Саске, история одного убийцы

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2017-12-11 14:14:26
Размер текста: 224 кб

Тест билд 00048

– Да, Кот, войди. Что у тебя?

– Сарутоби-сама, молодой Учиха продолжает посещать занятия по медицинской подготовке. Несмотря ни на какое давление извне... Все попытки высмеять окружающими, подосланными нами джонинами, это его увлечение, ни к чему не привели. В ответ он лишь презрительно морщился. Как вы и сказали, к силовому воздействию мы прибегать не стали - это могло лишь серьёзно усугубить сложившуюся ситуацию. Однако замечу, что чем сильнее мы на него давили, тем упорнее он занимался. Должен констатировать, что наши действия привели лишь к прямо противоположному результату.

– Это очень плохо. – Тяжело вздохнув ответил седеющий старик, покачав головой.

– Если последний Учиха не станет бойцом, а лишь одной из единиц поддержки боевого отряда – это сильно подорвет наш авторитет, ведь его клан довольно знаменит. С другой стороны… А, неважно. Продолжай за ним следить. Что у тебя по Наруто?

– Узумаки на этой неделе, кроме разукрашивания лиц Хокаге, на горе Хокаге, был замечен в одной драке с группой детей, проваливших экзамены и отчисленных из академии в прошлом году. Его доставили в больницу.

– Спасибо, можешь идти. – проводив взглядом АНБУ, Сарутоби Хирузэн устало вздохнул. – И ни минуты покоя, как же я устал. Эх, Данзо, если бы тридцать лет назад я знал, чем все это обернется…

***



      "Еще девять отжиманий, еще чуть-чуть." – билась в голове парня отчаянная мысль. Он с натугой, раз за разом отрывал уставшее тело от земли, на налитых свинцовой тяжестью руках. Голова кружилась, в висках чувствовался пульс крови, но он продолжал. Перед глазами все плыло, а он с отчаяньем утопающего всё продолжал мучить себя, дожимая последние упражнения.

      Учиха Саске был странным парнем, по мнению окружающих. Малолетний пацан, себе на уме. Малообщительный, не обделенный природой внешними данными и талантами, от того излишне высокомерный. Последний представитель уничтоженного клана, третий ребенок главы клана, наследник клана, поклявшийся отомстить Итачи. Предателю, который убил всех до единого в его родном квартале, кроме своего младшего брата.

      Однако, вместо того, чтобы учиться боевым навыкам, схожими с теми, которыми владеет его брат, чтобы превзойти его, Саске маялся дурью. Ну, в самом деле, не смешно ли? Он хотел стать ирьенином – медиком, пусть и боевым. Ирьенины не чета профессиональным убийцам, специализирующимся в первую очередь на устранении противника. А по этой причине все шиноби деревни, Скрытой в Листве, считали последнего Учиху как минимум странным, несмотря на то, что он был натуральным гением. Он все схватывал налету. Любые знания ему давались легко и непринужденно. Он быстрее всех осваивал любой материал и быстрее всех адаптировался к новым условиям. Будь-то тренировки и спарринги в академии шиноби, или банальная подача информации на уроках различными преподавателями. С заметным упорством он шел к своей цели вот уже который год подряд.

      Шесть лет назад произошла эта страшная трагедия, потрясшая всю Деревню, Скрытую в Листве. Резня, унесшая жизни двух сотен Учих, от младенцев, до стариков. И с того дня, мальчик, как одержимый, старался добиться своей цели. Один немало важный аргумент, которым он руководствовался, и не позволявший издеваться над его увлечением, звучал так:

      "Я не хочу чувствовать себя вновь беспомощным. Не хочу просто сидеть и смотреть, как близкие мне люди умирают, а я ничего не могу с этим поделать."

      Весомые слова, не правда ли? Вот и ему так казалось, потому он не бросал своей затеи.

      "То, что может исцелить, с еще большей легкостью может убить." – это был второй аргумент, затыкающий рот всем несогласным. Тсунаде, ученица нынешнего главы деревни, одна из тройки великих саннинов, была всем известна не понаслышке. Её уровень боевого мастерства не уступал её же учителю. Особенно она прославилась на поприще ирьениндзюцу, а также своим нежным, женским прикосновением, которое могло сокрушить гору. Так что издевки в ответ на эти слова не последовали, ни разу.

– Всё, можно и отдохнуть, – охрипшим голосом пробормотал мальчик, развалившись на траве, раскинув руки в стороны и смотря на проплывающие по небу облака.

      "Пол часа отдохну и можно идти в больницу, на занятия. Сегодня будет практика, как и обещал сэнсэй. Наконец-то! А то все теория, да теория. Толку от того, что я научился формировать технику Мистической Руки? Последние два года только и делал, что тренировал контроль чакры, надоело. Бесит! Я знаю, почему они упорствуют. Надеются, что я сдамся? Ага, сейчас! Я ни за что не сдамся! Вот увидите, вы ещё мне ноги целовать будете, умоляя вернуть ваши конечности на положенные им места, когда приспичит."

      Да, это были довольно тщеславные мысли, но он имел на них полное право. Так как он на две, а то и три головы опережал своих сверстников в учебе. Он и правда делал огромные успехи, сложно было отрицать очевидное.

      Взять скажем случай, который произошел полгода назад. Как-то вечером, когда Саске возвращался из больницы, он проходил мимо полигона, на котором занимались выпускники прошлого года, со своим наставником. Остановившись в тени деревьев, мальчик решил понаблюдать за тренировкой. В этот момент, девочка, занималась, по его мнению, странным занятием. Она старалась забежать на дерево. Именно, забежать, а не залезть. Нет, Саске было прекрасно известно, что шиноби могут ходить по любой поверхности и даже укрепив мышцы чакрой перемещаться по крышам, однако, как без этой самой чакры девочка собиралась забежать на дерево, ему было решительно непонятно.

      Но все же не зря его считали гением. Другой ребенок на его месте, покрутил пальцем у виска и пошел бы дальше по своем делам. Саске решил обождать с выводами. Понаблюдав немного, он заметил, что девочка поднималась по дереву все выше и выше, с каждой попыткой забежать на него. Так продолжалось до тех пор, пока в какой-то момент она не забежала достаточно высоко, и внезапно смогла удержаться на коре дерева, без рук.

      На следующий день, вместо своих привычных отжиманий и отработок ударов, юный шиноби решил повторить тренировку девочки. Спустя долгих три часа неудачных попыток и постоянных падений он смог научиться правильно группироваться и уверенно ходить по твердой поверхности дерева, не отрывая клоками кору, прилипающую к его подошве, и не падая на землю. Это стало ключом к пониманию и ощущению циркуляции чакры в его собственном теле. К пониманию, как правильно её направлять и использовать. Спустя неделю он смог научится свободно ходить по водной глади, а еще через неделю и по бурлящей воде горячих источников.

      У Саске не было учителя, который мог бы его научить боевым приёмам ниндзя. Ирьенины наотрез отказались его обучать техникам на основе чакры, пока он не освоит элементарное ощущение и распределение чакры в собственном теле. А учить техникам контроля чакры не собирались, посоветовав лишь внимательней слушать учителей в Академии. А там была только размытая теория, без какого бы то ни было внятного объяснения, что необходимо было сделать, чтобы получить нужный результат. Вот и ходил наш герой неприкаянной недоучкой, пока не увидел ту тренировку.

      Спустя месяц Саске смог свободно продемонстрировать простейшее укрепление мышц тела, описанное в книгах, и хождение по стенам. Этого было достаточно, чтобы сломить стену нежелания его обучать. Саске сразу показали Мистическую Руку в действии (технику исцеления ран с помощью чакры, внутренней энергии), на недавно пострадавшем пациенте. Окровавленное тело, с наполовину перерубленной рукой. Парень мужественно выдержал операцию по сращиванию тканей. Его потом конечно же рвало в туалете, но главное он смог понять, как работает эта техника на практике.

      Позднее он неоднократно практиковал этот приём на животных, вот только даже после того, как он полностью освоил его, Учиху ещё долго не хотели подпускать к пациентам. Саске обижался, но поделать с этим ничего не мог. И вот сегодня это случилось, наконец-то ему дадут первого настоящего больного, и он сможет всем доказать, чего он на самом деле стоит. Саске жутко злил сам факт, что его так сильно недооценивают.

      Поднявшись на ноги, мальчик пошел в сторону больницы, неспешно идя по извилистым улочкам деревни. Солнце было еще высоко, но уже не в зените, примерно два часа дня. Торопиться было необязательно, его ждали к четырем. Мимо туда-сюда спешили люди, кто по делам, а кто за покупками в торговые ряды. Кто-то зазывал в рестораны, лавки, бордели или горячие источники, а кто-то откровенно их посылал, требуя заткнуться и не мешать спать тем, кто вернулся с ночной смены. Все было как всегда, жизнь в деревне Скрытой в Листве била ключом.

      Саске сильно отличился от окружающих по вполне понятной причине – он помнил свою прошлую жизнь. Смутно, словно фильм, который посмотрел в кинотеатре очень давно. Однако, это не мешало ему использовать знания, которые он вспоминал.

      Когда-то юного Учиху Саске звали Ли Сиун. Он жил в другом мире, в другой стране. Местная культура там сильно отличалась от привычно ему здесь. Там не было шиноби и скрытых деревень наёмных убийц. Миром правили простые люди, устраивая друг с другом кровопролитные войны за власть богатства и земли, впрочем, как и всегда. Но отсутствие шиноби не означало отсутствие боевых искусств как понятия в этом непонятном мире. Мурим – скрытый от глаз простых людей мир боевых искусств. Именно в нем находили пристанище те, кто не мыслил себя без схваток, совершенствования и познания себя через развитие техник боя.

      Мастера боевых искусств сильно отличались от шиноби, с их чакрой и чакра системой. По большому счету все они были обычными людьми, которые научились управлять внутренней энергией на одном волевом контроле. Большую часть своей жизни они посвящали тому, чтобы научиться накапливать чакру в своем теле. Её излишки, как и у шиноби, покидали тело простого человека. Мастера же научились накапливать её и использовать в своих нуждах.

      Из-за того, что в мире боевых искусств внутренняя энергия была дефицитом, все кланы, что изучали боевые искусства, делали упор на разработку техник контроля и распределения внутренней энергии, для более эффективного её применения. От этого зависело превосходство одной школы боевых искусств над другой.

      Каждая из школ выбрала свой путь и порой боевые техники одного клана сильно отличались от техник другого. Например, школа Железного Кулака специализировались на укрепление чакрой тела. В то время как клан Суну, специализировался на атаках чакрой на дальней дистанции. Соответственно стили и тактика боя у каждого из них сильно различались. К сожалению, нужно отметить, что все техники мастеров боевых искусств были ущербны, в той или иной степени.

      Во-первых, они использовали сырую чакру, не преобразованную, так как не умели этого делать. Прямо как представители клана Хьюга. Только те, будучи шиноби и обладая от рождения глазами, позволяющими видеть чакру, научились более эффективно её применять. При схватках они старались бить ею в тенкетсу, точки высвобождения чакры на теле шиноби. Тем самым нанося повреждения, с помощью нейтральной чакры, по этим точкам, они могли на время полностью блокировать у противника способность создавать ниндзюцу, техники шиноби на основе чакры, применяемые вне тела.

      Во-вторых, их уровня контроля было недостаточно, чтобы без потерь в энергии производить манипуляции с чакрой вне тела. Так что все их дистанционные техники были заведомо слабее. В отличие от тех же шиноби, у которых чакра содержится в чакра каналах и таким образом не только облегчает контроль над самой энергией, но и решает проблему с излишней потерей чакры в окружающую среду.

      Саске, в прошлой жизни, был мастером боевых искусств. Умер он в аварии, его сбила машина, это такая большая металлическая колесница, которая едет сама по себе и управляемая возничим.

      Думаете глупая смерть для того, кто может спокойно перепрыгивать с дома на дом, а рукой крошить камень? Конечно же Да, если только эта возница до отказа не набита взрывчатым веществом. Когда его на полной скорости сбила машина, он успел уцепиться руками за решётку воздуховода спереди, однако в следующее мгновение прогремел взрыв и парень погиб. Ни один мастер боевых искусств не выживет, если взорвать огромное количество пороха рядом с ним. Другое дело шиноби, они и по лаве ходить могут и в воде не тонут, а отдельные их представители даже летать умеют.

      Подойдя к трехэтажному зданию больницы, Саске услышал ругань двух чунинов, младших офицеров шиноби из Специального Отряда Убийств и Тактики. Или, проще говоря, АНБУ.

– Какого биджу нам пришлось тащить это демоново отродье в больницу? Сам бы оклемался, велика честь для этого ублюдка лежать на больничной койке и чистых простынях.

– Это приказ Хокаге, ты хотел бы его ослушаться?

– Ты что! Да я…- но договаривать он не стал, заметив приближающегося Саске.

– О, малыш-всезнайка пожаловал! – шутливо подколол Саске тот, что стоял правее.

– Да, есть какие-то проблемы? – поинтересовался юный Учиха.

– Да не кипятись, – замахал руками парень. Спорить с Саске было гиблым делом, когда он был в таком настроении. Заболтает до смерти. - Тебя уже ждут, хоть сегодня ты и рано.

      Молча пройдя мимо охраны больницы в главные двери, Саске повернул на право и прошел по коридору, вплоть до лестницы, ведущей на верхние этажи. Через минуту неспешной ходьбы он дошёл до кабинета главного врача.

– Здравствуй Саске-кун. – поприветствовал мальчика мужчина средних лет. Внешность была ничем не примечательна, разве что отсутствием мочки уха. Которую скорее всего он потерял в одной из схваток, а так, обычное лицо, черные волосы и черного цвета глаза. Одет главный врач больницы был в светло-серый костюм ирьенина, стандартные сандалии с открытыми носами, позволяющие ногам дышать, не потеть и тем самым не скользить при беге, и зеленый жилет джонина, укрепленный изнутри чакра проводящей проволокой.

– Здравствуйте, Курошито-сан. Вы меня ждали?

– А как же? Для тебя есть пациент, мальчик твоего возраста. Синяки, ссадины, ушибы, ничего серьезного, но для проверки твоих навыков будет вполне достаточно.

– Когда мне приступать?

– Да хоть сейчас, пойдем, покажешь мне чего ты добился за эти несколько месяцев. – Выйдя из кабинета, они пошли по длинному коридору в другой конец здания. Ступая по гладкой, керамической плитке пола Саске сосредоточенно думал о предстоящей практической работе, и настраивался на рабочий лад. Но все его старания пошли насмарку, когда он увидел кто будет его первым пациентом.

      "Какого черта этот вонючий неудачник здесь делает?!" - с брезгливостью и отвращением думал Саске об увиденном им человеке.

      На белых, больничных простынях, лежал светловолосый мальчик его возраста, в желтом, грязном, местами разорванном комбинезоне. Все его лицо было в кровоподтёках, губы разбиты и распухли. Он был без сознания, а потому даже не заметил появления новых посетителей.

– Приступай, Саске кун – сказал Курошито. – Чего медлишь? Не бойся, если что, я подстрахую.

      А Саске медлил не из-за неуверенности в своих навыках, а из-за нежелания лечить мальчика, лежавшего на больничной кровати прямо перед ним. Точнее, из-за личности этого самого мальчика. Узумаки Наруто, будь он неладен. Проклятое ничтожество, громче всех кричащее о том, что станет Хокаге, то есть сильнейшим шиноби в деревне и тем самым её возглавит. Так ещё учиться абсолютно не желающее и постоянно сбегающее с уроков.

      Таким поведением он постоянно нервировал и злил Саске, а потому один вид этого убожества заставлял его правый глаз нервно дергаться. Недолюбливал ли он его? Нет, он его тихо ненавидел. За самоуверенность, пустое сотрясения воздуха, и самое главное, за тщеславие. Этот придурок думал, что Хокаге можно стать ничего не делая!

      Саске дни на пролет проводил в жесточайших тренировках, до полного изнеможения. Его никто не желал учить, все твердили: "Вот сдашь экзамены в этом году и у тебя появится учитель, который тебе все расскажет". А потому ему приходилось выкручиваться и придумывать самому же себе тренировки, которые помогли бы развить его собственный контроль над чакрой.

      Последние полтора месяца он спал дома на потолке, в своей комнате. Не на полу, вы не ослышались, а на потолке, прикрепив к нему себя чакрой, по аналогии с деревом. Это была одна из самых жестоких тренировок придуманная им для самого себя. Чисто инстинктивно удерживать собственное тело во сне чакрой, чтобы не упасть на пол и не получить сильный ушиб или разбитое лицо. Это была по-настоящему садистская тренировка, однако после двенадцатой ночи постоянных падений и ругани, он все равно смог достигнуть нужного результата. Саске научился бессознательно использовать чакру для поддержания известных ему техник. Не всех и не всегда, но все же.

      И вот сейчас, он, тот кто больше всех вкалывает, чтобы добиться права в будущем назваться сильнейшем шиноби деревни, будет лечит того, кто больше всех бахвалится своими криками о становлении Хокаге и тем самым плюет ему в лицо. Это Саске бесило, страшно, но глубоко вздохнув и выдохнув, он смог немного успокоить свой праведный гнев. Опозориться пред Курошито-саном парень не имел права. Придется лечить, даже если его собственная гордость пострадает.

      Два с половиной часа спустя Саске вышел из здания больницы. Усталый, злой, но все же доказавший, что он заслуживает нормального обучения. Со следующей недели, после сдачи годового экзамена и выпуска из академии шиноби, Курошито сан согласился назначить какого-нибудь из ирьенинов больницы его учителем по медицинской подготовке. Чтобы тот дал бы ему расширенный курс уроков ирьениндзюцу, в свободное от работы время. Победа была за ним.

***



– Этот неудачник завалился, окончательно – пришёл к выводу Саске, который со злорадством наблюдал за мучениями Наруто, у которого абсолютно не получалось создать простейшего иллюзорного клона. Наконец-то Саске мог отвести душу за то уничижение, что он испытал два дня назад, когда собственными руками лечил этот мусор. О, сейчас он испытывал истинное наслаждение, в очередной раз убеждаясь, что Наруто, всего лишь пустозвон и трепло, который не достоин звания шиноби.

      Спустя полчаса, когда парень возвращался из библиотеки, где сдал взятые ранее книги, Саске увидел Наруто, беседующего о чем-то с учителем Мидзуки. Узумаки просто фонтанировал надеждой. Это было, подозрительно. Наруто – идиот, не умеющий скрывать собственных истинных эмоций, так что это явно не было постановкой. А как должен чувствовать себя человек, который провал финальный тест на получение звания генина, подтверждающий, что он шиноби по праву? Ну уж точно не радостно и не с такой счастливой улыбкой до ушей.

      Молодой Учиха знал, что нынешний Хокаге по какой-то причине опекает Наруто и часто его выручает. Более того, прощает все его выкрутасы. За одно разрисовывание голов Хокаге в центре деревни красной краской, другого бы человека отправили в застенки АНБУ и не церемонились. Наруто все прощали - это одна из причин, почему Саске так невзлюбил блондина. И вот сейчас Саске видел уже своими глазами, как Наруто дают шанс получить протектор Конохи, знак полноправного шиноби. Ну а чему этот придурок мог так радоваться, в его-то положении?! Правильно, больше нечему.

      Прикинув все за и против, Саске все же решил проследить за Узумаки. Ему было интересно, какой должна быть веская причина, по которой этому бездарью, без сдачи экзаменов, вручат протектор. Парень понимал, что излишнее любопытство в среде шиноби порой чревато серьезными последствиями. Но, конкретно в этом случае, он бросить все как есть просто так не мог. Это было дело принципа.

      Наступил вечер, Наруто покинул свою квартиру, в которой жил последние пять лет и направился к городской библиотеке. Точнее даже не к ней, а к соседнему зданию, расположенному недалеко от башни Хокаге. Это была личная библиотека и архив Хокаге. Что ему, в такое время, в нем понадобилось, для молодого Учихи оставалось большой загадкой.

      Примерно через пятнадцать минут Наруто вернулся и рысью бросился бежать в сторону городского парка. Саске последовал за ним. На спине у блондина парень заметил объёмный тубус, под свиток большого размера. Бежали они недолго, через десять минут запыхавшийся Узумаки остановился, облокотившись о дерево, стараясь восстановить перехваченное дыхание. А Саске, тем временем, спрятался в кроне дерева неподалеку, наблюдая за мальчиком.

      Внезапно Наруто развернулся и пошел прямо к тому самому дереву, в кроне которого затаился Учиха, начав упорно забираться на него. Саске тихо сложил пальцы обеих рук в замысловатый знак, называющийся печатью концентрации и спрятался в листве с помощью, созданной им же техники маскировки.

      Удачно забравшись на толстую ветку, чуть ниже самого Саске, Наруто откинулся на ствол дерева, отдыхая. Через некоторое время, понадобившееся ему чтобы прийти в себя, блондин перекинул тубус пред собой и расчехлил. Внутри, как и ожидалось, был большой, толстый свиток.

      Под бледным светом луны Саске мог даже прочесть крупные иероглифы, что его украшали по краю.

Свиток тайных и запрещенных техник второго Хокаге.
Оставляю его своей деревне, на случай собственной безвременной кончины. Тобирама Сенджу.



      "Ну, офигеть! Наруто, да что же ты творишь?! Совсем уже отчаялся, придурок?! За это же тебя казнят!" – проносились лихорадочные мысли в голове мальчика. – "Кто же, после подобного, оставит его в живых?! Да за любую из этих техник, абсолютно любому шиноби, вне зависимости от возраста, голову открутят!"

      А тем временем Наруто уже развернул свиток, стремительно вчитываясь в текст. Саске от него не отставал, активировав пробуждённый недавно им Шаринган. Одно томое лишь позволяло улавливать более быстрые движения противника, ускоряя восприятие владельца Додзюцу. Однако, этого было достаточно для того, чтобы успеть прочесть то, что было в свитке, пока его торопливо проматывал блондин.

      А в свитке было много чего интересного, большинство из которого Саске так и не понял. Несколько техник на основе воды он успел запомнить, но его нынешний резерв и одной такой техники за раз не потянет. Однако внезапно Наруто остановился, ему попалась более простая комбинация печатей, техника Теневого Деления Тела. Запомнив последовательность комбинаций, Саске решил, что пора убираться, скоро пропажу свитка заметят и отправят АНБУ в погоню.

      Но далеко ему уйти не удалось, сзади раздались крики и шум схватки. Не обращая ни на что более внимание, Саске припустил со всех ног, как можно дальше от места происшествия.

      "Похоже, что Узумаки повязали, так ему и надо." – злорадно подумал пацан. Слишком многое позволяли этому Наруто. Ни роду, не племени, а носятся с ним так, как будто он сынок Дайме страны Огня!

      С колотящимся сердцем Саске ввалился в собственный дом, в родном квартале Учиха. Прислонившись спиной к двери, он медленно сполз на деревянный пол. Его трясло от переполнявшего тело адреналина. Переведя дух, Саске решил, что пока ничего не забыл и не перепутал, записать серии печатей в свиток и спрятать его подальше. Утро вечера мудренее, завтра он во всем разберется.

***



      Наступило раннее утро, солнечный луч медленно, но неотвратимо полз по гладкому деревянному полу в сторону лица спящего парня. Недовольно поводя носом, мальчик не выдержал и чихнул. Проморгавшись, Саске приподнялся над футоном, осматриваясь.

      Тут и там стояли стопки книг, лежали горками различные свитки, повсюду в полном беспорядке были разбросаны листы бумаги с чертежами, медицинскими диаграммами и расчетами. Обычное состояние его комнаты, вот уже на протяжении двух последних лет.

      Поднявшись на ноги, парень потянулся, разминая затёкшее за ночь тело. Впервые, за долгое время, он полностью выспался в собственной постели, а не в двух с половиной метрах от неё, на потолке. Не привычно было так выспаться, и чувствовать себя полностью отдохнувшим. Он привык себя нагружать, забывая порой про сон и отдых, и сейчас Саске был немного растерян.

      Внезапно сработал будильник, и его трель разнеслась по всей комнате, выводя из легкого ступора мальчика. Саске тут же начал лихорадочно вспоминать, куда ему нужно было сегодня идти, раз он, зная себя, заблаговременно его установил. И тут парень вспомнил события вчерашнего вечера. Глупая улыбка растянулась на его лице.

      "Да, теперь то он уж точно не отвертится, этот Узумаки." – удовлетворенно хмыкнув подумал парень.

      Слишком сильно он не любил этого выскочку Узумаки, чтобы ему посочувствовать. Он был тоже сиротой, как и Учиха, однако вместо того, чтобы прилагать как можно больше усилий на занятиях и доказать всем, что он чего-то стоит, Наруто бездельничал: либо спал, либо страдал фигнёй. Но при этом у него хватало наглости заявлять, что он обязательно станет Хокаге и за это его никто не любил.

      Детям, в их классе, было непонятно почему взрослые так ополчились на Наруто. Никто его не любил, никто из взрослых не разрешал с ним водиться. Но по большому счету Наруто сам виноват, что его же одноклассники с ним не дружили. Одно дело родители, другое дело личное отношение. И когда выскочка, который простейшие техники не может исполнить, заявляет, что станет Хокаге - это злит. Просто, ну а вдруг? Вдруг и правда ОН станет Хокаге? Что тогда? Получается, что их все тренировки, все их усилия были напрасны и лучшим шиноби деревни станет этот бездарь? Детям было обидно, и они заочно стали к нему относиться так, как хотели этого их родители.

       Быстро метнувшись к потаенной дощечке, на полу в кладовке, Саске её открыл, и достал из-под неё свиток, в который вчера записал техники.

      Немного подумав. Он решил опробовать самую безобидную, на первый взгляд, серию печатей. Сложив её в правильную комбинацию с легким хлопком рядом с Саске вдруг появилась точная его копия. Воззрившись друг на друга оба Саске с удивлением рассматривали друг друга.

– Офигеть, – заключила копия.

– Ага, - подтвердил оригинал. – Что ты можешь?

      Ничего не говоря корпия подошла к двери дома и смогла спокойно её открыть. Иллюзорный клон на такое был неспособен, ведь он нематериален. Да и собственным разумом не обладал. Это было о-о-очень интересно, по мнению Саске. Он о нечто подобном никогда не слышал, хотя нет, читал, вроде. Были какие-то упоминания о втором Хокаге, но, чтобы вот так…

      Быстро сходив в свою комнату Саске порывшись в книгах достал одну, описывающую хроники прошлых лет.

– Та-а-ак. Тобирама Сенджу, автор запретного ниндзюцу, способного поднимать мертвецов, Эдо Тэнсэй. Обладал широкими познаниями в суйтоне. А, вот, создал технику Теневого Деления Тела. Она позволяла создать точную, материальную копию самого себя, и после развеивания память копии возвращалась оригиналу. Ну, обалдеть! Вот это да! Сколько же книг я могу выучить теперь!

      Саске, в данную минуту, думал лишь об одной копии, но пока до него не дошло, что их можно создать несколько одновременно.

– Хотя и у неё было несколько ограничений. – тем временем Саске продолжал читать книгу - Копия не могла отойди дальше чем на несколько километров от оригинала, после чего самопроизвольно развеивалась. К тому же, копии были весьма нестабильны и серьезные повреждения, опять же, их развеивали.

      Парень хмыкнул. Учитывая насколько просто создать эту технику, наклепать ещё копий самого же себя можно с умопомрачительной скоростью. Приказав клону убраться в доме, Саске направился в Академию.

      Сегодня был последний в ней день, день распределения по командам. Саске нервничал, кого ему дадут в напарники? Он судорожно вспоминал все свои навыки. Как боец он не очень выделился. Нет, он был лучшим на потоке, благодаря тому, что подсмотрел ту тренировку с хождением по деревьям. Он просто раньше других научился контролировать осознанно свою чакру. Со временем этот разрыв заметно сократится, и самое главное, через год его, возможно, даже могут перегнать. Тот же Киба Инудзука, чей клан известен как профессиональные боевики ближнего боя, или Хьюга Хината, которая освоив своей клановый стиль тайдзюцу просто его размажет, не имевшего нормальной, поставленной школы рукопашного боя, только лишь жалкую академическую базу. А потому, если посмотреть наперед, то скорее всего в его команду добавят силовика и кого-то для контроля действий противника, так как он сам уже является медиком, путь и начинающим. Ну в крайнем случае ещё одного силовика, если из них собираются сделать отряд ликвидаторов.

      Да, Саске уже давно начал осваивать и подстраивать некоторые знания из прошлой жизни под новые условия. Та же методика Медитации Тройного Цветения, позволявшая погрузиться в собственное подсознание и сражаясь с воображаемым противником отработать и усовершенствовать многие из боевых приемов, была как нельзя кстати.

      Однако даже эта медитация, одна из лучших техник мастеров боевых искусств - несовершенна. Не зная всех козырей противника в реальном мире, невозможно было в полной мере воспользоваться этой техникой и подобрать наилучший способ его нейтрализации, в сражении с его двойником в иллюзии подсознания. И самый главный её недостаток был в том, что она давала голый опыт. Тело, даже имея правильные знания о том, как применять те или иные техники, или как правильно наносить те или иные удары, было просто ещё не подготовлено к ним.

      Не было у него ни рефлексов, ни нужной физической формы, а потому использовать её для схваток не имело смысла. Более того, для ребёнка даже опасно. Ведь уже имея опыт того, как правильно нанести удар с разворота с высвобождением чакры, и помня о том, как это делать на одних рефлекса, сложно в реальном мире удержаться и не провернуть тоже самое, намеренно делая движение более грубым и менее размашистым, чтобы не повредить связки.

      Но даже зная и умея применять некоторые приёмы из прошлой жизни, Саске не спешил их демонстрировать окружающим. Просто потому, что не хотел преподносить себя как боевика. Во всяком случае до распределения на команды. Пусть лучше его считают единицей поддержки, чем активной боевой единицей. Так с него и спрос меньше, а результат распределения будет выше для команды.

      Ведь в одну команду вряд ли возьмут двух медиков или медика и шиноби, специализирующегося на гендзюцу, иллюзиях. Ведь сам Саске, просто из-за наличия у него додзюцу, шарингана, был лучшем иллюзионистом, чем кто-либо другой. Его навыки воздействия на чужое сознание уже сейчас имели заметной больший потенциал, чем у той же Ино Яманака. Представительницы клана, специализирующегося на чтении чужих мыслей. Даже не особо усердствуя в этом направлении Саске со-временем легко превзойдет Ино, а потому не имело смысла в группу, в которой будет он, брать кого-то другого с таким же или худшим набором навыков.

      Все эти мысли не давали ему покоя. Он пришёл заранее и улегся на своей парте, чтобы немного покемарить перед началом объявления состава команд.

– Са-а-аске ку-у-ун! – Через пол часа послышался протяжный и в глубине души им искренне ненавидимый вопль. Одна из толпы его поклонниц, Харуно Сакура. Бесклановая девчонка, с длинной гривой розовых волос. Имевшая просто ужаснейший, по мнению парня, характер. Если она уже тут, то сейчас подтянется…

– Отойди от моего Саске, лобастая! – её основная соперница за его внимание. М-да. А вот и Ино из клана Яманака пришла. Как ни странно, но разница между этими двумя была незначительна, несмотря на то, что Ино является дочерью главы клана и воспитывалась как куноичи с самого детства. Однако, существенным отличием был лишь цвет волос. А так… Они обе были злом, по мнению Саске, причем злом абсолютно бездарным. Хуже был только…

– Сакура-ча-а-а-ан!

      "О нет, что он тут делает?! Он же должен быть в застенках АНБУ, ведь так?!" – пронеслась в голове Саске судорожная мысль. В класс вошел довольный жизнью и улыбающийся во все 32 зуба блондин, единственный в их классе среди мальчиков.

      "Это у него что, протектор?!" – Мысленно воскликнул удивленный брюнет. - "Все, клянусь, я больше никогда, ни-за-что не буду удивляться поблажкам, получаемым этим придурком со стороны властей деревни, ни-ког-да! После вчерашнего, я это осознаю как никогда отчетливо..."

– Отвали от меня, придурок! – в ответ пришел горластый вопль Сакуры.

      "О-о-о, началось… Обязательно выучу барьер, нейтрализующий окружающие звуки. Если эти двое попадут в одну команду со мной, то я точно с ними не уживусь. Хорошо, что Ирука сеней это прекрасно понимает. Мы слишком разные и скорее поубиваем друг друга, чем действительно будем сотрудничать. Так же он знает мое отношение к Наруто. Ведь убью же или устрою ненароком несчастный случай и все, прощай блондин, да здравствует справедливость и мой душевный покой."

      Постепенно народ прибывал, время от времени Саске здоровался со знакомыми мальчишками, а иногда и девчонками. С теми, с кем сумел более-менее познакомится.

– А? А ты что здесь делаешь? – недоуменно спросил Шикамару Наруто, сидящего через парту от Саске. – Это собрание для тех, кто сдал экзамен.

– Эй, эй, ты что, не видишь эту защитную повязку? – Наруто постучал пальцем по металлической поверхности протектора, завязанному у себя на голове. – С этого дня я тоже ниндзя!

      В ответ на это заявление Шикамару лишь скептически осмотрел парня.

– Что ты уставился на меня? – со счастливой улыбкой на довольной роже спросил Наруто – Круто правда? Он хорошо на мне смотрится.

      Когда все собрались, в помещение класса зашел учитель Ирука.

– Начиная с сегодняшнего дня, вы официально становитесь шиноби Деревни Скрытой в Листве. Но вы пока еще только кандидаты в генины. Начинается трудный этап и вам придется потрудится, чтобы стать опытными шиноби. Сейчас вы будите разделены на команды по три человека. Для каждой команды будет назначен учитель джонин, с которым вы будете выполнять миссии.

– Интересно, кто будет в команде с Саске-куном? – раздался ехидный голос Ино.

– Кто знает? – послышался задумчивый ответ Сакуры.

      В этот момент Саске, который и так был собран и напряжен как пружина, напрягся ещё больше.

      "Тц. Команды по три человека? Только бы ни одна из этих. О великий шинигами, смилостивись. Только бы ни одна из этих влюблённых, настырных, назойливых и вообще глупых дур! Кто угодно, только не они. Я этого не переживу!" – был направлен в никуда мысленный крик Саске.

– Мы попытались сбалансировать по силе каждую команду. Чтобы группы были равными, я сам составил списки разделив вас на следующие тройки. Сейчас я объявлю их.

      В этот самый момент Саске не слушал своего уже бывшего преподавателя, а искренне молил шинигами об избавлении. Если не от всех, то хотя бы от нескольких из тех, кого он так терпеть не мог. Он уже был готов смириться, хоть и не полностью, что ему не повезет и та же Сакура или Ино окажется с ним в одной команде. Но пусть только бы в неё не попал Наруто! Но похоже, он как-то неправильно, криво молился, и бог его не совсем верно услышал. Только так мог понять произошедшее дальше Саске.

– Следующая, седьмая команда: Учиха Саске, Хината Хьюга и Узумаки Наруто.

– Не-е-ет… – простонал Саске, упав головой на стол, тихо про себя заплакав. Дальше он уже не слушал. Это была катастрофа. Он вместе с этим чудовищем долго не протянет. Несмотря на то, что Хината была тихой девочкой, но это монстр будет шуметь за троих!

      Спустя полчаса.

      Во время обеда, Саске шёл по улице из магазина.

      "Ну хоть Хината, а не Ино с Сакурой, и на том спасибо, шинигами-сама."

      Внезапно Учиха почувствовал чакру Наруто, быстро приближающуюся к нему. Не подавая вида, он приготовился к каким бы то ни было неожиданностям. От Наруто всего можно ожидать, и многое из того, что это придурок придумывает, работает, иногда, против него самого. Выскочив из-за угла Наруто бросился на него со спины. Резко пригнувшись, Саске ушел с линии атаки и сделал подножку, одновременно ударив в живот нападающему.

      "Так то, это было опрометчиво, мой "вечный" соперник." – удовлетворенно хмыкнул брюнет.

      Внезапно Наруто развеялся клубком пара, а на его мести оказался деревянный пенек.

      "Черт, техника замены! Где он? Где?"

      Но среагировать Саске не успел.

– Ты мой! – пять точных копий Наруто набросились на него со всех сторон, скрутили и начали связывать. Затем заткнули рот кляпом. Его затащили в подворотню и бросили около мусорных баков. Через мгновение Наруто развеял клонов с победоносным выражением лица, и используя Хенге сам превратился в Саске.

      "И Когда только успел освоить?" – поразился Учиха. – "Ведь всего несколько дней назад у него ничего не выходило с техниками!"

      А тем временем Наруто удалился, оставив Саске одного.

      "Черт, я его недооценил!" – Недовольно поморщился парень. – "Кто бы мог подумать, что он догадается создаст столько теневых клонов! Эта техника и такое может?"

      Однако, Саске не привык сдаваться, и уж точно не позволит себе проиграть какому-то неудачнику. Вывихнув суставы, Саске начал постепенно освобождаться от веревок.

      Десять минут спустя брюнет стоял в переулке и растирал натертые запястья.

      "Ублюдок. Найду, размажу!" – Раздражённо подумал Учиха.

      Возвращаясь в академию, Саске решил сократить дорогу, пройдя по мощеной булыжником дорожке через парк, вдоль которой были установлены лавочки. Внезапно, задумавшийся парень заметил Сакуру, сидящую на одной из них.

      "Ну вот, ещё и ЕЁ встретил. Кто будет следующим? Ино? Только не обращать на неё внимание, только не обращать внимание." – билась мысль в голове мальчишки.

– О, Саске-кун. Ты такой непредсказуемый! – Начала эта… розоволосая прилипала. – Ты уже готов? Я согласна!

"Чего? Так, что я ей обещал? Это к чему это она готова?" – Лихорадочно соображал парень, стараясь сохранить на лице отстраненное выражение. – "Не было такого, я с ней вообще стараюсь не связываться и не пересекаться. О том, что я обучаюсь в больнице, знают только учителя, ну возможно ещё Шикамару и Шино, они меня видели выходящим из здания больницы две недели назад."

      Так что Саске был избавлен от утомительной необходимости обучаться вместе с Сакурой мед техникам. О, она бы непременно побежала учится на ирьенина, если бы вдруг внезапно узнала, что её обожаемый Саске – медик.

      "Необходимо ей что-то ответить, пока я прохожу мимо. Нечто такое, что навсегда расставит между нами точки над "i"."

– Эй, Саске-кун! – окликнула Сакура проходящего мимо неё парня.

– Где Наруто?

– Опять меняешь тему… Забудь о нем, да кому он вообще нужен? Он постоянно ссорится с тобой. Это может быть потому, что у него было неправильное детство. Кстати, ты ведь знаешь? У него не было родителей.

      Остановишься Саске оглянулся, прислушиваясь к словам молодой куноичи.

– Он постоянно валяет дурака и ему за это ничего не бывает. Если бы я с ним водилась, то мои родители считали бы меня сумасшедшей. Ему так хорошо быть совсем одному, - протянула девушка - родители никогда не полезут в его личную жизнь. Вот почему он себя так плохо ведет.

– Одиночество, да… – тяжело вздохнул Саске. Эта тема была для него больным местом.

– Что?

– Ты не знаешь, о чем говоришь. Порой быть одному настолько невыносимо, что хочется выть и кричать. Ты никогда не сможешь понять, каково это, потерять родителей.

– Что ты говоришь? – недоуменно спросила девушка.

– Ты меня раздражаешь. Тупой, эгоистичной, самовлюблённой девчонке как ты, этого не понять. – Не обращая больше внимания на потерянно смотрящую ему вслед Сакуру, Саске направился в главный корпус Академии. Сожалел ли он о том, что обидел девочку? Нисколько, просто во всем нужно знать меру. Сакура этого слова явно не знала.

      Идя по открытой веранде второго этажа Саске размышлял над произошедшим. Все это было подозрительно. Наруто, зачем-то его связавший и нацепивший на себя его же личину, этот странный разговор с Сакурой… Что-то тут было не так. Внезапно деверь туалета распахнулась и из нее выбежал Наруто, бросившийся в его сторону. Заметив Саске, он резко затормозил.

– А-а-а-а-а-а! За… Зачем ты сюда пришел?! – Немного заикаясь воскликнул Наруто, тыкая в его сторону пальцем. - Как ты здесь оказался?!

– Наваноки-но-Дзюцу, – с самодовольным выражением лица заявил Саске.

– Это основа основ. Техника Освобождения от Веревок, нас этому учили ещё в первом классе. Что ты хотел сделать, превратившись в меня? – посерьезнел парень.

– Я попробовал это потому... что это, на мой взгляд, весело! – попытался неумело соврать блондин. – И вообще, у меня свои планы. Не мешай мне!

      Прокричал Наруто, складывая печать концентрации. Через мгновение появилась целая толпа клонов. Но Саске был уже готов. В прошлый раз его взяли только потому, что он не ожидал подобного от этого бездаря. Но в этот раз, все было по-другому, он не расслаблялся не на секунду.

– Сейчас я тебе надаю и тогда ты признаешь, что я сильнее тебя! – Куча клонов самоуверенно бросилась на Учиху. – Тебе конец, Саске!

      Как вдруг... назревающая драка замерла, так и не начавшись. С протяжным звуком по всей веранде пронеслось бурчание в животе сразу у всех пяти клонов. Все пять Наруто схватились за животы.

– Только не сейчас…

– Опять этот желудок.

– Туалет! – кричали все пятеро.

      Саске с удивлением смотрел вслед убегающим Наруто, которые одновременно рванули в общественный туалет, с одним унитазом, из которого минутой ранее вышел оригинальный Наруто. Но более того, вся эта куча мала застряла в дверном проеме, отчаянно пытаясь забежать внутрь.

– Я первый!

– Нет, я!

– Нет, я первый!

– Тупой идиот, – заключил Саске, решивший дойти до класса другой дорогой. Похоже, что бить его уже не имело смысла, Наруто и так жизнь сама покарала.

***



      Тем временем, комната Наруто.

– Так значит, это дом Наруто? – спросил своего спутника высокий, светловолосый, коротко стриженный мужчина, с маской на лице и протектором Конохи, перетянутым через левый глаз. Тем самым оставляя видимым только правый глаз и незначительную часть лица.

– Еще, в твоей команде будет Учиха Саске. – тем временем продолжал Сарутоби Хирузен, глава деревни, Скрытой в Листе, опираясь на свою трость. – Желаю тебе удачи.

      Осматривая комнату джонин, и будущий командир команды номер семь, взял со стола пустую пачку из-под молока. Её совсем недавно открывали, возможно этим утром. Взглянув на неё, он заметил, что срок годности молока истек больше недели назад.


– Это молоко уже давно прокисло… – пробормотал себе под нос мужчина. – "Надеюсь он не выпил его. Если его выпить, то можно расстроить желудок…"

– Веселая мне группа попалась, - вслух ответил он своему начальнику, тяжело вздохнув.

      А тем временем Наруто медленно страдал на унитазе.

– Да что же это такое, а?! – задал он мучающий его вопрос последние двадцать минут. Но ответом ему был лишь протяжный стон его собственного желудка.

***



      Шатающейся походкой уже успел вернуться Наруто из обиталища страданий, все команды уже разошлись с их наставниками, а их будущего учителя, все не было и не было.

– Ксо! Он явно опаздывает! – не выдержал Наруто, вскочив со своего места. Выглянув в коридор и внимательно посмотрел то в один край, то в другой, но потерпел сокрушительное фиаско, учителя все не было.

– Наруто-кун, – подала голос стеснительная Хьюга. – Может у него какое-то срочное дело?

– Ну почему именно наш учитель, седьмой команды, так чертовски сильно опаздывает, а не чей-нибудь другой, а? Все остальные команды уже давно разошлись со своими учителями. И Ирука-сэнсэй, тоже уже давно ушел, а он ведь дольше всех обычно задерживается… – продолжал скулить блондин. Хината лишь неуверенно пожала плечами, пряча покрасневшие щёки от Узумаки, который на неё посмотрел. Для Саске было не секрет, что эта странная Хьюга неровно дышит к этому непоседливому балбесу.

      Тем временем Наруто похоже замыслил очередную гадость. Он взял губку, которой вытирают от мела доску и подставил между раздвижной дверью и косяком этой самой двери. Так, чтобы при открытии она неминуемо упала бы на открывшего дверь.

– Это ему наказание за опоздание, – с довольной рожей заявило это нечто в рыжем комбинезоне. Какой из него шпион, диверсант и убийца, в такой яркой одежде? Его только слепой не заметит, и то не факт, с его-то ненормально огромным объёмом чакры. Её было в три раза больше чем у того же Саске, самого сильного в их потоке шиноби. Учиха презрительно фыркнул.

– Думаешь, джонин попадется в такую простую и идиотскую ловушку? – Ни у кого конкретно не сращивая, задал вопрос Саске.

      В следующее многоговорение, под удовлетворенную улыбку Наруто, дверь приоткрылась, и в появившуюся щель просунулась голова взрослого мужчины в маске, с протектором Конохи, скрывающим левый глаз. Обмеленную губку больше ничего не удерживало, и она упала точно на макушку мужчины. Все замерли, уставившись на вошедшего.

– Попался! Попался! – радостно заржал над мужчиной Наруто.

– С-сэнсэй, простите пожалуйста Наруто-куна! – дрожавшим голосом пробормотала Хьюга.

      "Серьезно? Он настоящий джонин? Или это была игра на публику?" – Проносились мысли в голове Саске, сидящего за партой. – "Тогда понятно, почему я раньше не почувствовал его приход."

      Вошедший мужчина, не торопясь, опустился, поднял губку, упавшую на пол и глубоко вздохнул.

– Хм, ну что могу сказать по этому поводу о вас… Вы мне не нравитесь, ребята. – упомянутые "ребята" удрученно переглянулись.

– Двигайте за мной. Поговорим на крыше, – и не прощаясь джонин покинул кабинет.

      Спустя несколько минут они втроем сидели на крыше академии. Учитель стоял, откинувшись на парапет ограждения, и смотрел на своих подопечных.

– Ладно, давайте сначала представимся, – решил начать разговор мужчина.

– Представимся? – переспросил Саске. – А что мы должны рассказать? Вы и так о нас всё знаете.

– Ну, о том, что… вам нравится и что не нравится… о чем мечтаете, ваши увлечения. В общем, что-то этом роде.

– А, кстати, почему бы вам не представиться первым? – подал голос Наруто.

– Мне? Меня зовут Хатаке Какаши. Я не желаю рассказывать вам о том, что мне нравится, и что не нравится. Это-о-о и касается моих мечтаний тоже. Ну, у меня есть пара хобби…

      Наруто недовольно поморщился:

– То есть все, что о нем мы узнали, это его имя? – Саске лишь утвердительно кивнул головой.

– Теперь ваша очередь. Ты первый. – кивнул Какаши на Наруто.

– Я…я! Меня зовут Узумаки Наруто. Я люблю рамен! Но ещё больше я люблю рамен из лавки Ичираку, которым меня иногда угощает Ирука-сэнсэй. Что я не люблю, так это ждать три минуты, когда рамен заваривается. Моё хобби - поедать рамен тоннами! А моя мечта в будущем стать Хокаге! – Вдохновенно заявил Узумаки, вставший на ноги из-за накативших на него эмоций. – Тогда все люди в нашей деревне признают мое существование.

      "Ой идио-о-о-от." – Мысленно застонал Саске. – "Всё выложил, всю свою подноготную. Ему же только что учитель наглядно показал, КАК нужно себя было вести…"

      "Поня-я-я-тно… Он задался интересной целью." – подумал Какаши. – Хорошо, следующий. – сказал мужчина и посмотрел на Хинату.

– Ну, это… Меня зовут Хьюга Хината, я… – замялась девочка, покосившись в сторону Наруто, начав стремительно краснеть.

– Мне… ну… в общем… – к удивлению, Какаши она ещё более насыщенно покраснела, чем мгновением ранее. – Мне нравится… – Всё смотревшая в сторону Наруто девочка вдруг покачнулась и упала на спину. Все внимательно наблюдали за ней, девочка не подавала признаков движения. Саске протянул руку к шее Хинаты и прислушался к пульсу, он был ровный, но слегка учащенный. Приоткрыв веко левого глаза девочки Саске всмотрелся в него.

– Потеря сознания, – констатировал Учиха. – С ней можно и потом разобраться, это неопасно.

– Так дело не пойдет, – встав на ноги Какаши подошел к бессознательной девочке, достал какой-то флакон из подсумка и открыв крышку поднес его к носу Хинаты. Та вздрогнула и проморгалась, непонимающе оглядываясь.

– С добрый "утром", соня. Думаю, мы можем продолжать? – спросил джонин, вернувшись на прежнее место. До конца не пришедшая в себя Хината неуверенно кивнула.

– Ладно, с этой все ясно.

      "Девочки в этом возрасте интересуются больше любовью, чем ниндзюцу." - мысленно добавил Хатаке.

– Ну и последний. Теперь ты.

– Меня зовут Учиха Саске. Я не желаю рассказывать вам о том, что мне нравится, и что не нравится. В том числе и о мох мечтах, это мое личное дело. Ну, у меня есть пара увлечений, я учусь на ирьенина. У меня есть цель… Возродить свой клан, и уничтожить одного человека. – всю эту тираду Саске произнес с отстраненным выражением на лице, как нечто обыденное, являющееся данностью бытия. Почти состоявшейся. Вот только одно воспоминание об ЭТОМ человеке пробуждало в нем все самое темное. Что, впрочем, не осталось незамеченным для окружающих.

      "Ж-жутко… Он меня еще больше удивил. Надеюсь Саске не имеет ввиду меня…" – с опаской косясь на брюнета, тем временем думал Наруто.

      "У-учиха-сан такой, стра-а-ашный." – с содроганием подумала Хината. И неудивительно, что Саске её напугал. На мгновение он потерял контроль над эмоциями и все окружающие явственно почувствовали его Ки.

      "Так я и думал." – подытожил Какаши. Для него было далеко не секрет, почему юный Учиха так упорен в тренировках.

– Хорошо, вы интересные ребята. Мы приступим к выполнению заданий завтра.

– Хорошо! В чем будет заключаться миссия?! – Выпалил обрадованный Узумаки.

– Сначала мы отправимся куда-нибудь, где мы сможем быть только вчетвером.

– Что? Что? Что? – торопил, просто сгорающий от нетерпения Наруто. – Что это будет?!

– Тренировка на выживание. – Немного помолчав ответил Какаши.

– Тренировка на выживание? – недоуменно переспросил Наруто. – Хм… Мы, вроде, уже достаточно натренировались в Академии. – недовольно протянул блондин.

– Это необычная тренировка, – строго ответил джонин.

– Тогда, тогда… В чем она заключается? – неуверенно спросил Наруто, нутром чувствуя подвох.

      Какаши вдруг, ни с того не с сего, начал тихо смеяться, прикрыв лицо ладонью, чем ещё больше озадачил Саске и Наруто.

– Что здесь смешного, сэнсэй? – не унимался Узумаки.

– Так… Хорошо… – немного отдышавшись он продолжил. – Когда дослушаете до конца, вы точно взбеситесь. – И совершенно другим, более серьезным голосом, продолжил. – Из двадцати семи выпускников только девять буду избраны в генины. Остальные восемнадцать будут направлены обратно в академию. Другими словами, "тренировка", – это наитруднейший тест с вероятностью вылететь шестьдесят шесть процентов. Эй-эй, я же предупреждал, что вы взбеситесь! Ну что, удивлены? – Добавил Какаши заметив, что лицо у Наруто просто перекосило от удивления, а Хината испуганно прикрыла рот ладонью.

– Нет… Что за черт?! – Возмущенно воскликнул блондин, с толикой отчаянья в голосе. – За что нам такие трудности? Я через столько всего прошёл. Тогда, в таком случае… что это был за экзамен?!

– А, это. Он просто позволяет отобрать тех, кто вообще способен сдать финальный экзамен.

– Что-о-о?! – разнесся вопль блондина по округе.

– В любом случае, определять провалите вы тренировку или нет, завтра буду я. – Закончил мужчина, спрыгивая с парапета и встав в полный рост перед детьми. – Встречаемся завтра в пять утра и принесите с собой все, что вам, как ниндзя, будет необходимо.

      "Я… я не имею право провалиться… чтобы там не случилась!" – С тихим отчаяньем, почти перешедшим в истерику, Наруто обдумывал неприятную новость. – "Я уверен в своих силах. Я завтра дам оценить свои возможности."

      "Если завтра я не смогу сдать экзамен, мне придется расстаться с Наруто-куном. Я обязана его сдать!" – тихо паниковала Хьюга. – "К тому же, ото-сама во мне разочаруется. Принцесса клана Хьюга не может провалиться."

      "Все это очень подозрительно," – напряженно думал Саске. – "Впервые слышу о ещё одном экзамене. Это Наруто, дебила кусок, может сходу поверить какому-то левому человеку, пусть и джонину. Но я-то, не он. Я заблаговременно поинтересовался насчет экзамена у ирьенинов в больнице, и тем, что будет после него. Никто ни словом, ни намеком не выдал, что есть некий второй экзамен. Либо этот Какаши нас дурит, по какой-то только ему одному известной причине. Либо мной играли, чтобы сделать "сюрприз". Скверно. В любом случае придется подготовится к завтрашнему дню. Будь-то это простая проверка или настоящий экзамен."

– Ну до скорого, все свободны. Да, чуть не забыл, никакого завтрака! А то еще не дай бог стошнит.

      Уже подходя к дому, Саске услышал какой-то шум. Ускорив шаг, он решил побыстрее разобраться с происходящим. Удивленному взгляду Саске предстала довольно занимательная картина. Копия Саске читала книгу и отдавала приказы еще двум копиям. Те в свою очередь их выполняли, а именно: один отжимался, другой старался создать некую технику, судя по тому, что он складывал печати. Стараясь не мешать, он подошел к "командиру".

– И чем вы тут занимаетесь, в мое отсутствие? Я же оставлял одного.

– Да. Я, сделав всю уборку по дому, впервые за три месяца кстати, тоже решил попрактиковаться в создании клонов. Так вот. Я решил попробовать, и вложить побольше чакры в создание техники. Но вместо того, чтобы копия стала более прочной и стабильной, их появилось целых две!

– Это ещё что, сегодня Наруто связал меня пятью копиями и похоже пошел на свидание с Сакурой, прикинувшись мной под Хенге. – Ответил оригинал клону. – Только сейчас, обдумывая прошедший день, я могу объяснить то её странное поведение в парке. А, неважно, когда я вас развею, сами все поймё… пойму... а, какая разница? В общем, сам все осознаю. Лучше скажи, чем остальные занимаются?

– Ну… решили проверить, увеличивают ли физические тренировки мышечную массу у оригинала, а также его контроль чакры. Сейчас вон отменят технику и сам увидишь результат.

– Нет, стой! Дай хоть переоденусь, а то ещё вдруг упаду без сил, и так день был нервным. – Остановил оригинал свою деятельную копию и побежал переодеваться. Долго никак не мог сориентироваться в полностью убранном доме, но все же нашел вещи и переоделся в чистое.

– Итак, с проверками результата повременим. – Начал он, вернувшись на веранду, где во дворе занимались две его теневые копии. – Сначала нужно подготовится. Наш новый сэнсэй, решил устроить нам экзамен. Не знаю, то ли – это лично его инициатива, то ли Хокаге. Важно, что завтра будет несладко. Нужно подготовиться, проверить наличие и количество сенбонов, проверить взрыв печати, проверить дымовые шашки, арсенал ядов и противоядий. В общем ВСЕ, чем располагаю, так что поднимай их и отправляйтесь в оружейную. А я пока ужин приготовлю.

– Он уже готов, иди разогрей и ешь – ответил ему "старшой" – Народ, подъем! Главный пришел, за мной.

– Спрыгнув на землю, он побежал в сторону здания оружейной, что располагалась на противоположной стороне дороги, проходящей через квартал Учиха. Когда-то кланы Учиха и Сенджу были самыми многочисленными в деревне. Но после Третьей Мировой Войны шиноби в клане Сенджу осталась в живых только его принцесса, Тсунаде – одна из тройки великих Саннинов. В клане Учиха, после резни устроенной предателем шесть лет назад, его собственным братом, остался только он один, Саске. Оба квартала, которые по размеру занимали пятую часть деревни, пришли в упадок и запустение. Саске был умным мальчиком, а потому, чтобы избежать мародёрства, все самое важное и ценное перенес в главное здание в квартале, в свой собственный дом. Будь то книги, свитки, печати, оружие, или просто драгоценные побрякушки. Единственное, чего он трогать не стал, так это оружие и боевые свитки в самой оружейной.

– Пройти туда могут только члены клана Учиха, а так… будет просто большой Бум, – как объяснял ему его покойный отец, Фугаку, глава клана Учиха.

      Спустя пол часа все было готово к завтрашнему дню. Саске заранее подготовил полевой набор, защитного, лесного цвета. Таким обычно пользуются джонины и чунины выходя на миссии наблюдения. Мелочь, а собьёт с толку противника на пару мгновений, к тому же позволяет, не тратя чакру, оставаться незамеченным, если шиноби просто решит затаится в кроне деревьев или в траве. После того как клоны отменили технику, на Саске навалилась просто чудовищная головная боль и слабость. Если бы он стоял, а не сидел, то точно упал бы. В висках стучало, он чувствовал и слышал собственный пульс, перед глазами все плыло, чакра-каналы в руках просто ныли от перенапряжения. Это было ужасно. Кое как доковыляв до постели, Саске прилег, и тут же провалился в забытье.

      Наутро парень проснулся усталым и разбитым, время было ещё раннее, пол четвертого утра. Тяжело, пошатываясь, он поднялся и пошёл в душ.

      "Черт бы побрал эту технику, она и правда полезная, но видно я пока просто не готов использовать больше двух клонов в течение всего дня. К тому же, физически клоны меня сильнее не сделали, саднящей боли в мышцах не чувствуется, а значит отжимания в течении трех последних часов не дали результата. Зато с чакраканалами все интереснее. Боль в них чувствуется ощутимая, от перегрузки. Значит ниндзюцу тренировать с помощью них будет не только можно, но и нужно! К тому же, необходимо ещё проверить, как долго вообще может существовать клон, без применения энергозатратных техник. Одно несомненно радует, теперь я могу усваивать в разы больше информации за день, лишь бы не перегнуть палку и не сжечь собственные мозги."

***



      Придя на поляну, недалеко от реки, где им приказал собраться Какаши сэнсэй, Саске осмотрелся. Посередине ровной площадки росло высокое дерево. Чуть в стороне от него было вбито три столба. В десяти метрах от них какой-то монумент, испещрённый письменами. Местность вокруг густо поросла лесом, так что проблем с укрытием быть не должно. Ну что же, он был первым кто пришел, а потому, пока никто не подошёл, можно прилечь отдохнуть. Забежав на дерево, Саске прилег на толстую ветку, укрытую от чужих глаз густой листвой, тем ни менее оставляющей просветы, которые позволяли наблюдать за обстановкой внизу.

      Через некоторое время пришла сонная Хьюга, за ней подтянулся зевающий Наруто.

      "Кажется они меня пока ещё не заметили. Ну и пусть, сделаю Хинате приятное. Пусть побудет наедине со своим обожаемым Наруто." - Подумал Саске и устроившись поудобнее задремал, не обращая более ни на что внимание. Несколько часов спустя его разбудил громкий голос "бешеного апельсина", как его прозвал Саске за любовь Наруто ко всему яркому и рыжему.

– …е этот Какаши сэнсэй? Да еще Саске как сквозь землю провалился! Они что, сговорились?!

– Наруто-кун, может быть что-то случилось? – осторожно спросила Хьюга.

– Ксо! – выругался блондин. - Хината-чан, вчера с ним тоже что-то случилось? Да ещё Саске не пришел. Он явно что-то знает.

– Наруто-кун, не хочу тебя расстраивать, но я думала ты и так это знаешь… – начала издалека неуверенная Хината, стараясь подобрать слова.

– Что? - недоуменно спросил Узумаки, чувствуя подвох.

– Саске-кун, уже давно тут.

– Что? И где он? Его же нигде нет!

      Хината левой рукой, несмотря в сторону Саске, указана на крону дерева, где в данный момент отдыхал Учиха. Взяв коробку с бенто, Саске решил перекусить, все равно учителя нет, и ещё неизвестно, когда он появится.

– Что-о-о? Са-а-аске-е-е! – В сторону Учихи полетел камень, но промахнулся. - Как ты там оказался?!

      "Видно этот идиот мне спокойно поесть не даст." – подытожил парень. Создав клона, он ему кивнул вниз. Мол иди, разбирайся. Спрыгнув на землю, клон зашагал в сторону напарников по команде.

– В отличие от тебя, Наруто, я пришел сюда заранее. – С самодовольной улыбкой заявил клон.

– Шиматта, – простонал Наруто, – ты опять меня сделал!

      Прошло ещё четыре часа, и Саске начал подумывать, чтобы уже свалить куда подальше, когда вдруг, на самой границе его чувствительности чакры, примерно 100-150 метров, появился знакомый слепок.

      "Ага. Вот и он", – заключил парень.

      Из-за деревьев показалась знакомая фигура мужчины.

– Доброе утро, ребята – поздоровался джонин.

– Вы опоздали! Опять! – закричал Наруто – Где вы были?! Мы вас уже целую вечность ждем!

– Яре-яре… Простите, мне черная кошка перебежала дорогу, и... – увидев в глазах всей троицы откровенную ярость, а у Наруто даже глаз начал дергать, Какаши сбился, поняв, что врёт неубедительно. – Гм-хм. Ну, ладно…

      Подойдя к среднему столбу, одному из тройки упомянутых ранее, Какаши поставил на него большой будильник.

– Итак, засечём время до полудня. – заявил джонин. Приглядевшись, клон Саске заметил, что времени осталось до прискорбного мало, всего 53 минуты. – Ваша задача на сегодня – отобрать эти два бубенчика до полудня. Тот, кто не сможет справиться с поставленной задачей, не получит обед.

– Что?! – возмутился Наруто.

– Я его не только привяжу к одному из вот этих столбов, – Какаши кинул на бревна, – но и буду аппетитно есть у него на глазах.

      По округе разнёсся удручающий вопль некормленых желудков Хинаты и Наруто. Причем самым громким было голодное бурчание живота блондина.

– Так вот почему он сказал не завтракать, – подытожил Саске. Мысленно добавив – "Хорошо, что я был предусмотрителен. В самом деле, верно гласит старая пословица: "Все лгут." Никому нельзя доверять, даже себе."

      Хината, в этот момент сильно покрасневшая от смущения, готовая провалиться сквозь землю из-за неловкости ситуации, заметила, что бубенчиков почему-то всего два, хотя их было трое в команде. Немного подумав, она все же решила задать мучающий её вопрос.

– Простите, Какаши-сэнсэй. Но почему у вас только два бубенчика? Ведь нас трое.

      Усмехнувшись и прищурив видимый глаз, Какаши ответил:

– Два потому, чтобы только двое из вас могли их взять. Один из вас уж точно будет привязан к столбу. А, следовательно, проваливает тренировку и ему придется вернуться обратно в академию. Это может быть только один человек, а могут и все трое, в зависимости от того, сумеете ли вы добыть себе бубенчик. Вы можете использовать свои щурикены. Считайте меня своим врагом и нападайте на меня в полную силу. Иначе вам этого задания не осилить.

– Но… Не опасно ли это, Какаши-сэнсэй? – неуверенно спросила Хината. – Мы же можем вас случайно ранить.

– Да, да, – подтвердил нервно смеющийся Наруто, – это вам не от тряпочки у школьной доски уворачиваться.

– В настоящей жизни тот, у кого мало таланта и практически ничего из себя не представляет, всегда всем недоволен и кричит громче всех. Ты меня понял? – спросил джонин, строго посмотрев на Наруто. Тот малость успокоился, нахмурившись. – И так. Начнем, когда я скажу…

      Внезапно, Наруто выхватил из подсумка кунай и с воплем бросился в сторону мужчины.

      "Идиот. Нечего было нарываться на провокацию. Что, не нравится, когда задевают за живое? А, мистер-бездарь-бешеный-апельсин?" – подумал Саске.

      В следующее мгновение, не успел Саске даже моргнуть, за спиной Наруто появился Хатаке и схватив того за руку с кунаем растерявшегося Узумаки, и вывернув её приставил острый край куная к затылку Наруто. Тот испуганно застыл на месте.

– Притормози, я же ещё не сказал "начали". – клон и Хината отошли от этих двоих в стороны, так как схваченный Наруто был ровно посередине группы.

      "Бесполезно, я даже его движения не увидела. Он ещё быстрее, чем брат Неджи!" – отчаянно застонала про себя Хината – "А я даже не всегда за его движениями уследить успеваю, не говоря уже о том, чтобы успеть среагировать!"

      "И все-таки, он вчера просто дурачился," – заключила копия. – "как я и думал."

      А в это время оригинал, активировав шаринган, внимательно следил за происходящим. Он видел лишь размытый силуэт, который метнулся в сторону Наруто. Полностью разглядеть движение джонина он так и не сумел.

– Ха-ха-ха. Выглядит так. Будто бы вы готовитесь прикончить меня прямо сейчас. Мне это начинает нравится, – рассмеялся учитель. – По крайней мере, мне кажется, ребята, что теперь вам все понятно. Хорошо, давайте начинать. Вы готовы? Приготовились… Начали!

      Все трое одним прыжком отскочили в ближайшие кусты, по краям поляны.

***



Тем временем. Резиденция Хокаге, первый этаж, столовая.

– Что ты хотел узнать? – задал вопрос своему собеседнику Сарутоби Хирузен – Ты же не чая пришел сюда попить, верно, Умино Ирука?

– Учитель джонин в команде номер семь, в которой Наруто. – Неуверенно начал молодой мужчина, с длинными каштановыми волосами, забранными на макушке в хвост. Его лицо, через переносицу, пересекал длинный, грубый шрам. Точно по горизонтали. – Что он за человек? Строг ли он?

– Ты имеешь виду Хатаке Какаши? Это тебя беспокоит?

– Просто… Я слышал кое-какие неприятные слухи о нем.

– Я догадывался зачем ты хотел со мной встретиться. – Сарутоби засунул руку за пазуху, и достал из внутреннего кармана кимоно книгу. – На, держи.

– Что это?

– Это список всех генинов, проходивших "этот" тест у Какаши.

– С вашего разрешения, я возьму взглянуть. – пролистав книгу до середины, мужчина остановился на нужной странице. Его выражения вдруг резко поменялось, на испуганное и несколько потерянное. – Это… Что?! Не может быть. Черт, это худшее из того, что я мог ожидать!

– Сдать тесты Какаши несколько труднее, чем у остальных.

– Но это… Ведь его тест не удалось сдать никому! Здесь сплошные "нули"!

– Да. Экзамен Какаши не сдал ни один человек. Они все провалились.

– Не… невероятно, – потрясенно пробормотал Умино. – До сих пор, ни один не сдал?

– Ирука, даже я не знаю, кто из этих детей готов стать ниндзя. Тем ни менее, в независимости от результатов данного теста, судейству Какаши я доверяю.

– Ладно, - Ирука поднялся из-за стола. – Спасибо вам, мастер.

– Запомни, Ирука. Не злись на Какаши, каким бы не было его решение.

– Слушаюсь, учитель.

***



      "Основы бытия ниндзя – не показывать своего присутствия и умение хорошо прятаться." – оглядывая окружающие кусты подумал Какаши. – "Отлично, прятаться они уме… Что за?.."

      В этот момент Наруто выскочил из-за кустов, встал в пафосную, ну как ему казалось, стойку, и заявил:

– Я здесь! Сразись со мной один на один!

– Ха? – был ему недоуменный ответ джонина. На его лице, даже в маске, четко читалась мысль, что он это заявление воспринимает как глупую шутку, не иначе.

      "Я всегда знал, что он идиот," – обреченно подумал Саске-оригинал. – "И лишь в очередной раз в этом убеждаюсь."

– Хм-м-м… Ты ненормальный. – Смотря на Наруто, как на наголову ударенного, ответил Какаши.

– Что ненормально, так это ваши эксперименты над прической. – Сказав эту пафосную тираду Наруто бросился в сторону джонина. Для Саске, с активированным шаринганом, все его потуги были столь медлительны, что вызывали лишь уныние. Так как Саске сам был ненамного быстрее Наруто. Ловчее, да, но ненамного быстрее. Сильнее он был лишь за счет укрепления своего тела чакрой.

      С видом человека, над которым откровенно издеваются, Какаши потянулся к подсумку, который был прикреплён сзади на поясе. Заметив это Наруто резко затормозил и отскочил назад, приготовившись к очередной гадости. В схватках с Саске он уже привык, что тот вечно в своем подсумке таскает нечто мерзопакостное.

– Урок для шиноби номер один! Я преподам тебе тайдзюцу.

      "Тайдзюцу – рукопашный стиль боя ниндзя, без оружия." – Лихорадочно соображал Наруто. – "Тогда, что он собирается достать из подсумка?"

      К удивлению, всех трех генинов, он достал книгу.

– Что-то не так? – Ехидно поинтересовался Какаши у обалдевшего Наруто. – Ну же, шевелись, нападай не меня. Ты же вроде собирался меня победить.

– Но… да, да! Зачем вы достали книгу? – сбивчиво спросил блондин, в очередной раз несколько растерявшись.

– Зачем? Я просто её ещё не дочитал. Не беспокойся об этом. Для тебя, парень, ничего существенно не изменится. С вами я справлюсь, даже читая книгу.

– Ах вот как?! – взбесился Наруто – Вы об этом пожалеете!

      Прыгнув на джонина, он нанес ему удар кулаком в лицо. Но тот, не напрягаясь, его заблокировал открытой ладонью.

– Какого черта, ты недоделанный! – Наруто сделал широкий замах ногой, целясь в район груди или шеи, но в очередной раз промахнулся. Какаши присел на корточки, пропуская удар над собой. Отскочив назад, Наруто снова попытался нанести удар кулаком в лицо, как вдруг Какаши исчез. Ну, допустим, исчез он только для Наруто и возможно Хинаты, однако Саске, сидящий на дереве над местом схватки видел, пусть и смутно, как джонин переместился за спину Наруто.

– А-а? – недоуменно воскликнул Наруто, держа перед собой выброшенный кулак, который попал в пустоту.

– Шиноби не должен допускать нападения сзади, идиот. – Фыркнул за его спиной джонин.

      "Что? Его позиция рук, это… печать Тигра? Не может быть! Он собирается использовать "это" ниндзюцу на Наруто-куне?" - Пронеслась паническая мысль в голове у Хинаты.

      "Не может быть, техника стихии огня? Так он не шутил, когда говорил нам драться в полную силу? Он же его испепелит!" – думал теневой клон Саске.

      Хината, которая хотела предупредить Наруто об опасности, просто не успела это сделать. Впрочем, как и Узумаки среагировать. Он уже понял, что противник позади него, и уже хотел было обернуться, но опоздал, снова.

– Опять опоздал. Величайшая Техника Тайдзюцу Деревни Скрытой в Листве. – с этими словами он нанес удар – Тысячелетие боли!

      Четыре пальца джонина, два указательных и два средних, двух рук, сложенных в замок, точно попали в задний проход бедному, несчастному Наруто. Тот ещё не успел ничего понять, как Какаши пустил чакру через них. С диким воплем Узумаки подскочил и оправдывая кличку "бешеный апельсин" кубарем полетев в реку. Хината прикрыла ладонями глаза. Ей было невыносимо видеть такое, с её Наруто.

      "Два идиота," - обреченно опустил голову клон Саске, прикрыв левой ладонью глаза.

– Так. Что там у нас было дальше? – С этими словами Какаши открыл книжку на той странице, где до этого читал несколькими мгновениями ранее.

      Он стоял точно спиной к клону Саске. Тот потянулся к подсумку, собираясь достать сенбон, отравленный ядом парализующего типа, как вдруг из-под воды вылетело несколько звёздочек и полетели в сторону Какаши. Тот, не напрягаясь, их поймал указательным и средним пальцем правой руки. Немного прокрутив их на пальцах, он сунул звездочки к себе в подсумок, не отвлекаясь от чтения книги.

– Не… не может быть! – потрясенно пробормотал клон Саске.

      На берег вылез, сплевывая попавшую не в то горло воду, мокрый как мышь Наруто. Стоя на четвереньках, на краю берега, он пытался отдышаться.

– Эй, все нормально? – Ехидным голосом поинтересовался Какаши. – Если ты не достанешь бубенчик до обеда, то не получишь сам обед.

– Я знаю! – с отчаяньем воскликнут Наруто. Который вытирал воду, попавшую в глаза.

– Ты выглядишь слабаком для человека, который хочет стать Хокаге – продолжил его подначивать мужчина. Внезапно раздалось громкое бурчание живота у Наруто.

– Черт, черт! Я не могу драться, когда голоден! – чуть ли не плача простонал Наруто. Хором ему вторил из кустов живот Хинаты. Девочка от стыда хотела побиться головой о ближайшее дерево.

      "Я ничего не ела ещё с прошлого вечера… Я умру от такой диеты… И зачем только я на неё села! Нет, я хотела быть такой же стройной как Сакура-чан, но… бли-и-ин!"

– Я просто был немного небрежен! – тем временем размахивая руками, стоя на коленях, продолжал Наруто. – Черт, я ужасно голоден и бессилен. Но на это не надо обращать внимание, я обязан достать бубенчик любой ценой. Не обращать внимание, я должен… Я, я не могу проиграть, я не могу облажаться здесь! Я должен стать ниндзя!

      Внезапно семь точных копий Наруто выпрыгнули их под воды, и всей кучей, вместе с ним самим, бросились к Какаши.

      "Еще семь Наруто-кунов?" – удивилась Хината. – "Что? Они не иллюзии… они все настоящие?"

      "В этот раз семь," – удивился настоящий Саске. – "Во дает, безумец. У меня от трех голова раскалывалась, а он семь создал! Сумасшедший придурок."

– Непросто клоны, а теневые клоны. – Пробормотал Какаши, наблюдая, как приближается толпа блондинистых пацанов в рыжих комбинезонах. – "Запрещенная техника, с помощью которой, похоже, он и победил Мизуки. Такое количество клонов, несмотря на его способности, он может их использовать довольно долгое время. Без разницы, сколько бы вас не нападало, Наруто - все равно Наруто. Ты пока ещё не можешь победить меня этой техникой, парень. Что за?!"

– Сзади меня?! – воскликнул Какаши, похоже не ожидавший того, что у Наруто хватит мозгов продумать столь сложную тактику.

– Ни один ниндзя не должен допускать нападения сзади, да, Какаши-сэнсэй?!

      Саске, сидящий на дереве, видел, как из леса, крадущейся походкой, вышел клон Наруто (или все же он сам?). Тихо ступая он подобрался поближе и прыгнул на спину джонину, вцепившись в него всеми конечностями. Тем временем толпа Наруто, подобравшаяся в плотную, бросилась с дикими воплями на Какаши.

– Моя задница болит. Месть идет! Я набью тебе морду, Какаши-сэнсэй!

      Шестеро схватили его за ноги, а седьмой собирался нанести финальный удар в лицо, но… удар пришел точно по лицу одному из Наруто… Точнее на месте, самого Какаши оказался клон Наруто.

– Ты…Ты Какаши-сэнсэй, или не ты?!

– Ты использовал Хенге! – прокричал, один из Клонов и началась междоусобная драка среди клонов и оригиналом.

– Я знаю, что это ты!

– Нет, это ты Какаши-сэнсэй!

– У тебя запах, как у Какаши-сэнсэя, как у старика!!!

– Это ты, старик!!!

– Нет, ты старик!!!

– Ты старик!

– Эй вы, – воскликнул один из Наруто, – почему бы нам не закончить действие техники? Ты узнаешь тогда, кода останутся вас двое.

– Не мог раньше догадаться, идиот!

– Я – это ты, идиот.

– Сам идиот!

      Техника развеялась, и на поляне остался один побитый Наруто.

      "Техника замены, Каварими, да." – прокомментировал Саске мысленно произошедшее. В сущности, происходит замена своего тела на живой объект или предмет, заставляя поверить, что ты был ранен. Но иллюзия на объекте не стабильна и после повреждения, через некоторое, но очень коротко время, развеивается. Какаши просто поменялся местами с одним из клонов Наруто, тем самым сбив его с толку.

– О бубенчик! Он, наверное, так отчаялся, что сбежал.

      "Идиот," – в очередной раз согласился со своими мыслями Саске, готовясь к атаке. Джонин был сейчас прямо под ним, на соседней ветке. И раз ему сказали, что нужно атаковать в полную силу, то это был его шанс. Техника Скальпеля Чакры, Чакра-но-Месу. Он её освоил совсем недавно и ещё никто, даже ирьенины в больнице, не видел, что он ей владеет и умеет применять. Пусть для лечения она была ещё очень и очень плохо освоена, но для боя, в самый раз. Напитав все мышцы чакрой до их физического предела, Саске сделал рывок.

      Это произошло одновременно. Наруто протянул руку и попал в ловушку. Петля на земле связала его ноги, вздернув над землей, прямо в полуметре над вожделенной добычей. Какаши приготовился спрыгнуть с ветки дерева. Саске даже видел его прищуренный в улыбке взгляд, довольного тем, что проучил генина. А Саске нанес пробивающий удар на максимально возможной его телу скорости. Он пробил своей рукой, окутанной бледным сиянием синей чакры, лопатку джонина, не ожидавшего атаки. На рефлексах тот нанес ответный удар, смертельный, в полную силу. С ужасом Какаши видел удивленное лицо подростка со сквозной дырой в груди, падающего вниз.

– Сас-ке? – с непониманием пробормотал Наруто, видя, как его окровавленный одноклассник с пустым выражением лица падает мимо него на землю. Ужас постепенно охватил висящего вверх тормашками над землей Наруто – Саске!!!

      Из леса выскочила Хината, бросившаяся к упавшему с дерева телу Учихи. В следующее мгновение с дерева спустился и сам потрясенный Какаши, смотревший на то, как его ученик захлебывается кровью. Мгновение… и он развеялся паром. На лицах всей тройки застыло непонимание и ступор. Из леса послышались легкие хлопки, словно кто-то аплодировал.

      Из-за кустов, в противоположном направлении от дерева, а также разыгравшейся трагедии, вышел живой, здоровый и невредимый Саске. Он шел и аплодировал, на его лице была грустная улыбка.

– Блестяще, замечательная пьеса, я искренне тронут. Какая игра, какие эмоции. Все как в жизни, – закончил он резко нахмурившись. – Что вы на меня так смотрите, Какаши сэнсэй? Вы сказали нападать с желанием убить. Ваши слова? Нападать без желания убить на того, кто носит высшее офицерское звание, джонин, в деревне убийц – верх неуважения. Я сделал то, что вы и сказали. Я напал так, как вы того и хотели. – Он продемонстрировал бубенчики, зажатые в пальцах окровавленной руки. – И я их достал. Я победил. Благодарю за урок, Какаши сэнсэй, он был очень познавателен.

– Саске? – послышался удивлённый голос Наруто. – Ты живой!

      Хината стояла на коленях, невдалеке от того места, где исчез клон Саске и тихо плакала, прикрыв лицо ладонями. Плакала тихо, но навзрыд и никак не могла успокоиться. Плакала от испуга, горя от того, что Саске погиб и радости, что он оказался живой. Просто от того, что перенервничала. Девочка, маленькая домашняя девочка, которая не знала крови, предательств и войны. Не видела смерть близких и друзей. Комнатное растение, за которым бережно ухаживают, но которое попав в реальный, жестокий мир тут же погибнет, ибо не имеет шипов, способных его хоть как-то защитить. Пока еще подрастающий цветок, но который, в будущем, распустится в прекрасную Хризантему.

      Саске остановился на расстоянии пятнадцати шагов от стоявшего потрясённым Какаши, у которого по плечу стекала кровь и от неё медленно намокала полевая форма. Учиха в пояс поклонился, а Хатаке Какаши потеряв дар речи все продолжал смотреть на Учиху, словно не видел его.

      Саске нападал не с желанием убить, вовсе нет. Джонины, и другие более опытные шиноби, могут почувствовать Ки противника даже на очень отдаленном расстоянии, его желание убить, его жажду крови. А потому он был холоден и отстранен. Таким, каким его учили быть на операции с пациентами. Никаких эмоций, никаких мыслей, только действия. И это дало свой результат.

      "А ещё они на до мной в госпитале посмеивались и покровительственно похлопывали по плечу, ну-ну. Мол, такая малолетка вряд ли способна освоить эту технику так быстро." – Удовлетворенно кивнул своим мыслям Саске. – "Какаши не ожидал нападения, хотя должен был. Он расслабился. Сэнсэй подставился, утратив бдительность, а я подловил его на этом. Я смог воспользоваться одним шансом из ста, и победил. Второй раз подобный трюк провернуть мне никто не даст. Но тем ни менее, у меня получилось. Много ли свежеиспеченных генинов смогли хотя бы поцарапать джонина, полного сил? Сущие единицы, которым повезло. Таким как я."

      Раздался звон будильника.

– Может вам помочь Какаши сенсей?

– А? Нет, спасибо. Саске-кун, ты молодец.

– Знаю, и все же я настаиваю, – не согласился Учиха, покачав головой. – Бил я в полную силу, рассчитывая, что вы заблокируете, и вовремя блока я сумею другой рукой перехватить бубенчики. Но кто же знал, что вы откроетесь? Так что давайте сюда свое плечо.

      Какаши ещё не успел отойти от увиденной картины. Когда-то, в далеком прошлом, точно также умирал у него на глазах совсем другой мальчик, совсем другой Учиха. С таким же удивлением и обидой в единственном уцелевшем глазе.

      Не обращая более ни на кого внимание, Саске используя технику Мистической Руки, Шосен, начал восстанавливать поврежденное плечо Какаши. Рана была не особо глубокой, всего на 6-8 сантиметров. Через пятнадцать минут, Какаши, разрабатывал восстановленное плечо.

– Я срастил ткани, и вроде как восстановил все повреждения, но все же советую обратиться к специалисту. В этом деле я ещё новичок, мог где-то напортачить.

– Спасибо, Саске-кун. – поблагодарил джонин.

– Са-а-аске! – продолжал вопить неугомонный Узумаки – Ах ты ублюдок! Как ты выжил, я тебя спрашиваю, отве-е-еть!

      Брюнет лишь покачал головой, и задал вопрос, который крутился у него на языке.

– А что будет с ними? – поинтересовался Учиха, кивнув в сторону Хинаты и Наруто.

– С кем, "с ними"? С Наруто и Хинатой? Они останутся без обеда, а потом вернуться в академию.

– Даже так? Жестоко, но справедливо. Хината морально не готова убивать, она ещё слишком "девочка" и в ней ещё слишком мало "женщины". С Наруто все ещё хуже, сила есть – ума не надо. Придурок, который вскроет любую маскировку и который абсолютно не думает о последствиях.

– Че ты там вякнул?! – возопил блондин – А-ну повтори, пучеглазый!

– Вот как с таким идти на задания? – Саске кинул взгляд на Наруто, который размахивал руками, повиснув над землёй кверху ногами.

– Саске, а ты не подумал для чего вас собрали в группы по трое? Чтобы вы работали в команде! – пытался образумить Учиху Какаши.

– Это вы, предлагаете мне, доверить ему, – Саске кивнул в сторону Наруто – прикрывать себе спину? Тому, кто сам, как баран, лезет на рожон? Не, нафиг, лучше пойду в ирьенины. Вероятно, полевая работа всё же не для меня. – Учиха размялся, собираясь уходить.

– Саске, как ты думаешь, что за монумент находится, на другом конце поляны? – решил перевести тему Хатаке.

– А мне откуда знать? – удивился Саске – Я должен все расписные камни в мире помнить?

      Какаши, который сидел на траве, лишь покачал головой.

– Этот мемориал был установлен всем жителям деревни, которых называли героями.

– Это… это… это великолепно! – воскликнул восхищенный Наруто, который уже успел перерезать веревки и спрыгнуть на землю. – Я решил, что мое имя будет выгравирован здесь. Герой, герой! Я не умру неудачником!

– Не интересует, – ответил Саке. – Ищите идиотов и других спасителей мира в другом месте, это не ко мне.

– Это не просто герои, Саске, Наруто. – грустно поправил мальчишек Какаши.

– О-о-о? Тогда что же это за герои? – не унимался блондин, Какаши молчал. – Ну? Ну? Скажите!

– Здесь имена тех, кто не вернулся с задания, – тяжело вздохнув ответил джонин.

– Не вернулся с задания? – недоуменно переспросил Наруто, до которого ещё не дошло, что это значит.

- Это те "герои", которые погибли на миссии, придурок. – Небрежно бросил Саске.

      На лице Узумаки начало проступать понимание, о чем идет речь, и он спал с лица. Дебильная улыбка до ушей увяла, а лицо постепенно приобрело виноватое выражение, и он отвел в сторону глаза.

– Среди высеченных здесь имен, имена и моих лучших друзей. – Тем временем продолжил Какаши. - Они сражались не ради славы, не ради денег и уж тем более не ради всеобщего признания, как ты, Наруто. Они сражались, для того чтобы просто защитить свой дом, свою семью, близких людей, просто тех, кто был им дорог.

– К чему весь этот пустой разговор, Какаши сэнсэй? Меня этим пустым трепом не возьмешь. Честь и долг – это все туфта. В отличии от идиота Наруто, у которого нет семьи, и который никогда никого не терял, я знаю, что такое жизнь шиноби. Или той же Хинаты, которая перестала уже рыдать и внимательно нас слушает. Да, у неё никто никогда не погибал, чтобы она знала ценность жизни близкого ей человека. Я потерял всё, абсолютно всё. В этой деревне, в дереве предателей Хьюга, да Хината, не смотри на меня так, и предателей Сарутоби, да, главы клана твоего обожаемого Хокаге, Наруто, мне нет места. Уже давно. Я здесь только потому, что это мой дом, вот и все. Но меня в этом доме никто не ждет, ничто не держит. Я живу лишь одной местью, Какаши-сан. Только она мной движет, заставляет развиваться, не опускать руки и не совершить самоубийство от безысходности. Если вы кого-то теряли, то можете меня понять. Я же потерял все, а мне нет ещё и 13. У вас когда-нибудь был близкий человек, которому вы доверяли? Которого обожали? На которого вы хотели походить? А, Какаши сэнсэй? У меня был, мой старший брат. А теперь представьте, какова боль от предательства твоего кумира! Теперь представьте, сколь сложно кому-то доверять, причем постороннему, если тебя предал собственный брат, который убил всех! Сто двадцать девять человек, включая стариков и младенцев! – Кричал Саске не скрывая душивший его застарелой боли. - Когда их всех хоронили, у них, у всех, были перевязаны глаза. Да, Какаши-сэнсэй, я был на похоронах. У них не было глаз! Вы понимаете? Я не знаю кто был заказчиком уничтожения моего клана, но знайте, я его найду и убью, сколько бы лет не прошло. Я всех уничтожу, тех, кто был замешан в резне в квартале Учиха шесть лет назад. Хьюги всегда во всем уступали Учихам, как в политическом влиянии, так и в совете джонинов. Наш голос весил больше чем их три собственных. Мы были их главными конкурентами. Я точно знаю, что Хирузен, нынешний Хокаге, уперся рогом и не захотел передавать свой пост, когда снова его возглавил, после смерти Четвертого и нападения девятихвостого на Коноху. И передать он его должен был Фугаку, моему отцу. Но старик был настолько алчным до власти, что просто побоялся реакции на это старейшин других, малых кланов, которые его поддерживали. Да, Какаши-сэнсэй, я многое знаю. И у меня нет причин доверять Хьюгам, и уж тем более их принцессе, которая по странному стечению обстоятельств оказалась в нашей команде. С чего бы вдруг? Более того, вы тут рассказываете о самопожертвовании, о чести. Но сами просто лицемер, который скрывает свое настоящее лицо за маской и собственным ученикам не может его раскрыть. И кто вы после этого? Какое к вам доверие как к учителю после этого? Мне собственно плевать. Тест ваш я сдал, хотели вы этого, или нет. Но учитывая, что будет дикий скандал из-за того, что принцесса Хьюг провалилась, я произведу жест доброй воли – Саске кинул испуганной Хинате один из бубенчиков, – и позволю бездарной слабачке пройти его. Теперь вы довольны? А в остальном, мне плевать, все равно меня здесь нет вот уже 15 минут.

       Саске сложил печать отмены и вдруг развеялся облаком пара.

      "Так значит и это был клон. Хорош. Не думал, что с ними будет так тяжело." - покачал головой Какаши мысленно обдумывая услышанное - "Тем более этот Саске… он многое знает о том, о чем не должен знать. Это может быть опасно, в первую очередь для него самого и его здоровья. Данзо не потерпит сующих свой любопытный нос не в свое дело. Тех, кто будет копаться в произошедшем шесть лет назад."

– К-какаши-сэнсэй – дрожащим голосом, с бегущими по щекам слезами, заговорила Хината, – п-пусть Наруто-кун пройдет, вместо меня. П-папа не будет сильно ругаться, он и так знает, что я некуды… – тут она не выдержала и разрыдалась, в голос. Она просто плакала, так как её мечта, не разочаровать отца, рухнула. Она плакала потому, что мечта быть вместе с Наруто-куном пропала, исчезла, навсегда. Она просто плакала потому, что на душе было больно, очень больно.

      Наруто, который судорожно сжимал в кулаке бубенчик, смотрел на плачущую Хинату и не знал, что ему сделать, чтобы её утешить. Её слезы сильно его тронули, до такой степени, что парень был готов отказаться от собственной мечты. Хотя бы на год, до следующего экзамена.

– Какаши-сэнсэй, лучше пусть пройдет Хината, правда. Я все равно оказался хуже всех. Пусть она пройдет, а? Ну Какаши-сэнсэй!

– Вы прошли. – и был ему ответ.

– Что? – не понял блондин.

– Вы все прошли, – повторил Какаши.

– Но, как?! Почему?!

– Все просто. Саске может сам и не осознает пока этого, но самопожертвование бывает разным. Что такое бубенчики, ты знаешь? Это символ, символ жертвенности в этом испытании. И вы его выдержали. Если бы Саске было плевать, он бы не стал меня лечить. Испортить со мной отношения? Так кроме меня есть ещё 300 джонинов в деревне. Одним союзником больше, одним меньше, не беда. Если бы ему было плевать на команду, он бы меня бросил. Но ладно я, незнакомый ему человек, взять вас. Если бы ему было плевать на Хинату, он бы не отдал ей бубенчик. С одной стороны, да, он делал это из корыстных побуждений, чтобы не допустить возможного скандала. Так виноват был я, а не он, причем здесь Саске? Ведь именно я завалил бы Хинату. Однако, чтобы не допустить лишних проблем, он решил обойтись меньшим злом, тобой Наруто. Ты и через год мог бы сдать и нечего бы не случилось. Хината же могла серьезно пострадать. Ей бы такого не простили. В данном случае неважно, какими мотивами руководствовался Саске, важны его действия, а не намерения. Он решил проблему, и это главное.

– Далее идет Хината. Зная, что вернувшись домой она будет бита, Хината все равно, ради тебя, решилась пожертвовать своим здоровьем и нажить себе кучу проблем. Это и есть жертвенность, Наруто. Умение прийти на выручку, неважно по каким причинам. Важны действия, а не слова или намерения.

– А теперь, ты. Мечта о том, чтобы стать Хокаге - для тебя все. Она твой путеводный маяк, в серых буднях жизни, она движет тобой, дает стимул не сломаться. В этом с Саске вы очень похожи. Но несмотря ни на что, ты готов был пожертвовать ей, хоть и временно, для девочки, чью руку ты сейчас держишь в своих ладонях. – Наруто заметив, что крепко сжимает руку Хинаты, которая налилась краской от смущения, резко её разжал. – Но ты решился на это, лишь бы не видеть её слезы, лишь бы не видеть, как она страдает. Это и называется самопожертвование, Наруто. Тот, кто не умеет подобного, обречен предать. Тот, кто умеет сопереживать и в трудный момент помочь, всегда сам получит помощь от других. Именно поэтому вы все трое сдали. Впервые, как этот тест был создан. Вы первая команда, которая смогла пройти этот тест, Наруто. Помни об этом. - Джонин поднялся на ноги. – Нужно ещё сходить к Саске и сообщить о результатах. Пока Наруто, Хината. Послезавтра встретимся на мосту, что вы проходили сегодня утром, когда поднимались сюда.

      В следующее мгновение Хатаке Какаши исчез. Шуншин, техника перемещения на дальние расстояния. Как и ожидалось от джонина, исполнил даже без печатей.

***



      Шесть месяцев спустя. Страна огня, Коноха, предместья.

      Это был ясный, ничем непримечательный день, по небу плыли редкие облака. Команда номер семь, вышла на тропу войны.

– Саске докладывает, нахожусь в точке В.

– Хината докладывает, нахожусь в точке С.

– Наруто докладывает, нахожусь в точке А.

– Принято, ты отстаешь, Наруто. – подтвердил сообщение Какаши. – Хорошо, команда номер семь. А… Это Цель! За ней!

      Три тени метнулись на перерез юркой Цели, несущейся с огромной скоростью по пересечённой местности. Внезапно Цель погони остановилась, затаившись в кустах. Отряд полукругом окружил преследуемого, стараясь неслышно к ней подобраться.

– Порядок, он здесь! – подтвердил прямую видимость цели Наруто.

– Каково расстояние до цели? – задал вопрос Какаши.

– Пять метров, плюс минус двадцать сантиметров. – шепотом ответил Наруто. – Я в полной готовности.

– Я готов – подтвердил Саске.

– Я готова – подтвердила Хината.

– Хорошо. Начали! – отдал приказ к захвату Какаши.

      Три тени накинулись на не ожидавшую нападения жертву. Мгновение, и она была схвачена, скручена, и даже посажана на цепь, которую любезно подготовил Саске перед началом охоты. По окружающему лесу разнёсся отчаянный мяв несчастного кота осознавшего, что его снова, в очередной раз, вернут его же мучительнице.

– Ленточка на правом ухе, – послышался голос Какаши в наушнике гарнитуры Саске. Вы уверены, что это та цель?

– Да, мы уверены – подтвердил Саске, который наблюдал за тем, как Наруто пытается справится с царапучей кошкой. Которая отчаянно, любым способом, пыталась сбежать, не смотря на наличие цепи и ошейника на ней.

– Отлично. – Подтвердил Какаши. – Миссия "Поиск потерявшегося животного по кличке Тора" успешно завершена.

– Мы не могли взять миссию получше?! – Раздался на общем канале оглушающий вопль Наруто, которому кошка уже успела исцарапать все руки и лицо, несмотря не все его попытки её унять.

      Спустя пол часа. Башня Хокаге, первый этаж.

– О, моя маленькая красавица Тора-тян! Как я счастлива снова тебя обнять! – причитала очень пухлая женщина, одетая в очень дорогую одежду. Это была никто иная, как жена Дайме страны Огня, мадам Шидзими. – Я так волновалась за тебя!

      Вопли кошки, которую тискала эта садистка, были слышны наверно даже в соседнем квартале. Саске уже начал подумывать, что они вообще зря поймали это несчастное животное, которое наконец обрело свободу. Но сделанного уже не воротишь, к сожалению.

– Посмотри на кошку, она выглядит замученной… – заметил Наруто, почёсывая затылок. - Ха-ха-ха, так тебе и надо, тупое животное.

– Ничего удивительного, что она сбежала. – заметила Хината, которая с болью смотрела, как эта толстая тетка мучает несчастное животное, а та пытается сбежать от мучительницы. – Бедная кошечка.

– Итак, – попытался обратить на себя внимание Сарутоби, который сейчас держал в руках список заданий седьмой команды на следующую неделю. – команда номер семь под руководством Какаши, ваша следующая миссия… Хм…Нянчиться с внуком старосты, закупиться в соседней деревне и помочь с уборкой картофеля.

– Не-е-ет! Ну уж нет! – дурным голосом возопил блондин – Нет, спасибо, но с нас довольно! Я хочу выполнять знаете ли более важные миссии! Найдите нам что-нибудь получше.

      "Согласен." – кивнул Саске в утвердительном жесте. – "Последние полгода только и делаем, что полем картушу или помогаем со всякой мелочёвкой, я уже успел дослужиться, из-за объёма миссий "D" ранга в больнице, до полноценного "С" рангового ирьенина."

      "Да, это уж точно." – вздохнула Хината – "Хотелось бы попутешествовать."

      "А я всё думал, когда же они начнут жаловаться?" – подумал обреченно опустивший голову Какаши.

– Идиот! – прокричал Ирука, сидевший рядом с Хокаге за длинным столом. – Вы ещё всего лишь новички! Все начитается с простой помощи и связанной с ней работой. Все начитают с простых заданий, которые затем становятся все сложнее и сложнее!

– Но меня уже достали эти ерундовые задания! Пха! – Наруто прилетел мощный подзатыльник от Какаши.

– Будь сдержанней – наставительным тоном одернул Хатаке своего взбалмошного ученика.

      "Ирука-сэнсэй, вы можете морочит голову кому-то другому, но только не мне." – мысленно скривился Саске – "Мне прекрасно известно, зачем наша седьмая команда вообще ходит на эти "ерундовые задания." Для улучшения командной работы, но мы и так уже готовы к более сложным миссиям. Я, например, тренировался с Хинатой последние два месяца. Она улучшала в спарринге со мной свой джукен, я же пытался скопировать его стойки, его связки. Только перенеся все это в немного иную плоскость. Не выбивать тенкетсу, узлы чакра каналов, которые без бьякугана я не вижу в упор, а парализовать нервные узлы на теле противника. Они-то никогда не меняют своего расположения от человека к человеку, а потому всегда находятся на своих местах. А эффект схож и в чем-то даже ещё более эффективен чем с повреждением тенкетсу у Хьюг. Нервные клетки значительно дольше восстанавливаются и противник, каким бы он блестящим ирьенином не был, просто физически не успеет во время боя восстановить нервные окончания в собственном теле. Даже если этим противником является Тсунаде, легендарный Санин." – хмыкнув подумал парень.

      Успехов в этом направлении он достиг немалых, правда весьма странных. Полностью запомнив карту нервных точек на теле человека, ему не составляло труда определить, где они располагаются у противника. Другое дело, что пришлось ещё долго учиться выбрасывать чакру из рук, с кончиков пальцев. Телом-то он и так умел это делать, но вот кончики пальцев использовал впервые. Это было для него необычно, но очень познавательно.

– Наруто! – окликнул его Хокаге – Похоже, мне нужно дать пояснения, по поводу всех этих миссий.

– Что? – спросил Узумаки.

– Слушай, и не перебивай. Слушай меня внимательно! Каждый день деревня получает множество заказов, от ухода за детьми до убийств. Все заказы заносятся в списки и делятся по категориям сложностям на четыре части А, В, С и D, в зависимости от сложности. Наши ниндзя также разделены по категориям, ты это и так уже знаешь. Начиная с меня, Хокаге, далее джонины, старшие офицеры и командиры отрядов, чунунины, младший офицерский состав, и генинов, простых рядовых. Сложность мисси определяется уровнем навыков той или иной категории. Если задача была успешно выполнена, деревня получает с клиента деньги. Вы ребята лишь совсем недавно стали генинами. Миссии D ранга вам прекрасно подходят, если вы конечно не хотите убиться на миссии более сложного ранга. Хм… Ты меня слушаешь, Наруто?!

      В этот момент Наруто сидел на полу и от откровенно дремал, откину голову немного назад.

– Послушай, что тебе говорят, для твоего же блага! – воскликнул Сарутоби Хирузен.

– Я… Извиняюсь… Сарутоби-сама. – почесав затылок, в точности также, как несколькими минутами ранее Наруто, ответил Какаши.

– А-а-а? Вы все только и делаете, что читаете лекции. Как мне это надоело… А знаете, что?! Я не всегда буду тем маленьким хулиганом, которым вы привыкли все меня видеть! Я уже давно не капризный ребенок, создающий всем только проблемы, которым вы меня считаете! – опровергая последние слова он развернулся спиной к Хокаге в прямом смысле слова надушись как маленький ребенок.

      "Ну все… Теперь мне точно за него достанется… Придется с ним серьезно поговорить после этого." – тем временем думал Какаши, продолжая почесывать затылок.

      Хокаге, покуривая свою излюбленную трубку, тихо засмеялся. Так, что бы не заметил мальчик.

      "А ведь раньше он мог обратить на себя внимание только через баловство и откровенное хулиганство." – кивнув своим мыслям Хокаге и вслух сказал. – Хорошо, я согласен.

      "Да ладно… Он что, и правда купился на провокацию этого балбеса? Нет, серьезно?" – Удивленно думал Саске. – "Ну дела творятся. Чего я не знаю?"

– Если вы этого так сильно хотите, я дам вам миссию С ранга по защите одного человека. – с довольным выражением лица сказал Хокаге, видя, как по-детски обиженная моська Наруто приобретает счастливое выражение человека, который узнает, что день рождения у него сегодня и дарить будут очень много подарков.

– Правда?! – неуверенно спросил Наруто – Ура! А кого? К тоже это такой? Какого-то наместника или, или принцессу?!

– Успокойся, – усмехнулся Сарутоби, покачав головой – Я сейчас вас представлю. Войдите, пожалуйста.

      Саске чувствовал приближение слабого источника чакры в их направлении вот уже около минуты. Он решил поначалу, что это какой-то посыльный, но после этих слов Хокаге парень резко поменял свое мнение. Похоже, что их неожиданная, но долгожданная миссия ранга С уже давно планировалась. И его догадка подтвердилась, когда дверь открылась и в неё вошёл человек, довольно непрезентабельной наружности.

– Так-так… Что тут у нас? Это же сборище каких-то малолеток. – Седой, очень сильно загорелый мужчина, одетый в простые штаны песочного цвета, коричневую рубаху, перетянутую фиолетовым куском ткани и легкой небритостью на лице. На его носу, были прямоугольные очки, а на шее белое полотенце. Он был пьян и от него несло перегаром. Даже на расстоянии пяти метров от генинов запах чувствовался. В руках этот индивид держал бутылку с сакэ, к которой он сейчас приложился, облокотившись на дверной косяк.

– Уф! – Оторвавшись от бутыли, удовлетворенно выдохнул этот алкоголик. – Особенно этот коротышка, с тупым выражением лица. Ты что, и правда ниндзя?

– Ха-ха! Кто, кто этот коротышка с тупым выражением лица? Так, кто тут из нас троих с тупым лицом? – оглянувшись на Саске и Хинату спросил Наруто. Саске был выше Наруто почти на голову, все-таки упорные тренировки подстегнули развитее тела, а Хината хоть и была почти одного роста с Наруто, но её смущенное выражение лица ну никак нельзя было назвать тупым, скорее уж неуверенным и задумчивым. До Наруто наконец дошло кому были адресованы эти слова, и он, впрочем как и всегда, вспылил.

– Ах ты сволочь! Я убью тебя! – Кричал Наруто размахивая руками, удерживаемый за шкирку рукой Какаши, стоявшего позади него.

– Что ты получишь, убив человека, которого мы, по-видимому, должны защищать? – поинтересовался джонин.

      Снова приложившись к бутылке, не обращая внимания на шумные вопли Наруто, алкоголик отпил несколько смачных глотков.

– Я Тазуна, лучший мастер по строительству мостов. Посему я рассчитываю, что вы обеспечите мне достойную защиту во время моего возвращения на родину и до тех пор, пока я не закончу строительство моста.

***



      Понимая, что в этот раз миссия будет затяжной, Саске подготовился основательно. В клановой оружейной были не только взрыв печати, но и походные свитки, для хранения еды и предметов. Среди них было даже несколько тюремных, для запечатывания и перемещения пленных шиноби. Один из которых Саске захватил. Не для того, чтобы кто-то пленить, нет, а на тот случай, если кто-то из его сокомандников серьезно пострадает, а у самого Саске не хватит навыков, чтобы их вылечить. Время в печати свитка останавливается для того, кто в него попал. Так что беспокоиться о том, что запечатанный истечет кровью, не было никакой необходимости. Саске сначала хотел взять несколько наборов кунаев, но затем передумал, яд и сенбоны были куда лучше. Во-первых, они легче, а значит достигнут цели быстрее. Во-вторых надежнее, сложно отразить веер летящих в твою сторону иголок. В-третьих легко прокалывают одежду, облегчая проникновение в тело противника яда. Сетка из чакрапроводящей проволоки, которая была вшита в зеленые жилеты чунинов и джонинов, не спасала от них. Слишком была велика ширина ячеек.

      Да, режущая сила у куная была выше, но метательные ножи, которыми и являлись кунаи по существу, были Саске просто не нужны. Для ближнего боя, в котором кунай используют как вспомогательное средство для убийства цели, у него был Чакра но Месу, а для дальнего сгодятся отравленные сенбоны. Тем более Саске не собирался вступать в бой с противником уровня Джонина. Их миссия так и вообще была рассчитана на самую нижнюю планку чунина. Какой смысл готовится к бою с в трое превосходящим по силе противником, если тебе это всё равно не поможет? Вот и Саске так думал.

      Через полтора часа вся группы встретилась около главных и единственных ворот деревни, которую кольцом охватывала высокая, пятидесятиметровая сплошная стена. Переступив порог и чуть отойдя от самих ворот, Наруто развернулся, и с довольной рожей прокричал:

– Отлично! Отправляемся!

"Чего и следовало от него ожидать…" – пронеслась мысль в голове у Саске. – Ты чего так перевозбудился?

– Так-так! Ну потому, что никогда раньше не выходил за территорию деревни! – радостно осматривался по сторонам Наруто, приложив правую ладонь козырьком к глазам, чтобы прикрыться от яркого солнечного света.

– Эй-эй! – окликнул Хатаке Тазуна. – Я действительно буду в безопасности вовремя пути с этим шумным малолеткой? – ткнул пальцем в сторону Наруто строитель мостов.

– Ха-ха-ха, да, я джонин. Не беспокойтесь. – успокоил Тазуну шиноби. Какаши было немного неловко из-за поведения Наруто, но сделать с этим он ничего не мог. Мальчишка и в самом деле впервые покинул деревню. Для него данное задание – первое в жизни настоящее приключение. Сложно винить ребенка за излишнюю эмоциональность, когда тот фактически впервые переступил порог собственного дома.

"Черт, этот нудный старикашка – худший клиент из тех, который мог попасться" – с раздражением подумал Наруто. – "Ну хоть из деревни выберусь, на мир посмотрю. Но и оставлять просто так подобные наезды нельзя. Я даже Саске такое не позволяю, несмотря на то, что он со мной в одной команде. Сейчас я ему все выскажу!"

– Эй, старик! Не относись непочтительно к ниндзя! Я великий ниндзя! Когда-нибудь я получу титул сверх элитного ниндзя, которого назовут Хокаге. Меня зовут, Узумаки Наруто! Запомни это имя!

      Отхлебнув из свежеоткрытой бутылки, Тазуна поморщился и взглянув на Наруто задал вопрос:

– Хокаге – это ведь лучший ниндзя в деревне, так? Сомневаюсь, что такой как ты когда-нибудь этого достигнет…

– Заткнись, Заткнись! – закричал оскорбленный до глубины души блондин. – Я готов пройти через что угодно, чтобы стать Хокаге! Однажды я стану Хокаге и даже ты признаешь меня, старикашка!

– Хм, – пренебрежительно хмыкнул мужчина, в очередной раз прикладываясь к своей бутылке. – Черта с два, малолетка. Я не собираюсь признавать тебя, даже если бы ты стал самим Хокаге!

– Ах ты ублюдок! Я тебя убью! – прокричал взбешённый Наруто, и бросился на вредного старикашку. Но Какаши не дремал и вовремя подловил его за шиворот. – Ну ты у меня получишь!

– Довольно дурить, Наруто. – пытался остудить пыл Узумаки Какаши.

– Я тебя убью, старик. Когда-нибудь, я тебя убью! – продолжал вопить, размахивая руками и пытаясь вырваться Наруто.

      А тем временем за идущей по дороге группой наблюдали две пары внимательных, холодных глаз.

***



      Спустя два часа.

– Нэ-э, Тазуна-сан? – неуверенно позвала Хината недовольного алкоголика.

– Что? – хриплым голосом откликнулся строитель.

– Вы из страны Волн, правда?

– И что из этого?

– Эм… Простите, Какаши-сэнсэй… У них, в этой стране, тоже есть ниндзя?

– Нет, в стране Волн нет. – ответил ей джонин. – Да… В большинстве других стран культура и традиции могут быть различны, но скрытые деревни, как наша с вами, существуют. А значит, в них также живут ниндзя. Для большинства стран нашего континента, наличие скрытых деревень означает её военную мощь. Они все время борются за превосходство над конкурентами. Таким образом они поддерживают баланс сил между собой, имея деревни шиноби. Но это не значит, что сами деревни правят странами. Они равны в правах с правительством страны, и тесно с ним взаимодействуют. Маленькое островное государство, такое как Стана Волн, не подвергается вмешательствам со стороны более крупных стран и ей нет необходимости иметь деревню шиноби для своей защиты на постоянной основе. Внутри многих стран имеются деревни шиноби, но среди них выделяются: Страна Огня, Воды, Грома, Ветра и Земли, самые большие и сильные. Эти страны образуют Великую Пятерку Стран Шиноби. Страна Огня – деревня, Скрытая в Листве. Страна Воды – деревня, Скрытая в Тумане. Страна Грома – деревня, Скрытая в Облаках. Страна Ветра – деревня, Скрытая в Песках. Страна Земли – деревня, Скрытая под Камнем. В именах всех правителей деревень, добавляется корень "Каге". И только они могут носить этот корень в своем имени. Каге – тень. Так образуются имена глав скрытых деревень: Хокаге, Мизукаге, Райкаге, Казекаге, и Цучикаге. Эта пятерка известна как "Пять Теней". Они правят тысячами ниндзя во всем мире. Так что, если услышите приставку "Каге" в разговоре, навострите уши. Возможно – это будет важно.

– Невероятно, – потрясенно пробормотала Хьюга. – Никогда не думала, что Хокаге-сама такой выдающийся человек. Нет, я знала, что он сильный, но, чтобы настолько…

"Это могло быть обманом, ага, ага…" – кивая головой подумал Наруто, вспомнив о том, как Хокаге пустил кровь из носа и был полностью деморализован, едва увидев его фирменную технику соблазнения – "Хотя… Не верю я Какаши-сэнсэю… Ну нельзя так натурально притворяться."

– Эй-эй, Наруто! – окликнул задумавшегося блондина учитель. - Ты же все время сомневался в Хокаге-сама, не так ли?

      Тот отчаянно замотал головой, не оборачиваясь, чтобы не выдать своих истинных эмоций.

– Ла-а-адно. Не беспокойтесь, – сказал Какаши потрепав рукой волосы на голове Хинаты. – Миссия "С" ранга не может заключаться в бое с шиноби, она для этого не предназначена. Только миссии рангом "В" и выше.

– Значит, вражеские шиноби на нас не нападут? – Спросила Хината, посмотрев в глаза Какаши.

– Нет конечно, – рассмеялся джонин.

      Саске же не был так уверен в этом. С самого начала путешествия, практически прямо от самых ворот древни он чувствовал, как на его границе чувствительности то появлялась, то исчезала чакра двух шиноби, которые за ними следовали. За прошедшие полгода, он её немного увеличил, всего до 180 метров, но этого уже было достаточно, чтобы замечать удаленную слежку. Сначала он подумал, что это сопровождение принцессы Хьюга, её личная охрана. Но он поменял свое мнение, поняв, что преследователи держатся слишком далеко от их группы, чтобы вовремя прийти на помощь, в случае нападения.

      Три часа спустя.

      Команда №7, во главе с Какаши, уже достаточно далеко удалилась от деревни, а двое неизвестных преследователей пропали. То ли отстали, то ли… Саске начинал нервничать. Его что-то беспокоило, но он не мог понять, что именно. Возможно он сам себя накручивал? Возможно он перенервничал, кто знает. Однако, его нехорошие предчувствия оправдались, когда они перешли через деревянный мост, который пересекал небольшую, бурную речушку.

      Это произошло внезапно, они проходили мимо лужи, вероятно оставшейся после позавчерашнего дождя, когда из неё выскочила фигура в черном плаще и дыхательной маске на лице. Вдруг она размахнулась и от неё отделалась смазанная тень, метнувшаяся за спину замыкающему группу Какаши. В следующее мгновение Какаши был плотно охвачен цепью, чьи концы крепились к двум перчаткам, которые были надеты на руках нападающих, держащих связанным джонина. У одного на правой руке, у другого на левой.

– Что?! – вырвалось у Какаши.

      В следующее мгновение, они резко дернули цепи на себя, а острые как бритва звенья цепи просто распили Хатаке Какаши на мелкие, окровавленные кусочки мяса, прямо на глазах, даже не успевших испугаться, учеников. С потерянным выражением лица Хината смотрела, словно в замедленно съемке, как куски окровавленной плоти опадают на землю.

– Один готов, - безразлично прокомментировал первый из нападающих.

– Не-е-ет! – разнесся по округе отчаянный крик девочки.

– Какаши-сэнсэй! – вторил ей Наруто.

      Хината дернулась, перекрывая собой дорогу нападающим к Тазуне, вставая в стойку отражения джукена. В следующее мгновение шиноби оказались за спиной блондина. Но Саске был готов к нападению, нутром чуя подвох с самого начала. И хоть первую атаку он прозевал, вторую он встретил во всеоружии. Двое вражеских шиноби уже успели охватить цепью Наруто, когда Учиха переместившись за спину обоим нападающим, он одним взмахом ладоней, со Скальпелем Чакры, отрубил им руки по локоть, на которых были перчатки с цепью. По округе разнеся вопль боли. Отскочив в разные стороны от своего противника, двое неизвестных приготовились к атаке, зажимая оставшуюся культю, из которой обильно текла кровь. Но прозевали. Одного из них ударом ребра ладони оглушил Какаши, другого сам Саске.

– Всем привет! – помахал рукой джонин. Хината облегчено выдохнула, схватившись ладонями за собственные дрожащие от волнения колени.

– Вы живы! – обрадовался Наруто, сидящий на земле. – Но, тогда… что это было? - он обернулся у увидел, что в том месте, куда совсем недавно упали окровавленные ошметки Хатаке, лежала горка изрубленных веток. – Какаши-сэнсэй… Замена?

– Да, замена, Наруто. Прости, что не смог сразу защитить тебя. Из-за меня ты пострадал. – у Наруто была пара мелких порезов от цепи, которые он ещё даже не успел заметить. – Но я и подумать не мог, что ты застынешь как истукан вовремя атаки.

"Вроде пронесло." – пронеслась в голове Тазуны мысль, когда он с облегчением перевёл дыхание.

– Однако, хорошая работа, Саске. – похвалил Какаши. - Хината тоже молодец, не растерялась.

      А Наруто тем временем сидел в дорожной пыли и мелко дрожал.

"Я ничего не смог сделать… Однако Саске… Это же был его первый реальный, настоящий бой, и он смог ранить сразу двух вражеских шиноби. Да он даже не испугался, ведет себя так, словно ничего не случилось! Он даже не испачкался! И спас меня…"

– Ей! – окликнул Саске поднявшегося с земли Наруто. – С тобой все нормально? Надеюсь ты не наложил в штаны, а, котёнок?

      Наруто сдерживался как мог, но не в его характере было скрывать свои истинные мысли и естественно, что блондин не выдержал, пылая самой настоящей обидой и бешенством.

– Са-а-ске! – с криком он бросился на Учиху.

– Стоять! – крикнул Какаши и Наруто замер.

– Наруто, ты похоже не осознаешь всей серьезности ситуации. Когти их перчаток, а также цепь, были смазаны ядом, понимаешь? – Наруто потрясенно замер, начиная осознавать, как он влип. – Мы должны быстро остановить заражение. Необходимо вскрыть рану о остановить заражение крови в твоем организме. Не двигайся! Иначе яд распространится по всему твоему телу. Саске, справишься?

– Да фигня. – он подошел к Наруто и начал осматривать его раны – Несколько минут и все будет готово.

– Кстати, Тазуна-сан… - тем временем продолжил Какаши.

– Ч-что? – нервным голосом спросил мужчина. – В чем дело?

– Я должен с вами поговорить.

      Наруто, сцепив плотно зубы, с болью и обидой на несправедливость жизни он смотрел на то, как его лечил его же сверстник и главный конкурент. Не было хуже для Наруто унижения, чем чувствовать себя бесполезным, обузой.

"Она затянулась…" – подумал Саске, смотря, как рана с удивительной скоростью затянулась, не оставив даже шрама. Это было о-о-очень подозрительно, ведь Саске даже не успел применить технику Мистической Руки, чтобы залечить рану на руке Наруто. – "В прошлый раз, в больнице полгода назад, такого эффекта не было, так что произошло? Что изменилось?"

      Спустя пять минут.

– У них протекторы Деревни, Скрытой в Тумане. Да и техники вроде соответствуют. – заметил Какаши, внимательно разглядывая одним глазом связанных врагов. – Шиноби этой деревни известны тем, что продолжают схватку несмотря ни на что.

– Как ты догадался о нашем присутствии? – задал вопрос один из привязанных к дереву шиноби.

– Сегодня был очень жаркий день, а последний дождь был мелким и прошел три дня назад. В этой местности просто не могло остаться невысохших луж. В такую жаркую погоду лужи не лучшее, что можно было придумать.

– Если ты это понял сразу, то почему допустил, чтобы дети сражались? – поинтересовался Тазуна.

– Если бы я хотел, то убил бы их обоих за доли секунды, но мне нужно было кое-что выяснить. На кого охотятся эти двое? – последний вопрос Какаши вроде бы некому конкретно не адресовал, однако смотрел в упор на Тазуну.

– Что вы имеете ввиду? – спросил строитель мостов.

– Проще говоря, были ли их целью вы, или же кто-то из нас? Вы меня понимаете? – спросил у Тазуны Какаши, прищурившись. – Мы не слышали, чтобы по вашему следу шли шиноби. Нашей задачей было просто защищать вас от воров и бандитов. То, что произошло, уже относится к миссиям В-ранга. Будь на нашем месте другая команда, более слабая, парочкой царапин, как Наруто, они бы не отделались. Ваш заказ предусматривал просто защиту до окончания строительства моста. Если бы было известно, что за вами посланы шиноби, эта миссия перешла бы в более дорогой вариант, ранг-В. Я полагаю, у вас была какая-то причина, но ваша ложь по поводу миссии создает проблему. Мы сейчас действуем за пределами нашей задачи, а потому можем прервать миссию.

– Какаши-сэнсэй, мы… не готовы к подобной миссии. Так? – озвучила общий вопрос Хината. – К тому же, я не сомневаюсь в способностях Саске-куна, однако, я думаю следует показать рану Наруто-куна специалисту. Кто знает, насколько сложным был яд?

– В принципе… мудрая мысль. – косо поглядывая на блондина согласился Какаши. – Чем рисковать почём зря, думаю будет лучше вернуться в деревню. Похоже… такое задание вашей команде ещё не по зубам.

      Все это время, медленно кипевший как чайник Наруто, не выдержал. Он психанул.

– Довольно. Хватит! – воскликнул парень.

"Черт, черт! Почему между нами такая большая разница? Почему я не такой как все… Почему как всегда во всем виноват я?! Черт!" – мысленно ругал себя мальчишка.

– Наруто-кун…

– Я стараюсь стать сильнее, – дрожащим голосом продолжал парень, – я выполняю много миссий, и занимаюсь техниками каждый день, для себя. Меня-никогда-никто-больше-не-будет-спасать. Довольно! – воскликнул он. – Я не собираюсь больше путаться под ногами, как жалкий неудачник. Я не собираюсь проигрывать Саске… Я клянусь на своем имени, что больше никогда не буду обузой для других, я больше никогда не буду пугаться и убегать, и я защищу этого старика, чего бы мне этого ни стоило. Иначе, я не Узумаки Наруто!

"Похоже, что он все-таки повзрослел... к сожалению" – покачал головой Саске. – "Наивным идиотом он все же был лучше. Хуже идиота – только герой."

– Сэнсэй, я хочу с вами поговорить, – окликнул Какаши Тазуна. – Поговорить об этом задании. Вы прав, теперь ваша команда не обязана меня защищать. Дело в том, что за мной охотится один очень опасный человек.

– Кто?

– Вы о нем, наверное, слышали… Богатый судовладелец, человек по имени Гато.

– Э-э-э? – удивился Какаши. – Гато? Президент "Гато компании"? Да он же один из богатейших людей мира! С чего бы ему объявлять на простого строителя охоту?

– Официально, он владеет большой судоходной кампанией. На самом же деле Гато один из теневых королей преступного мира. Его основная специализация – это торговля оружием и психотропными препаратами, в том числе и наркотиками. Используя наемные мафиозные синдикаты и ниндзя, он подминает под себя другие компании, и даже целые страны, которые помельче и не имеющие собственной мощной армии. Примерно год назад он положил глаз на нашу страну Волн. Используй как деньги, так и силу, в том числе шантаж и похищения, он быстро захватил контроль над всем наши флотом, который никогда не был особо большим. Сейчас Гато обладает абсолютной монополией на все водные перевозки по стране и за её пределами, беря просто не подъёмную пошлину. Единственное, что может помешать ему и дальше грабить мою страну – это завершение постройки моста. Я лучший на все пять стран в округе строитель мостов. Дайме моей страны обещал пожаловать мне и моим близким дворянство, если я смогу построить самый крепкий и самый надежный мост для нашей страны. Редчайшее и щедрейшее предложение. Однако среди слуг Дайме есть множество тех, кто получает взятки от Гато и им невыгодно, чтобы мост был достроен. У меня просто нет денег, чтобы оплатить миссию более высокого ранга, так как все деньги, выделенные Дайме, ушли на закупку материалов и оплату рабочим. Но даже рабочие отказываются заниматься постройкой моста, если им будет угрожать опасность. За этим и нужны были вы. Если мне удастся дойти через день до побережья моря и, переплыв на лодке, высадиться на побережье страны Волн, то я тут же буду убит, даже не сумев дойти до дома. Таков приказ Гато. Мои близкие живы только потому, что они приманка для меня, так как Гато знает, что я не брошу свою дочь и внука. Но не стоит об этом беспокоиться. Если я умру, мой любимый восьмилетний внук отправился вслед за мной, вместе с моей дочерью.

      Все присутствующие, прищурившись, смотрели на этого старого шантажиста как на идиота. Все, ну… разве что кроме Хинаты, которая смотрела на Тазуну с откровенной жалостью.

– Тазуна-сан, вы надеюсь понимаете, что мы наемники, и не работаем за просто так? – спросил Саске алкоголика. – Если вы действительно желаете достроить мост, то вам определенно придется заплатить существенную сумму за ту авантюру, в которую хотите нас втянуть.

– Но у меня нет таких денег! – воскликнул мужчина.

– Тогда мы ничего не знаем, – развел парень руками. – Мы вас довезём до вашей страны, и будем в расчёте, так как за повышенную сложность миссии, которая может оказаться для всех нас смертельной, ну кроме разве что Какаши сэнсэя, нам никто не заплатит. Нам плевать на ваши проблемы, они нас не касаются. Да Наруто, мы черт подери убийцы, а не ударенные, как ты, на всю головы герои, которые за просто так спасают чужие шкуры! Рисковать жизнью ради этого старого мудака я не собираюсь. На литры сакэ у него деньги есть, а на защиту страны – нет. Путь пойдет и сдохнет.

– Грубо конечно же, Саске-кун, но, впрочем, не могу не согласится, – кивнул джонин, соглашатель с подопечным. – Нет смысла за просто так рисковать своими жизнями. У Гато может оказаться достаточно денег, чтобы сделать разовый заказ джонину скрытого поселения, или даже нескольким. С одним я справлюсь. Тут как повезет. Но вот, если их будет двое, или даже трое…, впрочем, и одного лишнего будет достаточно, чтобы вы все погибли. Я буду просто занят противником и не смогу вам помочь.

– Но, но Какаши-сэнсэй, я же поклялся! – потеряно пробормотал Узумаки.

– Ты дал очень опрометчивую клятву, Наруто, и команда не обязана отвечать своими жизнями за твою глупость.

– Ладно… – вздохнул Тазуна. – Чего вы хотите от меня?

– Нет, это что вы готовы нам предложить, Тазуна-сан, – покачав головой поправил пройдоху Саске. – Учитывая, что сложность данной миссии вполне может возрасти до А-ранга, то это как бы полноценных полтора миллиона за миссию. Вы... понимаете? Единственный у вас выход, чтобы хоть как-то компенсировать нам тот риск, на который мы пойдем, это дать нам соответствующую плату. Скажем... двадцать процентов дохода с пошлин от проезда по мосту, ведь он будет не бесплатный, так? Суммы там будут небольшие, но суммарно, с течением времени, довольно значительные. Подчеркну, двадцать – для всей нашей команды, всем тем, кто останется в живых, а не каждому.

– Но это всё равно грабеж! Что я скажу дайме?!

– Это ваши проблемы, иначе идите и умрите. Нас ваши проблемы не касаются.

– Саске-кун, это жестоко. – не согласилась с его точной зрения Хината.

– Да Хината, жизнь очень жестока, – подтвердил Саске. – Особенно она жестока с жуликами и мошенниками, которые пытаются обвести шиноби вокруг пальца.

– Саске! – возмущено воскликнул Наруто. Понявший, что их команда собирается бросить старика на произвол судьбы и главной причинного этого был он, Саске.

– Заткнись дебил, тебя не спрашивали. Не влезай в разговор людей, умеющих думать, – осадил своего сокомандника Учиха. - Так что скажите?

– Я… Я согласен, – убитым голосом ответил старый строитель. – Вы просто не оставили мне другого выбора.

– Вот и хорошо, я рассчитывал на вашу рассудительность, – удовлетворенно кивнул брюнет. – За вами последнее слово, Какаши сэнсэй.

– Хм… Мы беремся за миссию, но предупреждаю, от меня не на шаг. Скажу "Прыгайте! ", вы лишь спрашиваете, как сильно и как высоко, поняли? Никаких вопросов "Зачем?"! – Какаши осмотрел генинов, которые тем временем его внимательно слушали. – Никакого самоуправства я не потерплю. Особенно с твоей стороны, Наруто, ты уже всех достал. – На эти слова Узумаки лишь обиженно надулся, но смолчал. – Это уже не шутки, мы не на прогулке. Воспринимайте это как боевое, военное задание, понятно? Я не слышу.

– Да, – кивнул Саске.

– Да, Какаши-сэнсэй, – подтвердила Хината.

– Хах, да, Какаши-сэнсэй, – тяжело вздохнув согласился Наруто.

– Вот и хорошо. Кстати, Саске скажи, ты ведь вон тех двух сразу заметил, так? – спросил джонин, кивнув на связанных шиноби.

– Да, – утвердительно моргнул Учиха.

– Почему промолчал?

– Вначале я думал, что они из охраны Хинаты. За ней в деревне постоянно следила группа из двух шиноби, её личная охрана. Однако... в этот раз чакра была незнакомой. Я решил, что это просто другая смена. Через некоторое время я заметил, что они были слишком далеко, чтобы вовремя прийти на помощь охраняемому лицу, а потому отбросил мысль о том, что это могут быть возможные союзники. В итоге, когда они вышли за границу моей чувствительности, я их потерял.

– Как далеко ты можешь чувствовать чакру?

– Около ста метров, плюс минус десять.

– Хм, не знал, что ты ещё и сенсорными талантами обладаешь. – Какаши на некоторое время задумался. – Ну, что же, это может нам помочь. Хината.

– Да! – откликнулась девочка.

– Каждые двадцать минут активируй бьякуган и осматривай округу на признак сильной чакры. При обнаружении немедленно докладывай мне. Какая у тебя дальность обзора?

– Около семисот метров.

– Плохо. Тогда каждые десять, поняла? – девочка закивала головой, тут же активировав бьякуган, осматриваясь. Вены на её лице, около глаз, вздулись от напора крови в сосудах.

– А что будет с этими? – поинтересовался Саске, посмотрев на наёмных убийц.

– Я разберусь, – отмахнулся джонин. – Идите вперед.

***



      Два дня спустя. Пролив между материком и ближайшим островом Страны Волн.

"Какой густой туман." – оглядываясь по сторонам подумал Саске – "Впереди совершенно ничего не видно."

      Наруто уже второй день был на всех обижен и всё это время он ни с кем не хотел разговаривать. В принципе, кроме Хинаты, которая время от времени его пыталась расшевелись, никто Узумаки не беспокоил. Сидя в голове деревянной лодки, всматриваясь в туман, он, с постным выражением лица, воплощал собой идол мирской несправедливости.

– Мы скоро должны увидеть мост, – тихо скакал лодочник. Направляя с помощью длинной бамбуковой палки лодку одной ему известной дорогой в этом белом молоке, плотно окружающим путников. – У начала этой секции недостроенного моста начинается страна Волн.

      Через несколько минут из плотного тумана, в который всматривался блондин изо всех сил, начал проступать контур сооружения. Чем ближе они подплывали, тем монументальнее начало казаться это строение.

– Ух ты! – воскликнул Наруто. – Какой он огромный!

– Эй, пожалуйста потише! – попросил обеспокоенный лодочник. – Зачем, ты думаешь, мы прячемся в тумане и не включаем двигатель? У нас будет куча проблем, если люди Гато нас обнаружат.

      Наруто закрыл ладонями рот, показывая, что все понял.

– Скоро будем на месте, – прокомментировал лодочник, что-то заметив в тумане. – Тазуна-сан, как видите в течении всего пути нас никто не заметил, но…

– Спасибо тебе, - кивнул головой старик.

      Они проплыли вдоль опорных колон строящегося моста, под аркой уже возведённого, который соединял два крайних острова небольшой страны. Когда лодка вышла из-под арки глазам удивленных подростков, которые ещё никогда не видели портовых городов, отрылась большая бухта. С этой стороны моста туман заметно слабел и было все прекрасно видно вокруг на сотни метров. В небе летали чайки и далеко по округе разносился их галдеж. Прямо из воды вздымались стволы мангровых деревьев, чьи корни уходили глубоко под воду. По всему берегу были разбросаны, тут и там, маленькие деревянные домики на сваях, рядом с которыми были установлены небольшие пирсы, для рыбацких лодок. Подплыв к одному из них, их лодка остановилась.

– Это все, что я мог сделать. Я домой, прощайте и удачи вам.

– Большое спасибо тебе, Хирако.

– Будьте осторожны. Да хранят вас боги, Тазуна-сан. – Заведя двигатель моторной лодки, мужчина поплыл вдоль берега в одном ему известном направлении. Вокруг было множество других рыбаков, которые вышли на дневной промысел, так что никто не обратил внимание на ещё одного коллегу по ремеслу, спешащего по своим делам.

      Проводив своего знакомого взглядом, Тазуна облегченно вздохнул.

– Ну что же, отлично! Теперь доставьте меня домой в целым и невредимым!

– Да-да, – пробормотал нечто утвердительное Какаши. – "Если ещё кто-нибудь нападет, то это уже будет уровень не чунина, а джонина. Сколько проблем, а… Но испытать в реальном бою я их обязан, иначе непонятно, смогут ли они потянуть через полгода экзамен на чунина. Хокаге явно будет недоволен, если у меня по возвращению не окажется чётких результатов проверки их боевых навыков."

      Спустя пол часа Тазуна под охраной шиноби шел по дороге проходящей вдоль берега моря и густого леса с раскидистыми кронами лиственных деревьев. Эти деревья были значительно ниже своих сородичей из страны Огня, все-таки тот лес, который рос вокруг Конохи, был выращен первым Хокаге, владельцем улучшенного генома Мокутон. Однако их роста и толщины веток было достаточно, чтобы на них мог стоять взрослый человек.

      Идущий в голове отряда Наруто, не желающий уступать хотя бы в этом Саске, внимательно всматривался по сторонам. Отойдя от портового городка, туман вновь стал густеть. Внезапно он услышал шорох в соседних кустах.

"Отлично! Это мой шанс! Не все Саске в лучах славы купаться!" – метнув кунай, Узумаки бросился в сторону возможного противника.

– Наруто, там никого нет, – обреченным голосом сказал Какаши. - Не швыряйся так кунаями, ещё зацепишь кого-нибудь.

– Эй, малявка, хватит так пугать! – возмутился Тазуна, который с самого прибытия в Страну Волн места себе не находил от беспокойства.

– Но там действительно кто-то был! – возмутился парень. Подойдя к кустам он их отодвинул. К дереву кунаем был пришпилен белый заяц, который, кстати, был еще жив. – Я же говорил!

– Наруто-кун, ты жесток! – возмутилась Хината, которую вид умирающей животины заставил передёрнуться. Наруто тем временем выдернул кунай из дерева и подошел к группе, держа одной рукой зайца, который похоже потерял сознание от болевого шока.

"Это заяц-беляк, а ведь на дворе весна, так почему он не полинял?" – оглядывая окружающие кусты задался вопросом Хатаке. – "Цвет шкурки у них меняется в зависимости о времени года. Белый – это зимний окрас. Этого зайца скорее всего держали в клетке, чтобы использовать потом для замещения. Значит "они" уже здесь."

– Какаши-сэнсэй, осторожно, там кто-то есть! – воскликнула внезапно Хината, которая бьякуганом осматривала окружающие окрестности, с того момент как Наруто дал ложную тревогу.

– Ложись! – отдал приказ джонин. На одних рефлексах все пригнулись, утягивая за собой на землю и Тазуну.

      В следующее мгновение, в сущих сантиметрах над головами генинов и Тазуны, что-то со свитом пролетело. Подняв глаза Саске увидел высокого мужчину, с обнажённым торсом, который полностью был обмотан лентами белой ткани, включая его шею и лицо. На его голове, сдвинутым на боек, был протектор Деревни, Скрытой в Тумане. На нем были надеты синие, полосатые штаны, а на его ногах и ругах были металлические щитки, обтянутые тканью защитного цвета и узора. Он стоял на огромном мече с широким лезвием, которое на треть ушло в ствол дерева.

"Похоже именно этот тесак пролетел над нашими головами несколькими мгновениями ранее." – пришел к выводу парень.

– Хм. Неудивительно, что братья-демоны не справились, – заговорил неизвестный шиноби. – Копирующий ниндзя Деревни, Скрытой в Листве, Шаринган Какаши. Прости, но старика мне придется забрать с собой, хочешь ты того или нет.

"Что? Он сказал шаринган? Мне не послышалось? Какого черта тут происходит?!" - проносились лихорадочные мысли в голове у Саске. – "Я не припомню, чтобы мы заключали брачные договоры с кланом Хатаке. Да и в хрониках этого не было… а значит…"

"А? Шаринган? О чем он говорит?" – растерянно думал Наруто. – "Он сильный?"

– Хоо. А я погляжу нас решил почтить своим присутствием один из семи великих мечников Кровавого Тумана, ниндзя-отступник Момочи Забуза? Всем отойти назад, это противник вам не по зубам. В бой не вступать, защищайте Тазуну-сана. – командным тоном приказал Какаши. – Придется с ним драться в полную силу.

С этими словами он левой рукой поправил протектор с повязкой и открыл левый глаз.

- Нападай! – сказал беловолосый.

"Что… это за глаз?" – удивленно подумал Наруто. – "Радужка красная, какая-то неестественная, да и точки какие-то на ней."

– Хоо… Я вижу знаменитый шаринган, какая честь, – рассмеялся Забуза. - Я очень польщен.

– Шаринган, шаринган, да что это за хрень такая? – нервным голосом спросил Наруто.

– Потом расскажу – отмахнулся Саске.

      Один неуловимый глазу миг и Забуза оказался за спиной генинов, намереваясь широким замахом своего клинка их разрубить пополам. Но в следующее мгновение он был ранен в сердце кунаем Какаши.

– Осторожно сэнсэй, сзади! – крикнула Хината.

      В следующее мгновение Забуза, которого убил только что Какаши, обратилось брызгами воды, а настоящий появился за спиной беловолосого, нанося своим тесаком мощный рубящий удар, разрубающий Хатаке надвое. Время словно остановилась. Дети, начинающие осознавать, что произошло, ещё не успели закричать, как и его тело тоже распадается брызгами воды.

– Ха! Силен. Скопировал технику Водяных Клонов слету. Ты знаешь, когда я был членом команды охотников за головами Деревни Скрытой у Тумане, то вел журнал, куда вносил всех сильнейших шиноби мира. В нем была информация и о тебе. В нем говорилось: "Человек, скопировавший свыше тысячи различных техник, копирующий ниндзя Какаши". – он обернулся и встретился взглядом с Хатаке – Ты оправдываешь свою характеристику, чертов копипаст.

      А тем временем дети застыли на месте, не смея пошевелиться. И дело было даже не в том, что они не моли уследить за движениями джонинов. Нет могли, хоть и с трудом. Жажда крови, распространяемая Забузой лишала воли к сражению молодых ниндзя. Ужасная Ки распростиралась по округе, заставляя выступить по всему телу холодный пот, а мысли бессвязно путаться. Ужас – вот что сейчас испытывали эти дети.

"Какая невероятно мощная Ки" – с содроганием подумал Саске, его сильно трясло. – "Такое чувство, что если сделаю хотя бы одно лишнее движение, то могу погибнуть. Воздух потяжелел только от одной его жажды крови. Мощь джонина – это страшно. Его Ки словно выдавливает из меня саму жизнь. Уф, долго так не продержаться, так и с ума сойти недолго."

– Саске, – окликнул Какаши ушедшего в себя Учиху, – не беспокойся, я сумею вас защитить, даже если погибну сам. Я не позволю своей команде просто так умереть.

– Громкие слова Какаши, но они ничего не значат. – За спиной Какаши появилась копия Забузы и нанесла удар. Хатаке заблокировал удар меча, но второй удар, ноги в живот, отправил его в полет с берега в море. Местность в этом районе была глубоководная, а берег обрывист, хоть и невысоко поднимался над самой водой. Всего метра на полтора – два.

В полёте Какаши рассыпал по земле Макибиши, маленькие стальные ёжики, предназначенные для повреждения ног противнику, желающему пройти по земле. Забуза на это лишь усмехнулся и с поразительной силой оттолкнувшись ногами от земли, вместе со своим мечем отправился в полет за Какаши. Похоже, что Хатаке решил спрятаться в воде от Забузы, но это было ошибкой. Забуза пробежав по воде резко остановился и сунул руку подводу словно что-то хватая. Мгновение и генины увидели учителя в сфере воды, не имеющего возможности даже пошевелиться.

– Черт! Это все были копии! – прокричал Наруто. – Где тогда настоящий?!

– Он сейчас удерживает сэнсэя, – ответил Саске, которого уже понемногу начал отпускать мандраж. Первое впечатление от встречи с настоящим вражеским джонином начало ослабевать.

– Прятаться в воде было ошибкой, Какаши. Я заключил тебя в особую водяную тюрьму. С тобой я могу покончить и позже, на десерт, так сказать. Для начала я покончу с ними. Ты знаешь, мучения ещё страшнее, когда ты можешь видеть, слышать и все осознавать, но ничего не можешь с этим поделать. – Он одной, левой рукой, сложил печать концентрации – Техника водяного клонирования.

"Проклятье! Не думал, что он будет настолько силен," - понеслась в голове Какаши отчаянная мысль.

      Тем временем клон из воды сформировался, и заговорил с легкими интонациями издевки в голосе.

– Ха-ха-ха, надели протекторы деревни шиноби, и думаете, что теперь вы настоящие ниндзя? Но знаете, что… настоящими ниндзя считаются те, кто ни раз сталкивался со смертью лицом к лицу и смог выжить. Считайте, что станете ниндзя только тогда, когда ваши имена будут записаны в моем журнале опасных врагов. Дети вроде вас недостойны быть ниндзя.

– Он снова пропал, – дрожащим голосом пробормотал Наруто, когда Забуза вновь сложил печать концентрации и туман вновь сгустился, скрывая его от чужих глаз. Миг спустя Саске услышал звук удара и мимо него пролетел Наруто, упавший в нескольких метрах позади него. Лицо было разбито, а протектор Конохи валялся на земле, немного в стороне от него. Вероятно, слетел от удара по голове.

– Ребята! – прокричал Какаши, заключенный в тюрьму.

"Интересно, как он это делает? Он же вводе, так почему мы его слышим?" – подумал Саске.

– Хватайте Тазуну-сана и бегите! Против него у вас нет ни единого шанса! До тех пор, пока он держит меня в этой тюрьме он не может двигаться. Водяной клон не может далеко уйти от реального тела. Так что, убегайте!

– Хм, – презрительно хмыкнул медленно подходящий к генинам Забуза, наступая ногой на протектор Наруто. – Обычные дети.

"Убежать да? Что за глупая шутка. Когда он убьёт вас, он отправится в погоню за нами, а нам от него далеко не убежать. Только я из нашей тройки умею ходить поводе. Но это даже не смешно, брать объёмы чакры взрослого человека и нас подростков. Только Наруто выделяется своим неестественно огромным уровнем чакры. Но он лишь подтверждает правило, у меня просто не хватит сил сбежать. Да ладно только бы сил, я и в скорости бега, и в скорости реакции ему уступаю. Догонит и размажет как нечего делать. А значит это не вариант. Даже в защитной позиции остановить его атаку невозможно. В конце концов выбора у нас нет. Остается только…"

      Саске бросился бегом в сторону клона Туманника, метая простые сенбоны. Тот не напрягаясь уклонялся от них, ему вероятно хотелось поразвлечься, иначе прикончил бы Наруто в один взмах своего клинка. Ведь Узумаки лежал на земле, облокотившись на локти, и со страхом наблюдал за подступающим к нему клоном, даже не смея пошевелиться. Он просто оцепенел от ужаса. И его можно было понять. Саске сам не знал, как бы он себя повел в этой ситуации если бы последние полгода не оперировал раненых в больнице. Уж крови, криков от боли и давящий атмосферы там хватало, чтобы подготовится морально к чему-то подобному. Сделав печать концентрации с тихим хлипком появились три клона Саске.

"Теневые клоны?" - удивился Наруто. – "Откуда он знает эту технику?!"

      Один из них шуншином переместился клону Забузы за спину. Тот поймал его за горло, в момент появления и резко сдавил шею, развеяв. Но Саске это и было нужно, лишь на мгновение отвлечь. Еще двое переместились шуншином, сверху над клоном и снова за спину противнику. Пока он на них отвлекался, настоящий Саске швырнул кунай с тремя взрыв печатями в противника.

      Прогремел взрыв, водяной клон, вместе с копиями Саске, развеялся. Настоящего джонина такой взрыв вряд ли убил бы, максимум не серьёзно ранил. Однако, водяные клоны, так же, как и теневые, не отличаются особой прочностью и стабильностью.

– Неплохо, весьма неплохо. А как начет этого? – Забуза сложил одной рукой печать концентрации и из воды появились сразу два клона, но каждый выбрал себе по разной цели. Один бросился к Саске, другой к Наруто.

"Это же ниндзя-джонин, настоящий ниндзя! Мне нужно бежать… Иначе, в этот раз… Я действительно умру! Он убьет меня!" – метались отчаянные мысли в голове Наруто. Парень уже хотел было подняться бежать, облокотился на раненую ладонь, как вдруг его взгляд зацепился за окровавленную повязку на ней. Ту самую ладонь, которую лечил ему Саске.


"– Я клянусь на своем имени, что больше никогда не буду обузой для других, я больше никогда не буду пугаться и убегать, и я защищу этого старика, чего бы мне этого ни стоило. Иначе, я не Узумаки Наруто!" – проносились в его голове воспоминания.

      Перед газами как наяву встала картина. Саске ухмыляется и говорит:

"– С тобой все нормально? Надеюсь ты не наложил в штаны, а, котёнок?" – Наруто сжал челюсти, в бессильной злобе на себя.

"– Меня-никогда-никто-больше-не-будет-спасать, довольно! Я не собираюсь больше путаться под ногами, как жалкий неудачник." – пронеслось очередное воспоминание.

      Перед его взором появилось давние воспоминание, когда он еще учился в академии.

– Сэнсэй, можно мне на время взять на время вашу защитную повязку? – спросил маленький Наруто учителя Ируку.

– Ах, эту? Нет еще не время. Это символ того, что ты сдал экзамен и стал настоящим ниндзя. Стал по-настоящему взрослым. – ответил ему Ирука.

      Следующее воспоминание.

– Ей, Наруто, подойди сюда. У меня есть кое-что, что я должен тебе передать. - харкая кровью сказал Ирука-сэнсэй, сидя около дерева. Он снял с себя протектор Конохи и протянул её ему.

– Поздравляю со задачей экзамена, Наруто, – сказал учитель Ирука потрясенному до глубины души блондину. С этими словами он потерял сознание.

      Перед затуманенным взороном Наруто встала очередная картина, день из отправления на это задание.

"– А знаете, что?! Я не всегда буду тем маленьким хулиганом, которым вы привыкли все меня видеть! Я уже дано не капризный ребенок, создающий всем только проблемы, которым вы меня считаете!"

      В нем просунулся гнев, гнев на собственную слабость, гнев побеждающий липкий страх пред более сильным противником, дающий силы сражаться, но испепеляющий изнутри собственного владельца, иссушающий его душу. Однако в данной ситуации эта вспышка ярости была как нельзя кстати.

"Я не собираюсь проигрывать Саске…"

С этими мыслями-воспоминаниями Наруто, перестав дрожать, поднялся с земли, и с ненавистью посмотрел на приближающегося неспешной походкой противника. На того, кто заставил его бояться, на того, кто едва не заставил нарушить собственную клятву.

"Все правильно, я стал ниндзя и решил, что больше никогда ни отчего не буду убегать! " – с решимостью подумал мальчик, сжимая кулаки.

      Какаши, будучи запертым в сфере воды, созданной Забузой, не мог даже пошевелиться и с бессилием смотрел на то, как джонин Тумана развлекается с его учениками, перед тем как их всех убить. Внезапно Наруто поднялся с земли, и бросился в сторону клона туманника, который неспешной походкой приближался к нему.

– И… Идиот! – воскликнул Хатаке. – Не делай этого!

– Придурок – заключил клон Забузы, для которого такая неумелая, открытая, попытка на него напасть была сродни издевке. С прямой ноги клон Забузы отправил в обратный полет блондина, ударив в тоже самое место, что и в прошлый раз. Наруто отлетел на несколько метров назад, с полностью разбитым лицом.

– Наруто-кун! – с отчаяньем в голосе воскликнула Хината. Она не могла ослушаться приказа сэнсэя, но также она не могла бросить свою команду. Чтобы вступить в бой у неё просто не хватало силы духа. Она слишком сильно боялась этого страшного джонина. Для девочки, с которой никогда никто не дрался в полную силу и у которой уж точно никто никогда не хотел убить близких ей людей на её же собственных глазах, встреча с настоящим противником была чудовищным испытанием на психическую устойчивость. Которое она, к сожалению, не прошла. Ей просто не хватало душевных сил полностью сбросить то оцепенение, которое на неё навело Ки Забузы.

      Хината заметила, что в руках у тяжело вновь поднимающийся на ноги Наруто был его собственный протектор. Похоже он его подобрал в тот момент, когда бежал на Забузу.

– Эй, ты, безбровое чучело – с усмешкой обратился Наруто к Забузе охрипшим голосом.

– Запиши в свой сраный журнал имя человека, который однажды станет Хокаге Деревни, Скрытой в Листе. Узумаки Наруто! – с этими словами он завязал защитную повязку с символом Конохи у себя на голове. Клон Забузы бросился в его сторону, намереваясь прикончить болтуна на мете. Наруто сложил печать концентрации, усмехаясь в лицо противнику.

      Тем временем Саске отчаянно старался справиться со своим противником. Он был быстр, значительно быстрее самого Саске. Зато Саске был меньше ростом, а значит и его мобильность была намного выше. Создался паритет. Водяной клон не может создавать техники, на основе других стихий. А для того, чтобы использовать что-то более мощное из своей, у него просто не хватало чакры.

Внезапно над головой Забузы появился клон Наруто, и метнул кунай. Клон успел среагировать, закрывшись копией клинка оригинального Забузы как шитом. Но этого было достаточно, чтобы Саске успел среагировать и развеять отвлекшегося на новую опасность клона.

– Спасибо, Наруто. Как там твой?

– Забросал его кунаями, – усмехнулся Узумаки.

– Умно, хорошо, что не полез в ближний бой, – наверное впервые, за все их знакомство, Саске похвалил Наруто. – Умный шиноби всегда попытается убить противника издалека. Что будем с ним делать?

– Сколько у тебя ещё кунаев со взрыв печатями? – усмехнувшись спросил Узумаки.

– Три, в рюкзаке есть ещё свиток с десятью, – поморщился Саске. - Я не рассчитывал, что у нас будет такой опасный противник. И уж тем более такой, который не стал бы нас сразу убивать, имея такую возможность. Так бы я взял значительно больше железа.

– У меня есть идея. Слушай…

***



– Чертовы, сопляки. Пора заканчивать этот спектакль. – прорычал Забуза, собираясь создать какую-то технику. Но удивленно замер увидев, как в его сторону движется огромная толпа теневых клонов. Около сорока штук.

- О-о-о, Теневые Клоны… И так много.

      Теневые клоны разбежались и со всей силы кинули кунаи.

– Понятно, так значит вы решили нацелится на меня настоящего. Но этого недостаточно, чтобы меня победить.

      Забуза закрылся от кунаев собственным мечем, но перевести дыхание и создать очередную технику ему не дали. Три пролетевших мимо куная превратились в клонов Наруто, которые сами метнули кунаи в Забузу. Эти кунаи имели довольно примечательную внешность, к ним был прикреплен листок бумаги с неким узором, нарисованным чернилами. Забуза, понимая какая ему угрожает опасность, решил переместиться в сторону. Но не учел одного, что как только его рука покинет водяную сферу, техника Водяной Тюрьмы развеется. Снова закрыться мечом, но уже от взрыва, Момочи Забуза просто не успевал.

Прогремел взрыв. Забуза стоял на воде, в стороне от места взрыва и хмурился. Он уже понял, что наделал. Нужно было сразу убить эту мелочь, а не потешать свое самолюбие на старости лет, преподавая тройке генинов, пред их же собственной смертью, главный урок в жизни любого шиноби. Умение чувствовать разницу в силе между тобой и твоим противником, чтобы не нарваться на того, которого не сможешь победить.

- Отлично! Получилось! Саске, у нас получилось! – подпрыгивая на месте и радостно размахивая руками кричал Наруто.

- Хината, осмотрись вокруг, у него могут быть сообщники! – крикнул Саске, переводя дыхание от напряженного боя. Чакры он потратил немного, однако чисто морально эта схватка его порядком вымотала. - Есть кто-нибудь ещё?

- Четыреста метров на сервер. Сильная чакра, примерно уровень чунина. "Прямо как у тебя, Саске–кун." - мысленно добавила Хьюга.

"Она заметила Хаку?" – удивился Забуза. – "Черт. Я сразу на эту девчонку не обратил внимания, но теперь… бьякуган. Проклятье! Два додзюцу на мою голову. Сначала Какаши, теперь эта мелочь. Нужно было её сразу убить."

– Великолепный план, Наруто. – похвалил Какаши своего ученика, встав на воду. – Вы, ребята, заметно растете… Я вами доволен.

– Ха, я всего лишь отвлёкся и прервал свою технику, – заметил Забуза.

– Да ладно? Это не совсем правда, тебя вынудили её прервать, – поправил Забузу Какаши. – Я скажу тебе вот что, я не попадаюсь дважды в одну и туже технику, Момочи Забуза. И что ты будешь делать теперь?

      Встав на воде расставив ноги на ширине плеч, Забуза начал складывать печати. Какаши сделал тоже самое, зеркально копируя его движения.

– Что за? У них одинаковые движения! – удивился блондин.

– Верно, Наруто, это и есть одно из свойств шарингана, наследие клана Учиха, – согласно кивнул Саске. – Возможность раскрыть и преодолеть любое гендзюцу, технику иллюзий, а также самому их накладывать. Возможность видеть чакру, хоть и не так хорошо и далеко, как Хьюга со своим бьякуганом. И самое главное на мой взгляд свойство, возможность идеально читать движения противника, позволяющее даже копировать его собственные техники. Понимаешь? Какаши сейчас подобен зеркалу, улавливает любую, даже саму мелкую моторику тела своего противника и отражает её обратно противнику.

– Но это просто невероятно! – воскликнул блондин, - Он крут!

– Согласен, мне до подобного ещё ой как далеко.

– Чего? А ты здесь причем? – не понял Узумаки.

– Ты меня не слушал? Я Учиха. Шаринган - это особенность моего клана, клана основателей Конохи.

– Цель приближается, – воскликнула Хината, тем временем продолжавшая наблюдать за потенциальным противником. - Двести метров до контакта.

– Приготовится к бою. Разойтись в стороны! Хината, уведи Тазуну-сана в противоположную сторону от приближающегося противника. Наруто, иди с Хинатой, я буду приманкой. Если что, атакуешь из леса клонами.

– Но… Это опасно!

– Зато эффективно. Нет смысла раскрывать все карты врагу. Бегом, кому говорю!

– Не указывай мне что делать!

– Хината, будь добра, возьми этого идиота за шкирку и оттащи подальше в лес. Нам нужна группа прикрытия.

– Прости Наруто-кун, но Саске-кун прав. Нам лучше отойти в лес, наша задача защищать Тазуну-сана.

– Но Хината-чан, я тоже хочу драться! Почему только ему достается вся слава?

– Наруто-кун, о чем ты говоришь? Какая слава? Саске-кун рискует сейчас жизнью ради нас, чтобы мы могли выполнить задание. Мы лишь будем ему мешать сражаться с противником, если он будет беспокоиться о нас и отвлекаться на защиту Тазуны–сана. Саске-кун лучше тебя подготовлен к бою с равным противником, один на один, признай это. Пусть лучше ты ему поможешь в нужный момент напав на его противника из засады, чем будешь мешать сражаться сейчас.

      На это Наруто лишь промолчал, обиженно надувшись. Но он все равно был доволен, что не уступил Саске и показал, что тоже может сражаться и даже придумал план освобождения Какаши сэнсэя!

      А тем временем Саске дожидался приближения вражеского чунина. Он уже чувствовал его присутствие, несмотря на то, что тот частично скрыл свой реальный уровень силы. Когда до появления противника остались считанные метры, Саске встретил его веером сенбонов, от большей части из которых неизвестный, впрочем, увернулся. Однако, несколько сенбонов его все же смогли поцарапать.

"Отлично, зацепил. Если у него нет иммунитета к этим ядам, то он быстро выдохнется."

– Остановись, я тебе не враг.

– Да неужели? – скептически приподнял бровь Учиха.

– Я Оинин, ниндзя охотник за головами Деревни Скрытой в Тумане.

– Покажи мне договор, удостоверяющий твое право на охоту на этой территории и тогда разойдемся миром, – оскалился Саске. – Можешь тогда возвращаться туда, откуда пришел. Думаешь, я не знаю, что между деревнями подписан пакт о взаимопомощи при поимке особо опасных нукенинов? Его копия, подписанная Каге деревни, есть у каждого охотника за головами. Твоя маска оинина ничего мне не доказывает.

      Шли секунды, а оинин молчал. Саске фыркнул, все с этим "оинином" ясно.

– Похоже, что ты мне нагло солгал, мистер ниндзя оинин. – С этими словами пустив рой сенбонов в противника, который, впрочем, шуншином переместился за спину Саске.

– Я не хотел с вами сражаться и у меня не было намерения причинять вам вред, но вы не оставляете мне другого выбора. – Саске почувствовал, как от неизвестного чунина начал исходить холод. Стылый, промозглый холод или точнее… чакра имеющая такой странный привкус. – Мне очень жаль.

      Сложив пальцы рук в печать концентрации… нет не совсем в нее. Указательные пальцы не были направлены параллельно средним, а крест-накрест. Что это за печать Саске не знал. После создания этой странной печати, противник не использовал больше ни каких других, однако и этой странной печати было достаточно, чтобы окружающий их туман и вода, разлитая по земле, пришли в движение, и через несколько секунд на расстоянии 20 метров от вставших друг напротив друга Саске и фальшивого оинина начали образовываться прямоугольники изо льда, быстро превращающиеся в зеркала.

"Хьетон? Черт!"

      Саске практически удалось выскользнуть их ловушки, но он не успел. На попытку расколоть лед, кунай Саске с жалобным хрустом разбился на металлические осколки.

"Проклятье, но этот же клан давно уничтожен!" – Саске рассмеялся, какая ирония. Встретить дальнего родственника и в подобной ситуации.

– Сдавайся, я не хочу тебя убивать, но ты сам меня вынуждаешь причинять тебе боль.

      Саске лишь усмехнулся, смотря на узорчатую маску своего противника.

– А ты попробуй меня заставить, потомок клана Юки.

– Как пожелаешь.

***



– Тот черноволосый пацан был совсем неплох, – раздался в окружающем Какаши тумане усмехающийся голос Забузы. – Хорошо держался против водяного клона, хоть он и имеет только десятую часть моей реальной силы. Но против Хаку у него нет шансов, он многократно быстрее меня, хоть и уступает в голой мощи.

– Ты его сильно недооцениваешь, – не согласился Какаши, уловивший тень противника немного левее себя. - Он представитель клана Учиха, понимаешь? Даже я, его учитель, не знаю всей его полной силы и понятия не имею какие секреты он скрывает. Слишком скрытный этот парень. Так что рано судить о конце схватки только по её началу. – С этими словами Какаши метнул кунай в сторону противника.

      Забуза в очередной раз растворился в окружающей белой пелене, заставляя Каши всматривается в окружающую его мглу и прислушиваться к малейшим звукам плеска воды.

***



      Этот неизвестный был быстр, намного быстрее Какаши сэнсэя, по мнению Саске. Он не раз проводил им тренировки и устраивал спарринги. Порой в полный контакт, чтобы они успели привыкнуть к боли пред началом настоящих миссий. И если с Наруто таких проблем не было, так как он постоянно влипал в драки с уличными мальчишками, то Хината, наверное, впервые была откровенно избита. Он её не жалел и не щадил. Несмотря на слезы, обиду и усталость Хината продолжала драться, подгоняемая садистом Какаши. Она должна была стать главой клана убийц, о каком милосердии к будущему ликвидатору и убийце может идти речь в плане подготовки? Мягкотелые в этом деле не живут, либо ломаются, либо умирают на задании, не справившись с противником и подставляя команду, которая рассчитывала на навыки партнера. А потому Какаши намертво выбивал из подрастающей девочки всякое малодушие и привычку хныкать. Нужно учиться все эмоции держать в себе. Нужно учится перебарывать себя, уничтожая в себе жалость и культивируя здравый цинизм. В ином случае она просто погибнет на ближайшей миссии по уничтожению какого бы то ни было поселения крестьян. Просто не сможет перерезать глотку ребёнку. На войне все средства хороши, а задача убийцы выполнять приказы, а не жалеть жертву.

      В отличии от своих напарников, Саске с самого детства знал истинную природу людей и прекрасно видел ужасы кровопролитной войны за власть, среди шиноби. Одинокий, шестилетний мальчик идущий по родному кварталу, заваленного трупами убитых родственников с перекошенными ужасом, удивлением, неверием, непониманием и ненавистью лицами. Он разучился прощать, он давно уже забыл, что это такое. Он разучился любить, ибо не видел в этом практического смысла. Куда проще просто обладать, так как это приносит значительно больше выгоды. Он познал предательство, самое страшное в жизни, а потому разучился доверять, считая это глупостью и слабостью. Куда проще использовать доверяющего тебе идиота, чем доверится самому, в итоге став обманутым идиотом. Жизнь его не пощадила, но жажда мести пока ещё не свела с ума. Вместо пылающего пламени, которым, по замыслу его брата, должен был вспыхнуть его гнев, он угас, превратившись стылую, рациональную ненависть. Саске превратился в машину, для уничижения своего личного врага: логичную, бесстрастную, безжалостную, неумолимую, идеальное оружие, идеального шиноби.

"Этот гадёныш быстр, слишком быстр для глаза простого человека. Придется использовать один из своих козырей. Нет смысла затягивать схватку. Я итак физически неслабо вымотался пока скакал подобно зайцу вокруг клона этого монстра."

      Саске активировал шаринган. Мир замедлился, капельки воды словно застыли в окружающем его воздухе, медленно проплывая мимо него. Стиль боя Хьюг рассчитан на невероятную быструю работу руками, чтобы выбить тенкетсу в теле противника. Самое главное в нем точные, быстрые удары пальцами рук в конкретные точки на теле противника. Учиха скопировал боевые связки Хинаты, и даже смог их освоить немного, но самое главное заключалось не в этом. Он приспособился к бою с куда более быстрым противником чем он сам, шаринган лишь увеличивает стартовый потенциал глаз, а не добавляет уникальное свойство. Тренируя глаза в спаррингах с Хинатой, он повышал скорость реакции тела и улучшал свою внимательность. А потому сейчас, используя шаринган, он с удивлением наблюдал потрясающее явление. Он видел, как начинается и заканчивается движение противника. Это позволяло Саске предугадать его движение только по началу работы плеч или мышц тела.

      Зеркала изо льда окружали Саске полусферой, отрезая возможность сбежать. Ближайших крупный предметов вокруг, для замены, у него не было. Этот участок берега явно был заранее подготовлен для засады. Шуншином вырваться из западни не удастся, чем дальше расстояние, тем выше затраты на перемещение. Причем разница в затратах растет лавинообразно. Учихе оставалось только сражаться с быстрым противником, который не позволял ему создать сколько-нибудь сложное ниндзюцу. "Оинин" перемещался из одного зеркала в другое, забрасывая его сенбонами из льда и металла. Саске, используя стиль Мягкой Руки, благодаря шарингану успевал отводить снаряды юркого ниндзя от своего тела, но так долго продолжаться не могло. Бой на истощение Саске выдержать определенно не мог. У него просто не хватило бы чакры, ведь противник был явно старше его самого, хоть и ненамного, судя по его голосу. А уж тем более Саске не мог долго отбиваться на пределе своих физических возможностей тела. Дело в том, что несмотря на ежедневные, продолжительные, многолетние тренировки, он просто не мог сражаться с противником на равной скорости с равными затратами чакры. Этот фальшивый оинин, который за счет пространственной техники мог многократно увеличивать свою скорость передвижения, просто меньше выматывался, атакуя его и прячась в ледяных зеркалах. Подобно тем двум ниндзя, которые прятались в луже воды пару дней назад.

"Пора с этим покончить," – напряженно обдумывал сложившуюся обстановку Учиха, отбивая очередной град острых иголок. – "Этот шиноби и правда не хочет меня убивать, что весьма странно. Похоже он рассчитывает на то, что от ран я выдохнуть и сам сдамся. Наивный глупец. Я покажу ему, что не стоит недооценивать представителя клана Учиха."

      Саске внезапно ускорился, используя неизвестную в этом мире технику шагов, и поймал за шею пролетающего мимо него противника, резко изменив направление его полета. Прокрутившись вокруг своей оси, он впечатал его в обмороженную землю под своими ногами, выбивая от удара воздух из легких туманника.

      Пока деморализованный враг не пришел в себя, Саске, двумя пальцами, средним и указательным, нажал на несколько точек на шее противника. Тот содрогнулся всем телом, его взгляд под маской затуманился, а затем он потерял сознание. Техника Ледяных Зеркал начала разрушаться. Ледяные прямоугольники, до это парившие в воздухе, пошли серией трещин и упали на землю, окончательно разбиваясь.

      Недолго думая, Саске достал свиток из подсумка, медлить не имело смысла. Используя пару печатей, он активировал рисунок на свитке. С тихим хлопком тело шиноби исчезло, запечатавшись в тюремный свиток Учихи. Все, следующие четыре часа можно было не беспокоиться о том, что противник внезапно нападет. Этот Юки Саске был нужен живым, желательно в здравом уме и трезвой памяти.

***



– Хаку проиграл? Но как?! – воскликнул Забуза. Для него проигрыш Хаку был личным оскорблением как её наставника. – "Как она, мое лучшее оружие, та чьи способности во многом уже сейчас превосходят даже мои собственные, могла проиграть какому-то мелкому пацану, который младше и явно слабее чем она сама?! Немыслимо."

– Я же тебе говорил, Момочи Забуза. Не смей недооценивать мою команду. Саске, лучший ученик прошлого года и признанный гений Конохи. Ты думаешь он просто малолетка? Я тебя растрою, но на второй день нашего знакомства ему удалось ранить меня, одного из лучших джонинов деревни. Понимаешь? Твой Хаку, просто талантливый мальчик по сравнению с тем, кто является гением от рождения.

      Под прикрытием Тумана Забуза рванул к берегу, нужно было прикончить, этого Учиху как можно быстрее и забрать свиток с Хаку. Он оставил своего клона кружить вокруг джонина Конохи, сбивая его с толку, но это ненадолго. Максимум секунд на двадцать, однако этого будет достаточно, чтобы он добрался до генина и прикончил его.

– Ты ещё не осознаешь этого Забуза, но, ты уже проиграл, – раздался голос за его спиной, в следящее мгновение Забуза почувствовал чудовищную боль в груди. Харкая кровью, он опустил глаза вниз. Рука Хатаке Какаши, окутанная молниями, навылет пробив его спину и грудь, пронзила сердце.

"Чёртов копипаст, гендзюцу! Как я мог не заметить этого раньше?" - Какаши отскочил в сторону от раненого противника. Даже умирая змея может укусить, не говоря уже о человеке. - "Прости, Хаку, но похоже, что в этот раз мы больше не увидимся."

***



– Все закончилось? – спросил строитель хриплым голосом, восстанавливая сбитое дыхание от долгого бега по лесу.

– Да, Тазуна-сан, на данный момент все закончилось, – подтвердил Наруто. – Но не расслабляйтесь, Гато может послать ещё наемников и тогда вам снова будет угрожать опасность. Ещё долго идти до вашего дома?

– Тут совсем рядом, почти пришли.

      Дом Тазуны был небольшим. Он был двухэтажным и располагался на берегу моря. Даже не так, этот дом был на сваях, а потому, можно так сказать, располагался в море, но вплотную к крутому берегу. Дома их уже ждали. Молодая, симпатичная девушка лет 22-25 на вид, с длинными черными волосами, у нее были темные, почти черны глаза. Одета девушка была в простую хлопчатую майку белого цвета с синей окантовкой по краям и синюю юбку, чуть ниже колен.

– Привет, Цунами! – поздоровался, протрезвевший за время долгого бега, Тазуна.

– Отец?! Слава богам, ты жив!

– Эти молодые шиноби спасли мне жизнь!

– Правда? – девушка перевела взгляд на двух подростков.

– Двое из них погибли славной смертью истинных шиноби, я не забуду эт…

– Заткнись, старый дурак! – воскликнул Наруто. – Они живы и скоро подойдут сюда, минут через пятнадцать. Точнее… Какаши сэнсэй, как передал клон, потерял сознание, так что Саске придется его тащить на себе всю дорогу.

– У вас раненые? – обеспокоенно спросила Цунами.

– Ничего серьезного, наверное, – пробормотал Наруто, оглядываясь в сторону леса.

– Что вообще произошло, отец? – недоуменно спросила Цунами.

– Пошли в дом, – тяжело вздохнув сказал Тазуна, – мы с дороги и очень устали.

***



      Умывшись и поев Хината вместе с Наруто устроились на деревянной дорожке пред домом, дожидаясь прихода Саске. Отдыхая, а заодно осматривая окрестности.

– Наруто-кун, а… почему ты так внезапно поменял свое мнение о Саске-куне? – внезапно задала вопрос Хината – Ведь всю дорогу, пока мы шли сюда, ты называл его вы… выпендрёжником и…

– Ко мне пришли воспоминания клона. Он сам едва не погиб Хината-чан, а я стоял и смотрел, не имея возможности что-либо сделать. Ведь это был всего лишь клон, а не я сам. У Саске все тело было изранено сенбонами. Часть из тех, которые в него метал тот парень в маске, он успевал отбивать, а вот некоторые… Он потерял много крови, но сумел перехватить противника в полете и оглушить о землю. Я бы так не смог. Знаешь, Хината-чан, именно в тот момент, когда Саске впечатал в землю того странного, длинноволосого парня, я вдруг понял, что просто не смог был его победить… Это было ужасно, я стоял и дрожал от страха. Я даже не видел движений противника Саске, а он, каким-то невообразимым образом, успевал отбивать сенбоны врага, хоть далеко и не все. Скажи мне, Хината-чан, почему Саске настолько силен? Что я делаю не так, чтобы не уступать ему? Почему, сколько бы я не старался, у меня не получается догнать его?

– Может потому, что ты не тем занимаешься?

– О чем ты?

– Ну… мне папа как-то рассказывал, что Узумаки были довольно известны в свое время, – она сняла протектор. – Видишь этот символ? Он был выбран как наш символ деревни в честь наших давних союзников, клана Узумаки. Их небольшая деревня располагалась в местности полной водоворотов. Она так и называлась, Деревня, Скрытая в Водовороте. Сейчас этого клана нет, их деревня была разрушена во время Третьей Мировой Войны шиноби. Наруто-кун, ты не безродный ниндзя. Просто ты делаешь не на то упор в своих тренировках. Это как со стихийными техниками. Например, если у тебя есть склонность к молнии, то это означает, что стихия молнии будет даваться тебе куда лучше остальных. Следовательно, если ты будешь осваивать противоположную стихию, то чтобы ей овладеть тебе придется приложить многократно больше усилий, для такого же результата как с молнией. Понимаешь? Узумаки были кланом, специализирующимся на создании фуиндзюцу. Может тебе попробовать поучиться создавать печати?

– Ты думаешь?

– А, что тебе остаётся? Саске-кун и правда талантлив, но его уровень боевых навыков не столько результат его таланта, сколько усердных тренировок на грани изнеможения. Он несколько раз терял сознание в спарринге со мной. Я приходила на тренировочную площадку, а он уже какое-то время тренировался. Я уходила, а он продолжал тренироваться. Думаю, что долго он так не выдержит.

– Саске и правда так много тренируется? – недоверчиво спросил Наруто. – Я думал он только хвастаться и может.

– Да, и это меня беспокоит, Саске-кун просто одержим жаждой силы, – покачала головой Хьюга. – Боюсь, он может и сам пострадать, просто сломавшись от таких нагрузок.

***



      Какаши очнулся ближе к ночи, в бою с нукенином Тумана он заработал сильное чакра истощение, из-за использования шарингана. Саске и сам был далеко не в лучшем виде после боя. Только успел отдышатся, и восстанавливая сбитое дыхание, как почувствовал затухание чакры противника сэнсэя. Похоже, он его все же смог одолеть, вот только и сам на ногах остался ненамного дольше. Он был в сознании, но не мог пошевелить собственными конечностями. Хорошо, что он упал на берегу, а не на поверхности воды. Так бы и утонул. Саске создав теневого клона, отправил его за учителем, а сам поплелся по следу, оставленным Наруто и Хинатой. Точнее даже не ими, а Тазуной. Ведь он бежал через кустарник не разбирая дороги, оставляя за собой четкий, проторенный след.

      Спустя пол часа его встретил Наруто и помог донести тяжелое тело учителя до дома лучшего-строителя-мостов. Обед уже был готов, а потому Саске решил плотно перекусить. Потом его еще долго расспрашивали о бое, и даже успевал отвечать, при этом не отвлекаясь от еды, но будем честны, он был не в том состоянии, чтобы вести праздные беседы. С Какаши все будет в порядке, а по этой причине Саске просил за него не беспокоиться. Его собственные раны были куда серьезнее, несмотря на лишь кажущуюся их пустяковость. Многие сенбоны пробили кровеносные сосуды и порвали в некоторых местах мышцы. Внешне - это была всего лишь небольшая ранка от металлической иголки, но вот внутри… Если бы в их команде не было медика, самого Саске, то через несколько дней все могло обернуться резким повышением температуры тела, затем лихорадкой и смертью от внутреннего кровотечения. Это несмотря на то, что шиноби сами по себе существа довольно живучие и их метаболизм заметно выше, чем у обычных людей.

      Следующие четыре часа Саске отдыхал на предоставленном ему Цунами футоне, временно встав лишь затем, чтобы перезапечатать пленного Туманника. Он не просто бездельничал, нет, он думал, а подумать было о чём. Первое и самое важное, как сохранить жизнь туманнику, когда очнувшийся Какаши решит его допросить?

      В лет десять (два с половиной года назад) Саске решил купить кусочек чакрапроводящей бумаги. Она была дорогой, но вещью жутко необходимой, так как она позволяла определить склонность шиноби к той или иной стихии по наличии в его чакре преобладания большей стихийной составляющей.

      Существует пять основных стихий, они называются первичными и по сути являются наиболее сильными. При вливании чакры в бумагу она либо сгорает, что являлось наличием в чакре шиноби преобладания стихии огня, либо намокает (стихия воды), распадается на кусочки (ветер), сжимается становясь мятой, (молния) или рассыпается пылью (земля). Однако в случае с Саске его кусочек чакро бумаги покрылся инеем и разбился на осколки.

      Существуют так же вторичные стихии, появившиеся на основе первичных, такие как лава, лёд, дерево, пар, шторм и магнетизм. Они слабее первичных, но намного универсальнее и охватывают значительно большее количество вариантов применения, нежели первичные стихии. Отдельной строкой идут стихии на основе улучшенного генома. Техники, созданные на его основе, невозможно скопировать даже с помощью шарингана, так как для их применения требуется все тот же улучшенный геном.

      Что такое вообще улучшенный геном? Это привязанная к крови шиноби какая-либо генетическая особенность организма, передающаяся по наследству. Например, клан Юки отличался от прочих тем, что они имели врожденную склонность к управлению льдом, к тому же созданный ими лед был многократно прочнее того, который могли сотворить те, кто освоил эту стихию самостоятельно, смешивая в нужных пропорциях преобразованную чакру в стихию воздуха и воды.

      Улучшенный геном давал владельцу врождённый талант к управлению стихией, или уникальную физиологическую особенность. Саске, являлся потомком клана Учиха, в котором почти все поголовно рождались со склонностью к стихии огня, катону. Каково же было его удивление, когда чаропроводящая бумажка покрылась инеем, а затем рассыпалась ледяной пылью.

      Однако мало иметь просто склонность к стихии, нужно ещё уметь применять техники на основе этой стихии. Знать нужные печати или своим умом придумать как, трансформируя лед, придать ему различные свойства. Превратить все эти манипуляции в рабочую технику с эффективным применением. А это ой как непросто.

      Нужно иметь врожденный талант к манипуляции чакрой именно в этом направлении, чтобы самому, с нуля, создавать новые техники. Таким был Второй Хокаге, Тобирама Сенджу. Таким был Четвертый Хокаге, Намиказе Минато.

      Саске сомневался, что является таким же уникумом как предыдущие Хокаге. До сегодняшнего дня ему помогал опыт прошлой жизни, но что такое грубая работа с внутренней энергией мастеров боевых искусств и филигранная манипуляция отдельными потоками чакры в чакраканалах? Небо и земля, если по существо, вот она, разница.

      Многие из тех боевых техник, что он знал из прошлого, он уже давно улучшил и усовершенствовал, так как чакраканалы сами по себе многократно упрощали контроль над техникой. Тот же Сейсмический Шаг и Душе Сокрушающий Удар по своей смертоносности и эффективности сейчас уже перешли в разряд запретных техник, так как при попадании не оставляли шансов противнику выжить. Если только врагом окажется не человек. Полное превращение в кашу внутренних органов убьет любого шиноби, даже если он Хокаге. И самое страшное, от этих техник невозможно было защититься. Их убойная сила была столь велика, что легко игнорировала укрепление тела чакрой. Использовать их в обычной спарринге все равно, что использовать сильнейшие техники S ранга только для того, чтобы размять затекшие мышцы. Выглядит эпатажно, но абсолютно безумно. А потому Саске, прикинув все за и против, после первого же испытания отказался от их применения, если только не решит действительно убить своего противника.

      Еще одним недостатком этих техник стала резко возросшая требовательность в количестве чакры для их эффективного применения. Когда Саске только пытался заново освоить этот прием, он отметил, что при низком контроле, техника не приносила существенного результата, так как в этом мире любой объект имел сопротивляемость к внутренней энергии. Эффективность техники возрастала в прогрессии от уровня контроля над чакрой и объёмом вкладываемой энергии.

      Для эффективного применения Сейсмического Шага и Душе Сокрушающего Удара, требуется значительное количество чакры и высокий уровень контроля. Но оказалось, что чем выше контроль над техникой, тем больше требуется чакры для одного и того же результата, схожего с тем, что был в его прошлой жизни. Для пацана двенадцати лет отроду затраты на технику были запредельны, почти треть его резерва. Это уже было слишком.

      Именно по этой причине Саске до поры до времени решил переключиться на свою уникальную врожденную особенность, стихию льда. Откуда она у него появилась, Саске не знал, но, похоже, далеко не все из Учих были благочестивыми женщинами и вполне возможно любили погулять на стороне. Ну а как ещё он мог объяснить появление в его крови улучшенного генома клана шиноби из деревни, Скрытой в Тумане?

      Однако, как подступиться к освоению этой стихии он не знал. Не знал нужных печатей, не знал нужных тренировок на преобразовании стихии в лед, не знал нужных тренировок на контроль этой стихии. Опытным путем, по аналогии с освоением других стихий, Саске смог разобраться как замораживать воду, однако существенного контроля над самим льдом он так и не смог добиться, именно по этой причине ему был жизненно необходим источник полезной информации… или учитель. Этот пленный Юки мог оказаться и тем, и другим. Родственник, как ни как, хоть и дальний.

      На следующее утро Саске проснулся усталым и не выспавшимся. Дергаясь каждые четыре часа, чтобы влить свою чакру в свиток, чтобы продлить действие запечатывающего эффекта, не прибавляет не сил, не настроения.

– Доброе утро, Саске-кун. – поздоровалась сонная Хината, потирающая заспанные глаза и мило зевающая - Ты уже встал? Так рано?

– Да, скоро завтрак, нужно будить остальных. Сегодня у нас будет много работы. – если Гато обнаружит, что его убийцы не справились с заданием, могут прийти ещё шиноби и попытаются снова организовать покушение. Это было очевидно не только Саске, но и проснувшемуся Какаши.

      Завтрак прошел в напряженной обстановке, какие улыбки и какое веселье, когда вчера столько крови пролилось, когда тебе чуть голову тесаком не отрезали? Наруто, Саске и Хината чувствовали себя подавленно.

      Саске хоть и справился в одиночку со своим противником, но парень то знал, что ему просто повезло. Он победил этого Юки только потому, что использовал фактор неожиданности за счет неизвестной шиноби техники быстрого перемещения в пространстве. В ином случае его бы ждала бы позорная смерть от банального истощения.

      Наруто был удручен своими навыками как тайдзюцу, так и ниндзюцу и ему просто было стыдно признаваться самому себе в своей слабости.

      Хинате было хуже всех. Девочка впервые узнала, что такое настоящая жизнь шиноби и ей было невыносимо от того, что она оказалась абсолютно бесполезна. Настолько слаба духом, что не смогла заставить себя помочь своей команде в схватке с вражеским шиноби.

– Какие планы у нас на сегодня, Какаши-сан? – поинтересовался Тазуна, когда завтрак был закончен. – Сегодня я собираюсь пойти на стройку, сообщить людям, что они могут продолжить работу. Что скажете?

– Вполне неплохая идея, Тазуна-сан. Я пока не вполне в форме. Еще не успел оправиться от предыдущей схватки, однако с вами может пойти один из моих учеников. Наруто, как, справишься?

– Яху! Да, конечно же Какаши сэнсэй! – воскликнул блондин, подскочив со своего места.

– Спокойнее, Наруто. Тебе предстоит ответственное дело, охрана большого объекта от посягательств его разрушить вражеских диверсантов. Там могут оказаться и шиноби. Причем по силе, не уступающим вчерашним.

      После этой фразы, произнесенной спокойным голосом, сидячим в постели учителем, Наруто как-то быстро успокоился и поумерил энтузиазм. Уж слишком свеж был в памяти вчерашний бой.

– Ну, не расстраивайся так, – Какаши улыбнулся единственным видимым глазом. Как он это делает всей команде было решительно непонятно. – Не все так плохо. Гато потребуется несколько дней, чтобы понять, что его наёмники провалили задание. Так что сегодня вряд ли стоит ожидать нападения. Однако твоя задача защитить строителей от наемников Гато, не обладающих чакрой. Проще говоря простых людей. С теневыми клонами у тебя недолжно возникнуть с этим проблем. Ты вчера себя хорошо проявил в качестве командира отряда малых групп. Справишься?

– Да, Какаши сэнсэй, – подтвердил блондин. Поклонившись он рванул к выходу. Все необходимое было уже при нём.

– Хината, у меня к тебе будет другое задание, – девочка внимательно слушала учителя, стараясь ничего не пропустить. – Твоя задача на сегодня патрулировать территорию вокруг дома Тазуны-сана и время от времени поглядывать бьякуганом, подмечая перемещение источников чакры на местности. Если увидишь скопление источников чакры приближающееся непосредственно к дому, сообщи.

      Хьюга кивнула, встала и последовала на выход вслед за Наруто, предварительно зайдя в свою комнату взять подсумок с кунаями и щурикенами.

      Саске уже понял, зачем Какаши с утра пораньше решил занять генинов делом, чтобы не было времени хандрить и заниматься самобичеванием. Пусть лучше думают, что у них важное дело, и они приносят пользу, чем чувствуют свою бесполезность.

      Особенно это было важно для закомплексованной Хинаты. Саске с удивлением открыл для себя и другую сторону семейных отношений в клане Хьюга. Принцессу клана и старшую из своих дочерей, Хиаши, глава клана, считал слабовольным бездарем, ни на что не годным и откровенно стыдился её слабости. Впрочем, как и Саске, до недавних пор.

      Сестра Хинаты, Ханаби, проявила себя гораздо более рациональной, сдержанной и умелой, в плане политики, несмотря на то, что на два года младше. Хината привыкла быть всегда на вторых ролях, всеми недооцениваемая она чувствовала себя неуверенно и не могла побороть природную робость. Вчерашний бой для не стал экзаменом, который она с треском провалила и сейчас ей больше чем тренировки навыков или слова поддержки требовалось материальное подтверждение её нужности, её полезности, нечто, что даст ей понять, что она не является балластом в их команде.

      Иначе она может в один прекрасный день просто сломаться. Для шиноби битва с самим собой и собственными предубеждениями извечная проблема. Нет для шиноби худшего врага, чем неуверенность в собственных силах. Даже самоуверенность можно побороть, просто проиграв разгромно в схватке с кем-либо. Но чтобы взрастить в себе стержень, порой требуется многократно большее количество усилий.

      Однако не это было главной причиной, по которой Какаши отослал двух генинов из свой команды. Он чувствовал, что Саске хочет с ним поговорить, желательно без свидетелей. Причем поговорить серьезно. Он уже понял, что с этим подростком не все в порядке, ведь мыслил он более зрело, взвешенно и рационально, чем положено ребенку. Что впрочем неудивительно, пережив гибель собственного клана на своих же глазах. Какаши сам был еще ребёнком, когда оказавшись на войне собственноручно проливал кровь, в возрасте ещё более нежном чем сейчас Саске. Так что он мог его понять. Хатаке уяснил для себя одну простую истину, что в разговоре с конкретно этим Учихой нужно вести себя предельно серьезно, если он хочет заручиться его доверием. Отношение к себе, как к маленькому ребенку, он не потерпит.

– Ты ведь, что-то хотел сказать, Саске? Говори, я тебя слушаю.

– Догадались, да? Я… – парень не знал, как начать разговор и если честно, не знал, как выразить свои мысли. За эту беспокойную ночь он уже успел несколько раз обдумать предстоящий разговор, но именно сейчас все мысли, как будто бы нарочно, сбежали из его головы, оставляя звенящую пустоту внутри. – я по поводу вчерашнего. Точнее нашей пленницы.

– Ты говорил с ней?

– Да, предварительно нарушив ток чары в основных узлах чакрасистемы, чтобы она не могла создать какую-либо технику на одном волевом контроле.

– Так что ты хотел?

– Понимаете, у каждого из нас есть свои секреты. Взять хотя бы вас. Я не стану спрашивать, откуда у вас шаринган, хотя после той резни в своем квартале я имею полное право знать, откуда, он у вас появился, при условии, что вы не являетесь потомком нашего клана. У меня тоже есть одни небольшой секрет. – Саске взял с обеденного столика стакан с водой и одним волевым действием, используя чакру, преобразовал её в чакру холода и заморозил воду. – Как видите, мы с вами в чем-то похожи.

      Для Какаши это откровение было неожиданным. Нет ничего удивительного в том, чтобы с помощью чакры замораживать что-либо, так работают большинство холодильников в деревне шиноби, чисто за счет фуин печатей, нанесенных на внутреннюю сторону морозильной камеры. Но вот чтобы без ручных печатей, да на одном волевом контроле… Он начал понимать к чему клонит его ученик.

– Понимаете? У нас в Конохе нет шиноби, умеющих применять хьётон и тех, кто хотя бы знает техники на его основе. Это моя основная стихия, а мне просто критически необходим учитель.

– Переходи к сути.

– Её зовут Хаку, она потомок уничтоженного вовремя Третьей Мировой Воны клана Юки, из Страны Воды. Официально она не является шиноби, и не принадлежит к какой-либо из скрытой деревень, потому заявить права на неё просто некому. Учитывая, что по закону, шиноби, принадлежащий к одной из скрытых деревень, может делать с вольным шиноби, при победе над ним разумеется, все что угодно, я хотел бы заявить на неё свои права.

– Вот как? – удивился Какаши, и даже не столько сделанным предложением, сколько осведомленностью Учихи о тонкостях некоторых специфичных законов. – А это неопасно? Подумай сам, что ты будешь делать, если она захочет отомстить?

– Хаку потеряла волю к жизни. Как выяснилось, после получасового разговора с пленной, Момочи Забуза был для неё не просто спутником, а учителем, который заменил ей отца. Новость о его гибели стала для нее ударом, так как целью её жизни, до этого, было служить Забузе совершенным оружием. Сомневаюсь, что она захочет отомстить, скорее покончит жизнь самоубийством, так как у неё слишком мягкий характер, не свойственный шиноби.

– Очень интересно, – Какаши задумчиво почесал подбородок, скрытый тканью маски на лице. – Что еще удалось выяснить?

– Как и говорил Тазуна, Гато довольно состоятельный человек. Им был сделан заказ нукенину и его спутнику на устранение архитектора моста, который должен был соединить островное государство с материком. Задача была на первый взгляд довольно простая, найти и устранить Тазуну. Но тут, как выяснилось, у него появилась охрана. Первоначально по плану Забуза должен был напасть в одиночку, чтобы провести разведку боем, Хаку должна была под личиной оинина из скрытого Тумана забрать тело нейтрализованного Забузы или же, при удачном стечении обстоятельств, ударить в спину группе прикрытия и устранить охрану Тазуны. Мое вмешательство помешало Хаку напасть на Тазуну, а успешная нейтрализация во время боя не дала прийти ей на выручку учителю. До того, как я её снова погрузил в сон и запечатал, она была в абсолютно разбитом состоянии.

– Но оставлять вражеского шиноби живым – опрометчиво.

– А уничтожать последнего представителя клана, носящего в своей крови улучшенный геном стихии льда, ещё более глупо и опрометчиво. Вы не сможете помочь мне в освоении моей врожденной особенности. Я не знаю откуда у меня взялись схожие способности, но так у меня будет хотя бы возможность освоить свою стихию.

– С чего ты вообще решил, что она станет тебя учить? Ты же её враг, союзник убийцы её учителя. С какой стати она возьмётся обучать шиноби, поспособствовавшего гибели близкого ей человека?

- С такой, что она выросла как шиноби и прекрасно понимает, что все мы ходим под одним солнцем. Каждый из нас живет так, как может, но мы не выбираем как нам умереть. Рано или поздно найдется тот, кто оборвет наши жизни. Такова судьба любого шиноби. Они сами подписались на это задание, им просто не повезло. Два человека имеющих додзюцу, для них это было перебором. Хаку нужна новая цель в жизни и служение мне не самая худшая из возможных участей, которая уготована потомку клана шиноби. С таким же успехом она могла попасть в застенки какого-нибудь исследовательского центра и стать жертвой экспериментов.

– Интересные у тебя познания об окружающем мире. Откуда, если не секрет?

– Старые отчеты, читал как-то документы отца. Не только беглый санин Орочимару вел эксперименты по передаче генетических способностей от одного шиноби другому, но и многие другие кланы. Кто тайно, а кто и явно – это далеко не секрет. Просто мои сверстники о многом не догадываются, пока что.

– Я хочу попросить тебя о подобном не распространяться, для твоего же блага. В нашем мире не любят слишком осведомленных людей. Что же касается этой Юки… Мне нужно подумать, а потом с ней лично поговорить. Все-таки приводить неизвестного человека в деревню шиноби, обладающего навыками ликвидатора – не самая разумная затея. С другой стороны, в твоих словах есть разумное зерно. Если ты не ошибся и твоей основной стихией является лёд, то у нас просто нет для тебя учителя с такой особенностью чакры. Я поговорю с Хокаге, вполне возможно он сможет сделать исключение, при условии, что все формальности будут соблюдены.

      Саске облегченно выдохнул, самое сложное оказалось позади. По недавнему разговору, который состоялся между ним и Хаку этой ночью, Учиха успел сделать для себя некоторые выводы насчет этой Юки. И как шиноби и… как девушки вообще. Он на неё имел значительно большие планы, нежели рассказал Какаши.

      Саске был предельно серьезен, когда говорил, что собирается возродить свой клан и иллюзий не питал по поводу того, откуда берутся дети. Сейчас ему только двенадцать с половиной, но через полтора года он будет уже достаточно зрелым юношей для тех самых взрослых отношений. Вокруг него, ещё с начала учебы в академии, крутилась куча разных девчонок, которые томно вздыхая поглядывая в его сторону. Многие из их родителей втайне надеялись, что неискушенный в амурных делах юноша, как только начнется переходный возврат, пойдет в разнос и закрутит роман, возможно выбрав себе в пассию именно их дочь. Им даже ненужно было богатство его клана, им нужен был шаринган в глазах у их внука или внучки, даже если ребенок будет исключительно незаконнорождённым. Подобные мелочи их не особо волновали.

      Ещё будучи маленьким, пятилетним пацаном он часто слышал разговоры взрослых в их клане, по поводу того, на какие ухищрения готовы пойти многие куноичи, лишь бы забеременеть от представителя клана Учиха и получить таким образом в свой клан шаринган.

      Будь он просто наивным ребенком, с совершенно иными интересами в жизни, то вряд ли обратил бы внимание на эти разговоры. Какое ему было бы дело до глупостей взрослых? Однако, как раз именно в этом возрасте к нему и вернулась память о его прошлой жизни. Накатила как лавина, безвозвратно меняя личность и восприятие реальности. Вроде бы все ещё и тот же Саске, который был раньше, однако от пережитых воспоминания сильно изменившийся, повзрослевший, ставший более жестким и замкнутым.

      Ну а после бойни, устроенной через год, тот Саске, который все еще в нем оставался от маленького, наивного ребенка, окончательно умер, уступив место более взрослому, циничному существу. Которого также не пощадила жизнь в прошлом. У которого было не менее тяжелое детство, чем у самого Саске, но у которого был внутренний стержень, не позволивший ему сойти с ума или окончательно сломаться. Вроде бы ребенок, вроде бы и поведение мальчишки, а вот думает и рассуждает он совершенно не свойственно своему возрасту.

      Хаку идеально подходила на роль матери ребенка, рожденного от него. Потомок клана Юки с улучшенным геномом стихии льда в крови. Бесклановая шиноби, не принадлежащая ни к одной из скрытых деревень, а это означает, что она незаинтересованная сторона.

      К тому же, после пережитой психологической травмы, девушка была не в том состоянии, чтобы плести интриги и заговоры. Ей нужна новая цель в жизни. Ну а какая может быть цель в жизни у юной куноичи, вошедшей в тот самый возраст? Возраст, когда хочется любви и романтики, когда девчонки все поголовно мечтают о семье и детях, а не о сражениях с противником посильнее и могущественных техниках, в независимости от того шиноби они или простые люди. Для Хаку её собственных ребенок станет новым маяком, позволяющим найти цель для жизни.

      Думаете наивно? Вовсе нет, иначе для такой мягкосердечной девушки как Хаку остается лишь один выход - самоубийство. В худшем случае - безумие. Среди шиноби нет вменяемых людей по определению, в той или иной степени они все психи с кучей фобий и закостенелой от времени паранойи. Их жестокость и беспощадность лишь скорлупа, не позволяющая сломаться под грузом вины от осознания совершенных преступлений. Особенно это касается молодых шиноби, не достигших зрелого возраста. Порой беспощадное убийство ни в чем неповинных крестьян, в чужой стране, ломает психику намного лучше, чем любое, даже самое изощренное гендзюцу.

      Да, это не относится к откровенным отморозкам, которые наслаждаются убийствами других людей, однако они лишь исключение подтверждающие общее правило – среди шиноби нет вменяемых людей. Уже по своей природе шиноби не совсем люди, хоть на них внешне и похожи.

      Саске все это прекрасно знал, по личному опыту. Сам был на их месте, когда являясь одним из сильнейших мастеров боевых искусств страны, своими же руками убил собственного учителя, которым безмерно дорожил. Это его почти сломало и только рождение двойни малышей его девушкой, Сосул, помогло как-то найти новый ориентир в жизни. Ведь все, о чем он тогда мечтал, после убийства учителя, это уйти вслед за ним. Груз вины за убийство одного из самых дорогих ему людей был несоразмерен. Он мечтал лишь о том, чтобы его убили, тем самым искупив его вину и принесли избавление от пытки совестью.

      О, его тогда абсолютно не волновало, что учитель был по большей части безумен и лишился рассудка из-за своей неспособности контролировать сильнейшую технику распределения внутренней энергии, Границу Черного Источника, вершину техники Черных Небес и Земли.

      Так что для Хаку, которая в первую очередь винила себя в слабости и неспособности защитить дорого ей человека, возможность начать жизнь с чистого листа была единственно возможным выходом, чтобы сохранить себя, как личность.

      Прошло два дня. Два дня в напряженном ожидании неизвестного. Какаши уже немного оправился от истощения и мог ходить на костылях по дому. Недолго думая он решил занять генинов полезным делом, тренировками. Пока один из них охранял мост и строителей, остальные должны были тренироваться. Как именно? О, все просто, он решил обучить их ходить по деревьям. Но, как выяснилось, Саске уже умел это делать. И даже больше, он не напрягаясь прошел по поверхности воды, даже не намочив сандалии.

      Наруто, одержимый идей ни в чем не уступать Саске, до полного изнеможения, целый день пытался научиться ходить по деревьям. Но с его-то упорством неудивительно, что даже при очень плохом контроле, у него это получилось сделать за один день. Другой бы, на его месте, уже сдался.

      Хинате было значительно проще. Всего пол часа ей потребовалось, чтобы научиться удерживать себя на дереве при помощи чакры и ещё час, чтобы спокойно ходит по нему, без рук. С её прекрасным контролем чакры провернуть подобный трюк было довольно просто. Куда сложнее наработать постоянный навык, вбивая его на уровень рефлексов.

      Тазуна развил бурную деятельность, стараясь закончить строительство как можно быстрее. Он искренне надеялся, что как только строительство моста будет завершено, Гато оставит свои попытки его убить. Наивный, кто же ему мешает заказать подрыв моста взрыв печатями? Да никто, и Саске это прекрасно понимал.

      Пару раз приходили несколько отрядов бандитов, которые хотели припугнуть рабочих, угрожая им катанами из метала откровенно паршивого качества. Вот только Саске не церемонился и впервые в этой жизни совершил умышленное убийство. Он мог их и не убивать, но сам понимал, что рано или поздно это произойдет и нужно уже сейчас давить собственную брезгливость и природное отторжение к убийству себе подобных. Нужно просто перебороть себя, вот и всё. Со времени это станет скучной рутиной его будних шиноби. Одним десятком покойников больше, одним меньше, какая разница?

      К тому же чисто морально он уже был подготовлен к виду окровавленных мертвых тел. Далеко не всегда удавалось ирьенинам в госпитале спасти жизнь пострадавшему шиноби. Да, это были первые жертвы на его совести, и он бы соврал, если бы сказал, что ему было все равно. Саске ещё долго бил мандраж после убийства первой тройки бандитов. Однако, совесть его не мучала, они были сами виноваты, раз решили перейти ему дорогу. Этакий самообман психики, мол одних убивать можно, а других нельзя. Ну а как иначе, если ты не хочешь сойти с ума или в конечном итоге превратиться в кровожадного барсерка?

      Какаши, после обстоятельного разговора с Хаку, больше походившего на допрос, дал разрешение на то, чтобы девушка отправилась с ними в древнею, после выполнения их задания. Поначалу она не хотела идти с ними, но Саске смог её убедить, что для неё это лучший выход из возможных. К тому же он ей пообещал безбедную жизнь и защиту от посягательств в её сторону от окружающих.

      Хаку тогда лишь грустно улыбнулась. Ну да, слова Саске были очень ироничны, особенно после того, как его команда, при его непосредственном участии, отняли самое дорогое, что у неё было. Саске тогда не стал юлить и четко объяснил ей, что ему от нее нужно. На всякий случай умолчав о долгосрочных планах. О, она была непросто удивлена, она была шокирована новостью, что у неё… есть родственник. Дальний, да, но родная кровь. Её взгляд в этот момент был неподражаем. Столько эмоций, от осознания того, что она не одинока в этом мире, и такая пустота, последовавшая за ними. После осознания, что именно он причастен к смерти её учителя.

      Ей нужно было время, чтобы все обдумать, чтобы в конце концов смириться с тем, что произошло. Она не держала на него зла, так как сама же сражалась за свои мечты и идеалы. Просто горько осознавать, что единственный в мире родной человек оказался причастен к гибели её приёмного отца. Такова жизнь шиноби, она жестока и несправедлива в самой своей основе.

      На пятый день, после схватки на берегу, к мосту пришел огромный вооруженный отряд, более чем из полусотни человек.

      В этот день они дежурили вдвоем с Наруто. Узумаки ходил вдоль опор моста, фонтанируя ни с чем не скрываемой радостью. Ему удалось научиться ходить по воде. Потратив на это целых три дня, благодаря клонам и своему просто монументальному упорству, Наруто все-таки смог это сделать. Сегодня утром он впервые встал на поверхность воды и ни разу не провалился в неё.

      Время близилось к обеду, солнце начинало подпекать и ставшим привычным утренний туман, развеялся. Все утро молодой Учиха скучал, прохаживаясь время от времени по мосту, поглядывая за работой каменщиков. Сейчас он сидел на парапете и всматривался в край горизонта, когда внезапно почувствовал, что в сторону моста движется огромное количество слабых источников чакры. Рабочие обедали здесь же, на мосту, не расходясь по домам, чтобы поесть, так что нежданные гости были однозначно восприняты как угроза.

      Так оно и оказалось. Разномастный отряд людей, бандитской наружности, которые даже не срывали своих намерений и держащих в руках обнаженное оружие, вышел из-за деревьев и неспешно двинулся к мосту. Возглавлял их не высокого роста мужчина, средних лет, с густой гривой каштановых волос. Одет он был в дорогой, черный костюм и золотую рубашку. Судя по всему, из настоящего золота, а не позолоченного шелка. Глаза его прикрывали черные круглые очки. В правой руке он держал деревянную трость на которую сейчас опирался, разглядывая необычного мальчишку, что сейчас сидел на парапете, не далеко от начала моста. Не то, чтобы ему была нужна трость, он спокойно передвигался и без неё. Просто она была необходима для статуса и антуража, нежели имела реальное практическое применение.

      Саске тоже сейчас разглядывал незнакомцев и постепенно начинал понимать, что прикончить ТАКОЕ количество вооруженных людей, без приложения определенных усилий, будет ой как не просто. Они его банально толпой задавят. Свиснув вниз, Учиха привлек внимание Наруто и махнул рукой, указывая на приближающийся отряд. Блондин кивнул и лихо забежал прямо по одной из опор моста на самый верх.

– Видишь вон того мужика в очках? Похоже это и есть заказчик убийства Тазуны.

– Га-а-то! Так вот как выглядит этот ублюдок, который приказал убить отца Инари!

      На эту яростную тираду Саске лишь кивнул. Инари был тем самым внуком Тазуны. Его приёмный отец, Кайза, был показательно убит на глазах ребенка. А все из-за того, что тот пытался помешать Гато подчинить себе Страну Волн, демонстративно выразив свое неуважение ему.

      Саске особенно запомнился день их знакомства. Инари, вернувшись домой, застал новых гостей, ужинающую группу шиноби, охрану деда. С могильной интонацией в голосе он с порога сообщил их команде, что все они умрут. Это было… впечатляюще. Мол Гато настолько опасен, что его победить невозможно.

      Восьмилетний пацан, после смерти отчима, потерял всякую веру в то, что от этого мафиози будет избавление, хоть когда-нибудь. Впрочем, как и многие в тот злополучный день. Показательное отрубание рук живому человеку, а затем и головы – хорошо отбивает всякое желание перечить таким беспощадным убийцам.

      И вот сейчас этот теневой король преступного бизнеса похоже вконец утратил всякое терпение и решил лично разобраться с назойливыми крестьянами. Предварительно прикончив двух детей, которые по недоразумению называются шиноби.

      На самом деле не было ничего удивительного, что простые люди сильно недооценивали шиноби и их способности. Сами ниндзя поспособствовали этому, чтобы простой люд не воспринимал их возможности всерьез. Да и мало знали они о их навыках, а потому высокомерное отношение Гато к шиноби было оправдано его неосведомленностью о реальной силе убийц из скрытых деревень. В ином случае он не рискнул бы лично явиться на поле боя, стараясь и дальше посылать отряды убийц и диверсантов.

– Смотрите кто тут у нас, – хмыкнув ехидно произнес высокий, загорелый мужчина лет тридцати. Его правый глаз был закрыт повязкой, который судя по всему он потерял в одной из схваток. – Два малыша, с протекторами. Думаете повязки шиноби на себя нацепили, так сразу стали профессиональными убийцами?

– Верно говоришь, Вараджи. – Согласно кивнул его напарник, молодой мечник, с длинными седыми волосами. Он был одет в льняную серую куртку с множеством нагрудных карманов. Серые штаны такого же фасона и шапку фиолетового цвета. Зачем ему шапка, в столь теплом климате, для Саске оставалось загадкой. – Эй, босс, может их… того?

– Убейте их, и побыстрее. У нас на сегодня много работы.

      Недолго думая, Саске сунул руку в подсумок и достал оттуда свиток. Резко развернув его, он положил свою открытую ладонь на центр свитка, исписанного фуин печатями, вливая в него чакру. С тихим хлопком появилась небольшая заплечная сумка, которая до отказа была забита щюрикенами. Затем, с безразличием поглядывая на приближающихся головорезов, сложил печать концентрации и рядом с ним появилась точная его копия.

      Саске не собирался щадить своего противника, так как понимал, что если Гато уйдет, то так и будет посылать убийц на их заказчика. К тому же, его врагами было самое настоящее третьесортное отребье. Простые люди, из которых лишь некоторые умели использовать чакру, и лишь двое из них владели кендзюцу, техникой боя с холодным оружие в руках, и применением собственной чакры для укрепления клинка, увеличивая с её помою атакующий потенциал холодного оружия.

      Кивнув клону на сумку, Саске первым взял из неё горсть острых звездочек и встал в стойку. Усилив мышцы чакрой, Саске начал с приличной скоростью метать щурикены в приближающихся головорезов. Бил он на поражение, так что неудивительно, что его противники, увидев появление ещё одной копии мальчишки и слегка растерявшихся поначалу, начали падать захлебываясь кровью с перерезанным горлом. Некоторым звездочки попадали в лоб, врубаясь в кость.

      Крики, вопли боли и проклятья разносились над мостом и водной гладью. Бандитов было много, и они, обозлившись из-за смерти соратников, рванули вперед, стремясь убить двух наглых малолеток. Но не тут-то было. Саске метал щурикены точно и каждый приближавшийся падал на землю нейтрализованный смертельной раной. Бандиты дрогнули, не ожидая такого сильного отпора и попятились. Не прошло и минуты с начала боя, а уже пятая часть из них лежала на земле, кто в конвульсиях умирая, а кто уже испустив дух.

      Тем временем Наруто, приготовившийся к бою, наблюдал за избиением бандитов. Он, поначалу, очень удивился, когда Саске, сам(!) подошел поговорить с ним на счет тактики, на случай внезапного нападения на охраняемый ими мост. Нет, сначала он конечно же кочевряжился и всяческих хотел показать свою молодецкую удаль, но Учиха быстро остудил его боевой пыл. Как у него это обычно всегда и получалось, всего парой презрительных реплик и констатацией очевидных для него фактов, с недовольным фырканьем.

      Первое, Наруто при первом контакте - бесполезен, только в ближнем бою. Саске намного лучше обращался с метательным оружием, в отличии от него, а потому право первым напасть на противника доставалось ему, несмотря на нежелание Узумаки в чем-либо уступать брюнету.

      Второе, задачей Наруто было подпустить противника поближе, а затем, создав побольше клонов, и шокировав резко возросшим числом, ликвидировать его, взяв численным превосходством. Нечестно? Наруто тоже так думал, но Саске напомнил ему, а честно ли это вообще, нападать из засады? Из-за подобного нападения Какаши Сэнсэй едва не погиб и с ними могло произойти тоже самое. И на этот раз Наруто пришлось согласиться с доводами вредного, черноволосого Учихи.

      Однако, сколько бы Наруто морально себя не подготавливал к будущим схваткам, лично он не воспринимал жизнь высококлассного шиноби как череду хладнокровных убийств, без сожалений. Ему, выросшему сиротой, подобное было пока не понять, в отличии от Саске. Тому с детства, буквально с младенчества внушали, что шиноби – ходячее оружие, а лучшая защита - это нападение. Убивать по приказу, без сожалений – рутинная работа всех джонинов. Нет, конечно же этим их обязанности не ограничивались, там была и доставка дорогостоящих заказов, и слежка, и шпионаж, и охрана важных лиц в конце концов, но именно убийства вызывали больше всего внутренних противоречий у любого человека, чисто с моральной точки зрения вопроса. И Наруто был несколько обескуражен тем, сколько вокруг него сейчас умирало людей. Он прекрасно понимал, что они не простые крестьяне или рыбаки, а бандиты, пришедшие сюда убивать, но от этого ему легче не становилось. Особенно его шокировала беспощадность Саске, его сверстника. Он даже не пытался нейтрализовать противника, нет, он старался именно убить.

– Что вы встали как истуканы?! – воскликнул Гато, прикрикнув на замешкавшихся подчинённых – Это всего-навсего пара чертовых малолеток. Прикончите их! За их головы я дам тройную плату!

      Дрогнувший строй бандитов заволновался и снова приготовился к атаке.

– Наруто, я оставляю их на тебя.

– Что?! – Изумился Узумаки, с какой стати этот высокомерный зазнайка решил отдать ему победу над почти побежденным им противником? Для Наруто подобное было очень подозрительным.

– Я займусь Гато и его охраной, именно он нанял всех этих головорезов, чтобы они пришли сюда и убили рабочих, включая Тазуну. Не сказал бы, чтобы мне этот пропитый алкоголик был по душе, но он наш заказчик и мы обязаны его защищать от любой угрозы. Если мы с тобой, сейчас, позволим Гато уйти и не воспользуемся шансом, то он снова может нанять шиноби на устранение Тазуны. Если честно, то я сомневаюсь, что в следующий раз мы сможем справиться с отрядом полноценных чунинов. А если это будут джонины... мы все умрем.

– Что… что ты хочешь сделать? – Неуверенно спросил блондин. Таким серьёзными и собранным Саске на его памяти был впервые. Обычно он строил из себя чванливого и высокомерного ублюдка, который с крыши башни Хокаге плевал на тех, кто недостоин топтать с ним рядом землю. Но именно сейчас Наруто обратил внимание на то, что это была маска. Перед ним был другой Саске. Спокойный и какой-то уставший, внутренне. В нем не было больше той спеси, что из него так и перла раньше. Он был холоден, собран, а взгляд его был спокоен и безразличен. Как будто все те бандиты, на которых он сейчас внимательно смотрел, были уже мертвы. Как будто последнее является незначительным недоразумением, которое в скором времени само собой решится. Наруто, такое внезапное изменение поведения Саске, пугало. Он думал, что все знает о нем, но похоже глубоко заблуждался.

      Да, у Наруто многое не получалось, он был непосредственным балбесом и хулиганом, но дураком он не был никогда. Наруто, пока что, был по-детски наивен, но это быстро проходило. Он взрослел и с каждым новым потрясением и пережитым испытанием, делал для себя выводы. Именно сейчас Узумаки понял, что слишком плохо интересовался тем, какой Саске на самом деле. Причины того, почему он хочет стать сильнее ему были известны, но он никогда не пытался на них взглянуть более критично, а не воспринимать "как бы между прочим". Именно сейчас, смотря на этого нового, незнакомого ему Учиху, Наруто начал понимать, что очень мало знает о том, кого всегда так хотел превзойти.

– Я с клоном прорвусь по краям моста к Гато, минуя охрану, и убью его, поставив точку в этом фарсе. Отвлеки их на себя, мне потребуется всего несколько минут, не больше, а потом, если понадобится, я помогу тебе добить оставшихся.

      Не дожидаясь, пока Узумаки в очередной раз начет умничать, Саске, вместе с клоном, сорвался с места, бросившись наперерез приближающейся вооруженной толпе. Он старался особо не разгоняться, чтобы не спугнуть Гато. И лишь, когда до приготовившихся к бою бандитов оставался десяток шагов, клон и сам Саске запрыгнули на поручни моста, по обеим от него сторонам, и на максимальной скорости побежали вперед, обгоняя вооруженную толпу бандитов, не успевших среагировать, и не ожидавших от пацана такой прыти. Они и так были удивлены появлением точной копии черноволосого мальчишки, так ещё он оказался просто неприлично быстр для его возраста.

      Тем временем Наруто решил не отставать от Саске и сложив печать концентрации влил в технику немалое количество своей чакры. Хлопок, и около четырех десятков его клонов появились рядом с ним. Бандиты не сразу сообразили, что теперь оказались в меньшинстве, так как были отвлечены пробегающим мимо них Учихой. Но вот послышались крики и панические вопли, часть из них обратили свое внимание на спутника их обидчика, блондина в странном, желтом комбинезоне. Точнее глазам якудза предстала целая толпа блондинов в рыжих комбинезонах. И самое жуткое, что все они держали в руках кунаи. Синхронный взмах и в сторону отряда разбойников летит град метательных ножей.

      Саске, обогнув вооруженную толпу, постепенно приближался к Гато все ближе и ближе, который с беспокойством смотрел на Учиху. Его охраняло четыре самурая, но Саске было понятно, что воинами они были так себе, нахватались вершков и лично ему угрозы особой не представляли. Он это понял по их запасам чакры, а также боевым стойкам. Лишь один из них, тот, чей правый глаз закрывала повязка, смуглокожий самурай с длинным, глубоким шрамом над левой бровью, вызывал у Саске легкий интерес. По запасу чакры он недалеко ушел от обычного генина Конохи. Однако, по одному его внешнему виду и манере себя держать было сразу ясно, что далеко не грубая сила и мощь техник являлась его основным достоинством, несмотря на наличие на­качан­ных мышц.

      Не останавливая бег, копия и оригинал синхронно замахнувшись запустили в полёт рой сенбонов, которые жалящими пчелами впивались в кожу мечников, протыкая тонкую одежду насквозь. Будь все они в стандартной броне, которую обычно носят самураи, то веса сенбонов не хватило бы, чтобы её пробить. Благодаря навыкам укрепления брони, истинные самураи могут игнорировать многие стихийные техники, они буквально соскальзывают с их доспехов, не причиняя вреда. Однако это были всего лишь любители, которые плохо знакомы с искусством воинов, а потому они абсолютно не умели сражаться в тяжелой и неудобной броне. Нет у них соответствующих навыков, подобных тем, которыми владеют воины Страны Железа.

      В другой ситуации Саске трижды бы подумал, прежде чем лезть в ближний бой с самураем. Им не составит труда на средней дистанции, парой техник на основе кендзюцу, разрезать его на несколько частей, не подпуская близко к себе. Но конкретно эти, "самураи", были по всем признакам дилетантами, что вскоре и подтвердилось.

      Путь самурая отличается от пути ниндзя. И те, и другие пытаются познать себя и заниматься самосовершенствованием самих себя через развитее своих боевых навыков. Но в то время, когда ниндзя отрабатывает и улучшает техники на основе чакры, самурай совершенствует свой дух, ищет душевный покой, душевное равновесие. Именно это позволяет ему наиболее эффективно применять свои техники.

      Самураи невероятно стойкие и волевые люди. Несмотря на то, что сильными паранормальными способностями среди них владеют сущие единицы, самураи представляют собой реальную силу в этом мире. Их техники, на основе кендзюцу, порой обладают просто запредельной силой и эффективностью, а точности и отработанности боевых связок позавидуют многие ветераны шиноби.

      Самодисциплина – вот их основное кредо. Настоящего самурая крайне сложно вывести из душевного равновесия, напугать, внушить ему неуверенность в своих силах, надломить его волю, заставить сомневаться в чем-либо. Самураи также уязвимы к гендзюцу, как все остальные люди, не обладающие шаринганом. Однако их самоконтроль помогает побороть практически любую ментальную технику, что делает их опасными противниками для шиноби, привыкших бить из засады и в спину. Далеко не все шиноби в открытом противостоянии могут похвастаться хорошими боевыми навыками ближнего боя. И уж тем более навыками, позволяющими сражаться сразу с несколькими противниками одновременно, не имея еще пары лишних рук в запасе. В отличие от пути меча, ниндзя привыкли брать тактикой боя, а не мастерством личных навыков фехтования.

      Саске был хорошо наслышан о самураях, потому поначалу ожидал чего-то быстрого, мощного и смертельно опасного, но кроме пары техник кендзюцу, рассчитанных на скорость, в запасе у этих разбойников ничего не оказалось. Отравленные сенбоны сыграли с ними злую шутку. Двое из них упали парализованные ядом, один с перерезанным горлом, тот самый блондин, в странной шапке. И только один из них, одноглазый мулат, проявил хоть какие-то навыки ближнего боя. Точнее успел проявить, перед тем как получить кунай в свой последний, оставшийся целым, глаз. Он был довольно быстр и ловок, для простого человека, имел хорошие навыки фехтования, однако этого было недостаточно, чтобы превзойти лишь одним мастерством юного Учиху. Саске привык сражаться в спаррингах с куда более быстрыми и сильными противниками чем он сам.

      Гато бросился бежать, как только понял, что охрана не сможет его защитить. Клон рванул вслед за ним и в скором времени догнал, пробив кунаем его затылок. Смотря на тело убитого им мафиози он не испытывал каких-либо эмоций, ни брезгливости, ни радости, ни удовлетворения. Он не испытывал ни-че-го. Словно масло на хлеб намазал, столь естественно для него это было, на данный момент.

      О-о-о, парень прекрасно осознавал, что это лишь из-за шока схватки. Как только он отойдёт, так совесть сразу подымет голову, начав его грызть изнутри, но Саске чувствовал, что с каждым разом отбросить слабые всплески вины становится все легче и легче. Его никто не пожалел, когда он лишился всего. Никто не пришёл на выручку. Всем было плевать на одинокого ребенка, который жил в квартале-призраке. Так с какой стати лично ему жалеть окружающих? Это же логично. Однако для совести логика была пустым звуком и где-то в глубине души у Саске все переворачивалась от осознания того, что он поступает точно также, как и его брат, отбирая у других близких им людей.

      Да, понятно, что они были разбойниками и убийцами, но и он от них ничем не отличается, только боевыми навыками и статусом. Он узаконенный убийца, имеющий поддержку дайме Страны Огня, вот и всё. Сложно ребёнку выкинуть из головы подобные мысли и смириться с тем, что он "плохой" и нет в мире "хороших". Что все такие же, как и он сам, что нет белого и черного, но есть лишь оттенки серого. Для ребенка самокопание гораздо опаснее, чем для взрослого, так как ребенок не имеет опыта взрослого человека, чтобы прийти к правильным выводам.

      Когда Саске добив оставшихся в живых, но парализованных бандитов, собрался вернуться к мосту, то обнаружил, что уже все было кончено. Часть разбойников неминуемо сбежала, будучи напуганная резко возросшим числом врагов. Числом, которое абсолютно не уменьшалось, сколько бы они не уничтожали теневых клонов. А вот их ряды просто таяли на глазах с каждым мгновением. Не выдержав запаниковавшая топа бросилась в рассыпную.

      Убегающих Наруто не стал преследовать, не в том он был состоянии. Моральное истощение было написано у него буквально на лице. Узумаки и так бил мандраж от адреналина в крови, запаха пролитой крови и криков умирающих вокруг. Саске его прекрасно понимал. В отличии от него самого, Наруто оказался гораздо более стойким. Саске целый час рвало, после присутствия на настоящей операции, настолько это оказалось мерзко. Но блондин стоически перенёс впервые увиденные лужи крови, выпотрошенные внутренности из распоротых животов бандитов и мозги, растекшиеся по мостовой.

      Строители ещё долго убирали трупы бандитов, потратив на это занятие весь остаток рабочего дня. Сколько радости было среди местных, что Гато и его прихвостни погибли, и сколько страха в их затравленных взглядах можно было увидеть, обращенных к двум подросткам, что перебили огромную банду головорезов. Возможно впервые в жизни Наруто своими глазами увидел, что в профессии шиноби нет ничего хорошего. Когда в твою сторону сверстники поглядывают с откровенным ужасом, это нисколько не поднимает настроение и самооценку. Возможно именно эти взгляды и сподвигли в последствии непоседливого пацана в рыжем комбинезоне к глупой цели – остановить войны. Утопия – в принципе недостижимая в мире, где есть люди.

      Когда парни вернулись вечером в дом Тазуны, то по молчаливому согласию решили ничего не рассказывать Хинате о том, что же сегодня произошло. Гордиться в принципе было нечем – это была бойня. К тому же у ребят не было никого желания расстраивать девочку, показывая сколь сильна разница между ними. Слушая её воодушевленный, смущённый, сбивчатый лепет они лишь убеждались в правильности принятого решения.

–… а ещё я вырубила двух якудза с катанами, которые напали на Цунами-сан. Ну, Какаши-сэнсэй в это время спал, а я… едва успела их остановить. – тут девочка совсем смутилась и покраснела, не решаясь продолжить.

– Хината действительно сегодня молодец – кивнул своим мыслям Какаши, сидя на своём футоне. Ему уже можно было подниматься, но вот от применения затратных техник стояло воздержаться ещё хотя бы на пару тройку дней. Он заметил, как парни мнутся, не решаясь что-то рассказать и решил пока отложит расспросы, дав им пару минут подумать, между делом похвалив девочку. – Она их не просто мягко «вырубила», она их раскидала в разные стороны, а затем так избила джукеном, что те двое ещё несколько дней вряд ли смогут подняться с постели. Цунами пришлось даже оттаскивать Хинату от них, чтобы та не зашибла ненароком.

      Девочка вконец стушевалась и опустила глаза, украдкой улыбаясь. Прав был древний мудрец – женщины любят ушами и, если их не хвалить, то завянут, подобно комнатным цветам. Однако, если их слишком сильно хвалить – сгниют изнутри.

– Да, Саске, Наруто, как вы провели сегодняшний день? – поинтересовался Хатаке работой подопечных.

Наруто, подзабывший об уговоре уже хотел было начать хвастаться, но вовремя был остановлен Саске, который его больно ущипнул сзади за спину.

– Да как обычно, Какаши сэнсэй. – Отмахнулся Саске. – Однако ближе к обеду прибыл отряд якудза, посланный Гато. Мы с ним разобрались. Я имею ввиду самого Гато, он возглавлял этот отряд.

– И где ваш пленник? – спросил учитель, покосившись на Наруто, который смутился и отвел газа в сторону, чем-то сильно раздосадованный. Предоставляя брюнету право отчитываться пред учителем за них двоих.

      Саске немного помедлил прежде чем ответить. Ему было неизвестно как отреагирует на их действия сэнсэй.

– Он мертв. – слегка охрипшим голосом ответил парень.

      Хатаке нахмурился. Он начал подозревать, что все обстояло несколько сложнее, чем кажется на первый взгляд со слов генина.

– Так, рассказывайте всё с самого начала.

      Переглянувшись с Наруто Саске глубоко вздохнул и осторожно подбирая слова начал свой рассказ, который затянулся до глубокой ночи.

***



      Месяц спустя. Страна волн.

– Мы уходим сегодня вечером. Работа сделана, мост достроен, опасность заказчику устранена. Следовательно - заказ выполнен.

– Могу я… попрощаться с учителем?

– Да. Я пойду с тобой, покажу где он похоронен.

      Ступая по влажной от росы траве, Саске вспоминал события прошедшего месяца. Как же это было давно, но одновременно произошло буквально вчера. Время порой летит слишком быстро.

      Совсем недавно Наруто был хныкающим мальчиком, который дулся и обижался по поводу и без, строя из себя героя и спасителя всего и вся. Сейчас же… Сложно было сказать что-то определённое. Единовременное убийство тридцати человек на мосту серьёзно повлияло на него. Самое главная перемена, которая с ним произошла – это взгляд. Их взгляды стали похожи. Наруто все также дурачился, порой кривлялся, но делал он это… как-то без огонька. Не было больше в его кривляньях искренности. Первая из череды многих масок, которые будет носить Узумаки Наруто, шиноби Деревни, Скрытой в Листве.

      Хината… добрая, милая, маленькая девочка, которая никогда никого не оскорбит и не обидит, даже если на это будет веская причина. К сожалению, её резкий рост в боевых навыках, за последние время, сильно превосходил моральное взросление. Несомненно, и она сделала для себя определённые выводы, и на неё повлияла изменившаяся атмосфера в деревне, рядом с которой располагался дом Тазуны.

      Когда крестьяне бурно радуются избавлению от Гато и его прихвостней, то улыбаются, весело переговариваются. Однако, стоит появится охране главного строителя моста, как все беспечные разговоры мгновенно утихают и наступает гробовая тишина. Люди со страхом и опаской начали смотреть на шиноби, что охраняли инженера.

      В тот день, на мосту, было множество свидетелей. Кипела работа, поскрипывали шестерни кранов, поднимающие с больших лодок внизу строительные материалы на верх. Постукивали молоты о камень и слышалась ругань рабочих. В общем это был обычный день, из череды многих до него. Но все изменилось в одночасье. Внезапно раздались панические крики и вопли от каменщиков, что укладывали парапет в начале моста. День был ясный, туман уже рассеялся, и строители прекрасно увидели открывшуюся их глазам картину. Десятки умирающих якудза, что в безуспешной попытке пытаются остановить бесконечную волну блондинистых мальчишек, в ярко-оранжевых комбинезонах. Кровь, много крови, кучи тел убитых наёмников, и над всем этим стоит ребенок 12 лет отроду, сжимающий в руке окровавленный нож. Сюрреалистическая картина, вызывающая понятный страх к маленькому чудовищу, что убил столько взрослых, половозрелых мужчин единовременно. Ребенку, который может себя бесконечно копировать.

      Подобное отношение распространилось на всех шиноби, включая и малышку Хинату. И хоть она никого не убила, даже кости не поломала, лишь кучу синяков наставила, её тоже начали считать маленьким чудовищем. Такое отношение местных сильно расстраивало девочку. Однако, Какаши не давал ей хандрить и просто загонял девочку на тренировках, стараясь отвлечь от ненужных мыслей.

      А что же Саске? Этот месяц и для него не прошел бесследно. Постоянные спарринги с учителем и Хаку заметно улучшили его технику тайдзюцу и точность метания снарядов, как кунаев, так и сенбонов. Сэнсэй решил спустить с небес на землю юного Учиху и показать какая пропасть между ним, и джонином, сражающимся в полную силу. Саске летал по поляне, выбранной как полигон для тренировок, подобно игрушке. Словно кукла для отработки приёмов. Однако именно такой спарринг, в полный, жесткий контакт, позволил парню оценить свои возможности. Дал возможность осознать, что он намного сильнее, чем считал раньше. Продержаться в схватке с Какаши целых 28 секунд… это было много, очень много. Одного попадания кулака в челюсть хватало, чтобы отправить Саске в продолжительный нокаут. Но перед этим Саске успевал трижды увернуться и один раз контратаковать, и далеко не всегда безуспешно.

      Хаку пробыла в трауре по учителю примерно ещё неделю, после смерти Гато. Саске решил её пока не беспокоить, порой одиночество лучшее лекарство от душевной боли, чем навязчивое желание помочь, которое лишь раздражает. Пройдет ещё немало времени, прежде чем девушка окончательно смирится с утратой. Но, к удивлению Учихи, через четыре дня Какаши пришёл на полигон вместе с ней. Хаку по большей части молчала, лишь выполняя приказы джонина. Например, Какаши попросил её потренировать Саске, и она без каких-либо разговоров и уточнений приступила к выполнению задания. Она не спрашивала ни о навыках Учихи, ни о его способностях. Просто с ходу начала спарринг.

      Пару дней Какаши предпочитал лично наблюдать за тренировкой, временами поправляя Саске, когда тот совершал какие-либо ошибки в нападении или защите. Но на третий день учитель так и не появился на тренировке, оставив Саске один на один со своим спарринг партнером. Как в дальнейшем узнал Саске, Какаши плотно взялся за тренировки Наруто и Хинаты. Причем столь плотно, что парень невольно начал задаваться вопросами: «С чего бы вдруг такое рвение?» и «Почему раньше он валял дурака?»

      Справедливости ради нужно отметить, Хаку оказалась довольно необычным противником. Во-первых, она не сдерживалась, старалась бить в полную силу, вынуждая Саске сражаться с ней на пределе своих возможностей. Во-вторых, она не стеснялась применять стихийные ниндзюцу, чем молодой Учиха похвастаться пока не мог, и использовала это преимущество себе на пользу с максимальной эффективностью. И в-третьих, эта девушка совершенно не желала причинять лишний вред своему противнику. О, это вовсе не означало, что Хаку была мягкотелым человеком, неспособным на жестокость. Нет конечно же, однако, она старалась избежать причинения своему противнику лишних повреждений, лишнего вреда. Слишком чиста она была по своей натуре, слишком невинна. Несмотря на все её навыки и мастерство шиноби. Воистину удивительная двойственность мировоззрения и жизненного пути.

      Смерть учителя сильно подкосила её душевное равновесие. В тренировках и спаррингах она могла на некоторое время забыться. Забыть о душевной боли, забыть о мучительной пустоте в душе, на месте которой был прежний, привычный ей, сложный, но родно мир. Мир странствий на пару с близким ей человеком, одним единственным на всем белом свете.

      А в то время, пока Саске, впервые в жизни, безуспешно пытался копировать стихийные техники и выкручивал себе жилы, стараясь угнаться за своим противником, не используя скрытые козыри, Наруто… умирал. Нет, не в буквальном смысле слова, конечно же. Все дело в том, что его спарринг партнером оказалась Хината. Влюблённой девочке вообще казалось диким бить мальчика, который ей нравится, однако Какаши сэнсэй был неумолим. Он заставил её избивать Наруто в буквальном смысле этого слова. Благо она была способна это сделать, после продолжительных тренировок с Саске. В конце концов она освоила, с горем пополам, технику шестидесяти четырёх ударов небес. Для столь нерешительной девочки это было и в самом деле крупным достижением.

      Лежа на берегу, на влажном песке, Наруто боялся глубоко дышать. Выбитые тенкетсу сильно болели, а любое резкое движение заставляло корчится от адской боли. И ладно бы только это, Наруто уже привык за свою недолгую жизнь быть битым, так ещё Какиши сэнсэй его то и дело подначивал.

– Наруто, ты так и будешь лежать? Тебе вообще хоть немного стыдно? О шинигами, да тебя девочка побила. Снова! За последние шесть дней ты заметно подрос в плане навыков, однако, даже с теневыми клонами, она тебя уже который раз вчистую побеждает. Это даже дракой назвать нельзя… Ты же говорил, что хочешь стать Хокаге, так? Как можно быть таким слабым и одновременно таким высокомерным?

      Наруто быдло обидно, до слез. Он пообещал себе, что не будет больше плакать, скулить и хныкать. Больше не позволит себе вести себя как плаксивая девчонка. Однако, до чего же обидно проигрывать. Наивный, он думал, что уже стал шиноби. Ведь он победил в схватке столько человек. Да не просто победил, он… убил их. Каждый раз вспоминая об этом к его горлу подкатывал ком.

      Однако реальность оказалось жестока. Та, кого он считал слабейшей в их команде, в буквальном смысле размазала его по поляне, которую выбрал Какаши-сэнсэй в качестве тренировочной площадки. Раз за разом Наруто старался осторожно нападать на Хинату, стараясь не причинить ей вреда, максимум сбить с ног или взять в захват. Вот только все его попытки оказались тщетны. Хината как-то непринужденно, не много скованно по началу и неуверенно, останавливала все его попытки как-либо её нейтрализовать.

      Плавное отведение в сторону атакующей руки, поднырнуть под неё и нанести пару точечных ударов по ребрам. Затем пробить удар основанием ладони по почкам и завершить комбинацию подсечкой с последним добивающим в шею. При этом затратив минимум чакры, Хината почти не уставала. Наруто быстро смекнул, что девочка оказалась намного сильнее, чем он думал изначально. Да, он знал, что Хината и Саске вместе тренируются, но у него и в мыслях не было, что Хината окажется настолько сильной!

      Он думал, что это Саске проявил каплю хваленого благородства кланового шиноби и решил помочь напарнику по команде подтянуть свои боевые навыки. Но кто бы мог подумать, что Хината во многом превосходит даже Саске? Хотя бы та же защита, по мнению Наруто, у Хинаты была абсолютной. Сломать защиту Саске порой не составляло особого труда, ведь Учиха в основном работал в спарринге с ним на контратаках. Защиту же Хьюги можно было пробить только грубой силой, заставив Хинату покинуть первоначальную точку, на которой она встала в защитную стойку. В ином случае все его атаки либо мягко парировались, либо ловились на жесткий блок. Что было ещё более удивительно, ведь физически она была намного слабее его.

      Смотря на проплывающие по небу белые облака, Наруто обдумывал ситуацию в которую он попал. Оказаться слабейшим в их команде парень не рассчитывал. Блондин хотел стать сильнее, нет, он станет сильнее, чего бы это ему не стоило. Он не хотел Хинату ранить, он не хотел её обить и довести девочку до слез. Наруто считал это неправильным, потому и сражался в пол силы. Но если он не желает и дальше чувствовать себя неудачником, рано или поздно приходится взрослеть. Шиноби, порой, приходится поступаться тем, что он считает «правильным», чтобы в итоге не потерять то, что он считает для себя «необходимым».

***



– Это здесь, - ответил Саске на вопросительный взгляд девушки, указывая рукой на едва заметный холмик, рядом с большим раскидистым клёном. После того боя, Саске по приказу Какаши, уничтожил тело побеждённого нукенина. Все что осталось от Забузы, помимо пепла, это его одежда и меч, Обезглавливатель. Клинок был запечатан в свиток, как и вещи, а вот пепел был предан земле.

      Среди шиноби распространён один обычай, негласное правило, которое соблюдают все, вне зависимости от политических взглядов или собственных убеждений: убитый твоей рукой противник, заслуживает как минимум достойного погребения. В ином случае кто может поручится, что, погибнув в бою, ты сможешь обрести покой в загробном мире, а не будешь вздернут на суку, на потеху крестьянам?

      Уважение к своему противнику взращивается и культивируется среди клановых убийц неспроста. Эта та небольшая черта, которая отделяет шиноби от простого мясника, убивающего своих жертв ради удовольствия. Черта, которая позволяет выделить себя, показывая, что ты лучше других. Даже если на самом деле это всего лишь самообман. Ведь кому охото признавать, что он кровожадное чудовище?

      Саске молчал, ему нечего было сказать девушке. Смысл? Порой лишняя болтовня причиняет больше вреда, нежели пользы. Порой молчание, гораздо ценнее, чем лишенные смысла слова. Постояв несколько минут, парень отошёл в сторону, давая Хаку возможность просто побыть одной.

      Сегодня был последний день их пребывания в Стране Волн. Наруто сильно вырос за последние две недели и это серьёзно беспокоило Учиху. Такими темпами он быстро догонит его. И тут дело было даже не в боевых навыках, Саске был пока неоспоримом лидером в их негласном соревновании, всё дело было в голой силе. Наруто оказалось достаточным простого улучшения контроля над чакрой, чтобы многократно повысить эффективность собственных техник, а вместе с этим свой боевой потенциал.

      А что же он, Саске? Его контроль близок к идеальному, его боевые связки и стиль боя весьма хороши для новичка, но этого недостаточно, чтобы называться полноценным шиноби. У юного Учихи был слишком скромный запас стихийных техник. Он не мог превзойти Наруто в голой мощи и объёме чакры. Сколько бы парень не тренировался, сколько бы не выкладывался на тренировках, чтобы развить собственный источник, всего этого было просто недостаточно. Оставалось лишь несколько вариантов, чтобы в конце концов выйти из подобной ситуации: Либо копировать кучу всевозможных техник, как это делает Какаши-сэнсэй, либо создать собственную технику, под свой стиль боя, что Саске сделать пока не мог из-за почти полного отсутствия опыта в работе со стихийными техниками, либо… использовать собственные козыри. Адаптированные техники мастеров боевых искусств.

      Первый вариант Саске в корне не устраивал. Весь опыт его прошлой жизни кричал о том, что страшен не тот противник, который владеет сотней техник, а тот, кто сотню раз отрабатывал лишь одну. Это всего-навсего бесполезная трата своего времени, в попытке угнаться за всем сразу.

      Второй вариант был уже гораздо интереснее, по мнению Саске. Однако, даже имея представление о том, как работать со стихийной чакрой и умея предавать ей форму, он пока просто не имел нужного опыта. Ведь у каждого типа чакры была своя специфика. И если с чакрой воды, Суйтоном, мог помочь Какаши сэнсэй, ведь это была его вторая стихия, то вот с ветром, Футоном или тем более льдом, Хьётоном, кроме Хаку ждать помощи было просто неоткуда. Саске сомневался, что в ближайшее время Хаку проявит желание его чему бы то ни было учить. А давить на девушку не имело никакого смысла, это могло на корню уничтожить и так их хрупкие отношения.

      Третий вариант был самым худшим, по мнению опять же юного Учихи. Саске считал, что раскрытие собственных козырей – самое худшее, что может произойти с воином, помимо смерти. Ведь это лишает его возможности в будущем выжить. Если противник имеет полное представление о твоих возможностях, то ему не составит труда найти способ тебя устранить. Именно фактор внезапности помогает слабым и менее опытным шиноби выжить или даже победить в схватке с более сильными. Саске трезво оценивал собственные возможности. Любой чунин, который имеет за плечами хотя бы лет 5 в рядах АНБУ, разделает его на раз, если только Саске не будет использовать техники мастеров боевых искусств. У него нет ни нужного опыта, ни физической силы, ни тем более выносливости, чтобы в честном спарринге победить взрослого убийцу. Хаку наглядно показала, что даже она способна ему создать целую кучу проблем. Заставляя парня буквально прыгать выше собственной головы, чтобы хотя бы ни в чем не уступать своему противнику. Какие же тогда по силе кадровые шиноби, прошедшие полное обучение?

      В рассуждениях мальчика был резон и смысл, однако Учиха не учитывал, что именно собственный рост переводит «секретную технику», свой личный козырь, в разряд обычной, хоть и уникальной техники. Ведь именно рост собственных навыков и боевого опыта позволяет создавать ещё более могущественные и эффективные техники боя. Именно по этой причине не имеет смысла жадничать себе в ущерб и ограничивать себя в возможностях личного роста.

      Возможно Саске уже думал об этом, а возможно сыграла роль интуиция, но он все же принял компромиссное решение. Если уж не использовать боевые техники мастеров, то активно развивать техники распределения чакры, шагов и укрепления тела. Хотя бы на данном этапе.
Это все...