Попал так попал

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-13 08:31:13
Размер текста: 670 кб

Пролог

Че-е-ерт, как же все болит! Рук и ног не поднять, кажется, что стоит повернуть голову – и она разлетится на кусочки. Что это? Словно меня куда-то засасывает… что это за вспышка? Черт, как же больно глазам! Да, я сомкнул веки, но это не особенно помогло.

К телу вернулось ощущение верха и низа. Так, я сейчас лежу на спине… это что, птицы? Ага, точно… и ветер в траве шелестит. Меня, наверное, немного штырит из-за контузии. Бывает ли контузия, когда тебя сбивает машина? А фиг его знает.

Подняться на ноги удалось с первой попытки. Так… неплохо меня по башке приложило! Всюду довольно красивый лес, я сам лежу на поляне. И воздух совершенно лесной, свежий и чистый. И насекомых полно, и трели птиц повсюду. Может, это искажение памяти или еще что-то в этом роде? Ладно… так! У меня ничего не болит. Ребра… в порядке, хотя в бок меня должно было приложить ох как неслабо. И зрение… предположим, я с детства отличался отменным зрением, даже то, что я называю киберспортом, не сточило мне мои единички. Но сейчас…

– Ого!– вырвалось у меня.– Ничего себе.

Вот это круть! Да я вижу каждый листочек на ветке во-он того куста на расстоянии ста сорока метров! Может, со слухом та же петрушка? Я прислушался… нет, слух как был, так и остался вполне нормальным. Ладно. Пора бы поискать что-то съедобное… нет, я же не в лесу. Меня же только что сбила машина! Пора приходить в себя, а то так и сдохнуть недолго.

Крепкий щипок ничего не дал, кроме того, что теперь я вряд ли сяду ближайшие полчаса. М-да… вон как меня занесло. Значит, я все-таки умер, или, вернее, погиб. Хотя суть не меняется, все равно ласты склеил и попал… а вот куда я попал– большой вопрос. Рай? Добрых дел за мной замечено не было. Ад? Злых дел, вроде как, тоже…

Сейчас более важно другое: как выжить? Куда бы я ни попал, нужно сначала немного осмотреться и ни в коем случае не соваться куда-нибудь дальше понятного. Значит, прямиком в лес. Итак, что в лесу можно есть? Ну я знаю кучу ягод: малина, ежевика, брусника, земляника, черника, есть еще дикие яблоки и груши, не самые вкусные, но очень съедобные. Из грибов сразу можно есть сыроежки, насчет остальных точно не знаю. Вообще, все грибы рекомендуется отварить часа три-четыре и отвар слить. Так, грибов пока не замечено. Можно еще заячью траву или щавель поискать, а если совсем припрет– и крапива пойдет. Но самое главное добраться до источника воды. Если без еды я протяну недели две-три, то без воды загнусь здесь меньше, чем за неделю.
Родник я нашел довольно быстро. Черт, какая же вкусная здесь вода! Холодненькая, чистая, освежающая… класс! А теперь надо поискать чего пожевать! Может, попробовать рыбы наловить… ого!

В руке трепетал карась, пытаясь выбраться. Ну или не карась, а кто-то очень похожий. И я его поймал во время прыжка! Так, я его поймал, а как теперь зажарить? Сырую рыбу есть я не намерен, пока есть шанс найти что-то другое… это что, запах дыма? Я принюхался еще раз. Да, точно, что-то где-то горит. Может, сторожка лесника где-то коптит, или еще чего. В любом случае, пойду посмотрю.

Я пригнул голову, проходя под наклонившимся стволом дерева. Запах гари становится сильнее. Нет, это точно не печь и не костер. Это уже полноценный пожар! Ага, вон и зарева пламени, и дым клубами валит.
М-мать моя женщина, что здесь произошло? Бойня, иного слова не подобрать. Самая натуральная бойня! Всюду кровь, тела людей, причем в некоторых местах видны валяющиеся отдельно конечности, головы, половины…
Не знаю, как меня не стошнило. Но я рад, что что-то внутри помогло мне взять себя в руки. Кто это сделал? Это не похоже на обычное разбойное нападение! Мне кажется, что кто-то методично вырезал эту деревню с какой-то одному ему понятной целью. Насколько я знаю, будь это конфликт жителей и разбойников– нападающие точно изнасиловали бы нескольких девушек. А здесь все выглядит так, словно деревня была вырезана… да, приблизительно за полчаса. А значит, нападавшие убрались так же быстро, как и работали здесь, ведь раз девушек не насиловали, скорее всего грабежом тоже не промышляли. Значит, сейчас здесь пару часов будет более-менее безопасно. Пойду посмотрю, что в домах. Может, хотя бы одежду на себя найду. Да-да, меня зашвырнуло сюда в полном неглиже, а чувствовать ветки, хлещущие… пониже пояса и царапающие все остальное, поверьте, удовольствие гораздо ниже среднего.

Мародерство. Кажется, то, что я делаю, называется именно так. Стоп, я? А как меня зовут? Не помню… ну твою ж мать! Я помню технологию производства пороха, рецепт салата оливье, сборку-разборку автомата Калашникова, схему переустановки тормозных колодок, даже помню уравнение Ньютона для течения жидкостей. И не называйте меня ботаном, просто я учусь… а где я учусь? Да, я слышал о таких случаях частичной амнезии. Кто-то забывает, в каком времени живет, кто-то забывает, как управлять своим телом, а многие, вот как я, просто забывают себя. Оп-па, хлебушек! М-да, не самый лучший, но нужно хоть чем-то брюхо набить, а то уже живот от голода подводит. Но кто же я? Как мне себя называть?

Для начала: не паниковать. Хотя я итак не особо паникую. Мне даже кто-то говорил, что такое у меня от высокой приспособляемости. Но кто и когда– не помню. Равно как и не помню названий этих предметов. Кажется, с их помощью готовят. То есть делают пищу. А пища– это то, что утоляет голод и помогает жить. М-да, и много чего еще я забыл? Что это за странное чувство? Словно я ощущаю легкое давление, идущее откуда-то… да, снаружи. И это легкое давление приближается, превращаясь во вполне оформленное чувство. Что это за чувство такое? Интуиция? Или сверхспособности? Нет, последнее явный бред! Не бывает никаких сверхспособностей… а это еще кто такие? Они вооружены мечами. Мечи– катаны японской ковки. Форма и специфический узор на рукояти не оставили никаких сомнений. Похоже, в холодном оружии я тоже разбираюсь.

– Генсей! Ты иди туда! Я займусь тем парнем в доме!

Твою-то мать! Меня заметили. И что теперь со мной сделают? Заколют или зарежут? Скорее зарубят, японские мечи не слишком приспособлены для колющих ударов, хотя чем черт не шутит. И еще давление, исходящее от этих парней, разодетых в одинаковые черные одежды опять же японской.

– Эй ты!– велел мне человек и поднял в мою сторону клинок катаны.– Ты кто такой?

Что делать? Импровизирую.

– Я не помню,– честно отвечаю, подходя поближе.

– Не двигайся!– человек перехватил катану двумя руками. А-я-яй, зря ты так делаешь! Если моя память окончательно не сбежала изменять с совестью, оружие не направляется на того, кого не хочешь убить.

– Вы откуда? Здесь произошло что-то ужасное! Помогите мне, выведите к остальным людям.

Я подходил все ближе и ближе, неся подобную околесицу и старательно играя доверчивого дурачка.

– Стой на месте!– не слишком уверенно потребовал человек.– Ты из какого района? Ах да, ты же ничего не помнишь. Ладно, постой здесь, я поговорю со старшим!

К разговору я не особенно прислушивался. Старший, от которого исходит более сильное давление, чем от остальных, вдруг шагнул ко мне сам.

– Я– десятый офицер третьего отряда Кеншин Ариваса,– представился человек.– Странно. Ты здесь недавно, верно? Как ты себя сейчас чувствуешь?

– Есть хочу,– честно ответил я.

– Никакого давления, головокружения… больше ты ничего не чувствуешь? Обычные люди теряют сознание рядом с синигами моего уровня… стоп, хочешь есть?

– У парня определенно есть духовная сила, и неслабая,– признал другой. Так-так-так, давайте по порядку. Синигами? Офицер, отряды, занпакто, духовная сила, кидо, поступь… м-да. Классный сюрприз: оказаться попаданцем в мир Блича! Интересно, как меня, со всех сторон русского, занесло в японский рай? А теперь нужно определить, насколько все плохо. Но нельзя спрашивать прямо, лучше попроситься пойти с ними.

Десятый офицер выслушал мою просьбу и неожиданно для меня согласился.

– У тебя высокая духовная сила,– говорил он.– А ты знаешь, сколько тебе лет?

– Про себя я не помню совсем ничего.

– С виду тебе лет шестнадцать, а сегодняшний день запомни хорошенько. Сегодня– пятнадцатого августа, твой день рождения.

Более удачного дня действительно не подобрать. Только мне кажется, что я несколько старше. Ну ладно, пусть будет шестнадцать.

– Нам нужно решить, как тебя называть. Знаешь, а давай ты будешь Канаме.

– Почему Канаме?

– Потому что ты похож на моего отца. Нет, не лицом. Просто в твоем взгляде и в твоих словах есть что-то от него. А фамилия… черт! Это Пустой!

Пустой… так вот как чувствуется твоя духовная сила. Думаю, мне лучше держаться в сторонке.

– Осторожно, он сильнее тебя.

– Я буду осторожен, Канаме,– усмехнулся Кеншин.– А тебе лучше близко не соваться.

Четверо синигами бросились на Пустого со всех сторон. Пустой оказался не дураком и атаковал того, кто сильнее. То есть Кеншина. Ох ты ж епсель, вот это силища!

– Кеншин, ты живой?– крикнул я.

– Живой,– Кеншин выбрался из-под обломков дома на окраине какой-то мелкой деревушки и бросился на Пустого. Один из его подопечных рухнул на землю, располосованный чудовищными когтями до позвоночника. С такими ранами не живут, сюда только Иноуэ Орихиме. Может… лучше я возьму его оружие. Да, занпакто для каждого свой, но он же создается из отпечатка души того, кто им владеет. И если я правильно помню, чем слабее душа– а этот парень сильным не выглядел– тем слабее влияние, и занпакто низших синигами ничем не отличаются от кованых железок с апгрейдом для убийства Пустых и отправки душ по месту назначения. Кстати о Пустых...

Пустой обратил на меня внимание и сглотнул слюну. Так вот оно что. Он пришел сюда за мной. Ну, иди сюда! Дядя Канаме тебя небольно побьет!

– Канаме, осторожнее,– крикнул один из синигами. Пустой щелкнул длинным хвостом, я поднырнул под эту безусловно лишнюю конечность и сам того не заметил, как рубанул ее катаной. На руки и в лицо брызнула кровь, а хвост рассеялся в воздухе. Пустой заорал так, что голова была готова разорваться. Ладно, посмотрим, как ты попрыгаешь. Удар левой рукой, блеск стали– и нога Пустого исчезла вслед за хвостом, а меня самого чуть не придавила эта туша. Внутренний голос заорал об опасности, отпрыгиваю назад.

Чудовищные когти свистнули в сантиметре от лица. Еще чуть-чуть… даже думать не хочу. Кеншин уже оказался рядом и рубанул Пустого. Пустой отразил его удар одной рукой и прежде, чем я успел хоть что-то сделать, рассек Кеншина от плеча до пояса. В животе враз стало пусто и холодно. Черт, как же так? Ах ты ублюдок.

– Сдохни-и!– заорал я и изо всех сил нанес удар, ухватившись за рукоять двумя руками. Пустой дернулся и исчез. Исчез, уничтожив тех синигами, которые спасли мне жизнь.

– К-хр-р-р-р,– хрипел Кеншин. Я подхожу к нему и опускаюсь на колени.

– Ты как?

– Нормально,– слабо улыбнулся Кеншин.– А ты?

– Я живой! Ты потерпи, браток, сейчас я тебя подлатаю!

Хоть бы бинт какой, или тряпка, или еще что…

– Бесполезно!– Кеншин зашелся в кровавом кашле.– Я уже… почти что мертв… Послушай меня, Канаме… Иди на запад… в Сейрей… там… поступи в Академию Синигами… стань одним из нас…

– Хорошо. Ты только держись!

– Я уже почти мертв,– у Кеншина вдруг словно прибавилось сил. Его рука нашарила рукоять занпакто и протянула мне.– Вот, возьми.

– Нет, я не могу взять твой занпакто!

– Бери! Дай мне уйти спокойно… прощай, Канаме…

– Прощай…

Грудь десятого офицера третьего отряда Кеншина Аривасы поднялась и опустилась в последний раз, глаза остекленели, а голова запрокинулась назад. Что ж, похоже, у меня появилась цель. Прости, Кеншин, но ножны тебе вряд ли нужны.

Через несколько минут тела синигами рассеялись в воздухе. А я уж думал, где могилу копать. Ладно, пора мне идти. Деньги… неприятно было обыскивать тела тех, с кем сражался плечом к плечу, но мне деньги явно нужнее, чем троице синигами.

Глава 1

*POV Канаме*

Пальцы медленно поглаживали полированное дерево посоха. Люблю я неторопливые прогулки по Северному Рукону. Идти себе спокойно, опираясь на посох, никого не трогать и наслаждаться хорошей погодой. Солнце в зените, на небе– ни облачка, в заплечном мешке не пусто, да и кошель на поясе при каждом шаге глухо позвякивает. Только немного неуютно от алчных взглядов в спину, но я уже привык. Здесь, в семьдесят первом районе Северного Рукона сплошь ворье и разбойники или те, кто изрядно должен им деньги. По сути, все здешние жители живут либо за счет грабежа и разбоя, либо торгуя собой, либо день и ночь трудясь на полях.

– Эй, старик!– окликнул меня мрачноватый громила, вышедший из-за дерева.– Тебе не тяжело? Может, мы поможем?

Многие принимают меня за старика по двум причинам. Во первых, как я уже упомянул, я хожу неторопливо и опираюсь на посох. С ногами у меня все в порядке, но если есть посох– почему бы на него не опираться при ходьбе? Во вторых, при ходьбе я несколько сутулюсь, а в третьих широкий капюшон плаща надежно скрывает мое лицо, вот и создается иллюзия бредущего куда-то по пыльной дороге дедушки.

– Нет уж, спасибо,– отвечаю.– Справлюсь и без вас, гопник-сан. И скажите своим друзьям, что целиться в спину из арбалета невежливо.

Похоже, мне удалось немного сбить его с толку. Будет лучше, если хотя бы эта неделя завершится без трупов.

– Хе, а ты не старик,– гопник шагнул ко мне, обнажая занпакто. Ворованный, и духовной силы в этом недоноске ни на йоту.

– Тогда давай сюда свой мешочек, кошелек и плащ, и можешь валить на все четыре!– милостиво разрешил он, а меня наконец-то начали обступать его друзья.

– Давайте договоримся по-другому,– предложил я.– Сейчас вы берете свое оружие, деньги и еду и складываете во-он у того камушка,– кивок на валун в двадцати метрах вперед по дороге,– и я, быть может, вас отпущу.

Как и ожидалось, ответом мне стал громогласный хохот.

– Хе-хе, отпустишь,– утер слезы смеха гопник.– Как же!

Легкая улыбка искривила мои губы.

– Простите, но нет.

Нужно отдать ему должное, этот, кхм, экземпляр сохранил некоторое количество серого вещества и ударил сразу. Однако сегодня у меня не то настроение, чтобы позволить рубить себя на части, поэтому я решил опередить незадачливых гопников.

*POV автор*

Клинок катаны сверкнул в лучах солнца и беспомощно пропорол воздух. Гопник, немало удивленный тем, что промахнулся, завалился в ударе и страшно закричал. Секунду спустя крик перешел в булькающий хрип, из горла вырвался целый поток крови и окропил пыльную дорогу. Полные страха и недоверия глаза гопников уставились на почти переломанного в груди товарища. Их рассудки отказывались верить в то, что удар деревяшки может так запросто раздробить ребра, грудину и позвоночник, уродуя тело и убивая на месте.

Парень в плаще вдруг перестал сутулиться, и гопники внезапно осознали, что этот тип ростом с Крепыша Джимми, уступая ему в количестве мышц, и на голову превосходит всех остальных. Им стало страшно, очень страшно, но при этом в сердцах поднималась ярость.

Крепыш Джимми, огромный, выше двух метров и столько же в плечах, силач, обрушил огромную секиру на противника и едва не упал в пыль, потому что вместо плоти отточенное лезвие встретило воздух и вошло в дорогу, потянув за собой владельца.

Свистнула арбалетная тетива, и странник снова исчез, а гопник, бросившийся на него спереди, сделал еще два шага и замер, изумленно рассматривая оперение короткого арбалетного болта, торчащего чуть левее грудины. Через секунду глаза грабителя остекленели, и он рухнул носом в пыль.

Стрелок, поняв, что облажался, выругался сквозь зубы и начал лихорадочно перезаряжать арбалет, стараясь не вслушиваться в жуткие крики товарищей. Крики очень скоро стихли, и стрелок неуверенно поднял голову. Его лицо посерело, а из груди вырвался тихий крик ужаса: вся банда числом в двенадцать крепких, побитых жизнью грабителей и разбойников, изломанными куклами валялась на дороге и рядом с ней. Но больше всего ужасало то, что происходило с Крепышом Джимми. Страшный странник схватил его рукой за верхушку обритого наголо черепа и медленно сжимал в пальцах, а Джимми пытался вырваться, но все его усилия пропадали напрасно. Мгновение– и странник резко повернул кисть вперед и вниз от себя, ломая шейные позвонки.

Зрелище пробрало стрелка до глубины души, и он бросился бежать, каясь в грехах и клянясь неизвестно чему, что больше никогда не выйдет на дорогу.

– Далеко собрались?– раздалось впереди. Стрелок резко затормозил, едва не налетев на…

Тот же плащ, тот же посох, тот же рост, возвышающийся над ним на голову.

– Невежливо бросать своих товарищей в беде, Вы так не думаете?– судя по голосу, странник вежливо улыбался. Рука с посохом мелькнула в воздухе, после чего перед глазами стрелка все померкло.

Странник равнодушно покосился на мертвое тело с проломленным черепом и склонился над ним, отрывая самый на его взгляд чистый кусок от тряпья, некогда бывшего курткой, и протирая этим куском испачканный в крови посох. Скоро два часа дня, к трем часам он должен выйти в сторону деревни.

*POV Канаме*

Ну вот, еще один день, покрытый кровью и трупами. На этот раз мне попались совершенные слабаки, им хватило лишь посоха, немного заряженного Волей. Наблюдателей рядом не было, и заметить этот трюк никто не мог. Это хорошо, ведь в противном случае на меня бы с радостью настучали синигами, и те приперлись бы разбираться. Почему? Да потому что Воля относится к запрещенным техникам, ведь она позволяет душам без капли духовной силы выходить на уровень синигами. А разборка с синигами означает то, что мне придется долго скрываться, и это если за мной не пошлют офицера. Тогда мне придется сражаться не на жизнь, а насмерть, иначе труба дело.

***Примечание Автора***

Воля Наблюдения- способность, позволяющая оценивать количество противников вокруг, их уровень силы, а так же узнавать то, что они собираются сделать. Проявляется в виде ощущения наподобие голоса, шепота, дыхания, ауры. Чем выше уровень Воли Наблюдения, тем острее происходит восприятие мира и тем эффективнее можно предугадывать все действия противников. Чем больше противников атакует обладателя Воли, тем слабее он чувствует их намерения, поэтому обладателя Воли Наблюдения в теории можно задавить массовкой. На практике- нет, потому что в свалке атаковать человека могут не более четырех противников так, чтобы они не сильно мешали друг другу, поэтому если обладатель Воли умеет отбиваться сразу от четверых, а так же обладает кое-какой выносливостью- проблем не возникает. Проблемы могут возникнуть при столкновении с другим обладателем Воли, и тогда все зависит только от уровня или от остроты. В Ван Писе не указано, как это влияет, скорее всего в дело вступает игра в догонялки: у кого Воля острее и кто сам быстрее, тот и побеждает. Развить Волю можно соответствующими тренировками с нагрузкой, подбирая противников либо по росту их уровня Воли, если они таковой владеют, либо по увеличению скорости.

Воля Вооружения- способность, позволяющая облачить свое тело в невидимые доспехи, отражающие атаки. Кроме того, Волей Вооружения можно заряжать оружие- клинки, стрелы, пули и так далее, ограничение только одно: оружие должно быть материальным. Разумеется, эта защита не абсолютна, и ее можно пробить мощным силовым воздействием без каких-либо проблем. В мире Ван Пис Воля Вооружения позволяет бороться с противниками-логиями, здесь же основное преимущество Воли Вооружения состоит в том, что она сводит на нет практически любые кидо-атаки и в зависимости от степени развития повышает степень сопротивления любым другим атакам и давлению реяцу. Человек без реяцу, но достигший высокого уровня Воли Вооружения сможет без проблем выдерживать атаки лейтенантского уровня, но каким бы крутым он ни был, до капитана ему все равно как от Луны до Марса пешком, без скафандра и с метеоритом в заднице. Поэтому для того, чтобы с чистой совестью и с уверенностью в возможности хоть какого-то толку переть на Готей-13, необходимо на высшем уровне овладеть обоими видами Воли. И просто для справки: все капитаны старой закалки- Укитаке, Кьераку, Генрюсай и Унохана- владеют обоими видами Воли на очень высоком уровне. Почему Воля запрещена? Повторюсь: человек, в совершенстве овладевший обоими видами Воли может запросто нагнуть капитана. А если учесть, что людей гораздо, гораздо больше, чем синигами, и пусть Волей овладеет каждый из десяти тысяч на среднем уровне, а каждый из ста овладевших Волей овладеет ей на высоком уровне- Готею придется ох как несладко.

Как овладеть Волей? Как я понял, в мире Ван Пис для этого необходимо встать на грань жизни и смерти, чтобы организм искал любые способы выжить и нашел спасение в раскрытии своего потенциала, то есть Воли. Поэтому ее крайне сложно развить обычными тренировками, необходимо, чтобы тренер пытался тебя убить и совершенно серьезно, иначе раскрывать Волю бесполезно. Здесь ровно то же самое.

***Конец примечания***

Фу-ух, что-то я проголодался, пора бы перекусить. У меня есть несколько онигири, которые я сам сделал пару дней назад. Первое время меня удивлял тот факт, что здесь еда не портится, но это даже хорошо. М-да, повар из меня, скажем, так себе. Зато хотя бы на этот раз угадал с солью, уже плюс!

И снова мне спину сверлят жадные взгляды. Я не стал оборачиваться: просто жадность, это всего лишь фермер с семьей возвращаются с поля. Пусть себе идут, а я доем третий шарик и отправлюсь в путь. Раз уж здесь фермер с семьей, значит, деревня совсем недалеко.

Двадцать восемь лет назад я попал сюда, в Рукон. Я погиб в автокатастрофе, хотя и не помню, что это такое. Раньше я еще что-то помнил о своей прошлой жизни, а теперь эти воспоминания окончательно исчезли. Помню, как меня спасли синигами, как один из них отдал мне свой занпакто. К несчастью, занпакто пробыл у меня лишь полгода, после чего я утратил его во время боя, в ходе которого едва не погиб и обзавелся шрамом на груди…

– Ты кто такой?

Кто посмел так грубо вырвать меня из раздумий? Так, и кто же тут у нас? Типичный амбал-вышибала, стоит на страже ворот… ворот? Ага, видимо, я уже добрался до деревни.

– Просто путник,– усмехаюсь я.– Пропустите?

– А чего ты забыл в нашей деревне, «просто путник»?

– Хочу найти кров на ночь и, возможно, работу, только и всего.

Амбал тягостно задумался, изучая меня напряженным взглядом и постоянно косясь на посох в моих руках.

– Ладно, проходи,– буркнул он и слегка посторонился, пропуская меня к открытой калитке.
Я пригибаю голову и вхожу в деревню. Все везде, как обычно. Голодные грязные дети гоняются друг за дружкой, мужчина продает воду всем подряд, у переулка две тощие девушки, завернутые в рубища и выставляющие напоказ худые ноги. Удручающее зрелище… интересно, что это за духовное давление? Ага, двойное, и очень сильное. Интересно.

Давление исходило от крохотной розововолосой девочки, что-то рисующей на песке. В отличие от большинства местных детей, эта девочка была одета в добротную одежду и обута в крепкие сандали. Редкость в этом районе.

– Привет, малышка,– я присел рядом с ней на корточки.– А как тебя зовут?

– Ячиру, а как тебя зовут?

– Канаме, приятно познакомиться, Ячиру-тян. А что это ты рисуешь?

– А я рисую Кэн-тяна,– ответила мне Ячиру.– Кэн-тян сейчас скучает, и он, быть может, поиграет с тобой!

– Э, ты кто такой?– грубый голос за спиной и мощный всплеск духовной энергии заставил насторожиться. А вот и Кэн-тян пожаловал!

– Я просто одинокий путник,– отвечаю ему.– Вот, остановился поговорить с девочкой, а что такое?

– Путник, говоришь?– мрачный порубленный громила с прической дикобраза и небрежно заткнутым за пояс мечом смерил меня взглядом.– А это часом не ты тот одинокий путник, который перебил банду Резаного полчаса назад?

Это он про тех гопников?

– Все может быть, они мне не называли своих имен,– отвечаю.– Там был только Крепыш Джонни, или Джимми, не помню точно. Не запоминаю имен слабаков.

– Хе, а ты мне нравишься,– оскалился Кэн-тян.– Мое имя– Кенпачи Зараки, и сегодня я вышибу из тебя дерьмо!

И прежде, чем я успел что-то понять, все мои чувства завопили о смертельной опасности. Бешеный прыжок назад– и земля раскололась от удара противника, а мощная волна духовной энергии швырнула на колени не успевших сбежать жителей деревни.

– Увернулся? А ты не так уж и плох,– маньячно оскалился новоиспеченный противник.– Как тебя зовут, странник?

– Мое имя– Канаме Бенетора.

–Хе, слухи вперед тебя бегут,– Кенпачи поднял зазубренный меч.– И эти слухи мне очень нравятся! Сколько раз на тебя устраивали облавы синигами? Много. Скольких ты положил? Всех до единого. Похоже, что ты не такой уж и слабый. Тогда… развлеки меня как следует, Канаме Бенетора!

Он очень быстр! И чертовски силен, я едва успел уклониться, а половины улицы как не бывало! Если бы я попал под удар, здесь бы никакая Воля меня не спасла. Похоже, с этим фруктом нужно сражаться всерьез.

*POV автор*

Серый плащ полетел в сторону, являя высокого мускулистого парня лет двадцати на вид, если бы не шрамы. Короткий ежик черных волос, необычные фиолетовые глаза и широкий рваный шрам, рассекающий левую скулу– первое, что бросалось в глаза.

– Нападай!– крикнул Зараки, не желая тратить время. Бенетора схватился за посох двумя руками. С тихим щелчком посох разделился на две неравные половины, и сразу же стало ясно, что это не совсем посох.

Меч Зараки столкнулся с довольно широким, на палец шире катаны обоюдоострым клинком, высекая искры. Земля под ногами Канаме просела в виде воронки, волна духовной энергии разошлась во все стороны и разметала пыль и мелкий мусор.

– Совсем неплохо!– оскалился Зараки, отпрыгивая назад. Канаме последовал его примеру и приземлился на чуть согнутые в коленях ноги, готовясь броситься в бой. Чудовищная сила, с которой противник ударил, заставила странника насторожиться. Мгновение– и Зараки с хохотом сорвался в бой, бросаясь на Канаме в лоб. Полшага в сторону– и зазубренный, но невероятно острый клинок свистнул в сантиметре от левой глазницы, а обоюдоострый клинок с силой ударил Зараки в грудь. Канаме исчез и возник за его спиной. Полшага назад, поворот– и страшный удар меча натолкнулся на его клинок.

– А-ха-ха-ха, а ты силен!– расхохотался Зараки. Канаме взглянул на его грудь и с удивлением отметил, что его удар, в который он вложил немалую духовную силу, оставил на груди противника лишь неглубокую царапину! А ведь Воли в Кенпачи не чувствуется, в чем же тогда дело?

– Ты удивлен? Что ж, я тебе поясню. Моя духовная сила столь огромна, что, помимо моей воли, она формирует вокруг меня защитный барьер, пробить который могут лишь сильнейшие. Я рад, что ты один из них, а теперь покажи все, на что способен! Покажи мне всю свою силу!

Канаме отступал, парируя град стремительных, беспорядочных, но невероятно сильных ударов противника.

– Давай! Давай! Дерись!– выкрикивал Зараки.– Ты же способен на большее, сражайся!

«Раз уж ты так этого хочешь»,– Канаме исчез и возник слева от Зараки. Обоюдоострый клинок со страшной силой обрушился на меч противника, ударная волна прошла сквозь тело Зараки и просто смела какую-то хибарку, перемешав в кучу утварь и обломки. Еще два выпада– и грудь Зараки брызнула кровью из глубокой рубленой раны

– Вот это я понимаю– удар!– Зараки с хохотом высвободил всю свою чудовищную мощь.– Тогда сразимся на полную!

Колонна желтой духовной энергии ударила в облака, мощная волна силы раздалась во все стороны, сравнивая целую улицу с землей. Канаме чуть сжал зубы, высвобождая свою духовную энергию. Оранжево-красная колонна, словно сплетенная из языков пламени, ударила в небо, разгоняя облака, а клинок загорелся.

– Ого!– Зараки бросился вперед. Его противник вдруг оказался над ним и нанес мощный удар сверху вниз. Два клинка столкнулись, порождая взрыв и поток огня, ударивший далеко вперед от Канаме.

Зараки, едва контакт клинков прервался, стремительно отступил назад и нанес встречный рубящий удар. Брызнула кровь, и Канаме слегка покачнулся, касаясь левой ладонью глубокой рубленой раны на груди. Взмах мечом– и огненный серп ударил в грудь Зараки, отбрасывая его на несколько шагов назад и оставляя на груди шикарный ожог.

– Черт,– выдохнул Канаме, пропустив еще несколько ударов, оставивших на его теле неглубокие раны. Похоже, Зараки освоился с его стилем и теперь постепенно подавляет противника.

– Что?– Зараки чуть нахмурился, когда цель вдруг исчезла, а спина вспыхнула острой болью. По ногам ударили крупные капли крови, а меч, потянувшийся достать противника, вспорол пустоту. И снова страшный удар, на этот раз сбоку, но сейчас Кенпачи успел его парировать.

Меч противника больше не горел. Он почернел так же, как кисть и половина предплечья.

– Воля?– Зараки разорвал контакт мечей, отпрыгивая назад.– Хе, а ты намного интереснее, чем я предполагал!

*POV Канаме*

Я пришел в себя поздно вечером. Помню, как пришел в деревню, помню, как не на шутку схватился со странным громилой Кенпачи Зараки, помню, как меня малость порубили и мне пришлось применить Волю. А потом– пустота, не помню даже, сколько провалялся. Но судя по всему, ран на мне прибавилось, и более чем достаточно.

– Живой?– раздался знакомый голос слева. Я повернул голову и увидел перебинтованного с ног до головы противника. Зараки смотрел на меня со странным выражением, словно… беспокоился?

– Живой и вроде даже в норме,– пробую пошевелиться, и у меня неплохо получилось. Только бинты сковывают движения, а так вполне себе в норме.

– Ну я же тебе говорила, что Канаме-тян крепкий!– взвизгнула Ячиру, выглядывая из-за спины Зараки.

– Долго я так вот валяюсь?

– Второй день,– Кенпачи хрустнул шеей.– Ячиру залатала твои раны, к завтрашнему утру будешь, как новенький. Знаешь, а ты только второй, кому удалось меня ранить!

– Да? А кто же первый?

– Унохана Ячиру,– веско проговорил Зараки.– Я мечтаю стать на нее похожим.

Ого, даже так! Кенпачи Зараки сошелся в бою с Уноханой Ячиру и остался жив! С одной из капитанов-монстров Готей-13, одной из сильнейших мечников этого мира, и остался жив.

– Поэтому я иду в Сейрей,– продолжил Кенпачи.– Я снова хочу сойтись с ней в поединке и убить ее. Доказать, что я сильнее! Кстати, Бенетора, а какова твоя цель?

– Выполнить обещание, данное другу,– отвечаю. Взгляд зашарил по комнате в поисках посоха. Где же он?

– Это ищешь?– Зараки сунул руку куда-то за спину и протянул мне мой посох.– Это ведь занпакто, верно? Где ты его достал, если не секрет?

– Трофей,– отвечаю.– Знакомый кузнец перековал катану в сикомизуэ, и вот результат.

– Знаешь, Канаме, похоже, что нам по пути,– маньячно оскалился Зараки.– Тебе ведь тоже в Сейрей, верно? Пойдем вместе, все же веселее!

Глава 2

Эх, сколько лет прошло с того дня, как я попал сюда… Почти восемьдесят, семьдесят восемь, если быть точным. Семьдесят восемь лет я шел к своей цели и вот она, передо мной. Завтра я уже войду в Сейрейтей и отправлюсь в Академию Синигами. Зараки Кенпачи оставил меня тридцать лет назад и стал капитаном одиннадцатого отряда Готей-13, зарубив предыдущего. Двадцать лет мы с ним вместе скитались по Рукону, хорошее было время… ну да ладно, что было, то прошло, и надеюсь, что наша дружба все еще не прошла. Я не получаю от него никаких вестей, он от меня тоже, и все по одной простой причине. Меня разыскивают, последние двенадцать лет я в розыске. Доигрался, что называется.

Это был прорыв в двадцать третий район Северного Рукона Меноса Гранде. Здоровая такая громадища, полная пафоса и сил. Ну что было делать? Наши бравые синигами из Готей-13 сбежали, поджав хвосты, и мне оставалось только принять бой.

Рассечь пополам эту громадину не составило труда, хотя мне и пришлось попрыгать как следует, уходя от серо, прежде чем я подобрался на расстояние уверенного удара. И вот, не успела громадина раствориться в воздухе, как на меня напали трое синигами из пятого отряда: лейтенант и два, судя по силе, офицера высокого ранга. Все трое ударили мне в спину, а я такого не люблю и зарубил их одного за другим. Все же слабаки, не владеющие Волей, мне не противники. Я даже не стал высвобождать занпакто, еще чего не хватало!

Как результат той стычки, за мою голову назначена довольно приличная награда, что стало причиной безвременной смерти еще четырех офицеров-синигами и нескольких десятков охотников за головами.

Десять лет я скрывался, чтобы не сильно искушать капитанов. С этими монстрами мне еще слишком рано сталкиваться, сила каждого из них превосходит силу лейтенанта приблизительно на порядок.

Теперь шумиха вокруг моей награды несколько поутихла, на меня хотя бы не бросаются, сломя голову, и не пытаются порезать острыми железками.

Найти ночлег не составило труда. Несмотря на то, что я печально знаменит на весь Северный Рукон, есть немало людей, которые не против дать мне стол, кров и ночлег, разумеется, за свою какую-то цену. Кому-то нужны деньги, а кому-то– услуга. Например, у этой женщины болен сын, и ей очень срочно нужны деньги, причем настолько сильно, что она даже готова торговать собой, о чем мне и сказала. Я окинул ее взглядом. Немолодая, с виду старше меня, но красивая, а потому я согласился. Повеселюсь перед Академией как следует!

Утром

– Благодарю вас, господин,– женщина поклонилась мне вслед. Я усмехнулся и ничего ей не ответил. Видимо, она не ожидала, что я оставлю ей столько денег. Я не рыцарь на белом коне, но всегда расплачиваюсь честно и сполна, это один из моих принципов.

А все же она была хороша. Может, как-нибудь еще раз наведаться к ней? Ладно, об этом потом, а сейчас нужно поступить в Академию.

Группа синигами, о чем-то беседующих в тени персикового дерева, вдруг напряглась и схватилась за свои занпакто. Похоже, ребята всерьез решили меня атаковать. А жаль, мне не хочется убивать их прямо здесь и сейчас… что? Они расхотели меня атаковать? Неожиданно.

Обернувшись, я увидел, что один из группы о чем-то увещевал товарищей, махая рукой в мою сторону, и товарищи отвлеклись на него. Вероятнее всего, парень просто знает, что от них останется, если они нападут на меня. Троица слушала излияния четвертого, а я слушать не стал и продолжил свой путь.

Привратник дремал в будке. Не став его будить, я тихо подкрался к посапывающему студенту и от всей души дунул ему в ухо. В следующие три минуты я узнал о себе много нового и даже взял на заметку несколько ранее не услышанных ругательств.

– А ты кто такой?– наконец догадался спросить привратник.

– А я типа абитуриент,– усмехаюсь в ответ.

– Набор закончен вчера, но комиссия еще не свернута,– студиоз окинул меня задумчивым взглядом и напряг извилины.– Мы раньше не встречались?

Перед моими глазами всплыла розыскная листовка. Один из синигами успел набросать мое лицо прежде, чем я его зарубил, а набросок потом уволокли его более везучие товарищи.

– Нет, не встречались.

– Значит, обознался,– не слишком уверенно подвел итог студиоз.– Короче, приемная комиссия в шестом корпусе, если умеешь читать– по табличкам сориентируешься! Ну или спроси у кого дорогу.

Я едва подавил немного идиотский смех, вспоминая, как то же самое не раз и не два говорил Кенпачи. И всегда мой друг умудрялся заблудиться буквально в трех соснах, что и служило источником постоянных подколок и грызни, часто перерастающей в драки, сметающие все в радиусе километра.

Шестой корпус я нашел быстро. Как правило для новичков и дураков имеются таблички, правда, они рассчитаны на умение читать. Как оказалось, в Руконгае грамотны хорошо если один из десяти.

– Приемная комиссия на втором этаже, третья дверь слева,– монотонно протянул студент, сидящий за столом и играющий роль регистратора-охранника-мальчика на побегушках.

В комиссии состояли трое пожилых синигами. Один из них все время дремал, второй, стоило мне войти, смерил меня весьма и весьма нехорошим, мрачным взглядом, а третий отнесся вполне себе дружелюбно.

– Добрый день.

– Чего надо?– буркнул злой.

– Зачем так грубо, Кайдо-сан?– успокоил его добрый.– Добрый день, э-э-э…

– Канаме,– быстро отвечаю.

– …Канаме-кун. С чем пожаловал?

– А вы как думаете? У вас есть места на обучение?

– Есть,– нехотя буркнул Кайдо-сан.– Есть несколько свободных мест на бесплатном отделении, но хватит ли у тебя сил и навыков, чтобы поступить?

Судя по тому, какими бездарями является абсолютное большинство синигами, сил, чтобы поступить, у меня более чем достаточно, да и навыками я не обделен.

– Хватит,– отвечаю.– Кайдо-сан, неужели вы хотите устроить мне вступительный экзамен?

И не забыть усмехнуться. Каким бы самообладанием ни обладал мой оппонент, от моей усмешки его перекосит, как если бы он зараз зажевал еще незрелый лайм. Вот и Кайдо-сан скривился, будто решил разом прожевать упомянутый фрукт.

– Я не думаю,– мягко сказал добрый дедушка.– Судя по тому, как струится ваша духовная энергия, ее объем у вас весьма и весьма значителен, но наружу вы выпускаете лишь малую ее часть.

– Малую часть?– Кайдо недоверчиво посмотрел на меня.– У него сила на уровне офицера низкого ранга!

– Да?– удивился добрый.– Всмотритесь повнимательнее, Кайдо-сан, и вы увидите, что духовная сила Канаме-куна ничуть не меньше уровня лейтенанта.

Черт, не ожидал, что меня так быстро раскроют. Подозреваю, что им также известно и то, кто я такой.

– Разумеется, известно,– подал голос тот, кто до этого времени, казалось, мирно дремал. Во всяком случае интереса в мою сторону я не почувствовал.

– Но меня интересует ответ на следующий вопрос: что же привело сюда Алого Тигра?

Кайдо стиснул зубы и тихо выругался, кляня себя за то, что не узнал меня сразу, добрый дедок вдруг ободряюще подмигнул мне, а третий уставился своими совершенно белыми глазами, требуя ответа.

– Обещание другу,– просто ответил я.– А вы имеете что-то против?

***

М-да, а это оказывается непривычно. Идти себе спокойно по посыпанной белым песком дорожке, не ожидая нападения из-за угла. И в руках вместо сикомизуэ обычная ученическая сумка, такая же, как на грунте. Странно и непривычно. А я думал, что это у меня высокая приспосабливаемость. Это наверное так же, как с ветеранами войны в Чечне. Уже по десять лет живут дома, а когда идут по улице все так же невольно высматривают «духов» на крышах.

Так, надо сосредоточиться на деле, а не на копании в себе. Ага, девятый корпус! Похоже, я промахнулся мимо своего корпуса. Возвращаемся!

Свой кабинет я нашел со звонком.

– Класс 2-1?– спросил я.

– Ну да,– ответил слегка рыжеватый парень, настороженно глядя на меня.– А что случилось?

– С вами учиться буду!

– Но ведь семестр уже начался!– серьезная девушка-очкарик недоверчиво посмотрела на календарь.

– А меня вчера зачислили!

– Платник?– спросила какая-то черноволосая маленькая девочка с виду лет четырнадцати.

– Бюджет.

– Из какой ты семьи?– спросил парень с явными замашками дворянства.

– Безродный. Допрос окончен?

– Нет, не окончен,– отозвался крепкий парень с задней парты, отличающийся самой высокой духовной силой в классе и явными хулиганскими замашками.– Ты из какого района, парень?

– Бродяга. Решил вот поступить сюда, чтоб ноги с голоду не протянуть!

– Ты говоришь такие вещи совершенно спокойно,– встряла девчонка-очкарик.– Либо ты говоришь правду, либо ты очень хороший актер! Сколько тебе лет?

– Девяносто четыре.

– Ха, сопляк еще!– хмыкнул крепыш.

– Хочешь проверить?– усмехаюсь ему.– Валяй! Если не трусишь– прямо здесь и сейчас.

Крепыш трусом не был, но покачал головой. Мгновение– и прозвенел звонок, а в класс вошел преподаватель.

– Новенький? Свободное место на первой парте у окна! Садись побыстрее, занятие уже началось.

Я послушно сел на свое место, поглядывая на соседку по парте. Довольно красивая девушка с темными волосами до середины спины и большими вишневыми глазами на фарфоровом лице. И чувств ровно столько же, сколько на фарфоровых вазах. Один короткий взгляд на меня– и снова отвернулась. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Занятие по кидо началось. Авось услышу что-то интересное, я не большой любитель демонического искусства, хотя немного разбираюсь в нем.

– На прошлом занятии мы проходили стандартную классификацию типов кидо. Итак, кто нам ее ответит? Быть может, студентка Дрой?

Девушка-очкарик неожиданно замялась и покраснела. Чего тут отвечать– три типа! Или она только строит из себя ботаничку?

– Я плохо разобрала этот вопрос,– проговорила она.

– Ладно,– не стал настаивать преопдаватель.– Быть может, тогда нам ответит… студент Акияма! Вы снова вертитесь больше всех!

Я оглянулся. Крепыш как раз развлекал свою весьма симпатичную спутницу очередным анекдотом, которые травит, судя по всему, с момента появления преподавателя. Борзо.

– Я не готов!– с некоторым вызовом отозвался крепыш и вернулся к своему занятию. Сейчас его выставят за дверь… нет, не выставили. И даже двойку ему не поставили.

– Студентка Сакадзуки?

Моя соседка по парте подняла холодный взгляд на преподавателя.

– Я тоже не готова.

– Почему вы все не готовы?– искренне озадачился преподаватель. Неужели он не встречал случаев массового раздолбайства?

– Понимаете,– начала Дрой.– У нас сегодня проверочная работа по истории Готей-13…

– Но вы же ничего еще толком не знаете!– поразился преподаватель.

– Факт есть факт,– откликнулся крепыш.– Нам сказали– проверочная работа.

– Хорошо. Студент Бенетора!

Это меня?

– А! Извините, я!

– Ответьте на вопрос!

– Стандартная классификация кидо? Пути разрушения, пути связывания и пути возвращения. Каждый путь содержит в себе девяносто девять уровней сложности, от первого к девяносто девятому включительно. Для активации заклинания нужны три вещи: правильное положение рук, текст заклинания, включающий в себя номер и название, а так же поток духовной силы необходимой концентрации и плотности. Мастера кидо способны опускать как второй, так и в редких случаях первый этапы, однако такое кидо, исполненное посредственностью, является незавершенным. Кроме того, в отдельную категорию выделяются барьеры и печати. В принципе это все.

– Неплохо, студент Бенетора. С учетом того, что вы еще готовились к проверочной работе…

– Это всего лишь общая эрудиция,– усмехаюсь.– Я не готовился к сегодняшнему дню, так как пришел вчера вечером.

– Но ведь у вас должен был быть день на подготовку!

– Да?

Кайдо, вот скотина! А еще куратор, блин! Так вот почему он так ухмылялся все время, пока таскал меня то к завхозу, то к коменданту, то провожал в мою комнату.

– Вообще-то да… ладно. Ответ хороший, есть небольшие речевые ошибки… четверка.

– Ого!– выдохнул до сих пор молчащий парень.

– Фю-у!– присвистнул крепыш.– А новичок жжет! Смотри, Четырехглазая, как бы он тебя за пояс не заткнул!

– Студент Акияма, соблюдайте тишину и дисциплину!

Некоторое время одноклассники шептались, обсуждая меня, мое появление, выступление и дальше по тексту. Пусть себе шепчутся, через пару дней ажиотаж вокруг меня поуляжется… надеюсь. Одна только соседка не обращала на меня внимания, рисуя нечто непонятное в своей тетради. Преподаватель откашлялся и начал рассказывать какую-то муть. Я его не слушал, машинально записывая основные моменты и поглядывая в окно. И когда эта тоска закончится! Черт, я уже жалею о том, что не показал своего настоящего уровня!

После теоретических занятий в кидо была физическая культура. От этого предмета меня, как оказалось, освободил куратор. По его заверениям моя физическая подготовка на вполне приемлемом уровне. Так что два часа я гулял. Перед историей Готей-13 я зашел в бесплатную столовку. Кормят здесь, признаюсь, отменно. Без лишних слов мне дали вторую порцию, и на некоторое время я отключился от мира.

– Эй, Бенетора!– окликнул меня крепыш.– Подожди!

– Да?

– А ты не так уж и плох. Сайзо Акияма!

– Канаме Бенетора!

Рука у Сайзо крепкая, чувствуется, что он не только анекдоты травить умеет. А потом рука дрогнула, а в глазах я прочел страх и узнавание.

– Не беспокойся, Сайзо, я просто студент,– и легкая усмешка. Несколько минут беседа не клеилась, потом же Сайзо несколько разговорился.

– Классно ты утер нос этой ботаничке,– говорил новый знакомый.– Ты бы видел ее лицо!

– А что с ней не так?

– С Дрой-то? Да все не так. Ходит вся такая серьезная, считает себя умнее всех, а других ни в грош не ставит. Влезает, куда не надо…

– А ты сам думаешь лучше? Хотя я могу тебя понять. Скорее всего, ты младший сын какого-то влиятельного человека, на тебя обращали мало внимания, и теперь ты выпендриваешься, наращивая упущенное.

Щека Акиямы дернулась. Ого! Не ожидал, что все выстрелы пойдут в «десятку».

– Это было неприятно,– тихо сказал он. Ого! Не наехал на меня, не наорал, не бросился с кулаками… совсем неплохо. Уважаю.

– Но так оно по сути и есть,– Акияма вдруг толкнул меня локтем.– Пойдем отсюда.

– А что такое?– я оглянулся на крепко сбитую компанию ребят третьего курса.

– Эти парни опасные ребята,– начал он.– Их покрывает кто-то из клана Шиба, так что здесь они распоясались по полной. Преподаватели не обращают на них внимания, ну кроме нашего куратора. Кайдо-сама он ведь и тебе может в рыло кулаком двинуть…

– Ага, гоп-стоп и рэкет процветает. А про нашего куратора я достаточно понял. Хех, он меня чуть не прибил во время приема. А потом нормально, устроил.

– Так же и со мной,– Акияма снова толкнул меня локтем.– Видишь ту девчонку? С ней тоже лучше не связывайся. Она только кажется тихой и мирной, а на самом деле– сущий дьявол!

Да? Честно говоря, верится с трудом. Обычная девочка, в меру милая и красивая. Только больно змеиная улыбка мелькает у нее на губах, это слегка напрягает. М-да, не видел ты настоящих дьяволов, Сайзо!

– Хорошо.

– А теперь расскажи о себе.

Ну я и рассказал кое-что. Не все, конечно. Как меня забросило в восьмидесятый район Восточного Рукона, как меня вытащили синигами, как они погибли, сцепившись с Пустым, как я пообещал Кеншину стать синигами и как я собственно шел к этому пути. За этим рассказом мы оказались в классе.

– Несладко тебе жилось,– посочувствовал Акияма.

– Что было, то было,– усмехнулся я.– Расскажешь о себе?

– Позже, уже занятие началось.

– Поговорим на перемене.

– О-кей!

Я сел на свое место у окна и начал наблюдать за облаками. Эх, годы школьные мои! Вот вы и вернулись.

Преподаватель по истории оказался в курсе моего вчерашнего прибытия, поэтому тест мне он не давал. Но и с занятия не отпустил, заставив сидеть здесь все полтора часа двойного занятия.

Я поглядывал в задания теста. Что за ересь! Вот например, зачем мне знать, сколько Пустых уничтожил капитан Джуширо Укитаке в свою первую вылазку в звании капитана? Или вот так: в каком районе родилась капитан Унохана. Бред. Бред сивого мерина.

А моя соседка так не считала, отмечая варианты один за другим, и тест она сдала за двадцать минут до конца урока.

– Что за бред,– пробормотала она, садясь на место.

– Согласен,– отвечаю. Соседка удивленно вскинула брови.

– Разве ты не этого от меня ожидала?– теперь бровь приподнял я.– Когда пробормотала что-то про бред?

– Ты внимателен,– ответила соседка.– А еще довольно умен и силен.

– Что ты хочешь этим сказать?– напрягся я. Если она тоже заглянула за блокировку, с ней необходимо что-то делать. Моя собеседница заметила мою реакцию, уголки ее губ слегка приподнялись и снова вернулись в исходное положение. Нет, она определенно заглянула за блокировку. Опасно. Сейчас меня здесь воспринимают как однофамильца, но если Готей-13 прознает, что Алый Тигр в Академии Синигами, то мне не жить, слинять отсюда я не успею.

– Студент Бенетора! Студентка Сакадзуки! Отношения будете выяснять на перерыве!

Ладно-ладно, я молчу. А перерыв уже занят. А пока у меня есть время… оп-па! А ты неплохо маскируешься, Сакадзуки. Твоя истинная сила почти втрое выше, чем то, что ты сейчас выпускаешь. Но зачем тебе это? Я понятно, моя духовная сила просто раздавит здесь всех, кроме, может быть, пары преподавателей.

– Интересно, кто ты такая на самом деле?– тихо прошептал я, отлично зная, что собеседница меня услышит. И она услышала, слегка вздрогнув. Я позволил легкой усмешке тронуть губы и оглянулся на класс. Сайзо кропит над тестом, старательно обводя ответы кружочками и выбрасывая то, что логически не подходит. Знаю я эти точечки, плюсики и минусики на левой бумажке, сам так делаю.

На перемене Акияма отвел меня в сторонку.

– Подкатываешь к Сакадзуки?– подмигнул он мне.– Дохлое дело!

– Как знать…

– Ну, попробуй,– Акияма подмигнул своей пассии.– Только трудновато тебе придется. А чего все о тебе? Я помню, что обещал!

Знакомая история. Вполне обеспеченная семья, трое старших братьев и двое младших, отец сгорает на работе, мать в таком же положении… ничего особо примечательного.

Потом прозвенел звонок, и в класс вошел преподаватель. Урок продолжился.

Глава 3

Недалеко от общежития ко мне пристала компания. Быстро же добрались, чертовы гопники!

– Ну?

– Ты мне тут не нукай!– тут же взвился один из них.– Короче, слушай сюда! Хочешь жить– гони бабло! Завтра пять сотен мне в карман, усек?

Господи, сколько пафоса и крутости, которая прямо-таки прет из всех щелей! Может их того, в расход?

– Кошелек или жизнь, хех!– хмыкнул его спутник, держащий меня за шиворот. Оп-па, а я и не заметил. Непорядок, больно сильно я здесь расслабился, даже Волю погасил. Но проучить этих сопляков все же стоит.

– Кошелек или жизнь, значит?– усмехаюсь в ответ.– Ну ладно.

Пинок в живот главному и вывернуться из захвата. Чей-то кулак прилетел в скулу. Хех, сопливые детишки, не знаете пьяных драк с Зараки! Я заломил руку тому, кто меня держал, до затылка и приложил коленом в печень, отправляя его под ноги третьему. А третий уже вытащил откуда-то крепкую короткую дубинку. Опасное оружие, если уметь им владеть покруче катаны будет. Тем временем главный поднялся и нацепил на руку кастет. Ему, наверное, казалось, что он нанес чертовски быстрый и сильный удар. Правая ладонь метнулась на перехват, пальцы обхватили руку противника сразу за запястьем, а левая ладонь легла на локоть. Легкое движение– и рука с противным треском выгнулась в локте в противоположную сторону. Гопник заорал от дикой боли и тут же заткнулся, сползая на землю с выбитой из сустава челюстью

– Ну?– и тяжелый взгляд на последнего оставшегося на ногах. Такой взгляд действует, как ведро ледяной воды. Зачастую мне только этого взгляда хватало для того, чтобы остановить серьезно настроенного противника от дальнейших действий.

Получилось и сейчас. Гопник облизал пересохшие губы, нервно тиская дубинку, и спрятал ее в рукав. Ага, а рукава формы очень широкие. Может, и мне небольшим оружием самообороны обзавестись? Нет, с кастетом или такой дубинкой или нунчаки я же их поубиваю нахрен.

– Зря ты это сделал,– сказал он мне.– Теперь тебе жизни не дадут.

– Не вам, соплякам, со мной говорить. Пусть ваш главный подваливает, я с ним говорить буду.

– Смотри, как бы сам к ней не приполз, умолять о пощаде.

Девушка? Во главе банды рэкетиров стоит девушка? Интересно.

– Что ты сказал? Или мне послышалось? Один звук– вон, посмотри на него.

Я ткнул пальцем в бессознательного гопника с искалеченной рукой. Больше этой ночью меня никто не беспокоил. И правильно, если ко мне влезть посреди ночи– я могу и зарубить. Занпакто всегда лежит у изголовья, полезная привычка. И сплю я чутко, просыпаюсь и засыпаю мгновенно. Сколько раз мне это жизнь спасало– не сосчитать.

Следующий день начался неплохо. Занятия не то чтобы какие-то сложные или непонятные. Пока что с учебой у меня все нормально. А вот на обратном пути в общежитие ко мне опять подкатили. Только теперь это были двое низких, крепко сбитых парней старших курсов.

– Все в порядке?– забеспокоился Акияма, мгновенно сообразив, в чем дело.

– Да, все нормуль,– киваю ему.– Скоро зайду к тебе.

Акияма еще раз пристально глянул на парней, после чего медленным шагом ушел в общежитие.

– Те двое живы?– спросил я.

– Живы,– буркнул один из конвоиров.– Ты их один положил?

– А ты видишь кого-то еще?

– Борзый,– усмехнулся его спутник.– Ну ничего, сейчас тебя полечат!

– Смотри, как бы вас не полечили,– усмехнулся я и поймал кулак, направленный в бок, выворачивая кисть.

– Отпусти его,– велел второй конвоир.– Живо!

– Или что? А свой нож оставь в покое, пока я ему руку не оторвал.

Технически это не так уж и сложно, отрывание конечности. Главное– правильно направить кисть противника так, чтобы все главные сухожилия разорвались в одно мгновение, а дальше просто вывернуть нужный сустав.

Я отпустил конвоира и спокойно остановился.

– Мой вам совет: держите руки при себе, пока я вас не покалечил!

– Думаешь, мы одни? Тебе не справиться со всеми, как бы крут ты ни был!

Если бы ты представлял, каков я в деле, ты бы уже бежал без оглядки. Да, если равнять с остальными слабаками ты довольно сильный парень, но до меня тебе еще ох как далеко.

– Молчишь? Ну молчи. У босса вмиг заговоришь!

Окольными путями меня завели в женское крыло. Ладно. Чтобы выбраться отсюда, можно и в окно сигануть. С седьмого этажа я даже колени не обдеру. А затевать крупномасштабную бойню в самом начале учебы как-то некрасиво хотя бы по отношению к преподавателям.

Боссом оказалась та самая девушка, которую Акияма отмечал как особо опасного человека. И окружали ее шестеро таких же крепко сбитых парней, как те двое, что привели меня.

– А ты борзый, новичок,– начала девушка.– Отказался платить, избил моих подручных… что же с тобой делать?

– Слить кровь перед разделкой,– хищно ухмыльнулся один из свиты.

– Попробуй,– разрешил я, обводя их фирменным маньячным взглядом a’la Кенпачи Зараки. Хорошие были деньки, остался бы с ним подольше, только дела были. Свита как-то враз заткнулась и стушевалась, отходя назад.

Девушка повернулась к свите и что-то тихо им сказала. Татуировка на шее… ого!

– Райский водоворот? Не лгут, что ты из клана Шиба. Ну что, Лиза Шиба? Что ты сейчас сделаешь? Пригрозишь? Дохлое дело. Спустишь своих церберов? Так я вас всех перебью прямо здесь и сейчас. Не насмерть, а так, чтобы неповадно было. Попробуешь сама со мной разделаться? Кишка тонка! Не думай, что раз уж ты девушка, я буду к тебе хоть на йоту снисходительнее.

Босс гопников нахмурилась. Двое мордоворотов двинулись ко мне и нерешительно остановились. Что они видели? Не зашуганного дрожащего студента, а совершенно спокойного бойца. Расслабленная поза, чуть подогнутая правая нога, приглашающий взгляд, и руки в рукавах. Там у меня ничего нет, но пусть они считают, что я вооружен.

– Если я попробую тебя сломить,– Лиза хищно усмехнулась,– то потеряю половину своих людей. Но мы можем договориться! Я здесь для того, чтобы поддерживать порядок и…

– Бла-бла-бла, сколько пафоса! Если это все, что ты можешь мне сказать, я тебя предупрежу: мои друзья это не часть меня, если в отношении себя я могу что-то стерпеть, то за друзей порву любого. До встречи.

Я поднялся и подошел к дверям. У дверей обернулся:

– И вот еще: беспредела я не потерплю. Всему есть свои пределы. Усекли?

– Хм!– Лиза посмотрела мне в глаза.

Я покинул это не самое гостеприимное место. Интересно, что же теперь будет? Она не дура, иначе не смогла бы такое проворачивать в неведении от своего клана! Я сильно сомневаюсь, что благородной семье понравится, как одна из них стала бандиткой. Что же она решит?

*POV автор*

Лиза Шиба несколько минут смотрела на закрывшуюся дверь, думая, что же делать. Только что ей поставили весьма жесткий ультиматум. Странное дело, но этот парень, новенький, пугает ее. Почему? Может, все дело в его спокойной уверенности в своих силах? А еще этот взгляд на ее мордоворотов.

– И что с ним делать?– спросил Ичиро.– В расход?

– Чтобы другим неповадно было,– буркнул Кейо.– Порезать так, чтобы встать не смог.

Лиза заинтересованно взглянула на свою правую руку. Кейо очень сильный, даже сейчас, на третьем курсе, он считается лучшим мечом в академии. Виртуозный фехтовальщик, способный рассечь пополам крыло бабочки налету. Уже сейчас ему предлагают место в пятом отряде.

– Ну так что? Что скажешь?– поторопил ее Ичиро.

– Пока что ничего,– Лиза еще раз оглянулась на дверь.– Похоже, здесь только одна я почувствовала его духовную силу. Истинную силу.

Кейо скептически усмехнулся.

– Ну и что с того, что у него духовная сила на уровне лейтенанта? Духовная сила значит совсем немного, нужно еще умение ее контролировать, а так же направлять ее.

– А ты что думаешь, Ишшин?

Ишшин усмехнулся, глядя куда-то вдаль.

– Нет ответа,– сказал он через пару минут.– Делайте, что хотите. Только сразу вам скажу: я в этом деле не участвую.

– Трусишь?– поддел его Ичиро.

– Думай как знаешь,– пожал плечами Ишшин.– Можешь прямо сейчас пойти и попробовать прибить этого выскочку, чтобы потом тебя отскребали от пола!

Ичиро, разумеется, прибивать Канаме не отправился.

– А его фамилия?– Лиза Шиба глянула на пергамент, на котором хранилась информация о Канаме.– Я не встречала благородной семьи Бенетора. И фамилии такой не помню. Ладно. Пока что наблюдайте за ним, и никаких крупных дел, лучше перестраховаться.

– Отступить перед каким-то выскочкой?– скривился Кейо.– Я скорее его прямо сейчас зарублю!

– Или он сам тебя зарубит, и будет прав,– пожал плечами Ишшин.– Давай, Кейо! Вперед и с песней! Я слышал кое-что о нем, и скажу вам только, что эти слухи не из приятных.

Кейо вопросительно взглянул на Ишшина, но тот даже не подумал открывать рот. Еще чего не хватало.

– Слухи всего лишь слухи!– решил он.– Кейри, Кай, за мной!

– Если дело не выгорит– я не стану тебя прикрывать!– предупредила Лиза.– И полетишь ты из академии пробкой.

– Если жив останешься,– добавил Ишшин.– Его приятель– Кенпачи Зараки! А этот громила с кем попало не водится.

Кейо только дернул плечом и покинул комнату.

*POV Канаме *

Два месяца прошли совершенно спокойно. Похоже, Лиза вняла моим словам и ведет себя потише, ни к кому особо не приставая и только наблюдая. Еще я понял, что ее группировка занимается в основном тремя, скажем так, дополнительными занятиями. Первое– покровительство тем, кто им платит. Скажем так, у первака А появились проблемы с перваком Б. При этом первак Б может как следует надрать ему задницу, а у первака А водятся деньги. К кому идет первак А? К одному из людей Лизы, и первака Б ожидает очень веселая жизнь. Второе– сбор податей с тех, кто в принципе довольно обеспечен, но не принадлежит к благородным семьям. И третье– наказание тех, кто идет против них. Надеюсь, она поняла, кого не следует трогать. Сайзо все прекрасно понял и не особо выпячивается, не желая давать им лишнего повода для нападок. А вот моя одноклассница, которая Сакадзуки, немало меня беспокоит. У нее нет ни денег, ни влияния, только неплохие способности и высокое самомнение. Разумеется, поэтому ее сильно недолюбливают все без исключения. Того и гляди, поссорится с кем не надо, и попадет в лучшем случае на бабки.

– Эй, Канаме!– донесся до ушей голос Сайзо, и перед глазами мелькнула рука.– Ты не уснул?

– Да не уснул я, не уснул,– ворчу в ответ. Не люблю я, когда меня отвлекают от размышлений.

– Я беспокоюсь по поводу Эльзы,– вдруг сказал Сайзо.– Мне кажется, что у нее какие-то проблемы. Возможно, это связано с…

Сайзо осекся, но я тебя прекрасно понимаю. Что ж, через Эльзу могут добраться до тебя, а этого я не могу позволить, друг!

– Ты пока как можно осторожнее разузнай все, ок? И не смей соваться сам. Если это дело связано с ними… в общем, будет много нервотрепки и головной боли.

– Что-то не так?– спросил Кай. Один из тех, кто входит в ближний круг Лизы. Нормальный парень в принципе, я даже его понимаю. Отчасти благодаря тому, что я с ним нормально сошелся на почве взаимных интересов, у меня нет проблем.

– Да, что-то не так,– Сайзо с плохо скрываемой неприязнью смотрел на Кая.– И если в этом заме… ай, мать твою! Канаме, ты охренел?

Кай хихикнул, глядя на зажимающего расквашенный нос Сайзо. А я че, я ниче! Я вообще птичек рассматриваю!

– Тебе пора в медпункт,– хохотнул Кай.– Пока тут все не забрызгал.

– Я тебе это припомню,– буркнул мне Сайзо и исчез в известном направлении.

– Так что случилось? Почему ты отправил его куда подальше? Не хочешь лишний раз провоцировать?

– Если дело дойдет до… дела, у меня будут проблемы с тем, как здесь остаться,– Я присел на лавочку и вытянул ноги.– После двух десятков трупов будет проблематично удержать место в академии, не находишь?

– Зачем воевать?– примирительно начал Кай старую песенку.– Просто давай к нам!

– Ты уже знаешь мой ответ, так что не вынуждай меня повторяться. И вот еще: если у Эльзы неприятности из-за вас– готовьтесь расхлебывать проблемы, господа и дамы. Я ведь вас предупреждал.

– А чего ты за нее заступаешься? Потому что она греет постель твоему другу?

– Потому что из-за нее Сайзо точно вспылит, а я не позволю, чтобы вы хоть пальцем его тронули. И передай Кейо, чтобы не совался, куда не надо.

– А что он не так делает?

– Не знаешь, значит, тебе не стоит знать. Просто передай.

– Ладно,– кивнул Кай.– Мне пора!

– Ну-ну, проваливай!

– Ты такой добрый, аж краска на стенах сворачивается!

Я не сдержался и рассмеялся, а Кай поспешил ретироваться. Серана Сакадзуки… черт, кажется, что мне она нравится. Постоянно о ней думаю, но не сказать, чтобы с каким-то романтически-идеалистическим контекстом. Просто думаю о ней. Нравится ли она мне? Пожалуй, да, нравится. Красивая она, очень красивая. И фигурка что надо. Вот только почему она всех держит на расстоянии? Даже у меня с моими не самыми хорошими привычками и виртуозным умением доводить людей до белого каления появились здесь приятели, даже друг. А у нее нет ни одной подружки, постоянно ходит одна и постоянно задумчива. А так виртуозно отшивать парней, как это делает она, не сможет, наверное, никто. Я к ней подкатывать не собираюсь по двум причинам: она мне не настолько нравится, чтобы затевать с ней отношения, и мне не хочется, чтобы она меня опустила. Да, авторитет здесь у меня имеется. Как-то все прознали о том, как я поставил на место группировку Шибы и даже выжил после этого. Так что теперь ко мне относятся вполне себе нейтрально. Хотя насчет отношений… а чем черт не шутит? Может, попробовать? Только прямой подкат превратится в красивый срез или вообще пинок в пах.

– Ты о чем задумался?– спросил знакомый спокойный голос. Легка на помине!

– Да так, о тебе думаю,– отвечаю. Серана слегка усмехнулась, с тенью превосходства глядя на меня.

– И что ты обо мне думаешь?

– Я думаю о том, почему же у тебя нет подружек… черт возьми, Серана! Да что с тобой такое? Ты даже разговариваешь по-человечески только со мной!

– Слушай, Бенетора!– немного резко ответила мне девушка, поджав губки.– Не суйся не в свое дело, хорошо?

– А что, есть какое-то такое дело, куда не следует соваться?– я мгновенно насторожился.– Послушай, для тебя же лучше будет, если ты мне сама все расскажешь. Я могу и сам выведать, но на это уйдет время, и мое расположение к тебе отнюдь не улучшится, если я узнаю что-то нехорошее.

– Будто мне важно твое расположение,– как-то не слишком уверенно фыркнула Серана. И все же у нее плохо получается косить под мизантропа.

– Еще как важно!– усмехаюсь я в ответ.– Ты сейчас говоришь со мной, как нормальный человек, а не как ледяная статуя. Ведь за эти пару месяцев ты ни с кем не перемолвилась ни словом, исключая меня, куратора и остальных преподавателей. Ну, возможно, врача в медпункте. Ты замкнута, закрыта в себе, никому не доверяешь. Но с чего вдруг я? Понять это я, признаться, пока не могу. Но ты не беспокойся! Твои проблемы меня заинтересовали, поэтому я разберусь, что к чему, и сам решу, стоит ли мне вмешиваться. Если что– я помогу, мне нетрудно.

На протяжении моего монолога лицо Сераны постепенно темнело, жажда моей крови росла в геометрической прогрессии, а духовная сила колебалась все сильнее и сильнее. Ручки сжимались в кулачки, и ее можно понять: для нее темы, которые я затронул, безусловно весьма болезненны. И если она со мной поссорится и будет держаться подальше– это значительно облегчит, скажем так, поисковые работы.

– Знаешь, Бенетора, а действительно: почему именно ты?– вдруг начала Серана.– Может, потому, что ты, как и я, появился черт знает откуда, безродный, но с довольно приличным счетом в банке, огромной духовной силой и, что самое интересное, на удивление послушной и стабильной для студента. Ты такой же, как и я, но как у тебя получается не замыкаться в себе? Почему ты можешь найти друзей? Кто же ты, Пустой тебя дери, такой?

Если ты надеялась смутить меня подобным, как я смутил тебя, у тебя не получится, девочка. Такой же, как и ты? Ха, не смеши меня! Будь ты такой же, как и я… ничего хорошего из этого бы не вышло. Ты точно была бы мертва.

Ого, похоже, она по моему лицу прочитала то, о чем я думаю. Неплохо, хотя я и не старался скрыть свои мысли. Больно надо.

Глава 4

*POV автор*

Серана только и могла, что бессильно взвыть. О да, ее единственный приятель в этой академии совершенно невыносимый человек, одной мимикой способный довести ее до ручки. Но нельзя не признать, что когда он сбрасывает с себя всю эту шелуху, то становится вполне себе… Серана помотала головой, отгоняя наваждение.

– Что такое?– и снова эта усмешка, которую так хочется стереть с лица прицельным пинком! И взгляд, совершенно не вяжущийся ни с усмешкой, ни с обеспокоенным тоном. И снова ощущение, будто ее видят насквозь.

– Ничего,– буркнула в ответ Серана.– Пойдем, у нас сейчас практика по кидо.

– А, ну да!– словно опомнился Канаме, хотя Серана почти уверена, что подобное «опомнился» не более, чем игра на публику, в данном случае на нее. И дело не в том, что Канаме Бенетора плохой актер. Дело в чем-то другом, но в чем?

– Не стой столбом!– окликнул ее Канаме, и снова эта снисходительная усмешка.– Наш препод нас здорово протащил. Где это видано, чтобы перваки уже тренировались на практике? Кайдо-сенсэй не в счет!

– Все Кайдо-сенсэй да Кайдо-сенсэй,– вдруг проговорила Серана.– Ты почему из всех учителей только о нем отзываешься так уважительно? Ты ведь даже к нему на занятия не ходишь!

– Могла бы заметить, что я все это время занимался отдельно,– усмехнулся Канаме, и Серана снова ощутила жажду крови. А еще этот взгляд. Ведь знает, гад, как на нее действует его усмешка! Знает и развлекается! И только потом до нее дошел смысл сказанных слов.

– Занимаешься отдельно?

– Агась!

– С какого перепугу? Вот Акияма, дружок твой, он ходит с пятым курсом. Но отдельно здесь занимаются только ты и этот отморозок Кейо. С чего бы?

– Начнем с того, что Акияма мне не дружок, я не гей и могу тебе это сегодня вечером доказать.

И откровенно раздевающий взгляд… с той же снисходительной усмешкой.

– Обойдусь!– тут же заявила Серана.– Верю на слово!

– А во вторых Кейо… с ним все сложно.

– Так у тебя все-таки есть бойфренд?– подколола его Серана. Девушка поймала тяжелый взгляд, и очередная колкость застряла у нее в горле.

– Я не люблю такие шутки,– спокойным голосом сказал Канаме, но в голове Сераны зазвенел колокольчик интуиции, предупреждающий об опасности.

– Студент Бенетора! Студентка Сакадзуки! Вы опять опоздали!– недовольно начал учитель кидо.– Где вы шастаете?

– Простите, сенсэй, но студентка Сакадзуки начала ко мне грубо приставать, и мне пришлось охладить ее пыл,– самым честным голосом проговорил Канаме, глядя в глаза старому сенсэю. Класс заржал бодро, как молоденький табун, а Сакадзуки больно ткнула Канаме локтем в ребра и ойкнула, потирая ушибленный локоть.

– Приставала?– переспросил сенсэй, подозрительно глядя на девушку.– Она к вам или вы к ней?

– Да она меня чуть не изнасиловала прямо на скамейке!– весьма правдоподобно возмутился Канаме. Причем играл он так, что комар носа не подточит. Однокашники заржали с новой силой, а сенсэй даже с удивлением и некоторым осуждением посмотрел на Сакадзуки, заставив ее щеки порозоветь.

– Сначала обозвала меня геем, а потом, когда я ей резонно и– заметьте!– цензурно возразил, возжелала проверить!

– Это ты захотел проверки!– возмутилась Серана.– А я только…

– Развернула бурную деятельность?– усмехнулся Бенетора, а в глазах горит озорной огонек.– Знаешь, лучше уж залезай ко мне в штаны тогда, когда мы будем хотя бы в кроватке.

– Ах ты…– Серана сжала кулачки и решительно замахнулась, желая свернуть чей-то нос на бок.

– А ну прекратите!– крикнул сенсэй. Бенетора ловко поймал ее кулачки.

– Веди себя хорошо, не то отшлепаю! Но раз уж тебе так не терпится… сенсэй, мы выйдем минут на пятнадцать? Пожала-алуйста! А то у кое-кого сейчас начнется истерика от недостатка…

Конец фразы был прочно заглушен оглушительным смехом. Однокашники, до этого в полном ступоре взиравшие на Серану– все они, кроме Сайзо, поверили в игру Канаме– взорвались оглушительным хохотом. До баранов наконец-то дошло. Серана вспыхнула и попыталась вырваться.

– А ну отпусти меня, извращенец!

– Заметь, я только спасаю свой нос от посягательств,– Канаме отпустил ее.– Сенсэй, может, приступим к занятию?

Однокашники медленно успокаивались, поглядывая на багровую Серану и на невозмутимо-оскорбленного Канаме. Сенсэй наконец-то выдохнул, наведя в классе порядок. Видят боги, этот Бенетора своими выходками доведет его до гроба, если только раньше не выпустится.

Серана медленно спускала пар, желая кое-кому сломать хоть что-нибудь.

– Не обижайся,– услышала она негромкий голос Канаме.– Пошутили– и хватит!

– Ты хоть понимаешь, кем ты меня выставил?– прошипела в ответ Серана.– Да я тебя за это…

– Не-не-не, я боюсь!– в притворном ужасе Канаме задрожал и попробовал заслониться руками.

Сенсэй велел им замолчать и приступить к отработке заклятий. Четырехглазая Дрой отважилась на хадо тридцать первого уровня, но в цель не попала и сильно обиделать на весь мир. Акияма не стал заморачиваться и продемонстрировал свой любимый бьякурай, выжигая в центре мишени аккуратную дырку. Сенсэй похвалил его и поставил пятерку. Потом была Серана. Девушка кипела от гнева и превратила обычный шаккахо в оружие массового поражения: огромный огненный шар накрыл аж три мишени и все сжег дотла.

– Ого!– присвистнул Канаме.

– Студент Бенетора!

Канаме оглянулся на Сайзо, на Дрой, на Сакадзуки и выбросил вперед левую ладонь.

– Хадо тридцать три, сокацуй!

Яркий шар синего огня прочертил двадцать пять метров до мишени и снес ее до основания. Повисла гробовая тишина.

– Чего уставились? В правой руке занпакто, в левой кидо– типичная схема!– удивился Бенетора. Он не делал секрета из того, что почти восемьдесят лет сражался с короткими перерывами на обед и сон.

– Восхитительно!– нарушил тишину сенсэй.– Великолепно! Такая мощь без чтения заклинания…

– Я могу ударить намного мощнее,– спокойно сказал Канаме.– Я часто пользовался этим заклятием. Демонстрирую! Хадо тридцать три, сокацуй!

Рвануло капитально. В стене тира в сотне метров от учащихся образовалась приличных размеров выбоина. Челюсть сенсэя отвисла, а Канаме наконец-то понял, что переборщил.

– Нифигасе!– выдохнул Сайзо.– Вот это ты зажег…

Канаме скривился, как от зубной боли. «Довыпендривался,– подумал он и заметил изучающий взгляд Сераны.– Как есть довыпендривался!»

– Прошу прощения, мне можно идти?

– Да-да, конечно,– сенсэй еще не отошел от шока: такая мощь от студента пусть и из одаренного класса… да не все офицеры на такое способны!

Серана, пользуясь шоком, незаметно покинула свою группу и осторожно прокралась за Канаме, тщательно пряча духовную энергию. Девушка решила не подходить близко и смотрела издали. Вот Канаме выпрыгнул из окна своей комнаты на пятом этаже. На его поясе висел… занпакто. «Что бы это значило?– гадала Серана, осторожно следуя за Канаме.– Тьфу ты, он просто идет на полигон потренироваться с занпакто!»

Серана осторожно проследовала за Канаме до самого дальнего полигона. Канаме остановился рядом с будкой, где дежурил охранник полигона, пожал ему руку и, перекинувшись парой слов, уселся на скамейку и стал ждать. Через четверть часа затекшая спина Сераны давала о себе знать, и девушка вообще пожалела, что ввязалась в эту авантюру. Но вот полигон покинул Кейо в компании дружков и остановился поболтать с Канаме. Серана прислушалась, но ничего толком не уловила. А потом эти оба вдруг встали и пошли в ее сторону, негромко разговаривая.

–… опять ты за старое!– бурчал Канаме.– Снова там все разнес, да?

– Да не, я просто с парнями разминался,– усмехнулся Кейо.– Так что не боись, там есть еще что покрошить!

Парни еще немного поговорили о приемах мечного боя и разошлись по своим делам, а Канаме быстрым шагом направился на полигон. Серана осторожно обошла дремлющего в будке охранника и одним тихим бесшумным прыжком перемахнула через сигнальный барьер. В чем-чем, а в ловкости Серане даже кошка позавидует.

Серана ожидала увидеть что-то уж совсем запредельное, но Канаме некоторое время просто разминался в кен-до, после чего нарезал круг по уцелевшей дорожке и с помощью специального артефакта вызвал трех фантомов высшего уровня сложности. Дальше Серана только и могла завороженно смотреть на пляску клинков, позабыв обо всем. Через небольшой промежуток времени, может, десять секунд, а может, минута, один из фантомов с тихим хлопком исчез, попав под удар меча. Двое остальных мгновенно сменили тактику на парный бой и атаковали. Канаме легко поднырнул под клинок и мощным пинком отшвырнул фантома далеко назад, после чего исчез, появляясь рядом с падающим фантомом и рассек его до того, как фантом коснулся земли. Третий фантом тут же атаковал незащищенную спину. Канаме снова исчез и появился на том же месте, где начался бой. Слова заклятия, яркая вспышка– и третий фантом перестал существовать.

А потом Бенетора исчез.

– Тебе не говорили, что подсматривать нехорошо?– мягкий вкрадчивый голос за спиной заставил Серану задрожать. Почему-то на нее нахлынул ни с чем не сравнимый ужас.

– Тебе крупно повезло, что я тебя заметил,– Бенетора сел рядом с ней.– Иначе мне пришлось бы тебя убить.

– Это еще почему?– севшим голосом просила Серана. Нет, Бенетора не шутил, он действительно собирался ее убить.

– Потому что есть вещи, о которых другим не стоит знать,– усмехнулся Бенетора.– Раз уж ты сорвала мою тренировку, может, развлечешь меня? Давно хотелось посмотреть, чего стоит та, чей муж возглавит благородный клан Акияма!

Серана вздрогнула. Наивная девочка полагала, что только директор знает о том, кто она такая. Бенетора с первого дня заметил сходство и понял, что девушка изгнана из рода.

– Как ты узнал?

– Я виделся с твоим отцом за несколько секунд до его смерти,– пожал плечами Бенетора и цепко взглянул в лицо Сераны.– И да, это я убил твоего отца.

– Ты…– Серана чувствовала, как в ее груди поднимается волна ненависти.– Как ты мог? Я ведь открылась тебе, ты… ненавижу… ненавижу! Будь ты проклят, я убью тебя!

Сверкнула катана– Серана сама того не заметила, как мгновенно призвала свой занпакто. Кончик клинка устремился в глаз Канаме, но Бенетора легко уклонился и одним ударом плашмя бросил девушку на колени. Пинок– и катана Сераны, описав дугу, улетела на полигон и до половины вонзилась в песок.

– Ярость затуманивает твои глаза, делает твои движения медленными и слабыми,– услышала девушка столь ненавистный сейчас голос.– Ненависть заставляет тебя безрассудно бросаться в бой. Ты так и не поняла, насколько я сильнее тебя? Прости что соврал тебе, это не я убил твоего отца.

Серана вскинула голову, ненависть странным образом улетучилась, она верила Канаме, ей хотелось ему верить!

– И кто это был?

– Один мой… знакомый,– усмехнулся Бенетора.– Во имя сохранения твоей жизни я не стану называть его имя.

Глава 5

Серана возвращалась с занятий, когда ее грубо схватили за руки, набросили на голову мешок и куда-то оттащили.

– Ну что, сучка?– мешок с головы сдернули, и Серана поняла, что оказалась где-то на задворках академии. Ее окружили четверо крепких парней, еще двое держали за руки, не позволяя дернуться.

– Думаете так заставить меня платить?– усмехнулась Серана и вскрикнула: хлесткая пощечина обожгла ей щеку.

– Тебе слово не давали, мразь,– прорычал один из парней.– И ты заплатишь прямо сейчас!

– И как же?– глаза Сераны пылали гневом.– Убьете меня?

– Не сразу,– парень потянул руки к ее груди, сально ухмыляясь.

– Убери грабки, скотина!

– А ну молчать!– полновесный удар кулаком отозвался гулом в голове и болью. Серана пыталась вырываться, кричала, билась…

– Я кажется ясно выразился, что не потерплю беспредела,– пустой голос заставил насильников остановиться. Серана неверяще посмотрела в сторону и увидела своего спасителя. Канаме выглядел абсолютно спокойно и непоколебимо. Он был безоружен, но Серана вдруг почувствовала, что лучше бы сейчас просто оказаться подальше отсюда. От Канаме просто веяло силой, от которой ужас пробирал до костей.

– Ты вообще чего здесь забыл, Бенетора? Девкой не поделимся!

Парень спустил штаны и попробовал пристроиться, как сверкнула яркая голубая вспышка, и его левая рука и часть груди просто перестали существовать, а брызжущее кровью тело отшвырнуло на еще троих, ждущих своей очереди. Насильники выпустили свою жертву, Серана забилась в угол между контейнерами, пытаясь прикрыться. К счастью, Бенетора успел вовремя, но одежду спасти не удалось.

– Ах ты ублюдок!– Кейо, один из тех, кто ждал в сторонке, выхватил свою катану и бросился вперед.– Я зарежу тебя прямо здесь!

Бенетора вытянул левую руку вперед. Вихрь оранжево-алых частиц закружился перед ним и превратился в простой деревянный посох. Катана уже приближалась к голове Канаме, Серана испуганно закричала, и…

– Что?– Кейо пораженно смотрел на то, как его катана высекает искры из… дерева?– Как? Как ты мог простой деревяшкой отразить мой удар?

– Я надеялся, что мы сможем стать друзьями,– спокойно проговорил Бенетора.– Но насильников я не терплю.

– Как пафосно!– Кейо обрушил на противника град ударов со всех сторон. Бенетора блокировал, используя лишь левую руку и зажатый в ней посох. А Кейо бил все сильнее и сильнее, недоумевая, как дерево может быть крепче стали.

– И это все?– Бенетора вдруг оказался рядом с ним, перехватывая правой рукой посох.– Слабовато!

Кейо отскочил, и это спасло ему жизнь: мощный удар посоха обрушился на бетон и расколол его на множество глыб, даже стены окружающих переулок построек пошли трещинами, а в месте удара возникла воронка метр в диаметре и полметра глубиной. «Что за чудовищная сила?»– запаниковал Кейо. Мгновение– и только интуиция спасла его на этот раз. Кейо вскинул клинок в парировании широкого рубящего удара, понимая, что если эта с виду простая палка достанет его, одними ушибами он не отделается. Рука онемела, катана едва не полетела в сторону, а на голову обрушился страшный удар сверху вниз.

– Врешь, не возьмешь!– процедил Кейо, перехватывая катану левой рукой и изо всех сил сдерживая страшный удар. Нет, он далеко не трус. Кейо высвободил свою духовную энергию и влил ее в катану. Бенетора слегка нахмурился, высвобождая свою духовную энергию, и давление возросло в десятки раз, клинок Кейо начал медленно подаваться вниз. А потом перед лицом возникла рука.

– Хадо тридцать три, сокацуй!

«Черт!»– Кейо попробовал уйти, но до конца уклониться не получилось. Бенетора тут же воспользовался моментом и, позволив Кейо уйти в сторону, рубанул посохом, раскалывая клинок катаны на две неравные половины и несколько мелких осколков.

– К-как?– прохрипел Кейо и шевельнул обрубком на месте правой руки. Изо рта хлынула кровь: взрыв раздробил ребра с правой стороны, и многочисленные осколки вошли в легкие.

– В отличие от тебя я воевал,– слегка усмехнулся Бенетора.– Ты сильный, сумел выдержать мою духовную силу и даже продолжал сражаться! Ты пятый, кто увидит его.

Все, что Серана могла– в ужасе наблюдать. Вокруг тела Канаме вспыхнула оранжево-красная духовная энергия, сплетаясь в подобие языков пламени. Часть посоха вдруг сгорела, обнажая клинок. Оказывается, у Бенеторы не простой посох, а сикомизуэ. Что ж, вполне на него похоже.

– Испепели, Хоноони!

Вихрь огненной духовной энергии окутал меч, и Кейо ровно секунду рассматривал занпакто Бенеторы. Древко венчал объятый пламенем протазан на одном конце и узкое у основания четырехгранное копье на другом конце. Центральный зубец протазана формой и габаритами напоминал клинок меча с тремя симметричными выступами лезвия у основания и был украшен узором языков пламени. Оба боковых зубца протазана смотрели не вверх и в стороны от среднего, а загибались вниз и слегка расширялись у основания, превращая протазан в подобие двухсторонней секиры. У самой втулки протазана трепетала на ветру длинная алая лента с двумя кисточками.

– Твоя сила станет моей,– усмехнулся Бенетора, и острие копья вошло Кейо в сердце. Серана хотела вскрикнуть, но словно ледяная рука перехватила ее горло, не позволяя произнести ни звука. Духовная энергия Кейо устремилась по древку к руке Канаме, по ходу движения меняя цвет с сиреневого на оранжево-красный, и вливалась в тело Бенеторы. Через секунду тело Кейо рассыпалось прахом.

– А ты весьма силен,– Бенетора сжал-разжал кулак.– Потребуется время, чтобы научиться пользоваться такой силой! Серана, ты в порядке?

Канаме присел рядом с ней на корточки и стащил с себя косоде. Серана испуганно дернулась назад, но, когда косоде Бенеторы опустилось ей на плечи, вцепилась в ткань, хранящую тепло и запах Бенеторы.

– Все хорошо,– Канаме обнял Серану и прижал к себе.– Больше тебя никто не обидит!

Канаме отвел Серану к ее комнате в общежитии.

– Только не рассказывай о способности моего занпакто.

– Канаме,– вдруг спросила Серана, впервые называя Бенетору по имени.– Это ведь занпакто-поглотитель? Я слышала о них от своего деда, они очень редки. Даже реже, чем гипнотические занпакто!

– Это лишь одна из способностей моего занпакто,– вздохнул Бенетора.– На самом деле Хоноони– огненный занпакто с задатками занпакто ближнего боя и поглощающего занпакто, вот такая у меня разностороння душа. Не жалеешь, что связалась со мной?

Ответом стал нерешительный поцелуй, а что произошло дальше– не для детей!

Сей инцидент породил волну проверок и разбирательств. Клан Акияма, узнав обо всем от Сераны, тут же встал на защиту Бенеторы и обеспечил ему дальнейшее обучение. Шибу так же оставили в академии. А потом неожиданно нагрянула проверка из Готей-13.

– Капитан Кучики,– студенты склоняли головы перед главой клана Кучики. Директор вышел навстречу капитану шестого отряда.

– Я слышал о происшествии,– сразу перешел к делу Гинрей Кучики.– Я хочу видеть этого юношу!

– Но зачем он вам?– глаза директора забегали.

– Что-то не так?

– Ну-у-у… его вместе с шестым курсом отправили в мир людей для тренировки…

– Что ж, тогда я подожду, не возражаете?

Шестой курс вернулся к вечеру. Истрепанные старшекурсники частично шли сами, волоча товарищей. Единственный, кто остался на ногах и даже не был ранен– Канаме Бенетора. Он тащил на себе двоих покалеченных студентов.

– Что произошло?– директор глядел то на студентов, то на капитана Кучики.

– Доложите, студент Бенетора!– велел капитан Кучики.

– Докладываю, капитан Кучики,– мгновенно сориентировался Бенетора, бережно опуская товарищей на траву.– Во время учений в мире людей по моей вине произошел прорыв духовной энергии, на которую сбежались несколько десятков Пустых, и вот…

– Почему ты считаешь, что это по твоей вине?

– Он не виноват, капитан Кучики,– прошептал один из шестикурсников.– Это мы напортачили с барьером, не учли его силы… а он предупреждал…

– Силы?– капитан Кучики смерил Бенетору рентгенным взглядом.– Что ж, каковы твои успехи в кидо?

– Заклятия среднего уровня без чтения текста,– проговорил учитель кидо.– Канаме-кун очень одаренный юноша, очень! Я настаивал на том, чтобы он учился всего год, но Канаме-кун хочет пройти полный шестилетний курс обучения.

– Я не могу тебе это позволить,– отрезал капитан Кучики.– В Сообществе Душ очень сложная ситуация, назревает гражданская война! Нам нужны сильные синигами, как ты. Я знаю, кто ты и знаю, что ты сделал в прошлом. Как ты смотришь на то, чтобы поступить в Готей-13 сейчас же? И я обеспечу тебе полную амнистию.

– Глупо скрывать мой истинный уровень от капитана,– Бенетора слегка усмехнулся.– Поэтому я смотрю исключительно положительно. Мне обязательно проходить экзамен, капитан Кучики?

– Нет, Бенетора. И называй меня Кучики-сан или Гинрей-сан, я не люблю чинов.

– Как скажете, Кучики-сан,– согласился Бенетора и невольно оглянулся на Серану. За два месяца разбирательств Канаме начал встречаться с Сераной, повергнув многих студентов в тихий шок. А началось все с того, что после расправы над Кейо и его шавками Серана не захотела выпускать Канаме из своей комнаты, решив отблагодарить его по-женски. Канаме против не был и постарался вовсю. С тех пор они и встречаются.

– Твоя девушка, думаю, сможет спокойно доучиться, Канаме-кун!– усмехнулся Гинрей.

– А пройти экзамен?

– Студентка Акияма!– тут же среагировал директор.– С вами хочет говорить капитан Кучики!

Серана выглядела испуганной и взволнованной. Капитан шестого отряда Готей-13 и глава клана Кучики, Гинрей Кучики, человек-легенда!

– Не хочешь пройти выпускной экзамен?– спросил капитан Кучики.– Канаме Бенетора уже зачислен на пост двенадцатого офицера шестого отряда.

Серана быстро взглянула в глаза Канаме. То, что она там увидела, заставило ее решительно кивнуть.

– Ты уж постарайся,– улыбнулся в усы капитан Кучики.

Глава 6

Спокойная жизнь продолжалась недолго. Началась гражданская война, множество синигами дезертировали и совершали нападения на бывших товарищей. В войне отличился Кога Кучики, принятый в клан Кучики после женитьбы. Кога– единственный синигами, к которому Канаме еще не определился, как относится. С одной стороны он сильный, умелый боец, и поэтому его любят. А вот его занпакто… Хоноони боится Мурамасу, о чем и сказал Канаме во время первой же беседы, проведенной в Готей-13.

– Седьмой офицер Бенетора!– в казарму ворвался один из синигами.– В третьем районе западного Рукона…

– Не говори!– остановил своего бойца Бенетора.– Я все понимаю. Кейго, построй остальных в оцепление. Ваша задача– не допустить потерь среди мирного населения.

– А вы?

– А я разберусь с мятежниками.

– Но их там больше двух десятков!

– Тогда вам тем более не следует туда соваться, вы можете погибнуть!– отрезал Бенетора.– Я отдал приказ, а приказы не осуждаются, Кейго. Выполнять!

Бенетора сорвался в сюмпо. Это совсем недалеко…

Мятежники налетели на деревню, предвкушая золото, вино и женщин. Каково было их удивление, когда перед ними выросли синигами шестого отряда и единым слитным прорывом отбросили мятежников из деревни и тут же отступили. Еще бы, их было всего-то семеро!

– Что это было?– удивились мятежники.– Что это за духовная сила?

– Это…– дрожащая рука одного из мятежников поднялась вверх, указывая на силуэт на крыше одного из крайних домов.

– Я предлагаю вам сдаться,– сразу перешел к делу Бенетора.– Мне надоело говорить все эти пафосные фразы, я выражусь проще: вы сдаетесь или погибаете прямо здесь!

Мятежники медленно отступали.

– Бежать вам некуда,– покачал головой Бенетора.– Этот район полностью оцеплен шестым отрядом, а если вы раните кого-то из моих товарищей, я очень обижусь!

– Чего вы отступаете, трусы?– прикрикнул командир и прорвался в первые ряды.– Нас двадцать восемь, а он всего один! Раздавим его!

– Да-а-а-а!

– Глупцы,– покачал головой Бенетора и исчез, появляясь на поляне. Командир увидел смутный силуэт и рубанул мечом. Катана провалилась в ударе, после чего в грудь врезалось колено. Командира отбросило на мятежников, сминая первые ряды атакующих. Остальные тут же разделились на два отряда и зашли с флангов, занося катаны. Бенетора слегка усмехнулся и исчез, трое синигами ранили один одного, проваливаясь в рубящем ударе.

– Хадо тридцать один, шаккахо!

Огненный шар взорвался точно под ногами раненых, разбросав их в стороны. Командир наконец-то пришел в себя.

– Раздуй пламя, Хиноказе!

Поток огня сорвался с острия глевии и накрыл Бенетору, вихрем кружась вокруг своей цели.

– Ну что, съел?– расхохотался мятежник, и тут пламя разлетелось во все стороны, разогнанное взмахом посоха, и закономерно погасло. Хохот синигами враз отрезало, а увиденное заставило его побледнеть. Противник, совершенно невредимый, стоял на небольшом пятачке земли, возвышающемся в оплавленной воронке.

– Забыл тебя предупредить…– раздалось у него из-за спины.

– Что…– синигами скривился, выкашливая кровь из горла– грудь и древко гвелии оказались рассечены невидимым ударом клинка.

– Я совершенно не боюсь щекотки,– закончил Бенетора и особым движением стряхнул капельки крови с клинка, оставляя чистую, пылающую отраженным солнцем сталь.– Ну и что вы собираетесь делать?

– Убьем его!– закричал кто-то из толпы синигами и бросился вперед, а за ним потянулись остальные. Канаме только вздохнул, готовясь встретить врага.

Сикомизуэ хищно сверкнул в лучах заходящего солнца, обрушиваясь на врагов. Вспышки заклятий кидо, выпады мечей, удары рук и ног на несколько секунд слились в одну жуткую какофонию, наполняя воздух звуками битвы. Треск горящей плоти, звуки рассекаемого тела, брызги крови повсюду– через десять секунд все стихло.

– Черт,– выдохнул Бенетора, увидев, во что превратилась его форма.– Совсем ведь новая!

Канаме взял в руки посох и вложил в него клинок, после чего огляделся. Пошумел он изрядно, вон, сколько трупов. Хотя… да, все более-менее в порядке. Четверо мятежников были связаны с помощью кидо– этих Бенетора сумел захватить живыми. Вообще он старался как можно больше взять живьем, но далеко не всегда получалось ударить катаной или кидо так, чтобы противник выжил.

– Седьмой офицер Бенетора, вы в порядке?– на тишину после сражения почти сразу сбежались его подчиненные.

– Да, в полном,– Бенетора показал своим парням оттопыренный вверх большой палец, после чего повернул его в сторону связанных бессознательных синигами.– Пакуйте! А у вас как прошло, все гладко?

– Да, порядок.

– Они никому не успели причинить вреда…

– Вы ранены!

– Царапина,– отмахнулся Бенетора, вспомнив о рубленой ране на груди. Клинок прошел неглубоко, только порезал мышцы и ребра, рана неопасна. Тот, кто его ранил, сейчас без сознания. Он сильный, сумел его достать.

– Почему вы не высвободили занпакто?

– Мне нужно было захватить пару языков, разве это не понятно?– удивился Бенетора.– Кроме того, разве вы используете занпакто, чтобы смахнуть комара? Двигаем в расположение!

– Так точно!

Капитан Кучики вызвал Бенетору к себе.

– Ты ранен, Канаме-кун! Почему ты не высвободил занпакто? Разве ты недооценил противника?

– Никак нет, Кучики-сан! Я трезво оцениваю боевую обстановку, а так же то, что ваш зять, Кога Кучики, перебил всех потенциальных языков до единого. Если у него не получается брать языков, значит, нужно мне попробовать. Как видите, я достиг некоторого успеха. Они всего лишь рядовые, но то, о чем начальству докладывают, солдаты узнают из сплетен.

– И как выбить из них информацию? Они упорно молчат!

– В крайнем случае пытки развяжут им языки,– скривился Бенетора.– Простите, вероятно, я слишком прямолинеен.

– Нет, все в порядке, Канаме-кун! За успешно проведенную операцию я награждаю тебя премией и повышением до звания пятого офицера. Не хочешь отдохнуть?

– Я скучаю по Серане,– честно ответил Канаме.– Я уже месяц ее не видел…

Серана очень старалась, но не сумела пройти выпускной экзамен и была вынуждена доучиваться в академии.

– Вот и повидайся. Две недели отдыха!

– Есть две недели отдыха!– обрадовался Бенетора и тут же задал вопрос:– А как же передовая?

– У нас достаточно солдат, Канаме-кун! А твоих орлов я отдам под присмотр моего зятя. Может, он и не самый лучший оперативник, но своих людей в обиду не даст.

Канаме поклонился капитану и покинул кабинет, собираясь для отправки в академию. Класс 4-1 как раз занимался фехтованием.

– Канаме?– Серана несказанно удивилась, увидев своего ненаглядного.– Канаме!

– Привет!– Бенетора прижал свое сокровище к себе.– Скучала?

– Очень! Как у тебя дела?

– Простите, мы вам не мешаем, господин пятый офицер?– насмешливо спросил Кайдо-сенсэй.

– Ах да, точно. Извините, Кайдо-сенсэй! Я зайду после уроков.

Канаме чмокнул Серану в щеку и отправил ее продолжать занятие, а сам двинулся прогуляться по академии.

Глава 7

Серана недовольно поморщилась. Солнце из окна светило ей прямо в глаза, и девушка завозилась на груди Бенеторы, поворачивая лицо в противоположную сторону и снова засыпая. Канаме наблюдал все это сквозь полуопущенные веки, поглаживая кончиками пальцев кожу на пояснице девушки. Так не хочется уходить, но ему скоро нужно быть в расположении.

Девушка недовольно подняла голову, глядя на Канаме.

– Мне пора,– Бенетора поцеловал Серану в губы и, мягко уложив ее на спину, поднялся, нашаривая одежду.

– А ты скоро опять придешь?– спросила Серана.

– Как только закончится война, я буду навещать тебя каждые выходные,– Канаме полностью оделся.– Прости, мне пора!

– Я буду ждать,– Серана смотрела на закрытую дверь, поглаживая пальчиками живот.

Адская бабочка доложила Канаме о последних событиях. Несколько мгновений он стоял, как громом пораженный, после чего сорвался в штаб шестого отряда.

– Что?– проревел он, врываясь в кабинет капитана.– Что это значит, Кучики-сан?

– Они мертвы,– Гинрей Кучики выпрямился.– Весь твой отряд убит Когой Кучики. Он обезумел!

– Ублюдок,– рычал Бенетора.– Где он? Я спалю его в адском пламени!

– Поздно,– выдохнул капитан Кучики.– Вчера мы, я и главнокомандующий Ямамото, запечатали Когу Кучики в мире людей. Ты их начальник, но они входят в состав моего отряда, и месть я взял на свои плечи. А теперь поговорим о более серьезных вещах. Сядь, Канаме-кун!

Канаме медленно опустил седалище в кресло.

– В связи с усложнившейся ситуацией трое капитанов погибли, из-за этого некоторые лейтенанты были повышены в звании до капитанов. Чтобы завтра был на собрании в восемь утра!

Ровно в восемь ноль-ноль Бенетора постучался в дверь и толкнул, входя в большой зал. «Ого!– подумал он, ощутив на шкуре уплотнившуюся из-за присутствия всех капитанов духовную энергию.– А они сильны, старички!»

– Пятый офицер шестого отряда Канаме Бенетора по вашему приказанию прибыл!– отрапортовал Канаме и щелкнул каблуком, только что честь не отдал.

– Ты знаешь, зачем я позвал тебя?– спросил Ямамото Генрюсай.

– Никак нет!

– Кончай свои армейские штучки,– одернул подчиненного капитан Кучики.

– Точно, уши в трубочку сворачиваются!– зевнул капитан Кьераку.

– Итак, мы не нашли капитана только для десятого отряда!– поднял вопрос Генрюсай. Бенетора затравленно огляделся: он уже понял, куда ветер дует, и очень сильно захотел оказаться где угодно, лишь бы подальше отсюда.

– Канаме Бенетора, ты вышел на уровень банкай?

Канаме с радостью мотнул головой: в душе появилась робкая надежда. Но судя по тому, как на него смотрят остальные капитаны, легкой победы Бенеторе не видать, как своих ушей.

– Что ж…– прищурился Генрюсай.– Кто из вас согласен дать свою рекомендацию за Канаме Бенетору с целью назначения его на пост капитана десятого отряда?

– Я!– маньячно оскалился капитан Зараки и подмигнул другу. Канаме в ответ состроил ему страшные глаза, но капитану одиннадцатого отряда, как всегда, его мнение было до лампочки.

– Юноша весьма одаренный,– сказал свое слово Гинрей Кучики.– Даже без шикая Канаме-кун сражается на уровне капитана, и он один из немногих, кто был способен одолеть Когу Кучики в открытом бою. Я тоже рекомендую его на пост капитана.

– Присоединяюсь,– подала голос Шихоин Йоруичи.– Он такой симпатичный!

И игривый взгляд на Бенетору. Канаме только вздохнул: с первого дня его появления в Готей-13 чертова кошка не дает ему покоя, то просто флиртуя, то открыто приставая к нему.

– Капитан Йоруичи!– одернул ее Генрюсай.

– Ну что? Он действительно сильный, только по скорости слабоват…

А вот это она зря, очень зря! Меньше всего в мире Канаме любит, когда в его силе сомневаются.

– Че-его?– оскорбился Бенетора.– Напомнить…

– Не надо!– подняла руки Йоруичи.– Эй, Аикава! Ну ты-то не молчи!

– Бенетора конечно силен,– Лав Аикава, капитан седьмого отряда, почесал подбородок, глядя на Бенетору.– Но он еще слишком молод. Я– против! Пусть побудет годков двадцать лейтенантом, а там посмотрим.

«Да!– обрадовался Канаме.– Спасибо вам, капитан Аикава!» Рано обрадовался.

– Ладно тебе, Лав!– подал голос капитан Оторибаши.– Ну молод, ну горяч, так все же такими были. Я за то, чтобы назначить пятого офицера Бенетору на пост капитана.

«Так, если еще трое рекомендуют меня, мне конец,– лихорадочно соображал Канаме.– Что же делать?»

– Жалко, Укитаке снова приболел,– покачал головой Кьераку.– Так бы точно был с нами капитан. Я за то, чтобы назначить Канаме Бенетору на пост капитана десятого отряда!

«Осталось двое, может, все еще не так плохо?»

– Я рекомендую Канаме Бенетору на пост капитана десятого отряда Готей-13!

Все замолчали, пораженно глядя на Кенсея Мугуруму. Вот уж от кого сложно ожидать рекомендации!

– За что?– простонал Бенетора.– Я же не хочу быть капитаном!

– А кто ж хочет?– резонно возразил капитан Аикава.– Эй, Шинджи! Не молчи!

– А? Что? Я рекомендую его!– опомнился Хирако, смерив Бенетору оценивающим взглядом.

– А теперь, кто из тех, кто не высказал свою рекомендацию, согласен с назначением пятого офицера шестого отряда Канаме Бенеторы на пост капитана десятого отряда?– провозгласил Генрюсай.– Я согласен с назначением!

– Я согласна с назначением,– улыбнулась капитан Унохана.

– Эх, была не была!– капитан Хикифуне подняла руку.– Я тоже за его назначение!

Щека теперь уже капитана Бенеторы дернулась. Он уже видел, сколько на него падает проблем. Ни лейтенанта, ни нормального капитана в десятом отряде нет уже лет тридцать.

– А мое желание учитывается?– подал голос Бенетора.

– Ни разу!– проворковала Йоруичи.

– Выбора нет,– вздохнул Бенетора.– Я потопал?

– Нет! Раз уж ты капитан, то хотя бы послушай, что говорят другие!

Через два часа собрание закончилось, Бенетора получил хаори и грустно потопал в расположение своего отряда. Знакомые офицеры поздравляли его с назначением, те немногие, кто его хорошо знает, искренне сочувствовали и предлагали свою помощь.

– Извините, сам справлюсь!– отмахивался Бенетора.

И вот новоиспеченный капитан десятого отряда направил стопы в расположение десятого отряда. Прошелся с проверкой. Результат: тридцать пузырьков валерьянки из запасов Уноханы и четыре литра саке из запасов Кьераку пошли на поправку пошатнувшейся нервной системы капитана Бенеторы. От его ора, казалось, не было спасения: мощный звук, порождаемый горлом Бенеторы, достигал бедных синигами не только в расположении– в радиусе сотни метров от казарм десятого отряда дрожали стекла и прыгали стаканы.

К полуночи Бенетора более-менее успокоился, перестал бросаться в мелькающих на горизонте подчиненных тяжелыми предметами, а если таковых не было– заклятиями кидо. Выпил последний пузырек валерьянки и пошел спать.

– И как ваше расположение?– полюбопытствовал на утреннем собрании капитан Кьераку.– Все разнесли или хоть что-то уцелело?

– Подобного раздрая я нигде не видел,– рычал Бенетора, но уже хотя бы не бросался кидо среднего уровня во все, что движется. А его бойцы только-только начали вылазить из ящиков, тумбочек, шкафов, из-под кроватей, из погребов– отовсюду, где можно было пересидеть гнев капитана.

– Ладно, двор запустили, бывает!– махнул рукой Бенетора.– Но казармы! Кровати не пронумерованы, пол не мылся недели три, что до сортиров– говорить нечего, мухи на лету дохнут! Картотеки как таковой нет, синигами не знают, кто их старший офицер, полигоны заросли бурьяном, лейтенант… хотел бы я видеть этого расп..здяя! Отчеты не разобраны и не сортированы, боевая подготовка на нуле… господи, за что мне это?– взвыл под конец Бенетора. Капитан Унохана тут же вытащила пузырек валерьянки, а капитан Кьераку налил пиалу саке. Бенетора взял саке, вылил туда полпузырька валерьянки и залпом выпил, игнорируя тяжелые взгляды коллег.

– Капитан Унохана, капитан Кьераку, вчера вы спасли более двухсот жизней,– выговорил Бенетора.– Если бы не вы– я бы поубивал там всех нах..й! Простите, не сдержался.

– Да ладно тебе,– хлопнул по плечу Зараки.– Тащи своих амеб ко мне, я из них живо дерьмо выбью!

– Я попробую сам справиться. А если что… совместная тренировка двух отрядов…

И две совершенно идентичные маньячные ухмылки.

Вечером Серана получила короткую весточку от Бенеторы: «Меня назначили капитаном десятого отряда. Прости, пару недель как минимум я не появлюсь. Люблю тебя, дай мне Господь сил не перебить этих долбоклюев! Еще раз люблю тебя, очень скучаю!»

Две недели десятый отряд как угорелый носился по расположению, отдраивая и начищая все до зеркального блеска. Бенетора засел в своем кабинете и попросил помощи у капитана одиннадцатого отряда. Зараки не стал никого присылать, он пришел сам, положил свой меч на стол Бенеторе во избежание трупов и отправился гонять подчиненных друга.

Ровно две недели Бенетора дневал и ночевал в кабинете, разбирая отчеты и не стесняясь в выражениях матеря бывшего капитана, ленивого лейтенанта, свалившего в бессрочный отпуск, начальство за всю эту бумажную волокиту и под горячую руку пятого офицера Юмичику, присланного-таки капитаном Зараки, третьего офицера Матсумото и четверотого офицера Хиномаки.

И вот наступил четверг. В этот прекрасный день Юмичика достал последние коробки с отчетами, а Матсумото и Хиномаки разобрали их и внесли в картотеку.

– Гос-с-пади!– выдохнул Матсумото.– Неужто закончили?

– Закончили,– подтвердил Бенетора.– Боги, за что мне это? Как же я ненавижу все эти бумажки. Ладно, проехали!

До конца дня Бенетора позволил еле волокущим ноги синигами– тем, кого Зараки еще не отправил в казармы четвертого отряда– отдыхать до вечера.

Следующий день не задался для синигами с самого утра. Капитан Бенетора обвел взглядом столпившихся на плацу синигами.

– Это что?

– П-построение, к-капитан Бенетора,– выдохнул самый смелый. Своего капитана синигами десятого отряда боялись просто до дрожи в пятках.

– Где?– демонстративно повращал головой Бенетора.– Я вижу только стадо баранов, столпившееся на плацу! Чтобы через десять минут здесь было построение! О, лейтенант Хиери, подождите!

– Чего тебе?– мрачно отозвалась Хиери.

– Мне нужна твоя помощь,– быстро заговорил Канаме.– Слушай, не могла бы ты минут десять дрючить этих уродов, чтобы они превратились из баранов в синигами, а из стада в построение? Полный карт-бланш!

– Только потому, что ты мне помог!– Хиери подошла к синигами десятого отряда, ловким движением ноги подбросила тапку и сильнейшим ударом с подкруткой отправила одного из подопечных Бенеторы в короткий полет до ближайшей стены.– Чего расселись, уроды лысые? Живо сформировали построение!

– Тебе не кажется, что это слишком жестоко?– спросил проходящий мимо третий офицер второго отряда Урахара Киске.

– Не-е, надо один раз показать этим долбоклюям, где раки зимуют!– авторитетно заверил гениального ученого Бенетора.– Знаю я этих бар-ранов, сам таким был!

Синигами со страхом взирали на тихо-тихо беседующих капитана Бенеторы и лейтенанта Хиери, причем Бенетора несколько раз махнул рукой в их сторону. А потом начался АД. Да-да, только большими буквами. Не такой конечно, как две недели назад, в первый день появления нового капитана, но все же…

Десять минут непрерывного ора и избиений тапкой сделали чудо: две сотни синигами наконец-то поняли, чего от них хотят, и сформировали полноценное построение.

– Ну что?– мрачно спросил Бенетора.– Спасибо, лейтенант Хиери! Если они будут плохо себя вести, вы ведь присмотрите за ними?

– Непременно!– хищно оскалилась маленькая стервочка. Синигами застонали но, поймав испепеляющий взгляд лейтенанта двенадцатого отряда, испуганно затихли.

– Капитан Бенетора!– в расположении десятого отряда появилась лейтенант Ядомару.– Вас…

– Нас!– рявкнул Бенетора так, что девушка подскочила.– Передай им, что я занят! Сейчас буду делать из этих сопляков настоящих мужчин.

– А девушек?– пискнула какая-то девчушка.

– А девушки должны уметь за себя постоять и навалять особо похабным мужикам. Бу-га-га! Ну что, дефектные? За мной, и пусть только кто посмеет слинять– следующая тренировка пройдет с лейтенантом Хиери!

Бенетора шесть часов без перерыва гонял отряд по полигону и ругался, не скрывая эмоций и не стесняясь в выражениях.

– Ты как занпакто держишь, долбоклюй?– орал он на какого-то новичка из предпоследнего набора.– Это занпакто, а не член, и ты мечом работаешь, а не дрочишь в сортире! Хуле ржете, амебы бесхребетные? А ну живо упор лежа принять, по сто пятьдесят отжиманий!

– А девочки?– пискнул кто-то в глубине группы.

– Сто сорок девять! Погнали, я буду считать.

Или вот так.

– Уроды мамины! Микробы тифозные!– орал Бенетора, неосознанно копируя интонации комдива из «Десантника Степочкина».– Ну кто ж так полосу препятствий проходит, ну ёлы-палы!

Сам Бенетора тренировался наравне со всеми, показывая упражнения, и за шесть часов тоже подустал.

– Ладно, слизни косорукие!– махнул он рукой в два часа дня.– Идите жрать! Завтра подъем в шесть ноль-ноль, и снова на полигон! Ну Ямамото! Ну я тебе это припомню, этих криворуких дебилов, не умеющих держать занпакто! Ну капитан Кучики! Ну я вам вспомню эту усмешечку и эти бумажки!

– Здорово!– на Канаме обрушился удар занпакто. Бенетора легко парировал удар одной рукой, отведя клинок катаны от своего горла.

– Зараки! Как дела?

– Отменно!– Кенпачи хлопнул друга по плечу.– Жестче гонять не надо, сдохнут еще!

– И пр-ральна! Поможешь мне потом этих дебилов воспитать?

– Непременно! Подеремся?

– Не-е, мне еще бумажки разбирать,– загрустил Бенетора.– Давай где-нить в горах, а то потом бабло выбрасывай на восстановление казарм… и вместо того, чтобы учить этих рахитных недомерков уму-разуму придется гонять их отстраивать казармы. Че встали? Мухой на обед! Два часа на отдых и патрулировать районы.

Глава 8

– А мне обязательно?– взмолился лейтенант десятого отряда Ишшин Шиба.

– Обязательно!– отрезал Бенетора.– Так что будешь меня сопровождать!

– Ну почему вы вообще согласились, капитан Бенетора?– взвыл нерадивый лейтенант.

– Чтоб ты спросил, недоумок!– рыкнул в ответ Канаме.– Шевели поршнями!

Лейтенант десятого отряда Ишшин Шиба не забыл того разноса (вернее того, как его чуть не прибили), устроенного ему капитаном сразу после его последнего, как он понял, отпуска. С того дня прошло два месяца, и Шиба понял, что его вскорости понизят в должности. Но нет, его просто уволили. Но это случилось несколько позднее.

Месяц назад под его началом погиб четвертый офицер Матсумото. Тяжелые раны, полученные им в бою с Меносом, не позволили парню дотянуть до встречи с четвертым отрядом, и он умер на руках у капитана десятого отряда.

– Найди мою дочь,– попросил перед смертью Матсумото.– Она…

И скончался. Вот тогда-то Бенетора и невзлюбил своего лейтенанта. На вопросы коллег на собрании капитанов он ответил своим вопросом:

– Что это за лейтенант, который отправляет подчиненных на смерть? Я приказал Шибе самому разобраться с Меносом.

– За это его можно понизить в звании,– предложил Гинрей Кучики.

– И непременно понижу, как только найду другую кандидатуру на его место,– отозвался Бенетора.– А лучше…

Итак, капитан и его лейтенант шли на выпуск очередного поколения синигами. Бенетора согласился быть одним из экзаменаторов по одной простой причине: с этим выпуском выпускается и Серана.

Девушка с бьющимся сердцем подходила к Бенеторе.

– Запиши ее в шестой отряд,– обратился Бенетора к своему нерадивому лейтенанту.– Прости, но я просто не могу посылать тебя на задания. А вот Кучики-сан отличный капитан!

Серана кивнула, чувствуя в душе обиду, а Бенетора принялся за других студентов, получивших допуск к работе в Готей-13.

К вечеру Бенетора чувствовал себя выжатым лимоном. Он отправился спать, даже не поужинав. А наутро наступил аврал.

– Что за суета?– Бенетора мгновенно подобрался.

– Прорыв Пустых!– крикнул ему лейтенант.– Необходимо…

– Где?

– Шестьдесят пятый район Северного Рукона!

– Старшие офицеры выдвигаются вслед за мной,– велел Бенетора, набрасывая на плечи хаори.– Младшие офицеры– в оцепление. Вперед!

Гин Итимару пытался сопротивляться странному Пустому. Вроде бы не очень большой, этот Пустой обладал просто подавляющей духовной силой и натурально издевался над мальчиком, позволяя ударить себя и отшвыривая подальше. Вакидзаси Гина не особенно помогал ему, а за спиной мальчика сжалась в комочек его спутница, Рангику Матсумото.

Потом перед ним появились двое синигами. Третий и пятый офицеры умудрились опередить своего капитана и напали на Пустого. Мгновение– и оба синигами рухнули под ноги малышу Гину, изрезанные длинными когтями Пустого и истекающие кровью.

– Ты что, охренел, чмошник дырявый?– услышал Итимару голос над головой. Мальчик поднял голову и увидел сидящего на корточках на краю крыши синигами в капитанском хаори.

– Избивать моих подчиненных могу только я.

Мгновение– и капитан появился между Итимару и Пустым, мощным ударом ноги отбрасывая Пустого далеко назад.

– Пацан, двигаться можешь?

Итимару кивнул.

– Бери свою подружку и тащи куда подальше. Сейчас здесь будет жарко! Всем офицерам десятого отряда, прикрывайте детей и отступайте!

– Но почему?– рядом возник лейтенант Шиба.– Позвольте… о господи, это же адьюкас!

– Вот именно,– оскалился Бенетора.– Пока вы рядом, я не могу использовать всю свою мощь, чтобы не ранить вас. Вон отсюда, и накормите детей!

– Есть!

Шиба схватил Гина и Рангику за руки и усюмповал подальше.

– Ты не хочешь помочь ему?– спросил Итимару.

– Я буду только мешать капитану Бенеторе,– лейтенант Шиба отвел детей офицерам.– Парни, отступаем! Детей велено забрать в расположение, одеть и накормить!

– Именно в такой последовательности?– язвительно донеслось откуда-то из-за спины.

– Иди в жопу, Хиномаки!

Адьюкас несколько секунд смотрел в глаза Бенеторе.

– Чего вылупился?– капитан десятого отряда не спешил обнажать занпакто.– Нападай!

Адьюкас не заставил себя упрашивать и атаковал стремительными выпадом растопыренных когтей. Правая рука врезалась Бенеторе в грудь… и капитан Бенетора рассеялся. «Мираж?»– подумал адьюкас, после чего правая рука взорвалась потоком крови из глубокой рубленой раны от пальцев до плеча. Пустой тут же исчез, регенерируя порез, и начал собирать серо.

– Медленно!– за спиной адьюкаса появился Бенетора и ударил. Безжалостный рубящий удар провалился в пустоту, а адьюкас появился над Бенеторой и выпустил уже готовое серо.

– Бакудо восемьдесят один, данку!

Серо разбилось о барьер и погасло. Мгновение– и капитан Бенетора ударил адьюкаса ногой в голову, отбросив далеко в поле.

– Хадо тридцать три, сокацуй!

Пущенный вдогонку шар синего пламени встретился с маской адьюкаса и взорвался, придав полету вращение. Адьюкас сумел встать на ноги, мгновение– и перед ним сверкнуло лезвие катаны. Выставленные для парирования когти правой руки не выдержали и отвалились, а грудь украсилась глубокой рубленой раной. И снова удар ногой с разворота, да еще какой! В глазах адьюкаса весело заплясали звездочки, а тело окончательно утратило ощущение верха и низа.

Стремительный выпад когтями сумел задеть капитана Бенетору. Грудь брызнула кровью из десятка неглубоких царапин, а капитан десятого отряда ответил мощным рубящим ударом. Адьюкас не стал парировать и отпрыгнул подальше, снова собирая духовную энергию в серо. Поток алого света, разрушающий все на своем пути, столкнулся с данку и распался духовными частицами, после чего адьюкас рухнул, связанный шестью желтыми прямоугольниками.

– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

Адьюкас поднатужился и сумел сломать бакудо, после чего Бенетора приблизился на расстояние удара и рассек Пустого от плеча до пояса. Мощь удара отшвырнула адьюкаса далеко назад, впечатывая в громадную скалу.

– Неплохо, синигами!– адьюкас вышел из тучи пыли, и на нем не было ни царапины.– Как это называется? Воля, я прав? Ты предугадываешь мои движения и способен усиливать свое тело и атаки! И ты не хотел, чтобы это видели твои подчиненные!

– Воля запрещена не просто так,– усмехнулся Бенетора.– Иначе, чем освоить Волю, мне было не выжить в Кусаджиси! Ты же обладаешь сверхбыстрой регенерацией пустого класса адьюкас и серо уровня гилеана! Твоя скорость великолепна, а сила атак неимоверна! Хадо семьдесят три, сорэн сокацуй!

Длинная ветвистая молния врезалась Пустому в грудь… нет, Пустой исчез и появился совсем рядом с Бенеторой, нанося тому жестокий рубящий удар когтями.

– Ты стал какой-то медленный, синигами!– усмехнулся адьюкас.– Или это потому, что кидо такого уровня не потерпит движения?

«Черт!– Бенетора тяжело дышал: когти адьюкаса задели легкое.– Надо с ним побыстрее разделаться!»

– Испепели, Хоноони!

– Ого!– адьюкас согнул ноги в коленях.– Это и есть высвобождение?

Серо Пустого на этот раз не было отражено. Бенетора выставил вперед наконечник копья и поглотил серо в свой занпакто. «Что он сделал?– удивился адьюкас, быстро смещаясь.– Как?»
Из острия протазана ударил луч серо. Ударил мгновенно, без подготовки, и атака была куда сильнее серо адьюкаса.

– Как?– адьюкас ударил своим серо навстречу, но его серо тут же захлебнулось. Закопченный, лишенный доброй половины сил, адьюкас отступил на несколько шагов.

– Спасибо, что научил меня этой атаке,– ухмыльнулся Бенетора.– Сила Хиноторы в том, что я могу сколько угодно раз повторить любую из поглощенных им атак. Он запоминает атаку в тот момент, когда она сталкивается с копьем, и способен генерировать ее на клинке протазана. Огонь, вода, кидо, лед, молния– я способен повторить абсолютно все, меняя силу и скорость атаки так, как мне угодно!

– Это бред!– адьюкас бросился вперед.– Такое просто невозможно! Не бывает занпакто с такими разносторонними способностями!

– Конечно бред,– усмехнулся он.– Если бы я действительно мог такое, я бы прикончил тебя одним дыханием. Я просто выпускаю в тебя твою последнюю атаку, изменяя ее силу и скорость в пределах своих возможностей. Хоноони очень похож на Согье но Котовари капитана Укитаке, но при этом сильно отличается.

– И чем же?

– Согье но Котовари не способен к генерации своих собственных атак, без поглощения атаки противника это просто два клинка и лента с ярлыками.

– То есть пока ты не поглотил мою атаку, ты сам не можешь атаковать. Тогда мне нечего бояться!– адьюкас рванул вперед и ударил.

– Я бы так не сказал,– усмехнулся Бенетора. Клинок протазана вспыхнул пламенем, и ударил. Адьюкас страшно закричал, чувствуя, как медленно сгорает заживо, объятый вихрем пламени и пытался нанести удар. Мгновение– и рука, вспыхнув острой болью, рассыпалась пеплом. А через несколько секунд и адьюкас исчез, превращаясь в хлопья сизого пепла, который тут же развеял порыв ветра.

– У нас еще куча сюрпризов, правда, Хоноони?– проговорил Бенетора, поглаживая пальцами посох.– Эх, а меня умудрились-таки ранить! Опять за новым хаори переться…

Гин Итимару недовольно косился на весело жующую Рангику Матсумото.

– А ты чего не ешь?– улыбнулась ему Серана. Девушка как услышала о бедных голодных детях с высокой духовной силой, так и бросилась их кормить, решительно задвинув остальных подальше.

Итимару недовольно зыркнул на девушку и отвернулся.

– Я вам не доверяю!

– И что я сделала такого, что обманула твое доверие?– Серана встрепала серебристую макушку. Гин начал потешно отбиваться, а Рангику рассмеялась.

– Попробуй! Очень вкусно!

Гин бросил на Матсумото быстрый взгляд, и Серана все поняла.

– Ее обидели синигами?– тихо спросила девушка.– Скажи мне, кто?

– Разве это так важно? Все вы одинаковые…

– Но тем не менее я не стал вас обижать, наоборот,– в дверях столовой появился изрубленный капитан Бенетора.

– Канаме!– воскликнула Серана и бросилась вперед, но была остановлена повелительным жестом.

– Все в порядке, адьюкас уничтожен.

– Там был адьюкас? Ты цел?

– Пара царапин,– отмахнулся Бенетора.– И нечего на меня такими круглыми глазами смотреть. Адьюкас! Подумаешь, Пустой силы капитана, мелочь, в сущности. Зарвался парнишка, вот я его и порезал вмиг! Пацан, а ты чего не лопаешь? Или тебе больше хурма нравится?

При виде горки хурмы, высыпанной на тарелку капитаном десятого отряда, у Итимару потекли слюнки, но мальчик переборол себя, недоверчиво взирая на капитана.

– Ты сильный и одаренный, Гин Итимару,– усмехнулся Бенетора, от чего мальчику захотелось бросить в лицо капитану тарелку, чтобы стереть эту усмешку.– Поэтому я предлагаю тебе вот что: отучись-ка ты в Академии Синигами год следующего экзамена и вступай в мой отряд. Думаю, должность седьмого офицера на первых порах тебе вполне подойдет… как тебя зовут, девочка? Ты случаем не Рангику Матсумото?

– А ты откуда знаешь?– вмиг окрылился Итимару. Девочка кивнула, немного испуганно глядя на капитана

– Я знал твоего отца,– проговорил Бенетора без следа усмешки.– Один из немногих, кому я мог бы доверить свою спину. Перед смертью он попросил найти тебя. Вот я тебя и нашел, и следуя его воле, присмотрю за тобой. Твоя духовная сила высока, думаю, в класс особо одаренных долбоклюев тебя возьмут. Пару лет проучишься, и если будешь делать успехи– я заберу тебя в свой отряд, если же нет… тоже заберу и буду тренировать лично. Ты ведь не против?

– А можно мне с Гином?

Большие карие глаза с самым щенячьим выражением уставились на Бенетору. Серана фыркнула, видя конкурента.

– Если Гин согласен,– кивнул капитан.– Кстати, Гин! Не против поговорить по душам? Кажется, у нас есть кое-что общее…

Итимару кивнул и нехотя отправился за капитаном в его кабинет. Бенетора наложил барьер на стены.

– Нас не подслушают, Гин. Итак, ты нас ненавидишь за то, что синигами сделали с Рангику, я прав?

Гин несколько ошарашенно кивнул. Его пугала осведомленность капитана.

– Опиши мне тех, кто это сделал.

Гин описал, а Бенетора расхохотался.

– А он неплох,– выговорил он.– Надо же, как рано начал шевелиться!

– Вы знаете, кто это?

– А, это не секрет! Тем более что ты это вряд ли кому-то скажешь.

– Если я раскрою рот, меня убьют?

– Совершенно верно. Это лейтенант пятого отряда Соске Айдзен! Будь осторожен с его занпакто, мальчик. Кьека Суйгетсу после первого взгляда на себя полностью подчиняет все пять чувств. Абсолютный, совершенный гипноз.

– А как с ним бороться?

– Есть два способа. Первый способ– не смотреть на шикай, но это весьма сложно. Второй способ– пробудить и развить Волю Наблюдения. Даже не проси, я не могу тебя этому научить. Во всяком случае, тебе еще рано.

– Но почему?

– Воля Наблюдения требует огромного количества сил синигами. Твой потенциал высок, но на твоем уровне Воля Наблюдения убьет тебя, ведь ты не сможешь ее деактивировать, пробудив один раз. Только отточить контроль. Ты ведь достиг шикая?

Итимару кивнул.

– О, ты действительно юный гений,– восхитился Бенетора.– Ты ребенок, но твоя сила уже на уровне шестого-пятого офицера. Что ж, ты согласен отправиться в Академию Синигами, отучиться там год вместе с Рангику Матсумото и вступить в мой отряд? К сожалению, у меня нет времени на твою теоретическую подготовку.

– Да, я согласен… а можно Рангику тоже закончит за год?

– Я капитан, да, но я не всесилен. Чтобы вступить в Готей-13, ей необходимо соответствовать довольно высоким пропускным стандартам. Рангику далеко до твоего уровня, поэтому ей нужно учиться.

Глава 9

Лейтенант пятого отряда Соске Айдзен негодовал. Как? Почему он не смог? Адьюкас, которого он притащил из Уэко Мундо, должен был уничтожить капитана десятого отряда, но не уничтожил. Неужели этот Бенетора настолько силен? А еще он догадывается о его истинных замыслах. И эти двое детишек. Девчонку лейтенант узнал: она одна из тех, на ком он ставил первые неудачные опыты, и одна из немногих счастливчиков, умудрившихся выжить. Причем она не только выжила, но и сохранила духовную силу и разум, какой потенциал! А еще мальчишка. Он очень сильный, безо всякой подготовки достиг шикая… и оба попали точно под крыло Бенеторы! И откуда он только взялся, этот Канаме Бенетора? Кто он на самом деле? Какова его сила? Сплошные вопросы, и ни одного ответа!

– Айдзен-сама, вы готовы?– спросил Канаме Тоусен. Слепой синигами немалой силы, безгранично преданный ему. Отличное приобретение.

– Да, Канаме-кун, я готов! Как там капитан Мугурума?

– Капитан Мугурума ничего не подозревает, сейчас он распивает саке с капитаном Бенеторой!

– Подслушай, о чем они говорят!

– Как прикажете!

Айдзен смотрел вперед, постукивая пальцами по столешнице. Справится ли Тоусен с поставленной задачей? Бенетора мастерски прячет духовную силу и не менее мастерски умеет ее искать, но Тоусен слеп от рождения, его способности в контроле в разы выше, чем у большинства синигами высшего уровня. Тогда почему он сомневается? Все дело в адьюкасе, в котором Айдзен был так уверен? Нужно еще раз навестить Уэко Мундо и устроить крупномасштабный прорыв гилеанов, ведомых двумя, а лучше тремя адьюкасами! И опять же бросить туда Бенетору с его отрядом.

Бенетора… Айдзен недавно видел, как Бенетора, завязав глаза, заткнув ноздри и уши кусочками ваты и блокировав восприятие духовной энергии специальным браслетом, шутя рубился против третьего и пятого офицеров одиннадцатого отряда, даже не обнажая меч, одним лишь посохом! Неужели его интуиция настолько сильна, что позволяет ему, не пользуясь органами чувств, определять не только местоположение противника, но и наносимые удары? Или же это колоссальный боевой опыт, как у Кенпачи Зараки? Нет, точно нет! Бенеторе не более ста лет, ему просто неоткуда иметь такой колоссальный опыт! Похоже, что капитан десятого отряда каким-то образом овладел Волей, хотя последняя школа была уничтожена за столетие до его, Бенеторы, перерождения. Значит, этот чертов синигами как-то сумел самостоятельно пробудить Волю, и не только пробудить, но и развить ее до такого уровня, чтобы двое самых сильных после капитана бойцов одиннадцатого отряда не сумели его даже коснуться! Бенетора слишком опасен. Даже если он попадет под гипноз Кьека Суйгетсу, он раскусит замысел Айдзена слишком быстро, чтобы успеть его убить. Может, он и не является мастером поступи, но его реакция даже быстрее, чем у капитана Шихоин. Опасен, слишком опасен. По слухам, он не владеет банкаем, даже его шикай никто не видел, но при этом его сила позволяет ему держаться в звании капитана, хотя конкуренция хотя бы со стороны Айдзена, достигшего и шикая, и банкая уже лет двадцать как, весьма немалая. Может, эта девчонка, Серана Акияма, что-то знает? Ее бы разговорить, понять, что из себя представляет Бенетора…

– Здравствуй, Соске-кун!

Айдзен обернулся, натягивая на лицо дежурную улыбку.

– Добрый вечер, капитан Бенетора! Как прошел ваш день?

– Неплохо, Соске-кун! А как твои переговоры с меносами? Увенчались успехом, или же они попытались тебя убить?

– О чем вы говорите?

Бенетора добродушно рассмеялся, и этот добродушный смех никак не вязался с пронизывающим насквозь взглядом.

– Ты можешь сколько угодно вешать лапшу остальным, Соске-кун! Но меня ты не проведешь. Я хочу тебя предупредить: делай, что хочешь, но если ты встанешь у меня на пути или хоть как-то навредишь Серане– пощады не жди. Я найду тебя и в Уэко Мундо, и в мире живых, и в измерении Короля Душ. Найду и убью. А ты ведь боишься смерти, не так ли? И поэтому ты хочешь стать самым сильным, чтобы никто не мог убить тебя? Может, мне стоит уничтожить тебя здесь и сейчас?

Мгновение– и в руках капитана Бенеторы возник до боли знакомый посох, однако Соске знал, что этот посох может быть намного опаснее обнаженного занпакто, ведь чаще всего Бенетора сражается именно так, используя посох как шест.

Айдзен чуть прищурился: его занпакто в арсенале, чтобы не вызывать подозрений. А вот Бенетора владеет неизвестным ему приемом, позволяющим вызывать занпакто и затем прятать его в своей душе. И тут все вокруг завертелось.

– Соске-кун!– кто-то тряс его за плечо.– Соске-кун! Ты себя хорошо чувствуешь?

– А?– Айдзен понял, что проснулся. «Черт, заснул и не заметил!»– подумал он и увидел обеспокоенного Бенетору.

– Что случилось? На тебя кто-то напал?

– Нет, просто я слегка задремал,– улыбнулся Айдзен.

– Лучше бы тебе не дремать на краю пропасти, Соске-кун,– Бенетора кивнул на пропасть.– Ты можешь упасть и разбиться!

– Да, простите!

– В следующий раз будь осторожнее с выбором места для сна,– в голосе капитана десятого отряда зазвенел металл, и Соске понял, что проявлению беспокойства со стороны Бенеторы он обязан только изрядному количеству выпитого саке. О да, от Бенеторы сейчас разило, как от бочки с алкоголем, но шел он прямо, и в глазах ни намека на хмель.

– Простите, но с кем вы так надрались?– осторожно спросил Соске, понимая, что один неосторожный шаг, одно неосторожное слово– и он полетит в пропасть с собственным занпакто между ребер. О да, крутой нрав Бенеторы известен далеко за пределами Сейрей.

– А, с Мугурумой решили выпить, вспомнить молодость…– глаза Бенеторы затуманились ностальгией, и Соске ощутил непреодолимое искушение столкнуть капитана в пропасть. Видимо, Бенетора что-то почувствовал, потому что в следующем взгляде прочел предостережение. «Он и без занпакто сражается ничуть не хуже!»– всплыли в памяти слова лейтенанта Шибы о своем новом капитане. Похоже, не врал. Айдзен просто шкурой чувствует опасность, исходящую от самого общительного и вместе с тем самого таинственного капитана Сообщества Душ. Кто он на самом деле? Откуда? Капитан не делал тайны из того, что его имя было дано ему другом, встретившим его в Зараки, а фамилия– не более чем прозвище. Но это знание ничего не проясняло, отнюдь! Вопросов стало намного больше. «Я ничего не помню из своего прошлого»,– сказал капитан Бенетора, когда они, все капитаны и лейтенанты, лейтенантами сели отметить его назначение.

Из размышлений Айдзена вырвал голос капитана:

– Тебе пора в расположение!

Бенетора исчез, а Айдзен отправился в казармы. «Черт, что это за странный сон?»– думал он и вдруг вспомнил. Кьека Суйгетсу способен подбрасывать ему вещие сны. «Так это… предупреждение?»– осенило Айдзена, и величайший злодей всея Готей-13 лег в кроватку.

***

Бьякуя Кучики ненавидит в этой жизни две вещи: маринованные помидоры и Шихоин Йоруичи! Вот и сейчас, будущий глава клана Кучики носился, как угорелый, за чертовой кошкой! Как она посмела стибрить его ленту для волос?

– Хи-хи-хи-хи! Такой маленький, а такой злой!– Йоруичи потрепала ему волосы и прежде, чем Кучики ее схватил, исчезла.

– Да чтоб тебя!– бессильно взвыл Бьякуя Кучики.

– Если ты слишком слаб, чтобы ее поймать, то лучше бы тебе попросить ее по-хорошему,– услышал он за спиной спокойный голос с тенью насмешки.

– А ты-то кто такой?– Бьякуя Кучики развернулся.– Что, тоже поиздеваться пришел? Я тебя спрашиваю!

– Что такое, Бьякуя-кун?– усмехнулся Бенетора из своей любимой позы: сведенные впереди стопы удерживают конец ножен занпакто, а рукоять покоится на плече.

– Ты… а ну не усмехайся мне тут! А не то…

– Не то что?– развеселился Бенетора.– Заставишь меня? Ну попробуй, Бьякуя-кун!

Шихоин Йоруичи с немалым удивлением отметила, что маленький Кучики больше не гоняется за ней. Вместо этого он… пытался мечом зарубить капитана Бенетору!

– Нет, прекрати!– крикнула Йоруичи, не на шутку обеспокоившись за мальца. Нападение на самого непредсказуемого капитана Готей-13 запросто могло закончиться гибелью нападавшего.

– Что такое, Шихоин-сан?– Бенетора повернулся к Йоруичи, продолжая без усилий уклоняться от выпадов катаны.– Или вы считаете меня настолько отмороженным? То, что я сломал руку малышке Сой Фонг, так ведь за дело! Она меня пыталась убить.

– Она проспорила,– отвела глаза Йоруичи.– А ты ее чуть не убил!

– А чего она тыкала в меня своим шикаем?– Бенетора остановился, и Бьякуя изо всех сил рубанул его спину и тут же испугался, когда капитан не уклонился. Но катана беспомощно надавила на хаори, а вот руки вспыхнули острой болью.

– Кучики-кун, ты в порядке?– обеспокоился Бенетора.– Черт, не нужно было подставляться.

– Что это было?– Бьякуя Кучики держался мужественно, но голос немного дрожал.

– Защита из духовной энергии. Моя духовная сила весьма велика, и она помимо воли формирует вокруг меня защитный барьер, пробить который не так уж и просто. Держи свой шнурок! Пожалуй, тебе нужно вылечить руки.

С того дня Канаме Бенетора и Шихоин Йоруичи зачастили в поместье клана Кучики. Гинрей Кучики с удовольствием беседовал с капитанами, а так же наблюдал за тем, как Канаме Бенетора тренирует его внука, или как его внук гоняется за Шихоин Йоруичи, пытаясь отобрать у нее шнурок для волос.

– Неплохо, Бьякуя-кун!– Бенетора опустил деревянный меч: он решил таким вот образом снизить травматизм тренировок. Опытный синигами и без своего занпакто может наворотить дел, пуская духовную энергию в любое, даже тренировочное оружие. Если бы Бенетора держал простой меч, не усиливая его духовной энергией, Бьякуя Кучики давно бы оставил его с одной лишь рукоятью а если бы держал свой занпакто, тогда Бьякуя Кучики минимум остался бы с переломанными руками. Минимум, Хоноони не признает церемоний и считает, что тренировка должна быть в полную силу. Как с Кенпачи Зараки, с ним, если не выкладываться на полную, можно оказаться разрубленным пополам.

– Когда же я достигну шикая?– простонал будущий глава клана Кучики.– Мы уже целый месяц тренируемся!

– Знаешь, тебе не обязательно так быстро искать свой шикай,– капитан Бенетора встрепал черные волосы.– Например, капитан Зараки, он вообще не умеет высвобождать занпакто, и он капитан. Это доказывает, что сила синигами зависит только от самого синигами, а не от его занпакто. Твой занпакто– это твой товарищ в битве, но ты ведь можешь сражаться и в одиночку. И когда ты высвобождаешь занпакто, ты в некотором роде зовешь своего товарища на помощь. Не нужно этого стесняться или стыдиться, Бьякуя-кун. Твой занпакто– часть тебя, твой сын, если тебе угодно. Просто твой шикай еще не готов.

– А как сделать его готовым?

– А вот так!– Бенетора нанес мощный рубящий удар. Запнакто Бьякуи Кучики задрожал, сдерживая напор, и маленький Бьякуя сумел наконец отбросить меч.

Гинрей Кучики, чуть щурясь, наблюдал за своим внуком. «Месяц, всего месяц, и он сдерживает удары Бенеторы. А ведь Канаме-кун даже просто физически неимоверно силен. Похоже, прав оракул, мой внук станет сильнейшим главой клана Кучики за всю историю».

Шихоин Йоруичи сидела рядом с ним и наблюдала за Бенеторой, чуть наклонив голову.

– А он милый, не находите?– промурлыкала Йоруичи.

– Я мужчина, мне сложно об этом судить,– отозвался капитан Кучики.– Ты что, удумала совратить моего внука?

– Что вы! Просто мне очень нравится капитан Бенетора…

– А как же Серана-кун?

– Акияма, что ли? Да ну ее! Вздорная девчонка, много о себе возомнила.

– Неужели это ревность?– в кой-то веки улыбнулся Гинрей.

– Какая к черту ревность?– щеки Йоруичи совсем чуть-чуть порозовели.– Ну да, есть немного. Такой сладенький, и у какой-то девчонки. Я тоже хочу!

Гинрей Кучики рассмеялся и отхлебнул чай.

– Посмотри на Бьякую! Он счастлив,– дед улыбался, забыв о том, что он- глава клана Кучики.– Знаешь, я хочу, чтобы мой внук был счастлив.

Бьякуя азартно рубился, пытаясь задеть своего противника. Задача была не из легких: да, Бенетора не бил даже в треть силы, но тем не менее он не собирался подставляться.

– Вот так,– одобрительно кивал Бенетора.– Хорошо, Бьякуя-кун! Оп, осторожнее!

Деревянный меч капитана мелькнул мимо лица и срезал прядку волос так же чисто, как это сделал бы стальной. Только сейчас Бьякуя Кучики понял, что на самом-то деле для его наставника разница между деревянным и стальным мечом невелика.

– Только сейчас сообразил?– Бенетора взмахнул мечом в сторону одного из валунов на тренировочной площадке. Мгновенный алый всполох– и верхушка валуна съехала, срезанная настолько чисто, что приобрела зеркальный блеск.

– Концентрация духовной энергии в режущей кромке, вот чему я пытаюсь тебя научить. Сначала ты должен почувствовать это в бою, а потом развить это умение, и твои удары станут очень сильными и при этом разрушений будет совсем немного.

– Сжимать силу только в режущую кромку?

– Нет, усиливать весь занпакто тоже необходимо, иначе металл не выдержит мощи и расколется. Чем большего сжатия ты достигнешь, тем точнее сможешь использовать свою силу. Вот как я разрубил этот камень.

Бьякуя Кучики серьезно кивнул и начал слушать духовную энергию своего занпакто. И почувствовал, легкое усиление в режущей кромке. Бьякуя попробовал усилить, и у него получилось. Удар– и деревянный меч в руках Бенеторы разнесло на мелкие щепки.

– Неплохо, для начала,– Бенетора отбросил бесполезный кусок дерева.– На сегодня все.

– А тренировка с вашим занпакто?

– Хоноони не признает обучения. Он хочет, чтобы я становился сильнее и поэтому всегда старается рубить в полную силу. Если я нанесу удар, я могу рассечь тебя пополам вместе с твоим занпакто.

– Тогда научите меня кидо! Покажите, как его лучше использовать! У меня уже получаются бьякурай и сай! Покажите, как мне улучшить свои навыки!

– Это не ко мне. Я не знаю, как передать тебе знания в кидо. Я плохой учитель, но мой стиль зандзюцу полностью прорабатывал именно я, и я могу обучить тебя владению занпакто.

Глава 10

Прошло пятнадцать лет.

Соске Айдзен начал активные действия, остальные синигами если что-то знали, то выжидали. Гин Итимару занял должность третьего офицера десятого отряда, заменив погибшего во время одного из прорыва Меносов Гранде Кирию Хиномаки. Рангику Матсумото закончила академию синигами одновременно с Гином, и сейчас тоже значится на офицерской должности.

Бьякуя Кучики тренируется изо всех сил, и уже вовсю общается со своим занпакто, но имени по прежнему не слышит. Его наставник, Канаме Бенетора, не может нарадоваться успехам ученика, хотя говорит об этом только капитану Кучики. Киске Урахара таки стал капитаном двенадцатого отряда и организовал бюро технологических исследований, все свободное время отдавая какой-то непонятной разработке, о которой знал только он и Йоруичи.

Серана… она погибла во время одного из прорывов Меносов. Девушка уже добилась звания лейтенанта, и ее вместе с отрядом отправили остановить Пустых, но там неожиданно (явно не без подтасовки Айдзена) оказался Вастерлорд. Обезумевший от горя капитан Бенетора несколько секунд просто выл над ее телом, выл так, что у синигами волосы встали дыбом. Это был не крик отчаяния человека, но горестный вой хищника, зверя. Демона.

Вастерлорд ринулся на нового противника и внутренне содрогнулся, увидев те ярость и ненависть, что пылали в глазах безутешного капитана. И выбросил серо. Именно эта атака стала тем толчком, запустившим в душе капитана Бенеторы необратимые процессы.

*флешбек*

– Господи, что случилось?– Тессай Цукашиби искренне радовался, что за очками не заметно его выражения лица.– Капитан Бенетора!

– Назад!– прохрипел Бенетора и обернулся. Капитан кидо-отряда, его лейтенант и капитан Урахара содрогнулись, увидев страшную картину: половину лица Бенеторы покрывала белая костяная маска в виде морды оскалившегося тигра. И эта жуткая маска продолжала расти!

– Урахара, убей меня, быстрее!– сдавленно крикнул Бенетора.– Пока я еще могу ему сопротивляться!

– Бакудо девяносто девять, кин!

Тессай Цукашиби связал капитана Бенетору, а Хачиген Ушода помог с телепортацией.

– Я исследовал пустифицированных синигами,– быстро говорил Киске Урахара.– Но это… его пустифицировали изнутри!

– Как это?

– Я только сейчас понял, что в его душе всегда были спящие зачатки души Пустого, только сильнейшее потрясение могло пробудить их ото сна. Этим потрясением и стала гибель Сераны.

Киске Урахара выхватил шприц с сребристо-синей вакциной и тут же вел ее в сон души Бенеторы. Тот резко обмяк и рухнул на пол, тяжело дыша.

– Отступил,– прохрипел он.– Но это временно, я чувствую!

– Необходимо доложить главнокомандующему об инциденте!– вскинулся Тессай.– Мы просто не сохраним все в тайне!

Через час в кабинете Ямамото Генрюсая

– Что с ним произошло?– тихо-тихо спросил главнокомандующий Ямамото.

– Сражение с Вастерлордом и гибель Сераны запустили в душе капитана Бенеторы процессы пустификации!

– Такие же, как и в предыдущих жертвах?

– Нет, те процессы запускались извне, а здесь начала превращаться собственная душа! Похоже, в то время, когда капитан Бенетора был еще жив, его душа подверглась пустификации, но он не выдержал и умер, забрав Пустого с собой… сюда. Я… разработал экспериментальную вакцину, но боюсь, что она незакончена и подходит только капитану Бенеторе!

– Зачем ты мне это докладываешь?

– Принятие силы Пустого– страшное преступление! Но здесь… капитан Бенетора невиновен! Сила Пустого всегда была с ним, от самого его рождения!

– И кем он станет? Синигами с силой Пустого или Пустым с силой синигами?

– Решать только ему,– развел руками Урахара.

– Хорошо. Но он переживал вне всякого сомнения мучительную трансформацию, как он оказался в вашей лаборатории, капитан Урахара?

– Я… я попросил о помощи кидо-отряд! Они телепортировали капитана Бенетору в мою лабораторию!

– Ты знаешь, что это запрещенное кидо?

– Знаю, но иначе я не мог спасти своего друга!

– Хорошо,– Генрюсай задумался. Урахара ждал, когда же главнокомандующий вынесет свой приговор.

– Я решил! Капитан Бенетора сохраняет за собой пост капитана десятого отряда! Он не совершил никакого преступления, и если справится– будет жить! Ты сам понимаешь, что это не та новость, о которой следует трубить на каждом углу! Поэтому вся помощь капитану должна остаться в тайне! Вастерлорд убит?

– Отступил в Уэко Мундо.

– Хорошо! Но я предупреждаю тебя, Киске Урахара! Если ты еще раз используешь нечто подобное– ты будешь наказан по всей строгости! Ступай, и помоги капитану Бенеторе! Видит небо, он достойный мальчик!

*конец флешбека*

Без Сераны Бенетора мог бы превратиться в машину для убийств и попросту начать уничтожать все живое, но отдушиной, благодаря которой он не сломался, стал именно Пустой, пробудившийся в глубине его души. Месяцы напролет Бенетора искал способ раз и навсегда разобраться с этой проблемой. И нашел, чисто интуитивно.

Сражение длилось два часа сорок семь минут. В это время три капитана, которым Бенетора доверял, как самому себе поочередно сражались с Пустым, а в своем внутреннем мире, в горной долине яростно рубились капитан Бенетора и его Пустой. Это не была битва силы, это была битва воли. И воля Бенеторы сломила Волю Пустого, Бенетора изгнал Пустого из своей души и взамен получил маску. И силу, огромную силу. Капитаны Зараки, Урахара и Шинджи выглядели, мягко скажем, неважно. И все трое, как один, думали о том, что им крупно повезло, что капитан Бенетора до сих пор не достиг банкая.

Вот такие пироги. Восемь лет назад этот же Вастерлорд снова высунулся, но уже с шестью адьюкасами. И на их пути встал капитан Бенетора. Он больше не был синигами. Вайзард. Длительная схватка завершилась победой капитана, но только потому, что противники атаковали по одному. Если бы они ринулись вперед все вместе… тогда пришлось бы высвободить банкай. А на тот момент его банкай все еще был слишком опасен, чтобы пользоваться им в бою.

Капитан Бенетора гонял свой отряд в хвост и в гриву, заставляя каждый день по четыре часа бегать по полигону, время от времени постреливая над головами синигами хадо разной мощности. Синигами на автомате разворачивали защиту и тут же пытались преодолеть очередное препятствие. Четвертый полигон десятого отряда уже пять лет как превращен в огромную полосу препятствий. К ней Бенетора подошел с воображением, а так как ему помогали капитаны Шинджи, Кьераку и Зараки, то и полоса получилась что надо. Длинная такая полоса, километров восемь, очень разнообразная, с целой тучей фантомов, играющих роль Пустых. С фантомами помог двенадцатый отряд в основном потому, что подобную идею им подал именно Бенетора, а так же показал кое-какие пути к реализации. От начала и до конца ловушки и препятствия постепенно усложнялись. Полностью пройти полосу препятствий мог только капитан и иногда его лейтенант, коим являлся Гин Итимару. Но если Бенеторе подобные препятствия были не более чем утренней зарядкой– его настоящие тренировки проходили либо с капитаном Зараки в горах, либо с занпакто во внутреннем мире–, то остальные попросту взвыли, но уйти из отряда не осмелился никто. Трусов и слабаков не жаловали нигде.

Итак, капитан Бенетора гонял свой отряд по полосе препятствий. За пятнадцать лет его отряд уменьшился до ста двенадцати синигами, остались в нем только самые упорные или те, кто хотел стать сильнее. В отличие от одиннадцатого отряда, десятый отряд приветствовал в своих рядах любые занпакто, и вскоре в Готей-13 обещал появиться второй боевой отряд, специализированный на ликвидации Пустых высокого уровня.

– Что такое?– Итимару со своей обычной ухмылкой стоял над двумя девушками, месяц назад поступившим в десятый отряд из академии синигами.– Уже сдулись? Капитан, а салаги всего восемьсот метров способны. Что с них взять, белоручки!

Две девушки были готовы заплакать. В голосе Итимару было столько сарказма и презрения к их слабости, что сестры-близняшки Юки и Ики Хиери, племянницы лейтенанта двенадцатого отряда, чувствовали себя на самом дне эволюционной лестницы. А ведь они с самого поступления в академию мечтали попасть в десятый отряд и служить под началом одного из сильнейших капитанов за всю историю Готей-13! Старались, грызли гранит науки и тренировались до дрожи в руках и кровавых мозолей на ладонях, и что же? Их прилюдно смешивают с грязью! И кто? Мальчишка вдвое младше их!

– Гин-кун, тебе не кажется, что ты несколько перегнул палку?– рядом с лейтенантом появился капитан.– Не всем же быть гениями. Восемьсот четырнадцать метров… что ж, думаю, этого определенно достаточно для звания седьмого офицера.

– Хе-хе, старшие офицеры здесь долго не живут,– широко ухмыльнулся Итимару.

– Гин-кун, не пугай девочек,– одернул лейтенанта капитан.– Все в порядке, если вы не будете лезть на рожон и всегда будете слушать, что вам говорят старшие по званию– все будет хорошо.

– Как скажите, Бенетора-сама. Но это не отменяет того, что офицеры в звании ниже пятого долго не задерживаются.

Здесь поспорить было трудно: старшие офицеры в десятом отряде гибли, как мухи, относительно постоянно держались только Матсумото, Хиномаки и Итимару.

– Естественный отбор,– усмехнулся Бенетора.– Выживают только сильнейшие. И потом, третьего и четвертого офицеров у нас нет. Так, пятый офицер Матсумото! Это что значит? Почему всего полтора километра?

– Ну капитан-сама!– состроила щенячьи глазки подросшая Рангику.– Я устала и хочу есть…

– Я все сказал, еда после полосы препятствий!– рявкнул Бенетора так, что близняшки подпрыгнули.– На позицию! Бегом!

– Привыкайте,– улыбнулся Итимару, открыто и по-настоящему.– Капитан-сама обожает вправлять подчиненным мозги. Отчасти поэтому у нас мало офицеров.

– Гин-кун, ну сколько раз мне просить тебя называть меня по имени?

– Еще раз точно, капитан-сама,– ухмыльнулся Итимару.

– Язва!– буркнул Бенетора и ответил лейтенанту любимой усмешкой. Щека Итимару дернулась.

– Капитан-сама, я же просил вас…

– Без этой дурацкой усмешки, я помню! А как мне бесить людей, а? Мне так нравится. Так, а вы чего встали? Шевелитесь, ленивые слизняки! Кто последний– наряд вне очереди!

Синигами взялись проходить труднопроходимые участки, блокировать ловушки и рубиться с фантомами с утроенным рвением. Наряд вне очереди означал… драить казармы одиннадцатого отряда! А попадать туда никому не хотелось, Зараки позаботился, чтобы слабакам, неудачникам и особо борзым, коих регулярно присылает к нему Бенетора, жизнь раем не казалась.

К обеду капитан десятого отряда смилостивился и отпустил подчиненных на обед, а сам отправился в свой кабинет.

– Что-то произошло?– Шихоин Йоруичи возникла на подоконнике.

– Нет, ничего,– Бенетора перебирал отчеты.– Мне не нравится ситуация в Руконе. Совсем не нравится. Что по этому поводу думает Урахара?

– Киске? Молчит, как рыба об лед!

– Ясно,– Бенетора нахмурился.– Значит, его теория не готова! Он точно что-то знает, но не хочет говорить без полностью выстроенного хода событий!

– Ты ведь тоже что-то знаешь, Клубничка-тян?

– Не называй меня так,– в голосе Бенеторы зазвенел металл.– Йоруичи… спасибо тебе за все.

– За что еще?– Йоруичи спрыгнула на пол.

– Ты помогла мне справиться,– Бенетора печально улыбнулся.– Спасибо.

– Просто ты мне нравишься,– чуть наклонила голову Йоруичи.

Капитан второго отряда исчезла. Бенетора усмехнулся: снова она за свое. Хотя… он не любил самообман и признался, что Йоруичи ему нравится. Есть в ней что-то конкретное такое, что его безумно привлекает. И красивая, чертовка! Может, замутить с ней?

Глава 11

– Капитан Бенетора!– в кабинете появился взмыленный посланник.– Прорыв меносов в Зараки! Их ведут двое адьюкасов!

– Хорошо,– Бенетора слегка усмехнулся и крикнул.– Старшие офицеры, к бою!

Десяток Меносов Гранде медленно крошили окрестности, а адьюкасы спорили, кто первый будет разбираться с детишками. Спорили азартно, матерно и с активной жестикуляцией.

Близняшки Хиери нервно переглядывались, тиская рукояти занпакто. Все-таки это их первое боевое задание, и девочки волнуются не на шутку.

– Матсумото, прикрой девочек,– велел Бенетора.– Седьмой офицер Хиери и седьмой офицер Хиери! Чего встали? Разбирайтесь с гилеанами, лейтенант Итимару вам в помощь. Та-ак, а это еще что такое? Эй, адьюкасы! Совсем опухли, гоблины позорные? Живо еб..льники сюда повернули и жвала схлопнули!

Повернулись. Побагровели, разглядывая капитана Готей-13.

– Ты че, дядя, страх потерял?– прорычал один из них, прикольный такой гибрид дракона и хомяка. Его товарищ, кентаврообразная девушка с внушительными когтями и совсем не внушительным бюстом минус первого размера, усмехнулась и бросилась вперед.

– Идите-ка вы все в жопу,– махнул рукой Бенетора, останавливая удар враз почерневшим посохом, и отправил сокацуй точно в рыло одному из гилеанов, начисто отрывая голову, шею и плечи.– Матсумото, не зевай!

– Спасибо, капитан-сама! Вперед, Хайнеко!

«И она туда же»,– мрачно подумал Канаме и отвлекся на противников.

– Пронзи, Шинсо,– ухмыльнулся Итимару, насаживая на занпакто сразу троих гилеанов, а сестры Хиери уже зарубили двоих и теперь вдвоем наседали на третьего, прикрывая друг дружку и уклоняясь от серо.

В это время Бенетора увлеченно рубился сразу в обоими адьюкасами, тесня обоих к еще открытой Гаррганте.

– Чертов капитан!– драконохомяк выплюнул мощное серо.

– Бакудо восемьдесят один, данку!

Совершенно черный, глянцево блестящий барьер столкнулся с серо и рассыпался. «Блин, не получилось»,– Бенетора возник рядом с адьюкасом и мощным выпадом лишил его конечности.

– Что у тебя за занпакто?– прохрипела адьюкас.

– Хм!

Драконохомяк, полный ярости, налетел на… близняшек, замахиваясь рукой. Удар– и оба седьмых офицера улетели, рассеченные одним взмахом. На их защиту тут же бросилась Матсумото, и второй удар адьюкаса остановила Хайнеко.

– Ах ты маленькая сучка!– взревел адьюкас и ударил. И тут же заорал от боли: правая рука оказалась разрезанной пополам между средним и безымянным пальцами и до локтя.

– Я не капитан, я не намерен играть с вами,– перед Рангику Матсумото возник Гин Итимару.

– Сопляк, я сожгу тебя… ой!

В голову адьюкасу прилетел синий пылающий шар сокацуя и взорвался, отбрасывая Пустого на десяток метров в сторону. Мгновение– и Гин Итимару рухнул на колени, рассеченный от плеча до пояса, а адьюкас занес руку, чтобы убить Матсумото. Удар был остановлен стальными пальцами, обхватившими запястье. Адьюкас на миг увидел полные гнева глаза капитана десятого отряда, после чего все для него обратилось в пламя, высасывающее жизнь.

Несколько секунд– и от разрубленного пополам адьюкаса не осталось и пепла. Мгновение– и капитан Бенетора схлестнулся в схватке с вторым адьюкасом, обмениваясь мощными ударами.

– Гин!– воскликнула Рангику и бросилась к лейтенанту.

– Я в порядке,– оттолкнул ее Итимару.– Присмотри за девчонками!

– Х-хорошо…

«Эта подавляющая духовная сила… похоже, капитан сражается всерьез,– думал Итимару, глядя вверх, туда, где высоко в небе Сообщества Душ разгорелась нешуточная схватка между капитаном и адьюкасом.– Это и есть сила его занпакто?»

– Л-лейтенант-сан,– прошептала Юки, приходя в себя первой.

– Лежи, не шевелись,– попросила Матсумото. Пятый офицер побледнела, по вискам катился пот: исцеляющее кидо отняло много сил.– И не говорите, прошу вас.

А Гин Итимару пораженно смотрел, как капитан поглощает выпущенный в упор серо своим занпакто, после чего выпускает то же серо, только усиленное в десятки раз. Мощный вал сиреневого света отшвырнул адьюкаса далеко назад.

– Черт,– прохрипела конкретно поджаренная девушка-кентавр.– Чтоб тебя, капитан… Сдохни наконец!

– Бакудо шестьдесят три, садзесабаку!

Светящаяся золотым светом цепь скрутила адьюкаса, после чего духовная сила капитана десятого отряда вспыхнула с новой силой, протазан загорелся испепеляющим пламенем и нанес безжалостный рубящий удар. Вал пламени ударил в адьюкаса, сжигая ее дотла. Гин Итимару прикрыл глаза, спасаясь от палящего жара.

Бенетора опустился рядом с лейтенантом, вкладывая занпакто в ножны.

– Вы как, я вас не сильно зацепил?– тут же обеспокоился капитан.

– Нет, вы были достаточно высоко,– слабо улыбнулся лейтенант.– Теперь понятно, почему никто не знает вашего шикая.

– Ты сам-то как?

– Терпимо, капитан-сама. Четвертый отряд уже в пути.

– Молодец,– рука Бенеторы растрепала серебряные волосы.– Ики, Юки, вы в порядке?

– Да, капитан-сама.

– А ты, Рангику-тян?

– Все хорошо,– слабо улыбнулась девушка, устало опускаясь на землю.– Капитан-сама, вы ранены!

– Пустяки!– махнул рукой Бенетора.– Однако эти двое определенно сильнее адьюкасов, но куда слабее Вастерлордов!

– Получается, что они с самого начала… позволили нам убить гилеанов?

– Да,– кивнул Бенетора.– Они решили оценить ваш уровень силы и достойны ли вы умереть быстро, или с вами можно поразвлечься.

К капитану десятого отряда прилетела адская бабочка.

– Срочное собрание? Кенсей и Маширо пропали?– поразился Бенетора.– Господи, только не это.

– Что такое?

– Айдзен!– прорычал Бенетора.– Ублюдок, это все ты подстроил! Черт, я не могу им помочь, я потерял много сил. Не могу бросить вас здесь, вы ранены.

До Готей-13 пришлось добираться своим ходом. Так как ни Итимару, ни близняшки Хиери не могли использовать сюмпо, Бенетора нанял экипаж и на всех парах погнал его в сторону Готей-13.

– Черт, не могу я так. Пятый офицер Матсумото! На вас лежит ответственность за доставку раненых к врачу и их охрану. Я поспешу на помощь.

– Телепортация?– выдохнул Итимару. Чего-чего, а запрещенного кидо от своего капитана он ожидал в последнюю очередь.

– А почему капитан-сама не телепортировал нас в Готей-13?

– Для телепортации на такое расстояние необходима высокая духовная сила всех участников,– пояснила Матсумого.– А мы все или ранены, или слишком ослабели.

Бенетора возник в тот момент, когда Шинджи, полностью поглощеный Пустым, уже заносил катану над Урахарой. Киске Урахара отскочил из-под удара, и тут же на его противнике возник капитан Бенетора, прижимая его к земле.

– Бакудо девяносто девять, кин!– мгновенно среагировал капитан Цукашиби.

– И кидо-отряд?– мельком удивился Бенетора, поворачиваясь к остальным пострадавшим.– Ну что, уродцы? Сейчас я вышибу из вас дерьмо.

– Канаме!– воскликнул Урахара.– Ты весь изранен!

– Простите, что не сумел вас спасти,– Бенетора проигнорировал друга и бросился вперед.– Я не позволю вам причинить вред товарищам!

Несколько секунд– и Бенетора отступил, сверкая десятком свежих ран, но и пустифицированные синигами понесли потери: Цукашиби успел связать Хачигена Ушоду, а Урахара сумел одолеть капитана Оторибаши и лейтенанта Ядомару. Сам же Бенетора разобрался с капитаном Аикавой, надежно вырубив его. А вот остальные как следует потрепали капитана десятого отряда, и теперь Бенетора не мог даже высвободить занпакто– сил просто не хватало.

– Телепортируй их в мою лабораторию,– попросил Урахара. Цукашиби кивнул, и через секунду все синигами оказались в лаборатории, где Урахара приступил к исцелению. Сам же Бенетора оказался в казармах четвертого отряда рядом со своими офицерами: Ретсу Унохана вышла навстречу и перенесла детей в казармы своего отряда.

– Капитан, вы живы?– закричала Матсумото, глядя на изрубленного капитана.

– Хрена с два я от вас отстану,– прохрипел Бенетора, слабо улыбаясь.

– Не говорите,– попросила недавно назначенная лейтенант Исане.– Вы тяжело ранены.

– А я, представь себе, не знал,– с явным сарказмом протянул Бенетора, но все же замолчал и позволил обработать свои раны.

Через два дня в кабинете главнокомандующего

– Но главнокомандующий Ямамото, это не их вина!

– Отказано!– Ямамото стукнул посохом по полу.– Капитан Бенетора, я понимаю твои чувства, но закон есть закон. Эти капитаны и лейтенанты использовали запретные техники и будут наказаны.

– Позвольте мне хотя бы научить их технике подавления Пустого.

– В Гнезде Личинок им это не понадобится, и это если Совет Сорока Шести не вынесет смертный приговор.

– Вы ведь сами понимаете, что это неправильно,– Бенетора выпрямился.– Я научу их подавлять Пустого, и если Совет хоть что-то пикнет до этого момента…

– Я смогу потянуть время,– перебил его главнокомандующий, отлично понимая, что спорить с Бенеторой, когда он настроен решительно, попросту тратить слова и время.– Сколько тебе потребуется?

– Месяц, не меньше.

– Одна неделя. На большее я не способен.

– Благодарю, главнокомандующий Ямамото!

Бенетора покинул кабинет капитана первого отряда и главкома Готей-13 и рванул в сторону казарм двенадцатого отряда. Капитаны и лейтенанты выглядели чуть лучше, чем совсем паршиво.

– Бенетора?– прохрипел Хирако Шинджи.– Чего тебе здесь надо?

– Заткнись!– поморщился Бенетора.– Я пришел помочь вам!

– Нам уже ничем не поможешь…

– Что, лапки свесил, Аикава?– расхохотался Бенетора.– Какие вы жалкие, и это капитаны и лейтенанты Готей-13?

– Что бы ты сделал на нашем месте, а?

– На вашем месте капитан Бенетора подавил Пустого внутри себя,– проговорил Тессай Цукашиби.– Хачи, ты в порядке?

– Не совсем,– прогудел огромный и такой же добрый лейтенант кидо-отряда.– Пустой постоянно кричит, пытается вырваться…

– Слушайте меня внимательно. Техника подавления Пустого заключается в следующем: вы позволяете Пустому взять контроль, после чего попадаете во внутренний мир и там разделываете Пустого. Помните, сила– чушь! Все зависит от вашей силы воли. Надеюсь, за ту неделю, что дал мне главнокомандующий, я смогу научить вас.

– А потом что? Нас казнят? Присмотри за моими девочками…

– Я присмотрю, Хиери-сан,– кивнул Бенетора.– А вот вас не казнят. Вы– мои товарищи, такие же, как я.

– Но почему тебя не судят?– задал больной вопрос Оторибаши.

– С точки зрения законности у меня есть лазейка. Я не применял технику призвания силы Пустого, она всегда спала в моей душе. А вот вы, пусть и невольно, применили ее и несете полную ответственность перед законом. Завтра, когда вы восстановите силы, я начну тренировку. Первым будешь ты, Кенсей-сан. Думаю, в день я смогу разобраться с двумя-тремя из вас. Займусь первым делом капитанами, потому что в крайнем случае должны остаться сильнейшие и помочь остальным. А потом…

– А потом вы скроетесь в мире людей,– проговорил Урахара, снимая блокирующий духовную силу плащ.– Я пытался сделать все, что мог, но теперь мне и Йоруичи нужно бежать. Все, что от тебя требуется– открой врата Сенкай.

– Я ухожу с вами, Урахара-сан!– решил Цукашиби.

– А кто откроет врата? Мы не можем постоянно подставлять Канаме-сана. Пока оставайтесь здесь, Тессай-сан.

На следующий день Бенетора стоял в барьере перед Кенсеем Мугурумой.

– Давай, Кенсей, начинай. Учти, если ты не справишься в течение двух часов, я буду вынужден тебя убить.

– Два часа тридцать одна минута– время Бенеторы-сана,– пояснил остальным Урахара.– Тессай, накинь еще три-четыре барьера?

– То есть семь? Хорошо.

Клинки сталкивались, высекая искры, еще один краткий обмен ударами– и мощный пинок отшвырнул Мугуруму далеко назад. А потом Кенсей вытянул вперед левую руку и выбросил серо. Мгновение– и рука брызнула кровью из длинной рубленой раны, которая тут же затянулась. Еще мгновение– и две такие же перекрестные раны появились на спине, а в челюсть Мугурумы врезалась усиленная Волей нога, впечатав того в барьер.

– Только не убей его!– крикнул Урахара.

– Постараюсь,– усмехнулся Бенетора и блокировал очередной удар Мугурумы.

Через час две минуты Мугурума рухнул на колени, от Пустого на его теле осталась только хоккейная маска, которая тут же упала на землю и рассеялась.

– Один готов. Следующий!..

Глава 12

– Бьякуя!

Глава клана Кучики обернулся. Капитан десятого отряда на мгновение замер, но после продолжил решительное движение к внешне холодному, но изнутри полностью подавленному капитану шестого отряда.

– Что случилось?– Бенетора наконец нагнал Бьякую.– Как Хисана? Неужели ее состояние ухудшилось?

– Она умерла,– просто ответил капитан Кучики.– Что мне делать, Канаме-сан?

– Бороться и найти то, ради чего жить!– ответил Бенетора.– В свое время я тоже потерял ту, кого любил, и сейчас единственное, о чем я сожалею– что не был с ней в ту ночь. Ты ведь знаешь, что Серану убил Вастерлорд?

– Вы хотя бы можете отомстить. Этот Пустой жив?

– Если бы,– вздохнул Бенетора.– Но помни, Бьякуя. Ненависть и месть разъедают душу. Ты недавно стал капитаном, это ответственность. Попробуй отвлечься в заботах об отряде.

– Хисана попросила меня кое о чем…– Бьякуя поднял глаза на капитана десятого отряда.– Она попросила меня найти ее сестру, Рукию!

– Она ведь из Инузури? Что ж, этот район мой, я отправлю туда поисковой отряд!

– Не стоит вам…

– Стоит!– отрезал Бенетора.– Или мы не друзья, Бьякуя? Друзья помогают в беде, считай, что я решил помочь тебе. И вот еще: если ты, скотина малая, надерешься– восемь часов полосы препятствий без занпакто и возможности применить кидо тебе обеспечены!

Бьякуя Кучики слегка вздрогнул, но не утратил самообладания:

– Я тоже могу послать людей.

– А я знаю Рукию в лицо. Пару лет назад я там видел двоих детей лет сорока* с виду, одна из них была очень похожа на Хисану, но я решил, что мне показалось. У этих детей была высокая духовная сила, пожалуй, стоит принять их в академию.

– Канаме-сан, вас что-то беспокоит?– рядом возник капитан третьего отряда Гин Итимару.– Бьякуя, все в порядке?

– Хисана умерла,– ответил Бьякуя. Итимару молча положил руку на плечо лучшего друга, постоял так с минуту после чего молча исчез. Бьякуя враз почувствовал, как ему стало легче.

– Тебе многое нужно обдумать, Бьякуя,– Бенетора полностью повторил жест Итимару и так же исчез, чтобы отправиться в район Инузури. Вслед за ним поспешили двое третьих офицеров, Юки и Ики Хиери, а так же его новый лейтенант, мальчик-гений тридцати лет Тоширо Хитсугая.

Рангику Матсумото стала лейтенантом Гина Итимару, и сейчас бездельничала в казармах третьего отряда. Вообще многое изменилось за эти сорок с лишком лет. Возмужали Бьякуя и Гин, приняли звания капитанов. Умер Гинрей Кучики, передав титул главы клана своему внуку. Лейтенант Айдзен и его шавка, Тоусен стали капитанами пятого и девятого отрядов соответственно, без вести пропал Ишшин Шиба, бывший лейтенант тринадцатого отряда, а на его место пришел его младший брат, Кайен Шиба. Капитаном второго отряда стала Сой Фон. Только три отряда не претерпели существенных изменений в офицерском составе: первый, четвертый и одиннадцатый.

Трехдневный поиск принес нулевой результат.

– Нулевой результат это тоже результат,– рассудительно заметил лейтенант Хитсугая, а Бенетора в очередной раз задумался над тем, как намекнуть пареньку, что не стоит быть таким серьезным, и при этом не ранить его гордость.

– Это как понять?– тормознула Юки.

– Это значит, что искать Рукию Кучики и Рэндзи Абарая следует в академии синигами,– пояснил Бенетора.– Сообщите об этом капитану Кучики, дальше– его дело. Хотя… может, нам самим навестить академию синигами? Посмотрим, может, найдем кого в наш отряд.

На следующий день.

– Рукия!– Абарай влетел в комнату девочки.– Я сдал второй экзамен! Если я сдам еще один, то я… простите.

– Кажется, нас прервали,– заметил один из спутников капитана Кучики. «Кейсейкан?– Абарай вздохнул.– Он из клана Кучики? И еще эта мощная духовная сила… кто он?»

Капитан Кучики слегка кивнул, он и его спутники покинули комнату Рукии. Абарай смотрел им вслед. «Он даже не взглянул на меня…»– билось в его мозгу.

– Рэндзи…– Рукия не поднимала головы.

– Рукия, а о чем шел разговор?

– Рэндзи, я… меня приняли в клан Кучики и приписали к десятому отряду Готей-13! Завтра же за мной придет синигами из отряда и заберет меня!

– Приняли в клан Кучики? Это же здорово, Рукия! У тебя наконец-то появится семья…

Изуру Кира сидел на обрыве, свесив ногу в пропасть, и смотрел на горную долину.

– Хорошее место для размышлений, не так ли?– вдруг услышал он голос и от неожиданности сверзнулся в пропасть.

– А-а-а!

Мощная рука вздернула его за шиворот и вернула на твердую землю.

– Осторожнее.

– Да, спасибо… простите, капитан-сама!

– Ладно тебе, называй меня просто Канаме-сан!– махнул рукой Бенетора.– Мое любимое место…

Изуру Кира во все глаза смотрел на капитана-легенду, героя гражданской войны, основателя отряда специального назначения Готей-13, специализированного на борьбе с Пустыми высокого уровня.

– Убедился, что я такой же синигами?– чуть наклонил голову Бенетора.– Как тебя зовут?

– Изуру Кира, Канаме-сан!

– Изуру-кун, не проводишь меня по академии? Давненько я здесь не был, лет тридцать уже. Хотя нет, вру! Пару лет назад я забрал отсюда малыша Хитсугаю в свой отряд, но это было мельком…

Так вышло, что делегация клана Кучики и Бенетора с гидом столкнулись у самых ворот.

– Канаме-сан? А вы что здесь делаете?

– Хороший вопрос, Бьякуя,– улыбнулся Бенетора.– Вот, решил немного прогуляться по знакомым местам.

– Присматриваете новобранцев?

– Верно. Говорят, набор позапрошлого года богат на светлые головы и крепкие руки. Вот я и посмотрю… кстати, как Рукия-тян?

– Нормально, она согласилась вступить в клан Кучики на правах младшей сестры.

– Хорошо еще, что не любовницы! Шучу-шучу, не нужно на меня так смотреть, я боюсь.

– Боитесь, как же,– буркнул Бьякуя Кучики.– Чего же вы боитесь, интересно знать?

– Ты даже представить себе не можешь,– серьезно отозвался Бенетора.– Ладно, Бьякуя. До встречи на собрании. Пойду посмотрю, на что годится твоя сестренка. Изуру-кун, не покажешь мне своих товарищей?

Рэндзи Абарай как раз говорил с Момо Хиномори.

– Ты что-нибудь знаешь о капитане Кучики?

– Ну-у, я знаю мало,– смутилась Хиномори.– Говорят, что он сильнейший глава клана Кучики за всю историю. Уже сейчас он сильнее своего деда, Гинрея Кучики, а учил его сам капитан десятого отряда.

– Это тот самый, Бенетора?

– Да, тот самый,– услышал он глубокий голос за спиной. Обернулся. Посерел.

– Э-э-э… добрый день, капитан Бенетора!

– Абарай-кун, если я не ошибаюсь? А ты, девочка, Хинамори-тян, да? Изуру-кун говорит, что ты неплохо разбираешься в кидо и уже достигла шикая.

– Откуда ты знаешь?– немало удивилась Момо.

– Я не знал,– сконфуженно пробормотал Кира.

– Твой занпакто рассказал мне о твоем шикае.

– Но ведь слышать занпакто может только хозяин!– вскинулся Абарай.

– Глупости. Всякий синигами может развить в себе способность слышать чужие занпакто, так он сможет определить способности врага. Меня эта способность столько раз выручала во время войны... вот например ты, Абарай-кун! Твой Забимару жаждет сражений, силы. Мне нравится твоя жажда силы. Типичный занпакто ближнего боя.

– Капитан Бенетора… не могли бы вы показать мне свой банкай?

В ответ капитан десятого отряда рассмеялся, словно услышал отменную остроту.

– Что? Показать банкай? Абарай-кун, прости, конечно, но ты слишком много о себе возомнил. Мой банкай увидит лишь тот, кто настолько силен, чтобы я не одолел его одним шикаем. А тебя, уж извини за сомнение в твоих силах, я запросто сделаю и без занпакто. Могу доказать это прямо сейчас, если хочешь, конечно. Кстати, я хотел бы, чтобы вы прошли со мной на двенадцатый полигон. Я хочу видеть вас в деле, дети!

– Но у нас сейчас фехтование…

– Кайдо-сенсэй отпустил вас,– улыбнулся Бенетора.– Правда, Изуру-кун?

– Да, Канаме-сан заглянул к учителю и отпросил нас с занятия!

Абарай пристально смотрел на капитана Бенетору. Только что он взял с полки деревянный тренировочный меч и пригласил его напасть с занпакто.

– Ну же, Абарай-кун! Или ты боишься? Не бойся, я постараюсь не ранить тебя.

Усмешка стала последней каплей. Абарай взревел и, выхватив занпакто, бросился вперед.

– Слишком безрассудно.

Мощный встречный удар пришелся в занпакто Абарая у самого основания и отбросил его на пять шагов назад. Абарай снова атаковал, на этот раз хорошо продумав атакующую связку.

– Неплохо,– Бенетора отразил удары и рубанул по ногам, вынудив оппонента защищаться, после чего поднял деревянный клинок в шею Абарая. Меч замер в сантиметре от кожи, Абарай замер вместе с ним и тут же отмер, отпрыгивая назад.

– Хорошая реакция. А если вот так?

Бенетора рванул вперед неимоверно быстро, и если бы Абарай не видел смазанного силуэта, он решил бы, что капитан применил сюмпо. Абарай отпрыгнул в сторону и закрылся от рубящего удара слева направо. Клинки столкнулись, и Кира с удивлением отметил, что деревянный меч вырубает искры из самого настоящего занпакто!

– Отлично… а теперь можешь высвобождать занпакто. Я хочу взглянуть на твой шикай!

– Нет! Вы даже не используете занпакто… ай!

Абарай отскочил, прикладывая ладонь к порезу на щеке. Прядка волос была срезана чисто, как ножницами.

– Ты не понял, Абарай-кун,– в голосе Бенеторы слышались опасные нотки.– Высвобождай занпакто, иначе ты не успеешь за мной.

– Реви, Забимару!

– Неплохо,– оценил Бенетора.– Сегментарный клинок, одинаково хорош и в ближнем бою, и на средних дистанциях. Одним словом, отличное оружие… оп!

«Остановил голой рукой?– Хинамори прижала ладони ко рту.– Как? Даже Кайдо-сенсэй не может отразить занпакто Рэндзи!»

– Но владеешь ты им из рук вон плохо. Тем не менее, ты достиг шикая в столь юном возрасте, а это очень многое значит. Ты принят в десятый отряд. Следующий!

С лавки поднялась Момо Хинамори. Девочка несколько секунд атаковала капитана с помощью кидо, вкладывая всю силу в удары, после чего выхватила занпакто и, умело объединяя кидо и фехтование, провела весьма грамотную атаку. Несколько секунд– и Тобиуме раненой птицей вылетел из руки Хинамори.

– Отлично, просто отлично,– улыбнулся Бенетора.– Весьма грамотная атака с учетом полного отсутствия боевого опыта. А теперь ты, Изуру-кун!

– Подними голову, Вабиске!

– Я впервые встречаю подобную способность,– Бенетора парировал полдесятка ударов. Мышцы напряглись, удерживая заметно потяжелевший меч. Все же сто двадцать восемь килограмм– довольно неприятная тяжесть для деревянного меча.

– Бьякурай!

Белая молния несильно ужалила Киру точно в середину выставленного в парирование Вабиске и отбросила назад.

– Ты станешь очень опасным в ближнем бою, ты сейчас сильнее твоих товарищей,– тихо проговорил Бенетора.– Но ты не так хорош в кидо, как хотелось бы. Тем не менее, ты зачислен в десятый отряд. А вот твоя подруга, Хинамори, похоже, хочет в пятый отряд?

– Да, она восхищается капитаном Айдзеном.

– Хорошо. Будет ей пятый отряд!

Рукия Кучики сидела на берегу пруда, глядя на медленно колышущуюся водную гладь.

– Рукия, вот ты где,– Абарай приземлился рядом с девушкой.– Представляешь, меня только что зачислили в десятый отряд! И не только меня, Кира тоже будет с нами.

– Это сделал капитан Кучики?

– Нет,– Абарай сиял, как начищенный медный пятак.– Это сделал капитан Бенетора!

– Бенетора?– Рукия повернула голову.– В самом деле? Это… хорошо, да?

Абарай понял, что Рукия хочет побыть одной, и исчез под первым же благовидным предлогом. Рукия вздохнула, глядя на водную гладь. Бьякуя Кучики даже не взглянул на нее! Почему? Неужели ему совершенно плевать на ту, кого он принимает в свой клан?

На третий день после посещения капитаном десятого отряда Академии Синигами трое новобранцев уже вовсю оглядывались в расположении, щурясь на вечернее солнце.

– Юки, смотри,– воскликнула красивая черноволосая девушка с необычными вишневыми глазами.– Свежее мясцо прибыло!

– Почему ты нас так называешь, а?– озлился Абарай.– Ты вообще кто такая… э? А почему тебя двое?

– Третий офицер Ики Хиери!

– Третий офицер Юки Хиери!

– Мы– близняшки!– хором закончили девушки.

– Близняшки?– усомнился Абарай и попробовал найти хотя бы одно отличие между девушками. Но нет, даже две небольшие родинки на шее полностью совпадали!

– Что-то с трудом верится,– неуверенно заметил Рэнджи.

– А нам плевать на твою веру. И тебе, сопляк красноволосый, лучше бы обращаться с нами уважительно. Мы истребляли меносов, когда ты пешком под стол ходил.

– Вы? Меносов? Не смешите!

– Это правда,– отозвался мальчик с седыми волосами и лейтенантским шевроном.– Лейтенант Хитсугая или, если угодно, Хитсугая-сан.

– О, доброе утро, Широ-чан,– поприветствовали его близняшки.

– Сколько раз вам говорить, что для вас я лейтенант Хитсугая!– вскипел седоволосый паренек.– А вы чего ржете?– и испепеляющий взгляд на хохочущих синигами. Те мигом заткнулись и слиняли подальше от гнева начальства.

– Как вас зовут, новобранцы?

– Рэндзи Абарай.

– Изуру Кира.

– Рукия Кучики.

– Кучики?– удивился Хитсугая.– Что ж, Рукия-сан, пройдемте со мной. Капитан-сама хочет говорить с вами, а вы двое располагайтесь. И вот еще: ссоры в нашем отряде запрещены, любой, кто поднимет оружие на товарища, получает наряд в одиннадцатом отряде. И офицеры не исключение.

Рукия Кучики шла вслед за лейтенантом и остановилась около большой двери.

– Капитан Бенетора, Рукия Кучики прибыла!– громко сказал Хитсугая.

– Проходи, Рукия! Хитсугая-кун, присмотри за новичками и введи их в курс дела.

– Слушаюсь!

Капитан Бенетора поднял голову от бумаг, которые заполнял с видимым отвращением к писанине, и с минуту смотрел на стоящую у дверей девушку. Рукия нерешительно переминалась с ноги на ногу, изучая обстановку. Кабинет капитана произвел совершенно неожиданное впечатление, которое сложно было ожидать от того мрачного рубаки, коим все считают Канаме Бенетору. В меру большой рабочий стол, слева от большого, во всю стену, окна находится большой стеллаж с картотекой, а справа уютно расположился неожиданно большой диван, а рядом с ним– тоже довольно большой журнальный столик и два глубоких, даже на вид очень удобных кресла. Весь пол устилал большой ковер с коротким мягким ворсом, и только рядом с очагом, напротив которого расположилось большое кресло-качалка, ковер отсутствовал. Все было отделано в теплых бежевых тонах, не напрягающих зрение. Похоже, над этим кабинетом хозяин работал лично, создавая обстановку под себя, и работал довольно долго и весьма кропотливо. Все предметы мебели стояли на своем месте, все смотрелось гармонично, ничего лишнего, даже трофейные занпакто на стене не портили домашнего уюта.

Рукию несколько удивили неожиданно большие габариты мебели, и скоро стало ясно, почему так. Капитан Бенетора поднялся из рабочего кресла и подошел к Рукии. Девушка едва слышко выдохнула: ее капитан оказался не просто большим– огромным, и даже на вид невероятно сильным. А какая завораживающая грациозность матерого хищника в каждом его движении…

До вступления в Готей-13 Рукия провела в поместье брата пару дней и там с избытком наслушалась сплетен, в том числе и о похождениях капитанов мужского пола, особенно это касалось капитанов восьмого и десятого отрядов. Если Шунсуй Кьераку увивался за каждой юбкой, открывающей взору стройные ножки, то капитан десятого отряда наоборот, скорее отбивался от женщин. Тогда Рукия знала своего будущего капитана исключительно понаслышке от Рэндзи и Изуру и даже с некоторым презрением думала, что только девушки легкого поведения будут упорно вешаться на мужчин, но теперь она прекрасно их понимала. Рукия прикрыла глаза, старательно отгоняя недостойные мысли. Вроде бы получилось.

– Может, присядешь наконец?– голос капитана оказался глубоким, бархатистым, приятно ласкающим слух.– Садись, не стесняйся.

На плечи легла ладонь и легонько подтолкнула ее к креслу. От этого вполне невинного прикосновения по телу Рукии пробежали мурашки. Она прямо сквозь ткань униформы чувствовала, какой силой дышит ладонь, и враз сообразила, что при желании капитан без усилий раздавит ее в своих руках, и это ощущение чужой силы и собственной слабости привлекало девушку еще сильнее. Рукия послушно подошла к креслу, молясь, чтобы капитан списал ее пылающие щеки на жару– вечер выдался душным–, и просто утонула в глубоком кресле. Эта мебель явно не для маленькой хрупкой девушки. Если сказать честно, Бенетора делал оба этих кресла под здоровяков вроде себя и Кенпачи Зараки, причем делал самолично, своими собственными руками. Позже Рукия узнает об этом хобби и поймет, что половина мебели в расположении десятого отряда сделана руками ее капитана.

Канаме немного грустно улыбнулся: реакция Рукии не стала для него неожиданностью, но повторять то, что случилось с Матсумото, ему не хочется. Это было довольно давно, когда Рангику только-только начала формироваться и выглядела лет на пятнадцать по человеческим меркам. На дне рождения близняшек Хиери весь десятый отряд, да и не только десятый отряд, хорошо погудел. Самого Канаме, как и Кенпачи, алкоголь особо не пробирал в том смысле, что надраться в зюзю для них не представлялось возможным, а вот девушек развезло. Да и сам капитан был, пусть и с вполне ясной головой, но изрядно навеселе. В общем, ситуация получилась не самая приятная, вернее, для Канаме и Рангику весьма приятная, а вот ее последствия не очень. Канаме помотал головой, отгоняя воспоминания, и поднял глаза на Рукию. Приемная сестра Бьякуи сидела на краешке кресла и смотрела на него, словно чего-то ожидая.

– Как тебе твой первый день в отряде?

– Х-хорошо,– чуть запнулась Рукия, опуская взгляд. Девочка робела перед капитаном, необычного цвета яркие фиолетовые глаза завораживали и пугали одновременно. Впрочем, как показал ее опыт, десятый отряд отличается необычным цветом глаз, взять хотя бы третьих офицеров, такого яркого цвета глаз, словно спелая вишня, Рукия еще никогда не встречала.

– Надеюсь, Ики и Юки тебя не сильно напугали?– улыбнулся Бенетора. Рукия подняла глаза и поняла, что она зря это сделала. Щеки девушки вспыхнули с новой силой, и Рукия спрятала взгляд. Да, конфетным красавчиком капитана Бенетору назвал бы только слепоглухонемой безрукий и безногий инвалид (Автор: как бы он умудрился назвать, я так и не понял), но только красота просто не способна обеспечить того магнетизма, который помимо воли излучал капитан десятого отряда. Последнему этот магнетизм, как я уже говорил, приносит массу проблем.

– Ничего страшного,– успокоил ее капитан.– Мои девочки вообще любят попугать новобранцев, главное чтобы ты не тупила и быстро делала все, что сказано, иначе они тебя загоняют.

– Д-да, хорошо,– снова запнулась Рукия.– Капитан-сама…

– Прошу тебя, зови меня просто капитан Бенетора или Канаме-сан,– мягко, но настойчиво попросил Бенетора. Рукия сразу поняла, что лучше ему не перечить, и покорно склонила голову:

– Как скажете, капитан Бенетора.

– Твой старший брат, капитан шестого отряда Бьякуя Кучики, он попросил меня присмотреть за тобой,– продолжил капитан с той же теплой улыбкой.– Завтра я посмотрю, на что ты годишься, и исходя из результатов этой проверки решу, как лучше тебя готовить, со всеми или, возможно, по отдельной программе.

Рукия слушала и согласно кивала, стараясь не поднимать на капитана взгляд. Почему она так смущается, глядя ему в глаза? Почему его голос так ласкает слух? Поэтому смысл слов, сказанных капитаном, доходил до девушки с ощутимым трудом.

– Рукия, не витай в облаках!– одернул ее негромкий оклик капитана. Рукия тут же встрепенулась и подняла глаза, чтобы тут же их опустить.

– Ты все поняла?

– Да, капитан Бенетора.

– Ничего ты не поняла,– вздохнул Канаме и поднялся из кресла. Даже мешковатая униформа не смогла полностью скрыть волны сокращений, пробежавшейся по телу. Рукия тут же вперила взгляд в пол, пытаясь взять себя в руки. Или это на нее так действует обстановка, или… Рукия с силой помотала головой, отгоняя наваждение.

– Лейтенант Хитсугая отведет тебя к твоему месту в казарме,– проговорил капитан, отворачиваясь к окну. Рукия с облегчением вздохнула, понимая, что Бенетора хотя бы не увидит ее реакции.

– Благодарю, капитан-са… простите, капитан Бенетора.

– Ступай, и завтра не спи долго, подъем в шесть ноль-ноль!

Утро не задалось с самого начала. Вернее, оно началось по-настоящему ужасно. Рукия испуганно смотрела на жутковатого вида полосу препятствий, теряющуюся за горизонтом. Но девушка только обрадовалась тому, что теперь капитан выглядел вполне обычным. Может, все дело в выражении лица?

– Твоя задача– пройти ее до конца,– усмехнулся капитан Бенетора.– Приступай.

Рукия вздохнула и шагнула на полосу препятствий, осторожно двигаясь по пересеченной местности. Бенетора постарался так, что характер препятствий с каждым разом меняется, но их сложность остается такой же. И вот Рукия осторожно, не торопясь проходила полосу препятствий.

Девушки хватило на километр тридцать метров, после чего ее выбросило из полосы препятствий на предусмотрительно разложенные маты.

– Простите, капитан Бенетора. Я не смогла пройти.

– А теперь я скажу тебе кое-что,– Бенетора встрепал волосы Рукии.– Пройти эту полосу препятствий полностью может только капитан или сильный лейтенант. А пройти больше километра с первого раза сумели только двое: лейтенант Хитсугая прошел километр двести, а твой старший брат Бьякуя поставил рекорд для первого раза– километр пятьсот восемьдесят метров. Ты молодец, Рукия. Но дать тебе звание офицера я пока не могу.

– Почему?

– Для подтверждения офицерского звания ты должна одолеть Меноса Гранде, они появляются довольно часто в последнее время, но я считаю, что ты еще не готова для боя с Меносом.

– И что, все офицеры способны одолеть меноса?

– Разумеется. И это одна из причин, по которой в моем отряде офицеры мрут, как мухи. Не все они в состоянии тет-а-тет справиться с Меносом Гранде. А теперь иди, поешь и отдохни. С завтрашнего дня у тебя начнутся трудные времена.

– Разве может быть что-то хуже детства в Инузури?– тихо спросила Рукия.

– Может быть,– серьезно ответил Бенетора.– Я попал сюда, когда мне было около восьмидесяти лет! И я попал прямиком в Зараки…

Бенетора сам не знал, почему начал рассказывать Рукии о своем, скажем так, детстве, но девушка заслушалась своего капитана, и когда Бенетора окончил рассказ на поступлении в академию синигами, смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Ого,– выдохнула Рукия.– Капитан-сама…

– Я же просил тебя называть меня Канаме-сан или капитан Бенетора! Я не люблю суффикса «сама» с тех пор, как в меня пытались вбить уважение к благородным семьям.

– Вы не уважаете благородные семьи?

– Я уважаю всех тех, кто доказал, что он достоин уважения. Твой брат очень сильный и мудрый синигами, тебе повезло с ним. А то, что он холоден… он недавно потерял свою жену, на которую ты похожа, как две капли воды. Только не говори никому, что я тебе рассказал, хорошо?

Рукия кивнула.

– Ступай.

Рукия ушла с полигона, и первое, что она ощутила после страшной усталости– дичайший голод. Девушка направилась в сторону столовой.

– Это вам не марципаны, госпожа Рукия,– усмехнулся повар.– Но что есть!

– Я не избалована в еде!– вспылила девушка.

– Хм!

Рукия ела безо всякого аппетита. Почему к ней относятся как… непонятно, к кому? Будто бы она сама упрашивала принять ее в благородный клан Кучики! Единственные в отряде, кто относился к ней, как к человеку– это ее товарищи и два третьих офицера.

– Сколько ты прошла, Рукия-тян?– тут же подскочила к ней Ики… или Юки?

– Тысяча тридцать, Хиери-сан,– ответила Рукия.

– Ого! Посмотри, Ики! Малышка Рукия прошла дальше нас!

– Молодец!– искренне похвалила ее Ики.– Теперь капитан лично будет учить тебя? Честно говоря, мне даже жаль тебя, Рукия-тян!

– Это еще почему?

– Завтра увидишь на полосе препятствий. Капитан-сама всех нас гоняет по четыре часа, после чего обед, а после обеда свободный график. Но ты будешь продолжать учиться под его началом. Капитан-сама редко берет учеников…

– Нии-сама попросил его…

– Капитан Кучики? Да он сам был его учеником, лучшим, кстати говоря. И капитан-сама никогда не взял бы в ученицы ту, которая слаба, но за которую попросил пусть и Бьякуя Кучики.

– Он и меня учит, рядовая Кучики,– отозвался из своего угла лейтенант Хитсугая.– Что ж, теперь будем учиться вместе.

– Нетушки!– хором пропели Ики и Юки.

– Капитан-сама берет только одного ученика,– продолжила Ики.

– Так что ты пролетел, Широ-чан!

– Для тебя– лейтенант Хитсугая!– взбесился лейтенант десятого отряда. Сестры захихикали, пряча улыбки в веерах и, взявшись за руки, упорхнули из казармы.

– Стервы,– пробурчал Хитсугая.– Не знаю, радоваться мне или грустить…

– По поводу чего?

– Обучение у капитана– весьма тяжелая ноша, уж поверь. Но вместе с этим он многому тебя научит. Под его началом я достиг шикая всего за неделю обучения.

– Не обижайся, Тоширо-кун,– услышали они голос капитана.– Просто ты уже должен учиться сам, или будешь копировать меня до конца жизни. Твое обучение завершено. Теперь ты должен тренироваться самостоятельно или с Херинмару.

– Спасибо, капитан Бенетора.

– Тоширо!
– Простите, Канаме-сан.

– Так-то лучше. Рукия, как дела? Тебя не обижают?

– Нет!– с некоторым вызовом ответила Рукия. Бенетора усмехнулся, и Рукия вдруг почувствовала, что капитан все знает.

– Хорошо. Тогда я пойду, у меня есть одно дельце.

Рукия еще пару часов потолклась в казармах десятого отряда, после чего навестила своего брата.

– Нии-сама…

– Как прошел твой день, Рукия?– капитан Кучики даже головы не повернул, от чего Рукии стало не по себе.

– Хорошо, нии-сама.

– Какое звание ты получила?

– Я все еще рядовая…

– Всего лишь рядовая. Надеюсь, ты прошла хотя бы триста метров?

– Тысяча тридцать!– оскорбленно воскликнула Рукия и тут же прикусила язычок: брат ее пугает.

– Да?– в голосе капитана Кучики возникла тень удивления.– Хорошо, Рукия. Это все?

– Д-да…

– Тогда ступай, у меня много дел.

Рукия ушла, а капитан Кучики оторвал взгляд от бумаг.

– Ты даже головы не повернул, Бьякуя,– услышал он укоризненный голос капитана Бенеторы.

– Канаме-сан?

– Девочка прожила весьма тяжелую жизнь и заслуживает хоть немного тепла и ласки. А ты ведешь себя с ней, как последняя скотина, Бьякуя!

– Я не умею быть старшим братом.

– Так пытайся! Ты ничего для этого не делаешь. Ты даже не похвалил ее, а ведь ей так не хватает твоей похвалы, твоего внимания.

– Не учите меня, как жить, капитан Бенетора!

– Учу и буду учить, пока ты не перестанешь делать глупости,– отрезал Бенетора.– Бьякуя… просто будь с ней человечнее. Она твоя сестра, младшая сестра Хисаны. Неужели для тебя этого мало?

На этих словах Бенетора исчез, оставив Бьякую в раздумьях. «Может, попробовать?– подумал глава клана Кучики.– Канаме-сан никогда не советовал плохого!»


*Темпы взросления духов и людей отличаются, так что детям было лет по десять-двенадцать

Глава 13

Канаме Бенетора хмуро смотрел на восходящее солнце. В дверь осторожно постучали, и в кабинет капитана десятого отряда вошел его лейтенант.

– Что-то случилось, Канаме-сан?– осторожно спросил Тоширо Хитсугая.

– Седьмой офицер Кучики явилась в расположение?– Канаме не отвернулся от окна, о чем-то раздумывая.

– Нет, капитан, а что такое? Неужели…

Канаме слегка усмехнулся: в лейтенанте он не ошибся. Тоширо-кун соображает быстро и делает правильные выводы. Рукия всегда приходила ровно в шесть тридцать, а сейчас уже восьмой час.

– Думаете, с Рукией-сан что-то случилось?

– Уверен,– Канаме развернулся и подхватил свой хаори со спинки рабочего кресла, на ходу запуская руки в рукава.– Кто дежурил ночью?

– Близняшки Хиери. Был прорыв в семнадцатом районе, Пустые ликвидированы без потерь среди гражданских, ущерб составил…

– Эту дрянь в отчет,– поморщился капитан: слово «ущерб» он терпеть не мог, ибо оно означало проблемы.

– Значит, из старших офицеров на ногах только ты,– вслух подумал капитан.– Тоширо-кун, присмотри, чтобы никто на полосе не отлынивал. Я догадываюсь, где может быть Рукия-тян.

Мгновение– и капитан исчез в сюмпо. Лейтенант Хитсугая вздохнул и отправился гонять отряд в хвост и в гриву. Последние пару месяцев капитан все чаще привлекает его для наведения порядка, и если первые несколько дней мало кто воспринимал лейтенанта всерьез– обычно промывкой мозгов занимался капитан–, то теперь его боятся и уважают все без исключения, ну, кроме близняшех Хиери.

В это время Рукия сидела на берегу небольшого озера в самом заброшенном уголке сада сакур и тихо плакала, обхватив колени руками. Почему судьба так с ней несправедлива? Сначала полное боли, обид и унижений детство в Инузури, затем обучение в Академии, где ее, как и Ренджи, все считали бедняками, оборванцами и всячески презирали, но если Ренджи легко с этим справлялся, то Рукии было очень тяжело. А теперь жизнь в благородном клане Кучики, где на нее либо не обращают внимания, как брат или старейшины, либо мелкими пакостями стараются подпортить ей жизнь. Сегодня кто-то вбил в подошвы ее сандалий по нескольку десятков мелких тонких гвоздей. Рукия заметила это только через несколько шагов, когда ноги прострелила острая боль. Но больнее всего было то, что ее брат лишь распорядился принести сестре новую обувь, даже не позаботившись навести в клане порядок.

– Почему жизнь так несправедлива?– прошептала сквозь слезы девушка.– За что мне все это?

– А жизнь вообще штука несправедливая,– услышала она тихий голос совсем рядом. Рукии стало стыдно от того, что кто-то увидел ее слабость. А когда она увидела, кто к ней пришел, ей и вовсе стало дурно.

– Сиди, Рукия,– тихий голос капитана остановил ее от позорного бегства. Рукия снова опустилась на берег, изредка косясь в сторону капитана и вытирая слезы.

– В том, что ты плачешь, нет ничего постыдного,– проговорил капитан Бенетора.– Это значит, что в твоей груди бьется сердце, а твой разум не обременяют никакие запреты. Почему ты мне не сказала, что тебя обижают в клане?

Сказать, что Рукия шокирована вопросом– ничего не сказать. Девушка несколько мгновений пораженно смотрела на капитана, который с отрешенным выражением лица любовался идеально спокойной водной гладью, прежде, чем к ней вернулся дар речи.

– Откуда вы знаете?

– Так значит, все-таки в клане,– чуть наклонил голову капитан.– Я догадывался потому, что ты много раз оставалась ночевать в расположении одиннадцатого отряда то у лейтенанта Кусаджиси, то у десятого офицера Абарая, а две недели назад даже у капитана Зараки.

– К-капитан, вы не подумайте, я не…– залепетала Рукия, отчаянно краснея.– Ничего такого не было!

– Все хорошо, Рукия, я прекрасно знаю, что ничего не было. Но когда утром я ощутил твою духовную энергию на фоне духовной энергии капитана Зараки, мне, признаться, стало крайне интересно. Тогда я и узнал, что ты так поступаешь не первый раз. И Бьякуя ничего не делает, чтобы тебя оградить.

– Нии-сама слишком занят,– Рукия пыталась оправдать своего брата. Девушка боялась, ведь с Канаме-сана станется пойти разобраться, что к чему, и ее брат, чего доброго, решит, что она нажаловалась своему капитану.

– Значит, это теперь так называется,– Бенетора помрачнел.– Что ж, видимо, мне придется с этим делом разобраться.

– Капитан-сама, умоляю, оставьте все, как есть!– взмолилась Рукия.– Прошу вас, не нужно этого делать! Ведь…

Девушка осеклась, поймав взгляд капитана, и, бормоча извинения, опустила взгляд.

– Никто не смеет даже пальцем тронуть моих подчиненных,– тихо, но очень веско проговорил капитан.– Весь Готей-13 знает это. Рукия, сомневаюсь, что тебе приятно это терпеть. Прошу тебя, расскажи мне все.

Рукия удивленно вскинула голову: на ее памяти капитан впервые обратился к ней с просьбой. Обычно он либо отдавал приказ, либо все делал сам. Девушка вспомнила череду обид и унижений, нанесенных ей вроде бы благородными членами клана Кучики, и на ее глазах навернулись слезы.

А потом ее ладошка вдруг утонула в теплой, шершавой ладони. Рукия удивленно подняла взгляд и встретилась с глубокими фиолетовыми глазами.

– Не плачь, хорошо?– Канаме мысленно выругал себя за то, что не сдержался и взял ее ладошку в свою. Но Рукия, похоже, ничего не имеет против, только смутилась.

– Хорошо, Канаме-сан,– тихо-тихо ответила Рукия. Капитан отпустил ее ладошку и помог Рукии подняться. А затем в руки девушки легло полотенце.

– Канаме-сан?

– Рукия, умойся, ты вся в слезах,– слегка улыбнулся капитан и исчез. Рукия слегка улыбнулась и склонилась над чистой водой.

Вечером, в конце рабочего дня, девушка нерешительно остановилась у дверей в комнату капитана. Несмотря на то, что Канаме-сан жил не в казармах, а в своем доме где-то в Руконе, он часто оставался ночевать на работе никогда не уходил раньше, чем через час после окончания рабочего дня.

– Проходи, Рукия,– услышала она голос капитана.– Не стой в дверях.

– К-капитан Бенетора,– Рукия покраснела, а ее просьба теперь выглядела весьма нелепо.– Простите, я пойду?

– Нет, постой,– Канаме повесил хаори в шкаф и набросил на плечи свой неизменный серый дорожный плащ.– Что ты хотела, Рукия? Говори, не стесняйся.

– Я… нет, простите, это просто глупости,– Рукия развернулась и шагнула к дверям, но на ее плечо легла ладонь капитана. Девушка обернулась и наткнулась на теплый взгляд. Такой взгляд она видела лишь наедине с капитаном.

– Ты хотела переночевать у меня, верно?– Канаме улыбнулся. Рукия мучительно покраснела и кивнула.

– Прости, но я не думаю, что тебе стоит быть у меня дома. Если честно, я стесняюсь,– Канаме прикрыл глаза. Что да, то да, бардак в его доме еще тот.– Ступай к себе домой,– Канаме встрепал ее волосы, заставив девушку ойкнуть и потешно отбиваться.– Скоро ужин.

Рукия кивнула и, сбивчиво извинившись, посюмпонила в поместье. Оказывается, вся верхушка клана уже собралась. Рукия пораженно застыла на месте с неприлично отвисшей челюстью.

– Присаживайся, Рукия.

Кажется, ее брата совершенно не смутило глупое выражение лица сестры, равно как и то, что Бьякуя Кучики прикладывал к лицу пакет со льдом. Под левым глазом красовался шикарный фингал, челюсть с левой стороны немного опухла, нос и губы разбиты в кровь. Похоже, кто-то– Рукия даже догадывается, кто– несколько раз подряд весьма удачно засветил ее брату с правой. К слову сказать, остальные, собравшиеся здесь, выглядели чуть похуже. Вид избитых в кровь мужчин и даже девушек– над ними, судя по почерку, постарались Ики и Юки–, ввел Рукию в глубочайший ступор. Похоже, капитан не стал тратить время на пафосные речи и просто заявился сюда, быстро пояснив, что хорошо, а что плохо, и закрепил урок физическим воздействием, а Ики и Юки снова увязались за ним. Как оказалось позже, Канаме просто устал вразумлять Бьякую и решил его немного поучить жизни, но это было позже, а сейчас ошарашенная Рукия села за стол и приступила к ужину.

Летели дни. Айдзен пока затих, хотя своих экспериментов не прекращал, на этот раз взявшись за Пустых. Рукия продолжила тренироваться, но теперь все ночи проводила дома. Урок капитана оказался весьма эффективным, а потом один из старичков пропал без вести. Это уже Бьякуя вызнал, кто издевался над Рукией, и поговорил с зачинщиком по-мужски.

Рукия улыбнулась своим мыслям. Все-таки у нее замечательный брат, когда ведет себя, как человек обыкновенный, а не человек-морозильник.

– Седьмой офицер Кучики, постойте!

– Капитан Укитаке?– удивилась Рукия.– Добрый день, как ваше здоровье?

– Все в порядке,– улыбнулся Укитаке.– А ты как?

– У меня все отлично,– Рукия улыбнулась, думая об улыбке капитана. Как Бенетора гордился ею, когда она наконец-то высвободила занпакто! Он не сказал ей ни слова, но не заметить явной гордости за свою ученицу в его глазах оказалось решительно невозможным. Тогда он улыбался точно так же.

– Капитан?– понимающе спросил Укитаке.– Канаме-кун хороший юноша…

– А что случилось?– вдруг спросила Рукия.– Я все пытаюсь узнать… наверное, у него есть невеста?

– Эх, молодо-зелено,– улыбнулся Укитаке, и улыбка его померкла.– Его невеста погибла больше шестидесяти лет назад. Особенно сильный прорыв Пустых. За всю историю Сообщества Душ пустые уровня Вастерлорда появлялись лишь несколько раз, и тогда был один из них. Тогдашний капитан шестого отряда, Гинрей Кучики… его дезинформировали по ошибке персонала, и он отправил против пустых лейтенанта Серану Акияма и ее взвод, это была девушка Бенеторы. Она погибла, не справившись с Пустым. Я не знаю, что там произошло, когда туда прибыл капитан…

– Представляю,– содрогнулась Рукия, у которой на руках умерли трое названных братьев. Только убили их не Пустые, а голод. Или злые люди.

– Говорят, Пустой сбежал от него, только Бенетора нашел его через два года, нашел и отомстил…

– Он никогда не говорил об этом,– Рукия оглянулась на казармы, где в окне кабинета капитана виднелся профиль Бенеторы.

– И никогда не скажет,– Укитаке проследил ее взгляд.– С Канаме-куном случилось что-то ужасное, но он справился! Подробнее об этом знали Киске Урахара и Тессай Цукашиби, но они… их больше нет в Готей-13 и Сообществе Душ!

– Их нет в живых?

– Изгнаны. Капитан Бенетора делал все для того, чтобы защитить их, но я слышал обрывок разговора.

– Подслушивали?

– Не совсем,– смутился Укитаке.– Просто… оказался, где не нужно и когда не нужно. Они просили Бенетору не сопротивляться.

– С капитана станется отстаивать свои интересы с занпакто в руках,– признала Рукия. Она не раз и не два выступала против Меносов вместе с капитаном и примерно представляла, на что он способен. Не всякий может похвастаться тем, что одним ударом посоха уничтожает гилеана, а с адьюкасом расправляется, даже не высвобождая занпакто.

– Я вот о чем хотел поговорить… понимаешь, недавно пропали мои третий офицер и лейтенант…

– Супруги Шиба?

– Да,– кивнул Укитаке.– И я… хотел попросить тебя поискать их, если ты свободна… я бы и сам, только сама понимаешь…

– Зачем вы тогда ходите?– забеспокоилась Рукия.– Вы ведь больны!

– Это важно… кроме тебя я не знаю, к кому обратиться…

– Хорошо, я поищу их.

– Я скажу твоему капитану. Поспеши, Рукия.

– Не нужно его беспокоить. Капитан-сан итак слишком много времени и сил уделяет мне.

Рукия помчалась в указанный капитаном район, одновременно призывая из своей души занпакто и вешая его на пояс. Технике сокрытия занпакто внутри души Рукию обучил ее капитан. Он вообще многому ее обучил, например, хохо.

Рукия оказалась на поляне, где чувствовала духовная сила лейтенанта Шибы и… Пустого. Пустого с очень странной духовной силой.

– Нет, лейтенант Шиба, назад!– крикнула Рукия, мгновенно поняв, что к чему.– Это больше не ваша жена!

Шиба оглянулся на Рукию, и тут Пустой атаковал, ударив Кайена и опрокинув его на спину. Рукия мгновенно оказалась рядом и одним движением обнажила занпакто и разрубила Пустого, поглотившего синигами, пополам.

– Рукия, что ты наделала?– Шиба пораженно смотрел на мертвую жену.

– Опомнитесь, лейтенант,– жестко проговорила Рукия Кучики, вкладывая занпакто в ножны.– Ваша жена давно мертва!

– У нее был шанс. Я еще чувствовал ее душу. А ты ее убила…

– Я чувствовала только духовную силу Пустого. Ваша жена умерла, а вы не можете судить непредвзято.

– Да что ты вообще знаешь о чувствах? Ее можно было спасти, понятно?

Рукия пожала плечами и двинулась в сторону озера, полюбоваться на воду. Девушка очень любила наблюдать за бегущими волнами… и почувствовала духовную силу Пустого. Мгновение– и Рукия обернулась, парируя рубящий удар в спину.

– Хи-хи-хи-хи!– Кайен Шиба облизнулся внезапно удлинившимся языком.– Недурно!

Рукия напряглась и сумела оттолкнуть противника. «Пустой с занпакто? Точно, он же слился с лейтенантом Шибой!»– мелькнуло в голове Рукии.

– Что такое, Рукия Кучики? Почему ты не хочешь меня спасти?

– Я еще чувствую, что ты жив, лейтенант Шиба,– крикнула Рукия.– Борись, не позволяй себя захватить. Борись.

– Бесполезно!– Пустой оскалился и рванул вперед. рванул и замер на полпути.– Что? Нет, ты не можешь… а-а-а-а!

Пустой вылетел из тела лейтенанта Шибы, и Кайена отбросило в сторону. Пустой встал на четыре конечности, и четыре щупальца ударили в Рукию. Кучики ушла в сюмпо, уклоняясь от удара.

– Властитель, тот, кто носит маску из плоти, перед кем всё сущее машет крылами, кому даровано имя человеческое. Во имя истины в стену невинных мечтаний вонзи свои когти! Хадо тридцать три, сокацуй!

Яркий шар синего огня сорвался с ладони Рукии и ударил туда, где только что стоял Пустой. Пустой взвился и бросился на Рукию…

– Подними моря до небес, Неджибана… что?

Клинок Шибы разлетелся на кусочки и перестал существовать.

– Я способен разрушить занпакто одним касанием!– расхохотался Пустой и рванул на Шибу, мгновенно оплетая его щупальцами и влезая внутрь через рот. Рукия слегка скривилась– зрелище оказалось не из приятных. Пустой в теле Шибы рванул на Рукию и ударил четырьмя выросшими из спины щупальцами. Рукия отскочила в сторону, щупальца устремились за ней. Уклониться не получилось, одно из щупалец обвило ногу Рукии и с размаху швырнуло девушку в землю. Мир в глазах померк, все тело окутала адская, разрывающая нутро боль.

– Сначала я думал, что тело лейтенанта мне больше подойдет, но теперь вижу, что лучше влезть в девчонку! Готовься!

Рукия попыталась пошевелиться, но ей казалось, что вместо костей ее тело набито раскаленными черепками.

– Стена железного песка, башня ненависти, соединитесь расплавленным железом и останьтесь в тишине! Бакудо семьдесят пять, гочутеккан!

– Что?

Пять столбов, соединенных цепью, рухнули на Пустого сверху, ломая его лодыжки, запястья и шею и не позволяя шевельнуть ни единым мускулом.

– Никто не смеет и пальцем тронуть моих подчиненных,– проговорил хорошо знакомый голос.

– Капитан Бенетора,– прошептала Рукия, мгновенно успокаиваясь. Капитан рядом, теперь ей ничто не страшно!

– Ики, Юки, займитесь Рукией! Девочка моя, ну почему ты так безрассудна? Почему не доложила мне?

– Ах ты чертов синигами!– прохрипел Пустой, пытаясь вырваться, но переломанные конечности не слушались.

– Даже не пытайся шевельнуться, ублюдок!

Бенетора высвободил духовную силу, пригвождая Пустого к земле. Тот, стиснув зубы, зарычал и задергался сильнее, но его тело не сдвинулось ни на волос.

– Привет Айдзену, ублюдок!– ухмыльнулся Бенетора.– Хадо пятьдесят четыре, хайэн!

Рукия увидела яркий огненный взрыв, на мгновение поглотивший все поле зрения, и только силуэт капитана выделялся резким черным пятном.

В земле, в обугленной воронке, устало прикрыл глаза относительно целый Кайен Шиба.

– Спасибо, капитан Бенетора,– прошептал он и умер. Бенетора присел рядом с ним, на несколько секунд коснувшись ладонью лба– дань уважения от старшего брата по оружию.

– Спи спокойно, Кайен Шиба,– прошептал Бенетора.– Рукия, не смей отключаться!

– Я в норме,– прошептала Рукия, открывая глаза. Ей так хотелось провалиться в блаженное забытие, но голос капитана раскаленным бичом подстегнул гаснущее сознание.

– Мы вызвали четвертый отряд,– хором доложили близняшки.– Они уже в пути.

Бенетора присел рядом с лежащей на земле Рукией и взял ее за руку. Девушка благодарно улыбнулась, прикрывая глаза.

– А теперь засыпай,– прошептал Бенетора и наклонился, целуя Рукию в лоб.– Спи, отдыхай. Все позади.

Близняшки порозовели и многозначительно переглянулись. Капитан поднял вопросительный взгляд. Ики отвела глаза.

– А как же Серана?– пискнула Юки и посерела.

– А вот это не ваше дело,– взгляд Бенеторы бичом стеганул девушек, заставив их вздрогнуть. Это не метафора, обоим третьим офицерам стало очень больно от удара уплотненной духовной энергией.

– Молчала бы,– шикнула на нее Ики.– Из-за тебя и мне досталось.

– Замокли обе!– шикнул на них Бенетора.– Пусть Рукия спит.

Бьякуя Кучики ходил взад-вперед перед палатой Рукии.

– Кончай мельтешить, бесит,– поморщился капитан Итимару.– Что, неужели братец начал думать головой, а не задницей?

– Тебя забыл спросить,– огрызнулся капитан Кучики.– Вот что тебе здесь надо, а?

– Заткнулись оба,– прикрикнул капитан Бенетора. Кучики и Итимару замолчали, словно они снова были в десятом отряде и снова затеяли перепалку.

– Рукия Кучики получила тяжелые раны,– капитан Укитаке не находил себе места.– Простите, это я виноват.

– Могли бы мне сказать,– поднял голову Итимару.– Или капитану Бенеторе. Вот уж кто точно не позволил бы погибнуть лейтенанту Шибе!

– Итимару!– рявкнул Бенетора.– Что сделано, то сделано. Не время искать правых и виноватых. Зная тебя, ты бы точно не обратился за помощью в другой отряд.

– Если бы на кону была жизнь моего лейтенанта– обратился бы,– усмехнулся Итимару.– Уж вас бы я точно оповестил перед тем, как делать глупости.

– Так, все замолчали!– вспылил капитан Кучики.– Моя сестра тяжело ранена.

– А ты на нее хоть раз взглянул, братец Бьякуя?– ухмыльнулся Итимару. Бенетора прикрикнул на капитана третьего отряда, но неохотно, ведь Гин прав.

– Если бы не твое к ней пренебрежение, Бьякуя-кун, она не пыталась бы выделиться, чтобы ты ее наконец заметил,– заметил капитан Укитаке.– И не лезла бы в пекло очертя голову.

Тут из палаты вышла капитан Унохана.

– Ну?– мгновенно вскинулись четверо мужчин.– Как она?

– Был сломан позвоночник, но операция прошла успешно. Я бы попросила месяц не нагружать ее, а желательно дать девушке двухмесячный отдых.

– Хорошо,– неожиданно легко согласился Бенетора.– Легкие тренировки, чтобы не захирела совсем, с вашего позволения.

– Не раньше, чем через две недели и не больше пятнадцати минут в день,– предупредила капитан Унохана.– А теперь попрошу вас разойтись по казармам. Рукии-тян ничего не угрожает, но она проспит до завтрашнего утра минимум.

Глава 14

Рукия тихонько вздохнула и едва не пропустила страшный по силе удар. Капитан десятого отряда опустил катану и удивленно воззрился на четвертого офицера.

– Что с тобой, Рукия-тян? Кто-то обидел?

Рукия помотала головой и со вздохом взялась за свою катану. Последнее время капитан тренирует ее совсем по-другому, используя асаучи. Сначала Рукия не восприняла это всерьез, но когда Канаме ударил, а она отпрыгнула, спасаясь от яркой оранжево-красной вспышки. Когда Рукия взглянула в сторону удара, ей стало страшно. Удар асаучи рассек землю, камни и скалы на десятки метров вперед и на глубину не менее трех метров.

Сейчас ей уже не страшно, хотя капитан продолжает наносить удары такой силы, что стоит ей пропустить– и ее безжалостно рассекут на две неравные половины.

– Так, а ну объясни, что случилось?– Канаме решительно опустил асаучи и воззрился на подчиненную. «Случилось, Канаме-сан,– хотела сказать Рукия.– Случилось. Я уже несколько лет как влюбилась в своего капитана, жду, когда он обратит на меня внимание, и каждый раз готова волком выть, когда вижу его с другой женщиной». Но, разумеется, Рукия промолчала.

Канаме несколько мгновений смотрел на ее немного отрешенное лицо и продолжил рубку. Рукия продолжила вяло блокировать и так же вяло атаковать. Продолжалось это ровно десять секунд, после чего капитан яростно выругался и швырнул асаучи в ножны.

– Капитан?

– На сегодня все,– Бенетора развернулся и надел хаори.– С завтрашнего дня ты занимаешься вместе с остальным отрядом. Я не желаю тратить время на ту, кто не хочет учиться.

Рукия встрепенулась и решительно шагнула за капитаном. Тренировки с ним– единственное время, которое капитан уделяет только ей. В эти моменты девушка чувствует себя почти счастливой. А теперь…

– Канаме-сан, подождите!– Рукия схватила капитана за запястье и попробовала удержать.

– Что такое?– Канаме повернулся к ней.

– Канаме-сан, не уходите, пожалуйста!– попросила Рукия, стискивая запястье капитана.

– Это еще почему?– удивился Бенетора.– Я делаю то, что хочу. Все эти годы я учил тебя потому, что мне нравится учить тех, кто жаждет стать сильнее и хочет учиться, а теперь я, пожалуй, займусь более важными делами.

– Канаме-сан, простите!– Рукия продолжила хвататься за запястья капитана, как за спасательный круг.– Я хочу учиться, правда, хочу! Просто…

– Но я не вижу в тебе желания и стремления,– капитан чуть качнул руками, словно предлагая Рукии отпустить его по-хорошему.

– Капитан Бенетора,– прошептала Рукия, опуская голову.– Канаме-сан… простите…

Рукия решительно привстала на цыпочки и, пользуясь тем, что капитан наклонился к ней, неумело поцеловала его в губы и тут же отстранилась, отчаянно краснея.

Сказать, что Бенетора не был ошарашен, значит ничего не сказать. Несколько секунд он стоял в полном ступоре, глядя на опустившую голову девушку, после чего снял с шеи медальон в виде оскалившейся тигриной головы на тонкой золотой цепочке.

– Рукия,– Канаме осторожно коснулся рукой локтя девушки.

– Что такое, капитан Бенетора?– Рукия не смотрела ему в лицо.– Удивлены? Да, я влюбилась в вас, как… как глупая молоденькая девчонка…

– Рукия, взгляни,– проговорил капитан и раскрыл медальон. Рукия несколько минут изучала красивое лицо, обрамленное черными волосами, теплые вишневые глаза и улыбку.

– Кто она?– сердце Рукии было готово разорваться на части. Неужели у ее капитана есть женщина? Неужели… неужели…

– Это Серана,– тихо ответил Бенетора и вложил медальон в руки девушки.– Ты ведь наверняка знаешь, что с ней случилось.

– Она погибла…– Рукия снова посмотрела на портрет.–Вы ее любите?

– Не знаю,– ответ Бенеторы внушил Рукии некоторые надежды.– Наверное, нет. Я уже не испытываю боли, совсем не испытываю… только сожаление, что не сумел спасти ее той ночью. Я боюсь, что та же участь постигнет и тебя…

Неожиданный порыв ветра выдул портрет из медальона, но Бенетора только проводил белый овал взглядом. Рукия обхватила запястья капитана пальцами и потянулась к его губам. Канаме наклонился к Рукии, осторожно, будто боясь спугнуть, целуя девушку.

– Тренировка,– вспомнил Бенетора через несколько минут.

– Это не важно,– прошептала Рукия, обвивая тонкими, но очень сильными руками шею капитана.– Я, ты, мы с тобой– вот что важно!

И снова долгий, нежный поцелуй. Кто-то в кустах неподалеку с хрустом сжал кулаки.

– Почему именно Канаме-сан?– просипел капитан Кучики, стискивая кулаки. Зря, ох зря он согласился пойти с Гином!

– А ты чего ожидал?– ухмыльнулся Итимару.– Сколько времени они проводят вместе… ничего удивительного, что твоя сестренка влюбилась в Канаме-сана! Он ведь сильный, умный, красивый, богатый– а что еще девушкам нужно?– и заботливый, в отличие от тебя, балда!

Кулак Итимару в меру сильно опустился на темечко капитана шестого отряда.

– Эй, ты охренел?– возмутился Кучики, и тут мощный порыв ветра сдул кусты начисто.

– Хи-хи-хи, а нии-сама, оказывается, любит подглядывать!– хихикнула Рукия.

– Так, Бьякуя-кун. Да, я люблю Рукию. Нет, я ее не обижу и никому не позволю. Нет, с сексом мы пока не торопимся, мы только-только начали встречаться. Да, наследника я тебе сделаю, уж постараюсь, но попозже. И если ты, мелкий засранец, не сдриснешь отсюда сию минуту– поймаю и не посмотрю что глава благородного клана– выдеру розгами на главной площади. Ты меня знаешь. Гин, тебя тоже касается! Кстати, как продвигается с Матсумото?

Итимару покраснел, что-то смущенно пробормотал и сбежал вслед за капитаном Кучики.

– Канаме…– Рукия пораженно смотрела на капитана.– Ты… ты меня любишь?

– Люблю,– Бенетора наклонился к Рукии.– Я люблю тебя, Рукия!

– Я тоже люблю тебя,– Рукия с готовностью ответила на поцелуй, после чего врезала капитану кулаком по темечку.

– Ай, за что?

– За пошлые намеки! Кто тут наследника сделает, уж постарается, а?

– А ты сильно против?– руки Канаме обвили талию Рукии, мягко прижимая девушку к себе. Ладошки Рукии уперлись в грудь Канаме, не слишком интенсивно пытаясь оттолкнуть капитана.

– Давай не сейчас, я еще не готова,– пробормотала Рукия.– Скажи, Канаме… а после Сераны у тебя… были женщины?

– Были,– не стал таить греха Бенетора.– Были, и более чем достаточно. Эй, не смотри на меня так! Я же нормальный мужчина в расцвете сил, мне хотя бы раз в месяц необходима близость.

– И то время, пока я здесь… тоже?

Скажет ли он ей правду? Рукия замерла в ожидании.

– Да,– честно ответил Бенетора.– Прости, но я не надеялся и… иногда посещал женщин, которые были рады провести со мной ночь. Ты же знаешь, я довольно популярен среди женской половины Готей-13.

– А теперь?– Рукия подняла большие синие глаза на Канаме.– Теперь…

– Глупенькая,– Бенетора легко поцеловал Рукию.– Теперь нет, я буду ждать того момента, когда ты будешь готова.

Рукия прильнула к Канаме, не желая его отпускать, но пришлось.

– Нам пора,– Бенетора вдруг обнял Рукию за талию и приподнял, прижимая к себе. Мгновение– и Рукия оказалась в своей комнате.

– Ложись спать.

Бенетора поцеловал Рукию напоследок глубоким нежным поцелуем и исчез. Рукия некоторое время смотрела в открытое окно, опустошенно улыбаясь, после чего негнущимися пальцами распутала пояс косоде, переоделась в пижаму и легла спать.

Настроение пятого офицера десятого отряда Рукии Кучики было просто великолепным, и даже утренняя четырехчасовая полоса препятствий не портила его. Почему? Легко догадаться, причина ее радужного настроения сейчас выслушивала очередной нагоняй от главнокомандующего Ямамото.

– Ну, подумаешь, разнесли пару домов, чего так орать?– высказал свое мнение капитан Бенетора.– Все уже оплачено, не вижу проблемы. Да и вообще, скажите спасибо, что я успел деревню барьером накрыть, иначе Пустово серо сравняло бы там все с землей.

Капитаны только вздыхали. За многие годы, проведенные Бенеторой на посту десятого отряда, все они привыкли к таким вот как минимум ежемесячным нагоняям, и всякий раз Бенетора упорно препирался, отстаивая своих подчиненных.

– Ладно, Пустой с тобой,– проворчал Генрюсай.– Начнем с отчетом о проделанной работе.

Вечером Рукия, постучавшись и дождавшись приглашения, вошла в кабинет капитана.

– Капитан…

Бенетора поднял руку, заставив Рукию замолчать, поднялся с кресла и подошел к ней. Рукия улыбнулась, радуясь, что может не отказывать себе в удовольствии любоваться капитаном. Как он двигается… словно огромный сильный кот, такой же могучий и вместе с тем грациозный. О да, прозвище Алый Тигр как нельзя лучше подходит к нему.

– Называй меня по имени, хорошо?– глубокий бархатистый голос приятно ласкал слух.

– Как скажешь,– Рукия шагнула навстречу капитану и оказалась в таких желанных объятиях. Смутившись, девушка спрятала лицо на груди капитана и услышала тихий смех.

– Чего смешного?

– Ты такая милая,– фиолетовые глаза продолжали смеяться.– Рукия, ты так выросла за последние годы, стала настоящей красавицей.

Рукия смутилась пуще прежнего. Канаме улыбнулся, любуясь румянцем на щеках девушки. За последние годы Рукия сильно изменилась и теперь мало напоминала ту бойкую девочку, которая поступила в Готей-13. Теперь она стала высокой красивой девушкой с длинными прямыми черными волосами, доходящими до поясницы, глубокими фиалковыми глазами и все той же озорной улыбкой.

Канаме чуть усмехнулся и приподнял Рукию, одновременно привлекая ее к себе. Рукия ойкнула и замерла, завороженно глядя в бездонные ярко-фиолетовые омуты глаз капитана.

– Канаме…– Рукия потянулась к его губам и прикрыла глаза, отвечая на осторожный поцелуй. Тонкие руки девушки обвили шею капитана, ладони Канаме прошлись по талии Рукии.

– Рукия,– выдохнул Канаме, давая девушке вдохнуть, и снова прильнул к ее губам. Поцелуй из нежного и осторожного постепенно становился все более страстным и требовательным. Рукия застонала и чуть куснула нижнюю губу капитана, Канаме крепко прижал Рукию к себе и овладел ее ротиком, исследуя, лаская, даря девушке неописуемое наслаждение.

Голова девушки пошла кругом, в низу живота постепенно становилось сначала тепло, а потом и вовсе жарко. Рукия вцепилась пальцами в хаори Канаме, пытаясь сохранить равновесие и с явной неохотой разорвала страстный поцелуй, жадно глотая воздух.

– Рукия…– прошептал Канаме ей в шейку и осыпал нежную кожу поцелуями. По коже пробежали мурашки и отозвались нарастающим желанием. Зубы капитана чуть прикусили тонкую нежную кожу, вызывая придушенный стон боли и наслаждения.

– Канаме…– прошептала Рукия. Узкие ладошки скользнули под одежду капитана, изучая разгоряченное тело. Канаме выдохнул и впился в чуть припухшие губки требовательным поцелуем. Рукия отвечала со всей страстью, на которую была способна.

Пальцы девушки распутали пояс оби и отбросили его в сторону. Канаме, не разрывая поцелуя, подхватил девушку на руки и понес ее к диванчику, в несколько движений превращая его в кровать.

Рукия охнула и позволила стащить с себя ставшую такой лишней одежду. Девушка чувствовала себя такой маленькой и хрупкой по сравнению с капитаном, просто излучающим силу, и это ощущение возбуждало девушку до сладостной боли в паху.

– Канаме, быстрее…– пошептала Рукия и ахнула, чувствуя губы, ласкающие ее грудь.

– Такая нежная,– мурлыкал Канаме, чуть покусывая возбужденный сосок.– И сладкая…

Рукия стонала и прогибалась в умелых руках, пытаясь убрать последнюю преграду между их телами и при этом не раствориться в том невероятном наслаждении, которое дарили ей умелые ласки любовника.

– Не торопись,– Канаме мягко сжал бедра девушки, чувствуя, как напрягаются под его пальцами крепкие, но не перекачанные мышцы. Нежность тела Рукии не имела ничего общего с теми женщинами, что у него были. Рукия, как и Серана, сильная, очень сильная, и при этом девушка сохранила всю свою женственность и красоту. Губы капитана касались крепкого животика, напрягающегося под его поцелуями, Рукия жалобно стонала и ерзала под ним, страстно желая продолжения. Да, она такая нежная, женственная, одновременно такая сильная.

– Боже, как же я тебя хочу,– прошептал Канаме, касаясь губами внутренней стороны бедра. Уже много лет ни одна женщина не могла вызвать у него такого страстного влечения, ни одна не могла заставить желать ее тела так безумно и так страстно, как это происходило сейчас.

Рукия ахнула и громко застонала, а язык Канаме ласкал нежную, истекающую желанием плоть, даря неописуемое наслаждение.

– Господи, я сейчас…

Рукия закричала на пике наслаждения. Первый ее оргазм в жизни оказался необычайно ярким и бурным, по телу разливалось неописуемое блаженство и приятная слабость.

– Уже кончила?– промурлыкал капитан ей в шейку и медленно провел языком по чувствительному месту за ушком. Рукия ахнула, неосознанно выгибаясь навстречу нежным ласкам.

– Канаме…– выдохнула девушка, прикрывая глаза.– Это было невероятно…

В ответ любовник тихо рассмеялся и чуть куснул мочку уха девушки, вызывая сладостный стон.

– Ты такая милая и страстная одновременно,– шептал Канаме, нависая над Рукией. Девушка упустила момент, когда капитан полностью лишился одежды, и, взглянув вниз, отчаянно покраснела. Член возлюбленного вполне соответствовал его немалым габаритам.

– Что такое?– улыбнулся Канаме.– Ты словно впервые в жизни видишь голого мужчину… ты серьезно?

– Ты у меня первый,– прошептала Рукия, отчаянно краснея. Девушка испугалась, что Канаме не захочет заниматься сексом с девственницей, но ошибалась.

– Вот как?– Канаме улыбнулся и склонлся к ее губам. Немыслимо нежный, бережный поцелуй заставил девушку затрепетать в его руках. Рукия обмякла, покорно отвечая на поцелуй и притягивая голову Канаме поближе к себе.

– Тебе будет больно, но ты постарайся расслабиться,– шептал Канаме, лаская губами ее шейку и грудь. Рукия кивнула, тихонько постанывая, а ее тело уже вовсю реагировало на ласки.

– Канаме,– Рукия подняла затуманенный желанием взгляд.– Пожалуйста, будь как можно нежнее…

– Конечно, милая,– Канаме коснулся губами нежной плоти и несколько раз провел языком, заставив девушку сладостно стонать и подаваться навстречу.– Похоже, что твоя девочка уже готова к этому. Вот так, раздвинь бедра чуть шире… расслабься, не напрягайся…

Рукия взглянула вниз и увидела, как член Канаме приближается к нежной плоти.

– Канаме, он большой…– Рукия попробовала отстраниться.– Я… м-м-м…

Рукия прикрыла глаза, отвечая на поцелуй, а Канаме осторожно коснулся нежкой плоти головкой.

– Готова?

Рукия кивнула и зажмурилась, ожидая боли.

– Расслабься, милая, я буду очень осторожен,– Канаме начал медленное движение внутрь. М-да, легко сказать, буду осторожен, когда в твоих объятиях такая девушка. Бенетора очень хотел насадить Рукию на свой ствол сразу, одним махом, но усилием воли сдержал свои желания и погружался в девушку медленно и очень осторожно. Рукия чуть застонала от боли, сжимаясь изнутри. Канаме выдохнул сквозь зубы, продолжая медленно двигаться вперед и шепча девушке на ушко всякие успокаивающие глупости.

– Сейчас будет больно,– Канаме коснулся губами щеки Рукии и двинулся чуть сильнее. Рукия вскрикнула от боли, из глаз брызнули соленые слезы, и девушка двинулась обратно, неосознанно стараясь уйти от источника боли.

– Тише, милая, не плачь,– Канаме остановил движение и теперь сцеловывал соленые слезинки со щек Рукии.– Вот так, милая, не плачь. Расслабься.

– Легко сказать,– прохныкала Рукия.– Канаме, мне больно… мне очень больно…

– Прошу, милая, потерпи,– Канаме выдохнул. Горячая влажная плоть обхватывала его член со всех сторон и сжимала так сильно, что капитан прилагал всю свою немалую выдержку, чтобы не двигаться вперед.

Рукия выдохнула, пытаясь расслабиться. Постепенно напряжение спадало, а ее тело снова обмякло, отвечая на умелые ласки. Рукия охнула: распирающий стенки ее еще недавно девственной плоти член причинял не только боль, но и неведомое ранее наслаждение.

Рукия неосознанно двинулась навстречу, и Канаме с невероятным облегчением осторожно двинулся внутрь ее, пока не уперся в преграду, после чего начал сначала медленно, постепенно наращивая темп, двигаться в девушке. Рукия кричала и извивалась под ним, обхватывая бедрами талию Канаме, а ноготки до крови расцарапали спину. Очень скоро осторожные движения сменились быстрыми, рваными, болезненными, но эта боль лишь сильнее возбуждала Рукию, и очень скоро привела обоих к пику.

Громкий сдвоенный крик наслаждения, казалось, был слышен по всему Готей-13. Рукия сжалась изо всех сил и задрожала, чувствуя, как семя Канаме наполняет ее.

– Ты сделал это в меня,– Рукия провела ладошкой по щеке любовника, тяжело дышащего рядом с ней.– А еще из-за тебя у меня там все болит.

– Сильно болит?– забеспокоился Канаме.– Я не…

– Дурачок,– Рукия прильнула к возлюбленному и потерлась щекой о его грудь, вдыхая запах Канаме.– Мне слишком хорошо… ой, что ты делаешь? Нет, Канаме, прекрати…

– Ты уверена?– капитан весьма многообещающе усмехнулся и продолжил ласкать промежность девушки. Рукия охнула, постанывая от наслаждения. Похоже, эта ночь станет самой запоминающейся в ее жизни.

Глава 15

Лейтенант десятого отряда Тоширо Хитсугая был серьезно озабочен тем, как выжить. Четверть часа назад он бросил очередной вызов своему капитану и теперь лихорадочно соображал над тем, как ему остаться в живых. Конечно же, капитан не собирался его щадить и бил в полную силу.

Капитан шестого отряда Бьякуя Кучики искренне негодовал, продолжая удерживать обычный покерфэйс. Почему он негодовал? Да потому, что капитан и лейтенант сцепились где? Правильно, в расположении шестого отряда.

И снова лейтенант отпрыгнул в сторону, чувствуя приближение удара. Стена, где он только что стоял, вдруг взорвалась изнутри и разлетелась осколками на половину широкого прохода между двумя казармами, а на толстой стене, ограждающей шестой отряд от Сейрей, возникла глубокая вмятина, от которой во все стороны зазмеились трещины. Если бы Тоширо Хитсугая видел это впервые, он бы ни за что не поверил, что настолько разрушительный эффект оказывается ударом простой деревянной палки. Нет, не совсем простой деревянной палки.

– Пошевеливайся, Тоширо-кун,– капитан Бенетора усмехнулся и небольно, но очень обидно ткнул посохом в живот лейтенанта. Хитсугая выдохнул и рубанул капитана мечом, рубанул быстро и сильно. И в который раз убедился, что посох капитана не рассечь никому, а мощный удар посоха подбросил его высоко в небо, переводя схватку в не самую удобную для лейтенанта среду.

– И опять нам отстраивать казарму,– вздохнул лейтенант шестого отряда Абарай Рэндзи, коего назначили на этот пост три года назад.– И чего они постоянно дерутся? Вот уже сколько? Семь лет?

– Ты разве не знал?– слегка удивился капитан Кучики.

– Чего не знал?– Абарай повернулся в сторону Рукии.– Рукия, а ты знаешь?

– Весь Сейрейтей знает,– удивилась Рукия.– Семь лет назад лейтенант Хитсугая одолел материализованного Херинмару и обрел банкай.

– И в чем смысл?– ступил Абарай. Капитан Кучики вздохнул, даже немного завидуя Бенеторе. Капитан десятого отряда сам воспитывал своих офицеров, а лейтенанта, которого подсунули ему после Матсумото, но перед Хитсугаей, как его там, Оуэна, лично зарубил после того, как этот лейтенант начал качать права и наехал на сестричек Хиери, более известных как Дьявольский Дуэт. Но я немного отвлекся. Капитан Кучики немного завидовал наставнику потому, что тот всегда забирал себе лучших из лучших. Вон, хотя бы взять Хитсугаю. Уже сейчас его сила на уровне капитана, не говоря уже о других.

– Смысл в том, что этот сопляк, опьянев от собственной силы, бросил вызов капитану,– улыбнулась Ики.

– И был безжалостно бит!– улыбнулась Юки. И снова все собравшиеся здесь начали ломать голову над тем, как же Бенетора их различает. У близняшек Хиери не только внешность, но даже их духовная энергия оказалась практически идентичной, только занпакто у них разные. И разумеется, эти маленькие стервочки не упускали случая показать зубки лейтенанту Хитсугае.

– И с тех пор он постоянно просит реванша, а потом они оба как-то втянулись,– подытожила Рукия.– Изуру, а почему ты молчишь?

– Только посмотрите на них,– четвертый офицер десятого отряда Изуру Кира.– Что вы видите?

Рукия слегка улыбнулась и промолчала, близняшки Хиери дружно хихикнули, пряча улыбочки в неизменных веерах. Они-то очень хорошо поняли вопрос Киры.

Катана и посох сталкивались, высекая искры. Да, странно было это видеть, но дерево оказывалось едва ли не прочнее стали и порой даже оставляло на прочном клинке зазубрины. Битва выглядела так, словно волк-одиночка сцепился со старым, матерым медведем. Наскок и тут же разорвать дистанцию– вот как действовал лейтенант Хитсугая. Капитан Бенетора пока ограничивался лишь тем, что парировал его удары посохом и иногда бил в ответ, не давая лейтенанту расслабляться. Наученный горьким опытом прошедших семи лет, Тоширо прекрасно понимает, что капитан не простит ему ни малейшей ошибки и, какие бы мощные приемы он, Тоширо, ни освоил, всегда покажет на них противодействие. Вот и сейчас Бенетора вдруг сделал стремительный выпад навстречу удару так, словно он знал, откуда он, Хитсугая, выйдет из сюмпо. Этот намек, что пора сражаться серьезнее, понят и принят.

Силуэт лейтенанта засветился бело-голубым светом, небо затянули тяжелые темные, почти черные тучи, задул пронзительный ледяной ветер.

– Снизойди с ледяных небес, Херинмару!

– Все веселее и веселее,– капитан Кучики пробежался пальцами по рукояти Сенбонзакуры. Может статься так, что ему придется использовать занпакто для защиты своих людей.

– А, ч-черт!– Бенетора исчез, уходя от взмахов меча. Каждый взмах катаной порождал ленточного дракона из воды и льда, устремляющегося за ним, а сталкиваясь с материей, драконы пронзали ее клыками и вдобавок замораживали, превращая незадачливого противника лейтенанта Хитсугаи в неровную ледяную глыбу с торчащими во все стороны сосульками.

Тоширо еще несколько раз взмахнул клинком, и, пока Бенетора уклонялся от двух драконов и атаковал третьего, зашел ему за спину и ударил.

Капитан среагировал молниеносно, парировал удар и тут же исчез, появляясь за спиной лейтенанта. Посох ловко подсек ноги, заставив Хитсугаю потерять равновесие и рухнуть вниз с высоты почти ста метров. Но Тоширо Хитсугая не был бы лейтенантом десятого отряда на протяжении более чем пятидесяти лет, если бы не сумел практически мгновенно обрести равновесие.

– Хадо тридцать один, шаккахо!

Капитан небрежным ударом посоха разбил алый шар и резко рванул в сторону, уходя от дракона. Предусмотрительный лейтенант совместил кидо и атаку занпакто и сумел-таки достать капитана. Как всегда, его лейтенант хорош во всем. Толпа охнула, глядя на капитана Бенетору, а точнее– на вмороженную в глыбу льда правую руку, сжимающую посох. Тоширо тут же возник рядом с ним и ударил катаной.

– Черт,– выдохнул Бенетора и высвободил духовную энергию.– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

Лейтенант Хитсугая исчез в сюмпо, уходя от верного поражения: сломать бакудо капитана Бенеторы могли очень и очень немногие его противники.

Ледяная глыба не выдержала мощного напора духовной энергии и рассыпалась на кусочки, высвобождая из плена руку капитана и его занпакто. Мгновение– и капитан Бенетора исчез, появляясь над лейтенантом Хитсугаей и нанося мощный рубящий удар обнажившимся мгновение назад клинком. Клинки столкнулись, и сикомизуэ Бенеторы тут же окуталось льдом, лед же заковал его правую руку до локтя. Хитсугая тут же разорвал дистанцию и ударил капитана ледяным драконом. Напряжение мышц, выброс духовной энергии– и лед, сковавший руку, исчез, а клинок сикомизуэ вспыхнул и ударил навстречу дракону. Широкий огненный серп красиво столкнулся с драконом: по направлению к Бенеторе вспухло полушарие огненного взрыва, а в сторону Хитсугаи выросла глыба льда с торчащими во все стороны сосульками. Мгновение– и ледяная глыба рухнула на землю, а ногу капитана десятого отряда опутал серп на цепочке.

– Попались, капитан,– Хитсугая пропустил духовную энергию по цепочке, но прежде, чем она коснулась капитана, Бенетора исчез, возникая за спиной Хитсугаи и обрушивая на своего лейтенанта мощный удар меча.

Клинки столкнулись, высекая искры, мощная ударная волна прошла сквозь тело Хитсугаи и снесла крышу и половину стены одной из казарм шестого отряда– вот почему хитрые капитан и лейтенант предпочли сцепиться подальше от своего расположения. Капитан Кучики только вздохнул.

– Неплохо, Тоширо-кун,– оскалился Бенетора.– Тебе почти удалось меня поймать!

– Что ж, капитан Бенетора,– лейтенант Хитсугая разорвал контакт мечей и ударил еще дважды, но оба раза лед рассыпался быстрее, чем коснулся клинка противника.

– Давай, Тоширо-кун!– Бенетора мощным ударом меча отбросил лейтенанта далеко в сторону. Наверное, со стороны их схватка смотрелась комично: лейтенант десятого отряда едва-едва дотягивал до метра семидесяти и был худым, почти что тощим, в то время как капитан был на три головы выше и втрое шире в плечах, буквально подавляя своей мощью.

– Банкай, Дайгурен Херинмару!– Тоширо исчез и возник перед капитаном.– Рюсэнка!

«Быстро»,– Бенетора ударил навстречу, но режущая волна прошла сквозь поток воды и льда, не причиняя ему вреда, а вот сам капитан оказался вморожен в огромную глыбу льда. «Очень хорошо, Тоширо-кун! Ты усовершенствовал эту атаку, но до идеальной ей еще нужно развиваться».

Тяжело дыша, лейтенант Хитсугая радовался тому, что позволил себе несколько секунд передышки, но тут силуэт Бенеторы под толщей льда засветился оранжево-красным светом. Тоширо не стал ждать, когда капитан выберется и накостыляет ему по шее, и начал быстро готовиться к следующей атаке.

Вот глыба льда разлетелась, и мощная волна духовной энергии придавила синигами к земле.

– Ого!– капитан Ичимару ухмыльнулся, чуть пригибаясь.– А капитан Бенетора разозлился.

Вокруг капитана десятого отряда стремительно вращались двенадцать ледяных стобов, и с каждой секундой скорость вращения возрастала. Лейтенант Хитсугая не стал ждать, пока капитан разнесет столбы поодиночке, и сделал мечом движение, словно повернул в замке ключ:

– Сэннэн Херо!

Столбы враз сомкнулись, запирая капитана Бенетору в ледяном плену, его духовное давление враз опало. Продолжалось это где-то секунд пять, после чего ледяная колонна взорвалась крупными глыбами. Во все стороны ударил мощный поток оранжево-красной духовной энергии и волна жара, испаряя весь лед. Хисугае стало резко не по себе, и он отправил в сгусток пламени мощный поток воды и льда, но этот поток испарился, стокнувшись с потоком огня, а лейтенанту Хитсугае пришлось изрядно попрыгать, спасаясь от огненного вала. И только потом он понял, что это вовсе не огонь. Это духовная энергия капитана, и такой она становится лишь в одном случае, и этот случай не из приятных. Капитан Бенетора собирается высвободить занпакто.

Синигами внизу крупно повезло, что битва происходила высоко в небе, на высоте от пятидесяти до ста метров, но даже здесь жар воистину ужасал.

– Испепели, Хоноони,– донеслось из сгустка пламени, и оттуда же стремительно вылетел объятый пламенем капитан десятого отряда и нанес мощный удар протазаном по мечу Хитсугаи, порождая мощный огненный взрыв. Лейтенанта отбросило далеко назад.

Хитсугая попробовал опереться на духовные частицы и вдруг заметил, что к нему со всех сторон приближаются полтора десятка огненных шаров. Взмах катаной– и три шара, готовые ударить его спереди, заморожены в глыбу льда ледяным драконом и открыли лейтенанту лазейку. В спину пришлись мощная ударная волна и дыхание жара, возникшие при взрыве столкнувшихся шаров. Сюмпо– и Хитсугая возник прямо под падающим в ударе протазаном Бенеторы, едва успевая скрыться. Все же банкай наделяет его немалой скоростью, но уйти от капитана оказалось не так-то просто: на месте выхода из сюмпо Хитсугаю накрыли несколько потоков огня и ударили в меч, с огромной скоростью толкая лейтенанта вниз. Меч покрылся льдом, из которого, закружившись вихрем, выросли три ледяных дракона и заморозили потоки огня. Еще мгновение– и лед раскололся, а Хитсугая атаковал капитана лоб в лоб. Меч рассек капитана… и его силуэт растворился в воздухе, а в грудь Хитсугае отправилась мощная огненная волна, готовая спалить все на своем пути.

– Рюсэнка!– Хитсугая ударил навстречу и закричал, вкладывая в удар всю свою мощь. Поток огня и льда столкнулись в десятке метров от него, и огонь начал медленно, неохотно подаваться.

– Вот же упорный сопляк,– процедил Бенетора, внутренне восхищаясь лейтенантом– еще неделю назад он не мог выдержать подобной атаки. Капитан окутался оранжево-алым светом, вкладывая немалую силу в продолжение атаки, и сделал мощный выпад протазаном вперед. По струе пламени пробежала едва заметная рябь, и рюсэнка лейтенанта Хитсугаи не выдержала напора и разлетелась.

– Черт!– Тоширо заслонился крыльями и попробовал уйти в сюмпо, но не успел: вал пламени накрыл его с головы до ног. Было больно, очень больно, чувствовать, как твой банкай не то что испаряется, а сгорает. Хитсугая закричал от боли и все внезапно прекратилось.

– Чтоб тебя, капитан,– простонал Тоширо и, используя атмосферную влагу, восстановил банкай.– Рюсэнка!

– Ничему не учишься,– вздохнул Бенетора и занес протазан, собирая на длинном, с полноценный меч, обоюдоостром центральном зубце огромный пылающий огненный шар. Нет, не шар, эта техника очень похожа на миниатюрное солнце, но со всем чудовищным жаром настоящего солнца.

– Не хочется использовать эту технику так близко, но если я этого не сделаю, ты чрезмерно возгордишься, Тоширо-кун. Сакеби Хоноони (Крик Огненного Демона)!

Резкий удар– и волна воды и льда столкнулась с миниатюрным солнцем, пылающим на протазане. Крохотное солнце сорвалось в невероятно быстрый полет, без усилий пронзая и попутно испаряя волну воды и льда, но стоящие внизу синигами (кроме капитанов и некоторых лейтенантов) не видели полета. Для них два удара слились в один, затем волну воды и льда, мгновенно ее уничтожив, прочертила яркая светящаяся полоса, после чего лейтенант Хитсугая оказался в эпицентре мощного огненного взрыва. Минисолнце разрослось до сотни метров в поперечнике и взорвалось струями огня во все стороны, а взрывная волна, к счастью, никого и ничего не задевшая, ударила на сотни метров во все стороны.

Синигами испуганно закричали, бросаясь кто куда, но в десятке метров от земли потоки пламени изменили свое направление и ударили обратно в эпицентр.

Огненный ад в небе продолжался не более двух секунд, после чего пламя полностью опало, являя сражающихся. Перед капитаном Бенеторой осыпался данку, еле-еле выдержавший волну пламени и мощный удар перегретого воздуха, а в эпицентре, едва удерживаясь в воздухе, виднелась обожженная, покрытая копотью и лохмотьями сгоревшей одежды фигура лейтенанта Хитсугаи, опирающаяся на катану.

– Совсем неплохо, Тоширо-кун,– Бенетора вытянул левую руку, и в ней из алых частичек собралась нижняя часть посоха. Протазан в правой руке засветился ослепительно ярким алым светом и превратился в сикомизуэ, с коротким щелчком возвращаясь в посох. Секунда– и посох засветился и разлетелся алыми светящимися точками, впитавшимися в душу Бенеторы.

Лейтенант Хитсугая ничего ему не ответил, потому что в следующую секунду рухнул вниз, теряя сознание. А медики из четвертого отряда пытались поймать его на носилки. Поймали, но носилки не выдержали ускорения падающего с высоты в семьдесят метров тела и сломались. Быстро-быстро исправив оплошность, медики потащили лейтенанта десятого отряда на внеочередное посещение госпиталя.

Капитан Бенетора мягко приземлился на камни и проводил носилки с Хитсугаей взглядом.

– Капитан, как вы?– Рукия подошла к Канаме, искренне беспокоясь за него. Девушка не хотела демонстрировать их отношения, а Канаме ничего не имел против.

– Все в порядке, Рукия-тян,– слегка улыбнулся Бенетора.– А как тебе пост лейтенанта тринадцатого отряда? Не скучаешь?

– Нет, капитан,– улыбнулась Рукия.– Спасибо вам за все…

Глава 16

Лейтенант Хитсугая, негромко постучавшись, вошел в кабинет и в полном молчании подошел к рабочему столу капитана. Капитан десятого отряда удостоил своего лейтенанта лишь короткого взгляда и снова уткнул невидящий взгляд в стол. Тоширо ничуть не удивился: в таком состоянии капитан пребывает уже которую неделю с тех пор, как два месяца назад в мире людей пропала лейтенант тринадцатого отряда Рукия Кучики. Уже вторую неделю Бенетора воюет с главнокомандующим, чтобы лично двинуться на поиски, но Ямамото Генрюсай почему-то не дает ему разрешения.

Тоширо тихо сложил отчеты офицеров в нужное место стола и, подождав секунду приказов, так же тихо ушел, осторожно прикрывая дверь. Только за дверью лейтенант Хитсугая облегченно выдохнул, сбрасывая напряжение. Ну почему из тринадцати капитанов ему достался самый сложный? Даже капитан Зараки с вечной жаждой битв не нагружает подчиненных в принципе, даже капитан Сой Фонг с ее маниакальной педантичностью и желанием сделать другому падлу не является настолько тяжелой для понимания, каким является капитан Бенетора. Но это временно, скоро Рукию найдут, и все будет хорошо. Во всяком случае, лейтенант Хитсугая надеется на это.

Стоило лейтенанту уйти, как Канаме Бенетора перестал изображать статую и поднялся. Рукия пропала месяц назад, что-то с ней случилось. Ее духовная энергия регистрируется едва-едва, и очень размыто. Она где-то в Каракуре, но где– неясно. При этом в Каракуре появился парень с огромной духовной энергией, а вместе с ним– еще несколько человек, так же обладающих духовной силой. Именно человек.

– Что же там происходит?– Бенетора чуть нахмурился.– Рукия, в порядке ли ты?

Дверь в кабинет бесцеремонно открылась. Так могут входить только капитан Зараки, или…

– Капитан-сама, вы в порядке?– Юки тут же подскочила к нему слева.

– Какой-то вы подавленный, капитан-сама,– Ики подскочила к нему справа.– Не хотите погулять? Мы нашли прекрасного арранкара специально для вас! Это не просто арранкар, он уровня адьюкаса, но сила весьма велика. Хотите?

– Хочу,– Бенетора обрадовался возможности как следует размяться.– Где он?

– Инузури.

– Очень хорошо…

Адьюкас занимался тем, что с ленцой громил какую-то захудалую деревеньку. Правда, очень скоро его скука сошла на нет. Может, этому поспособствовало то, что в грудь арранкара со страшной силой врезался посох, отбрасывая его назад.

– Здорово, ублюдок. Капитан десятого отряда, командир отряда особого назначения Канаме Бенетора– имя того, кто сейчас выбьет из тебя все дерьмо.

– Вот оно как?– арранкар обнажил занпакто.– Сдохни, капитанишка!

Бенетора парировал несколько быстрых ударов посохом и ударил в ответ. Рука арранкара сломалась, как тростинка, заставив того придушенно взвыть, а другой конец посоха со страшной силой ударил в подбородок снизу вверх, с силой ткнулся в солнечное сплетение, а потом мощная вертуха отшвырнула арранкара далеко в сторону.

– Что за жалкий слабак,– сплюнул Бенетора, обнажая сикомизуэ.– И это арранкар уровня адьюкаса? Тьфу! Давай же, недоносок! Покажи мне свой рессурексион, и я, возможно, убью тебя быстро.

Звук сонидо– и за Бенеторой возник арранкар, а с пальца сорвалось мгновение назад сформированное серо.

Бенетора вылетел из потока алого света и довольно оскалился:

– А ты неплох, сумел меня достать. Что ты еще можешь?

Арранкар снова ушел в сонидо, возникая за спиной Бенеторы, и едва-едва блокировал страшный по силе рубящий удар. Ударная волна разнесла добрую половину деревни, ту, что уцелела после вспышки серо, а обоюдоострый клинок до половины прорубил катану арранкара.

– Черт,– Арранкар с усилием оттолкнул клинок Бенеторы и снова едва не оказался разрублен пополам, уходя в сонидо. Глубокая горизонтальная рана на груди обильно кровоточила. «Он так просто пробил мое иерро? Всего лишь взмахом меча? Да кто он такой?»

– Давненько я ей не пользовался,– ухмыльнулся Бенетора, очень так неприятно ухыльнулся, поднося руку к лицу. Мгновение– и из притянутых им духовных частиц на лице собралась маска в виде морды скалящегося тигра. Желтая радужка на фоне черных белков смотрелась жутковато, а затем…

Спина арранкара вспыхнула острой болью, и по бедрам крупными каплями, а потом и струйками потекла кровь. «Что… маска?.. Как?»

Снова капитан исчез, и на этот раз катана арранкара не выдержала, а правая сторона груди, очень близко к плечу, брызнула фонтаном крови из глубокой рубленой раны. «Это не сюмпо… это… сонидо?»– арранкар из последних сил ушел в сонидо, возникая высоко над стоящим к нему спиной капитаном и формируя серо. Вот алый поток ударил в фигуру и…

Краем глаза арранкар приметил яркую точку, светящуюся алым светом. Мгновение– и арранкара накрыло полноценное серо. Последнее, что увидел сквозь волну испепеляющего алого света– его источник. Алый шар на вытянутом указательном пальце его противника. А мгновение спустя арранкар перестал существовать.

Бенетора опустился на землю, взмахом руки снимая маску. «Последнее время мне все легче и легче удается серо,– подумал он.– И Пустой больше довольно хохочет, нежели пытается вырваться».

К капитану десятого отряда прилетела адская бабочка с сообщением о срочном собрании. Усмехнувшись, капитан десятого отряда посюмпонил в сторону Сейрей.

Капитан десятого отряда возник в расположении первого отряда и двинулся к залу собраний. Как оказалось, не было только него, и Бенетора встал на свое место. Капитаны и их лейтенанты ждали слова главнокомандующего Ямамото.

– Итак, у меня есть для вас две новости, хорошая и плохая. Я начну с хорошей новости. Лейтенант тринадцатого отряда Рукия Кучики обнаружена в мире людей.

Бенетора быстро вскинул голову. Рукия нашлась? Боже, какое облегчение! Но… что значит плохая новость?

– Плохая новость– она передала свои силы человеку. Поэтому я отдаю приказ. Капитан шестого отряда Бьякуя Кучики и лейтенант шестого отряда Рэндзи Абарай отправляются в мир живых и конвоируют преступницу.

А вот это действительно серьезно. Нет, нельзя так ее оставить!

– Позвольте мне привести ее,– вскинулся Бенетора.– Она…

– Отказано! Капитан Бенетора отстраняется от дела Рукии Кучики в связи с личной заинтересованностью.

– Вы не можете!– крикнул Бенетора.– Не можете объявлять ее преступницей, не зная всех подробностей! Закон гласит: синигами может передать свои силы человеку в том случае, если человек обладает достаточным потенциалом для того, чтобы защитить себя и близких ему людей.

– Отказано! Я ценю твой боевой опыт и твои командные навыки, уважаю твои чувства, Канаме. Но тем не менее до окончания следствия Рукия Кучики будет помещена под стражу. Надеюсь, с этим моим решением ты не станешь спорить.

– Не стану. Решение справедливо. Позвольте хотя бы арестовать Рукию в пределах десятого отряда. Я уважаю закон и не позволю ей сбежать.

– В самом деле, Яма-джи,– усмехнулся капитан Кьераку.– Не стоит так жестоко поступать с Рукией-тян.

– Молчать, Шунсуй! Я все сказал! Рукия Кучики будет помещена в тюрьму шестого отряда. И я запрещаю тебе посещать преступницу, капитан Бенетора.

– Вот этого вы мне не можете запретить,– Бенетора выпрямился, расправил плечи. Капитаны вздрогнули от исходящей от него силы. Не духовной силы, но той внутренней силы, которая зачастую значит гораздо больше, чем духовная сила.

– При всем моем уважении к вам, главнокомандующий Ямамото,– Бенетора твердо смотрел в глаза командиру.– Я приложу все усилия для того, чтобы Рукии Кучики был вынесен оправдательный приговор. Но если же она виновна… я сделаю все, чтобы смягчить наказание. Я хорошо знаю Рукию Кучики, я больше полувека обучал ее всему, что знаю, и я уверен, что она никогда бы так не поступила без веской причины. Я все сказал.

– Хорошо,– решил главнокомандующий Ямамото.– Но я не могу полностью доверять тебе. Капитан Айдзен, проследите за правильностью выполнения всех действий капитаном Бенеторой, но лишь тех действий, что напрямую связаны с делом Рукии Кучики.

Капитан Айдзен улыбнулся и согласился, но по его спокойному дружелюбному взгляду Бенетора понял, что что-то здесь нечисто.

Конвоиры прибыли из мира живых поздно вечером. Сказать, что Рукия была подавлена– ничего не сказать.

– Долго же вы,– буркнул Бенетора, поднимаясь из своей излюбленной позы: стопы сведены, удерживая нижний конец посоха, а верхний конец мирно покоится на плече.

– Капитан Бенетора,– Абарай побледнел и отступил назад, покрываясь испариной. «Он собирается отбить Рукию у нас? Капитан Кучики силен, но не настолько! Я же для него не более чем на взмах меча…»

– Канаме,– Рукия прижала ладони ко рту. Мгновение– и Бенетора стоит перед ними, а занпакто из его руки исчез. Бенетора обнял девушку к сильнейшему недовольству капитана Кучики и прижал ее к себе.

– Прости меня, я вытащу тебя, даже если придется пойти против Сообщества Душ,– прошептал он.– Я люблю тебя, Рукия, и безумно соскучился по тебе. Как же я рад, что ты жива и здорова. Духовная энергия восстановится, а следствие не затянется, я обещаю.

Бенетора разомкнул объятия и выпрямился, сверху вниз глядя на капитана Кучики: ростом Бенетора отставал только от капитана Комамуры, незначительно превосходя капитана Зараки.

– Капитан Кучики, проводите преступницу в ее камеру. Я ждал вас для того, чтобы убедиться, что с конвоем полный порядок. Ха, Рэндзи-кун! Никак тебя порезали? Неужто тот парень, которому ты, Рукия, передала свои силы?

Абарай отвел взгляд и скривился.

– Ладно тебе, бывает, когда теряешь бдительность. Ты ведь впервые был в мире живых, так ведь? Меня это ограничение тоже сбивало с толку. Рукия, если что-то будет не так– обращайся, я буду частенько тебя навещать.

– Главнокомандующий запретил,– напомнил капитан Кучики и заработал чуть удивленный взгляд.

– Думаешь, он станет меня задерживать, а у тебя получится, Бьякуя-кун? Я так посмотрю, за те двадцать лет, что мы не тренировались вместе, ты стал более чем самоуверен. Когда все закончится, я собью с тебя спесь.

Мгновение– и капитан Бенетора исчез.

– Пойдем, сестра,– велел капитан Кучики и двинулся в расположение шестого отряда. Абарай шагал за ней.

В камере Рукия Кучики грустно осмотрелась. Преступление серьезное, а значит, ей предстоит провести здесь довольно много времени.

– Прости, но на большее я пока не способен,– услышала она голос у стены и увидела Канаме. Капитан десятого отряда мирно сидел на кровати и восстанавливал разрушенный барьер.

– Канаме…

– Рукия, расскажи мне о мире людей,– попросил Бенетора. Рукия вздохнула и начала рассказ, стараясь ничего не упускать.

Бенетора внимательно выслушал Рукию, после чего задал прямой вопрос:

– Ты его любишь?

– Не знаю,– честно ответила Рукия.– Он милый, интересный…

– А у вас было что-нибудь?

Рукия отвела взгляд. Бенетора медленно выдохнул. Кажется, одним полусинигами станет меньше.

– Да, мы… целовались… ты не сердишься?

Бенетора улыбнулся и обнял Рукию, прижимая ее к себе. Девушка не знала, что и думать, а потому сказала первое, что пришло в голову:

– Не злись на него! Он очень хороший, только глупый…

– Хорошо,– Канаме прижал Рукию к себе. Рукия прикрыла глаза, потихоньку засыпая в его объятиях.

– Отдыхай…– Бенетора поцеловал Рукию в лоб.

Буквально через неделю в Сообщество Душ проникли реко.

– Я знала, что это произойдет, я пыталась отговорить, но… Канаме, прошу тебя! Не нужно их убивать! Верните их в мир людей…

– Это решать не мне,– Бенетора обнял Рукию, прижимая к себе.– Скоро тебя переведут в Башню Раскаяния, и если мое прошение не достигнет ушей Совета, я отобью тебя в момент казни. Не бойся ничего, у меня много верных сторонников. А по поводу твоих друзей– ни я, ни мои бойцы их не убьют. Я буду их искать наравне с остальными капитанами, если дело до этого дойдет, но убивать не буду. Может, мне просто захватить их живьем? Послать старших офицеров, а еще лучше лейтенанта, и самому заглянуть…

– Это будет очень хорошо,– подала голос Рукия.– Мне неловко просить тебя…

– Все в порядке, держись. Вот, надень это.

– Это…

– Этот браслет блокирует духовную энергию полностью. Когда тебя отправят в Башню Раскаяния, ты будешь пребывать в камере из камней секи-секи. Браслет не позволит потерять тебе те крохи сил, что уже успели вернуться к тебе, а прямое переливание духовной энергии слишком опасно. Кроме того, этот браслет не позволит давлению чужой духовной силы причинить тебе вред.

– Спасибо,– Рукия потянулась за поцелуем, но капитан не был настроен на романтику и ограничился легким касанием к ее губам.

– Спи,– прошептал он, и Рукия прикрыта враз потяжелевшие веки, послушно засыпая.

– Помогаешь ей?– услышал Бенетора голос капитана Кучики.– Узнице запрещено передавать…

– Рискни отобрать,– зевнул Бенетора.– Если у Рукии не будет этого браслета– высеку розгами, понял? Давно не секли на глазах у всех? То-то будет зрелище: грозного капитана Кучики избивает розгами третий офицер десятого отряда и при поддержке третьего офицера десятого отряда.

Щека капитана Кучики дернулась: он уже однажды попал в руки этих стервочек, когда был еще совсем мальчишкой. Это был сущий Ад из боли и унижения, ведь они подошли к приказу капитана крайне ответственно, и высекли тогда еще восьмого офицера Кучики в центре самой людной площади Сейрей.

– Срочное собрание, я пришел позвать тебя.

Рукия с тоской глядела на возлюбленного. Она так хотела побыть рядом с ним подольше, и вот он уходит.

– Все будет хорошо, милая,– прошептал Канаме и коснулся своими губами губ девушки, запечатлевая быстрый поцелуй, и исчез вслед за капитаном Кучики.

Рукия заметила, что ее занпакто, охраняемый позевывающим синигами, исчез вместе с капитаном Бенеторой, а на его месте появился асаучи. «Что же он задумал?»– забеспокоилась Рукия. Капитан десятого отряда обладал дурной привычкой лезть во все сомнительные авантюры, на которые он в теории и на практике способен наткнуться, из-за чего Рукия очень беспокоится за него.

Капитан Бенетора занял свое место и только вздохнул, обнаруживая отсутствие капитана Зараки. Опять Кенпачи отправился веселиться в одиночку.

– Только что реко каким-то образом прорвались в Сейрей,– проговорил Ямамото Генрюсай.– Всем отрядам, схватить реко!

«Надо бы их вытащить,– подумал Бенетора, вспоминая умоляющий взгляд Рукии.– Иначе они могут пострадать, а тогда Рукия будет плакать».

– Позвольте вступить в дело только моему отряду.

– Отказано! Я не могу выпускать в дело элитный отряд против каких-то реко.

В ответ Бенетора запрокинул голову и расхохотался, вызывая удивление всех капитанов поголовно.

– Вы действительно так ничего и не поняли?– смех Бенеторы точно отрезало, а его голос зазвучал набатом.– Пятеро реко, всего пятеро пробили купол, окружающий Сейрей. Думаете, они так просты?


– Беспокоишься за своих людей?– понял капитан Укитаке.

– В точку. Я неплохо знаю всех четырех вторженцев, но пятый мне неизвестен, и я не могу рисковать. Квинси, двое людей и временный синигами, этот Ичиго Куросаки. Квинси– Урью Исида, ненавидит синигами, довольно сильный, если верить Рукии. А значит, потерь не избежать. Девушка, Иноуэ Орихиме, она поддержка и защита, очень добрая и хорошая, не для передовой. Парень, Чад, человек, обладающий какой-то сверхразрушительной техникой. И сам Ичиго Куросаки, полусинигами, который как следует вздрючил лейтенанта Абарая даже без шикая. Его сила нестабильна и постоянно растет.

Капитаны переглянулись. Бенетора удивленно смотрел на них:

– Господи! Неужели один я провел хоть какую-то разведку? Сой Фон, зайка ты моя недобитая, ну на что тебе пятьсот головорезов-ниндзя?

– Заткнись!– щеки Сой Фон порозовели.– Не называй меня так, Бенетора!

– А вы, капитан Кучики? Не могли поговорить с сестрой по-человечески? Хотя бы имена и численность знали бы.

– А пятый?

– Животное, черная кошка с тщательно блокированной духовной силы капитанского уровня,– пояснил Бенетора.– Тот еще противник. Много ли вы знаете синигами, имеющих способность превращаться в животных, ну, кроме капитана Уноханы?

– Откуда ты…– удивилась Унохана.

Бенетора ухмыльнулся:

– Секрет фирмы!

– Просто лучше тебя никто не умеет читать духовную энергию,– отозвался капитан Куротсучи.– Какая интересная врожденная способность. Я ее встречал только дважды, и ни разу не сумел как следует исследовать ее. Не поможете мне…

– Фигушки,– отозвался Бенетора.– Не получишь ты детектора духовной силы. Я позволил капитану Урахаре сделать такой, но только один и только для него лично.

– Вы по-прежнему называете преступника капитаном, капитан Бенетора?– неприятно ухмыльнулся Ичимару.

– А ты считаешь, что он недостоин звания капитана? Защитить других от смерти ценой изгнания– достойное деяние.

– Это против нашей справедливости, Канаме-сан,– отозвался капитан Кучики.

– Видимо, у нас разные понятия о справедливости. Ладно, думаю, нам пора организовать оцепление и патрули. Я же попью чайку, расслаблюсь и подумаю, как мне будет лучше их изловить, когда ваши отряды как следует отгребут.

Мгновение– и Бенетора исчез.

– Что это было? Это не сюмпо,– заинтересовался Куротсучи.– Капитан Кучики, а вы что думаете?

Бенетора остановился на одной из крыш, наблюдая за сражением между Иккаку Мадарамой и Ичиго Куросаки. Неплохо даже с учетом того, что Мадараме недооценил противника и просто играет с ним.

– Ты силен, Куросаки Ичиго. Но почему же ты сдерживаешься, Мадараме? Хочешь оставить его для своего капитана? Понятно… здесь скучно.

Бенетора исчез и появился перед кошкой-реко. «Вот это номер!»– мысленно присвистнул он, и кусочки мозаики наконец-то собрались в ясную картину.

– Это…– промурлыкал черный кот, а двое ее спутников ошатнулись. Квинси тут же вскинул лук.

– Не тыкай оружием в того, кого не хочешь убить, Урью Исида!– с усмешкой проговорил Бенетора, мгновенно доводя квинси до белого каления.

– Чтоб тебя!

– Нет, не смей!– запаниковала кошка.– Это капитан десятого отряда Канаме Бенетора!

– Бенетора? Тот самый?– Иноуэ подошла к капитану. Канаме удивился: обычно только упоминание Алого Тигра заставляло обращаться в бегство многих тех, кто бросал ему вызов, особенно во время гражданской войны. И с тех пор его репутация отнюдь не улучшилась.

– Ты не боишься меня? Смелая девочка, даже с учетом того, что ты незаконно проникла сюда, и теперь все жаждут вашей крови.

– Рукия-сан говорила, что вы очень хороший капитан,– подвела почву под свои действия Иноуэ. Бенетора слегка улыбнулся. Странная девочка. Она верит, что он не причинит им вреда. Почему? Только потому, что Рукия рассказала о нем много хорошего? Бенетора протянул руку к ее заколкам и отметил, что девочка едва заметно содрогнулась.

– Иноуэ, назад!– квинси натянул лук, готовясь наделать в Бенеторе лишних дырок.

– Не зли его, Исида!– паниковала кошка.– Он нас всех по стенке размажет! Ты хочешь этого?

– Ваша цель– спасти Рукию, я прав?– Канаме никак не отреагировал на квинси. Такой при всем старании не сможет даже поцарапать его.

– Да, Бенетора-сан,– тихо ответила Иноуэ, продолжая храбро смотреть ему в глаза.

– Тогда уходите домой,– махнул рукой Бенетора.– Я сам разберусь с этой проблемой. Пока возможно, я буду пытаться сделать это мирным путем, но стоит начаться казни– и я уничтожу всех, кто мне помешает.

– Ты совсем не изменился, Канаме,– прошептал кот.

– Так это все-таки ты, Йоруичи? Вот так встреча. Давненько не виделись!

– Да уж, давненько. А ты стал намного сильнее с тех пор!

– Брось, я просто увеличил объем духовной энергии да немного научился кидо. Кстати, ты мне предлагала обмен: твой банкай на мой. Я хочу посмотреть на твой банкай и взамен покажу тебе мой. Ты и Урахара– вы единственные, кто увидят мой банкай только для того, чтобы увидеть. Мой вам совет: не сильно шумите и никого не убивайте, или на вас откроют охоту лейтенанты и капитаны.

– Они нас найдут? Но я же блокирую духовную энергию!

– Я же вас нашел,– пожал плечами Бенетора.– Так что вы решили? Я прямо сейчас открою Врата Сенкай, я способен открывать их где угодно. Преобразователь спиритонов стоит на той стороне, так что доберетесь без осложнений.

– Простите, Бенетора-сан,– решительно сказала Иноуэ.– Мы не бросим Рукию в беде!

– Правильный ответ,– хищно ухмыльнулся Бенетора.– Если бы вы согласились уйти– я убил бы вас без сожалений даже несмотря на то, что Рукия просила пощадить ваши жизни. Мой вам совет: если встретите офицера десятого отряда– не сопротивляйтесь. У них приказ взять вас живыми, и в случае отсутствия сопротивления вам не причинят вреда.

– А если я одолею их?

– Не одолеешь,– покачал головой Бенетора.– Потому что второй приказ– в случае непосредственной опасности для жизни работать на свое усмотрение, а так как я тренировал отряд в тактических двойках, тройках и четверках– у тебя нет ни шанса!

– Продолжаете рубить меносов?– спросил Йоруичи.

– Конечно.

– Меносы?– Иноуэ прижала ладони ко рту.– Это те громадины?

– Верно,– промурлыкала Йоруичи.– И десятый отряд специализируется на их уничтожении. Но не беспокойтесь! Десятый отряд сейчас охраняет казармы, я прав?

– Кончай выпендриваться, Йоруичи,– поморщился Бенетора.– Да, ты прав! Ладно, я пойду.

Бенетора оставил реко в раздумьях и усюмповал к своему отряду.

– Вот так-так,– промурлыкал Йоруичи.– Нам крупно повезло!

– Почему? Он даже без занпакто! Я мог его одолеть!

– Не смеши меня!– в голосе Йоруичи прорезались стальные нотки.– Он стал капитаном в возрасте ста лет. Он попал в Сейрейтей уже относительно взрослым. Он воевал с квинси и знает вас, как облупленных. Он герой гражданской войны, единственный, кто мог бы остановить Когу Кучики. Он может одолеть любого лейтенанта Готей-13, используя только навыки рукопашного боя. Его сюмпо весьма неуклюже, но молниеносные рефлексы, великолепные навыки зандзюцу и громадный боевой опыт позволяют на равных сражаться с такими мастерами, как капитаны Кьераку и Укитаке.

Судя по лицу Исиды, вдохновленная речь Йоруичи не особенно-то его и впечатлила.

– Пойдем, Иноуэ, Куросаки и остальные уже сражаются.

– Ага!

Глава 17

Лейтенант Хитсугая лениво зевнул во весь рот. Бедный третий офицер четвертого отряда, докладывающий ситуацию собравшимся здесь лейтенантам, запнулся, но все же продолжил:

–… третий офицер одиннадцатого отряда Иккаку Мадараме и пятый офицер того же отряда Юмичика Аясегава покинули свои позиции из-за множественных ранений!

– Что? Но как?– переговаривались лейтенанты.– Ведь эти двое– второй и третий бойцы одиннадцатого отряда!

– Кроме того,– продолжил доклад третий офицер четвертого отряда,– все отряды, кроме первого, четвертого и десятого сообщили о потерях средней степени тяжести, а вот что касается одиннадцатого отряда– он полностью уничтожен за исключением капитана Зараки, лейтенанта Кусаджиси и десятого офицера Арамаки!

– Вот как?– заинтересовался Хитсугая. Похоже, здесь стало куда как интереснее, чем он предполагал ранее. Может, пойти и поймать парочку реко? Нет, капитан уши оборвет за нарушение приказа.

– Не может быть!– Хинамори прижала ладони ко рту.– Они ведь появились всего несколько часов назад!

«Всего?– Хитсугая был готов рассмеяться. Его-то и весь десятый отряд капитан очень четко проинструктировал и велел не расслабляться и не недооценивать противника. Кроме того, капитан Бенетора отдал четкий приказ: не вступать в контакт с реко первыми. Лейтенант Хитсугая прекрасно знает, что такое защитный купол, окружающий Сейрей.

– Наш четвертый офицер тоже не выходит на связь!– проговорил Иба.– Может, пора и нам включаться в дело?

– Четвертый офицер?– повернулся Хисаги.– Это часом не Камаитати, младший брат Дзидамбо?

– Какое жалкое зрелище,– заключила Рангику Матсумото.– И вы смеете называть себя лейтенантами? Кусаджиси я могу понять, без нее капитан Зараки совсем не сумеет ориентироваться, но вы? Простите, ребята, но вы просто жалки.

Хитсугая довольно усмехнулся. Похоже, Рангику Матсумото, пусть и перевелась в другой отряд в связи с повышением, все еще хранит в себе гордость десятого отряда.

– Матсумото-сан!– воскликнул Хисаги.– Не надо так говорить!

– А как иначе?– удивилась Рангику Матсумото.– Вы позволили своим бойцам потерпеть поражение и все еще не отомстили? Как же ты жалок, Абарай, мог бы хотя бы разыскать того рыжего придурка Куросаки, который тебя отделал. Хисаги, что с тобой? Разве ты не хочешь прекратить эту бойню? Ну так вперед! Хинамори, я ждала от тебя такого, все же ты добрая девочка. Но ты еще и лейтенант! И на тебе ответственность за твой отряд.

– Но наши капитаны не приказали нам…– начала Хинамори, но Рангику без зазрения совести перебила ее:

– А вы что, настолько глупы, чтобы действовать только по указке капитана, а, Рэндзи? Или ты забыл, что такое собственная инициатива? Забыл, как рубил Меносов?

– А ты тогда что здесь делаешь?– поддел ее Хитсугая.– Или тоже боишься злых и страшных реко?

– Капитан сказал мне действовать на свое усмотрение семь минут назад,– мило улыбнулась Матсумото.– Так что сейчас же я отправляюсь на поиски. Ого! А Абарай-то еще сохранил в себе гордость нашего отряда.

Хитсугая чуть усмехнулся и коснулся пальцами занпакто. Сейчас сняли ограничение, а потому можно носить его где вздумается. Правда, он и раньше так поступал, так что для него мало что поменялось.

Рангику исчезла с подоконника, отправляясь на одну из колоколен неподалеку от казарм своего отряда. Оттуда очень хорошо виден западный Сейрей, можно заметить кого-нибудь… все лучше, чем шататься в надежде натолкнуться на реко.

Лейтенанты разошлись, не слишком-то стремясь занимать боевые позиции против воли капитанов, а Хинамори отправилась на поиска Абарая.

– Вот здесь,– проговорил Ханатаро, открывая люк.– Мы подобрались максимально близко к Башне Раскаяния. Там уже своя собственная система канализации, чтобы никто не сбежал…

– Ага,– кивнул Гандзю.– Действительно близко. Пойдем, Ичиго!

– Нет,– Куросаки жестом остановил обоих и потянул из-за спины тесак.– Там кто-то есть.

Куросаки кивнул на лестницу, затянутую утренним туманом. Оттуда доносились ровные потоки чьей-то духовной энергии. Туман на мосту рассеялся, являя знакомую фигуру.

– Йо! Давно не виделись, Ичиго Куросаки!

– Рэндзи Абарай!

– Ты запомнил мое имя? Что ж, мне все равно, потому что дальше ты не пройдешь!

Ханатаро отступал назад, содрогаясь от ужаса.

– О нет! Это же сам Рэндзи Абарай, лейтенант шестого отряда!

– Лейтенант?– Гандзю нервно облизнулсухие губы.– Черт, это плохо.

– Да,– Ханатаро не сводил глаз со сближающихся Куросаки и Абарая. Судя по всему, эта парочка была настроена решительно.

– Я спасу Рукию любой ценой!

– Да что ты знаешь о Рукии?– отвечал Абарай.– Зачем ты вообще пришел сюда? Хотя правильно, так я верну тебе должок и убью тебя!

Абарай обнажил занпакто и бросился вперед. Куросаки ударил навстречу, клинки столкнулись, высекая искры. И тут же Куросаки понял, что он попал. Абарай с легкостью подавлял его, обрушивая град ударов со всех сторон. Тяжелый тесак Куросаки просто не успевал за катаной лейтенанта! Ну а потом произошел очередной всплеск, и Куросаки мощным ударом отшвырнул противника далеко назад и следующим ударом едва не рассек Абарая пополам.

– Реви, Забимару!

Сегментарный клинок выпрямился и с чудовищной силой ударил Куросаки в грудь. Тот, балда тупорылая, вместо того, чтобы отбить клинок в сторону, выставил свой занпакто плашмя. «Идиот!– подумал Абарай.– Я же его размажу!»

Куросаки влетел спиной в постройку, пробив в стене приличную дыру, а Абарай ловким движением собрал Забимару.

– Перед тем, как отправить синигами высшего уровня в мир людей, на нас накладывают ограничение! Сейчас я стал сильнее впятеро!

– Так значит, ты бил в полную силу?– раздался насмешливый голос Куросаки.– Так вот, что-то меня не проняло. Нисколечко не проняло!

– Бахвалишься, сам-то ты еле на ногах стоишь… что за…

Абарай парировал стремительный удар. «Расслабился, плохо,– думал он.– А вот тебе, засранец!»

Куросаки отбил бросок Забимару и рванул вперед. Абарай дернул Забимару на себя, сегменты, собравшись воедино, рассекли торс Куросаки совсем близко от шеи. Мгновение– и рубящий удар обрушился с левой стороны, а в живот Куросаки врезалась нога, отбрасывая его далеко назад.

– Черт!– выдохнул Куросаки, вспоминая то, чему учил Урахара, и выпрямился. Его духовная сила неожиданно всколыхнулась. «Прямо как в тот раз!– вспомнил Абарай.– Ну давай!».

Куросаки ударил. Яркая голубая вспышка разбила Забимару и тяжело ранила Абарая, вдобавок приложив его об отвесно срезанную скалу.

– И что дальше?– спросил Абарай.– Что ты предпримешь, Куросаки? Кроме меня здесь еще одиннадцать лейтенантов, а еще тринадцать закаленных в боях капитанов.

– Я просто побью их всех и спасу Рукию!– самоуверенно заявил Куросаки.

– Ха, да тебе капитана Кучики никогда не одолеть, не то что остальных…

Куросаки рухнул на одно колено, Ханатаро тут же подскочил к нему и утащил его в подземелья, лечить раны.

Капитан Айдзен шагал по песчаной дорожке и незаметно для других морщился. Созданный им образ оказался слишком уж тягостным в плане эстетики. Соске Айдзен не просто не любил цветы. Он их ненавидел.

– Назначена дата казни?– раздался над ухом знакомый голос. Айдзен едва заметно вздрогнул: привычка капитана Бенеторы незаметно подкрадываться нервировала его не на шутку, равно как и сам капитан.

– Капитан Бенетора? Добрый день, но что вам здесь нужно?

Бенетора вышел из-под дерева, в тени которого дожидался капитана пятого отряда. Хинамори едва не выпала из своего укрытия и прислушалась, надеясь услышать что-нибудь важное. И чуть вздрогнула, когда взгляд необычно ярких фиолетовых глаз на секунду встретился с ее взглядом. Теперь все зависит от капитана Бенеторы, но ему, судя по всему, все равно, услышит кто их разговор или нет.

– Не знаю, что происходит между тобой и Гином,– проговорил Бенетора.– Я не позволю причинить ему вред, и если ты дернешься– я тебя зарублю.

Капитан Айдзен обезоруживающе улыбнулся, но Канаме Бенетору не обмануть очками, за которыми спрятался хищный взгляд. Соске всегда напоминал ему удава, дожидающегося своего часа в тени деревьев, а затем неожиданно бросающегося на врага и сжимающего его в смертоносных объятиях.

– Ичимару Гин давно не маленький мальчик, о котором следует заботиться.

– Не тебе мне указывать, за кем присматривать, мальчишка!– рявкнул Бенетора и тут же взял себя в руки. Ему нельзя срываться, а этот недоносок пусть спишет его порыв на нервы.– Извини, Соске. Все это меня сильно нервирует. Арест Рукии, теперь казнь… я пытаюсь что-то сделать, но Совет Сорока Шести отклоняет все мои рапорты. Уж не ты ли к этому руку приложил, а?

– Что вы, Канаме-сан. Зачем мне это? Ведь все ваши рапорты вполне законны, а согласно приказу главнокомандующего я не смею их задерживать. Кроме того, я заинтересован в том, чтобы все обошлось.

«А ведь действительно: зачем тебе смерть Рукии, Айдзен?– подумал Бенетора.– Я не могу понять твоих мотивов. Только вряд ли что у тебя получится».

– Я подозреваю, что среди нас есть предатель,– проговорил Бенетора, поворачиваясь спиной к Айдзену и глядя вдаль.– Не знаю, зачем ему смерть Рукии… ты не знаешь подробностей, Соске?

– Копье Сокеку, разрешено задействовать копье Сокеку.

– Для подсудимого уровня ниже капитана?– немало удивился Бенетора.– Но зачем?

– Возможно… кто-то просто хочет завладеть разрушительной силой копья Сокеку.

«Вот вам и неплохой мотив, не так ли, капитан Айдзен? В это многие поверят. Но не я. Зачем тебе все это на самом деле?»

– Мощь миллиона занпакто… лакомый кусочек, ничего не скажешь. Но неужели он надеется контролировать эту силу? Его же спалит дотла!

– Ну, вы знаете, что лишь капитаны высшего уровня могут надеяться воспользоваться Сокеку и уцелеть. Например, вы.

– Мне не нужна сила копья Сокеку, Соске. Или ты считаешь, что ради силы я, один из сильнейших капитанов за всю историю Готей-13, подниму руку на ту, кто мне дороже жизни? Кто бы ни был преступник, он нажил себе опасного врага в моем лице. И поверь, Соске. Сокеку ему нисколько не поможет, если он станет моей добычей. И пора бы тебе присмотреть за своим лейтенантом, а то свалится с крыши и шишку набьет.

Хинамори ойкнула и поспешила сбежать.

– Ха-ха-ха!– рассмеялся Айдзен.– Она милая девочка, не находишь?

– Да брось ты! Я прекрасно знаю, что вы любовники. Давай, дерзай. Только детей не наделай, Хинамори еще не готова стать матерью. Хм… похоже, Абарай проиграл реко. Ситуация становится опасной.

Бенетора исчез, и улыбка Айдзена померкла. «Этот Бенетора доставляет слишком много хлопот. Пора от него избавиться, а заодно и от этой надоедливой подстилки Хинамори!»

Вечером Хинамори зашла к своему капитану и увидела Айдзена за письмом. Девочка некоторое время говорила с ним, а Айдзен терпеливо отвечал, искренне радуясь, что скоро избавится от нее. Потом он решил развлечься, и, когда уставшая от секса Хинамори заснула, выскользнул из кабинета, притворив дверь.

Хинамори проснулась в комнате капитана и ойкнула, начав собираться. «Почему капитан не разбудил меня?– думала девочка.– Он на собрании? Тогда я, пожалуй, срежу!»

Хинамори побежала через переулок и выбежала на площадку перед одной из башен. Тут до слуха девочки донеслось тяжелое «кап!». Хинамори оглянлась и увидела лужицу крови. Предчувствуя неладное, Хинамори подняла глаза вверх и…

– А-а-а-а-а!

На крик Хинамори сбежались остальные лейтенанты.

– Хинамори, ты в порядке?– Хитсугая быстро огляделся и, поняв, что опасности нет, убрал ладонь с рукояти занпакто и воззрился на пригвожденное к верху стены башни тело капитана пятого отряда. «Кто это сделал?– лихорадочно соображал Хитсугая.– Реко? Неужели они настолько сильны, что даже капитан не сумел им помешать?»

– А-я-яй, горе-то какое!– раздался за спиной насмешливый голос капитана Ичимару.– Ну зачем же вы подставились, капитан Айдзен? Неужели это реко?

Хинамори вспомнила странные переговоры Айдзена и Ичимару, намеки Бенеторы на предателя и намеки самого капитана…

– Убийца!– закричала Хинамори и бросилась на Ичимару. Прыжок– и обнаженный занпакто столкнулся с катаной Матсумото.

– Прости, Хинамори, но я не могу позволить тебе напасть на моего капитана!

– А-а-а-а!– отчаянно закричала Хинамори.– Пали, Тобиуме!

Огненный взрыв разметал лейтенантов в стороны.

– Хинамори, что ты делаешь?– крикнул Хитсугая, понимая, что Момо не на шутку разозлила Рангику Матсумото. Как и всякий офицер десятого отряда, не важно, действующий или повышенный, Рангику очень не любила, когда на нее нападают. Вот лейтенант третьего отряд возникла рядом с Хинамори, а катана Матсумото уже приближалась к руке девочки, намереваясь ее разоружить, но тут Хитсугая возник между ними и нанес встречный удар, отбросивший Матсумото в сторону. Мгновение– и Тоширо ударил сверху вниз, вынуждая Рангику встать на одно колено и вложить все силы в парирование, а ее занпакто начал медленно покрываться льдом от места соприкосновения клинков и во все стороны.

Хинамори бросилась на уходящего капитана третьего отряда, но дорогу ей преградил хорошо знакомый посох.

– Что здесь происходит?– громовой голос капитана десятого отряда разорвал повисшую тишину.– Лейтенанты, вы чего застыли? Отконвоировать нарушителей в отдельные тюрьмы!

– Ой спасибо, капитан Бенетора. Как-то я загляделся на весь этот ужас,– Ичимару махнул рукой в сторону пригвожденного к стене Айдзена. Бенетора мгновенно смекнул, что тело поддельное, для вящего сходства прикрытое гипнозом Айдзена.

– Нам нужно снять тело,– проговорил он.– Вызови капитана Унохану, я сниму труп Айдзена!

Подделка была на высоте. Нет, действительно на высоте. Бенетора даже подумал, что и без гипноза Кьека Суйгетсу почти все, кроме Уноханы, купились бы на этот спектакль.

Хинамори плакала в своей камере, обхватив руками колени и уткнувшись в них лицом.

– Прости, Хинамори,– рядом с решеткой возник лейтенант Хитсугая.

– Широ-чан…

– Сколько раз говорить…– начал было Тоширо, но осекся и протянул ей письмо.– Это капитан Айдзен оставил тебе.

Момо взяла письмо, открыла его…

– Не может быть!– воскликнула девушка.– Как?

Глава 18

– Хм, значит, они сбежали?– Бенетора откинулся в кресле. Похоже, все идет так, как он думал. Письмо Айдзена заставит Хинамори действовать, а у Матсумото не та натура, чтобы тихо-мирно где-то отсиживаться.

– Так точно, капитан Бенетора!– вытянулся по струнке Хитсугая. Лейтенанта потянуло на муштру.

– Что ж, Абарая не преследуйте, он на нашей стороне,– решил Бенетора.– А вот реко… раз на них открыли охоту капитаны. Что же делать… фулл контакт, захват– первоочередная задача. Передай это остальным, полное снятие ограничения с занпакто.

– Есть! Мне уходить?

– Ты еще здесь, лейтенант Хитсугая?

Тоширо исчез и с радостью посюмпонил передавать приказ остальным. Да, осталось всего двое реко, остальные уже схвачены, но они очень сильные. То-то Юки и Ики обрадуются, да и остальные вряд ли останутся в стороне!

Бенетора бродил по широкой крыше одной из казарм, как вдруг появилась лейтенант Хинамори. «Долго она меня искала, а я ведь даже духовную силу не стал прятать»,– оценил Бенетора.

– Что такое, Момо-тян?– усмехнулся Бенетора, даже не повернувшись к ней спиной. Он итак чувствовал жажду крови, которую источает ее занпакто. Его крови. Все же капитан Куротсучи ошибается, он чувствует не духовную энергию, но занпакто. Но в одном он прав: это одна из способностей его души.

– Я думала, что капитана Айдзена убил капитан Ичимару, но я прочитала его прощальную записку… Скажите… за что? За что вы убили Айдзена? За что вы хотите уничтожить сообщество душ? Капитан Айдзен мне все рассказал!– Хинамори всхлипнула, обнажая катану.– Прости меня, Момо, что я не рассказал тебе раньше. Пленение Рукии Кучики, использование Сокеку– дело рук капитана Бенеторы. Он с самого начала использовал Рукию Кучики в своих целях, ведь по природе своей он монстр, не ведающий чувств. Сегодня я встречусь с ним и попробую остановить. Если у меня не получится, Момо, прошу тебя, заверши мое дело. Поспеши.

– Что? Ну Айдзен!– Бенетора запрокинул голову и расхохотался.– Молодец, двух зайцев одним выстрелом! Хороший план. Ты действительно думаешь, что у тебя есть хотя бы тень шанса против меня с учетом того, что меня не сумел одолеть капитан? Ах да, ты влюблена в его по уши и не поняла, что он послал тебя на смерть.

– Пали, Тобиуме!

Два огненных шара сорвались с занпакто Хинамори и со страшной силой ударили капитана Бенетору в голову и в грудь. Сдвоенный огненный взрыв заставил девочку заслонить глаза рукавом формы, а когда пламя опало… Хинамори вздрогнула и решительно сжала рукоять занпакто, глядя на совершенно невредимого противника.

– Тот кто коронован именем человека, носящий маску из плоти и крови, летящий на десяти тысячах крыльев!– Бенетора вытянул в сторону Хинамори палец. Его уловка оправдалась: лейтенант испугалась, какое такое кидо использует капитан, если ему потребовалось читать заклятие, и на секунду затормозила. Эта секунда стала для нее роковой.

– Придёт гроза и пустое вращающееся колесо разобьёт свет на шесть частей,– ухмыльнулся Бенетора.– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

Шесть ослепительно ярких прямоугольников захватили лейтенанта пятого отряда и полностью блокировали все ее способности. Несколько секунд Хинамори отчаянно пыталась удержаться в воздухе, после чего мешком рухнула на крышу, поднимая облачко пыли.

– Как…– Хинамори пыталась вырваться, но все ее попытки разрушить кидо капитана оказались тщетны. Девочка пораженно смотрела на капитана десятого отряда.– Отпустите меня!

– Ты напала на капитана, Момо-тян,– Бенетора с усмешкой смотрел на девушку.– На это Айдзен и рассчитывал: убрать надоевшую любовницу и убрать меня. Он-то думал, что ты ударишь в спину, а я безо всякой жалости зарублю тебя. Все же полезно иметь репутацию кровожадного рубаки, как у капитана Зараки. Видишь, и твой драгоценный Айдзен меня недооценил.

– Вы хотите сказать, что он жив? Но как? Я же видела его тело!

– Ты видела его занпакто, Кьека Суйгетсу?

– Конечно! Я еще видела одну из способностей. Это занпакто воды и ветра, он создает иллюзии…

– Это гипнотический занпакто,– оборвал ее Бенетора.– Он полностью подчиняет все пять чувств раз и навсегда. Стоит ему обнажить занпакто, как гипноз вступает в силу.

– Но ведь… это что, когда он нас собрал и показал силу Кьека Суйгетсу… это был сеанс гипноза?

– Умная девочка,– обрадовался Бенетора. Рано обрадовался.

– Не верю! Вы создали всю эту легенду для того, чтобы обмануть нас всех. Капитан Айдзен не мог так поступить. Я его знаю!

– С тобой бесполезно говорить,– Бенетора вытянул руку перед лицом лейтенанта Хинамори.– Инэмури!

Зрачки Хинамори расширились, поглощая всю радужку, после чего лейтенант пятого отряда бессильно обвисла на рикудзекоро. Бенетора вызвал тюремщиков пятого и велел им запереть лейтенанта Хинамори, оградившись от нее барьером Кьемон.

– Бедная девочка,– покачал головой лейтенант Хитсугая.– Капитан Бенетора… то, что вы сказали про Айдзена… правда?

– Да, и я уверен, что он жив.

– Почему вы не рассказали всем раньше?

– Вы все уже были под его гипнозом, когда я полностью разобрался с Кьека Суйгетсу,– ответил Бенетора.– Все, что я сказал бы, вы бы не услышали или услышали нечто совершенно иное. Поэтому я никогда не смотрел на его шикай, поэтому я учился сражаться без органов чувств. А теперь… не мог бы ты никому не говорить об этом?

– Как прикажете,– кивнул Хитсугая.– А…

– Нет, никаких известий.

– Понятно. Можно идти?

– Конечно.

Капитан Бенетора колыхался в гамаке, слушая звуки и всплески духовной энергии, повествующие о жестокой схватке. «Похоже, Кенпачи веселится вовсю,– понял он.– Так вот ты какой в деле, Ичиго Куросаки. Как жаль тебя разочаровывать, но капитан Зараки работает не в полную силу!»

Бенетора усмехнулся, и через несколько минут услышал всплеск духовной силы Куросаки и она тут же погасла… чтобы через секунду всколыхнуться с невиданной силой.

– Ого,– Бенетора прямо из гамака ушел в сюмпо.– А ты не так прост, Ичиго Куросаки. Посмотрим, каков ты в деле.

Бенетора появился рядом с Ячиру. Куросаки и Зараки, сорвавший повязку, азартно рубились.

– Кэн-тян счастлив,– проговорила Ячиру.– Как думаешь, они долго будут играть?

– Минут двадцать, не меньше,– прикинул Бенетора.– Ладно, я просто заглянул на духовную силу чужака.

– Ты беспокоился за Кэн-тяна?

– Да,– согласился Бенетора.– Именно так. Ладно, не буду тебя отвлекать!

И исчез. Бенетора рванул туда, где чувствовал еще одного реко, а точнее– Йоруичи Шихоин.

– Хм, нашел меня?– Йоруичи приняла свой истинный вид. Бенетора усмехнулся, невольно любуясь ее весьма красивым телом.

– Чего уставился, Канаме-тян?– чуть наклонила голову Йоруичи.– Неужели соскучился по мне?

– В постели ты вытворяешь чудеса,– согласился Бенетора.– Но я не думаю, что нам снова стоит спать вместе.

– Верно,– Йоруичи вздохнула.– Я остепенилась за этот век, теперь я с Урахарой.

– Не повезло ему. Ай, больно!

– Так тебе, засранец,– Йоруичи вытащила черт знает откуда одежду и соответственно оделась.– Вечно ты со своей ухмылочкой, Ичимару отдыхает!

– Да уж… ого! Похоже, Зараки и Куросаки закончили куда быстрее, чем я предполагал. Ладно, забирай его.

Бенетора так и остался сидеть, и тут его внимание привлекла духовная сила капитана шестого отряда и две слабенькие духовные энергии там, у Башни Раскаяния.

– Похоже, есть еще один реко, а это Ханатаро Ямада,– определил Бенетора и исчез. Он появился вовремя: изрезанный Гандзю истекал кровью, а Бьякуя уже опускал меч.

Рукия медленно отступала, глядя на брата. Несмотря на то, что капитан Кучики по-прежнему нацепил на рожу покерфэйс, Рукия очень хорошо научилась разбираться в настроениях брата. И сейчас это знание подсказывало, что капитан Кучики более чем сердит.

Девушка обреченно застонала, видя, как рухнул на мост Гандзю, изрезанный Сенбонзакурой до неузнаваемости. Ханатаро просто рухнул на колени, не в силах выдержать духовной энергии капитана шестого отряда, сама Рукия осталась на ногах лишь благодаря браслету.

– Брат…

– Могла бы хоть перед смертью не позорить клан Кучики,– Бьякуя замахнулся Сенбонзакурой, собирая все лепестки в один клинок. Мгновение– и сталь встретила сталь, а мощный удар отшвырнул капитана далеко назад.

– Канаме?– неверяще прошептала Рукия.– Зачем…

– Все хорошо, Рукия,– улыбнулся капитан десятого отряда и вернул сикомизуэ в посох, а посох запечатал в своей душе.– Все будет хорошо, верь мне.

– Зачем ты вмешиваешься?– капитан Кучики возник рядом с ним и ударил катаной.

– Я предупреждал тебя, Бьякуя Кучики!– тихо проговорил капитан Бенетора, легко парируя удар почерневшей рукой.– Что я никому не позволю обидеть Рукию! В том числе и тебе.
Бьякуя исчез, Рукия закричала…

– Что?– клинок беспомощно надавил на хаори.

– Глупец!

Удар с разворота кулаком в челюсть вышвырнул капитана Кучики с моста. Тот тут же стабилизировался в воздухе и рванул вперед. Сюмпо– и мощные пальцы обхватили его запястье, заводя глубже в удар. Бьякуя потерял равновесие, инициативу, меч– все. Мгновение– и он стиснул зубы, чтобы не заорать от боли: Бенетора скрутил его правую руку так, что казалось еще немного– и суставы лопнут, а левое колено капитана десятого отряда упиралось капитану Кучики в поясницу. Если учесть, что левая рука жестко схватила его за левое плечи и тянула на себя, заставив тело выгнуться почти под прямым углом, боль была адская. Бьякуя привстал на цыпочки, стараясь хоть как унять боль.

– Ты используешь против меня мои же приемы. Неужели ты надеялся хотя бы ранить меня, малыш Бьякуя?

Капитан Кучики застонал, стискивая зубы. Катана выпала из ослабевших пальцев.

– Отпусти его!– закричала Рукия.– Ему же больно!

– А тебе не больно наблюдать это постоянное пренебрежение?– Бенетора поднял глаза на Рукию и… отпустил капитана Кучики.

– Убирайся вон, негодный мальчишка!– велел он.– Рукия, прости…

– Что…

– Что это за духовная сила?– поднял голову Бенетора.– Что-то знакомое… Куросаки!

– Ичиго?– Рукия прижала ладони ко рту.

Капитан Кучики нахмурился, когда перед ним, обнажив занпакто спрыгнул Куросаки.

– Хм,– Бенетора, приподняв бровь, слушал перепалку.– Ясно.

– Что тебе ясно?– воскликнул Куросаки. Капитан десятого отряда слегка усмехнулся:

– Лучше тебе уходить. Сейчас тебе не победить капитана Кучики даже с учетом того, что я оставил его практически без правой руки. Ханатаро Ямада!– Бенетора повернулся к тяжело дышащему под гнетом мощных духовных энергий пареньку.– Ты не побоялся заступиться за Рукию несмотря на то, что против тебя был капитан. Дай мне руку, я отведу тебя к капитану Унохане. Достойный поступок…

Бенетора повернулся к Рукии.

– Прости меня, но я попрошу тебя потерпеть еще несколько дней! Если и этот рапорт будет отклонен…

Бенетора осекся, но все было итак понятно. Рукия кивнула и повернулась к Куросаки и Кучики, жадно наблюдая за их схваткой.

– Он сильный, но его сила очень грубая. Пойдем, Ханатаро!

– Нет, не наказывай его!– взмолилась Рукия.– Он… он хотел как лучше!

– Я не собираюсь его наказывать,– улыбнулся Бенетора.– Не беспокойся, Рукия! Ханатаро, обещаю, что твое наказание будет максимально смягчено! Думаю, капитан Унохана отделается каким-нибудь нарядом или еще чего!

Бенетора и Ханатаро исчезли, и Рукия снова принялась умолять Ичиго сбежать. Так продолжалось, пока не появился капитан Укитаке, а за ним– Шихоин Йоруичи.

Глава 19

Рукию вели на казнь. По всему Готей-13 гремели сражения, и поэтому на казни присутствовали в полном составе только первый, второй, четвертый. Неожиданный перенос стал для Рукии ударом, девушка не верила, что Канаме успеет что-то предпринять.

Девушку поставили перед Сокеку и заставили сначала слушать приговор, а затем еще и смотреть, как пробуждается копье.

– Последнее желание!

– Прошу вас, верните реко в нижний мир целыми и невредимыми,– склонила голову Рукия.– Дайте мне умереть спокойно.

– Хорошо.

Девушку подняли на эшафот. Копье Сокеку превратилось в гигантскую огненную птицу и чуть отлетело назад, чтобы взять разгон побольше. Бросок, и…

Вокруг клюва несколько раз обвилось нечто и вонзилось в землю, а под Сокеку возникли капитаны Укитаке и Бенетора в полном снаряжении, так сказать.

– Быстрее!– крикнул Укитаке, и одновременно с Бенеторой приложил свой занпакто в пазы щита с печатью клана Шихоин. Яркая белая вспышка– и копье Сокеку перестало существовать, а Укитаке, следуя плану, слинял.

– Так значит, и этот рапорт отклонен,– услышала Рукия голос за спиной. Хорошо знакомый голос капитана десятого отряда. Затем ее схватили за пояс и спустили с небес, вернее, с эшафота аккурат на землю и отпустили. Мгновение– и Бенетора стоит во главе небольшого отряда из четырех хорошо знакомых Рукии синигами.

– Капитан Бенетора, поясните ваше поведение!– велел Ямамото.

Капитан десятого отряда вытянул руку вперед. Рой оранжево-алых частичек завихрился, собираясь в посох, остальные его спутники были уже при занпакто.

– Мы пришли сюда забрать пятого офицера десятого отряда Рукию Кучики в расположение десятого отряда, оказать ей первую помощь и получить отчет, почему же она так долго провела вне поля моего зрения. И плевать я хотел, что Рукию повысили до лейтенанта. Не мешайте нам!

– Что это значит?– нахмурилась капитан Сой Фон.– Ведь ее должны…

– Казнить?– оборвал ее капитан десятого отряда.– Что ж, тогда мне придется остановить казнь. Раз уж нет Сокеку, кто же из вас рискнет осуществить приговор?

Тяжелый взгляд капитана десятого отряда заставил стушеваться всех присутствующих, кроме Уноханы и Генрюсая.

– Не беспокойся, Рукия-тян!– хихикнула Ики.

– Мы скоро заберем тебя отсюда!– вторила ей Юки.

– Пятый офицер Кучики,– с обычным официозом обратился к ней лейтенант Хитсугая.– Неужели Вы думали, что мы бросим своего товарища в беде?

– Все уже сказали,– пожал плечами четвертый офицер Кира.– Поэтому я скажу, что думаю. Все это чистой воды абсурд, поэтому мы решили его прекратить. Рукия, мы все тебя любим и защитим тебя даже ценой жизней.

– Ребята…– растрогано прошептала Рукия.– Зачем? Дайте мне умереть…

– Ну уж нет, Рукия-тян!

– Так просто ты от нас не избавишься!

Обстановка на холме Сокеку медленно, но верно накалялась. Капитан Сой Фон уже кипела от бешенства, и только страх перед силой капитана десятого отряда сдерживал ее от нападения. Несколько секунд молчания– и на холме возникли лейтенанты Матсумото и Абарай с интервалом в полсекунды.

– Капитан Бенетора, вы нас не слишком долго ждали?– отдышавшись, осведомилась Рангику.

– Йо, Рукия! Скоро мы тебя вытащим!– махнул рукой красноволосый синигами.

Капитан десятого отряда хрустнул шеей.

– Что ж, потрепались и хватит. Разбирайте противников и атакуйте!

Лейтенант Сасакибе оглянулся на своего капитана и, получив утвердительный кивок, бросился вперед:

– Порази, Горенмару!

Широкий выпад рапирой в спину Ики закончился совсем не так, как думал лейтенант первого отряда. Неожиданно спереди приблизилась полированная деревянная палка и, за мгновение до столкновения с объятым молниями клинком, приобрела глянцевую черноту. Клинок рапиры переломился, а в живот словно врезался бронепоезд на полном ходу. Рот лейтенанта первого отряда мгновенно наполнился кровью, тело прострелила ослепительная боль, за которой пришла спасительная пустота.

– И это все, на что способен синигами уровня капитана?– в голосе Бенеторы не слышалось ни презрения, ни бахвальства, только сожаление, что драка закончилась неприлично быстро.– Не удивительно, что Готей-13 вырождается. По-настоящему сильны здесь лишь четверо капитанов: Ямамото Генрюсай, Ретсу Унохана, Шунсуй Кьераку и Джуширо Укитаке, а остальные всего лишь посредственности.

– Спасибо, капитан-сама,– поблагодарила Ики, не слушая вдохновленной речи Бенеторы, и парировала выпад вакидзаси капитана Сой Фон. С другой стороны от капитана второго отряда Юки сделала скупой четкий выпад, едва не насадив Сой Фон на клинок. Капитан второго отряд ушла в сюмпо и возникла в десятке метров в стороне, прижимая ладонь к кровоточащему плечу.

– Вздорные девчонки,– процедила командир отряда тайных операций.– Зажаль врага до смерти, Сузумебачи!

– Круши, Гегецубури!– Омадэа замахнулся своим кистенем на Абарая, уже изготовившегося рассечь противника пополам, но вместо готового к бою Забимару шипастый шар столкнулся с катаной лейтенанта Матсумото.

– Бери девочку и уходи отсюда!– крикнула Абараю Рангику.– Если капитан высвободит занпакто, Рукия-тян может пострадать!

– Понял!– Абарай возник рядом с Рукией и, быстро расправившись с кидо-отрядом, взвалил ее на плечо, сюмпоня подальше от холма Сокеку. Но дорогу ему преградил капитан Кучики.

– Не помню, чтобы я разрешал тебе хватать преступницу,– проговорил он за мгновение до того, как парировал удар огромного тесака.

– Куросаки?– удивился Абарай.

– Ичиго?

– Валите отсюда, я с ним разберусь!– ухмыльнулся Куросаки и бросился в бой.

Лейтенант Исане Котецу бросилась вперед и столкнулась с четвертым офицером Кирой.

– Лучше сдайтесь,– попросила Исане.– Я не хочу вас ранить…

Кира презрительно приподнял бровь и едва не насадил девушку на клинок. «Он так быстр,– удивилась Исане, едва успев парировать прямой выпад.– И это четвертый офицер?»

– Беги Игемуне!

– Я не намерен играть с тобой,– проговорил Кира.– Подними голову, Вабиске!

С десяток выпадов– и лейтенант Котецу отступила назад.

– Сколько раз я ударил твой занпакто?– спросил Кира.

– О чем ты… ай!

Девушка рухнула на колени, увлекаемая к земле собственным занпакто, который вдруг стал совершенно неподъемным. Невероятно тяжелая рукоять придавила ее кисти к земле, вынуждая девушку встать на колени.

– Мой Вабиске удваивает вес всего, чего коснется,– проговорил Кира.– А потом еще раз удваивает, и еще раз… до первого столкновения твоя катана весила приблизительно два килограмма. Теперь ее вес превышает тонну.

Сюмпо– и Кира захватил шею Исане изгибом клинка Вабиске.

– Прощай, лейтенант четвертого отряда Исане Котецу… черт!

Капитан Унохана отбросила лейтенанта Хитсугаю в сторону и поспешила на выручку своему лейтенанту, едва не разрубив Киру пополам.

– Вот она, сила первой Кенпачи,– усмехнулся Бенетора, даже не оглядываясь на кипящую у него за спиной схватку.– Попробуйте меня догнать, генерал Ямамото, если, конечно, сможете.

Нежилой район Сейрей отлично подходил для схватки с генералом, именно поэтому Бенетора остановился там. Разумеется, генерал Ямамото не отстал от него ни на мгновение.

– Что означает твоя клоунада на холме Сокеку? Ты решил пойти против Сообщества Душ?

– Я стал синигами для того, чтобы защищать все, что мне дорого,– усмехнулся Бенетора.– Рукия дорога мне, и я не позволю ей умереть, даже если мне придется уничтожить Готей-13 полностью.

– Негодный мальчишка, тебя стоит проучить.

Посох главнокомандующего вспыхнул и сгорел, высвобождая катану в ножнах. Хаори слетел с плеч и улетел, унесенный ветром, ножны отлетели в сторону, а косоде соскользнул с рук и плеч, повиснув на поясе.

– Впечатляющая духовная сила,– оценил Бенетора.– Посмотрим, чего стоит в бою главнокомандующий Готей-13!

– Обрати все сущее в пепел, Рюджин Джакка!

– Испепели, Хоноони!

Два мощных потока духовной энергии взвились в небо, испаряя облака, пламя охватило все в радиусе сотни метров от места схватки.

– Генерал Ямамото!– воскликнул капитан Комамура, прекращая бой с Зараки, и сбежал туда, в сторону схватки.

Бенетора непрерывно атаковал главнокомандующего Ямамото, комбинируя огненные способности своего занпакто, кидо и свои возможности в рукопашном бою. Главнокомандующий отвечал не меньшим, так что соваться к месту их схватки ближе километра представлялось опасным для жизни или здоровья.

Мощный удар катаны отбросил Бенетору далеко назад. Взмах катаной– и волна испепеляющего пламени устремилась в капитана десятого отряда и исчезла, впитавшись в наконечник копья. Мгновение– и усиленный втрое огненный вал ударил по генералу Ямамото, заставив того подпрыгнуть вверх.

– Хадо семьдесят три, Сорэн Сокацуй!

– Бакудо восемьдесят один, данку!

Кулак главнокомандующего и нога Бенеторы столкнулись и отскочили друг от друга, и снова два клинка обрушились на оппонентов. От духовной силы обоих капитанов казалось невозможным дышать, а температура, царящая в эпицентре схватки, плавила даже землю, но ни одному из оппонентов от такого жара не было никаких неудобств. А вот капитан Комамура, бедняжка, не мог приблизиться ближе трехсот метров, потому что в воздухе просто не хватало кислорода.

– Он на равных сражается с самим генералом Ямамото,– шептал он.– Неужели Бенетора настолько силен? Нет, не верю. Генерал скорее всего просто не выкладывается всерьез.

Так оно и было. Генерал Ямамото даже близко не хотел проучить капитана десятого отряда, понимая, что Бенетора кругом прав. Но и спуску давать ему не собирался, вынуждая того выкладываться на полную. Бенетора и выкладывался, сражаясь на грани своих возможностей, используя все доступные ему ресурсы своего тела и своей души. Сражался, открывая новые возможности для развития.

Бенетора пропустил тот момент, когда он надел свою маску. Просто раз– и он уже выпускает серо в главнокомандующего Ямамото. Генрюсай уклонился от алого луча чистого разрушения и ударил, вкладывая всю мощь в свою атаку. Капитан Бенетора отлетел назад, тяжело дыша. Маска исчезла, а грудь была рассечена от плеча до пояса наискось. Из глубокой раны выплескивалась кровь.

– Черт!– выдохнул Бенетора, и его алая духовная энергия закрыла рану, останавливая кровь.– Опасно.

– Мальчишка!– из облака пыли показался главнокомандующий: правое предплечье глубоко рассечено, но кровь не течет, а рукоять меча лежит в левой руке.

– Похоже, придется мне заняться вами всерьез, генерал Ямамото,– усмехнулся Бенетора.– Бан…

И тут пришло сообщение от Уноханы. Как оказалось, капитан Кьераку сунулся в Центр Сорока Шести, там столкнулся с Айдзеном и теперь в тяжелом состоянии из-за гипноза, сам Айдзен предатель, мудак, утырок и дальше по списку. И телепортировали они на холм Сокеку.

Капитаны Бенетора и Генрюсай одновременно запечатали свои занпакто и рванули туда.

Обстановка на холме выглядела далеко не лучшим образом: скорбящая капитан Унохана лечила раны ею же зарубленного лейтенанта Хитсугаи, ее лейтенант и четвертый офицер Кира лежали без сознания, а рядом с ними прилегли отдыхать лейтенант Омадэа и капитан Сой Фон. Последнюю, судя по всему, сначала долго и со вкусом резали, а только потом пронзили сразу с двух сторон. Но это было не так: просто близняшки Хиери очень долго не могли привыкнуть к скорости капитана и были все истыканы посредством Сузумебачи. Но главная сила занпакто капитана второго отряда стала его главной слабостью: один удар Сузумебачи не наносит никакого вреда, разве что красит кожу и одежду.

Вскоре на холме появились капитаны-предатели. Мгновение– и Шинсо пронзил насквозь обеих близняшек разом, отправляя их в отключку и сбрасывая с холма. Матсумото тут же отправилась за ними и поймала девочек, оказывая им первую помощь.

Абарай пытался защитить Рукию, но был безжалостно изрублен до потери сознания, эта же участь не миновала и временного синигами. Айдзен извлек Хогеку из души Рукии и бросил девушку на землю.

– Прикончи ее, Гин!

Ичимару усмехнулся, и Шинсо устремился в сердце Рукии.

– Не так быстро!

Сверкнула сталь– и Шинсо раскололся на сотни мелких осколков, а между Ичимару и Рукией возник Бенетора. Не похоже, что страшная рана на груди сколько-нибудь его ослабила, наоборот, он, казалось, стал вдвое сильнее!

– Как это понимать, Гин?– мрачно спросил израненный Бьякуя Кучики, прижимая Рукию к себе. Капитан шестого отряда действовал одновременно с капитаном десятого отряда, но ни тот, ни другой не подозревали о содействии.

– Нии-сама… зачем вы спасли меня?

– Как же я тебя брошу, дурочка,– вздохнул Бьякуя.– Ты же моя сестра, Рукия!

– Что такое, Абарай? Неужели тебе нельзя доверить просто унести Рукию подальше, под надежную защиту?– Бенетора медленно наступал на трех капитанов-предателей.– Что ж, недоноски. Вы уже подписали себе смертный приговор, хотя бы порадуйте меня хорошим боем.

– Ты слишком самоуверен!– Айдзен рванул вперед, обнажая занпакто. Его сюмпо было прекрасным, но одного сюмпо мало. Бенетора возник за его спиной, а с клинка сикомизуэ капала кровь. Мгновение– и капитан… нет, все-таки просто Тоусен бросился вперед и упал, рассеченный почти пополам. Бенетора возник за ним и особым движением стряхнул капельки крови с клинка.

– Разве ты не понял?– Бенетора повернулся к Айдзену, и тот наконец заметил, что глаза капитана десятого отряда завязаны плотной черной лентой.– Что мне не нужны человеческие органы чувств для сражения. Но я признаю, ты хорош. Не каждый способен уклониться от моего удара так, как ты.

Айдзен с улыбкой встряхнул левой рукой, но слишком сильно выпрямленные пальцы выглядели непривлекательно. Кисть окрасилась алым из глубокой рубленой раны на внутренней стороне предплечья.

– Ты перерезал мне сухожилия, как жаль, я не могу пользоваться левой рукой. Хадо девяносто, курохитсуги!

Бенетору поглотил черный с фиолетовым отливом куб и разлетелся, не выдержав мощной волны духовной энергии.

– Ого!– Гин прикрыл глаза рукавом, спасая их от взметнувшейся пыли.– А капитан стал куда сильнее.

– И это все, на что ты способен?– презрительно изогнул бровь совершенно невредимый капитан десятого отряда.– Тоже мне, мастер кидо!

Бенетора быстро вскинул руку в сторону Тоусена, и с его пальцев сорвалась ослепительно яркая белая молния, пронзившая кисть капитана-предателя. Тоусен со стоном выронил занпакто и рухнул на одно колено: сказалась страшная рана на груди. Канаме мельком удивился живучести экс-капитана девятого отряда и повернулся к Айдзену.

– Бакудо семьдесят пять, гочутеккан!

– Бакудо восемьдесят один, данку!– успел среагировать Ичимару и снова атаковал. Шинсо пронзил пустоту, а спина экс-капитана третьего отряда брызнула потоком крови. В кой-то веки ухмылка сошла с лица Ичимару, ноги подкосились, и Гин едва не рухнул на колени.

– Не тебе тягаться со мной, мальчишка,– проговорил за его спиной капитан Бенетора. По его животу и ногам струйками текла кровь– барьер, до этого закрывавший его рану, ослабел. Нужно заканчивать как можно быстрее.

И тут капитана Ичимару захватила Рангику Матсумото. Пошатывающегося Тоусена пленил Хисаги, а Айдзена остановила подоспевшая Йоруичи. Остальные капитаны и лейтенанты уже успели окружить предателей.

– Бежать некуда,– Укитаке пришел в себя.

– Пора,– усмехнулся Айдзен.

– Назад!– крикнула Йоруичи, и тут же Айдзена захватил столб желтого света. Мгновение– и такие же столбы изолировали Ичимару и Тоусена.

– Гилеаны! Да сколько их там?

– А ну стоять!– крикнул Иба, но на плечо его легла рука главнокомандующего.

– Этот свет зовется отрицанием. Его применяют меносы, чтобы вызволить своих из беды. С того момента, как он появился, Соске Айдзен стал недосягаем для нас.

– Тоусен, где твоя справедливость?– кричал пришедший в себя Комамура.

– Мои глаза видят лишь путь меньшей крови. Путь, по которому я иду, и есть путь справедливости.

– Почему, Гин?– Матсумото подняла полные слез глаза.

– Кто знает? Может, капитан Бенетора все это время обманывался? Прощай, Рангику, и прости.

– Айдзен!– крикнул Укитаке.– Союз с меносами? Как низко ты пал.

– Никто не начинал восхождение к небесам, уже будучи на вершине. Пока еще небесный трон свободен, но отныне восседать на нем буду я!

Бенетора провожал взглядом Гина.

– Помни, Гин, это наша последняя встреча,– донесся до Ичимару голос Канаме-сана.– Когда я тебя увижу снова– ты не успеешь понять, как умрешь.

Разрыв пространства закрылся, прорыва меносов не было. Бенетора слегка усмехнулся и рухнул лицом вперед, теряя сознание. Не намного лучше себя чувствовал капитан Кучики, остальные же получили куда как меньше. Глядя на капитана десятого отряда, главнокомандующий Ямамото почувствовал смутный укол совести. Ведь и дураку было ясно, что Бенетора был кругом прав и ни на что не надеялся, сражаясь с ним, кроме как придержать его и дать своим время для отступления. «Лет через триста он сумеет занять мое место,– некстати подумал Генрюсай.– И хорошо, мне уже давно пора на покой!»

Глава 20

Ичиго Куросаки и остальные реко были освобождены и вышвырнуты домой. Причем вышвырнуты довольно грубо, а на временного синигами мало того, что навесили Каракуру, так еще и всучили маячок-передатчик. Когда Укитаке толкал душещипательную речь о законе насчет временных синигами, Бенетора тихо похохатывал на любимом суку. Ну кто поверит в то, что обладающего огромной силой синигами оставят без присмотра? Только ребенок… и как этот сопляк умудрился заинтересовать Рукию? Хотя да, признаться, есть в нем что-то конкретное, стрежень внутри и завидная сила воли.

Капитан десятого отряда выдохнул и отправился в свой кабинет. Там его ждала Рукия и тут же обняла его, доверчиво прижимаясь к широкой груди.

– Ты ведь не обижаешься?– прошептала Рукия и потерлась щечкой о грудь Канаме.– Я так боялась, что навсегда потеряю тебя, ну и…

– Знаешь, Рукия,– Бенетора чуть ослабил объятия.– Меня несколько обижает тот факт, что ты не верила в меня. Неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе пропасть?

– Прости-прости-прости-прости!– зачастила Рукия.– Ты у меня самый-самый лучший! Я так тебя люблю…

Бенетора вздохнул. Ну как можно сердиться на такого ангелочка? Рукия мило улыбалась и нежилась в его руках, словно… действительно соскучилась.

– Я так скучала по тебе,– шептала Рукия, глядя в глаза Канаме.– Мне было плохо, Канаме, ты был так далеко…

– Теперь я рядом,– Бенетора прижал свою девочку к себе, зарываясь лицом в черные волосы.– Я тебя никогда не брошу, слышишь? Никогда…

Рукия счастливо улыбалась, обмякая в объятиях Канаме. А потом ее губы захватили в сладостный плен. Поцелуй вскружил голову, выдул все мысли и заставил Рукию трепетать. Не в обиду Куросаки, но Бенетора целуется раз в сто лучше и при этом не хватается за попу, а держит руки исключительно там, где нужно.

– Канаме,– простонала Рукия, вдыхая полной грудью.– Я…

– Ничего не говори,– выдохнул Бенетора прямо ей в губы.– Ты даже не можешь себе представить, КАК я по тебе истосковался…

Не успела Рукия ответить, как ее ртом овладел язык капитана. Девушка постанывала, наслаждаясь глубоким нежным поцелуем, тонкие пальчики вцепились в хаори, ища точку опоры, в животе порхали бабочки…

– Что здесь происходит?

Канаме оторвался от Рукии и повернулся к гостю. Капитан Кучики только-только начал нормально ходить и потребовал у наставника встречи для обсуждения поведения Ичимару. И замер столбом, лицезрев сию картину. На этот раз капитан десятого отряда не стал жестоко карать наглеца, осмелившегося прервать его.

– А ты как думал, Бьякуя-кун?– нагло заметил Бенетора в то время, как Рукия быстро поправляла волосы, косоде и сбивчиво шептала: «Простите, нии-сама!», даже не пытаясь вывернуться из кольца крепких рук.

– Ты действительно считал, что мы сорок лет будем только держаться за ручки, словно дети малые?

Щека капитана Кучики дернулась, а рука нащупала рукоять Сенбонзакуры. Бенетора ухмыльнулся, готовясь в очередной раз наподдать своему лучшему ученику.

– Нии-сама, только не злитесь!– всполошилась Рукия.– Все по обоюдному согласию!

– Если бы что-то было не так,– медленно проговорил капитан Кучики.– Я бы вас убил, Канаме-сан!

– Прости, Бьякуя-кун,– нахально скалился капитан десятого отряда, в очередной раз подтверждая свое прозвище.– Этой ночью Рукия останется у меня.

– А как же гордость клана? Ты о ней подумала, прежде чем прыгать ему в постель?

– Нии-сама…

– Забей!– махнул рукой Бенетора.– Какая к черту гордость клана? Твоя сестра, смею надеяться, счастлива. Неужели ее счастье стоит гордости клана?

Рукия пристыженно молчала. А ведь она действительно не подумала…

– Послушай, Бьякуя-кун. Весь Сейрей знает о том, что я с Рукией, что мы встречаемся. Может, я и не из благороднейшего клана Кучики и не получил соответствующего воспитания, но я общался с Йоруичи и прекрасно знаю, что звание капитана ставит меня в один ряд с представителями четырех благородных семей.

Капитан Кучики молчал, переваривая информацию. Он не мог объяснить свой порыв гнева, что это было? Гордость главы клана… или братские чувства к Рукии? Скорее всего, именно второе. Рукия ему дорога, очень дорога… и когда он осмелился признать это даже перед собой?

Рукия не заметила, как мертвой хваткой вцепилась в левую ладонь Канаме и не желала отпускать. А вот капитан Кучики заметил это и враз понял, что все споры не имеют смысла.

– Нии-сама, я люблю Канаме,– вдруг сказала Рукия, поднимая глаза.– Простите, вы слишком много сделали для меня, но если потребуется… я уйду из клана.

– Не говори так,– капитан Кучики возник рядом с девушкой. В глазах Рукии мелькнул страх.

– Ты моя сестра, Рукия,– Бьякуя неожиданно для себя обнял Рукию, не смущаясь того, что ее продолжал обнимать капитан Бенетора.– И если кто-то посмеет пикнуть насчет тебя, я с удовольствием отрежу ему язык.

– Не раньше меня,– отозвался Бенетора.– Послушай, Бьякуя-кун, я конечно все понимаю, но не мог бы ты наконец перейти к делу?

– Мне уйти?

– Оставайся,– Бенетора дернул ойкнувшую Рукию на себя. Девушка обхватила руками его шею, устраиваясь на коленях. «Такой огромный и такая маленькая,– вдруг подумал Бьякуя Кучики, и в голову закралась шальная мысль.– А как он… нет, это недостойные мысли!»

Рукия прикрыла глаза и положила голову на плечо возлюбленного, вдыхая его запах и наслаждаясь тем уютом, который дарили его объятия.

– Гин… как он оказался предателем?

– Не знаю,– Канаме помрачнел.– Неужели мы за столько лет не разглядели его настоящие намерения?

Рукия прислушалась.

– Похоже, что так,– капитан Кучики выглядел непривычно… грустным? Рукия удивленно смотрела на брата.

– Что? Неужели думала, что я всегда изображаю человека-морозильника?– весьма качественно передразнил капитана шестого отряда Канаме.

Рукия рассмеялась, стреляя глазками в покрывшегося багровыми пятнами брата. О да, никто не бесит Бьякую Кучики так сильно, как капитан десятого отряда. Капитан Кучики огромным усилием воли взял себя в руки, которые так и чесались швырнуть в эту усмехающуюся физиономию чернильницу, так соблазнительно стоящую на краю стола, а еще лучше выпустить Сенбонзакуру.

– И что нам делать?– спросил он, беря себя в руки.

– Я думаю…

– Ой!

Зазвенела разбитая чернильница, Рукия виновато опустила глаза и тут же ахнула, увидев заляпанное хаори брата. Канаме только мысленно похлопал девушке.

– Похоже, мне пора,– Капитан Кучики тоже заметил пятна и посюмпонил менять хаори.

– Прости…

– Ты это специально, чтобы избавиться от брата?– проницательно взглянул на девушку Канаме. Рукия покраснела, не смея взглянуть ему в глаза.

– Я благодарен тебе,– Бенетора замкнул кольцо рук, не позволяя Рукии вскочить. Девушка стремилась разобраться с пятнами на полу.

– Хитсугая!– рявкнул Бенетора так, что Рукия подпрыгнула прямо на коленях и опустилась попой точно на…
– Оу-у!– придушенно выдохнул Бенетора, сгибаясь пополам.

– Все в порядке?– переполошились Рукия и уже возникший в кабинете Тоширо. Лейтенант десятого отряда быстро понял всю комичность ситуации и расхохотался.

– Ты бы не ржал, как конь педальный, а отправил кого кабинет отдраить!– выкрикнул Бенетора.

– Ой, не могу! Ха-ха-ха-ха!– всхлипывал Хитсугая.– Неужели могучего капитана десятого отряда можно сразить, сев ему на яйца?

Яркая белая вспышка– и смех Хитсугаи как отрезало. Лейтенант мелко дрожал, поворачивая голову. В каменной кладке зияла аккуратная дырочка– след бьякурая.

– С-слушаюсь!

Рукия пораженно смотрела на Канаме.

– Все хорошо? Прости,– шаловливая ручка девушки уже скользнула к пострадавшей части тела.– Может, я могу помочь?

Бенетора резко выдохнул, а его тело вовсю отзывалось на ласки девушки. Рукия коварно улыбнулась. Капитан десятого отряда схватил Рукию в охапку и исчез, появляясь в своем загородном доме. В отличие от многих, Бенетора предпочел небольшой трехкомнатный домик, правда, выстроенный опираясь на его габариты. И очень уютный.

Рукия опомниться не успела, как оказалась прижатой спиной к стене.

– Тебя нужно наказать,– прошептал ей на ушко Канаме, чертя языком узоры на шейке девушки. Рукия вздрагивала и кусала губы, полностью готовая принять любое наказание, только бы этот сладостный миг продолжался как можно дольше.

– Не сдерживайся,– губы Канаме коснулись ямки под ключицей и спустились ниже, а руки уже развязывали пояс косоде и отводили полы в сторону, открывая прелестную грудь.

– Канаме…– простонала Рукия, запрокидывая голову назад. Негромко постанывая от удовольствия, Рукия негнущимися пальцами пыталась сорвать хаори и косоде Канаме, и у нее это удалось. Ладони девушки тут же заскользили по телу Бенеторы, и от этих мягких касаний капитан десятого отряд почувствовал знакомый, невыносимо приятный жар, распространяющийся по всему телу. Рукия же наслаждалась ощущением мощных мягких мышц под пальцами и не заметила, как оказалась полностью обнаженной. А потом спина почувствовала прохладную свежесть простыней, а в губы впились страстным поцелуем. Рукия извивалась под ним и хныкала, ожидая продолжения.

– А вот и твое наказание,– Бенетора усмехнулся и будто случайно задел языком давно затвердевший сосок, вызвав стон наслаждения.

– Канаме… давай уже…– стонала девушка, чувствуя внутри пожар неутоленного желания.

Бенетора улыбнулся, прокладывая дорожку поцелуев по животу девушки, спускаясь к вожделенному месту. Рукия вцепилась пальцами в длинные волосы капитана десятого отряда и громко протяжно застонала, чувствуя язык Бенеторы внутри себя. Мышцы девушки напряглись, протяжный крик наслаждения сорвался с ее губ.

– Ого!– Бенетора продолжал ласкать промежность Рукии, а девушка продолжала сотрясаться в оргазме. Немного отойдя, Рукия мучительно покраснела и вздрогнула, чувствуя, как Бенетора резким движением вошел в нее. Рукии было немножко больно, все же она пусть и довольно высокая, но по сравнению с Канаме просто миниатюрная, природа не обделила капитаном десятого отряда в этом плане, а близости между ними не было уже добрых три месяца. Но девушка наслаждалась этой болью, ведь она означала то, что Рукия сейчас принадлежит Канаме и только ему. Бенетора положил левую ладонь на низ живота Рукии. Неяркое зеленое свечение– и боль прекратилась. Удивление Рукии тут же было смыто очередной волной наслаждения, девушка вцепилась ноготками в плечи любовника и закричала в унисон с ним, чувствуя, как ее заполняет приятное тепло.

Канаме перевернулся, выходя из Рукии, а девушка тут же устроилась у него на плече, мило улыбаясь.

– Как я по этому скучала,– прошептала Рукия.– Ты даже не представляешь…

– А ты не думала о том, чтобы переспать с этим Куросаки?

Рукия недовольно посмотрела на Канаме, поднимаясь с его плеча.

– Думала,– Рукия, вздохнула.– Но меня больше привлекал Чад, уверена, в этом плане он даст Куросаки сто очков вперед. Ну а ты сам знаешь…

– Ты спала с Чадом?– искренне удивился Бенетора. Ведь он неплохо сошелся с молчаливым человеком, едва не прибившим капитана Кьераку, и тут на тебе!

– Дурачок,– Рукия потерлась щекой о его грудь, и Канаме мгновенно растаял.– Они привлекали меня не больше, чем тебя. Так, были мысли, но почти сразу улетучились… но я уверена, что ты самый лучший.

– Я рад это слышать,– Канаме почувствовал прилив сил и дернул Рукию на себя.– Не хочешь побыть командиром?

Рукия обворожительно улыбнулась и осторожно опустилась, ахнув от неожиданности. Бенетора никогда не входил в нее полностью, не без оснований опасаясь повредить что-нибудь– такое уже пару раз было лет семьдесят назад. Однако Рукия если и испытывала какие-то неудобства, то они не шли ни в какое сравнение с теми ощущениями, которые нахлынули на девушку.

– Ого,– Рукия пыталась отдышаться и начала двигаться. Через несколько секунд осторожные движение сменились резкими, порывистыми, любовники стонали в голос, пальцы Канаме впились в бедра Рукии, оставляя следы, которые обещали завтра же стать полноценными синяками, и Рукия расцарапала грудь любовника до крови.

Парочка весь день провела в постели, болтая о всяких пустяках и частенько отвлекаясь на менее приличные вещи.

Утром Рукия чувствовала приятную ноющую боль во всем теле, усиливающуюся при любом порыве не то что встать– даже просто свести бедра вместе. Бенетора, казалось, совершенно не испытывал неудобств после особенно бурной ночи– сказывалось закаленное с сотнях боев и многочасовых тренировках тело. Другая девушка на месте Рукии, скорее всего, не выдержала бы и половины, м-м-м, событий прошлого дня.

– Что такое?

– Дурак,– Рукия попробовала натянуть простыню до подбородка– одеял Бенетора не признавал. Девушка отчаянно краснела, спасаясь от слишком уж откровенного взгляда. И если бы только смущение, Рукия чувствовала нарастающее возбуждение от осознания того, насколько она желанна. А потом ее взгляд заскользил по исцарапанным груди и спине любовника, по плечам, похожими на две сплошные ссадины, и Рукии стало очень совестно.

А потом простыня отлетела в сторону, а руки Канаме заскользили по ее телу, вбирая в себя боль и усталость. Рукия постанывала от удовольствия и только потом обратила внимание на зеленое свечение, исходящее от ладоней.

– Ты научился целебному кидо?

– Взял пару уроков у Уноханы-сан,– улыбнулся Бенетора, накрывая ее губы своими. Невыносимо нежный поцелуй заставил Рукию затрепетать и обхватить Канаме за плечи.

– Осторожнее,– Канаме слегка отстранился от неожиданной боли, а Рукия взялась исцелять его.

– Хи-хи-хи, так вот вы где, голубки!

Рукия пискнула и натянула простыню до подбородка, а Бенетора так и остался лежать, совершенно не стесняясь бывшей любовницы. Проказница Йоруичи стреляла глазками по его телу.

– А ты стал больше, чем раньше,– сделала комплимент глава клана Шихоин.

– А что, раньше маленький был?– против ожиданий обиделся Бенетора.

– Нет, что ты! Только теперь я боюсь за Рукию-тян.

Рукия отчаянно покраснела, сбивчиво бормоча, что все в порядке.

– Вас, кстати, весь Готей-13 ищет.

– Ой!– Рукия заметалась по комнате, пытаясь найти свою одежду и одновременно кутаясь в простыню.

– В ванной, я закинул одежду в стиральную машину.

– А откуда у тебя стиральная машина?– удивилась Рукия, заглянув в ванную и быстро надевая просохшую форму.

– Это мы с Урахарой подарили ему пару лет назад, когда он дом построил,– улыбнулась Йоруичи.– Кстати, а у тебя же плазма совсем другая была.

– А что такое? Мне и телик поменять нельзя?– удивился Бенетора.– Или один только одиннадцатый отряд будет смотреть футбол на плазме восемьдесят дюймов?

– Кстати, а вы что, раньше любовниками были?– Рукия гневно смотрела на благоверного.

– А что, нельзя?– удивилась Йоруичи.– И как ты только его выдерживаешь?

– Не все любят пожестче,– миролюбиво проговорил Бенетора.– Рукия, кстати да…

– Ты конечно большой, даже…– Рукия покраснела.– Но все хорошо.

– Если тебе что-то доставляет неудобства, скажи.

– Отрежем!– вставила свои пять копеек Йоруичи.

– Да, отрезать не помешает,– Рукия оценивающе посмотрела на член возлюбленного.

– Эй, вы чего?– Бенетора запаниковал, прикрывая причинное место руками.

– Я буду его держать, а ты режь!– предложила Йоруичи.

– А ну цыц!– рявкнул Бенетора так, что евроокна пошли трещинами.– Йоруичи, у тебя есть Урахара, вот ему болт и укорачивай. Хотя там и укорачивать-то нечего…

– Ну не скажи,– Йоруичи расплылась в блаженной улыбке.– Не всем быть такими, как ты, но он такое вытворяет…

– А ну перестань,– рявкнул Бенетора, взглянув на заинтересованную Рукию.– Он тебя афродизиаками накачивает, вот и все.

– Да?– озадачилась Йоруичи.

– А ты сама инициативу прояви,– посоветовал Бенетора.– А то знаю я этого неуемного торгаша!

Глава 21

Готей-13 восстанавливался после событий последних двух недель. Лишь четыре отряда не понесли существенных потерь в недвижимости: первый, второй, четвертый и десятый. Однако эти четыре отряда не сачковали, а помогали товарищам отстраиваться. Предприимчивая капитан Сой Фон начала рубить звонкую монету с других капитанов, а Бенетора помог Зараки и Кьераку чисто по-дружески.

Рукия Кучики вместе со своим братом тоже не сидела, сложа руки: Бьякуя Кучики взялся обучать сестру кидо высокого уровня. Дело продвигалось весьма неплохо, все же у Рукии значительная предрасположенность к кидо. Как-то раз к ним заглянул капитан Укитаке и остался доволен тем, как его лейтенант усердно изучает «настоящие заклятия, а не детский лепет». Впрочем, никто не оспаривал, что капитан Кучики своим «детским лепетом» творит такое…

В расположении шестого отряда гремела схватка. В тренировочном поединке сцепились капитан Кучики и лейтенант Абарай.

За сражением наблюдали синигами шестого отряда и несколько капитанов со своими лейтенантами.

– Вот так схватка,– придержал шляпу на голове капитан Кьераку во время очередной ударной волны.

– Неплохо, Абарай,– тихо проговорил капитан Бенетора.– Но твой банкай неполноценен…

– Что вы имеете в виду?– насторожилась лейтенант тринадцатого отряда Рукия Кучики.– Чем не банкай?

– Рукия, я же просил тебя, обращаться ко мне на ты,– проговорил Бенетора.– А насчет банкая… я чувствую, что Рэндзи необходимо развиваться… хотя признаться, даже этим банкаем он пользуется весьма эффективно. Ты только посмотри на это.

– Банкай, Сенбонзакура Кагейоши,– проговорил капитан Кучики.– Я могу удвоить скорость банкая, если буду использовать руки, и твой тормозной банкай просто не успеет тебя защитить.

Абарай слегка помрачнел и атаковал капитана. Бенетора слегка усмехнулся: ну кто же атакует в лоб превосходящего в силе противника?

– Как думаешь, Тоширо-кун, сколько еще продлится эта тренировка?

– Минуту, не более,– прикинул лейтенант десятого отряда.

Несмотря на то, что из-за предательства трех капитанов освободились вакантные места, Тоширо Хитсугая не пожелал, как он выразился, оставлять своего проблемного капитана на одних баб. Правда сказал он так тихо и с оглядкой, чтобы не дай бог не услышали близняшки Хиери.

Правда, такой ход не понравился многим, но эти многие предпочли молчать. Капитан Комамура прекрасно понимает, что спорить с Бенеторой все равно что пытаться поймать луну в колодце. Капитан Сой Фон побаивалась Бенетору не без оснований. Капитан Унохана только вздохнула так грустно и ничего больше не сказала.

Неожиданно капитан Кучики изменился в лице и на секунду тормознул. Рукия удивленно глянула на брата и испуганно вскрикнула, когда к нему устремился Хихио Забимару, готовясь поджарить одного капитана, но натолкнулся на стену из лепестков.

– Брат…– Рукия облегченно вздохнула.– Канаме… что случилось?

Бенетора хмурился, глядя куда-то вдаль. На мгновение он почувствовал, как потерял Сенбознакуру Кагейоши, он перестал ее чувствовать! На его памяти такое уже случалось, но где? Когда? Как?

– На сегодня все,– капитан Кучики запечатал занпакто и водворил его в ножны.

– Хе, вам пришлось использовать банкай, капитан… капитан? Все в порядке?

– Да, Абарай. Тебе еще заполнить отчеты.

Рэндзи горестно вздохнул, и даже похвала капитана Кьераку не подняла ему настроения.

Вечером Бенетора собрался отходить ко сну, когда его навестила адская бабочка.

– Экстренное собрание? С чего бы? Ладно…

Вздохнув, капитан десятого отряда быстро оделся, набросил на плечи хаори и посюмповал в сторону холма Сокеку. Там уже все собрались, ждали только его.

– Что произошло?– тут же взялся Бенетора за своего лейтенанта.

– Понятия не имею, капитан,– Хитсугая выглядел несколько задумчивым.

– Что у тебя случилось?

– Сегодня я пытался поговорить с Херинмару, но он вдруг исчез…

– Что?– рыкнул Бенетора.– Исчез? Черт подери…

На холме появился лейтенант первого отряда. Сасакибе выглядел так, будто что-то напугало его до чертиков. Несколько неуверенных шагов– и он повалился замертво. К нему тут же подскочила лейтенант Исане, а секунду спустя подошла капитан Унохана.

– К бою,– велел Бенетора, поворачиваясь в сторону особенно плотного сгустка тумана.– Выходи!

Ответом ему стал тихий смех, а затем показался силуэт высокого мужчины с длинными волосами и странными тенями вокруг глаз. еще в глаза бросались меховая оторочка плаща и длинные, очень длинные ногти.

– Ваш командир к вам не присоединится,– проговорил мужчина.

– Ты кто такой?– Хитсугая материализовал занпакто и шагнул вперед, но неожиданно кто-то схватил его за плечо и отшвырнул назад.– Что вы делаете, капитан?

– Давно не виделись, Мурамаса,– тихо проговорил Бенетора, материализуя свой посох.– Я знал, что однажды этот день настанет.

– Ты стал капитаном? И давно ли?

– Сразу после пленения твоего хозяина.

– Вы друг друга знаете?– удивился капитан Укитаке.– Что здесь происходит?

– Сейчас увидите,– проговорил Бенетора.– Нет, Комамура, назад!

– Что ты сделал с Генрюсаем-доно?– прорычал Санджин Комамура.

В ответ Мурамаса тихо рассмеялся и отпрыгнул в сторону, уходя от выпада катаной.

– Банкай, Кокуджоу Тенкенмео! Ты расскажешь мне, где Генрюсай-доно.

– В сторону, Комамура!– заорал Бенетора, и капитана пятого отряда атаковал его же собственный банкай.

Мощная волна духовной энергии ударила во все стороны, и на месте банкая капитана пятого отряда возник высокий, метра четыре ростом, краснокожий синеволосый мужчина с пылающими глазницами и пламенем, вырывающимся изо рта при каждом выдохе.

В левой руке гиганта покоилась веревка с остро отточенными кольцами на концах, а в правой– большая, под стать этому монстру, катана.

– Кто ты такой?– капитан Комамура поднялся с земли.– Неужели… Тенкен?

Ответом ему стал мощный рубящий удар, едва не сделавший из одного капитана сразу двух, но поменьше. Комамура едва парировал удар, и тут же вокруг его правой руки обвилась веревка. Мощный рывок, удар– и капитан пятого отряда повержен.

– Назад, Хитсугая!– рявкнул Бенетора, но лейтенант его не слушал.

– Снизойди с ледяных небес, Херинмару!– выкрикнул Хитсугая.– Что?

Канат с кольцом опутался вокруг его ноги, рывок– и Хитсугая упал на землю. Над Тоширо взметнулся занпакто и… столкнулся с деревянным посохом. Мгновение– и конец почерневшего посоха со страшной силой ударил в грудь великану, отбрасывая Тенкена на несколько метров назад.

– Зажаль врага до смерти, Сузумебачи!

– Рычи, Хайнеко!

– Реви, Забимару!

Три секунды.

– ЧТО-О-О-О-О?– завопила половина собравшихся здесь синигами.

– Я совсем не чувствую силы в своем запнакто,– потерянно прошептала Рукия.– Где ты, Соде но Шираюки? Почему ты не отзываешься?

– Это способность занпакто Коги Кучики, Мурамасы,– проговорил капитан десятого отряда, не сводя глаз с противника.– Он способен подчинить и принудительно материализовать занпакто синигами. Сейчас сил в наших занпакто меньше, чем в асаучи.

Сейрейтей вздрогнул, сразу несколько взрывов одновременно заставили синигами насторожиться.

– Что происходит?

– Там бушуют наши занпакто,– проговорил Бенетора.– Не так ли, Мурамаса? Зря ты пришел сюда, хотя время, признаться, подобрал правильное. Мы еще не до конца восстановились после битвы, и с нами нет трех капитанов.

– Что ж, вы должны понять, насколько сильны мои друзья. А теперь узрите истинные формы занпакто, которыми вы обладали!

Взгляд Бенеторы остановился на высоком мощном силуэте, облаченном в серый плащ и с капюшоном, скрывающим лицо. В руках силуэта был точно такой же посох, как и тот, который он держит в руках. Хоноони выглядел точно так же, как выглядел Бенетора в тот момент, когда Канаме впервые услышал имя своего занпакто.

– И ты туда же, партнер?– тихо и очень горько проговорил капитан десятого отряда.

Ответом ему стали вспыхнувшие под капюшоном два огонька на месте глаз и такой же огонек, только побольше, на месте рта. Судя по огоньку, сейчас Хоноони ухмыляется.

– Мое имя Мурамаса, я тот, кто положил конец всем законам Сообщества Душ! Отныне занпакто будут править синигами!

Капитан десятого отряда нахмурился и оглянулся на своего лейтенанта.

– Лейтенант Хитсугая, нам пора в расположение.

– Есть!

– Советую вам отступить, сейчас нам их не победить,– проговорил Бенетора, заставив всех впасть в ступор. Не удивительно: капитан, который никогда не бегал от драки и не колеблясь принимал бой вдруг решил отступить! Это может быть лишь в том случае, когда противник слишком силен.

– Ха-ха-ха-ха!– рассмеялся Мурамаса.– Вам не сбежать!

– Это мы еще посмотрим,– криво ухмыльнулся Бенетора и обнажил сикомизуэ.– Всем отступить! Я их задержу.

И улыбка, больше напоминающая хищный оскал. Мгновение– и силуэт в сером плаще обрушил на него удар своего сикомизуэ.

– Думаешь, что сможешь одолеть меня?– голос Хоноони набатом ударил по ушам всех присутствующих, мощная волна духовно энергии заставила лейтенантов и офицеров отступить назад.

– Сейчас ты однозначно сильнее, партнер,– усмехнулся Бенетора, сдерживая напор своего занпакто почерневшим посохом. Мгновение– и сикомизуэ ударил наперерез рванувшему громиле с красными волосами. Хоноони обрушил на него град ударов то посохом, то сикомизуэ, заставив капитана отступить на два шага.

– Но будь уверен, очень скоро я найду способ тебя одолеть,– усмешка переросла в хищный оскал, а в глазах вспыхнуло пламя. Мгновение– и мощный удар отбросил строптивый занпакто на шаг назад.

Мгновение– и капитан десятого отряда исчез. Хоноони оглянулся и понял, что на холме больше никого не осталось. Ухмыльнувшись каким-то своим мыслям, занпакто тоже усюмповал подальше.

Рукия едва успела уклониться от выпада странного оружия, напоминающего с виду турнирное копье. Горенмару не стал особенно горевать и ловко подсек ей ноги.

– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!– выкрикнула Рукия.– Властитель, тот, кто носит маску из плоти, перед кем всё сущее машет крылами, кому даровано имя человеческое. Во имя истины в стену невинных мечтаний вонзи свои когти, хадо тридцать три, сокацуй!

Яркая голубая вспышка отшырнула Горенмару далеко в сторону, позволяя Рукии сбежать.

– Хи-хи-хи-хи, куда собралась?– над Рукией возник Казешини и занес кусаригаму. Рукия парировала удар и с усилием оттолкнула противника в сторону, исчезая в сюмпо, а на Казешини обрушился Абарай.

Рукия бежала в расположение тринадцатого отряда, но ей на пути попался Хоноони. Девушка бросилась в бой.

Острая боль пронзила ее спину, а за спиной раздался хорошо знакомый щелчок сикомизуэ, вернувшегося в посох, и неторопливые, размеренные шаги. Меркнущим сознанием Рукия ощутила страшную боль и кровь, заливающую спину и ноги.

– Прости, дитя, но я не терплю, когда на меня нападают,– раздался за ее спиной голос, пронзивший все существо Рукии. Девушка из последних сил открыла Врата Миров, понимая, что если где-то ей и помогут, то только в Каракуре. Иноуэ вылечит ее, и она вернется продолжать бой.

Бенетора ворвался в казармы и замер. Половина его бойцов была мертва, вторая половина тяжело ранена, повсюду следы сражения…

– Ики! Юки!– Бенетора бросился к двум близняшкам и поднял их на руки.– Живы…

Девочки выглядели неважно: мокрые, покрытые льдом и многочисленными, но к счастью неглубокими ранами. И в их занпакто чувствовалась духовная энергия.

– Капитан-сама…– прошептала Юки, приоткрывая глаза.– Вы должны… сами… одолеть… свой… занпакто…

– Тише, не говори,– прошептал Бенетора и посюмповал в казармы четвертого отряда.– Тебе итак сильно досталось.

– Капитан-сама…– Ики приоткрыла глаза.– Вы живы… как я рада…

– Жив я, Ики,– улыбнулся Бенетора и взглядом заставил бойцов четвертого отряда заткнуться, после чего максимально бережно положил их на носилки.– Спасибо, что сказали мне.

– Капитан-сама… если вы сразитесь с чужим занпакто…– Юки шептала из последних сил, борясь с забытием.– Вы его сломаете…

И потеряла сознание. Бенетора наклонился над девочками и поцеловал каждую в лоб.

– Спите, девочки мои, вы хорошо потрудились, защищая свой отряд.

Затем Бенетора исчез из расположения и посюмповал в свой отряд, а за ним отправился третий взвод во главе с пятым офицером Ханатаро Ямадой.

Десятый отряд понес серьезные потери. Больше семидесяти синигами оказались убиты, еще столько же тяжело ранены. Четвертый офицер Кира тяжело дышал, опираясь спиной на дверной косяк. Он встретил врага первым и пал, рассеченный ударом меча. Похоже, он столкнулся с занпакто капитанского уровня.

– Вы живы, капитан-сама,– прошептал Кира, когда его укладывали на носилки.

– Да, я жив и в порядке,– проговорил Бенетора.– Как там Тоширо?

– Хитсугая-сан тяжело ранен, но он сам залечил свои раны и сейчас отдыхает в вашем кабинете…

Бенетора кивнул и жестом велел четвертому отряду унести Киру в госпиталь. Похоже, очень скоро здесь станет по-настоящему весело, и по сравнению с этим проникновение реко покажется легкой разминкой.

Примечание к части

Ссылка на изображения материализованных форм занпакто
https://vk.com/album205068689_218325056

Глава 22

Эта ночь стала адом для Готей-13. Потеря мощи занпакто сама по себе стала тяжким ударом, но кроме этого Мурамаса обратил силу синигами против них самих. Битвы гремели по всему Сейрей, многие погибли в ту ночь, но эта ночь отсеяла лишь лучших, тех, кто сумел перешагнуть через свой предел и одолеть свои занпакто. И тех, кто еще с ними не столкнулся.

Десятый отряд пострадал сильнее всех, ведь именно сюда направил Сенбонзакуру Мурамаса. Освобожденный занпакто капитана шестого отряда не пощадил никого, и лишь появление в казармах капитана спугнуло его.

– Капитан-сама…– прошептал Хитсугая. Говорить в голос ему было очень трудно: клинок задел легкое.

– Ничего не говори, Тоширо-кун,– Бенетора положил ладонь на лоб своего лейтенанта, делясь с ним своей духовной энергией. Не только четвертый отряд умеет направлять свою силу на целительство.

Близняшки Хиери стали первыми, кто сумел совладать со своими занпакто. Девочки справились быстро потому, что сражались вместе, а их занпакто нападали по-отдельности. Но они обе потеряли так много сил, что еще как минимум неделю пробудут в коме, и капитан Унохана ничего не может поделать.

– Они сражались на пределе, я до сих пор не понимаю как, но они истощили не свою силу, но свои души,– говорила капитан Унохана.– Здесь я не могу ничего поделать, я максимально ускорю их восстановление. Боюсь, это все, на что я способна.

– Благодарю вас, Унохана-сан,– слегка поклонился Бенетора.– Я отправляюсь на поиски Хоноони. Если что, я оставляю свой отряд на попечение Хитсугаи Тоширо.

Унохана проводила капитана десятого отряда грустным взглядом и вернулась к пациентам. Еще многим требуется помощь.

Рукия пришла в себя в доме Урахары. За ночь Иноуэ излечила ее раны, и теперь девушка рассказывала обстановку внутри Сейрей.

– Я была там,– Йоруичи ввалилась в комнату и без сил рухнула на диван.– Мне больно говорить об этом, но твой брат, капитан Кучики, пропал без вести. Его нет ни среди уцелевших, ни среди раненых и мертвых.

Рукия вскочила и бросилась вон из комнаты.

– Постой, Рукия!– воскликнул Куросаки, но девушка уже открыла Врата Миров и бросилась в Сообщество Душ.

Девушка сломя голову побежала в расположение шестого отряда и обнаружила страшное: десятки синигами были вморожены в глыбы льда.

– Первый танец, Цукиширо,– услышала Рукия хорошо знакомый голос и не раздумывая бросилась туда. Девушка успела увидеть высокую, на полголовы выше нее, светловолосую деву с длинными волосами и в белых одеждах, замораживающую синигами.

– Соде но Шираюки!– воскликнула девушка.– Прекрати немедленно!

– Я больше не подчиняюсь твоим приказам, Рукия Кучики,– бездушным голосом проговорила занпакто.– Теперь я свободна, и я разделаюсь со всяким, кто посмеет мне помешать.

– Тогда я… вынуждена тебя остановить,– проговорила Рукия.– Я не хочу сражаться с тобой, но и не позволю уничтожить все, что мне дорого!

– Попробуй, Рукия! Второй танец, Хакурэн.

Рукия прыгнула в сторону, уходя от удара. Девушка чувствовала, что ее сердце разрывается на части. Как так? Почему она должна сражаться с ней? За что Соде но Шираюки так ее ненавидит? Что она сделала не так?

– Ты открылась,– услышала Рукия голос занпакто за спиной, и едва сумела блокировать страшный по силе рубящий удар. Удар отбросил ее назад, а потом Соде но Шираюки возникла сверху. Волна льда ударила в девушку и разбилась о землю, поднимая вокруг точки удара стену из заостренных глыб льда.

Рукия, тяжело дыша, рухнула на колено. Лицо покрывала изморозь, лоб кровоточил.

– Прощай, Рукия Кучики,– Соде но Шираюки подняла занпакто.– Второй танец, Хакурэн.

Рукия расширенными глазами смотрела на приближающуюся волну льда. Господи, неужели это все?

– Бакудо восемьдесят один, данку.

Перед глазами девушки мелькнул белый хаори. Волна льда разбилась о прозрачный прямоугольник и остановилась, превращаясь в нагромождение глыб льда.

– Рукия, ты в порядке?– обеспокоенный голос заставил сердце Рукии радостно забиться. Канаме! Она спасена!

– Д-да…

– А ты еще кто такой?– Соде но Шираюки чуть вздрогнула, отступая назад. Секунда– и вокруг Рукии вспыхнул барьер кьемон.

– Капитан десятого отряда Канаме Бенетора,– Канаме вытянул руку, материализуя посох.– Это имя того, кто тебя убьет.

– Не смеши меня, жалкий синига… что?

Щека Соде но Шираюки брызнула кровью из крохотного пореза.

– Что ты сказала?– голос Бенеторы за спиной заставил ее затрястись от страха.– Я не расслышал, но ты сказал, что я смешон? Что ж, придется тебе пояснить разницу между «смешон» и «ужасен».

– Не зарывайся!– Соде но Шираюки взмахнула клинком. В Бенетору устремились десятки острых сосулек. Некоторые пролетели мимо и вонзились в землю и стены, замораживая все в радиусе метра, а остальные были небрежно отбиты посохом.

– Канаме, не надо!– взмолилась Рукия и с силой саданула кулачком по забору. Да, Соде но Шираюки ненавидит ее, но Рукия дорожит своим занпакто и не хочет, чтобы Соде но Шираюки погибла.

Соде но Шираюки возникла за спиной капитана и ударила. Бенетора даже не обернулся, лишь завел посох за спину и парировал. Занпакто тут же разорвала дистанцию, пораженно глядя на широкую зазубрину и три крохотные, по паре миллиметров, трещинки, разошедшиеся от места столкновения. «Что за чертовщина?– испугалась Соде но Шираюки.– Он оставил зазубрину на мне… просто парировав удар? Что это?»

От размышлений ее отвлек силуэт, мелькнувший слева. Занпакто повернула голову в ту сторон и едва успела среагировать на удар справа. Окутавшийся оранжево-алым свечением посох столкнулся с пылающим белым светом мечом и отшвырнул занпакто вниз, вбив снежную деву в землю.

– Соде но Шираюки!!!!– закричала Рукия, пытаясь вырваться из барьера.– Хадо тридцать три, Сокацуй!

Кьемон не выдержал атаки изнутри и разлетелся, а Рукия бросилась к с трудом приподнявшейся Соде но Шираюки.

– Бакудо семьдесят пять, Гочутеккан!

Рукия едва успела отпрянуть, как на снежную деву с неба упали пять мраморных столпов, пригвождая ее руки, ноги и шею к земле.

– Тьфу,– сплюнул Бенетора, спускаясь на землю рядом с Рукией.– Не могу поверить, что у тебя такой слабый занпакто.

Соде но Шираюки задергалась, пытаясь выбраться, но бакудо капитана десятого отряда не зря считаются сильнейшими.

– Рукия, добей ее,– велел Бенетора.– Сразить свой занпакто– надежный способ вернуть его. Если ты прямо сейчас отрубишь ей голову, ты избавишь ее от власти Мурамасы, и она вернется в твои ножны.

– Нет, я не могу,– прошептала Рукия.– Соде но Шираюки, прости… Канаме не хотел сделать тебе больно, просто он…

– Если ты этого не сделаешь,– оборвал Рукию ужасающе спокойный голос капитана десятого отряда.– Это сделаю я. Но тогда ты с вероятностью в восемьдесят процентов навсегда потеряешь свой занпакто. Ики и Юки уже расправились со своими занпакто, и те вернулись к ним. Решайся, или я ее зарублю.

Соде но Шираюки сумела приподнять голову и содрогнулась. Нет, Бенетора не блефует. Он действительно без колебаний прикончит ее.

– Нет!– Рукия загородила собой снежную деву.– Соде но Шираюки не виновата! Это Мурамаса заставил ее нападать! Я знаю тебя, Соде но Шираюки. Ты очень добрая, ты бы никогда-никогда не стала убивать ради забавы!

– Рукия?– Соде но Шираюки пораженно смотрела на хозяйку.– Но почему? Почему ты меня защищаешь? Я же напала на тебя… о нет, что я наделала!

Что-то глубоко в разуме снежной девы дрогнуло и сломалось.

– Рукия, прости меня,– прошептала Соде но Шираюки, а по ее щекам покатились слезы.– Я заслужила эти раны и эту боль… я напала на тебя, причинила тебе боль… я недостойна быть твоим занпакто…

– Не говори так!– Рукия бросилась на колени, заслоняя Соде но Шираюки.– Канаме, прошу, убери эти столбы!

– Хорошо,– неожиданно легко согласился капитан десятого отряда, взмахом руки испаряя столбы. Рукия обняла Соде но Шираюки и прижала к себе.

– Ты такая красивая,– шептала Рукия.– Я была так счастлива, что обладаю самым красивым занпакто, я так радовалась твоей силе…

– Рукия?– Соде но Шираюки обняла Рукию в ответ.– Ты…

– Ты свободна, Соде но Шираюки,– улыбнулась Рукия.– Мне больно отпускать тебя, но если хочешь– живи своей жизнью. И пусть я вернусь в Рукон, пусть я не смогу быть синигами…

– Не говори так,– взмолилась Соде но Шираюки.– Я хочу быть с тобой, Рукия, помогать тебе…

– Вот и славно,– услышали девушки голос над головой.– А теперь будь хорошей девочкой и вернись в ножны.

Соде но Шираюки улыбнулась и отстранилась, окутываясь молочно-белым светом. Мгновение– и на землю упала катана. Катана Рукии. Девушка счастливо улыбнулась, гладя пальцами рукоять катаны и что-то шепча.

Девушку отвлек треск льда и стоны синигами. Бенетора без лишних слов расколол лед и вызволил замороженных Соде но Шираюки синигами и отправил их в четвертый отряд.

– Может, уже возьмешь ее?– усмехнулся Бенетора.– Теперь она снова с тобой.

– Канаме,– Рукия повисла у него на шее.– Спасибо тебе…

– Да не за что,– несколько стушевался Бенетора, обнимая девушку.– Прости, но здесь все еще опасно.

Бенетора легко поцеловал Рукию и исчез, оставив девушку наедине с собой.

Нечто стремительно вращающееся, дисковидное ударило в капитана десятого отряда, стоило ему появиться у Врат Белого Пути. Бенетора вытянул руку за спину и поймал кусаригаму за длинную рукоять, после чего резко дернул на себя.

– Э?– раздалось за спиной, и Бенетора стремительно развернулся, пуская энергию вращения в удар посохом.

Почерневший конец пришелся точно в челюсть странному темно-красному существу с длинными волосами и рожей как у эльфа. Существо, стремительно вращаясь вокруг своей оси, со скоростью пушечного ядра врезалось в стену и застряло в ней, войдя до половины груди. Руки уперлись в стену, и существо одним рывком вытащило голову и плечи из плена.

– Ты Казешини, верно?– Бенетора с любопытством осмотрел кусаригаму в своей руке.– Интересная форма для оружия…

Казешини фыркнул и бросился на отвлекшегося противника, замахиваясь второй кусаригамой.

– Да как ты посме…

На лицо легла ладонь, перекрывая доступ кислорода, а ровно мгновение спустя тело Казешини весело свистнуло в воздухе и со страшной силой врезалось лицом в мостовую, выложенную отличной крепости каменными плитами. Мощная ударная волна разбросала во все стороны подоспевших синигами, а в камне на месте удара образовалась небольшая, в полметра радиусом, но глубокая вмятина.

Казешини пытался прийти в себя. Казалось, что глубоко в черепной коробке переливается расплавленный свинец, в глазах темнота, подсвеченная неровными вспышками света, а в ушах страшный гул. Руки и ноги не слушаются.

– Ты выбрал неправильного противника, малыш,– проговорил Бенетора, отходя в сторону. Казешини его не услышал– он был без сознания.

– Эй, вы, живо позовите сюда лейтенанта девятого отряда,– обратился Бенетора к синигами.– Чтобы через минуту был здесь, или будете драить сортиры в одиннадцатом отряде!

Синигами мгновенно испарились по назначению, и через двадцать секунд Сюхей Хисаги пораженно смотрел на свой вяло дрыгающийся занпакто.

– Он еще жив, но где-то минут через пять отбросит коньки,– проговорил капитан Бенетора.– Так что снеси ему башку, и дело с концом.

Примечание к части

Я подумал, что не стоит тянуть кота за яй.. за хвост, и поэтому сразу перешел к вкусняшке))) Приятного чтения)))

Глава 23

Шел четвертый день со дня начала восстания занпакто. За прошедшие три дня синигами вполне освоились с новым противником, хотя рядовые по прежнему гибли пачками. Раненые пришли в себя и снова встали в строй, и только близняшки Хиери по-прежнему были в коме. Однако капитан Унохана утверждает, что со дня на день они очнутся.

Лейтенант шестого отряда Абарай Рэндзи сумел вернуть себе свой занпакто, но победа досталась дорогой ценой, и сейчас он восстанавливается в госпитале четвертого отряда.

Капитан шестого отряда Бьякуя Кучики зачем-то ушел вместе с восставшими занпакто. Какие цели он преследует и почему он так поступил никому не ясно, даже Бенетора, отлично знающий Бьякую, только качает головой, если его удается застать в Сейрей. Большую часть своего времени капитан десятого отряда проводит в Руконе в поисках своего занпакто. Седьмой район Западного Рукона и шестнадцатый район Северного Рукона уже превращены в пепелище– Хоноони не сидел сложа руки и развлекался вовсю.

Бенетора прошелся по двадцать восьмому району Южного Рукона. Похоже, он знает, куда направляется его занпакто и что он хочет сделать. Печальная ирония.

Рука капитана десятого отряда подняла и растерла горсть еще теплого пепла. Он был здесь, был часов десять-двенадцать назад.

– Очень хорошо,– пробормотал Бенетора и поправил капюшон серого дорожного плаща.– Скоро я его настигну.

Отсюда до того места приблизительно столько же, сколько и от тридцать шестого района Восточного Рукона, где сейчас бушует адское пламя.

Скалистое плато встретило капитана десятого отряда полным отсутствием жизни на оплавленном камне. Хотя нет, одно существо здесь все-таки было.

– Сколько лет прошло,– голос Хоноони наполнял пространство и пронзал души насквозь, заставляя слабых духом трепетать в ужасе. Но привычному к своему занпакто Бенеторе подобные выкрутасы были до лампочки.

– Да, партнер, немало лет,– согласился Бенетора, сбрасывая с себя серый плащ и косоде.

– Что ж, ты очень быстро понял, куда я хочу пойти, но зачем ты навестил двадцать восьмой район? Неужели надеялся кого-то спасти? Глупо, мой бывший хозяин, очень глупо. Ты же знаешь, что никто не способен выдержать адского пламени нашего… нет, теперь только моего банкая.

Бенетора промолчал. Что ж, значит, Хоноони попал под контроль Мурамасы куда сильнее, чем он сразу думал. Да, иначе и быть не могло, Мурамаса должен был полностью подчинить Хоноони, ведь его занпакто всегда боялся Мурамасу и не желал с ним связываться.

– Как тебе моя задумка?– Хоноони окинул скалистое плато широким жестом.– Я убью тебя там, где ты подчинил меня, капитан десятого отряда Канаме Бенетора. Ты заплатишь за то, что силой подчинил меня себе. Ты падешь от руки того, кто долгие годы являлся твоей силой.

Бенетора несколько секунд стоял, глядя в камень под ногами. Его плечи слегка вздрагивали, а из горла вырвался тихий смешок, который затем сменился злым хохотом. Бенетора хохотал, запрокинув голову, словно услышал отменную шутку.

– Убьешь меня?– Бенетора вдруг перестал смеяться, но жутковатый оскал не сходил с его лица.– Не зарывайся, занпакто. Ты действительно полагаешь, что ты– моя сила? Ты? Это даже не смешно.

– Что?– скривился Хоноони. Его глаза под капюшоном зло сощурились, а рот изогнулся в неприятной ухмылке.

– Что слышал. Ты– лишь одна из сторон моей силы, и открою тебе страшную тайну, далеко не самая могущественная. Моя самая страшная сила– это я сам. Я разительно отличаюсь от этих глупцов-синигами, полагающихся только на свои занпакто. А еще я знаю, что со мной говоришь не ты, Хоноони. А знаешь, почему? Потому что ты бы никогда не назвал себя моей силой. Ты никогда бы не напал на меня, чтобы убить. Ты– мой боевой товарищ, и ты всегда это знал, именно поэтому мы были непобедимы. Я давал тебе мою силу, а ты взамен делился со мной своей силой. Это все гипноз Мурамасы. Но есть один надежный способ избавиться от него.

– Да? И какой же?

– Я просто тебя прикончу, и ты снова станешь собой.

– Что ж, попробуй.

Бенетора вытянул руку вперед. Рой алых частичек завихрился, собираясь в посох. Мгновение– и посох почернел, встречая мощный выпад его занпакто. Земля под Бенеторой просела в виде воронки, а ударная волна прошла сквозь его тело и вдребезги разбила одинокую скалу за его спиной.

– Ты будешь сражаться своим посохом? Ты же знаешь, что глупо сражаться одним мечом против меня!

Теперь Хоноони больше напоминал секиру. Два симметричных лунообразных клинка длиной каждый сантиметров шестьдесят в центре, у самой втулки, достигали ширины в пятнадцать сантиметров, к концам плавно сужались. Нижние половины так и оставались, как у обычной секиры, а верхние половины сходились навстречу друг другу и от места слияния продолжались в единый мечевидный клинок длиной сантиметров сорок и шириной с ладонь. Длинная, сантиметров двадцать, втулка переходила в очень мощное и даже на вид невероятно прочное толстое древко длиной около двух метров, а тупой конец украшал длинный, покрытый симметричными зазубринами наконечник копья, в сечении напоминающий четырехлучевую звезду с металлическим шаром у основания. Шар служил двум целям: он не позволял телу противника слишком глубоко насаживаться на копье, чтобы можно было легче и быстрее вытащить наконечник из тела, а так же он играл роль противовеса весьма тяжелому клинку на противоположной стороне. Даже на вид это оружие выглядело невероятно прочным, мощным и тяжелым.

– Идеальная форма, не так ли?– ухмыльнулся Хоноони.– Это оружие не меч, не копье и не секира, это– все вместе! Вот как выглядит истинная форма моего шикая. Ни один человек или синигами не сможет таким пользоваться. А знаешь, почему?

– Конечно же, знаю,– Бенетора слегка выдохнул: оружие завораживало своей хищной красотой и невероятной мощью, сокрытой в нем.– Я сражался тобой больше полутора веков, и знаю, что ты весишь почти девяносто килограмм. Вес не сказать чтобы большой, но для того, чтобы сражаться таким оружием, причем таких солидных габаритов, нужны огромная физическая сила и невероятная выносливость. А древко сделано специально для человека моих габаритов, любой другой не сомкнет пальцы в достаточной степени, чтобы им воспользоваться, или же его рука окажется слишком большой.

– Ты абсолютно прав, напарник,– усмехнулся занпакто, направляя на Бенетору клинок.– Что еще ты знаешь про него?

– Я способен читать любой занпакто, кроме своего собственного,– усмехнулся Бенетора точно так же, как и его занпакто.– Что ж, Хоноони, посмотрим, из чего мы оба сделаны!

– Мне нравится твой настрой!– кровожадно оскалился занпакто.– Давай же повеселимся, как следует, напарник!

Тяжелый клинок столкнулся с посохом и отшвырнул Бенетору далеко назад. Капитан десятого отряда перевернулся в воздухе и, спружинив о скалу, сорвался в бешеную атаку.

– Только глупец атакует превосходящего по силе противника в лоб!– расхохотался Хоноони и ударил. Клинок пронзил пустоту, а сам занпакто ушел в сюмпо, спасаясь от мощного удара посохом. Взмах, порожденный этим ударом, расколол небольшую скалу на несколько крупных частей и поднял облако пыли.

– А кто сказал, что я атакую в лоб?– усмехнулся Бенетора, возникая за спиной своего занпакто.

Хоноони парировал выпад посохом, не оборачиваясь, и провернул занпакто в руках. Наконечник копья свистнул, царапнув правую скулу и ухо, а клинок пропорол воздух слева от Хоноони. Бенетора возник на расстоянии от своего противника и вытер кровь ногтем большого пальца, после чего задумчиво лизнул красную капельку.

– Забыл уже вкус своей крови,– поведал он своему занпакто и исчез в сюмпо, а там, где он стоял, взорвался огненный шар.

Столб пламени ударил в небо, а в скальной породе возникла выжженная воронка метр радиусом и полметра глубиной. Бенетора почувствовал приближение сразу десятка огненных шаров и вскинул руку:

– Хадо тридцать три, Сокацуй!

Шар синего огня накрыл сразу три, порождая мощный взрыв, и в брешь проскочил Канаме.

– Попался!

Бенетора стиснул зубы, понимая, что ему не уйти. Мощный шквал огня смел капитана десятого отряда и вбил его в скалу.

Хоноони опустил клинок вниз, глядя на облако дыма и пыли вдали. Сквозь клубы дыма было видно, что в огромной скале зияет идеально круглая выжженная дыра метров десять в поперечнике, пронзая всю скальную толщу насквозь.

– Неужто помер?– пробормотал он.– Как же скучно…

Мгновение– и Хоноони едва успел отскочить в сторону. Мощный рубящий удар разрезал скальную породу на сотню метров, оставляя идеально ровный разрез глубиной метров пять.

– Фу-ух, я успел и с жизнью попрощаться,– выдохнул немного закопченный и местами обожженный капитан десятого отряда.– Что с тобой, Хоноони? Как-то медленно ударил, я успел уклониться в последний момент и пропустил шквал над собой. Правда, меня задело взрывом, но для моей Воли это мелочь.

– Но как ты успел?– Хоноони сощурил глаза и взмахнул клинком, отправляя в противника огненный серп. Резкий встречный удар– и занпакто едва успел отразить режущую волну, направленную ему в грудь, а огненный серп распался на две половинки и улетел далеко за спину, порождая два мощных взрыва.

– Признаю, твои атаки сильные,– Бенетора поднял сикомизуэ и направил кончик клинка в грудь противника.– Пожалуй, они бы даже достали капитана десятого отряда Канаме Бенетору, но против Алого Тигра нужно кое-что помощнее.

Хоноони скосил взгляд на глубокий ровный разрез скальной породы, остановленный им. «Он разрезал пламя?– занпакто отступил, блокируя мощный рубящий выпад, от которого его оружие задрожало в руке.– Но как?»

Хоноони подключил к делу обе руки и отбросил противника на пару шагов назад. Мгновение– и Бенетора исчез. «Справа, слева или… сзади?»– пронеслось в голове занпакто, и мощный рубящий удар спереди едва не сделал из одного Хоноони двоих. «Черт, он ведь никогда не повторяет атак,– Хоноони одним точным выпадом рассек левое плечо противника.– Слишком опасен».

Алый Тигр возник высоко в воздухе и взмахнул свободной рукой:

– Бакудо шестьдесят два, Хяппораккан!

Хоноони прыгнул в сторону, уходя от сиреневых шестигранных кольев, и ушел в сюмпо.

– Хадо семьдесят три, Сорэн Сокацуй!

Вал огня и молний оказался разрублен пополам и оставил в земле за Хоноони две глубокие оплавленные борозды, протянувшиеся на десятки метров.

– Бакудо шестьдесят три, Садзесабаку!

Золотистая цепь, вытянувшаяся из правой руки Бенеторы, обвила левую ногу Хоноони и натянулась, заставив его оступиться. Широкий выпад пронзил пустоту, а противник возник напротив него.

– Бакудо шестьдесят один, Рикудзекоро! Властитель, носящий маску из плоти и крови, летящий на десяти тысясах крыльев, кому даровано имя человеческое! Придет гроза, и пустое вращающееся колесо разобьет свет на шесть частей!

Шесть прямоугольников сдавили туловище Хоноони со страшной силой, не давая ему дернуться.

– Ах ты ублюдок!– выкрикнул занпакто.– Используешь кидо против меня?

Прямоугольники света и золотая светящаяся цепь затрещали, медленно трескаясь. Бенетора сосредоточился:

– Стена железного песка, башня ненависти, соединитесь расплавленным железом и останьтесь в тишине, бакудо семьдесят пять, Гочутеккан!

Пять столпов пали с небес, пригвождая Хоноони к земле. Занпакто зарычал, но не сумел даже пошевелиться.

– Ты, наверное, забыл, то, что я тебе когда-то объяснял,– проговорил Бенетора, глядя на поверженный занпакто.– Капитаны в Готей-13 делятся на два ранга. Чтобы стать капитаном низшего или второго ранга достаточно выполнить одно из трех условий: пройти экзамен на звание капитана, получить рекомендацию семи действующих капитанов и согласие хотя бы трех из оставшихся или же одолеть действующего капитана в бою так, чтобы бой могли подтвердить двести синигами из его отряда. Эти капитаны носят хаори без рукавов. Капитаны высшего или первого ранга носят хаори с длинными рукавами. Чтобы перейти из низшего ранга в высший необходимо обладать боевым опытом не менее ста лет, иметь выход на уровень банкай, а так же подтвердить свои высокие навыки в четырех боевых искусствах: хакуда– рукопашком бою, хохо– поступи, зандзюцу– фехтовании и кидо. Я являюсь капитаном высшего ранга, следовательно, способен использовать кидо на высоком уровне. И пусть мои хадо уровня лейтенанта, но мои бакудо являются сильнейшими в Сообществе Душ.

Хоноони стиснул зубы и вдруг улыбнулся:

– Знаешь, а ведь я рад, что принадлежал не какому-то слабаку. Но с чего ты взял, что твои бакудо удержат меня? Я– Хоноони, не какой-то там паршивый Сенбонзакура с манией величия и не Херинмару, жаждущий найти своего владельца.

– Что?

Столпы затрещали и зашатались. Бенетора отпрыгнул назад, и очень вовремя: духовная энергия Хоноони вдруг всколыхнулась со страшной мощью, обращаясь в широкую колонну пламени, ударившую в небеса.

– Черт,– Бенетора исчез в сюмпо, уклоняясь от трех потоков пламени, которые, словно живые, устремились к нему.– Я расслабился и допустил ошибку, плохо.

– Не уйдешь!

Десятки потоков пламени били со всех сторон и вскоре Бенетора оказался заперт в клетке из перекрещенных потоков пламени.

– Попался,– Хоноони навел на Бенетору клинок.– Хонокангоку! (Огненная тюрьма).

– Черт,– выдохнул Бенетора. Огненные потоки одновременно сжались вокруг него, порождая мощнейший огненный взрыв. Колонна пламени ударила в небеса, испаряя облака, мощная волна огня вместе в ударной волной прокатилась по скалистому плато, сжигая скалы на сотню метров в радиусе от точки взрыва. Хоноони выставил занпакто, рассекая волну так, чтобы не задело его. В огне вдруг вспухла алая точка, и мимо отпрыгнувшего занпакто пронеслась волна испепеляющего алого света, уничтожившая все то, что из-за блока Хоноони не смог уничтожить огненный взрыв. "Еле успел,– Хоноони оглянулся.– Неужели он жив? Но как?"

– Ох ты ж епсель,– прозвучал искаженный маской голос за его спиной.– А я-то уже думал: все, копыта отброшу.

Хоноони обернулся, нанося мощный рубящий удар, но клинок встретил лишь пустоту. «Этот звук,– Хоноони едва успел парировать мощный рубящий удар спереди.– Это же сонидо!»

Давление исчезло, и ударная волна отбросила занпакто далеко назад. Хоноони пытался стабилизироваться в воздухе, но ничего не выходило. Вот рядом с ним возник Алый Тигр и поднял палец. «Я не успею…»– мелькнуло в мозгу Хоноони. Мгновение спустя алый шарик взорвался потоком света, сметая занпакто далеко в сторону.

Хоноони оказался вколочен в скалу и едва успел парировать страшный по силе удар сверху вниз. Занпакто в его руке окутался оранжево-красной духовной энергией в виде языков пламени, и Хоноони оттолкнул противника назад.

– Что-то ты медленный стал,– искаженный маской голос резанул по ушам, и его противник вдруг исчез. Хоноони ушел в сюмпо, спасая свою жопку, и едва не напоролся на грамотно подставленный клинок.

– Чтоб тебя!– прорычал разозленный занпакто.– Какому-то паршивому Пустому меня не одолеть!

На клинке занпакто стремительно вспухло миниатюрное огненное солнце. Бенетора сощурил желтые глаза с черными склерами и поднял руку, формируя между скрюченными пальцами черное с алым отливом серо.

– Я разделаюсь с тобой одним ударом!– выкрикнул Хоноони, с силой запуская в противника миниатюрное солнце.– Сакеби Хоноони!

– Серо Оскурас,– выдохнул Бенетора.

Широкий луч черного света столкнулся с миниатюрным солнцем. Сдвоенный взрыв невероятной мощи сотряс горное плато Восточного Рукона, наполняя пространство с одной стороны потоками испепеляющего пламени, а с другой– отраженными потоками энергии. Колонна из огня, переплетенного с черной энергией, ударила в небо и на мгновение затмила солнечный свет, разбиваясь во все стороны в виде купола от горизонта до горизонта.

Хоноони опирался на посох, тяжело дыша. Только что он убил своего синигами, и вроде бы должен радоваться окончательной свободе, но почему на душе так пусто?

– Ого, я не ожидал того, что ты вложишь всю свою духовную энергию в эту атаку,– искаженный маской голос за спиной заставил Хоноони подскочить, обнажая сикомизуэ.– Не удивительно, что у тебя получилось отразить мое черное серо.

Мгновение– и страшной силы удар просто прошел сквозь не до конца обнаженный клинок и рассек туловище Хоноони от левого плеча до середины груди. Снова вспышка страшной боли– и клинок синигами в маске Пустого пропорол его живот до позвоночника, вынудив Хоноони рухнуть на колени, роняя обрубки посоха.

– Кана…ме…– прохрипел Хоноони и рухнул вниз. За мгновение до того, как его голова коснулась скалы, тело Хоноони окуталось оранжево-красным светом, и на оплавленную скальную породу с характерным стуком упал деревянный посох. Сикомизуэ в руке Бенеторы рассеялся алыми частичками, которые впитались в палку, лежащую перед ним. Маска на лице засветилась ослепительным белым светом и мгновение спустя исчезла.

– Хорошая была схватка,– довольно улыбнулся Бенетора и наклонился, подбирая посох.– У меня почти не осталось сил. Продержись ты еще секунду, ты бы победил.

Капитан десятого отряда оглянулся в поисках плаща и косоде и понял, что они сгорели в пылу сражения.

– И что мне теперь, щеголять голым торсом по всему Рукону?– с некоторым недовольством подумал вслух Бенетора и исчез в сюмпо.

Глава 24

– Вы что-нибудь нашли, Бьякуя-сама?

Капитан шестого отряда кивнул и погасил свет в архиве.

– Пойдем, Сенбонзакура.

– Да.

Бьякуя Кучики покинул архив шестого отряда и коротко оглянулся на зарубленных им и Сенбонзакурой синигами.

– Брат?– услышал он тихий голос Рукии.– Это вы?

– Рукия,– Бьякуя не стал поворачиваться лицом к сестре.– Не приближайся ко мне, поняла?

– Но почему?– воскликнула Рукия.– Почему вы с занпакто? Зачем?

– Это дело моей гордости,– проговорил капитан Кучики и шагнул вперед, но тут же остановился, глядя на своего лейтенанта.– Уйди с дороги, Абарай.

– Отказываюсь,– Рэндзи обнажил занпакто.– Капитан Кучики, вы арестованы за участие в сговоре занпакто. Пройдемте со мной в тюрьму.

– Глупец,– Бьякуя мгновенно возник рядом со своим лейтенантом и атаковал. Рэндзи парировал, а Забимару набросились на Сенбонзакуру. Рукия пыталась их остановить, она кричала, умоляла, чтобы они прекратили, но все тщетно.

Рэндзи и его занпакто рухнули в глубокую воронку в центре расположения шестого отряда и больше не шевелились. Рукия бросилась к ним на помощь, а Бьякуя и Сендонзакура направились куда-то подальше.

– Эй-эй-эй, и ты их не прикончишь?

Рядом с Бьякуей и Сенбонзакурой возникли остальные мятежные занпакто.

– Удивлен?– Хозукимару забросил санзецукон на плечо.

– Что? А вы что здесь делаете?

– Ну-ну, зачем же так грубо,– Руиирокудзяку прикрыл лицо перьями на рукаве.– Мурамаса-сан попросил нас помочь тебе.

– Не двигаться!– крикнула капитан Сой Фон.– Вы окружены! Сдавайтесь!

Мгновение– и занпакто были взяты в кольцо подоспевшими синигами.

– Похоже, нас окружили,– Руиирокудзяку материализовал катану.

– Йо, давно не виделись, Хозукимару!

Мадараме подмигнул своему занпакто, закинув меч в ножнах на плечо. Несколько мгновений– и здесь появились Юмичика Аясегава, Сюхей Хисаги и Изуру Кира.

– Тц,– сплюнул Хозукимару.– А один на один слабо?

– Ха, а мне нравится,– ухмыльнулся Мадараме.– Продолжим там, где остановились?

Иккаку и Хозукимару исчезли, появляясь на некотором отдалении и вступая в схватку.

– Мне тоже нравится эта идея,– усмехнулся Юмичика и исчез. Руиирокудзяку с усмешкой, идентичной усмешке хозяина направился за ним. Кира кивком пригласил Вабиске следовать за ним и тоже исчез, а на Хисаги напал его собственный занпакто.

– Давай и мы повеселимся, напарник!

– Черт. Коси, Казешини!

Капитан Сой Фон оглянулась и заметила, что все ее подчиненные лежат в отключке.

– Что-то я засмотрелась на них. Итак, вас двое против меня одной?

Неожиданно совсем рядом возник еще один источник духовной силы. Мощное давление чужой энергии заставило занпакто пошатнуться и опало.

– Ну-у, я бы так не сказал,– глубокий звучный голос заставил Горенмару содрогнуться.

– Тьфу ты, Хоноони, напугал!– выдохнул он.– Ну что, теперь вам конец, капитан Сой Фон.

– С чего ты взял?– Хоноони поднял взор жутких пылающих глазниц на Горенмару.– С чего ты, жалкий сопляк, взял, что я сражаюсь на вашей стороне?

– Что ты хочешь этим сказать?– напряглась капитан Сой Фон. Уж она-то очень хорошо знает безбашенного, импульсивного и от этого совершенно непредсказуемого капитана десятого отряда и не удивится, если его занпакто вдруг решит просто прикончить и своих, и ее заодно.

– Ты что…– Горенмару направил на Хоноони свою уменьшенную копию турнирного рыцарского копья.– Стой на месте!

– Да, я избавился от контроля Мурамасы,– Хоноони даже не подумал сбавлять шаг.– Убери железку, мальчишка, уколешься еще.

Горенмару нахмурился и выбросил в Хоноони поток молний… пронзивший пустоту. Хоноони возник рядом с ним и нанес страшный по силе удар посохом в живот, по пути переламывая уменьшенную копию рыцарского турнирного копья. Горенмару резко выдохнул и рухнул на колени, прижимая ладонь к животу и пытаясь откашляться от крови, струйкой стекающей по подбородку. Казалось, в его животе поселился огромный сгусток безжалостного пламени, терзающий внутренности.

Капитан десятого отряда исчез, а на его месте закружился вихрь слегка светящихся розовым лепестков Сенбонзакуры.

– Атакуешь в спину, Бьякуя?– Бенетора снова исчез, играя в прятки с вихрем розовых лепестков, вполне способных пустить его на фарш, стоит ему зазеваться и ослабить Волю.

Капитан Кучики нахмурился и возник рядом с наставником, нанося безжалостный рубящий удар в шею. За мгновение до касания с плотью лепестки собрались в меч, а участок шеи почернел, приобретая глянцевый оттенок. Катана беспомощно лязгнула, и правая рука капитана Кучики оказалась в безжалостном захвате. Правый кулак и половина предплечья Бенеторы почернели, мгновение спустя нанося страшной силы удар в челюсть, но на ее пути возникла стена лепестков, которая, едва остановив удар, сразу ринулась на противника. Бенетора исчез, появляясь на приличном удалении.

– Вы в порядке, Бьякуя-сама?– Сенбонзакура опустился рядом с растирающим правое запястье капитаном Кучики. Бенетора оглянулся на Хоноони, рубящегося с Тенкеном, и снова перевел взгляд на своих противников. Похоже, что Сенбонзакура освободился из-под контроля Мурамасы, но что они тогда оба делают в его команде?

Додумать мысль ему не дали два потока лепестков. Похоже, занпакто и его хозяин решили взять Бенетору в клещи, но у них ничего не вышло. Бенетора возник рядом с Сенбонзакурой и ударил занпакто в живот. Пропитанный Волей кулак отшвырнул Сенбонзакуру далеко вперед, а в спину Бенеторе едва не ударил поток лепестков, заставив капитана спешно сменить дислокацию.

– Хадо тридцать один, шаккахо,– Бенетора отправил огненный шар в противника и снова исчез, уворачиваясь от смертельных объятий вихря лепестков. Черт, как же неудобно сражаться с капитаном Кучики и его занпакто одновременно!

Сюмпо– и Бенетора возник рядом с медленно встающим Сенбонзакурой и поставил между собой и волной розовых лепестков данку. Барьер восемьдесят первого уровня держался молодцом против напора Бьякуи Кучики всего секунду, но этой секунды хватило капитану десятого отряда для того, чтобы немного покалечить Сенбонзакуру и надежно вывести его из строя. А потом его сбило с ног низколетящим телом его собственного занпакто.

– Ты что творишь?– охренел капитан десятого отряда.– Хоноони, какого хера тебя пинают, как мячик?

– Засмотрелся на грудь Сой Фон,– попытался оправдаться Хоноони, слепо нашаривая выпавший из руки посох.

– Да там смотреть-то не на что!– взорвался Бенетора.– Так и скажи, что Тенкен тебе навалял. Следующий раз не будешь силушкой с этим гигантом меряться.

– Банкай, Сенбонзакура Кагейоши.

– Банкай, Кокуджоу Тенкенмео.

– Влипли,– подвели итог Бенетора и его занпакто. Капитан десятого отряда коротко глянул на Хоноони и парировал удар огромного меча Кокуджоу Тенкенмео своим сикомизуэ, едва удерживая страшную мощь банкая капитана седьмого отряда. Мощный поток лепестков накрыл его и закружился, превращаясь в сферу.

– Гокей Сенбонзакура Кагейоши,– капитан Кучики вытянул руку в сторону розового шара из лепестков и сжал кулак. Лепестки устремились в центр шара и взорвались изнутри, а по полю битвы прокатилась мощная волна духовной энергии.

– Испепели, Хоноони,– Бенетора возник перед капитаном Кучики. Бьякуя взмахом руки создал перед собой стену лепестков и едва успел исчезнуть. Стена лепестков не выдержала мощного удара и распалась на две, а режущая волна, порожденная взмахом гибрида меча и секиры, разрезала землю на десятки метров вперед, рассекая все, что попалось ей на пути.

Бенетора возник перед капитаном Кучики и прежде, чем Бьякуя успел что-то предпринять, просто исчез. А на капитана шестого отряда сверху с ужасающей силой и скоростью устремился огромный клинок Кокуджоу Тенкенмео. Капитан десятого отряда возник рядом с головой гиганта в доспехах и замахнулся занпакто, на клинке которого сформировалось миниатюрное солнце:

– Сакеби Хоноони!

Мощный огненный взрыв отшвырнул капитально закопченного гиганта на несколько десятков метров назад, разнося на мелкие камешки половину казарм шестого отряда и часть примыкающих к расположению шестого отряда хозяйственных помещений пятого отряда.

Волна розовых лепестков разбилась об огненную стену, а из стены, в которую Бенетора собрал пламя, образовавшееся во время взрыва Сакеби Хоноони, вырвались несколько огненных потоков и ударили в капитана шестого отряда. Капитану Кучики пришлось изрядно побегать, уходя от мощных огненных потоков, и вскоре он загнал себя в ту же ловушку, в которую несколькими часами ранее попался сам капитан десятого отряда.

– Хонокангоку!

Колонна пламени ударила в небеса, испаряя облака, волна огня вкупе с ударной волной прокатились по земле, уничтожая все в радиусе сотни метров от эпицентра. А в эпицентре, прямо посреди расплавленного камня светился белый шар.

– Шюхей Сенбонзакура Кагейоши: Хакутейкен,– капитан Кучики перестал прикрываться крыльями и рванул на своего противника.

– Зря ты используешь эту технику,– Бенетора без усилий парировал удар белого меча и исчез, уходя от удара световых копий. Капитан десятого отряда появился за спиной коллеги и широким выпадом едва не разрубил его пополам, отбросив Бьякую Кучики на несколько метров назад. Капитан шестого отряда постоянно применял сюмпо, спасаясь от мощных потоков пламени, бьющих во все стороны.

– Ты потратил большую часть духовной энергии на отражение моего удара,– гибрид секиры и меча ударил сверху вниз. Бьякуя Кучики едва удержал удар и сумел отвести его в сторону, а в лицо тут же отправился наконечник копья. «Что?»– удивился капитан Кучики и зашипел: рана, оставленная одной из острых граней копья, оказалась неожиданно болезненной.

– И сколько же ты еще протянешь, а?– Бенетора уклонился от выпада сияющего белого меча и мощным рубящим ударом срезал половину левого крыла, переводя удар в ногу. Капитан Кучики отпрыгнул в сторону и припал на левое колено: икра оказалась рассечена до половины, кровь ручьем стекала по ноге и капала вниз, на землю.

Бенетора и не думал щадить раненого противника, появляясь перед ним. Мощный колющий выпад напоролся на плашмя выставленный клинок, нога капитана десятого отряда почернела от подошвы до колена и со страшной силой обрушилась на челюсть Бьякуи, бросая его на колени. Бенетора перехватил занпакто для колющего удара сверху вниз.

Удар был остановлен плашмя выставленной катаной. Нет, не остановлен, а лишь слегка замедлен: катана не выдержала напора и сломалась, а объятый пламенем клинок с хрустом пошел в живот Сенбонзакуры, с легкостью разрезая доспех. Бенетора чуть нахмурился и сделал движение кистью, поднимая занпакто так, что мощный клинок рассек грудь и левую ключицу совсем рядом с шеей. Поток крови, вырванный клинком из тела Сенбонзакуры, брызнул на лицо капитану шестого отряда. Бенетора мгновенно провернулся вокруг своей оси и в движении рассек Сенбонзакуру пополам от правого плеча до левого края поясницы. Капитан Кучики рванул вперед и тоже оказался рассечен от плеча до пояса, к его счастью, удар пришелся лишь кончиком меча и рассек его тело лишь до половины.

Три бесформенных куска плоти, еще секунду назад бывшие занпакто капитана шестого отряда, свалились вниз и, за мгновение до касания с землей, превратились в расколотую на три почти равные части катану. И рядом с ними, с задержкой в полсекунды, упал стремительно теряющий сознание капитан Кучики.

– И это все, на что способен мой лучший ученик,– Бенетора спустился с небес на землю, вкладывая сикомизуэ в посох.

– Твой ученик?– Хоноони безразлично взглянул на Бьякую Кучики, под которым медленно расплывалась лужа крови.– Он сражался не в полную силу.

– Да, я знаю,– Бенетора коротко оглянулся на бессознательного капитана Кучики.– Интересно только: почему? Какие цели он преследует? Не понимаю, и это начинает меня злить.

Хоноони коротко оглянулся на бросившегося на Бенетору Вабиске и, обнажив сикомизуэ, без лишних слов и движений рассек его пополам.

– Пора нам уходить отсюда… ты только посмотри на это! Никак это Конджики Ашисоги Джизо?

Хоноони задумчиво взглянул на огромную гусеницу с лицом младенца и металлическим обручем над головой.

– Сейчас ка-ак дыхнет,– Хоноони глянул на своего синигами.– Валим отсюда?

– Ага, нам тут нечего делать,– Бенетора исчез в сюмпо на полсекунды раньше своего занпакто, а через три секунды все поле битвы накрыло грязно-фиолетовым ядовитым паром.

Глава 25

Капитан двенадцатого отряда Маюри Куротсучи отмахнулся от четвертого офицера Киры, как от надоедливой мухи.

– Ты мне надоел! Если я сумею восстановить твой занпакто, я передам его в десятый отряд, а сейчас– убирайся! Нему.

– Да, Маюри-сама,– Нему решительно шагнула к Кире. Ее правое предплечье завертелось вокруг своей оси со скоростью не менее пары тысяч оборотов в минуту, грозя превратить все, с чем соприкоснется, в мелкую щепу, пыль, обрывки тканей или фарш.

Кира решил не испытывать себя на прочность и быстро слинял. У выхода из лаборатории спину прострелила острая боль, и четвертый офицер едва не рухнул на колени. Косоде на спине потемнел по линии раны, нанесенной ему Вабиске несколько дней назад.

– Ты в норме?– голос капитана десятого отряда заставил его подпрыгнуть. Кира резко обернулся и увидел Бенетору, прислонившегося спиной к стене лаборатории.

– За исключением того, что меня едва не зарубил свой же занпакто, а так же того, что сейчас он утерян, да, в норме,– Кира отвел взгляд, глядя куда-то вдаль.

– Все еще дуешься на меня, да?– усмехнулся Бенетора.– Ладно, зайду я к этому синеголовому, поговорю с ним.

Капитан Куротсучи не был рад капитану Бенеторе. Капитан Куротсучи вообще ни кому не бывает рад, когда его отвлекают от дел. А в делах он всегда.

– Чего тебе, чертов дуболом?– гениальный ученый скосился на визитера.

– Когда ты сможешь починить занпакто?

– Не мешай мне работать. Чем меньше ты мне мешаешь, тем быстрее я его починю, а теперь проваливай.

Бенетора пожал плечами и покинул лабораторию. Спорить с Маюри совершенно бесполезно.

К этому времени Кира уже исчез. Капитан десятого отряда чуть прикрыл глаза в поисках духовной энергии капитана Кучики. Он по прежнему в госпитале четвертого отряда, капитан Унохана довольно долго боролась за его жизнь, и теперь капитан Кучики шестой день как вышел из комы.

– Хреново,– Бенетора чуть нахмурился: недавно в Сообществе Душ появился Куросаки и развил бурную деятельность по поиску главнокомандующего. Не понимают они, что сейчас по-настоящему важно.

– Что ж,– глубокий голос Хоноони, пронзающий пространство и заставляющий трепетать в ужасе слабые души, ни с чем не спутать.– Логово занпакто, я нашел его.

– Нашел? Ты что, не бывал там?

– Я по натуре не слишком общительный,– усмехнулся Хоноони.– Ты, насколько я знаю, тоже предпочитаешь избегать шумных сборищ.

– Ну и? Много кто там остался?

– Хайнеко, Тобиуме, и Тенкен, остальные либо уничтожены, либо вернулись к своим хозяевам. Так как там нет Катен Кьекоцу, Миназуки и Согье но Котовари, я решил, что они держат печать Ямамото Генрюсая.

– Хм, три сильнейших занпакто Сообщества Душ после занпакто командира, не мудрено,– Бенетора чуть прищурил глаза.– Чего ты так смотришь на меня, Хоноони?

– Ты хочешь сказать, что я слабее их?– прорычал его занпакто.

– Расслабься и сбрось пар,– поднял руку Бенетора.– Эта тройка капитанов очень сильна, каждый из них старше меня как минимум впятеро. И вообще, нам нужно поквитаться с Мурамасой и разобраться с Когой, ты ведь не против?

– Я только за,– усмехнулся Хоноони и растворился роем оранжево-красных духовных частиц и впитался в душу Бенеторы.

Капитан десятого отряда повернул голову в сторону группы капитанов и Куросаки, отправившихся на поиски командира. «Что-то здесь не так,– думал он.– Мурамаса может подчинить любой занпакто, вне зависимости от его силы. Тогда почему он не подчинил занпакто командира, а запечатал его? Или же… это командир запечатал себя, чтобы не дать Мурамасе самый могущественный занпакто? Твою дивизию…»

Бенетора хотел исчезнуть в сюмпо, отправляясь в погоню, но за его спиной возникла капитан Унохана и вежливо откашлялась. Канаме тут же замер, обливаясь потом: самый жуткий капитан всея Готей-13 вводил в ступор даже его. Особенно эта вечная улыбочка, пробирающая до костей.

– Д-д-да, к-капитан Унохана?

– Капитан Кучики-сан хочет поговорить с вами, капитан Бенетора-сан.

И улыбочка, которая сразу дала понять, что если Бенетора не отправится к Кучики своим ходом, ему придется ТУГО. Именно так, только большими буквами. Вздохнув, Бенетора посюмповал вслед за капитаном четвертого отряда.

– Вы, верно, долго думали о том, почему я дал вам уничтожить мой занпакто?– без предисловий начал капитан Кучики.– Я отвечу: чтобы защитить мою гордость. Я знал, что никогда не выстою против вас, Бенетора-сан. И поэтому я хочу отдать свою месть вам. Дед мне рассказал, что более века назад вы поклялись отомстить Коге Кучики и пронести свою месть даже сквозь века.

– Да, я прекрасно помню эту клятву,– на лице капитана десятого отряда вздулись и опали желваки.

– Я узнал, что Кога запечатан близ Каракуры, и что Мурамаса сегодня отправится туда. Чтобы освободить своего хозяина… и я хотел попросить вас убить Когу Кучики. Во имя гордости моего клана, он не должен жить.

– Хорошо,– Бенетора поднялся.– А теперь отдыхай. Я вычеркну его и его занпакто из будущего, обещаю.

И исчез в сюмпо, стремясь нагнать капитанов, но он потерял след. Тогда Бенетора попробовал связаться с ними с помощью кидо, но не преуспел: похоже, капитаны скрылись глубоко под землей. А это значит, что они…

– Твою налево!– выругался Бенетора и стремительно посюмповал в сторону пещерного лабиринта. И как он сразу не догадался?

Но не успел. За несколько сот метров до места назначения земля вдруг взорвалась изнутри колонной пламени и запечатала капитанов и Куросаки внутри.

– Черт,– выругался Бенетора и лицом к лицу столкнулся с Мурамасой. Занпакто Коги Кучики материализовал меч.

– Не дергайся,– Хоноони возник справа от Бенеторы.– Мы просто хотим повидаться с Когой-саном. Между нами есть один незаконченный разговор.

– Что ж,– Мурамаса дематериализовал катану.– Тогда попрошу открыть мне Врата Миров. Мы отправляемся в Каракуру.

Бенетора слегка усмехнулся и выполнил просьбу, направляясь по Разделителю Миров к пункту назначения. За короткую дорогу Мурамаса несколько раз спотыкался, теряя контроль над материальной оболочкой, а один раз едва не потерял сознание.

В мире людей им пришлось столкнуться с группой Куросаки: Чад, Исида и Иноуэ. Хоноони разобрался с ними быстро и аккуратно, только Исида успел его атаковать, за что получил чуть больнее, чем остальные. Далее Бенетора отнес три бессознательных тела подальше и вернулся. К этому времени Мурамаса уже освободил Когу. И получил обломком занпакто в живот.

– Жалкое зрелище,– проговорил Бенетора.– Давно не виделись, третий офицер шестого отряда Кога Кучики… нет, просто Кога. Без фамилии и звания, всего лишь предатель.

– Бенетора?– Кога сделал несколько неуверенных шагов, заново привыкая ходить после длительного заточения.

– Для тебя я– капитан десятого отряда, командир отряда специального назначения Канаме Бенетора-сан,– капитан десятого отряда словно стал выше и раздался в плечах, а воздух резко потяжелел и уплотнился от чудовищной духовной энергии, выпущенной им на свободу.– И я пришел чтобы тебя убить. Думаю, ты знаешь за что.

Кога коротко глянул за спину Бенеторе.

– А кто эта девчонка с лейтенантским шевроном? Неужели такие слабачки становятся лейтенантами, а такие слабаки– капитанами? Много воды утекло, капитан десятого отряда, командир отряда специального назначения Канаме Бенетора-сан,– передразнил его Кога.– Ты даже не знаешь, что тогда произошло!

– Очень хорошо знаю,– ответил Бенетора, даже не моргнув глазом на открытое оскорбление, за которое многие до Коги лишились жизни.– Рукия, назад!

– Но Канаме, он опасен!– воскликнула Рукия.– Гинрей-сама мне про него рассказывал! Он…

– Он всего лишь сопляк, опьяневший от собственной силы,– Бенетора повернулся к Рукии.– Но при этом он очень силен. Уходи, Рукия, и огради это место барьером. Если мы начнем сражаться, то волна духовной энергии может уничтожить много душ.

Рукия тут же выхватила мобильник и заорала в трубку:

– Город Каракура по моему пеленгу барьер радиусом в тысячу кен! И снимите ограничение с капитана десятого отряда Канаме Бенеторы!

– Не стоит, Рукия,– Бенетора коротко глянул на оппонента.– Я прошел в мир живых самовольно, и ограничения на мне нет. Что такое, Кога? Ты даже не попытался меня атаковать, пока я разговаривал. Хотя у тебя все равно бы ничего не вышло.

В ответ Кога расхохотался:

– Как будто мне нужно выбирать удобный момент, чтобы одолеть тебя!

– Ты меня не слышал? У тебя все равно бы ничего не получилось. Восстанавливай свой занпакто, больше Хоноони не попадет под контроль Мурамасы. Теперь тебе придется сражаться своей собственной силой, а не прятаться за спиной своего занпакто.

– Что ты сказал?– Кога оглянулся на окровавленную катану.– Восстановить занпакто? Ха, смешно! Занпакто– всего лишь инструмент, и когда инструмент ломается, можно взять новый.

– Занпакто всего лишь инструмент?– повторил Бенетора.– Ты посмел назвать своего товарища, чью силу ты используешь, инструментом? Я презираю таких, как ты.

– Использую его силу? Слова слабака! Я всегда сражался, используя свою собственную силу! И я тебе это сейчас докажу.

Кога схватил одну из усиленных алебард-печатей и нанес мощный рубящий удар. Удлиненный до сходства с мечом верхний зубец столкнулся с деревянным посохом и слегка прошелся по нему, высекая искры.

– По-прежнему сражаешься своей палкой, да?– Кога обрушил на Бенетору град ударов.– Неужели ты думаешь, что какой-то палкой сможешь меня победить? Давай, доставай свой занпакто, трус! Ты боишься сражаться самостоятельно!

– Какой-то палкой?– Бенетора вдруг исчез, появляясь за Когой и в развороте нанося страшный по силе удар. Кога едва успел блокировать, с удивлением отмечая, что простой деревянный посох длиной полтора метра вдруг давит с такой ужасающей силой! «Как он сумел подкрасться ко мне?– лихорадочно соображал Кога, уходя в защиту.– Как он обманул мою Волю?»

– Что такое?– голос Бенеторы за спиной заставил его вздрогнуть и отпрыгнуть.– Ты теряешь концентрацию, Кога. Должно быть, ты задаешься вопросом, как это я сумел подкрасться к тебе. Все очень просто: твоя Воля– ничто в сравнении с моей.

– Что? Да ты просто слабак!– Кога расхохотался, и алебарда в его руке стремительно почернела.– Ты всегда был слабее меня! Ты всегда сражался за моей спиной! Ты… что?

Бенетора нанес мощный встречный удар. Черный блестящий клинок столкнулся с таким же черным блестящим посохом и переломился пополам, в грудь Коге, без усилий ломая древко алебарды, врезалась стопа почерневшей до середины голени ноги и отшвырнула его назад.

– Я всегда сражался позади тебя потому, что я, в отличие от тебя, никогда не выпячивал свою силу,– проговорил Бенетора.– Именно поэтому ты ничего не знаешь о моем занпакто. Я всегда чувствовал, что ты однажды сорвешься и начнешь творить зло, и Гинрей-доно лишь подтвердил мои предчувствия. Кроме того, неужели ты полагал, что столько лет я стоял на месте?

– Да чтоб тебя,– Кога схватил еще одну алебарду и высвободил свою духовную энергию. Мощный поток сиренево-синего света ударил во все стороны, алебарда вспыхнула и Кога рванул вперед, нанося мощный удар.

Бенетора не стал парировать, он просто уклонился и подсек посохом ногу противника. Кога в последний момент заметил коварный удар и сделал кувырок вперед, вставая на свободную левую руку и отталкиваясь ею от земли.

– Вот видишь? Можешь, когда захочешь,– похвалил противника Канаме.– Ты так хотел видеть мой занпакто? Попробуй выбить его из меня. Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

– Не смешно!– Кога одним круговым движением рассек приближающееся к нему кидо и бросился вперед. Мощный удар в середину посоха отбросил капитана десятого отряда назад и, не успел Бенетора стабилизироваться в воздухе, как Кога ударил сверху, вбивая Канаме в землю. Мгновение– и из облака поднятой пыли в Когу полетел поток синего огня, переплетенный с молниями.

– Бакудо восемьдесят один, данку,– среагировал Кога и едва успел блокировать рубящий удар клинка, направленный ему в шею.– Черт, ты еще не сдох? А-а-а, так вот оно что. Это не посох, а сикомизуэ.

– Тебе от этого легче не станет,– Бенетора влил в удар поток духовной энергии и отшвырнул Когу далеко назад.– Я даже благодарен тебе, Кога. Признаюсь, что я устал более ста лет рубить слабаков, а благодаря Мурамасе и тебе я могу как следует размяться. Тренировки с Кенпачи– это не то. Но ты запятнал честь клана Кучики, ты убил моих людей, и я поклялся отомстить. Я пообещал главе клана Кучики, что уничтожу тебя и очищу честь клана. Зря ты отказался от своего занпакто, потому что без силы Мурамасы тебе меня не победить.

– Силы Мурамасы? Может, ты хотел сказать: моей силы? Ха!

Кога вытянул раскрытую ладонь, направляя ее в грудь Бенеторы. Волна духовной энергии прошла сквозь капитана, и Бенетора понял, что не может пошевелиться.

– Сдохни ты уже наконец!– Кога возник перед ним, занося алебарду.

– Хрен тебе,– усмехнулся Бенетора и высвободил мощную волну духовной энергии. Когу отбросил на шаг назад, и синигами еще больше разорвал дистанцию. И очень вовремя: все пространство в радиусе нескольких метров от его оппонента поглотил вихрь огня, сжигая невидимые путы.

Рукия охнула, прикрывая лицо рукавом. Даже здесь, в двухстах метрах от места схватки стало очень жарко. Рукия разорвала дистанцию, отходя еще на полсотни метров назад, туда, где жар уже не мог опалить ей брови и ресницы.

Бенетора усмехнулся и рванул вперед, на донельзя удивленного противника.

– Испепели, Хоноони!

Рукия увидела, как Бенетора завалился вперед, а за его спиной возник Кога, заносящий алебарду.

– Берегись!– крикнула девушка, понимая, что ее не услышат. Кога ухмыльнулся, предвкушая кровь противника, и его алебарда столкнулась с секирой, верхние половины которой слились в мечевидный клинок. Мгновение– и острие копья, переходящее в небольшой металлический шар, устремилось ему под ребра. Кога едва успел разорвать дистанцию и уйти от жесткого колющего выпада, но это было не все: со всех сторон по нему ударили потоки огня, каждый при попадании не оставил бы от него и пепла.

– Черт!– Кога едва уклонился от шести потоков и два сумел рассечь, после чего его оружие не выдержало третьего потока и расплавилось.

– Твой гипноз подходит против слабаков, не владеющих Волей,– услышал он голос Бенеторы.– Да, я вижу и слышу не то, что есть в действительности, но у меня есть враг, способный управлять моими чувствами. И он намного сильнее тебя, Кога. Полагаясь только на гипнотические способности, тебе меня не победить.

– Конгобаку!– выкрикнул Кога, отправляя в противника стремительно растущий в полете огненный шар. Пока Канаме распинался, он успел подобрать еще одну алебарду и вернуться на исходную.

Бенетора в ответ рубанул видоизмененной секирой. Режущая волна рассекла шар на полпути, вызвав огненный взрыв. Кога едва успел отразить режущую волну ударом своего оружия, а секунду спустя из облака огня в него устремился сокацуй. Кога уклонился и вытянул в сторону противника алебарду:

– Гаки Рэкко!

Бенетора усмехнулся и взмахом руки поставил данку. Зеленые лучи разбивались о мощный барьер, а Кога почувствовал спиной жар. Взгляд наверх– и зрачки расширились, увидев стремительно приближающееся к нему миниатюрное солнце.

– Сакеби Хоноони,– проговорил Бенетора. Минисолнце ударило Когу в грудь и швырнуло вниз, но взорвалось только тогда, когда тело Коги коснулось земли.

– Кога!– закричал Мурамаса и со стоном рухнул, борясь за контроль над своим разумом. Пустые внутри него, почувствовав слабость сосуда, враз ополчились против Мурамасы.

Бенетора опустился на край дымящейся воронки. Обгоревший до неузнаваемости Кога хрипел, опираясь на тлеющее древко и оплавленный кусок металла, оставшиеся от алебарды. Мгновение– и капитан десятого отряда оказался рядом с Когой и мощным пинком раздробил ему челюсть, опрокидывая на спину.

– Это тебе за то, что ты запятнал честь клана Кучики и Гинрея-доно.

Занпакто в руке Бенеторы перевернулся, и наконечник копья вошел в Сон Души Коги. Духовная энергия рекой устремилась по древку к руке Бенеторы и по пути следования превращалась из сиренево-синей в оранжево-красную, впитываясь в душу капитана десятого отряда. Кога страшно закричал, пытаясь вырваться, но чем сильнее он сопротивлялся, тем больше сил терял. Страшная слабость сковала все его тело, и он смог только беспомощно царапать пальцами землю, не в силах одолеть стальную волю Бенеторы.

– А это тебе за моих людей,– Бенетора высосал из тела Коги последние капли духовной энергии и выдернул наконечник.

– Будь… ты… проклят…– прохрипел Кога. Мощный клинок занпакто прошел сквозь его тело, рассекая одного синигами на двоих, но немного поменьше. Бенетора прислушался к себе: новая сила прижилась безупречно. Все же он прав в своей теории, что чем сильнее он наваляет своему противнику, тем легче его сила сливается с собственной силой Бенеторы, а если довести его до грани жизни и смерти– и вообще никаких проблем. В любом случае он поглощает ровно четверть всех тех сил, которыми обладал его противник.

– Спасибо, Кога,– кивнул Бенетора мертвому телу, рассеченному пополам.– Ты помог мне понять важную вещь.

Глава 26

После той битвы в мире живых занпакто на время исчезли, отдав всю свою силу Бьякуе Кучики и его занпакто Сенбонзакуре, которые взялись запечатывать Гарганту.

Ичиго Куросаки был принудительно (в бессознательном состоянии) транспортирован в Сообщество Душ. По поводу этого Бенетора довольно долго спорил с Урахарой и главнокомандующим Ямамото. Через четыре часа споров, едва не дошедших до избиения одного всем хорошо знакомого капитана, старик Ямамото и неуемный торгаш все же приняли условия Бенеторы и то, что Куросаки, как и он, природный вайзард.

И вот, временный синигами Ичиго Куросаки стоит перед капитаном десятого отряда и мрачно смотрит по сторонам. Временному синигами ОЧЕНЬ не понравились два факта: его нагло вырубили кулаком в лицо и его без согласия пострадавшей физиономии отправили в Сообщество Душ на неопределенный срок.

– Ну чего ты тут негатив распространяешь?– Бенетора поднялся из рабочего кресла.– Падай в кресло, нам нужно поговорить. Хитсугая!

– Капитан?

– Сообрази на троих и присаживайся.

– Саке или самогон? А может, русской водки?

– Водки,– однозначно решил Бенетора. Лет пять назад его отправили в командировку в Россию, где он пересекся с тамошними синигами, которые называли себя Жнецами, поговорил, выпил, и с тех пор закупается у них водкой и соленьями.

– А что это такое?– насторожился Куросаки.– Это что?

– Это рюмки,– пояснил Бенетора.– Это– графин, а в графине, как ты понял, водка. Ты саке пил? Так вот, водка– это холодное крепкое и гораздо более удобоваримое саке. Не пил? Ну вот и попробуешь.

– Привыкай, теперешний твой капитан тот еще алкоголик,– буркнул Хитсугая, чья натура целиком и полностью возражала против пьянок.

– Алкоголик пьет для того, чтобы унять ломку,– отрезал Бенетора.– А настоящие мужики пьют для того, чтобы обмыть хорошее дело или принять важное решение. Хотя что с тебя взять, сто с лишним лет, а выглядишь и ведешь себя как пацан.

Больше Ичиго Куросаки ничего не помнил о том вечере. Помнил только, что они говорили о чем-то важном всю ночь, а больше– ничего. Только страшная головная боль и мерзостное ощущение во рту напоминали о удавшейся пьянке. Кажется, их потом кто-то разогнал, но кто? И вроде как Бенетора, совершено трезвый несмотря на три литра выпитой им водки, пошел разбираться. И пустота.

Попытка оторвать голову от горизонтальной поверхности отозвалась вспышкой боли, но Куросаки был упрям, и минут через десять уже хлебал мясной бульон– что-то более твердое его желудок отказывался принимать напрочь. А потом появились его благодетели, его спасители. Близняшки Хиери не могли смотреть на страдающего парня и притащили ему пару литров рассола из личных запасов капитана.

Выплюнув лавровый лист, Куросаки вдруг отметил, что солнце поднялось довольно высоко, погода прекрасная, а голова не норовит разорваться от боли. Близняшки исчезли, а Куросаки пошел гулять по расположению десятого отряда. Как он понял, сюда временный синигами попал надолго.

Первое, что он увидел на выходе из столовой– огромная, теряющаяся за горизонтом полоса препятствий, стонущих синигами на ней и капитана Бенетору, командный рык которого заставлял их с утроенным рвением бегать по полосе.

– Живой?– спросил Бенетора подходящего к нему со спины Куросаки.– Ну что, Куросаки, теперь ты в десятом отряде. Я вчера объяснил тебе, что к чему, но сейчас ты ничего не помнишь.

– Ага,– только и сказал опешивший от напора Куросаки.

– Короче, назревает война с Айдзеном, ты– вайзард, и будешь тренироваться под моим неусыпным контролем, понял?

– А с чего бы мне тренироваться?– насупился Куросаки.– Я же…

– Ты просто слабак с завышенной самооценкой,– обломал его Бенетора.– В моем отряде как минимум четверо, не считая меня, размажут тебя по стенке вместе с твоим сопливым банкаем, при этом трое из них еще не вышли на уровень банкай.

– Что?– озлился Куросаки, доставая из-за спины свой тесак.– Ты поплатишься за свои слова!

– Ну попробуй,– усмехнулся Бенетора.– Четвертый офицер Кира, присмотрите за личным составом, чтобы эти бараны не ленились, пока я этого сопляка воспитывать буду.

– Есть,– слегка поклонился Кира и медленно подошел к полосе препятствий.– Шевелите булками, ленивые крысы!

Куросаки напал на Бенетору, с яростными воплями стремясь разрубить его пополам, но чем сильнее и резче он махал тесаком, тем ленивее уклонялся от его ударов капитан десятого отряда.

– Ты даже попасть по мне не можешь, и так ты заставишь меня заплатить?– усмехнулся Бенетора своей любимой усмешкой, мгновенно доводя временного синигами до точки кипения.

– Банкай, Тенса Зангетсу! Гетсуга… ах-р-р-р…

Кулак капитана десятого отряда с силой врезался в морду лица временного синигами, отбрасывая его на несколько метров назад.

– И этот человек одолел капитана Кучики?– фыркнул Хитсугая.– Да ты даже капитана ударить не можешь!

– Бьякую одолел не он,– Бенетора вытянул палец.– А он.

Ичиго захохотал и поднял голову, демонстрируя растущую маску и желтые глаза с черными склерами, и бросился на Бенетору. Хитсугая отнесся к зрелищу пустификации вполне спокойно, то есть, вообще никак.

– Что ты о себе возомнил, синигами? Я тебя по стен… кха…

Бенетора возник рядом с ним и из сюмпо нанес удар посохом в живот, остановив рывок Куросаки и отшвырнув его далеко назад.

– Выбирай себе противника по силенкам, малыш,– Бенетора возник рядом с поднимающимся Пустым, постепенно захватывающим тело Ичиго, и ногой придавил его лопатки к земле. Точный удар посоха сколол маску, глаза приобрели вполне человеческую расцветку и осмысленное выражение.

– Теперь до тебя дошло?– Бенетора рывком поднял Куросаки на ноги.– А теперь подбирай свой ножичек и следуй за мной. Лейтенант Хитсугая, я вернусь к вечеру, и приготовьте звено медиков.

– Сделаем.

Куросаки напрягся, но продолжил следовать за Бенеторой. Капитан десятого отряда просюмповал через половину Рукона и остановился на уже знакомом оплавленном плато.

– Что здесь произошло?– Куросаки, похоже, был впечатлен и неровно застывшей лужей камня в кратере, и обожженными, изрубленными и разбитыми скалами, и вообще атмосферой этого места.

– Здесь я сразился со своим занпакто, чтобы обрести банкай,– пояснил Бенетора.– Здесь же я вернул рассудок Хоноони путем выбивания из него дерьма. Здесь мы проведем сегодняшний день и ближайшее время.

– И что мы будем делать?– осторожно спросил Куросаки.

– Здесь я буду тебя тренировать,– Бенетора сбросил с плеч хаори и косоде.– Для начала у тебя занпакто постоянно находится в шикае. Это очень плохо. Тебе нужно запечатать его.

– Почему это плохо?

– Потому что занпакто в шикае свидетельствует о крайней нестабильности твоей духовной силы,– проговорил Бенетора.– Поэтому первое, что ты сделаешь– это запечатаешь свой занпакто.

– Но ведь от моего занпакто осталась только рукоять…

– А второе, что ты сделаешь– восстановишь свой занпакто,– отрезал Бенетора.– И уменьшишь его до размеров катаны.

– Но как это сделать?

– Обратить к своему занпакто, он тебе подскажет.

Куросаки думал недолго и снова подал голос:

– Разве нельзя было сделать это в Сейретей?

Бенетора нехорошо так ухмыльнулся:

– А я буду наблюдать. За каждый час потерянного времени тебе придется отразить три моих атаки. Отразишь– выживешь, не отразишь… вон, туда посмотри.

Кончик посоха указал на идеально ровную борозду, протянувшуюся на сотню метров вперед и на метров пять вглубь.

Куросаки сглотнул и погрузился во внутренний мир. Бенетора наблюдал за его медитацией, попутно упражняясь в кидо.

Ичиго открыл глаза во внутреннем мире. Зангетсу привычно стоял на флигеле и взирал на него.

– Что ты здесь ищешь, Ичиго?

Куросаки стиснул зубы.

– Я хочу стать сильнее. Как думаешь, я могу верить этому капитану?

– Можешь. Он хочет сделать тебя сильнее, Ичиго. Что он сказал тебе сделать?

– Он… он сказал, что я должен научиться правильно запечатывать занпакто. Почему ты мне никогда не говорил об этом?

Зангетсу исчез и возник рядом с Ичиго.

– Ты не был готов к этому. А сейчас ты готов. Я расскажу тебе, как запечатать занпакто, но это будет непросто…

Бенетора зевнул и оглянулся на Куросаки. Он уже три с половиной часа беседовал со своим занпакто, а тесак у него на коленях время от времени вздрагивал и подергивался рябью.

– Кажется, у него получается,– усмехнулся Хоноони, возникая рядом.– Не хочешь поставить вокруг него барьер и как следует повеселиться?

– Спрашиваешь,– улыбнулся Бенетора, устанавливая вокруг Куросаки барьер.– Только отойдем подальше.

Ичиго вернулся в Сейрейтей только к вечеру и тут же вскочил: вокруг него бушевало пламя. Секунда– и временный синигами рассмотрел вокруг себя барьер, препятствующий пламени проникать, а где-то вдали бушевала битва, гремели взрывы, ревело пламя. а потом все вдруг стихло, и пламя вокруг него вдруг взвилось и устремилось куда-то вдаль. Спустя несколько секунд Ичиго сумел рассмотреть, как потоки пламени впитываются в странное оружие в руке капитана десятого отряда, но рассмотреть его внимательнее Куросаки не успел. Странного вида оружие вдруг засветилось оранжево-красным светом и превратилось в сикомизуэ, вошедший в посох.

– Вижу, у тебя получилось,– голос раздался совсем рядом, и Ичиго увидел, как силуэт с посохом в трехстах метрах медленно рассеялся в воздухе.

– Что это было?– удивился Ичиго, уже видевший подобную технику.

– Это одна из техник сюмпо, цикада,– пояснил Бенетора, снимая барьер.– М-де, немного осталось от твоего занпакто, восстановить будет тяжело. Теперь смотри. Вот рукоять, здесь навершие, хорошо, что оно уцелело. Так, а теперь представь свой меч, каким он у тебя был. Вспомни его, длину и изгиб клинка, каждую черточку образа. Вспомни гарду и узор на ней. Смотри на рукоять и мысленно продлевай ее, наполняй образ своей энергией и сжимай ее, продолжая вливать энергию.

Куросаки честно старался вспомнить, но выходило плохо. Бенетора слегка усмехнулся. Похоже, его ученик оказался безнадежен… что?

Ичиго с немалым трудом заставлял энергию оставаться в заданной им форме и сжиматься. Бенетора несколько минут наблюдал за его мучениями и решил дать еще одну подсказку:

– Попробуй восстанавливать, начиная с рукояти и гарды.

Куросаки обжег капитана не слишком приязненным взглядом и последовал совету. К его немалому удивлению, из окружающего пространства начали прилетать духовные частицы и ложиться на обломок рукояти, восстанавливая и продолжая ее до гарды. Медленно, очень медленно его занпакто восстанавливался, и через полчаса гарда была готова.

– Теперь самое сложное: клинок,– проговорил капитан.– Действуй.

Против слов капитана, здесь дело пошло гораздо легче. С каждым миллиметром клинок рос все быстрее и быстрее, и через час восстановился полностью.

– Неплохо, а ты не так уж и безнадежен. Теперь уменьши его до размеров катаны, и на сегодня можно считать занятие законченным. И учти: ты не уйдешь отсюда, пока не закончишь.

– Что мне стоит просто зарубить тебя?– Куросаки ударил мечом в человеческий рост. Бенетора усмехнулся и зажал клинок между пальцами левой руки.

– Что?– Куросаки дернул клинок, но меч не поддался, словно Ичиго пытался сдвинуть с места гору.

– Что такое?– Бенетора чуть сжал пальцы и отбросил клинок.– Таким большим, тупым и неповоротливым занпакто ты никогда меня не достанешь.

Бенетора повернулся спиной к Куросаки и подошел к краю оплавленной борозды, глядя куда-то вдаль.

– Действуй,– услышал Куросаки его голос, после чего капитан десятого отряда сел на колени, любуясь закатом. Ичиго же положил занпакто на колени и попробовал его уменьшить, мысленно сжимая его. Занпакто послушно уменьшался, но, стоило Ичиго ослабить контроль, как он тут же, словно насмехаясь, возвращался в прежнюю форму.

– Твоя ошибка в том, что ты сжимаешь структуру,– донесся до его ушей голос капитана десятого отряда.– Попробуй перебрать ее полностью, перестроить на более плотную, более сжатую и более компактную.

Куросаки фыркнул, но все же последовал совету, пытаясь рассмотреть, как в его занпакто расположены духовные частицы. Сначала он попробовал просто стирать внешнюю часть структуры, но занпакто потом самостоятельно достраивался до прежнего размера.

Может, через сотню попыток, может, через двести, Куросаки наконец нашел подходящий выход. Перестройка протекала долго и нудно, но в конце концов она закончилась. И только сейчас Куросаки обнаружил, что солнце полностью село.

– Готов?– Бенетора, как оказалось, все продолжал сидеть и смотреть вдаль.– А теперь за мной.

Глава 27

«Добро пожаловать в Ад»– вот такую табличку, по мнению Куросаки, стоило повесить над главным входом в расположение десятого отряда. Шесть часов по полосе препятствий. Шесть часов Ада из мук, боли и унижений. Шесть часов, разрушившие его веру в себя и собственные силы.

– Чего разлегся?– рыкнул этот монстр, этот дьявол во плоти, этот ублюдок, забравший у него Рукию… и вспышка боли в области ребер. Бенетора без лишних слов всадил ногу ему под ребра и вздернул за шиворот для того, чтобы мощным броском отправить его на полосу препятствий. Куросаки едва успел уклониться от двух свистнувших над головой лезвий, которые, двигаясь наподобие ножниц, чуть не отстригла ему голову.

– Для тебя еще два часа!

Два часа! Куросаки рыбкой бросился вперед, уходя от мощного взрыва сокацуя, и едва не напоролся на два клинка, которыми были вооружены фантомы. Это не полоса препятствий, это полоса на выживание!

Бенетора с ухмылкой наблюдал за мечущимся по полосе учеником. О да, он постарается, чтобы Куросаки проклинал тот день, когда Рукия дала ему свои силы! Вчера вечером, сразу после тренировки, Куросаки отправился к Рукии и застукал ее с ним, Бенеторой. От верной смерти рыжего наглеца спасло лишь присутствие Рукии. Если бы не она, Бенетора наплевал бы на приказ главнокомандующего и снес башку рыжему синигами.

Теперь он чувствует жажду крови, исходящую от временного синигами и дыхание смерти от его занпакто. Куросаки не просто хочет– он мечтает, жаждет его убить! И эта жажда смерти ему, Бенеторе, нравится. Если сопляк переживет полосу препятствий и подчинение Пустого, тогда он, Канаме, возьмется за него всерьез, и эти занятия покажутся этому недосинигами райскими кручами.

Два километра триста сорок один метр– и закопченное тело временного синигами весьма неприветливо встретилось с землей. Специально для Ичиго Бенетора убрал маты и защиту, теперь он отгребает в полтора раза сильнее, чем остальные, а при попадании под сильный удар– вылетает из полосы с риском переломать половину ребер. А он как думал? Хочет стать крутым? Так пусть станет крутым, пусть взрастит свою силу на собственных поте и крови, как это сделал он, Бенетора. У него не было полосы препятствий. Его учителем была смерть, которая за малейшую ошибку могла забрать его к себе. Капитану десятого отряда крупно повезло, что он попал в этот мир с уже гигантской духовной энергией, правда, она полностью раскрылась только через день после попадания, когда на него напали полтора десятка разбойников. Тогда Канаме вспомнил, что в прошлой жизни он с детства изучал бусидо и кен-до. В сочетании эти две системы оказались весьма эффективными. Нет, он не вспомнил, кто он такой, но воспоминаниям о правилах владения мечом взяться было просто не откуда. Только из глубин его памяти. Очень скоро он забыл все то, что знал о своем мире, очень скоро он помнил лишь то, как выжить: как строить шалаш, как спасаться от диких зверей, как разводить костер в дождь, какие грибы и ягоды съедобные и как их правильно готовить и так далее.

Капитан десятого отряда тряхнул головой, отгоняя непрошеные воспоминания. Куросаки медленно поднимался, припадая на левую руку. Похоже на закрытый перелом.

– Что такое? Пальчик порезал?– рыкнул Бенетора.– Мигом на полосу!

– Блин, я же руку сломал!– возмутился Куросаки и получил вертуху в лицо, едва не оставив на травке несколько зубов.

– Счас вторую сломаю,– пообещал ему капитан десятого отряда.– Шевелись давай, мешок с дерьмом! У тебя еще полчаса осталось.

Через полчаса Бенетора отключил полосу препятствий, лишив ее подпитки духовной энергией. Куросаки вывалился на траву, и к нему тут же бросилась бригада медиков.

– Вы что, хотите его убить?– поинтересовался третий офицер четвертого отряда как-его-там-не-помню.

– Чтобы через час был, как новенький,– просто сказал Бенетора.– Или я отрежу тебе ухо.

Третий офицер сглотнул: Бенетора мог, очень даже запросто.

– А ты садист,– прогудел Зараки.– Не боишься, что подохнет?

– Не подохнет,– Бенетора смотрел на Куросаки со странным выражением глаз, прочесть которое не представляется возможным. То ли выжидает, то ли сочувствует, то ли презирает. А может, и все вместе.

– У него невероятная воля к жизни,– Бенетора встретился взглядом с Зараки.– И чудовищная духовная энергия. Он уже сейчас на твоем уровне, но контроль над духовной энергией ни к черту.

– Хех,– Зараки взглянул на Куросаки хорошо знакомым Бенеторе маньячным взглядом.– Надо бы мне с ним…

– Ну уж нет,– Бенетора преградил дорогу Зараки посохом.– Это моя корова, и я ее дою… короче! Найди себе сопляка, сделай сам из него мужика и потом с ним махайся, идет? А на мою территорию попрошу не соваться.

– Какой ты скучный,– буркнул Зараки и ретировался в свой отряд. Бенетора проводил его взглядом и вздохнул: привычка Кенпачи проходить сквозь стены вместе с частью стены, игнорируя ворота (даже те, что расположены в шаге в любую сторону) хорошо известна всем. И снова кто-то на него наткнулся, и снова кто-то, судя по придушенным воплям, крепко отгреб.

Вечером к Бенеторе пришло сообщение о беспорядках в его секторе Рукона. Капитан десятого отряда удивился отсутствию достоверной информации и, прихватив с собой близняшек, посюмповал на вызов.

– Капитан-сама, а почему вы с нами?– полюбопытствовала Юки.

– Вы же обычно держитесь в стороне,– удивилась Ики.

– Нет информации о зачинщике,– проговорил Бенетора, мрачным взглядом изучая полуразрушенную деревню.– И нет никаких следов его духовной силы.

– Это занпакто?– деловито уточнила Юки и подошла к полуразрушенному ларьку, выуживая из покореженного холодильника три банки колы. Ики и Бенетора поймали по банке. Капитан вскрыл банку и в два больших глотка выпил ее, метко бросаясь смятой в кулаке банкой в покосившуюся урну. Банка загрохотала где-то в глубине.

– Похоже на то,– ответил наконец капитан.

– Но как?– изумилась Ики.– Ведь все занпакто вернулись к хозяевам.

– Мурамаса завладел разумами абсолютно всех занпакто, и я так думаю, что не все владельцы совладали со своими. Не знаю, почему и как, но эти занпакто не умерли вместе с хозяевами. Предлагаю захватить образец и доставить его в исследовательский центр.

– Это может быть опасным?– Ики погладила пальцами рукоять катаны. Девочка не паниковала, просто спрашивала, к чему готовиться.

– Не знаю,– Бенетора вдруг повернул голову в сторону хутора, и близняшки секунду спустя почувствовали оттуда духовную энергию занпакто.– Вот сейчас и узнаем.

Близняшки посюмповали за капитаном и увидели здоровенного, крепко накаченного мужика в одних черных хакама, с темно-красной кожей и огромной секирой, громящего хутор. Все обитатели хутора уже валялись рассеченные на несколько частей каждый, так что спасать было некого.

– Ты чей, мальчик?– Бенетора возник напротив ничейного занпакто. Ответом ему стал грозный рев и бешеной силы удар секирой. Близняшки спокойно наблюдали за сверкнувшей секирой, устремившейся к шее Бенеторы. Мгновение– и огромная секира замерла, остановленная посохом. Капитан десятого отряда мельком удивился силе удара, что не помешало ему тут же отвесить противнику смачного пинка под ребра, отшвырнув качка далеко назад. Тушка ничейного занпакто разгромила оставшуюся часть стены хлева и вылетела оттуда, рыча от ярости. Бенетора исчез и возник за противником, медленно вкладывая сикомизуэ в посох, а занпакто полетел вперед. Одна его половинка пролетела на три метра дальше другой, запнувшейся ногами за какую-то корягу, а между ними пролегла широкая неровная полоса крови. Юки и Ики успели рассмотреть, что капитан разрубил противника от левого плеча до правого края поясницы, после чего на земле появился асаучи без капли духовной энергии.

– Он довольно силен,– Бенетора подобрал асаучи.– Девочки, отнесите это капитану Куротсучи и купите ему по пути шоколадных печенек, если хотите о чем-то расспросить.

– А как же вы?

– А я еще немного погуляю, может, найду кого-то по-настоящему сильного.

Близняшки исчезли и начали разгребать ларек в поисках шоколадных печенек, при этом не забывая набивать сначала карманы, а потом и небольшой мешок вкусняшками для себя. Бенетора только вздохнул и исчез туда, где слышал ауру занпакто. Увиденное заставило его сначала несколько секунд тупо хлопать глазами, а потом самым неприличным образом заржать в голос со всхлипываниями и подвываниями.

– Чего уставился?– рыкнул Казешини.– Да не плачь ты, недоразумение! Э-э-эх, и почему я не бросил тебя лесу.

– Привыкай быть папой!– хохотнул Бенетора и увернулся от брошенного в него курасигами. Казешини поймал свою оружью за рукоятку и, зло фыркнув, потащился куда глаза глядят.

Бенетора, похохатывая, направился в расположение. Все равно никого он здесь больше не чувствует, а смысла бегать повсюду со зверской рожей и высматривать противника нет и не было.

Совет капитана десятого отряда принести капитану Куростучи шоколадных печенек оказался весьма действительным. Мгновенно подобревший Куротсучи Маюри слопал печеньки, запивая чаем, и быстро выложил все, чего от него просили Ики и Юки.

Ичиго Куросаки едва успел увернуться от свистнувшего над головой клинка и бросился в сторону, рефлекторно обнажая катану и парируя удар в шею. Бенетора хмыкнул и вогнал сикомизуэ в посох, после чего запечатал посох в своей душе.

– Неплохо,– проговорил капитан десятого отряда.– На пару дней тренировки прекращаются. Твоя задача– переловить или перебить ничейные занпакто. Подробнее тебе расскажут третьи офицеры.

– Ага,– с радостью согласился Куросаки. Неужели этот Ад хотя бы на недолго прервется?– А что это за ничейные занпакто?

– Подробнее тебе расскажут третьи офицеры,– повторился Бенетора.– Действуй.

Куросаки кивнул и исчез в сюмпо. Бенетора проводил его взглядом и отправился на хорошо знакомое каменистое плато. Раз уж нет нужды тратить силы на материализацию Хоноони, можно с ним как следует поразвлечься.

Глава 28

Охота за ничейными занпакто не отняла слишком много времени. Лейтенанты и Куросаки довольно быстро перебили всех противников, где-то в течение пары дней. Утром третьего дня Ичиго Куросаки с непередаваемым ужасом осознал, что ничейные занпакто закончились. Предвкушающая ухмылка капитана десятого отряда за завтраком стала сильнейшим шоком, который Ичиго испытал за всю свою жизнь. Ему сразу захотелось бежать, подальше и побыстрее. Но, как показывал печальный опыт, сбежать от капитана десятого отряда можно только одним способом: вперед ногами. Но хуже всего было то, что Рукия много времени проводила с капитаном, часто посещала полосу препятствий, без заметных усилий проходя ее до конца, и Куросаки как минимум по пять раз на день видел их вместе.

При виде капитана десятого отряда и Рукии, трепещущей от его поцелуев, сердце временного синигами словно резали на части раскаленной и очень тупой пилой. Хотелось бросить все и испытать на нем пару новоизобретенных приемов.

– Чего вылупился?– рыкнул на него этот монстр, отрываясь от губ разочарованно вздохнувшей Рукии.– Помчался! И учти, как только закончишь с полосой препятствий, я сам начну тебя тренировать.

Как Бенетора и ожидал, эти слова ничуть не деморализовали Куросаки, наоборот, он взялся за полосу с утроенным рвением.

– И тебе его не жалко?– Рукия провела ладошкой по груди Канаме, забираясь под косоде. Меньше всего в жизни девушке хотелось, чтобы рука с талии исчезла, ведь рядом с любимым человеком так хорошо и надежно. Девушка до сих пор раскаивалась в той глупости, что допустила в мире людей, и теперь, видя страдания Куросаки, раскаивалась только сильнее. Для девушки не было секретом, что Ичиго оказался в таком положении именно из-за своих чувств к Рукии.

– Почему ты так страдаешь?– тихо спросил Канаме.

– Нет, ты не подумай,– тут же залепетала Рукия.– Я больше ничего к нему не испытываю, но он мой друг, и к тому же… ты так с ним из-за его чувств ко мне, правда?

– Само собой,– Канаме коснулся губами лба Рукии.– Тише, девочка моя не злись, хорошо? Если бы не его чувства к тебе, он бы не ненавидел меня так сильно и не желал бы с таким упорством стать сильнее. Нам стоит взращивать его ненависть ко мне.

Рукия прижалась к нему, не смущаясь присутствия здесь рыжего синигами. Куросаки на данный момент было не до этого: он серьезно озабочен тем, как выжить. Как только он научится проходить всю полосу препятствий, Бенетора лично займется им, и тогда этот чертов капитан за все поплатится! Рукия увидит, насколько он стал сильным, и будет с ним!

Снова вспышка– и закопченный Куросаки вывалился из полосы препятствий ровно на третьем километре. Рукия, прикрыв глаза, тихо блаженствовала в руках капитана десятого отряда. Куросаки метнул испепеляющий взгляд в сторону Бенеторы и нарвался на прямой спокойный взгляд ярких фиолетовых глаз. В глазах капитана десятого отряда не читалось никаких эмоций, кроме выжидания, и спокойной уверенности в своих силах.

Не дожидаясь окрика, Куросаки, мрачно фыркая, поплелся на полосу. Рукия приоткрыла глаза, и от ее равнодушного взгляда Ичиго стало совсем дурно. «Ну ничего!– думал он.– Как ты будешь смотреть на меня, когда я прикончу Бенетору, а?»

Рукия по-настоящему счастлива. В обычные будни они встречались редко и в основном по вечерам, а если и встречались, то нормально поговорить им не давало крепко вбитое в Рукию понятие субординации. Только по редким выходным, которые Бенетора позволял себе проводить дома, она вот так могла целый день провести с ним. Рукия никогда не обвиняла любимого в том, что он уделяет ей мало времени. Она сама является лейтенантом у капитана, которого раз в месяц стабильно косит приступ неизлечимой болезни, но из-за мощной духовной силы капитана Укитаке болезнь не прогрессировала, но и не уходила. Как бы ни старалась капитан Унохана, но и у нее получалось лишь облегчать страдания капитана. Но не в этом суть, а в том, что Рукия узнала, какая это чудовищная ответственность– управлять целым отрядом. Если бы не два третьих офицера, которые привычно принимали на себя почти всю работу, Рукии тоже оставалось достаточно дел, чтобы каждый вечер приходить в поместье брата вымотанной донельзя. Даже несмотря на то, что у Бенеторы самый лучший лейтенант во всем Готей-13, из-за некоторой своеобразности синигами десятого отряда у него полно головной боли только за счет одних разрушений. На третьих офицеров положиться нельзя, они, как и их капитан, питали вящее отвращение к бумажной работе и поддерживали железную дисциплину в казармах. Но у Бенеторы были и другие принципы: он никогда не сваливал работу на других, если мог с ней справиться без посторонней помощи. Но если объемы работы ужасали, он без каких-либо колебаний просил помощи у подчиненных, и они всегда отзывались согласием, даже если у них были другие дела.

– О чем задумалась?– тихо спросил Канаме. Рукия только улыбнулась в ответ и ничего не ответила. Она счастлива, когда Канаме рядом с ней, и если у него не получается быть рядом, Рукия всегда будет терпеливо ждать. А еще Рукия знает, что стоит ей попросить– и Канаме бросит все дела, чтобы помочь ей или чтобы просто побыть с ней. Рукия и сама поступила бы так не задумываясь, но Бенетора никогда не просил ее о помощи. Не потому, что он в ней не нуждался. Причин было много, и одна из них в том, что не пристало мужчине сбрасывать проблемы на свою женщину.

– Все хорошо, Рукия,– тихо говорил ей Канаме.– Все хорошо.

– Да,– улыбнулась девушка в ответ.– Сегодня ты остаешься в отряде?

А в глазах девушки– горячая надежда. Канаме знает, как Рукии нравится просто быть с ним. Ну и что же мог ответить капитан десятого отряда?

– Нет,– сказал Канаме.– Сегодня я остаюсь с тобой.

Рукия довольно улыбнулась и чмокнула его в губы. Куросаки, как раз в этот момент повернувший голову, чуть не потерял ее на клинке одного из фантомов. А Бенетора думал о том, какие же сладкие губы у Рукии, и о том, что прав, наверное, Зараки, утверждая, что он, Канаме– подкаблучник.

По прошествии шести часов тренировок, Канаме великодушно отпустил измученного Куросаки уползать в свою комнату, а сам потащил не сопротивляющуюся Рукию к себе домой. А чего ей сопротивляться? На руках у Канаме– это не самой сюмповать почти сотню километров. Для нее такой марш-бросок довольно существенное занятие, а Канаме, как правило, преодолевает подобное расстояние минут за пять без особенного напряжения. Пусть его сюмпо не самое быстрое или не самое изящное, но капитан десятого отряда способен пройти зараз почти три километра, если быть точным– два километра девятьсот сорок два метра. Так что двести сюмпо каждый по пятьсот метров для него– мелочь.

Спустя пять минут непрерывных рывков Рукия наконец оказалась на посыпанной речным песком дорожке, ведущей к уютному домику. Здесь, на опушке леса, вдали от довольно шумного двадцать третьего района Западного Рукона.

Рукия улыбнулась и позволила вести себя в дом. Она много раз хотела переехать жить к Канаме, но всякий раз ей запрещал брат. Бьякуя Кучики говорил, что не пристало женщине из клана Кучики жить вне поместья с кем-то, кроме законного мужа. А жениться Бенетора не хотел категорически. Почему? А фиг его знает, Канаме на эту тему предпочитает не распространяться.

Рукия сразу за порогом начала раздеваться. Канаме проводил ее откровенно голодным взглядом и отправился в свою комнату. Наедине с ним Рукия обожала откровенно дразнить его открытыми нарядами и провокационными движениями. Пару раз эта чертовка добивалась того, что Канаме брал ее там, где видел. После того, как Бенетора оттрахал ее на кухонном столе до потери сознания и мучительной боли в промежности на утро, Рукия немного поумерила свой пыл… ага, хотелось бы так сказать! Наоборот, Рукия приобрела несколько более открытых юкат и кимоно, которые хорошо если прикрывали ее соски и промежность.

Вот и сейчас, стоило Бенеторе переодеться в более привычные шорты и футболку, как Рукия показалась на кухне в белом шелковом халатике, который даже при малейшем наклоне открывал шикарный вид на ее попку. Рукия тут же упорхнула к плите и начала готовить ужин, весьма провокационно изгибаясь. Бенетора допил кофе и присоединился к ней. Он успел насмотреться на то, как готовит Рукия и что остается от кухни после ее готовки, а потому такое тонкое дело всегда брал в свои руки. А девушке очень нравилось прижиматься спиной и попкой к любимому человеку. С самого первого дня появления в десятом отряде Рукия испытывала сильное влечение к капитану, и за годы, проведенные рядом с ним, это влечение только усилилось. Вот и сейчас, почувствовав затылком его дыхание, Рукия чуть свела бедра вместе, инстинктивно стараясь потушить нарастающий внизу живота жар.

Пока готовился ужин, Рукия успела возбудиться до крайности и теперь изнывала от желания, а вредный Бенетора словно и не замечал того, как вздрагивает Рукия, как она тяжело дышит, как по внутренней стороне бедер стекают ее соки желания, как напряглись ее соски под нежным шелком.

– Ешь давай,– хмыкнул Канаме, чувствуя на себе полные желания взгляды. Рукия перевела взгляд пониже ремня, и от увиденного все внутри сладко сжалось в предвкушении: как оказалось, Канаме возбужден не слабее ее самой. Только в отличие от Рукии, он прекрасно держит себя в руках.

Ужин показался Рукии нестерпимо длинным, ведь повернутый на здоровом образе жизни Канаме, при этом люто ненавидящий всякие глупые диеты, не успокоился, пока она, по его мнению, не наелась.

– Я в душ,– услышала Рукия голос Бенеторы из коридора и выдохнула. Снова она замечталась и не заметила, как он ушел и при этом успел убрать со стола и вымыть посуду.

– Эй, а меня? То есть, а я?– возмутилась Рукия и тут же оказалась в душе. Бенетора как раз закрывался в кабинке, сбросив одежду, как Рукия нагло протиснулась к нему, предварительно сняв халатик.

– Да как ты посмел,– выдохнула Рукия, тая в нежных объятиях.– Как ты посмел в душ и без меня?

Бенетора слегка улыбнулся, включая воду. Рукию удивляло его умение с первого раза подобрать идеальную температуру воды, но ровно две секунды спустя вода перестала ее волновать.

Губы Рукии были накрыты другими губами. Рукия тихонько застонала, отвечая на нежный поцелуй, и позволила Бенеторе овладеть ее ротиком, тая от удовольствия. В паху было безумно жарко и влажно, поэтому Канаме не стал тянуть и медленно вошел в Рукию, заставив девушку закричать от наслаждения. Рукия прижалась спиной к кабинке, обвила ногами талию Канаме и послушно подавалась навстречу неторопливым, нежным и глубоким толчкам, крича от наслаждения или страстно постанывая в рот любимому человеку. Очень скоро девушку накрыл оргазм, заставив Рукию задрожать и повиснуть на плечах и руках любимого, едва подаваясь навстречу толчкам.

После душа Рукия очень быстро оказалась на прохладных простынях, заглядывая в глубокие фиолетовые глаза. Девушка прогибалась в его руках, такая миниатюрная рядом с ним, что сердце Бенеторы сжималось от нежности, и двигался он медленно, нежно и бережно. Рукия извивалась под ним, громкие стоны любовников сливались в один. Еще несколько толчков– и Рукия громко закричала в унисон с Бенеторой, чувствуя, как наполняет ее семя Канаме. Капитан десятого отряда вышел из Рукии и упал на простыни, переводя дух. Рукия прильнула к нему, обнимая мускулистую руку. Девушка знала, что это далеко не предел капитана десятого отряда, по сути это всего лишь небольшой разогрев.

Канаме продолжил ласкать Рукию, уделяя особенное внимание ее нежной груди. Девушка сладко постанывала и вскоре почувствовала нарастающее возбуждение. Бенетора усмехнулся, медленно чертя дорожку поцелуев по нежной коже девушки, заставляя Рукию стонать и выгибаться навстречу его губам. Вот губы коснулись ее гладко выбритого лобка и перешли на ее бедра, нежно целуя и чуть покусывая внутреннюю сторону, заставляя Рукию хныкать и беспомощно ерзать под ним. А потом Канаме переключился на ее истекающую желанием промежность. Рукия очень быстро потеряла связь с реальностью, громко вскрикивая в такт движениям губ и языка, то и дело проникающего в разгоряченное влажное лоно. Пара минут мучительно приятных ласк– и Рукия снова содрогается в оргазме.

Отдышавшись, девушка перевернула Бенетору на спину и впилась в его губы требовательным поцелуем, незамедлительно встречая на своем пути сопротивление. Канаме никогда не терял инициативу, и в этот раз было точно так же. Спустя пару минут схватки за первенство– Рукия продержалась неожиданно долго– девушка уступила и позволила овладеть своим ртом, тихо постанывая от наслаждения.

– Я хочу побыть сверху,– прошептала Рукия, отрываясь от губ Канаме.

– Рукия, я…

– Молчи,– тонкий пальчик лег на губы мужчины. Рукия с протяжным стоном опустилась на член Канаме и замерла, привыкая к размеру.

– Все в порядке?– тихо спросил Канаме, лаская ладонями бедра и поясницу Рукии. Девушка кивнула и начала осторожные движения, очень скоро сменившиеся бешеными рывками. Крики и стоны любовников сливались, и пик наслаждения накрыл их одновременно. Рукии даже показалось, что на несколько мгновений она потеряла сознание, потому что очнулась уже в объятиях Канаме, все еще вздрагивая от невыносимого удовольствия.

– Все хорошо?– тихо спросил Канаме, целуя Рукию в висок.

– Все волшебно,– прошептала Рукия и потерлась щекой о грудь парня.– Я тебя люблю.

– Я тоже тебя люблю,– прошептал Канаме.– Как ты смотришь на то, чтобы когда вся эта ситуация с занпакто разрулилась, нам взять отгул на недельку-другую? Заодно посмотрю, как мой лейтенант справится с обязанностями капитана.

Рукия насторожилась. Если Канаме прикидывает, справится ли Тоширо с его обязанностями, то это может означать только…

– Ты собираешься уходить?– тихо спросила Рукия.– И куда?

– Я еще не решил,– улыбнулся Канаме.– Но после того, как мы покончим с Айдзеном, мне в Готей-13 больше делать нечего.

– Хорошо,– тихо произнесла Рукия и обратно улеглась ему на грудь.– Только давай маршрут выберу я, договорились?

Канаме улыбнулся, чувствуя себя совершенно счастливым. Рукия, его девочка без колебаний согласилась следовать за ним. Он так боялся, что она будет сопротивляться, удерживать его. В душе своей Бенетора– странник, и удержать его на одном месте очень трудно. Но с другой стороны за эти полтора века в рядах Готей-13 он привязался ко многим синигами, и уходить будет больно. Бабник и выпивоха Шунсуй. Спокойный и рассудительный Джуширо. Вечно жуткая Унохана. Кровожадный рубака Кенпачи. Человек-рефрижератор Бьякуя. Старик Генрюсай. Близняшки Хиери. Тоширо. Изуру. Рангику…

***

Огромный минотавр встретил группу занпакто яростным ревом. А занпакто… все они готовы к бою, но они сомневаются, что способны победить его. Против них– ничейный занпакто, способный поглощать духовную энергию из своих противников. Занпакто, поглотивший десятки других ничейных занпакто и даже нескольких синигами.

– Так это значит ты, Кариказе,– усмехнулся Казешини.– То-то ты больше всех злился на своего хозяина.

– Так значит, твоя способность– туман,– Забимару-обезьяна усмехнулась.– С его помощью ты проникал в чужие тела и высасывал всю силу из душ.

– Фу, какая гадость,– демонстративно сморщилась Хайнеко.

– Он так вырос, потому что забирал силу у других мечей?– Тобиуме повернулась к Хайнеко. Кариказе снова взревел, обращая внимание на свою персону, чьи плечи, предплечия и ноги были закованы в латы, а в руке покачивался внушительный тесак с шиловидным выростом на конце клинка.

– Именно.

И снова некоторые занпакто непроизвольно содрогнулись при звуках этого голоса, проникающего, казалось, в самые отдаленные уголки сознания и внушающего почти мистический трепет. Мирно постукивая посохом, к ним прошествовал Хоноони. Хозукимару посмотрел на него и сплюнул:

– Чего трепаться? Накостыляем ему!

Хозукимару раскрутил санзецукон и бросился в атаку. Два первых выпада Кариказе принял на меч, отбрасывая надоедливую букашку подальше, а третий просто принял на себя, превращаясь в грязно-серый туман и окутывая Хозукимару.

– Цвети,– Сенбонзакура направил на туман поток лепестков, отбросившие грязно-серые клубы подальше от Хозукимару.

– Кто просил тебя лезть?– возмутился занпакто Иккаку Мадараме.– Ты…

– Рот закрой, Хозукимару,– проговорил Хоноони.– Он тебе спас жизнь. Сейчас мы должны думать не о своей крутости, а о том, как нам его завалить. Наши силы на исходе, и вы все это знаете.

Занпакто ему не ответили, но ответил Кариказе. Огромный клинок со страшной силой и скоростью опустился на Хоноони. Мощная ударная волна подняла облако пыли, заставляя занпакто прикрывать глаза рукавами и напрягать силы, чтобы держаться на месте. Когда пылевой вихрь опал, они увидели Хоноони. Занпакто капитана десятого отряда стоял на небольшом пятачке земли, возвышающемся из центра приличного, метров десять радиусом и глубиной метра два, кратера. Стоял, удерживая огромный клинок почерневшим сикомизуэ. Рука занпакто слегка дрожала, и Хоноони понял, что этот бой– последний. Действительно последний, потом его духовная энергия попросту иссякнет, и он вернется во внутренний мир своего хозяина.

С воинственным ревом Хоноони отшвырнул противника вдесятеро больше его на два шага назад и взвился в воздух метров на сто.

– Испепели.

На мечевидном клинке, сливающемся из двух верхних половин двухсторонней секиры, стремительно зрело небольшое солнце, бьющее на несколько сантиметров во все стороны протуберанцами.

– Сакеби Хоноони.

Занпакто стремительно разлетелись в стороны, и их противник потонул в огненном взрыве. Хоноони опустился за спинами занпакто, тяжело дыша и опираясь на посох. Силы окончательно его оставили, даже его контуры начали бледнеть и становились полупрозрачными.

– Хоноони-доно!– переполошилась Соде но Шираюки.

– Быстрее,– прохрипел Хоноони.– Добивайте его!

Кариказе стоял в выжженной воронке, словно мощный огненный взрыв, поднявший в небо колонну испепеляющего пламени, не причинил ему никакого вреда. Хоноони стиснул зубы: сил на полноценный удар не хватило, и крик получился куда слабее. На него со всех сторон бросились занпакто, и были разбросаны в стороны потоками тумана, стремительно теряя духовную силу.

– Хреново выглядишь, старина,– услышал Хоноони за спиной такой знакомый голос.

– Канаме-сама?– прохрипел занпакто.– Зачем вы все пришли?

– Занпакто и синигами сражаются вместе,– проговорил Тоширо Хитсугая.– Херинмару!

– Да!– его занпакто оказался рядом и засветился белым светом, скрадывающим контуры. Бенетора усмехнулся и вышагнул вперед.

– Властитель, носящий маску из плоти и крови, кому даровано имя человеческое, летящий на десяти тысячах крыльев. Придет гроза, и пустое вращающееся колесо разобьет свет на шесть частей, бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

Шесть прямоугольников света ударили Кариказе со всех сторон, безжалостно сдавливая его тело и полностью блокируя способости.

– Так вот кто так тебя беспокоил, Хоноони,– усмехнулся Бенетора.– И не мудрено. С вашими остатками сил справиться с ним у вас не было ни шанса. Я вас понимаю, ребята, вы захотели уйти красиво. Что ж, тогда соберем все силы в одно и размажем этого говнюка!

– ДА-А-А-А-А!!!!– одобрительно взревели занпакто и синигами и бросились в бой.

– Снизойди с ледяных небес, Херинмару!– Тоширо взвился в воздух и взмахом клинка создал дракона, вморозившего левую ногу противника в лед. Кариказе поднапрягся и сумел сломать бакудо капитана десятого отряда, вызывая у всех поголовно легкое удивление и усиливая желание накостылять ему.

– Соде но Шираюки, второй танец, Хакурэн.

Волна льда заморозила правую ногу, приковывая взбесившийся занпакто к месту.

– Подними голову, Вабиске!

Десяток выпадов четвертого офицера– и огромный меч проломил землю под собственной тяжестью.

– Пали, Тобиуме!

Полдесятка огненных шаров один за другим протаранили минотаврскую физиономию, заставив Кариказе взреветь от боли.

– Коси, Казешини.

Два брошенных курасигами едва не располосовали череп, но занпакто сумел увернуться от обоих и отделался отрезанным правым ухом и отсутствием левого рога.

– Рычи, Хайнеко!

Вихрь пепла окутал занпакто и изрубил его, но раны оказались недостаточно глубоки, чтобы окончательно вывести занпакто из строя.

– Ну же, Абарай!– крикнул Бенетора.– Финальный удар за тобой!

– Банкай, Хихио Забимару! Хикотсу Тайхо!

Пасть огромного костяного змея сомкнулась на голове обреченно взревевшего занпакто. Ярко-алый луч вырвался из зева, порождая невыносимо яркую вспышку, огромную, выплавленную в земле канаву и сломанную пополам катану на ее дне.

– Неплохо сработано,–усмехнулся Бенетора. Хоноони ответил ему совершенно идентичной усмешкой и окутался белым светом, исчезая из этого мира. Остальные занпакто исчезли одновременно с ним.

– Такое чувство,– улыбнулась Хинамори.– Чего-то знакомого…

– Они к нам вернулись,– Тоширо взвесил в руке катану и вернул ее в ножны на спине. Ножны рассеялись частицами белого света и впитались в душу лейтенанта десятого отряда.

– Да, все закончилось,– улыбнулась Рукия, бросая взгляды на капитана десятого отряда. Интересно, как быстро ему дадут отгул? В том, что ему дадут отгул, Рукия не сомневается. По-хорошему или по-плохому (для совета Сорока Шести), но они проведут пару недель вместе.

Примечание к части

Вот и закончился филлер "Материализация занпакто" в моем исполнении)))
Что-то тяжеловато дались мне эти главы, последнюю вообще два дня писал, но я наконец-то закочнил с ничейными занпакто и материализованными формами занпакто синигами. Они вернулись во внутренний мир, а что будет дальше- читайте в проде)))

Примечание к части

Приношу искренние извинения за длительное отсутствие прод)))
Приятного чтения)))

Глава 29

Двухнедельный отпуск Рукия и Канаме решили провести в мире людей, но перед его началом капитан десятого отряда заглянул к вайзардам под предводительством Хирако Шинджи, скрепя сердце оставив Рукию наедине с Куросаки.

Найти вайзардов оказалось несложно, достаточно было при помощи Урахары поискать места с абсолютно нулевой плотностью духовных частиц и проверить их. В старых доках Бенетора обнаружил весьма мощный барьер и по почерку построения узнал Хачи.

Прежде, чем капитан десятого отряда решил, вламываться силой или постучаться вежливо, в барьере открылся проход. Видимо, настройка на вайзардов. Бенетора хмыкнул и шагнул вперед, оказавшись в отнюдь не заброшенном и вполне себе обжитом ангаре.

Вайзарды занимались кто чем. Кенсей мыл посуду, огрызаясь с Маширо. Хиери гоняла тапкой Шинджи. Лав спорил с Роуджиро, Лиза листала очередной выпуск эротической манги. Один только Хаччи обратил внимание на гостя и застыл.

– Ну чего уставился?– донесся до слуха остальных до боли знакомый голос. Шинджи от неожиданности споткнулся о какой-то кусок балки и растянулся во весь рост. Хиери выронила тапку, Лав и Роуджиро прервались на полуслове, Лиза продолжила сосредоточенно читать свою мангу, словно это была не порнушка, а как минимум научная статья, Маширо перестала обзывать Кенсея всякими нехорошими словами, а Мугурума аккуратно поставил тарелку, положил мочалку, вымыл руки, вытер их полотенцем и вполне спокойно пошел здороваться.

– Сколько лет, сколько зим, Бенетора,– усмехнулся Кенсей, стискивая кисть капитана десятого отряда в своей руке с напором промышленного пресса. Ответное рукопожатие способно было раздавить запястье даже профессиональному бодибилдеру.

– А ты стал крепче,– усмехнулся Бенетора.– Сто лет назад я раздавил бы тебе руку.

– Могу то же самое сказать и о тебе.

Дальше к нему подошел пораженный до глубины души Шинджи и крепко обнял друга. После него в кольце железных рук оказались Лав, Роуджиро, Хаччи, и только потом Лиза. Хиери одним нехорошим взглядом дала понять, что с обнимашками дело не прокатит, и Бенетора перешел к сути вопроса.

– Айдзен расшевелился,– проговорил он.– Вы выступите с Готей-13 единым фронтом или отдельным?

Вайзарды тут же скривились, и Бенетора понял их решение без слов, только негромко вздохнув.

– Ладно. У меня есть к вам одна просьба. Сейчас я выбил себе отгул, но время не ждет, и я хотел попросить вас натаскать одного человека в использовании маски. Он природный вайзард, как и я.

– Кто он?

– Ичиго Куросаки. Хирако, поможешь?

– Не вопрос– пожал плечами вайзард.– Тащи своего Ичиго Куросаки ко мне хоть сейчас.

– Будет здесь через полчаса,– усмехнулся Бенетора и исчез.

Хаччи шумно вздохнул.

– Даже не остался попить чайку,– прогудел здоровяк.

– Он совсем не изменился,– усмехнулся Хирако.– Все тот же сорвиголова, каким был раньше, хоть и строит постоянно серьезную физиономию. Не удивлюсь, если на днях он нагрянет в Уэко Мундо и перебьет там половину арранкаров.

Ровно через полчаса дверь в ангар была открыта пинком, и на пол с воплем полетел связанный Куросаки, и дверь тут же закрылась. Хирако вздохнул, не зная, как воспринимать этого упрямого барана: как головную боль или как развлечение?

Рукия, захлопнув дверь в ангар вайзардов, тут же набросилась на губы. Девушке не терпелось поскорее начать небольшой двухнедельный отгул и посмотреть на мир людей. Канаме отнесся к этому с энтузиазмом и уже составил план романтического тура по самым романтичным местам этого мира.

***

Двухнедельный отпуск прошел как один миг. Как один долгий, бесконечно приятный миг, полный любви, романтики и секса. Небольшое кругосветное путешествие завершилось до обидного быстро для Рукии– девушка хотела бы вечность провести вот так, с любимым человеком, каждый день с новыми яркими впечатлениями…

Рукия и Канаме остановились у Вайзардов. Сначала девушке было немного неловко– все восемь вайзардов, кроме Бенеторы, были преступниками, сбежавшими от смертной казни, и награда за их головы была просто заоблачной. Но потом девушка увидела, как к ним относится Канаме, и постепенно прониклась в ним доверием.

А вот Куросаки, стоило Бенеторе появиться в ангаре, тут же бросил ему вызов. Несколько секунд капитан десятого отряда с нечитаемым выражением лица изучал своего новоявленного оппонента.

– Хорошо,– сказал он наконец.– Хаччи, будь добр, накинь-ка с полдюжины барьеров вокруг нас, я собираюсь немножко пошалить.

– Не обязательно,– прогудел здоровяк.– В подвале особое измерение, оно восстановится после вашей битвы через сутки.

Куросаки смотрел на Бенетору с неким превосходством. Капитан десятого отряда незаметно для противника улыбнулся. Так же было со всеми теми, кого он тренировал. Стоило тому же Бьякуе, Тоширо или близняшкам Хиери освоить новый трюк, как они сразу считали, что теперь наваляют капитану даже не вспотев, и каждый раз Бенетора их жестоко обламывал, порой так, что его оппонентам приходилась неделями отлеживаться в госпитале.

– Я раздавлю тебя своей силой!– самоуверенно заявил Куросаки.– И Рукия будет моей!

– Так вот в чем дело,– усмехнулся Канаме.– Что ж, попробуй. Давай, вызывай свой худосочный банкай, посмотрим, чему ты научился.

Куросаки в ответ рубанул противника катаной, мгновенно извлеченной из ножен. Он вложил в этот удар немало сил, а его противник даже не шелохнулся, просто поднял руку и… выставил указательный палец левой руки, с тихим тонким звоном останавливая мощный удар. Временного синигами пронзило острое чувство дежавю, а в голову словно врезался стенобитный таран, сшибая его далеко в сторону вплоть до теплой встречи с немаленькой скалой.

– Я же сказал тебе, сопляк,– устало проговорил Бенетора.– Вызывай свой худосочный банкай. Без него ты меня даже не поцарапаешь.

– Не зарывайся, Бенетора!– выкрикнул Куросаки, вышагивая из облака пыли. «Хм, он стал крепче,– оценил Бенетора.– Две недели назад такой удар не ограничился бы для него ушибом челюсти».

– Неужели ты полагаешь, что твоя слабенькая маска и ничтожные силы Пустого смогут меня победить?– услышал Куросаки голос Бенеторы за спиной и рванул в сторону. «Так быстро?– мелькало в разуме Ичиго.– Как он…»

– Медленно,– голос совсем рядом, а в грудь пришелся мощный невидимый удар, швырнувший Ичиго на сотню метров назад до встречи с ближайшей скалой. Огромный каменный массив украсился глубокой округлой вмятиной радиусом метров двадцать, во все стороны от которой змеились глубокие трещины. Все тело Ичиго прострелила острая боль, рот наполнился кровью, несколько ребер и левая лопатка треснули.

– Ты просто жалок,– голос высоко над головой. Куросаки поднял взгляд вверх. После мощного удара в глазах все еще двоилось, а в ушах стоял гул, сквозь который звуки продирались с ощутимым трудом.

– После такого удара ты не можешь встать,– капитан оказался перед ним. Поток воздуха, вызванный быстрым перемещением, встрепал белый хаори.

Ичиго сумел встать на ноги и сделать несколько шагов, с каждым шагом ступая все увереннее.

– А ну стой!– крикнул он сиплым голосом и едва не рухнул на колени от боли: легкие вспыхнули, охваченные огнем. Похоже, его раны серьезнее, чем он решил поначалу.

– Два ребра пробили твое левое легкое,– скучающий голос капитана резанул слух, разгоняя пелену боли.– Ты думаешь, что сможешь сражаться без одного легкого? Тебе просто не хватит кислорода. Я не заинтересован в поединках с полудохлыми ничтожествами, не способными даже определить разницу между собой и противником.

– Бан… кай!– прохрипел Куросаки.– Тенса Зангетсу! Гетсуга…

Противник исчез, и Ичиго завращал головой, пытаясь определить его местонахождение.

– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!

Шесть сияющих светло-желтых прямоугольников сдавили его туловище, прижимая руки к телу и полностью парализуя.

– Всего лишь никчемный слабак,– ненавистный Бенетора возник перед ним, а во взгляде не читалось ничего, кроме скуки и сожаления о потерянном времени.– Ты даже не чувствуешь тех арранкаров, что прибыли в Каракуру.

– Что? Арранкары? Снова?

– Тебе-то какое дело?– оглянулся через плечо Бенетора.– Такой слабак, как ты, вряд ли сможет оказать им сопротивление. С арранкарами разберусь я. А ты… хадо тридцать три, сокацуй!

Бенетора исчез, возникая рядом с лестницей, а за его спиной громыхнул неслабый взрыв. В небо поднялся столб синего огня, в спину ударил ветер, поднятый ударной волной, а на оплавленный песок упал обожженный, закопченный Куросаки.

Капитан десятого отряда вылетел из ангара. Рукия бросилась ему вслед, но была схвачена Лизой.

– Не мешайся Алому Тигру,– услышала Рукия голос Ядомару.– Ты только помешаешь ему.

– Но я хочу помочь!

– Противники сильны,– проговорил Хирако.– Как думаешь, Бенеторе легче будет сражаться с ними или сражаться и при этом защищать тебя?

Бенетора же на предельной скорости мчался к месту появления арранкаров в городском парке и оказался там через секунду.

– Барьер вокруг меня радиусом полторы тысяч кен,– отдал он распоряжения по мобильнику.– Приготовьтесь к снятию ограничения по первому моему запросу. И… приготовьтесь к эвакуации людей из Каракуры.

– Капитан Бенетора, можете ли вы объяснить…

– Хавку закрой и делай свое дело,– оборвал научника Бенетора.– Оп-па, какие люди!

– Э?– здоровяк с маской в виде нижней челюсти приостановил руку в метре от Иноуэ. Его спутник, черноволосый арранкар с маской в виде куска рогатого шлема, черными волосами и бледно-зелеными глазами повернул постную харю в сторону прибывшего капитана.

– Ты кто такой?– рыкнул на него громила.

– Ах да, с тобой я не знаком,– усмехнулся Бенетора.– Капитан десятого отряда, командир отряда специального назначения Готей-13 Канаме Бенетора. Иноуэ Орихиме, если сможешь– забирай отсюда Садо и уходи.

– Ага,– кивнула Орихиме и бросилась к мулату, исцеляя ему руку. Бенетора слегка усмехнулся и повернулся к Улькиорре.

– Сто лет, сто зим, старинный враг. Не ожидал, что ты переметнешься к Айдзену.

– Давно не виделись,– Улькиорра потер тонкий, едва заметный шрам на лице.– Как только я слышу твое имя, мои раны начинают снова ныть.

– Улькиорра, че за херня?– прогудел здоровяк, подходя к Бенеторе.– Ты, жалкий синигами, не стой у меня на пути… А-А-А-А-А-А! ЧТОБ ТЫ СДОХ!

Бенетора усмехнулся, вкладывая сикомизуэ в посох и опираясь на него левой рукой, а здоровяк с воем зажимал культю на месте левой руки, брызжущую фонтаном крови. Улькиорра равнодушно посмотрел на спутника и перевел взгляд на Бенетору.

– Кстати, а что это за фигня у тебя на лице?– капитан десятого отряда беззастенчиво ткнул пальцем в рисунок на лице противника.– Никогда не разбирался во всяких там макияжах и прочей бабской херне.

– Это не макияж, это эстигма,– равнодушно проговорил Улькиорра.– Это часть моего облика, такая же, как кожа и волосы.

За спиной капитана десятого отряда поднялся источающий неистовую злобу Ямми и выбросил в сторону Бенеторы кулак. Странная дисковидная волна энергии разлетелась, столкнувшись с прямоугольным барьером, словно сделанным из мутного стекла. Барьер разлетелся вслед за ударом.

– Тебе не говорили, что вмешиваться в беседу невежливо?– Бенетора повернул голову и взглянул на противника через плечо.– Похоже, одной руки тебе много, да, паршивый арранкар?

– Ямми, отступи,– тихо велел ему Улькиорра.

– Что? Дай мне его размазать!– Ямми с яростным выдохом ударил Бенетору кулаком в бок и пораженно выпучил глаза, не в силах сдвинуть массивную конечность даже предельным усилием немалых мускул. Бенетора продолжал удерживать противника так же, как и остановил– обхватив пальцами, сколько дотянулся, огромный кулак.

– Ты безнадежен,– тихо сказал Бенетора, перехватывая посох левой рукой и парируя им мощный пинок в шею.– Улькиорра, зачем ты вмешался?

Ямми ухмыльнулся и пнул своего противника. Но не успел он и замахнуться, как его здоровое тело оказалось вздернуто в воздух и заброшено далеко в чащу.

Бенетора проводил его несколько задумчивым взглядом и остановил взгляд на Улькиорре.

– Не обнажай занпакто, Улькиорра Сифер. Ты должен знать, что против меня занпакто такого низкого уровня полностью бесполезны.

– Ты разве не знаешь о высвобождении арранкаров?– в голосе Улькиорры возникла легчайшая тень удивления.

– Разумеется, знаю,– усмехнулся Бенетора.– Это рессурексион. У тебя двойной, Мурсиелаго и Секунда Этапе. Мне рассказать о твоих способностях в рессурексионе?

– Не стоит, я верю, что ты уже все знаешь. У тебя слишком опасные способности, Алый Тигр. Ямми, ты просто дурак.

Из чащи леса вылетел мощный ярко-алый серо и столкнулся с окутавшимся огненной духовной энергией посохом, уходя в небо.

– И это все?– Бенетора оглянулся на Ямми.– Ты в двадцать семь раз слабее Улькиорры сейчас, и при этом превзойдешь его по силе в рессурексионе вдесятеро. Немалое увеличение сил. Судя по уровню рессурексиона, вы состоите в так называемой Эспаде.

– Ты знаешь об Эспаде?– удивление Улькиорры проступило чуть сильнее. Бенетора слегка усмехнулся и снова перевел взгляд на него, расслабленно опираясь на посох двумя руками.

– Разумеется. Какой ты номер, если не секрет?

Улькиорра молча отодвинул левую половину рубашки, демонстрируя четверку на груди.

– Хм…– Бенетора слегка задумался.– А этот, как я понимаю, на дне. Он не похож на твоего подручного.

– На дне? Да как ты смеешь так говорить?– озверел Ямми, стремительно обнажая занпакто и бросаясь на противника. Бенетора спокойно стоял и ждал его приближения, после чего вдруг оказался за спиной противника, а с обнаженного сикомизуэ капала кровь. Ямми замер, безумно тараща глаза, и только через пару секунд грудь брызнула потоком крови, а огромный арранкар рухнул на колени.

Улькиорра возник слева от Бенеторы, нанося мощный удар открытой ладонью. Кончики пальцев со страшной силой ударили в жесткий блок почерневшим предплечьем и соскользнули в сторону, а сам Улькиорра, демонстрируя отменную растяжку, поднял согнутую в колене ногу на уровень головы и блокировал чудовищной силы удар ногой. Неожиданно ногу арранкара прострелила острая боль, а по берцовой кости пробежали трещинки. Разорвав дистанцию, Уулькиорра опустился на землю. «Почему моя регенерация плохо работает?– короткий взгляд на ногу.– Его силы должны быть ограничены впятеро!»

– У тебя на лице написано изумление,– проговорил Бенетора.– Мы сражались семьдесят лет, и я читаю твои эмоции, как бы глубоко ты их ни прятал, Улькиорра. Так вот, открою тебе тайну, даже две. Во первых, Волю ограничением не блокировать. Во вторых… в связи с моей гигантской духовной энергией меня перед отправкой в мир людей ограничили не в пять, а в… двенадцать раз.

Глаза Улькиорры расширились, и он отступил на шаг назад. «Ограничение в двенадцать раз? Нет, он не врет. Это значит, что сейчас у него только восемь с третью процентов духовной энергии… и я воспринял это как стандартное уменьшение? Насколько же он стал сильнее?– арранкар положил ладонь на рукоять занпакто.– Что ж, придется убить его быстро, иначе Айдзен-сама будет недоволен».

– Даже не пытайся,– Бенетора бросил короткий взгляд на истекающего кровью Ямми. Огромный арранкар стоял на коленях, пытаясь зажать правой рукой культю на месте левой. Рука вскинула почерневший посох навстречу удару Улькиорры и отбросила противника назад.

– Ты стал сильнее физически,– оценил Улькиорра и едва увернулся от стремительного дробящего удара. Бенетора, поняв, что промахнулся, не теряя драгоценных мгновений ткнул посох в землю и, опираясь на него, со страшной силой ударил двумя ногами в грудь арранкара, отбрасывая Улькиорру далеко назад. С трудом стабилизировавшись в воздухе, Сифер чуть не пропустил мощный удар посоха сверху и успел его парировать, отделавшись треснутым предплечьем.

– Может, моя сила и блокирована, но на Волю блоки не распространяются,– усмехнулся Бенетора, возникая за спиной арранкара и подсекая его ноги посохом. Улькиорра подпрыгнул на полтора метра и отвесил вертуху в челюсть противника. Канаме сделал шаг в сторону, восстанавливая равновесие и полетел спиной вперед: Улькиорра отлично выбрал момент и ударил точно в центр тяжести. Сделав сальто в воздухе, капитан десятого отряда уперся ногами в ствол дерева и с силой оттолкнулся от него, дробя ствол под стопами в щепки. На лице возникла маска в виде оскаленной морды тигра, а сикомизуэ мгновенно оказался в его руке и нанес страшный по силе рубящий удар. Улькиорра встретил выпад катаной и полетел спиной назад, едва удерживая меч противника от того, чтобы не оказаться рассеченным пополам. Бенетора подтянул ноги к животу и мощным ударом стоп в низ живота отшвырнул Улькиорру в сторону и рубанул мечом. Волна сжатой энергии в виде полумесяца рассекла воздух, деревья и землю.

Арранкар взвился в воздух, уходя от удара, и выбросил серо. Поток зеленой энергии разрушения ушел в молоко, а в спину устремился клинок сикомизуэ, щедро заряженный Волей. Улькиорра едва успел блокировать страшный рубящий удар и со скоростью пушечного ядра полетел в землю точно под ноги ошарашенному Ямми и проделал в земле приличных размеров вмятину в виде небольшого, метров десять в поперечнике и два в глубину, кратера. Два перекрестных взмаха– и две волны сжатой энергии, заряженные Волей, устремились в кратер.

Сифер тяжело дышал, заращивая две перекрестные раны, рассекшие его тело на четыре части. Верх его одежды упал, превращенный в лоскуты и открывая средне-мускулистое тело с дырой у основания шеи.

– Мгновенная регенерация забирает большую часть твоей духовной энергии,– усмехнулся Бенетора, опускаясь на край кратера.– Раньше ты мог выдержать не больше двух-трех моих ударов, а сейчас, несмотря на то, что восемьдесят процентов твоей силы запечатано в рессурексионе, ты выдержишь пять. Неплохой рывок, старинный враг.

– Что ж,– Улькиорра выпрямился и вложил потрепанную катану в ножны.– Ямми, похоже, наша миссия провалена.

– Давай просто высвободим занпакто и наваляем ему!– прорычал однорукий арранкар, благоразумно не спуская с капитана глаз.

Улькиорра открыл гарганту и, небрежно швырнув туда Ямми и его руку, шагнул внутрь и повернулся к противнику, закрывая проход. Бенетора коротко глянул на него и вложил сикомизуэ в посох, а посох запечатал в своей душе. Только после этого капитан десятого отряда снял маску.

– Капитан десятого отряда посылает запрос на снятие барьера и реконструкцию местности,– проговорил Канаме в мобильник.– И вот еще: через час созовите всех капитанов, где бы они ни были и что бы они ни делали. У меня есть важная информация относительно арранкаров.

Глава 30

Ямамото Шигекуни Генрюсай трижды ударил посохом пол, открывая собрание капитанов. Бенетора слегка усмехнулся, кожей чувствуя изумление своих коллег– в Готей-13 из-за временного сдвига в тот момент царила ночь, и почти все они были вырваны из теплых кроваток.

– Капитан Бенетора! Объясните, почему вы созвали нас посреди ночи?

– Пять минут назад я столкнулся с так называемыми арранкарами…– начал Бенетора.

– Пустые, сломавшие маски?– презрительно фыркнула Сой Фон.– И ради этого ты созвал срочное собрание?

– Молчи, Сой Фон!– одернул ее Генрюсай.– Капитан Бенетора, вас только что весьма невежливо перебили. Продолжайте.

– Хорошо,– слегка поклонился Бенетора, высказывая дань уважения единственному синигами, которого он действительно почитает и уважает.– Это не просто жалкие Пустые, сорвавшие маски. Они созданы с помощью энергетического импульса Хогеку. Подозреваю, вы уже все знаете, что это такое, поэтому на свойствах камня я останавливаться не буду. Так вот, я встретил двух арранкаров из личной армии Айдзена, вернее– передовых бойцов из так называемой Эспады.

– Хорошо,– кивнул Генрюсай.– Что такое Эспада?

– Группа арранкаров с наивысшими боевыми способностями. В этой группе минимум четыре Вастерлорда, остальные минимум адьюкасы. Боевые способности Вастерлордов и раньше превосходили капитанов, теперь они стали куда сильнее. Я сражался с Улькиоррой без высвобождения…

– Это с тем парнем, с которым ты лет семьдесят назад повеселился в Уэко Мундо?– фыркнул Зараки.

– Да. Он стал намного сильнее, но большая часть сил запечатана в так называемом рессурексионе– форме, пробуждающей истинные боевые способности Пустого с усилением их силой синигами. Я не знаю, каковы остальные в Эспаде, но даже если эти двое высвободят свои рессурексионы, лишь капитаны сумеют их одолеть. И то не факт. Я хочу сказать вам всем вот что. Это прозвучит безумно, глупо и идет в разрез с основными тактическими нормами, но я прошу вас позволить мне сформировать группу быстрого реагирования, возглавить ее и отправить группу в мир людей. Прошу вас поверить моей интуиции, ситуация крайне серьезная. Если Айзен возьмет под контроль более десяти Вастерлордов и превратит их в арранкаров, мы обречены.

Капитаны начали живо обсуждать новости, и очень скоро зал собраний наполнился гулом голосов.

– Тишина!– прикрикнул Генрюсай и ударил посохом в пол.– Капитан Бенетора, я согласен позволить вам собрать оперативную группу быстрого реагирования! Как я понимаю, действовать будет в основном десятый отряд?

– Да, главнокомандующий Ямамото-доно. Я решил взять с собой моего лейтенанта, двух третьих офицеров и четвертого офицера Киру. Кроме того, я хотел бы взять с собой двоих бойцов уровня лейтенанта– Рукию Кучики и Иккаку Мадараме.

Генрюсай открыл левый глаз и воззрился на Бенетору. Секунду капитан десятого отряда выдерживал прямой взгляд старика, после чего Генрюсай кивнул:

– Хорошо. Когда ты хочешь отправиться?

– Немедленно.

– Хорошо. Теперь я хочу спросить о способностях арранкаров.

– Не вопрос,– пожал плечами Бенетора.– Иерро– способность укреплять кожу. Прочность техники так себе, для тех, кто владеет Волей– проблем нет. Сонидо– быстрое перемещение, очень похоже на сюмпо, только есть различие в потоке энергии. Зависит от уровня духовной силы и степени ее контроля. Серо вы знаете. Бала– способность атаковать импульсными сгустками духовной энергии. Слабее серо, но быстрее раз в двадцать, опасная техника. Рессурексион– возвращение к сути арранкара, усиление способностей изначального Пустого примерно в полтора раза. Возможно владение Волей и кидо, проверено мною не было. С помощью техники дескоррер открывают междумирный тоннель Гарганта. Гранд Рей Серо, усиленное кровью серо, разрушительная сила приблизительно на полтора порядка выше, чем у обычного серо. Точно доступно Эспаде, насчет остальных не в курсе, не встречал. Пескиса– техника обнаружения, повышает изначальную чувствительность к колебаниям духовной силы раз в сто.

– Кстати, а где Рукия-тян?– вдруг спросил Кьераку.– Что-то ее здесь не слышно…

– В мире людей,– просто ответил Бенетора.– Я отправляюсь собирать отряд, подготовьте Врата Миров.

И капитан десятого отряда исчез из зала собраний.

– Как всегда, никакого уважения,– вздохнул Кьераку.– Что вы думаете?

Капитаны погрузились в обсуждение противника, и с каждой секундой становились все мрачнее. Битва с Айзеном обещает стать минимум кровопролитной.

В это время Бенетора разбудил свой весьма недовольный отряд и всерьез задумался: а кто возьмется управлять делами? Помочь вызвался Зараки, оказавшийся рядом– просто поговорить. Пока капитаны беседовали за кружечкой пива в казарме одиннадцатого отряда, Иккаку Мадараме, Юмичика Аясегава, Тоширо Хитсугая, близняшки Хиери и Изуру Кира постепенно собрались у Врат Миров.

– Йо!– Мадараме широко улыбнулся, забрасывая на спину катану в ножнах.– Хитсугая, не в курсе, весело ли там?

– Там очень весело, Мадараме,– холодно ответил лейтенант десятого отряда.– И для тебя я Хитсугая-сан или лейтенант Хитсугая.

– Да ладно тебе, Широ-чан!– улыбнулись эти две стервы уже почти сто лет отравляющие его существование.– Мы же славно поиграем, к чему такое настроение?

– Подумаешь, капитан разбудил среди ночи,– зевнул Аясегава и потер саднящие ребра: Зараки не стал церемониться и просто пнул сладко дрыхнущего Юмичику в объятиях двух красоток, куда достал. Самое обидное (для Юмичики), что красотки отнеслись к его исчезновению философски и продолжили посапывать, прильнув друг к дружке.

– Думайте лучше о противниках,– отозвался Кира.– Они сильны. Иначе капитан не собирал бы столь сильную группу.

– Это да,– серьезно кивнул Мадараме.– Без капитана Бенеторы у нас минимум один боец уровня капитана, а все остальные не слабее лейтенантов. Ну да ладно! Значит, там веселья хоть отбавляй!

– Кажется, Лысик счастлив!– хихикнула Юки.

– Че ты сказала?– зарычал третий офицер одиннадцатого отряда.– А ну повторись!

– Ага, вон, как блестит,– хихикнула Ики.– Ой, Юки! Кажется, Лысик сердится! А ты говорила, что счастлив…

– Вам не жить,– доведенный до ручки Мадараме на палец выдвинул катану из ножен. И тут на плечо ему опустилась тяжелая рука, а по нервам набатом ударило чудовищное духовное давление. Взгляд скользнул по доспеху, совсем как у капитана Комамуры (Бенетора как-то обыграл того в карты на желание и отобрал его наручи, после чего подогнал под свой размер), по длинному рукаву хаори, по плечу, шее и остановился на мрачных фиолетовых глазах. Под взглядом мясника, заглянувшего в загон к свинкам и присматривающего пожирнее, третьему офицеру стало резко не по себе.

– Кому это не жить?– вроде бы спокойно, но очень внушительно поинтересовался Бенетора. Мадараме заискивающе улыбнулся, а по лицу градом катился холодный пот. Злить капитана десятого отряда без последствий могли только эти две стервочки, хихикающие за широкой спиной даже более огромного, чем его собственный капитан, мужчины. Ики и Юки начали строить ему рожи, а Бенетора мрачно смотрел на Мадараме.

– Э-э-э, никому… вам послышалось…

– Я вроде на слух не жаловался. Мадараме, поосторожнее со словами, я не так добр, как твой капитан. Юки, Ики, почему вы задираете всех подряд?

– Ну капитан-сама, скучно же,– оправдывались близняшки.– А вы еще слиняли куда-то, совсем скучно стало…

– Так значит, теперь я виноват, да?– рыкнул Бенетора, заставив Мадараме сглотнуть. Иккаку был уверен, что разозли он так капитана десятого отряда, как это только что сделали близняшки Хиери, и жить ему осталось бы ровно столько, сколько требуется мечу, чтобы рассечь противника пополам.

– Ладно,– выдохнул Бенетора.– Тоширо, открой Врата Миров. А теперь… погнали!

***

В Каракуре еще было светло. Бенетора с наслаждением вдохнул воздух и выдохнул, полетев лицом вперед.

– Ой, простите, капитан-сама,– улыбнулась Юки, только что протаранившая любимого капитана плечиком. «Кто бы мог подумать, что такая слабачка так запросто сшибет капитана десятого отряда?»– подумал Мадараме и понял, что близняшки совсем не так просты, как кажутся.

– Вредина,– буркнул Бенетора, едва не полетев на землю с высоты полтораста метров.– Ладно, погнали к Урахаре за гигаями.

Поздно ночью, когда все наконец уснули, высоко над Каракурой открылась гарганта, и из нее вышагнули шестеро. Гриммджо фыркнул и бросил своим фрасьонам:

– Найдите всех носителей духовной энергии и убейте, запускаем пескису…

Арранкары закрыли глаза, и ровно через секунду их всех пронзило чудовищное духовное давление.

– Этот с синей башкой мой,– низкий голос набатом ударил по ушам. Арранкары распахнули очи и воззрились на кучу синигами перед ними.

– Э?– Гриммджо оценивающе взглянул на стоящего впереди капитана.– Так это ты надрал задницы Ямми и Улькиорре?

– Я беру вот этого,– седой парень лет семнадцати с виду кивнул на Шаолона Куфонга. Куфонг воззрился на Хитсугаю с презрением и последовал за ним.

– Тогда наш вот этот симпатяжка!– улыбнулись близняшки, пожирая нехорошими взглядами Илфорда Гранца.

– Двое на одного?– тонко улыбнулся Гранц.– Маловато, ну да сойдет.

Близняшки и Гранц исчезли.

– Эй, громила,– Мадараме воззрился на Эдрада.– Пойдем, потолкуем. Юмичика, он мой.

– Понял,– вздохнул Аясегава, усюмпонивая вслед за Мадараме и его противником.

– Что ж, здоровый кусок говна или лох?– встала перед выбором Рукия.– Пожалуй, лучше здоровый. Кира, прости.

– Ничего,– Изуру воззрился на Ди Роя.– Покажи мне, чего стоят арранкары.

Кира и Рукия так же исчезли. Остались только Гриммджо и Бенетора.

– Говорит капитан Бенетора,– бросил Канаме в мобильник.– Снимите ограничение по первому запросу, и поставьте барьеры в радиусе трехсот кен вокруг сражающихся. Вокруг меня– двойной барьер радиусом пятьсот кен. И приготовьте группу по реконструкции городов.

– Хе, вот все и дерутся,– оскалился Джагерджак.– А мы чего стоим?

Бенетора пожал плечами, глядя на своего противника. Похоже, этот парень слишком слаб, чтобы как следует развлечься. Ну да ладно.

– Пойдем со мной,– усмехнулся Бенетора.– Если не трусишь.

– НИКОГДА!!!

П.А: да начнется махач!

Кира vs Ди Рой Ринкер.

Ринкер облизнулся.

– Я убью тебя, синигами, а потом и твоих дружков!

– Попробуй,– Кира обнажил катану и встретил рывок противника быстрым выпадом, тут же сместившись из-под контратаки. «А он быстрый»–, оценил Кира. Ринкер коснулся рукой груди и стер каплю крови из неглубокой ранки.

– Ого, ты меня достал. Пожалуй, мне стоит быть менее беспечным…

Кира отступал, парируя град ударов раскрытыми ладонями и ногами выпадами катаны. Его противник ржал, как безумный, что-то выкрикивал, возможно, оскорбительное, но Кира, следуя совету капитана, полностью отрешился от лишних звуков и образов, сосредоточившись лишь на том, что может быть полезным в бою. «Сейчас!»– Изуру сделал быстрый выпад катаной и перевел колющий удар в грудь в рубящий по бедру. Ринкер взвыл, хватаясь за рассеченное до половины бедро, и обнажил вакидзаси, бросаясь на Киру.

– Подними голову, Вабиске,– проговорил четвертый офицер десятого отряда.– Четвертый офицер десятого отряда Кира Изуру. Это имя того, кто убьет тебя, арранкар.

– Арранкар номер 16 Ди Рой Ринкер, синигами, имя того, кто сейчас порубит тебя в капусту!

Ди Рой начал бешено, беспорядочно и со всех сторон неправильно рубить Киру, а Изуру парировал удары своим изогнутым мечом.

– Сколько раз я ударил твой клинок?– спросил Кира после очередной серии выпадов.– Если ты не можешь посчитать, я скажу: семнадцать раз.

– Что за хрень?– взвыл Ди Рой, когда рукоять вакидзаши с чудовищной силой устремилась вниз, проламывая асфальт и пригвождая его руки к земле, заставляя рухнуть на колени и склонить голову.

– Зачем я спросил об ударах? Все просто. Мой Вабиске удваивает вес всего, чего касается. И еще раз после следующего касания, и еще раз после следующего. Твой вакидзаси весил приблизительно один килограмм, сейчас его вес превышает шестьдесят пять тонн. Когда мои противники больше не в силах удержать свое оружие, они падают на колени и склоняют голову, словно извиняются. Потому он и зовется Вабиске– просящий прощения. А теперь прощай, арранкар номер 16 Ди Рой Ринкер.

Изгиб Вабиске поймал шею Ринкера.

– Будь ты…– заорал было Ринкер, но Кира сделал рукой быстрое движение. Голова арранкара с отпечатавшимися на лице ненавистью, страхом и отчаянием улетела в сторону и исчезла черной пылью, так и не коснувшись земли. Кира запечатал занпакто и сел на лавочку у автобусной остановки, терпеливо дожидаясь, пока остальные закончат.

Близняшки Хиери vs Илфорд Гранц.

– Вы думаете, что я стану вас щадить только потому, что вы– девочки?– ухмыльнулся светловолосый арранкар.– Такому не бывать!

– Хи-хи-хи!– был ответ. Арранкар исчез и возник рядом с Ики, стремясь вогнать носок сапога ей под ребра, но его цель пропала из поля зрения, а нога взорвалась потоком крови– икра была рассечена до половины. Еще мгновение– и та же участь постигла спину.

– Когда сражаешься против пары,– начала Ики, отряхивая с клинка красные капельки.

– Не выпускай из виду обоих!– закончила Юки.

– Мы– третьи офицеры десятого отряда Ики Хиери и Юки Хиери– имя тех, кто тебя убьет!

– Не смешно,– процедил Гранц и обнажил катану, бросаясь в бой и усиливая иерро до предела. Ики приняла удар катаны, в то время как Юки, словно и не заметив брони из духовной энергии, ловко надрезала сухожилие левой ноги. Илфорд отмахнулся от нее клинком и едва не лишился правой руки, отпрыгивая назад с рассеченным до половины правым предплечьем.

– Фу, какой ты скучный!– надулась Юки.– Я думала, раз красавчик, то сильный, а тут какой-то недоделанный слабачок. Тьфу, педик смазливый!

– Подстилка арранкаров,– поддакнула Ики.– Любят небось вгонять свои болтики в твою попочку, а?

Уж что-что, а бесить противников (на самом деле всех подряд, не верьте им;-)) эти две стервочки умеют мастерски. Интуитивно находят самые слабые места и без зазрения совести прохаживаются по ним острыми язычками. Вот и Гранц зарычал, багровея от ярости.

– А может, больше в ротик?– задумалась Ики.– Посмотри, какой растянутый ротик, привыкший к регулярным минетам… оп! Не попал!

Левое бедро оказалось разрублено до половины катаной Юки, а катана Ики едва не отсекла голову Илфорда.

– А может он любит сразу по два?– предположила Юки.– Или даже по четыре? А то меч держит так, будто писю кому-то надрачивает, хи-хи-хи!

Гранц шумно засопел, оправдывая свой рессурексион и, ревя, как боевой бык, бросился на близняшек. И снова они исчезли, а на спине появилась еще одна перекрестная рана, обильно сочащаяся кровью. Ярость алой пеленой застилала глаза арранкару.

– Забодай, Дель Торо!– рыкнул он, превращаясь в огромного быка с алыми глазами и чудовищной духовной энергией.

– Посмотри, Юки,– рассмеялась Ики.– Какой боль… ох ты ж епсель!

Ики едва успела отрыгнуть от свистнувшего в сантиметре от груди рога и отсечь его у основания, а тем временем Юки рубанула противника в шею. Девочки замелькали вокруг громадного и неожиданно стремительного противника, нанося тому десятки ударов и уклоняясь от выпадов рога.

– Юки, пора,– выдохнула Ики.– Давай вместе.

– Ага! Бакудо четыре, хаинава,– выдохнула Юки, захватывая рог в золотой аркан и оттягивая голову арранкара в сторону. Ики исчезла и в гробовой тишине возникла за арранкаром, припадая на левое колено. Ее правая рука держала катану у самых стоп девушки, клинком параллельно земли. Ики вложила катану в ножны, и только потом арранкар распался на две половины, брызнувшие потоками крови.

– Отличный удар, Ики!– похвалила Юки, отпуская золотой аркан.– Ты так хороша в зандзюцу…

– Не лучше, чем ты в кидо,– улыбнулась Ики.– Пойдем, там Кира-кун закончил, посидим, поболтаем…

Рукия vs Наким Гриндина.

Толстяк атаковал незамедлительно и вполне закономерно промахнулся, а его левая рука, до половины кулака вошедшая в асфальт и разломавшая дорожное покрытие на десяток метров вокруг, брызнула кровью из длинной рубленой раны от кисти до локтя.

– Хадо тридцать три, сокацуй.

Шар синего огня прочертил воздух и взорвался, столкнувшись с барьером, а Рукия едва не пропустила мощный удар в спину и отмахнулась катаной, украшая кулак противника еще одним глубоким порезом.

– А ты проблемный,– Рукия едва уклонилась еще от двух атак– грузный противник оказался чересчур быстрым.– Лейтенант десятого отряда Кучики Рукия.

– Арранкар номер 14, Наким Гриндина,– выдохнул толстяк.– А теперь умри.

– Танцуй, Соде но Шираюки. Первый танец, цукиширо.

Толстяк прыгнул в сторону, уходя от колонны льда. Рукия взмахнула клинком, и сорвавшиеся с лезвия снежинки обратились приличными ледяными копьями, одно из которых достало арранкара, вонзившись чуть выше голеностопного сустава левой ноги. Лед распространился вверх и вниз, замораживая ногу до колена.

Рукия едва ушла от двух атак массивным мечом и отразила третью, покрывая меч противника льдом.

Арранкар разорвал дистанцию и прежде, чем его пронзили еще несколько ледяных копий, контратаковал, проходя под ударом в неудобную для Рукии точку. Мощный удар кулака сшиб девушку далеко в стороны. Рукия стабилизировалась в воздухе и исчезла в сюмпо, создавая цукиширо в двух метрах позади от места, где она находилась мгновение назад. Возникший за ней арранкар попался в ловушку и оказался вморожен в высокий ледяной столб. Столб раскололся на несколько ледяных глыб, а Рукия рухнула на одно колено, кашляя кровью. Удар повредил внутренности, лучше бы ей пока что не шевелиться.

– О-о-о, Рукия-тян, как тебя оттрепали,– услышала Рукия голос Ики… или Юки?– Юки, помоги Рукии-тян, если ей будет больно, капитану-саме будет плохо.

«Все-таки Ики,– устало думала Рукия, прикрывая глаза.– Все-таки Ики… и чем они отличаются?»

Хитсугая vs Шаолон Куфонг

Лейтенант десятого отряда разорвал дистанцию и чуть прищурился. У него опытный противник и довольно сильный, как мечник. Тоширо коротко взглянул на порез на плече. Его достали, такое происходит нечасто. Почти десятиминутная рубка, и первая кровь у него, плохо. Похоже, нужно стать серьезнее, вон, Кира и стервочки уже закончили бой… да, и Кучики тоже уложила своего, пусть и немного пострадала, судя по колебаниям духовной энергии. А капитан со своим противником только разминаются, эти двое явно не хотят спешить.

– Что такое, мальчик?– проговорил Шаолон.– Зря ты мне бросил вызов. Я хотел сразиться с капитаном и убить его…

Хитсугая рассмеялся. С каждой секундой его тихий смех становился все громче, пока не перешел в хохот.

– Убить капитана? Ха-ха-ха-ха, ты? Не смеши меня! Такому слабаку, как ты, и за тысячу лет тренировок не достигнуть того, чего достиг наш капитан.

– Дерзкий мальчишка,– выдохнул Куфонг.– Я поставлю тебя на место… что?

Спина арранкара брызнула кровью, ноги слегка подкосились, и лишь впрыском большой дозы духовной энергии он остановил кровотечение.

– Лейтенант десятого отряда Тоширо Хитсугая,– проговорил Хитсугая.– Имя того, кто убьет тебя, самоуверенный арранкар.

«Черт, я заговорился и ослабил иерро»,– думал Куфонг, отражая слишком сильный для такого сопляка удар катаной. Его катана украсилась зазубриной, а затем клинок вдруг оказался напротив правого глаза. Арранкар едва успел отклонить голову в сторону, а его щека брызнула кровью и тут же покрылась тонкой ледяной коркой, обжигая страшным холодом. «Когда он высвободил занпакто?»– Куфонг едва успел уйти еще от одного удара и разорвал дистанцию.

– Так у тебя ледяной занпакто, верно?– ухмыльнулся арранкар и сломал лед.– Слабовато, от шикая я ждал большего. Хотя ты довольно сильный мечник, малыш.

– Шикая, говоришь?– усмехнулся Тоширо.– Нет, я не высвобождал шикай. Это моя духовная сила заморозила твою щеку. Как и мой капитан, я научился призывать часть силы своего занпакто в полностью запечатанном состоянии. Хотя тебе это знание ничем не поможет. А теперь я тебе покажу, что такое шикай синигами. Снизойди с ледяных небес, Херинмару!

Ледяной дракон сорвался с клинка и устремился на арранкара. Шаолонг выстрелил серо, разбивая дракона, и самодовольно усмехнулся:

– Лейтенанту меня не убить, паршивый сопляк.

Арранкар сорвался в бой и замер. По его лицу, пересекая его наискось, пробежала тонкая ледяная ниточка, продолжаясь на спину и грудь и стремительно расширяясь. «Что?... Не…невозмож… невозможно…»– мысли в голове арранкара замерзали, а еще несколько секунд спустя все его тело было закован в лед.

– Херинмару, техника вторая, ледяное рассечение,– Хитсугая усмехнулся, и его занпакто окутался белым светом. Цепочка с полулунным клинком исчезла, и сам занпакто вскоре распался белыми частицами и впитался в ладонь.– Не недооценивай десятый отряд, арранкар, чьего имени я не знаю.

Канаме Бенетора vs Гриммджо Джагерджак

Разорвать дистанцию, взглянуть на противника и снова сорваться в рукопашный бой. Нога арранкара ударила по крепкому щитку, а кулак Бенеторы встретился с выставленным в блоке предплечьем. И снова разорвать дистанцию, снова чуть присмотреться.

– Черт,– выдохнул Гриммджо.– Похоже, Ди Рой мертв… и Гранц тоже скопытился… неужели и Нагима труп? Знаешь, а твои детишки кое-что умеют. Не думал, что они одолеют мою фракцию, особенно те две тринадцатилетние девчонки с вишневыми глазами.

– На самом деле Ики и Юки ненамного младше меня,– усмехнулся Бенетора.– И нет ничего удивительного, что они выиграли. Они– мастера парного боя, и я даже думаю, что они уложили бы всю твою фракцию на обе лопатки, кроме, пожалуй, того, с длинным черепом. Как его…

– Шаолонг,– усмехнулся Гриммджо.– Ты их любишь, этих девчонок.

– Ты прав, Гриммджо Джагерджак,– улыбнулся Канаме.– Они мне как дочки. Своенравные, вредные, но при этом добрые и милые девочки.

– Хм… думаю, после твоих слов мне будет немного неловко их убивать,– признал Гриммджо.– А ты странный, Алый Тигр.

– Еще какой,– слегка усмехнулся Бенетора.– Что ж, раз уж и Тоширо своего отметелил, пора бы и нам стать серьезнее.

– Давно пора,– оскалился Гриммджо и с хохотом сорвался в бой. Задушевная беседа кончилась, теперь можно и подраться. Правая ладонь устремилась в горло, между скрюченными пальцами левой стремительно зрело серо. Бенетора едва ушел от стремительного удара кистью и стремительно выхваченным из мгновенно материализованного посоха сикомизуэ рассек серо пополам. Мгновение– и нога арранкара врезалась в щиток на левой руке, а сикомизуэ едва не рассек его пополам. Гриммджо отступил назад и едва успел обнажить катану: Бенетора рванул сразу за ним, стремясь рассечь его одним махом. И судя по тому, какое чудовищное напряжение прошло сквозь тело арранкара, вполне способен разрезать его иерро, как листок бумаги.

– Ты слишком силен, Гриммджо,– проговорил Бенетора, разорвав дистанцию.

– Че такое? Уже сдулся?

– Я о том, что мои ребята с трудом совладают с тобой, и многие, кроме Тоширо, точно пострадают.

– Ты считаешь этого сопляка таким сильным?

– Да, считаю,– усмехнулся Бенетора, высвобождая свою духовную энергию.– Но мои девочки точно будут убиты тобою, они ведь лезут на рожон… и именно поэтому я не имею права проиграть, хотя и не собирался.

Неожиданно шесть прямоугольников, сотканных из света, приблизились к Гриммджо со всех сторон и заковали его, лишая подвижности.

– Властитель, носящий маску из плоти и крови, кому даровано имя человеческое, парящий на десяти тысячах крыльев. Придет гроза, и пустое вращающееся колесо разобьет свет на шесть частей, бакудо шестьдесят один, рикудзекоро!– скороговоркой выпалил Бенетора, и начавшие трескаться под напором духовной энергии Гриммджо прямоугольники засветились в десять раз ярче и с новой силой сдавили его тело. Гриммджо попробовал их сломать, бакудо поддалось, но вот Бенетора возник перед ним и изо всех сил рубанул. Алая вспышка сменилась мощным взрывом, выбросившим Бенетору далеко в сторону.

– Черт,– выдохнул Бенетора.

Гриммжо по другую сторону от столба сизо-серого дыма выглядел немного хуже. Косоде рассечено и сожжено, на груди глубокая рубленая рана, сочащаяся кровью, тяжелое дыхание и покрытая ожогами левая рука.

– Ты взорвал серо в собственной руке,– усмехнулся Канаме.– Очень неплохо, ты меня задел.

И продемонстрировал левую руку. Наруча на ней как не бывало. Бенетора прыгнул в сторону, уходя от серо, и возник рядом с Гриммджо. Арранкар исчез и едва не рассек капитана десятого отряда пополам. Бенетора завел сикомизуэ за спину и без усилий блокировал удар.

– Ты разве не слышал, что я говорил Улькиорре? Он должен был бы доложить.

– И что же?

– В связи с высокой духовной силой бойцов уровня капитана и лейтенанта ограничивают в духовной силе в связи с выходом в мир живых. Обычно сила уменьшается в пять раз, как с тем парнем Тоширо и с Рукией. Меня же в связи с моей гигантской духовной силой ограничили в двенадцать раз…

На лице Гриммджо отразилось предынфарктное состояние. «Что? В двенадцать? Невозможно, он может стать сильнее… в двенадцать раз?»– панически думал арранкар.

– Но моя Воля и моя физическая сила не подверглись уменьшению,– продолжил Бенетора.– Ты видел это по кидо, несмотря на то, что я прочел текст заклятия полностью, ты с легкостью его сломал. А теперь я покажу тебе разницу в силе между нами, Секста Эспада Гриммджо Джагерджак!

На груди Бенеторы, той части, что видна из-под косоде, вспыхнул нарцисс.

– Снятие ограничения,– выдохнул капитан десятого отряда. Мощнейшая волна духовной энергии пронзила арранкара насквозь, заставив его затрепетать, а барьер– завибрировать и замерцать, но двойная защита выдержала те несколько мгновений, за которые Бенетора взял силу под контроль. Мгновение– и Гриммджо отражает невероятной силы удар.

– Моя сила выросла, да? Я просто усилил мышцы потоком духовной энергии, так что… покажи мне свой рессурексион, если не хочешь умереть.

– Разорви его, Пантера!– выкрикнул арранкар и возник за Бенеторой, нанося удар когтями. Капитан десятого отряда пропал из виду и возник чуть в стороне.

– Ха, я успел вовремя,– искаженный голос звучал… зловеще.– Твой рессурексион увеличил скорость почти в тридцать раз, а силу приблизительно восемнадцать раз. Хороший рессурексион. Еще чуть-чуть, и ты бы меня достал.

– Че за хрень?– выдохнул Гриммджо и вытаращил глаза, созерцая полноценную маску Пустого.

– Не только Пустые, ломая маски, могут приобретать силы синигами,– желтые глаза с черными белками чуть сощурились в прорезях маски.– Но и синигами, побеждая внутреннего Пустого, получают его силу. Чего замер?

Гриммджо едва успел дернуться в сторону, и тут же его спина вспыхнула острой болью. Сикомизуэ словно и не заметил его костяной брони и мощнейшего иерро, меч Бенеторы прорезал их, словно лист бумаги! Арранкар разорвал дистанцию и прокусил палец:
– Гранд Рей Серо!

Неровная голубая вспышка сорвалась с его руки. Бенетора сощурил глаза и поднял руку навстречу. На кончике среднего пальца левой руки вспух алый шар, мгновенно выросший в диаметре до полуметра и взорвавшийся стирающим все на своем пути чудовищным потоком энергии. Голубая вспышка погасла, а Гриммджо едва ушел от остаточного потока. «Подавил Гранд Рей Серо обычным серо?»– изумился арранкар.

– Десгаррон!

Десять когтей, сотканных из духовной энергии, устремились к Бенеторе. Капитан десятого отряда, призвавший маску Пустого, спокойно ждал их приближения и… одним взмахом разбил их все на мелкие кусочки, после чего возник за спиной Гриммджо. Грудь арранкара брызнула кровью из глубокой рубленой раны. Смертельной раны.

– Мы хорошо повеселились,– услышал Гриммджо вполне нормальный голос прежде, чем кануть в пустоту.– Благодаря тебе я вышел на новый уровень скорости и серо в форме Пустого, спасибо тебе, Гриммджо. Спи спокойно и переродись в сильного синигами.

Примечание к части

Фу-ух, прошу прощения за столь длительную задержку. Приятного чтения и оставляйте побольше отзывов)))
Чем больше отзывов, тем быстрее выйдет следующая часть)))

Глава 31

В небе над Каракурой открылась еще одна гарганта. Бенетора коротко оглянулся на рассыпающееся черными частицами тело и поднял голову:

– Давно не виделись, тезка.

– У меня нет к тебе ненависти, Бенетора, ответь мне, где Гриммджо? Я потерял его духовную энергию.

– Я убил его пару секунд назад. Если у тебя какие-то претензии– нападай! Но я даже не предполагал, что у тебя уже есть рессурексион. Хотя нет, он был давно, только… спящий. А теперь, в Уэко Мундо, он проснулся. А я-то думал все эти годы, что за странный оттенок у твоей духовной энергии? И почти всегда списывал это на изменение вследствие отсутствия зрения.

Канаме Тоусен повернул голову в сторону завершающегося сражения, закончившегося трупом Лионеса и тщательно избитым Мадараме.

– Тебе здесь ловить нечего,– усмехнулся Бенетора.– Ты понимаешь, что все это означает?

– Я всегда знал, что в твоем отряде минимум два капитана и три лейтенанта.

– Молодец, возьми с полки пирожок,– ухмыльнулся Бенетора.– А еще лучше проваливай-ка отсюда.

Мгновение– рядом с ним возникли Тоширо, Рукия и близняшки Хиери, а Кира вместе с Юмичикой остался штопать Мадараме.

Тоусен выдохнул и потянул руку к рукояти катаны.

– Э не, не советую,– покачал головой Бенетора.– Если ты сейчас обнажишь катану, я тебя убью, Тоусен. Тоширо, не дергайся. Если мы начнем сражаться с ним, наша духовная энергия убьет много мирных жителей.

– Не убьет,– улыбнулась Рукия.– Я уже поставила барьер…

– Двойной барьер еле выдерживает только мою духовную энергию,– покачал головой Бенетора.– Так что одинарный и подавно не выдержит нашей схватки. Я тебя предупредил, Тоусен. Твоя правая рука– первое, что ты потеряешь, и твой паршивый рессурексион тебя не спасет, мушонок.

– Капитан, позволите мне убить его?– деловито осведомился Тоширо.

– Не нужно,– Бенетора кивком велел всем убираться. Юки, Ики и Тоширо слиняли мгновенно, а Рукия слегка тормознула. Она отвыкла от того, что капитан часто общается резкими замысловатыми жестами.

– Я тоже уйду,– Тоусен оглянулся, если так можно сказать о слепом.– Гриммджо и его фракция мертвы. Моей задачей было вернуть тех, кто останется в живых.

Рукия удивленно смотрела, как предатель исчезает в гарганте и пораженно воззрилась на спокойного Бенетору.

– Ты почему его отпустил?– взвизгнула девушка.– Зачем?

– Худой мир всяко лучше доброй войны,– глубокомысленно изрек Бенетора.– Или ты хотела бы прямо сейчас, когда мы совершенно не готовы, воевать с армией Айзена?

Рукия пристыженно замолчала, склоняя голову. Действительно, что она о себе возомнила? Что она может учить, как воевать, человека, который воевал всю свою жизнь?

– Извини,– мягкий голос развеял все печали, а знакомые руки прижали ее к знакомой груди.– Рукия, прости, я не хотел тебя обидеть…

– Нет, ничего,– улыбнулась девушка, прильнув к возлюбленному.– Это ты извини, я… просто я глупая, вздумала учить того, кто столько воевал…

– Просто помолчи, хорошо?– прошептал Канаме, целуя Рукию в темя. От более решительных действий его отвлекло вежливое покашливание лейтенанта.

– Докладываю, капитан Бенетора. Третий офицер одиннадцатого отряда Иккаку Мадараме получил тяжелые раны в бою со своим противником, но одолел его. Теперь он в стабильном состоянии, отсыпается. Группа ждет дальнейших указаний.

– Всем собраться в магазине Урахары. Там я с вами поговорю и хочу вам кое-что сказать.

Хитсугая серьезно кивнул и исчез. Через несколько минут весь отряд был собран в штабе, собранном в подвале магазина Урахары. Киске отнесся к этому философски, спокойно пропустив всех и только сетуя, что его разбудили. Бенетора ему не верил– в спальне торгаша потягивалась в кровати голая Йоруичи, так что вряд ли они спали.

– Значит так, подведем итоги,– Бенетора обвел взглядом выстроившихся в неровную шеренгу синигами.– Тоширо Хитсугая. Твой противник был довольно силен, ты задействовал шикай и умело использовал свои двадцать процентов духовной энергии для одного мощного максимального удара, зная, что будешь истощен. Справился на четверочку, слишком долго играл с ним и получил несколько неглубоких ран.

Хитсугая серьезно кивнул. Да, ему обидно слышать критику после того, как он уничтожил сильного арранкара, но капитан совершенно прав. Тоширо прекрасно понимает, что капитан не может допустить такой оплошности, и Бенетора в очередной раз указал на его ошибку.

– Рукия Кучики. Твой противник был слабаком, и кроме этого ты получила серьезное ранение. Справилась на тройку, не больше.

Рукия опустила взгляд. Да, она сама виновата, что позволила себе заиграться. Но как же обидно слышать эти слова…

– Близняшки Хиери. Что ж, превосходный результат парной работы. Но вы позволили себе заиграться с противником, пусть и уничтожили его без высвобождения и без единой царапины. Это показывает, что вы знаете, с кем можно поиграть, а кого нужно убить сразу. Пять.

Близняшки польщенно улыбнулись. Толковой похвалы от капитана добиться крайне сложно, и у них получилось! Может, во второй или в третий раз за все время, проведенное ими в десятом отряде. И ради этой похвалы, ради шанса ее получить можно и жизнь поставить на кон.

– Кира. Что ж, отличная работа. Ты использовал двадцать процентов своей силы для того, чтобы увеличить свои способности до привычного максимума на непродолжительное время, и за это время уничтожил противника. Предельно четкая, скупая работа, хотя ты и не забыл поглумиться над противником. Пять.

Четвертый офицер слегка изогнул губы в улыбке. Первая похвала капитана за все то время, что он служит в десятом отряде в виде слов, а не в виде одобрительного кивка.

– И Мадараме. Жалкий слабак. Недооценил противника, играл с ним… может, в твоем отряде так и принято, но ты сейчас не в отряде Зараки, а в отряде Бенеторы. Четкая, скупая работа– вот что нужно при встрече с сильным противником! Два.

– Остались вы, капитан,– улыбнулись близняшки.– И как вы себя оцените?

– Не знаю,– покачал головой Бенетора.– Я единственный, кто снял ограничение.

– Но ведь вас ограничили в двенадцать раз!– воскликнул Хитсугая.– Ваша духовная энергия была даже слабее, чем у меня, а ваш противник превосходил моего на порядок!

– Это не меняет сути. Я– единственный, кто снял ограничение.

Тоширо открыл было рот и тут же его закрыл. Спорить с капитаном совершенно бесполезно.

– Ладно, все это на самом деле полная херня,– отмахнулся Бенетора.– Важно лишь то, какой ответный ход предпримет Айзен.

***

Весь следующий день капитан Бенетора пребывал в задумчивости, рассеянно двигая по шахматной доске фигуры.

– Помогает сосредоточиться,– только и сказал он своему лейтенанту, вздумавшему спросить, что случилось. В интонациях капитана десятого отряда было нечто такое, что Тоширо предпочел убраться с глаз долой. С капитаном у них хорошие отношения, которые, если бы не разница в возрасте, можно было бы назвать дружескими, но пойти на мелкую нарезку Хитсугае совсем не хочется.

Прошло двадцать часов с момента вторжения группы Гриммджо. Лейтенанты и офицеры уже полностью восстановили раны и силы, и теперь ждали указаний капитана.

– Группа расформирована,– только и сказал Бенетора и принялся за чай с печеньками. Пораженное молчание висело до тех пор, пока поллитровая кружка, полная горячего ароматного напитка, не опустела.

– Но капитан!– воскликнул Хитсугая.– Мы же здесь, чтобы…

– Молчи. Поужинайте, и мы отправимся в Сообщество Душ. Рукия, ты остаешься присматривать за Каракурой и группой Куросаки, пока меня не будет.

– Но капитан…– начали было близняшки и тут же осеклись, поймав взгляд капитана. В фиолетовых глазах они увидели то единственное, что могло держать их в узде.

– Ужинайте, я пока поговорю с Урахарой.

Киске ждал его на крыше и был непривычно задумчивым.

– Ты все-таки решился?– проговорил бывший капитан двенадцатого отряда.

– Да.

– Ты точно уверен?

Ответ на этот вопрос гениальный ученый, разумеется, знал, но не мог не спросить.

– Да. Присмотри за Рукией.

Капитан десятого отряда улыбнулся, полной грудью вдыхая ночной воздух. Урахара тихонько вздохнул и отправился внутрь.

Бенетору отвлек его лейтенант.

– Мы готовы, капитан,– сказал Тоширо.

– Открой Врата Миров.

Рукия смотрела, как ее друзья один за другим исчезают в сгустке белого света. Последним уходил Бенетора.

– Я тебя люблю,– сказал он на прощание, но сказал так, что сердце Рукии сжалось.– Прощай, Рукия.

– Канаме!– воскликнула Рукия, бросаясь вперед, но кто-то схватил ее за локоть. Девушка рванулась, вырвалась, но врата уже закрылись.

– Канаме…– Рукия смотрела туда, где только что сияли врата миров.– Зачем… что ты задумал?

– Осторожнее, Рукия-тян,– услышала она веселый и беззаботный голос того единственного человека, которого она жаждет порвать на кучу милых чаппи.– Вы могли быть разрезаны пополам. Пойдем внутрь, попьем чайку, поговорим!

Рукия покорно поплелась вслед за торговцем. Вроде бы попрощались, как обычно, но почему тогда так тревожно на сердце?

В это время группа Бенеторы уже покинула Разделитель Миров и вышла у Врат Белого Пути. Дрыхнущий Дзидамбо быстро проснулся и споро пропустил их внутрь.

– Идите все отдыхать,– устало сказал капитан.– Завтра у нас трудный день.

Вот группа и распущена, теперь полностью. Капитан десятого отряда мысленно проводил их до казарм и убедился, что все легли спать. Только после этого Канаме Бенетора отправился в свой кабинет и зажег подсвечник– капитан десятого отряда не переносит электрических ламп.

Лейтенант десятого отряда Хитсугая Тоширо не мог уснуть. Его грызло какое-то предчувствие, предчувствие чего-то странного и страшного. Вздохнув, он поплелся в кабинет капитана, где горел подсвечник. Раз уж ему не спится, возьмет какую-нибудь работу, разберет отчеты или еще чего.

Пламя свечей затрепетало и погасло из-за сквозняка. Тоширо прикрыл дверь и снова зажег свечи, закрывая окно. Затем лейтенант перевел взгляд на стол и увидел там…

– Какого черта?– выругался Тоширо впервые за сто лет. На столе лежала записка и аккуратно сложенный хаори. Хитсугая метнулся к шкафу, полностью наплевав на то, что капитан может прибить его. И верно, вот форма синигами, а дорожная одежда пропала.

– Что такое, Широ-чан?– услышал он беззаботный голос одной из близняшек.

– Капитан исчез!– выдохнул лейтенант.– Оставил хаори и записку.

– «Записка адресована капитану Кьераку»,– прочла вторая близняшка.– И что здесь? «Сюнсуй, у меня есть к тебе просьба: не отправляйтесь за мной. И вот еще: присмотри за близняшками, они мне как дочки. Я их очень люблю и не хочу, чтобы они погибли…» капитан…

Третий офицер Хиери всхлипнула и вытерла кулачком слезы. Тоширо решительно отобрал у нее записку и продолжил чтение.

– «… не хочу, чтобы они погибли. И вот еще: рекомендуй Тоширо на мой пост, со временем его сила превзойдет всех нас. Скажи Зараки, чтобы помог ему освоиться на посту капитана. Пусть Кенпачи и кажется угрюмым дуболомом, но он мужик правильный. Передай от меня извинения всем остальным, особенно Рукии. Написал бы что-то вроде «Целую, Канаме», но я ж не педик, да? Ладно, ты хороший друг, Сюнсуй, надеюсь, мы еще увидимся…»

Хитсугая оглянулся на рыдающих близняшек.

– Капита-ан бро-о-осил на-а-ас!

– Капита-ан на-а-ас лю-у-у-убит!

– Мы то-о-оже о-о-очень лю-у-убим капитана-ана-а-а!

– Тогда отправляемся за ним,– решил Хитсугая.– Капитан ушел в Уэко Мундо, нам нужно срочно бежать к капитану Куротсучи или к Урахаре-сану.

– Ой-ой-ой,– услышали они голос за спиной.– Я так и знал, что он не усидит на месте!

– Капитан Кьераку?– челюсть Хитсугаи отвисла до пола.– Но…

– Расслабься, Тоширо-кун,– поднял руку Сюнсуй.– Я догадываюсь, что он хотел сказать. Сейчас капитан у себя дома, но скоро уйдет в Уэко Мундо. Так что нам нужно поспешить.

***

Капитан десятого отряда чуть усмехнулся. Ну вот, послание Рукии он оставил, теперь можно и уходить.

– Далеко собрался?

– Кенпачи?– Бенетора обернулся.– Ты что здесь делаешь?

– Да вот, услышал, что ты решил захапать себе все веселье,– пожал плечами Зараки.– Так что я иду с тобой.

– Но…

– Никаких «но», Канаме-сан,– усмехнулся капитан Кучики.– Я тоже иду с вами.

– Но Бьякуя, ты же…

– В первую очередь я– солдат Готей-13. Так что я иду с вами.

– Простите нас, капитан,– услышал Бенетора голос Хитсугаи.– Но мы не можем оставить все, как есть. Мы тоже идем с вами.

– Тоширо? Ики? Юки? Изуру? Почему вы…

– Да заткнись ты, неугомонный,– услышал он голос капитана Куротсучи.– Давай, делай свою чертову гарганту, я хочу собрать побольше новых образцов… Нему, ты подготовила грузовик?

– Да, Маюри-сама.

– Давай уже в самом деле,– зевнул хорошо знакомый голос.– Открывай переход и пойдем веселиться!

– Кьераку? Укитаке? А вы… ребята…

– Черта с два мы бросим тебя одного,– рыкнул Зараки.– Отдать тебе все веселье? Да пошел ты знаешь куда? Я пойду и завалю такого сильного Пустого, какого ты не завалишь!

Бенетора только усмехнулся и оглянулся на своих спутников.

– Все знаете, что такое «упреждающий удар»? Вот и славно. Короче, парни… и девушки. Как только запахнет жареным– смывайтесь оттуда. Мы сделаем набег, грохнем по-быстрому, кого сможем, и назад. Потреплем силы Айзена, пока Хогёку полностью не пробудился.

– Вот это мне нравится!– оскалился Зараки.– Давай уже, не томи!

– Ну, понеслась пи..да по кочкам!– выдохнул Бенетора, открывая гарганту.– Представьте дорогу и идите по ней, ребята.

Глава 32

Бенетора мчался впереди всех на всей скорости. Капитаны и не думали отставать, а вот Хитсугае, Кире и близняшкам приходилось туго. И если сестрички Хиери успевали еще более-менее, то немного более медлительный лейтенант уже задыхался, а Кира вообще чувствовал себя на редкость паршиво.

– Сбавляем скорость,– Бенетора чуть притормозил.– А то Кира-кун сейчас задохнется.

– Эх, юность,– вздохнул Кьераку.– Такие амбиции и так мало сил… что скажешь, Укитаке?

– Ну… что это? Так быстро?

– Да,– Бенетора увидел разрыв впереди.– Гарганта почти втрое быстрее Врат Миров. Готовьтесь, веселуха начнется сразу же, как только мы попадем туда. Так, во всяком случае, случилось бы лет сто назад. Эх, славное было время, стоило мне появиться, и меня тут же пытались порубить на части…

Глаза Канаме затуманились ностальгией, и в этот же момент капитаны Готей-13 вывалились на сплошной песок необъятной белой пустыни. Ни солнца, ни ветра, ни туч, только луна, безмолвно застывшая на небосводе.

– Здесь нет жизни,– проговорил Бенетора.– Только Пустые. И очень скоро они здесь появятся.

Капитан десятого отряда вдохнул такой знакомый воздух. Да, он вернулся. И его Пустой тянется к этому месту, заставляя Бенетору чувствовать себя почти счастливым.

– Скоро начнется,– с предвкушением оскалился Зараки.

– И не говори,– вздохнул Кьераку.– Ну что, Бенетора? Есть идеи, как нам добраться до Лас Ночес?

– Разумеется,– Канаме кивнул на пристройку.– Один из тоннелей, он охраняется. Поэтому быстро разделываемся с охраной и так же быстро проскакиваем дальше, договорились?

– Здесь нет Эспады, да?– зевнул Зараки.– Скучно. Я пошел, не отставайте и не суйтесь под руку.

Дальше вся «делегация» из Готей-13 только и делала, что наблюдала, как самый маньячный маньяк в истории Сообщества Душ лениво рубит арранкаров и просто со скуки крошит все на своем пути. Так что под куполом Лас Ночес синигами оказались меньше, чем в течение пятнадцати минут. А там…

– Вторженцы,– проговорил черноволосый арранкар с холодными зелеными глазами и лицом, кирпичностью не уступающим лицу капитана Кучики.– Мне приказано уничтожить вас.

Улькиорра высвободил духовную энергию, но ни одного из синигами не впечатлил. Юки и Ики чуть скривились, Кира только наклонил голову, а Хитсугая уже прикидывал, как будет разбирать самоуверенного арранкара.

– Ой-ой,– придержал шляпу капитан Кьераку.– Похоже, без боя ты нас не пропустишь, малыш. Что ж, придется преподать тебе урок… что?

Путь капитану восьмого отряда преградил полированный деревянный посох.

– Этот арранкар– мой,– нехорошо оскалился Бенетора, и даже Зараки не решился ему возразить.– Куатро Эспада Улькиорра Сифер.

– С его духовной силой и он всего лишь четвертый?– удивился Укитаке.– Мне страшно представить первую тройку…

– Мне тоже,– вздохнул Кьераку.– Страшные противники. Бенетора, тебе помочь?

– Я скоро догоню.

Капитаны, лейтенант и офицеры исчезли, оставляя Канаме наедине с Улькиоррой.

– «Скоро догоню»? Как самонадеянно.

– Мне кажется, или ты хочешь сказать, что надумал победить меня?– ухмыльнулся Бенетора.– Начнем же.

Улькиорра не заставил просить себя дважды и исчез в сонидо, нанося мощный удар открытой ладонью в горло. Бенетора ухмыльнулся и без усилий поймал арранкара, после чего одним махом руки швырнул его в башню, стоящую в двух километрах. Верхняя треть огромного каменного строения высотой метров триста окуталась дымом, грохот даже на таком расстоянии ударил по ушам. Арранкар едва сумел стабилизироваться в воздухе, пробив собой башню насквозь. «Что за чудовищная физическая сила?»– Улькиорра чуть прищурился и возник за спиной противника. Вокруг кисти Улькиорры возникло кольцо зеленых разрядов, и мгновение спустя мощный удар поразил капитана десятого отряда в спину… и разорвал плащ.

– Цикада,– выдохнул Бенетора, оставшись лишь в сером косоде, таком же сером хакама и сандалиях на босу ногу. Нога его оказалась у самого носа арранкара и за долю секунды до столкновения окуталась черным блестящим пятном с неровными краями. И снова Улькиорра бодро полетел спиной вперед, с веселым свистом рассекая воздух Уэко Мундо. Мгновение– и над ним возник Бенетора, мощным пинком вбивая арранкара в землю. Бенетора отпрыгнул в сторону, и очень вовремя. Пыль рассеялась, и мощное зеленое серо накрыло приличный такой сектор, испаряя все на своем пути.

Улькиорра возник слева от Бенеторы и нанес мощный рубящий удар катаной. Капитан десятого отряда едва успел это заметить, но, к немалому удивлению противника, легко парировал… и нанес левой рукой удар страшной силы, по скорости, силе и точности ничуть не уступая правой руке. Арранкара отшвырнуло на несколько метров.

– Все ясно, ты– амбидекстер,– Улькиорра чуть встряхнул клинком и снова сорвался в бой. Бенетора слегка усмехнулся и… рубанул навстречу. Арранкар едва успел уйти из-под удара, рассекшего пустыню пополам, возник за спиной и нанес укол в основание шеи, но клинок катаны столкнулся с клинком сикомизуэ.

– Я бы поиграл с тобой подольше, но мне нужно идти,– ухмыльнулся капитан десятого отряда.– Бакудо шестьдесят один, рикудзекоро.

Шесть прямоугольников желтоватого света не стали серьезным препятствием для арранкара, но они задержали Улькиорру на секунду. Секунда, как долго во время боя. Сверкнул клинок и со страшной силой рубанул обездвиженного арранкара. Напряжение до предела иерро– и острая боль, пронзившая тело. Улькиорра отступил, обливаясь потоками крови, но казалось бы смертельная рана тут же закрылась.

– Ты сохранил мгновенную регенерацию? Впечатляет,– капитан десятого отряда встряхнул клинком.– Похоже, придется мне немного пошуметь.

Улькиорра сощурился и рванул к куполу, пробивая его своим серо.

– Что ты задумал?– вслух задумался Бенетора. В то, что Улькиорра струсил и решил бежать он совсем не верил.

И верно, арранкар остановился на вершине купола Лас Ночес, выжидающе глядя на Бенетору. Капитан десятого отряда остановился здесь же, взирая на противника. Внимательный взгляд фиолетовых глаз, полный жажды крови, от которого Улькиорре стало не по себе. Спокойная улыбка, навевающая куда как больше жути, чем самый кровожадный оскал. Аномально стабильная духовная энергия, ни малейшего всплеска или колебания, идеально ровная и… невероятно мощная, почти втрое мощнее, чем всего минуту назад. Алый Тигр пробудился.

– Под куполом Лас Ночес строго-настрого запрещены две вещи,– пояснил Улькиорра на немой вопрос.– Гранд Рей Серо и высвобождение Куарты Эспады и выше. Прости, старинный враг, но я тебя убью. Сковывай, Мурсьелаго.

Канаме чуть усмехнулся, оценивая рессурексион противника, и едва не пропустил удар в шею. «Черт, слишком быстрый»,– Алый Тигр сумел отразить два удара и пропустил третий, касательный, но настолько опасный, что Воля едва выдержала удар. Мгновение– и на его лице возникла знакомая тяжесть маски, движение вокруг замедлилось в десятки раз, воздух стал абсолютно прозрачным, мир окрасился во все тона серого, на котором различалось пульсирующее алое пятно смертельной опасности. Алый Тигр знает, что нужно делать. Опасность значит враг, а врага необходимо уничтожить, чтобы те бледно-зеленые из-за огромного расстояния всполохи не пострадали и не погасли. Это друзья, нельзя, чтобы друзья погибали. Улькиорра едва ушел от встречного рубящего удара и выпустил в противника серо. Бледно-зеленый поток энергии был встречен красным потоком и проиграл, а Улькиорра лишился левой руки, сгоревшей в невероятно плотном серо. «Эта сила…– Улькиорра по-новому взглянул на противника.– Неужели он стал настолько сильнее за эти годы?» Глаза под маской перестали быть человеческими, они превратились в… глаза Пустого. Рука арранкара отрастилась без проблем, и Улькиорра тут же стал серьезнее:

– Луз де ла Луна.

Бледно-зеленое копье полетело в Алого Тигра. Желтые провалы под маской сощурились, а левая рука нанесла резкий удар справа налево, отбивая копье кистью далеко в сторону, а вслед за изумрудной вспышкой перед Канаме возник Улькиорра и ударил сразу двумя такими копьями, сверху и снизу.

Сталь и дерево встретили сверхплотные потоки духовной энергии, уплотненные до твердого состояния, и развели их в стороны. На груди Алого Тигра образовался алый шарик и мгновение спустя взорвался потоком света. Зрачки Улькиорры расширились, и арранкар был поглощен потоком алого света.

– Черт…– обожженный Эспада выпрыгнул в сторону.– Я уж думал, мне конец…

– К несчастью, я не так хорош в мгновенном серо,– посетовал Канаме.– А бала требует свободных рук. Давай, покажи мне свой Секунда Этапа.

– Серо Оскурас.

Поток черного света ударил заговорившегося синигами с глазами Пустого в упор и обратился мощнейшим энергетическим взрывом в виде черного купола радиусом в десять метров и мощнейшей ударной волной, разворотившей половину купола Лас Ночес.

– Теперь ты точно труп,– Улькиорра даже с некоторым сожалением взглянул в облако дыма.

– Очень неплохо,– раздался голос из облака, и оно было разогнано в одно мгновение мощным взмахом меча.– Энергия твоей атаки забила мою энергию, вот ты и ошибся.

– Но как? Я же ударил тебя в упор…

– Неужели ты думал поразить меня той самой атакой, которую ты скопировал у меня?– немало удивился Алый Тигр.– А теперь мне пора с тобой заканчивать.

В темное небо ударила колонна пламени вперемешку с черными всполохами. Страшная волна жара распространилась во все стороны, расплавляя песок и камни, даже пространство искажалось от этой страшной силы. «Что происходит?– Улькиорра стремительно разорвал дистанцию.– Что с его духовной энергией? Это не энергия синигами и не энергия Пустого, это даже не энергия квинси это… что-то совершенно новое! Неужели у него всегда была эта невероятная сила?»

– Испепели, Хоноони.

Улькиорра стремительно разорвал дистанцию, создавая два световых копья. Канаме возник перед ним, нанося удар своей видоизмененной секирой. Пылающий клинок уничтожил оба копья, попросту сжигая их, а мечевидный вырост рассек Улькиорру от плеча до пояса. Рана тут же вспыхнула потоком пламени, не давая быстро регенерировать, а в грудь арранкару пришелся мощный пинок ноги. Не успел Улькиорра приземлиться, как в него отправился сжатый луч черного серо.

– Рессурексион, Сегунда Этапа,– выдохнул Улькиорра и отбил Серо Оскурас ладонью. Пылающие желтые провалы под прорезями маски противника чуть сощурились.– Ланза дель Релампаго.

Гораздо более массивное и раз в сто более мощное световое копье с двумя широкими наконечниками приняло на себя мощный удар видоизмененной секиры и отбросил ее в сторону, но колющий выпад встретился с тремя переплетенными потоками пламени и так же ушел в сторону. Улькиорра ушел в сторону, спасаясь от невероятно стремительных огненных валов– попасть под такой ему совсем не хотелось. «Что с ним? Сила его атак выросла в десятки раз!– Улькиорра выбросил черное серо, но даже оно не смогло пробить огненного щита, созданного из трех завихрившихся огненных потоков.– Почему его глаза изменились?»

– Латиго.

Хвост гибко хлестнул и, удлинившись на десяток метров, захлестнулся вокруг шеи Алого Тигра… чтобы тут же сгореть в взметнувшейся вверх колонне испепеляющего пламени. Колонна разделилась на пять огненных потоков и ударила арранкара со всех сторон, а еще Алый Тигр с его немалой скоростью не слабо так досаждал Улькиорре, раза три едва не разрубив его пополам. Вот арранкар разорвал дистанцию и швырнул в противника световое копье, от которого Алый Тигр самым невежливым образом уклонился.

– Попался,– Алый Тигр отправил еще несколько огненных потоков, но все они ударили верх, вниз, влево и вправо, но никак не в цель. И скоро стало ясно, почему.

Улькиорра лишь сейчас осознал, что он находится внутри шара из густо переплетенных между собой огненных потоков. Потоки завертелись с огромной скоростью, сливаясь в цельную полую огненную сферу и заключая в себе арранкара. Видоизмененная вытянулась и провернулась, словно ключ в замке.

– Хонокангоку.

Страшный огненный взрыв столкнулся с потоком энергии, высвободившейся при взрыве Ланза дель Релампаго и перемешался с ним, после чего этот огненно-изумрудный поток, поглощенный мгновенно раскалившимся добела копейным наконечником, стремительно стекся по древку к тяжелому клинку Алого Тигра, формируя на нем миниатюрную копию солнца, но эта копия была вдвое больше обычной. Улькиорра отпрыгнул в сторону и тут же оказался под атакой, понимая, что не уйдет.

– Сакеби Хоноони.

– Чтоб тебя…– просипел арранкар, и следующее его пожелание сокрылось за огненным взрывом. Колонна пламени ударила в небеса, а минисолнце значительно выросло до сотни метров в поперечнике и взорвалось.

Алый Тигр взмахнул занпакто, и потоки пламени впитались в копейный наконечник, а Улькиорра перестал держаться в воздухе и рухнул вниз, несколько раз перевернувшись в полете и тяжело упав на спину. Истонченные руки и ноги, обгоревшая до ребер грудная клетка и выжженный до позвоночника живот, отсутствие какого-либо намека на крылья и хвост. Арранкар еле дышал, отдавая концы.

– Что... ты... за... тварь?..– просипел Улькиорра прежде, чем его грудь пронзил тяжелый клинок. Тело вспыхнуло и обратилось в пепел. Маска исчезла, а глаза приняли нормальный фиолетовый цвет. Алый Тигр запрокинул голову и расхохотался.

***

Немного ранее

Лейтенант Хитсугая и близняшки Хиери остановились на почтительном удалении, наблюдая за всполохами далекой битвы и за тем, как разрушается купол неба, открывая непроглядную черноту вечной ночи Уэко Мундо.

– Что же с капитаном-самой?– шептала Юки, прижимая ручки к груди.– Он стал совсем другим…

– Не беспокойся,– улыбнулась Ики.– Капитан-сама сильный…

– В сторону!– крикнул Тоширо и бросился на близняшек, обнимая обеих и отпрыгивая в сторону. Там, где они стояли мгновение назад, песок накрыло тройное серо.

– Надо же, ушел.

– Все потому, что кое-кто постоянно тормозит.

– Заткнитесь вы уже обе, достали.

Хитсугая обернулся к трем девушкам. Баба-качок типа «амазонка с апгрейдом «адьюкас», мелкая стерва и типичная язвительная сука в длиннополом платье с очень длинными рукавами. И разумеется, Вастерлорд. Красивая (особенно на фоне этих трех... девушек), даже очень красивая женщина на вид лет двадцати пяти. Смуглая кожа, светло-зеленые глаза под пушистыми ресницами песочного цвета и такого же восхитительного цвета короткие растрепанные волосы с тремя косичками. Тонкая талия лишь подчеркивала идеальные бедра и большую, гармоничную грудь, верхняя половина которой была скрыта курткой, доходящей до скул. Впечатление немного портила дыра Пустого на уровне матки, но Тоширо, как и всякий нормальный мужчина, решил не обратить на это внимания и насладиться гораздо более приятными глазу и такими манящими прелестями фигуры. Если бы не ее отстраненный взгляд, Тоширо даже назвал бы ее невероятно красивой, но этот взгляд вернул лейтенанта с небес на землю. Эта женщина– враг.

– Насмотрелся?– с изрядной долей насмешки поинтересовалась Тия Харрибел, чуть щуря глаза.– И как тебе моя фигура?

– Не будь ты врагом, я бы влюбился,– честно ответил Хитсугая.– Как жаль, но капитан-сама приказал: уничтожить как можно больше врагов высокого уровня. Судя по твоей духовной энергии, ты сильнее этого, как там его… ну этот, который весь такой бледный, черноволосый и с кирпичной рожей ходит, смотрит на всех, как на говно, которого наш кэп только что хорошенько нагнул... нет, еще нагибает.

– Улькиорра?

– Во, точно! Улькиорра! Какой он там, четвертый? Значит, ты из первой тройки, которую капитан-сама охарактеризовал как наиболее опасных. Блин, честно говоря, я не уверен, что смогу тебя победить.

– Не уверен, что сможешь победить?– прищурилась Тия.– А ты самоуверенный, сопляк, но при этом ты честный. Я узнаю эту манеру речи. Как зовут твоего капитана, юноша?

– Капитан десятого отряда Канаме Бенетора.

– Алый Тигр?– от Тоширо не укрылось, как взгляд Тии быстро метнулся к куполу, где как раз происходил тотальный нагиб некоего Улькиорры Сифера. Во взгляде арранкара проскользнула тревога и… надежда?

Тоширо тут же рванул вперед, материализуя катану. Тия едва успела парировать.

– Скажи, чего ты ждешь от нашего капитана?– шепотом спросил лейтенант.– Я не верю россказням, что у вас нет чувств, кроме того, капитан-сама очень часто отлучался в Уэко Мундо.

– Тебя это не касается,– отозвалась Тия и мощным выпадом отшвырнула лейтенанта далеко в сторону.

– Широ-чан, оставь нам этих сучек,– улыбнулась Ики.

– Мы из них нарезку сделаем,– подмигнула ему Юки.

Хитсугая думал недолго:

– Хорошо. Только поосторожнее.

– Апаччи, Мила Роза, Сун-Сун, убейте этих дохлячек,– распорядилась Харрибел. Тоширо чуть усмехнулся и снова схлестнулся с арранкаром в жестокой рубке.

– Эти, как ты выразилась, дохлячки, раскатают твою фракцию без проблем. Мы так и не выяснили, кто из нас сильнее: я или их двойка. Лейтенант десятого отряда, заместитель командира отряда специального назначения Хитсугая Тоширо.

– Трес Эспада Тия Харрибел,– ответила ему Тия и подняла свой странный полый меч.– Имя той, кто тебя убьет.

Тоширо чуть усмехнулся и внезапно оказался рядом с ней, нанося мощный рубящий удар из низкой стойки. Тия едва успела парировать и удивленно отступила, рассматривая глубокую зазубрину. «Как он ранил мой занпакто?– думала арранкар.– Я вложила в него почти втрое больше духовной энергии, это катана сопляка должна была расколоться!»

– Не зевай.

Тия собралась и оттеснила Тоширо на несколько шагов назад, умело применяя свой полый, короткий и очень широкий вакидзаси. Харрибел чуть отвлеклась на вспышку духовной энергии и увидела, как Аппачи падает на землю, истекая кровью, а Мила Роза и Сун-Сун тяжело дышат, в то время как их противницы, бодрые и совершенно невредимые, с явным удовольствием доводят их от состояния тихого бешенства до состояния полномасштабной истерики умелыми подначками. Чуть отвлекшись, Тия едва не пропустила мощный удар справа. Правая рука вспыхнула острой болью, и покрылась ледяной коркой, что не мешало хлестать крови из глубокого пореза.

– Не зевай,– уже с нажимом проговорил Тоширо, а его клинок исходил холодным паром.– Если бы ты чуть дольше засмотрелась, я бы ранил твою шею.

– Когда ты высвободил занпакто?

– Я его не высвобождал, просто избыток духовной энергии в клинке приводит к частичному пробуждению стихии, согласно подсчетам нашего безумного ученого это приблизительно три с половиной процента от его полной силы.

«Он одним касанием заморозил мою руку, и это лишь три с половиной процента силы?– оценила Тия, без усилий уничтожая лед всполохом духовной энергии.– Да, атака слабая, но он пробился сквозь мое иерро. Если он прав, и эти девчонки равны ему в силе, то… Аппачи, Мила Роза, Сун-Сун, используйте рессурексионы или Айона!»

– Витаешь в облаках,– Тоширо уклонился от атаки, напоминающей желтое полупрозрачное копье и без усилий испарившей башню.– Сконцентрируйся уже на битве со мной. Не победив меня, ты не сможешь защитить своих фрасьон. Ого, кажется, капитан сражается всерьез. Пора и мне стать серьезнее.

– Взаимно.

Тия значительно увеличила силу и скорость своих атак, и Тоширо перестал успевать за ней и пропустил касательный рубящий удар. Харрибел изумилась и едва не напоролась на широкий рубящий удар. У ее противника нет защиты из духовной энергии, нет ничего навроде иерро, но почему удар, который должен был отсечь ему руку, лишь разрезал рукав косоде?

– Снизойди с ледяных небес, Херинмару!

Тия запрокинула голову. глядя на черные тучи, затянувшие небо, и на ледяного дракона, устремившегося на нее.

– Это и есть твой шикай? Кусок льда вперемешку с водой? Жалок.

Взмах мечом– и бледно-желтая вспышка испарила дракона. Тия чуть улыбнулась и рванула вперед. У такого сильного противника и такой слабый занпакто? Но… что?

С клинка Тоширо сорвался еще один ледяной дракон и ударил клыками в ее меч, отбрасывая эспаду далеко назад и превращаясь в глыбу льда с торчащими во все стороны сосульками.

– Неплохо, эспада,– чуть кивнул Тоширо и едва не пронзил ее насквозь, неожиданно возникая перед ней.– Рюсэнка.

Тия сощурилась и разрубила поток воды и льда, стремящийся вморозить ее в единую глыбу льда. Режущая бледно-желтая волна понеслась к синигами и оказалась отбитой взмахом ладони далеко в сторону, где в сотне метров от места их сражения сравняла с землей приличных размеров башню.

Вокруг ее руки обвился полулунный клинок на цепочке, заточенный с внутренней стороны. Мгновение– и правая рука от кончиков пальцев до плеча вморожена в ледяную глыбу. Еще мгновение– и рука вспыхнула острой болью, словно в нее со всех сторон вонзились сотни ледяных кольев. Судя по тому, как быстро побагровел изнутри лед, так оно и было на самом деле, а затем эспада едва не оказалась разрубленной пополам. Удар лейтенанта расколол и заморозил пустыню на несколько десятков метров.

– Черт,– выдохнула Тия и оглянулась. Орудуя трезубцем и двумя казацкими шашками соответственно, Юки и Ики как раз разбирали ее фракцию на запчасти, атакуя потоками воды и мощными ударами сабель, разрубающими химеру Айона на четыре куска и разрывающими его тело на мелкие кусочки.

– Открылась.

Тия окуталась мощным потоком желтой духовной энергии, отбросившей лейтенанта далеко в сторону. Радужка глаз так же пылала желтым светом, воздух потяжелел, а на плечи Тоширо опустилось чудовищное давление. Лейтенант тут же высвободил свою духовную энергию снежно-белой колонной ударившей в небеса.

– Банкай, Дайгурен Херинмару.

– Жертвуй, Тибурон.

Глава 33

– Ого!– Юки прикрыла глаза рукавом, что не помешало ей махнуть трезубцем в сторону Аппачи. Однорукая арранкарша с визгом бросилась на нее и была смыта потоком воды. Вода окружила ее со всех сторон в водяной шар, после чего Аппачи громко и пронзительно закричала, выпуская остатки воздуха. Брызнула кровь, и вода очень быстро стала мутнеть. Мутность поначалу закручивалась тонкими спиралями, рассекая еще трепещущее тело, после чего весь шар из прозрачного стал мутно-багровым. Вода вместе с мелко нарубленным фаршем упала на песок и мгновенно впиталась в него, а фарш испарился.

– А Широ-чан сражается всерьез,– Ики заметила приближающуюся со спины Сун-Сун и взмахом шашки рассекла ее пополам, и ее, и пустыню позади арранкарши. Сун-Сун картинно развалилась на две равные половинки, правую и левую. Мила Роза поняла, что осталась в меньшинстве, но быстро смыться у нее не получилось. Ики взмахнула саблями, отправляя в нее две режущие волны, а Юки перекрыла ей отход своей водичкой с эффектом мясорубки. В результате три кусочка попали в водную мясорубку и превратились в мелкую нарезку, быстро растворившуюся в пространстве Уэко Мундо.

– Что…– Тия замерла и едва не пропустила удар. Чертов лейтенант оказался слишком быстрым и теперь делает все, чтобы превратить одну эспаду в двух, а то и в трех. Ледяные крылья всплескивали за спиной, хвост гибко хлестал, все тело заковано в ледяные доспехи, кроме головы, и все та же катана, излучающая невероятный холод.

Поток воды сорвался в полет до Хитсугаи и был заморожен встречным рубящим ударом. Невероятно холодный клинок мгновенно обратил каскаду в лед, лед в ледяного дракона, полетевшего в Тию. Харрибел едва сумела разбить дракона, точно такого же, как и в шикае, но намного более быстрого и прочного.

Тоширо едва успел уклониться от серо, но половина левого крыла все же перестала существовать. Маневренность и скорость, напрямую зависящие от крыльев и хвоста, резко упали, и Тия ударила еще трижды. Первые два удара прошли мимо– сопляк каким-то чудом уклонился, а третий обратился против нее.

– Рюсэнка.

Тия выдохнула и бросилась в сторону, но вокруг нее уже сомкнулась ледяная толща. «Какой холодный лед»,– мелькнуло в голове. Адский холод вытягивал из нее силы, и Тия едва сумела активировать иерро. Полегчало, но силы продолжали медленно падать. Мощное напряжение– и лед покрылся трещинами, а секунду спустя раскололся. Тия оглянулась и поняла, что оказалась в новой ловушке: вокруг нее быстро вращались, с каждым мгновением ускоряясь, двенадцать ледяных столбов, формируя стену и замыкая ее в узком пространстве.

– Сэннэн Херо,– Тоширо сделал движение мечом, словно повернул ключ в замке, и двенадцать ледяных столбов с треском сомкнулись и слились в цельную ледяную башню. «Что происходит?– мысли Тии медленно, но верно замерзали.– Неужели я… проиграю… лейтенанту? Даже не… капитану… а… лейте…»

– Прости, Трес Эспада,– выдохнул Тоширо.– Но тебе меня не победить… что?

В ледяную башню, с гулом вспарывая воздух, на огромной скорости влетел огненный шар и взорвал ее на ледяные глыбы.

– Ты так и не сумел убрать эту слабость, Тоширо,– услышал он голос капитана, знакомый и одновременно не знакомый. Что-то в нем изменилось, но что?

– Капитан?– осторожно окликнул Хитсугая.– Почему вы ее спасли?

– Что?– Харрибел выбралась изо льда и бросилась на своего спасителя. Мгновение– и Тибурон столкнулся с мечевидным выростом видоизмененной секиры.

– Давно не виделись, Тия Харрибел,– услышала девушка голос Алого Тигра.– Интересно только, почему же ты меня так встречаешь?

– Т-ты,– прошипела женщина.– Из-за тебя умерли Аппачи, Мила Роза и Сун-Сун!

– Хочешь отомстить за них? Валяй,– усмехнулся Бенетора.– Я поглотил силу Улькиорры и Гриммджо, и силы двух Вастерлордов до них, и бесчисленное множество адьюкасов. Ты же помнишь, как я уничтожил армию Баррагана одним взмахом своего занпакто, когда они вздумали напасть на тебя.

Тия отступила на несколько шагов и содрогнулась, когда Канаме высвободил свою духовную энергию. Хитсугая вздрогнул, чувствуя, как в душе зарождается липкий, противный страх. Ики и Юки пораженно смотрели на своего капитана, запечатав занпакто.

– Капитан-сама…– прошептала Ики и бросилась к нему.– Капитан-сама! Я так волновалась, так волновалась… Все хорошо, капитан-сама?


– Да, Ики,– Алый Тигр чуть улыбнулся и обнял девушку, прижимая ее к себе.– Все хорошо, не бойся. Со мной ничего не случится…

– Нечестно!– возмутилась Юки и обняла капитана с другой стороны.– Я тоже беспокоилась, Канаме-сан… как вы? Вы вернули себе свои силы?

– Что? Силы?– удивился Хитсугая.– Что здесь происходит?

– Рассказать?– усмехнулся Алый Тигр.– Когда погибла Серана я стал искать того, кто ее убил. Несколько вылазок в Уэко Мундо, и я его нашел. Но тот Вастерлорд оказался совсем не так прост, как я думал. Он проиграл, но сумел запечатать две трети моих сил и некоторую часть моей личности. В некотором роде я даже был ему благодарен, ведь благодаря ему я не превратился в чудовище. Теперь, когда я окончательно оправился после смерти Сераны, моя душа не дрогнув приняла всю мою мощь и всю мою жажду крови. Беспощадный монстр, постоянно жаждущий крови и битв– вот моя истинная суть. И именно поэтому мне нужна та, кто сможет сдержать мою сущность и поможет мне остаться человеком. Ладно, я погнал, а вы пока что попробуйте не убить Тию, я не хочу, чтобы ты умерла.

– Но почему?– поразилась Эспада.– Мы же враги…

– Глупый вопрос,– улыбнулся Канаме.– А теперь мне пора встретиться с моим противником.

– Та форма, что ты принял в бою с Улькиоррой,– Тия догнала Канаме и схватила его за руку.– Это же была полностью завершенная форма? Я права?

– Да, права.

– Как ты до этого дошел?– потребовала ответа Эспада и прикусила язычок. Алый Тигр мог запросто испепелить ее.

– Я тебе потом расскажу, договорились?– Канаме провел кончиками пальцев по щеке Трес.– У тебя приятная кожа. Увидимся, Тия Харрибел.

Мгновение– и девушка-арранкар осталась с Тоширо и близняшками. Ики и Юки тут же взяли Тию в оборот– допросить, откуда они знакомы с капитаном. И узнали множество интересных фактов. Оказывается, их капитан сматывался в Уэко Мундо не только за тем, чтобы порубить Пустых, но и для исследований. Странно, но факт: капитан десятого отряда так же, как и Айзен, исследовал феномен превращения синигами в Пустого и наоборот. Но все это было лишь ради одной-единственной цели: понять, что с ним происходит. И в отличие от того же Айзена, их капитан добился кое-каких результатов, но его методы оказались более длительными, трудоемкими и энергозатратными, нежели использование Хогёку. И более эффективными. Все исследования он проводил на себе и уже очень давно слился со своим Пустым, для призыва сил которого использует маску. Но он не вайзард, капитан десятого отряда– совершенно иной уровень.

***

Соске Айзен усмехнулся, услышав доклад Тоусена.

– Пусть идут, Канаме. Если Эспада не сумеет расправиться с кучкой вторженцев, значит, они ничего не стоят.

– Как скажете, Айзен-сама.

Айзен проводил взглядом слепого синигами и усмехнулся. Сегодняшний день выбивается из его плана, но так можно развеять скуку. Огромная сила оказалась неожиданно тяжким бременем, никаких достойных противников, лишь бесконечная скука. До вылазки Улькиорры и Ямми в мир живых все шло точно по плану. Айзен никак не ожидал, что они напорются там на Бенетору, ведь он должен был посвятить себя тренировкам рыжего недосинигами. В том, что капитан десятого отряда не разглядел огромный потенциал Куросаки Ичиго, Айзен не сомневался. Он был уверен в обратном.

Сразу после вылазки Улькиорры и Ямми в мир живых, чтобы выпендриться, отправился Гриммджо. Айзен знал, что синигами пошлют группу по защите мира живых, и велел Тоусену ждать полчаса, и лишь потом идти в погоню. Каково было его удивление, что к моменту прибытия слепого синигами в Каракуру, Гриммджо и его фракция были уничтожены! Ну и ладно, этот момент тоже не сильно выбивается из его плана. А то, что этот Бенетора приведет с собой капитанов, даже плюс. Эспада уничтожит их, а если и не уничтожит, значит, этим займется он сам и лишит Готей-13 еще шести капитанов, значительно упростив протекание плана. Да, Хогёку сейчас не в лучшем состоянии, но что помешает ему подождать месяц?

Так раздумывал Айзен до того, как пришло сообщение о первом поражении Эспады. Заэль-Аппоро Гранц напоролся на Куротсучи Маюри и проиграл безумному ученому буквально за пять минут, после чего капитан двенадцатого отряда углубился в разработки и под горячую руку прибил Аарониро Арруруэри, вздумавшего полакомиться капитаном. Дальше Кенпачи Зараки зарубил Ннойтору, а Бьякуя Кучики пустил в расход Зоммари Реру, и это практически одновременно. Через пару минут пришло известие о том, что Улькиорра Сифер так же потерпел сокрушительное поражение, а половина Лас Ночес была разрушена высвобождением Тии, которая совершенно неожиданно проиграла лейтенанту Хитсугае. В это время Кира разобрался с дюжиной арранкаров попроще и столкнулся с Барраганом, в результате чего едва не был убит и бежал, прихватив с собой одного из его фрасьон. Мертвым, разумеется. Кьераку и Укитаке же без проблем разобрали Люппи, даже не высвобождая занпакто, и столкнулись со Старрком, только что-то больно вяло протекает их драка, а Зараки и Кучики сейчас разбираются с Ямми… что за…

– Какого черта?– изумился Айзен, увидев, как Бенетора спасает Тию и исчезает, оставляя ее наедине со своими подчиненными. И что с ним вообще такое произошло? Почему он вдруг пощадил своего противника, хотя по сути своей он монстр куда страшнее Зараки, и если его разъярить, он оставляет после себя лишь выжженную землю без признаков жизни?

– Что-то случилось, капитан Айзен?– ухмыльнулся Ичимару, в своей обычной манере чуть растягивая гласные.– Ого, а капитан Бенетора играет в добряка! Вот оно как.

– Нужно послать за ним Баррагана,– Айзен чуть усмехнулся.– Сделай это, Гин. А если Барраган не справится, добей его.

– Прошу прощения, капитан Айзен, но Бенетора уже сражается с Барраганом и только что испепелил всю его фракцию…

***

Алый Тигр довольно оскалился при виде старика-викинга с мощной двухсторонней секирой. Здесь, за куполом Лас Ночес, его и ждал заклятый враг. Нет, не заклятый враг, просто то существо, которое он очень хочет убить. Почему? Да все просто. Слишком силен и заносчив его враг, пора поставить его на место.

– Вот мы и встретились, король Уэко Мундо.

– Что тебе здесь нужно, жалкий муравей? Пришел поклониться моей силе после того, как размазал этих слабаков?

– Нет, Барраган. Я пришел, чтобы тебя убить.

В ответ высокомерный старик вполне предсказуемо расхохотался, запрокинув голову. Барраган хохотал и хохотал, после чего сотворил себе костяной трон и махнул рукой:

– Раздавите этого жалкого муравья.

– Да, император Барраган! Убьем же его!

Фрасьоны набросились на Бенетору со всех сторон и атаковали его своими занпакто. Мгновение– и силуэт капитан десятого отряда исчез и появился между кольцом фрасьонов над тем местом, где он находился мгновение назад, и троном Баррагана. Спустя ровно секунду на месте, где только что стоял Бенетора, вспыхнул факел нестерпимо жаркого пламени и испепелил всех шестерых в одно мгновение.

– И это все?– Алый Тигр даже оглянулся через плечо.– Все ваши силы? Как жаль. Что ж, старик, остался только ты.

Бенетора вытянул левую руку. Вихрь алых частичек вырвался из ладони и собрался в посох, секунду спустя отразивший удар массивной секиры. Бенетора отбросил секиру чуть в сторону разорвал дистанцию. Мгновение– и Барраган уже за ним, тянется рукой к шее.

– Черт,– Бенетора бросился в сторону, надевая маску. И снова мир окрасился в черно-белые тона, и снова за спиной несколько бледно-зеленых мазков, а перед ним– ярко-алое сосредоточие смертельной опасности. Легкое усилие– и все вернулось на круги своя, разве что издали он затылком видит бледно-зеленые всполохи, а силуэт Баррагана чуть-чуть окрасился в красный.

– Ты увернулся?– голос Баррагана раздался у него за спиной.– Похвально. Если бы я тебя коснулся, я бы состарил тебе все твои кости.

– Кто бы мог подумать, что ты такой коротышка,– хохотнул Бенетора, впервые увидев, что Барраган ему чуть-чуть выше плеча.

– Что? Да как ты смеешь, жалкий муравей! Пора поставить тебя на место. Истлевай, Арроганте.

– Твою ж мать,– выругался Бенетора.– Испепели, Хоноони.

– Бесполезно, жалкий червяк, все твои усилия бесполезны. Моя сила старения абсолютна, ты уже мертвец. Скоро ты истлеешь, и вместе с тобой обратятся в прах твои кости…

В черепушку Баррагана прилетел мощный огненный шар и взрывом откинул череп назад.

– Много слов для кучки костей,– усмехнулся Бенетора и атаковал противника огнем. Мощные огненные валы, по сравнению с которыми потоки, накрывшие Улькиорру, выглядят так же, как если бы шторм сравнили с легким бризом. Доведенный до ручки Барраган рассек пламя своим топором и прогремел на весь Уэко Мундо:

– ЖАЛКИЙ МУРАВЕЙ! КАК ТЫ ПОСМЕЛ АТАКОВАТЬ МЕНЯ? НЕПРОСТИТЕЛЬНО, НЕПРОСТИТЕЛЬНО, НЕПРОСТИТЕЛЬНО!

– Фу, какой громкий,– буркнул Бенетора.– Хадо семьдесят три, Сорэн Сокацуй.

Мощная ветвистая молния ударила в Баррагана и… пропала, не долетев метра.

– Я же сказал тебе, ничтожество, что моя сила старения абсолютна. Неужели ты думал, что кидо или пламя не подвержены старению?

– Что ж, хорошо,– Канаме ухмыльнулся.– какой занятный противник. Ни занпакто, ни пламя, ни кидо тебя не берут. А что насчет серо?

Сказано– сделано, и вот Барраган прыгнул в сторону, спасаясь от алого потока энергии.

– Респире.

Облако черно-фиолетового тумана устремилось к Бенеторе, испаряя все на своем пути. Капитан десятого отряда вскинул навстречу свою видоизмененную секиру и встретил облако старящего тумана мощным огненным валом… стремительно исчезающим при контакте с туманом. Немного напрягшись, Алый Тигр увеличил температуру огня и сумел сжечь облако старения.

– Твое респире так же расходуется, если старит что-то. По сути, это мощнейший катализатор, ускоряющий естественные процессы на несколько порядков, я прав?

– И что с того?– оскалил череп Барраган.– Это знание ничего не изменит!

– Посмотрим.

Капитан десятого отряда усмехнулся, сосредоточив свою силу в клинке. Мощный тяжелый клинок раскалился добела и окутался нестерпимым белым светом, искажая пространство вокруг себя.

– Отправляйся к праотцам, король Уэко Мундо. Дагеки Хоноони! (Удар огненного демона)

Резкий взмах– и ослепительно-белый серп сжатой плазмы устремился к королю Уэко Мундо и породил страшный взрыв, отбросив скелет в мантии далеко назад, порождая стремительно расширяющуюся колонну пламени, ударившую в небеса.

Капитан десятого отряда тяжело дышал, стоя на краю огромной выжженной воронки радиусом несколько сот метров. Эта атака невероятно мощная, превосходящая Сакеби Хоноони в разрушительно силе почти в десять раз, но она при этом невероятно энергоемкая.

– Ха-ха-ха-ха!– расхохотался некто в самом эпицентре, там, где температура достигла нескольких десятков тысяч градусов по Цельсию.

– Что?– выдохнул Бенетора, взирая на совершенно невредимого противника.

– Я состарил твою атаку, и она взорвалась в сотне метров от меня. Как видишь, меня почти не задело. И это все, на что ты способен? Как я и думал, ты ничем не отличаешься от прочих муравьев.

– Ублюдок,– прорычал Алый Тигр.– Да чтоб ты сдох, живучая тварь.

– Беги-беги, червяк,– хохотал Барраган, глядя, как его противник оказался высоко над ним.– Неужели думаешь, что на высоте километра я тебя не достану?

Канаме стиснул зубы, процедив что-то совсем уж нецензурное. Тяжелая видоизмененная секира раскалилась добела и стремительно завертелась в руках, сливаясь в белое кольцо, перед которым зрел небольшой белый шар.

– Тсуме но Хоноони. (Когти огненного демона).

Ослепительный белый луч ударил из шара точно в Баррагана. На этот раз император Уэко Мундо не успел ни состарить луч, ни увернуться от него. В точке удара прогремел страшной силы взрыв, но никаких спецэффектов типа огненной колонны или невероятной силы взрывной волны. Вся чудовищная мощь удара сосредоточилась в узком пространстве в радиусе метра от точки приложения удара.

– Ну как тебе, бессмертный недоносок?– Бенетора опустился в нескольких метрах от противника.– Ни состарить, ни увернуться, ни среагировать. Скорость этой атаки равна скорости света… что? Да как ты можешь быть еще живым?

– Жалкий червь,– прорычал Барраган, поднимаясь с коленей. Часть короны и половина черепа отсутствовали, а вот ярости значительно прибавилось. «Невозможно…– Бенетора стиснул зубы, чувствуя легкую тень страха.– Даже того, кто переживет удар огненного демона, растерзают его когти! Если же нет, то противник бессмертен… черт».

– Ты посмел ранить меня. Непростительно. Непростительно! Непростительно!!!! НЕПРОСТИТЕЛЬНО!!!!

Черный зазубренный топор встретился с двухсторонней видоизмененной секирой, охваченной пламенем и… разбил ее на куски.

– Что…

Древко мгновенно провернулось в руке, и в глазницу императора Уэко Мундо отправилось копье с шаром у основания. Барраган с легкостью разбил и его на куски, нанося страшный рубящий удар, после чего добавил противнику с ноги. Бенетору отнесло далеко в сторону и швырнуло на расплавленный песок.

Капитан десятого отряда закашлялся и попытался подняться. Кровь текла ручьем, занпакто почти уничтожен, и его противник сейчас приближается. «Черт… неужели это конец? Ну уж нет, придется сделать это…»

– Последнее слово, муравей!– проревел Барраган, занося над ним огромный двухсторонний топор.

Бенетора закашлялся и поднялся на одно колено, опираясь на обломок занпакто. «Что ж… надеюсь, вы успеете сбежать, ребята…»

– Банкай.

Глава 34

Невероятной силы взрыв духовной энергии отшвырнул императора Уэко Мундо далеко назад. Энергетическая волна коснулась оплавленного купола Лас Ночес и без усилий испарила его, с каждым мгновением проходя все дальше и дальше.

Капитаны Кучики и Зараки перестали валять дурака и двумя мощными ударами разрубили Ямми на четыре куска, после чего усюмповали как можно дальше. Капитан Куротсучи только вздохнул и спустил лабораторию под землю. Капитаны Кьераку и Укитаке вместе со своим противником свернули поляну и быстро-быстро убрались как можно дальше и оказались рядом с капитанами Кучики и Зараки.

Взору пяти капитанов, лейтенанта, трех офицеров и двух арранкаров предстало зрелище испаряющегося в яркой белой вспышке дворца Айзена.

– Ой-ой-ой, будет неприятно, если эта волна дойдет и до нас,– прикинул капитан Кьераку.

– Да что там происходит?– выдохнул Зараки.– Что может породить такую вспышку духовной энергии?

– Это точно высвобождение банкая,– прикинул Укитаке.– Мы же не знаем, что за банкай у капитана десятого отряда, так что смотрите внимательно, сейчас узнаем… ого!

На месте взрыва вихрились огромные потоки пламени, собираясь в здоровенную такую копию Солнца с пятнами, светлыми и темными участками и протуберанцами. Даже здесь, в пятидесяти километрах чувствовался ужасный жар, никак не меньше нескольких тысяч по Кельвину, что же происходит в эпицентре?

***

– Мусабори Гэкидзе Хоноони. (Всепоглощающая ярость огненного демона)

– Черт подери,– выругался Барраган.– Респире.

Черно-фиолетовое облако окутало императора и слегка отодвинуло пламя во все стороны, давая скелету кое-какое пространство для действий.

– Жарковато, не правда ли?– услышал он голос из пламени. Мощный взмах– и мимо императора промчалась огненная волна, очищая пространство.

Алый Тигр слегка усмехнулся и встряхнул резко отросшими черными волосами. Совершенно черная грива резко контрастировала с огненным одеянием, ниспадающим ниже стоп.

– Техника первая, огненная крепость.

Барраган осмотрелся. Со всех сторон, сверху и снизу смыкались потоки испепеляющего пламени, но теперь они отодвинулись на приличное расстояние около двух километров от центра во все стороне

– Ну как тебе, самозваный бог Уэко Мундо?

В ответ Барраган расхохотался, запрокинув черепушку. Такое пренебрежительное отношению к его охренительно крутому банкаю сильно не понравилось Канаме, и хохот бога Уэко Мундо был заткнут прицельным попаданием огненного шара точно в распахнутую пасть.

– Жалкий муравей! Как ты посмел…

Барраган возник перед Бенеторой и рассек его взмахом двухсторонней секиры пополам, только вот… его противник отнесся к удару, рассекшему его пополам, философски.Еще три удара дали понять, что к избиению Бенетора относится… да вообще никак не относится. Старящий все на своем пути топор просто проходил сквозь плоть капитана десятого отряда, тут же смыкающуюся за ним, а ровно мгновение спустя Барраган стремительно разорвал дистанцию, но его левое предплечье осталось рядом с Бенеторой и тут же обратилось в пепел.

– Ого, ты почти увернулся,– оценил Канаме, опуская сотканную из языков пламени катану.

– Что это за хрень?

– Это не хрень, Барраган. Это– меч огненного императора. Температура режущей кромки превышает десять в двенадцатой степени градусов по Кельвину. Если ты не понял, что это такое, поясню. Здесь, в эпицентре моего банкая, температура составляет около десяти миллионов градусов. И то ты постоянно используешь респире вокруг себя, чтобы состарить температуру и выжить. Да, ты даже на такое способен, но о твоих способностях чуть позже. Температура режущей кромки моего меча в сто тысяч раз выше. Одно касание– и ты превратишься в ничто. Но если ты еще не понял, я могу просто стоять и смотреть на твои потуги, а ты все равно скоро умрешь.

– Это еще почему?– рыкнул Барраган, начиная воспринимать противника всерьез, что не помешало ему отрастить утерянную руку.

– А ты еще не заметил?– удивился Бенетора, и меч из его руки исчез струей пламени, сливаясь с единой огненной толщей. Барраган чуть задумался и…

– Какого черта? Почему твоя духовная энергия непрерывно растет?

Бенетора рассмеялся и посмотрел на Баррагана с жалостью. Ну как можно ляпнуть такую чушь?

– Это не моя духовная энергия растет, придурок. Это твоя уменьшается в арифметической прогрессии. Если ты и этого не понял, она уменьшается на пять процентов от начальной каждую минуту. Мы здесь находимся приблизительно восемь минут. Через двенадцать минут ты умрешь, потеряв всю духовную энергию.

– Непростительно. Непростительно! Непростительно!!! НЕПРОСТИТЕЛЬНО!!!!

Баррагар рванул к стене, стремясь прорубить ее, но из стены ему навстречу ударили потоки испепеляющей все на своем пути плазмы, заставляя Баррагана отойти от стены на почтительное расстояние.

– Не все так просто,– усмехнулся Алый Тигр.– Я тебе кое-что поясню. У всякого занпакто до первого высвобождения есть несколько способностей. После высвобождения одна из них начинает доминировать, а остальные деградируют. Но если их развивать, что признаю, безумно сложно, тогда получается занпакто с несколькими способностями.

– ПРЕКРАТИ СОТРЯСАТЬ ВОЗДУХ!– взревел Барраган.

– Я не закончил. Моя основная способность не полный контроль над пламенем, а абсолютное поглощение чужой духовной энергии. Банкай делает это поглощение абсолютным. Серо, сонидо, бала, иерро– все техники Пустых, которые известны мне по своей структуре, я поглощаю на подсознательном уровне. У тебя осталось только управление временем и твоя странная защита.

– Что?

Бенетора расхохотался, запрокинув голову, и исчез из-под удара, появляясь за спиной Баррагана.

– Как ты уклонился?

– А ты и этого еще не понял?– изумился Бенетора.– Да… ты редкостный тугодум. Мой банкай– это не только пламя, а все пространство, вся эта огненная сфера радиусом тридцать километров– мой банкай. Это отдельный мир, где я царь и бог. Но ты не понял самого важного. Ты говорил, что твоя сила абсолютна. Вот я и прикинул, что раз она так прямо уж абсолютна, у тебя должна быть защита высшего уровня, которая сумела выдержать взрыв Дагеки Хоноони в десятке метров и минимизировать повреждения от Тсуме но Хоноони. Интересно, что станет с тобой, когда твоя духовная энергия, необходимая на ее поддержание, полностью иссякнет?

Здесь император Уэко Мундо сообразил быстро, почти сразу. Ничего хорошего с ним точно не станет, ведь как бы ни были огромны его запасы духовной энергии, им тоже есть предел.

– Ублюдок…

– Еще ты можешь попробовать прорваться сквозь огненную стену, но я тебе кое-что напомню. Радиус нашей площадки два километра, радиус стены– тридцать. Уловил суть? Тебе придется пройти сквозь стену высокотемпературной плазмы толщиной в двадцать восемь километров, испепеляющей все, чего коснется. Ты проиграл в тот момент, когда не добил меня сразу, ведь на высвобождение моего банкая требуется ровно четыре секунды. Ты проиграл в тот момент, когда недооценил меня. А теперь мне надоело играть с тобой, император Уэко Мундо, и мне чертовски надоел этот скучный банкай, используя который я не получаю никакого удовольствия от битвы.

– СДОХНИ УЖЕ НАКОНЕЦ!!!!– проревел Барраган и бросился на Бенетору.

– Ты меня не слушал.

Бенетора превратился в поток пламени, и собрался за противником, а Баррагана пронзили копья из белой плазмы. И по эти копьям стремительно потекла его ало-черная духовная энергия.

– Если до тебя не дошло, чтобы уничтожить меня, тебе необходимо сначала истощить и уничтожить мой банкай. Но тем не менее ты– первый, кто заставил меня использовать банкай. А теперь прощай, бог Уэко Мундо.

В этот момент Барраган громко заорал и вспыхнул, превращаясь в ничто в одно мгновение. Бенетора усмехнулся и вытянул руку в сторону. Потоки ревущего пламени ударили в раскрытую ладонь, и спустя несколько секунд банкай впитался в его душу и исчез.

– Скучно, как же скучно,– процедил он.– Ни ран, ни усталости, ни удовольствия. Ты прав, Хоноони, наш банкай на редкость скучен.

Капитан десятого отряда равнодушно покосился на выжженный кратер и повернул голову к Лас Ночес, вернее, к небольшому количеству руин. Оттуда ему в грудь полетел длинный ленточный клинок и беспомощно замер, надавив на одежду.

– Давно не виделись, Гин,– Бенетора исчез и возник за спиной капитана-предателя. Итимару вскочил, поворачиваясь к противнику, но его спина брызнула потоками крови из перекрестной рубленой раны. Канаме вложил сикомизуэ в трость и, не обернувшись к умирающему ученику, двинулся туда, где стояли еще два силуэта.

– Айзен-сама, позвольте мне…– начал было Тоусен.

– Убей его, Канаме.

Бывший капитан девятого отряда обнажил занпакто:

– Кричи, Сузу… что за… черт…

Бенетора оказался в трех шагах от Айзена и отряхнул окровавленный клинок. Немногочисленные алые капельки впитались в песок, оставляя после себя совершенно чистую сталь, а за его спиной рухнул на песок рассеченный пополам вместе со своим занпакто предатель. Айзен чуть прищурился и исчез, обнажая занпакто и нанося удар в спину. Мгновение– и клинок Кьека Суйгетсу наткнулся на заведенный за спину посох, а сам Айзен едва не оказался разрублен пополам и отступил на полкилометра, косясь на отсеченную левую руку. Кровь остановилась почти мгновенно, и вскоре утерянная конечность отросла заново.

– Какая жалость,– голос за спиной заставил его вздрогнуть и прыгнуть вперед, в полете переворачиваясь лицом к противнику, но Айзен увидел… пустоту.

– Я хотел рассечь тебя пополам, но чуть-чуть промахнулся,– теперь голос раздался за левым плечом, а тела Тоусена и Итимару вспыхнули и обратились в два быстро сгоревших факела.

– Что… но как? Ты даже не высвободил занпакто…

– А кто сказал, что я его запечатал?– ухмыльнулся Бенетора.– Мне было важно заманить вас троих в зону действия моего банкая. Теперь ты попался в пространство, которым управляю я. К сожалению, огненную крепость я могу задействовать лишь один раз в сутки, иначе могу распрощаться с банкаем на месяц.

Айзен чуть сощурился.

– Разбейся, Кьека Суйгетсу. Теперь ты под моим… чего?

«Что с его глазами?– думал Айзен.– Глаза Пустого? Но где же маска? И где дыра? Неужели он как-то превратился в Пустого и сохранил облик синигами? Но нет, это невозможно!"

– Обломись,– оскалился Бенетора, а его глазницы пылали желтым светом.– Я поменялся глазами со своим Пустым. Теперь у меня нет зрения в обычном смысле, я временно ослеп. Но я получил способность значительно усилить свое ощущение духовной энергии и интерпретировать полученную таким образом информацию на вторичную зрительную кору затылочных долей больших полушарий мозга. Это…

– Конечная зрительная зона, место мозга, которым мы видим, я в курсе.

«Черт бы его подрал, как же он не вовремя! Он не подвластен гипнозу, ощущение духовной энергии мой занпакто не контролирует. Но почему? Почему он выжил после битвы с Барраганом? Откуда у него банкай? Стоп, вот же его занпакто. Он блефует».

Айзен рванул вперед и едва уклонился от вала пламени, вырвавшегося из раскрытой ладони. Посох в его руке обратился в языки пламени и собрался в совершенно черную катану. Один взмах этой странной катаной породил огромный выжженный котлован по правую руку от Бенеторы.

– Все пламя своего банкая я перевел в материальный облик. Эта катана аннигилирует все, чего касается. Будь очень осторожен, Айзен, и повесели меня как следует.

– Хадо девяносто, Курохитсуги.

– Как банально,– проговорил Бенетора за мгновение до того, как его поглотил черный куб. Мгновение– и кидо взорвалось изнутри, разбитое мощным огненным вихрем, а Бенетора сорвался в бой и мощным ударом отправил Айзена в быстрый многокилометровый полет, расплавив его занпакто. За спиной плеснули огненные крылья, и скорость Канаме возросла в сотни раз. Возникнув над Айзеном, Бенетора рассек его пополам и даже удивился, что носителя Хогёку оказалось так просто уничтожить. Тело Айзена обратилось в ничто, а на песок, переливаясь всеми оттенками синего, сиреневого и фиолетового упал маленький камешек.

– Похоже, я успел вовремя,– Бенетора взял Хогёку в руки.– И что же мне с тобой делать?

Капитана десятого отряда раздирали противоречия. С одной стороны Хогёку следовало немедленно уничтожить, вложив в удар всю свою силу. Но с другой стороны это слишком ценный и сильный артефакт, способный на многое… да что там, он способен практически на все!

– Всемогущество?– задумался Бенетора и брезгливо скривился.– Что за скука. Что ж, вот настало время и для моего рессурексиона. Воцарись в огненной бездне, Змиулан. М-да, а желание можно загадать? А если и нельзя, то сам выполню. Я хотел бы, чтобы Тия избавилась от дыры и маски Пустого окончательно.

Поток огненно-черной духовной энергии ударил в небо и опал, обнажая закованного в сплошные огненные латы Бенетору. Прорези в маске горели желтым светом, в огненной латной перчатке, повелительно вытянутой в сторону. Струя огня вырвалась из центра ладони, превращаясь в полутораручный меч. Воздух наполнился гулом и потяжелел от невероятной духовной силы, влитой в этот меч. Вот меч окутался черным пламенем с алым контуром и с легким хлопком пронзил Хогёку.

Рассеченный пополам камень засветился нестерпимым белым светом и породил невероятной силы взрыв. Яркая белая вспышка поглотила все обозримое пространство, и никто не видел, как в ней испарился одинокий силуэт.

Эпилог

Просторный кабинет с окном во всю южную стену наполнился дробным стуком пальцев по столешнице. Несмотря на поздний вечер, в Готей-13 кипела жизнь. Синигами носились, как угорелые, надраивая до блеска все, что только можно. Владелец кабинета тихо вздохнул– а не слишком ли круто он взялся за дисциплину? «Поживем–увидим»,– решил он и поднялся, с наслаждением потянувшись до хруста в суставах.

– Простите, генерал-доно, срочное донесение из десятого отряда,– до слуха хозяина кабинета донесся тихий приятный голос.– Подписи капитана Хитсугаи и лейтенанта Киры.

– Проходи, Тия,– улыбнулся генерал Готей-13.– Как тебе твоя новая должность?

– Я рада служить вам, генерал-доно.

– Оставь это обращение для официальных встреч, Тия,– фиолетовые глаза весело сверкнули.– И иди сюда.

Все те же красивые зеленые глаза, все та же манящая смуглая кожа, все те же песочного цвета вечно неопрятные волосы, заплетенные в три косички. Каждый раз косички меняют свое месторасположение, сегодня все они свисают перед левым ухом бывшей Трес Эспада.

– Ты такая красивая,– прошептал хозяин кабинета за мгновение до того, как накрыть губы девушки своими. Тия затрепетала, отвечая на властный, но вместе с тем нежный поцелуй. Ровно два года прошло с того дня, как был убит Айзен и уничтожен Хогёку. Ровно два года прошло с того дня, как пустота в ее душе заполнилась чем то легким, радостным и тревожным, и это чувство было даже прекраснее, чем море. Море, которое так мечтала увидеть Тия Харрибел. И счастье в зеленых глазах, счастье как в тот миг, когда они вместе оказались на море. Капитан первого отряда и генерал Готей-13 Канаме Бенетора улыбнулся, продолжая неторопливый нежный поцелуй. Эта женщина с радостью поняла его и приняла его сущность, в отличие от Рукии. Два года назад, когда он, израненный и еле живой после взрыва Хогёку, утративший все свои силы Пустого, вернулся в мир живых, Рукия, как оказалось, уже вовсю крутила роман с рыжим недосинигами. Теперь, спустя два года, Канаме жалеет, что тогда сорвался и обратил Каракуру в пепел вместе с временным синигами и его друзьями, вставшими на защиту своего товарища. Рукия разругалась с ним и рассталась со словами, что не желает жить с кровожадным монстром, а Тия приняла его. Рядом с ней он осознал, что такое любовь. Это не страсть и вожделение, как было с Рукией, это счастье. Счастье от того, что они просто вместе, и большего им не нужно.

– Прости…– выдохнула Тия и мило покраснела, отрываясь от его губ за глотком воздуха.– Донесение…

– Что в донесении? Тоширо-кун не справляется с обязанностями?

– Нет, справляется, просто он… он просит расширить его полномочия и вверить ему все ваши территории.

– Я рассмотрю это позже,– прошептал Бенетора, обнимая Тию за талию и притягивая к себе.

С того дня, когда он сошелся на дуэли с Ямамото Шигекуни Генрюсаем, прошел ровно три месяца, и северная часть Готей-13 еще не была восстановлена. Как оказалось, все это время он жил так, как распланировал старый интриган. Он стал его козырной картой в предстоящей войне, он был создан специально для того, чтобы стать природным вайзардом, в его душе были соединены все три начала: синигами, квинси и Пустой. И все ради одной цели: потешить затосковавшего старика очередной красивой игрой. Айзен тоже был создан генералом Ямамото, именно он приложил руку к тому, чтобы сделать детство Соске адом из боли, насилия и унижений, именно из-за него Айзен подсознательно боялся повторения ужасов детства и желал стать сильнейшим, воцариться в этом мире. Нельзя сказать, что это знание стало для Бенеторы ударом.

Капитан десятого отряда не удивился так же тому, что Ямамото Генрюсай приказал убить его, но лишь два капитана послушались и попытались выполнить его приказ. Капитан второго отряда Сой Фон со своим лейтенантом и капитан седьмого отряда Саджин Комамура незамедлительно атаковали синигами и арранкаров, вернувшихся из Уэко Мундо. Все трое были убиты, Сой Фон пала от руки Тии, а ее лейтенант и Комамура стали жертвами Лилинет и Старрка соответственно. Так что истина не стала неожиданностью для Алого Тигра, но он смирил свой гнев и затаился до тех пор, пока через полтора года не восстановил все свои силы и не бросил вызов генералу Готей-13, решив занять его место по самому простому и опасному пути.

Арранкары Тия Харрибел, Лилинетт Джинджербак и Койот Старрк, попавшие под чудовищный выброс энергии Хогёку, стали полностью завершенными арранкарами, такими же, каким был Бенетора в момент уничтожения камня. Хогёку выполнил его желание, пусть и своеобразно. И не то желание, которое он озвучил. Его истинное желание.

Квинси. Существование клана квинси на территории Готей-13 стало для него полной неожиданностью.


*флешбек*

Высокий черноволосый мужчина лет пятидесяти на вид, одетый в черные одежды и черный плащ с оборванным краем поднял голову и воззрился на прибывшего к нему синигами.

– Так это ты тот парень, который отделал Ямамото Генрюсая?

– А это ты тот кусок говна, который натравил своих псов на мою Тию?– в тон собеседнику поинтересовался Бенетора.– Капитан первого отряда, генерал Готей-13 Канаме Бенетора. Жаль, что твои сопляки-квинси недооценили мою девочку. Она сетовала по поводу того, что размазала половину из них слишком быстро, не так ли, Плененный Король Яхве?

Босс всех квинси нахмурился, несмотря на то, что его глаза были плотно закрыты. Высоко над ним возник духовный лук и выстрелил огромкой стрелой в виде палаша с гардой в форме креста квинси.

– Тогда я просто убью тебя, разговоры бессмысленны. Я слышал о твоем банкае и не дам тебе его активировать.

Капитан десятого отряда усмехнулся и кивнул на пятиконечный крест на цепочке поверх одежд.

– Разве ты не хотел бы забрать мой банкай? Я поглотил всю силу старика Ямамото, всю до капли. Такова способность моего банкая, абсолютное поглощение сил, плюс в качестве приятного бонуса манипулирование пламенем и пространством в зоне действия моей духовной энергии. Хороший банкай, я даже рассказал тебе его способности. А что тебе еще нужно, чтобы забрать его?

– Вот это меня беспокоит. Ты рекламируешь свой банкай вместо того, чтобы атаковать. А с учетом того, что ты убил этого Ямамото, могу сказать, что ты неглуп. Что ты задумал?

– Убить тебя. Если я прикончу тебя, все квинси так же передохнут, не так ли? Как там называется это дерьмо, Аусвеллен? Давай, призывай все силы из своих дружков и атакуй. Покажи мне интересный бой.

В ответ Яхве расхохотался. Хохотал он долго, явно наслаждаясь этим, а когда перестал, довольно оскалился:

– Я слышал, что за последние столетия Готей-13 деградировал. А теперь я вижу перед собой того, кто может возродить старый готей, ту банду кровожадных убийц…

– Которая как следует тебя отделала?– продолжил Бенетора.– Нет, я не собираюсь возрождать старое, я создам новое.

– Не создашь. Я не дам тебе твоих драгоценных четырех секунд на банкай!

Яхве атаковал, и его духовный палаш столкнулся с тростью, соткавшейся из языков пламени. Бенетора чуть нахмурился и усилил давление, заставив босса квинси отступить.

– С чего ты взял?

– Что?– Яхве снова атаковал и на этот раз сцепился в ближнем бою.

– С чего ты взял, что я не активировал банкай? Сколько мы беседовали, где-то пятнадцать минут, да? Я поглощаю пять процентов от начальной духовной энергии каждую минуту. Во мне есть зачатки квинси, поэтому я с легкостью всасываю в себя и духовные частицы.

– Что за…– Яхве отступил назад, чувствуя, как исчезает из руки духовный меч. он выхватил свой собственный меч и атаковал, но его придавила к земле чудовищная духовная сила.

– Я высосал из тебя три четверти твоей духовной энергии,– оскалился Бенетора, и трость в его руке превратилась в черную катану.– Я не позволю тебе и пальцем тронуть мою семью, Яхве. Ни тебе, ни твоим отродьям!

*конец флешбека*

Бенетора улыбнулся. Та битва длилась десять дней и ночей. Яхве как-то сумел запечатать духовную силу внутри себя и за счет духовных частиц восстановить ее резерв, после чего настал черед жестокой рубки. В конце все завершилось тем, что квинси утратил свой меч– даже укрепленный невероятной Волей клинок не выдержал триллиардов градусов Кельвина, коими была напитана каждая частичка черной катаны. Смерть хозяина стала лишь вопросом очень малого промежутка времени.

Та битва дала Бенеторе то, чего он так долго ждал– покой. Теперь не было таких противников, которые могли бы посягнуть на его семью, а если бы такие и нашлись, он точно защитит всех. Тию, близняшек, Тоширо, Бьякую, Рангику, всех капитанов и лейтенантов Готей-13, всех рядовых синигами и все души в Сейрейтей.

– О чем задумался?– тихо спросила Харрибел, тая в его руках.

– Да так, ни о чем,– улыбнулся ей Канаме.– Сегодня спим у меня, ты не против?

– Ты же знаешь, я только за,– очаровательно улыбнулась невероятно сексуальная в этот момент женщина и исчезла в сонидо, прихватив с собой генерала Готей-13. Их жизнь только начинается, и хотелось бы начинать ее в объятиях любимого человека. "Наверное, это и есть настоящее счастье", думал Бенетора, страстно целуясь с постанывающей Тией.

Примечание к части

По-моему не самая плохая получилась концовка. На мой взгляд последние главы получились не очень, и чем дальше, тем больше этот фик превращался бы в какую-нибудь глупость. Как говорится, если хочешь уйти вовремя- постарайся уйти красиво. Искренне надеюсь, что вам понравилось. С наилучшими пожеланиями, я)))
Это все...