешь мне в этом, Люси?
– Конечно… Знаешь, я всегда мечтала увидеть звезды такими, каковы они на самом деле – те самые ледяные иглы огня в абсолютной черноте. Как тогда, когда призвала Короля…
– Ты увидишь, Люси. Мы увидим…
…А звезды все так же перемигивались над головой. Звезды ждали – в конце концов, у них было достаточно времени, чтобы дождаться…
Это все...