Ник Хьюга

Главная |
Страница произведения на сайте |
Источник
Внимание! На данный момент возможность чтения онлайн на сайте - экспериментальная функция, она находится в стадии разработки, потому возможны ошибки, вырвиглазное оформление и тд и тп.
Если вы автор данного произведения, и вы не хотите чтобы его можно было прочесть онлайн на этом сайте, то просто сообщите мне об этом:
Текст актуален на 2018-01-08 21:03:18
Размер текста: 262 кб

Начало

Он бежал изо всех сил. Их и так осталось мало, но время экономии прошло, и каждая капля шла в дело. Воздуха не хватает, мышцы устали и забились, хоть такого с ним не случалось уже лет пять. Но усилием воли, он отмел боль и усталость, снова и снова вырывая у смерти секунды для нового вздоха. Однако, так не могло продолжаться вечно. Перед ним оборвалась земля. Она буквально закончилась. Обрыв такой высоты, что при падении шансов выжить нет. Не только для него, но и для куда более сильных шиноби. Времени думать нет. Каратели главной ветви уже на подходе. У него нет сил даже включить бьякуган, чтобы узнать, где они. Чакры не осталось. Только на дыхание и хватает. То, что он добежал до обрыва, уже подвиг. Два сражения подряд, самолечение, бег. Впрочем, для бега уже использовались последние резервы тела. Пока добежал, буквально съедая с таким трудом полученные мышцы и переводя их в чакру, похудел на пяток килограммов.
Стоять и ждать, пока каратели добегут до него и убьют его, нет смысла. Он и сюда-то добежал только потому, что смог обойти часть функций печати. «Птица в клетке» может не только убивать и уничтожать бьякуган. Еще она может причинять невыносимую боль. Пара тройка минут такой боли, и даже шиноби, которого тренировали ее терпеть, сделает все, чтобы прекратить пытку. Но он, Рюто Хьюга, всегда плевать хотел на невозможное. Ведь он с трех лет точно знает: «Невозможного в нашем мире нет, сынок. Не верь, если кто-то скажет, что есть.» Собственно, вторую группу он одолел за счет неожиданности. Они применили пытку через печать. Да еще и втроем. Видимо очень хотели указать на его место. Но и тройная пытка не пробила блока его воли, и плавающее в боевом трансе сознание приказало телу притвориться. Подошедшим поближе соклановцам он не оставил даже шанса. Три ниточки чакры, невидимые без включенного бьякугана провели через себя небольшой разряд молнии прямо в нервные центры, и парализованные каратели через секунду превратились в трупы. Еще через полминуты, в безглазые трупы. Сами нарвались. Да и выбора у него особого нет. Печать привязана к бьякугану напрямую. И пока у него есть глаза, печать не снять. Сами глаза целыми не вытащить, печать их разрушит. Значит, нужна замена. К тому же, бьякуганы главной ветви действительно лучше, в силу того, что печать не отбирает у них чакру. А в период основного развития бьякугана, это очень важно.
Оглянувшись, выбившийся из последних сил человек заметил в просвете между деревом и огромным валуном силуэт. Времени совсем не осталось. И Каратели очень злы. Они просто убьют его через печать. Но такого удовольствия он им не доставит. Рюто Хьюга сделал последний шаг и рухнул в пропасть. Повернувшись спиной к земле, все равно сделать он ничего не может, он глядел на небо.
А небо и впрямь в этот вечер было особенно красивым. Закат окрасил его в цвет нежного пурпура, а облака, рисовали картины прошлого, окрашенного кровью и болью. Жесточайшие тренировки, чтобы не отставать от главной ветви. Пришедшее понимание того, что клан прирожденных мастеров ниндзюцу его не использует, ведь честь клана превыше всего. И переход на ниндзюцу и самогендзюцу. За отсутствием описаний техник в библиотеке клана, тем более в отделе для клейменных печатью, Рюто перешел на шпионаж, днями не появляясь дома. Он бродил от одной тренировочной площадки к другой и подсматривал техники бьякуганом. Что-то получалось, что-то нет.
После очередного избиения одного из отпрысков главной ветви, его пытали почти минуту. Именно тогда он решил для себя, что с людьми, пытающими свою семью ему не по пути. И десятилетний мальчик задумался, как и куда ему стремиться. Обучение ирьенина он прошел к пятнадцати годам, но выше В ранга не поднялся. Чакры просто не хватило. Уже много позже, бежав из клана, он добрался до нужной планки, но сдавать на А ранг было некому, да и незачем.
Все это время, он учился выживать, и научился так хорошо это делать, что стал единственным, кто смог не только бежать, но выживать в течении десятка лет. Пару месяцев ему не хватило до этой замечательной даты. И ведь как хорошо все было, пока на него не вышли каратели Хьюга.
Последние семь лет были просто чудесными. Рюто прожил их в глухой деревеньке, на юге страны Железа. Пусть и под постоянным Хенге, прикрывая им глаза, но у него появилось все, о чем он так мечтал. Прекрасная семья, хороший дом, работа. Обученному ирьенину везде рады. А если он еще и от разбойников может защитить, так и вовсе. Собственно последних в стране Железа совсем немного. Самураи за этим следят строго. И все же, за эти семь лет, в его прекрасно оборудованном подвале-мастерской, их перебывало не менее сотни. Исследования… Усиления физические, усиления СЦЧ, и даже создания оной практически с нуля. Все это требует подопытных. Пусть многое можно отработать на животных, но финальные эксперименты все равно нужно проводить на людях, да еще и пронаблюдать определенный период. Исследования шли, пусть и не блестяще, но результаты радовали. Изменения мышц, хрящей, сухожилий, сосудов и нервной системы, подняли хоть и довольно сильного, но чуунина на уровень крепкого джоунина В ранга. Еще не элита, но близко к тому. Усовершенствование своей СЦЧ и костей, перевело Джоунина в Крепкий А ранг. Те же изменения у жены, дали их детям улучшенные начальные данные. Близнецы родились с повышенным содержанием розовых волокон в мышцах, и с усложненной нервной системой. И с бьякуганами.
Собственно, положа руку на сердце, такая жизнь Рюто устраивала чуть больше, чем полностью. Он, как ирьенин, помогал рождению новых жизней, поддерживал уже родившихся, лечил, и тем был очень доволен. И вот теперь он летит с обрыва, вниз, где его ждет сокрушительный удар и смерть. Даже если бы у него и была чакра, стихии Ветра у него никогда не было. Земля, Вода и Молния. Вот его стихии, да и то, молнию он начал отрабатывать всего год назад. Техник под нее у него не было, а предрасположенность была. Поэтому он и отложил ее на потом. Единственный бонус от нее в том, что формирование техник Земли и Воды стали на порядок быстрее. Правда, об этом он узнал всего год назад. Ну да что уж теперь-то.
Пока его тело летело вниз, полностью завися от силы притяжения, сознание смирившегося со смертью человека пришло в странное состояние. Полусон, полуявь, в котором он вспоминал и проживал свою жизнь, позволило ему отрешиться от мира, пусть и ненадолго. Собственно, для него оно ничего не меняло. Просто он не чувствовал рывков, как ветер швырял его своими потоками, холода, боли в теле. Он смотрел в небо и был рад, что каратели не узнали про его семью. Потому что в ином случае их ждала бы незавидная участь рабов или трупов.
Удар шиноби почувствовал, пусть и как бы «издалека». Но за первым последовал еще один, и еще, и еще, пока изломанное, но дышащее тело не приводнилось в маленьком озерце, в трех метрах от берега. Единственная рабочая конечность, левая нога, кость только треснула, но не сломалась, дернулась, медленно но верно выталкивая на поверхность тело своего хозяина. Пара минут практически конвульсивных движений, и голова нукенина из Клана Хьюга уперлась подбородком в песок. Как и любой шиноби, прошедший подготовку, Рюто Хьюга был готов умереть. Только это совершенно не означает, что он не хотел жить. Хотел, и очень сильно. Настолько, что цепляясь подбородком и отталкиваясь левой ногой, он пополз к зарослям малины, что росла на берегу. Ему отчаянно нужна была еда. Регенерация повреждений займет много времени, ведь ребра повредили внутренности. Повреждения печени довольно слабые, с желудком все более менее. Если неаккуратно дернуться, то упершийся осколок ребра все-таки порвет сердце, чего до сих пор не сделал исключительно попустительством Шинигами, не иначе. Отбитые почки, пожалуй самое маленькое и маловлияющее на выживание повреждение. Но прежде всего нужна чакра, а для этого нужно питаться. Вот и ползет шиноби, ползет к единственному доступному источнику так нужной ему пищи. Боль не важна и она просто отсеивается тренированным сознанием. Важно лишь выживание. Чтобы вернуться к семье, чтобы обнять детей, чтобы…

Совсем в другом мире, молодой студент медицинского факультета, будущий хирург, Никита Владимирович Веселов, мирно дремал на своей кровати. Он не спал, а находился в контролируемом состоянии, которое иные люди называют осознанное сновидение. И пока тело его отдыхало, он забавлялся с «незыблемыми», казалось бы, законами вселенной. Такими, как притяжение, например. А еще вполне свободно нарушал права самых разных личностей на личное пространство. Попросту вторгался в чужие сны. Собственно, существует теория, что пространство снов для всех миров едино. И как назло, именно в этот момент она подтвердилась. Открыв очередной «проход», Никита попал в «недосон» стремительно летящего навстречу смерти шиноби. Попасть-то попал, а вот быстро выбраться не смог. И полностью прожил его жизнь. Вместе с сознанием Рюто Хьюга он прожил каждую секунду его жизни.
Плавающее в пространстве снов сознание, накрепко связано с телом. Которое в свою очередь начало в авральном режиме создавать новые связи в мозгу. Но потянуть такую скорость образования новых связей, тело не смогло. Постепенно, мозг стал отключать периферию, перебрасывая все ресурсы на выживание. Но даже так, мозг не выдержал, и восемнадцатилетнего парня разбил сильнейший инсульт. Более мелкие кровоизлияния в мозг перекрыли воспоминания самого хозяина тела, и вернувшееся из сна сознание просто не успело сориентироваться. Таким образом, через три часа, на больничной койке открыл правый глаз слепок сознания Рюто Хьюга. Память Никиты никуда не делась, но доступа к ней сознание не имело.

Глава 1

«И где это я?» Именно такой вопрос задал себе Слепок Рюто. И тут же попробовал просканировать тело. Тело не двигалось. Лицо не шевелилось, только правый глаз открывался и закрывался. Раз тело толком не реагирует, Слепок обратился к своей энергетической части. Он привычно потянулся к чакре. Никакой паники он не чувствовал. Ведь что бы не случилось с телом, он сможет это вылечить. У него огромный опыт, у него есть знания и умения, так что это не займет много времени. Нет ничего невозможного.
Сознание тысячи раз обращалось к чакре. Сотни тысяч раз. И в этот раз не подвело, привычно ухнув в район очага. И на этом застопорилось. Очаг был не его. Непомерно огромный, он выделял целое море энергии. Слепок притормозил на секунду, но решил, что нужно разбираться с проблемами по очереди. Прошерстив все СЦЧ, Слепок четко осознал. Тело не его. Совершенно точно не его. У него никогда не было и не могло быть такого очага. И не могло быть настолько корявого СЦЧ. Перекрученные и неразвитые каналы, разомкнутая система, и четыре пятых энергии уходит просто в воздух. У любого шиноби сколько-то чакры выходит из тела, но данная система вообще не предназначена для использования. Она пропускает через себя чакру, но телу достается едва ли пятая часть. Этого телу хватает, с такими-то объемами. И на рождение и на взросление и даже немного на жизнь. Но творить дзюцу с такой системой решительно невозможно. Разве что те, что воздействуют непосредственно внутри тела. Но на данном этапе этого достаточно.
Пара медсестер, приписанных к реанимации, решили развлечься, и выбрали для этого самого молодого парня. Обе прекрасно знали, что секс сразу после инсульта противопоказан и может привести к повторному инсульту и смерти. Но им не было жаль. Все равно доктора уже списали этого парня. Никто не верил, что он вообще очнется, а так, хоть им поможет. Женщины они одинокие. И мерзко ухмыльнувшись друг другу, эти недоженщины приступили к делу. Поскольку разум больного находился в глубокой медитации, почти в прокоматозном состоянии, он ничего не сделал для сопротивления. А вот тело восемнадцатилетнего парня отреагировало на ласки совершенно естественно. Таким образом, две престарелые швабры получили свое.
Находясь в глубокой медитации, полностью отключившись от внешнего мира, слепок стал придерживать чакру в каналах, не выпуская ее из тела. Постепенно пришла привычная плотность чакры. Каналы загудели с непривычки, но выдержали. Чуунинский объем был тут же преобразован в технику самодиагностики. Контроль хромает на обе ноги, но это дело поправимое, нужно только время. Слепок не сдается, желание жить у него не менее сильное, чем у оригинала. Обработав информацию, Слепок приступил к самолечению. Он делал это столько раз в своей жизни, что все действия шли практически на автомате. Единственное, что отличалось, так это повреждения. Обычными для него повреждениями были все возможные переломы, повреждения внутренних органов и мышечного каркаса. В этот раз ему достались повреждения мозга и каналов чакры там же. Не то, чтобы ему не приходилось лечить такие травмы, но все же это редкость. И вот теперь, ему приходится устранять такие повреждения у себя.
Трое суток ушло у слепка на восстановление каналов чакры в мозгу и протягивания других. В теле их почему-то не было. Собственно, сама техника выращивания каналов чакры не очень сложная и известна всем ирьенинам ранга В. Куда как легче вытягивания ядов. Просто для ее исполнения нужно МОРЕ чакры, которого у мятежного Хьюга не было никогда. Такими количествами чакры могла распоряжаться Цунаде Сенджу, но никак не Хьюга. Эта техника требует не только контроль и каплю чакры, как подавляющее большинство мед техник. Однако в этом теле проблема исчезла. Если раньше для выращивания одного маленького канальчика приходилось тужиться по четыре часа, с трудом удерживая чакру в нужной концентрации для образования канала, то теперь он не насиловал свой мозг, а сразу делал как надо. Понятное дело, что первым делом Слепок замкнул СЦЧ. Пусть и грубо, но такие потери чакры просто неприемлемы. А затем занялся мозгом.
Вдруг, тело стало странно себя вести, чакра тоже побежала куда быстрее. Кровяное давление резко подскочило, и область инсульта стала быстро расширяться. Слепок заметался, но тут же взял себя в руки. Еще одна диагностика, и все стало понятно. Его тело трахают. И это крайне не ко времени. Злость здесь не поможет, поэтому Слепок отодвинул ее волей, и стал устранять повреждения. А они множились довольно быстро. Снова и снова, секунда за секундой. Он не смог бы точно сказать, сколько это продолжалось. Полнейшая концентрация на самолечении и собственно медитация сильно искажают восприятие времени. Но все когда-нибудь заканчивается, закончилась и эта пытка. И слепок приступил к устранению повреждений от десятка микроинсультов и первого, самого сильного.
Спокойно работая, не форсируя темп, он провозился около четырех часов, когда восстановление дошло до места обрыва нейронного пути. Разум захлестнули воспоминания жизни Никиты, но к счастью, мозгу не было нужды образовывать новые связи. Только подновить старые. Что и было с легкостью проделано. И Слепок перестал быть. Как собственно и Никита в своем прежнем виде. Естественное сознание выросшее на маминых щах и отцовском ремне за лень и нерадивость слилось с привнесенным Слепком. И получился совсем другой человек. Не терпящий слабости в себе и других, ограничения своей свободы, решительный и любознательный, опытный доктор, то есть ирьенин, и все еще студент мед института.
Вот таким образом, вместо инфантильного, боящегося ответственности мальчишки, на кушетке в коридоре больницы, открыл уже оба глаза целеустремленный и уверенный в себе человек.

Глава 2

Молодой восемнадцатилетний парень смотрел в потолок больницы и размышлял. Кто он теперь? Вопрос самоидентификации, один из главных столпов самосознания, мучил его не долго. Не являясь в полной мере ни Рюто ни Никитой, он решил оставить себе имя своего тела. Повторив про себя свое имя пару сотен раз, при этом представляя разные ситуации, он решил, что в случае оклика среагирует адекватно, и перешел к другим проблемам. В частности, к той, что его просто не отпустят из больницы доктора. Как ни забавно, придется лежать здесь и дальше. Зато есть время спокойно и вдумчиво разобраться с телом. Рефлексы в норме, двигательные функции тоже. Можно спокойно заняться апгрейдом СЦЧ. А там, как бог на душу положит. Можно спокойно восстанавливаться, можно по-тихому выскользнуть из больницы и поминай, как звали. Правда, тогда нужно подчистить все бумаги, что относятся к пациенту Никите Владимировичу Веселову. А можно и вовсе инсценировать свою смерть. Судя по тому, что говорили врачи около его койки, этому никто не удивится. А там… Уж изменить свое лицо для ирьенина и вовсе не проблема. Самого Веселова от такого поступка удерживали родители. Какой бы не была новая личность в этом теле, родителей Ник любил не меньше Рюто. К тому же, нужно быть последней скотиной, чтобы так поступить с любящими тебя людьми. Тут же вспомнилась семья Рюты. Как они там? Впрочем, не известно точно, что Рюта погиб. По крайней мере в тех воспоминаниях, что есть у Ника, нет упоминания о его смерти. Только готовность к ней и полет со скалы. Так что, для собственного спокойствия, примем за факт, что он жив и с семьей.
Через пару дней, Ник «очнулся» на виду у врача. Этого момента пришлось долго ждать, но выбора не было. Доктор очень удивился, но все же быстро оформил перевод в палату интенсивной терапии. Уже там, аккуратно разведав обстановку, Ник украл телефон и позвонил домой. Трубку взяла мама.
- Да, слушаю. – Красивая сорокалетняя женщина изящно поднесла трубку к ушку.
- Мам, здравствуй. Это я. – Как только собеседница поняла, кто звонит, она чуть не выронила телефон. И даже не стараясь справиться со своим волнением, закидала его вопросами.
- Сынок! Ты как? Что врачи говорят? Ты сам набирал номер? Давно очнулся?
Мысли в голове женщины перемешались с чувствами в такой коктейль, что она и сама не до конца осознавала, что говорит и о чем спрашивает. Все, что она хотела, это чтобы кто-нибудь, кто угодно сказал, что все хорошо.
- Мам, мама, все в порядке. Мне уже много лучше. Я уже на ногах. Так что не волнуйся. Слышишь?
Трубка все-таки выпала из ее руки и упала на ковер. Разбиться не разбилась, но отошедший на секунду аккумулятор выключил телефон. Звонок сорвался. Ник даже подумал, что мама так переволновалась, что упала в обморок. Но через пару минут уже она позвонила ему.
- Да, мам.
- Сынок, как ты? – Уже куда спокойней спросила счастливая женщина. Ведь еще три дня назад врачи пророчили ее сыну скорую смерть. А если не смерть, то жизнь овоща и новорожденного без памяти и рефлексов. А тут, вот он, живой, разговаривает, даже ходит. Значит, все не так уж и плохо.
- Все отлично. Но мне нужно, чтобы вы с отцом приехали, и как можно быстрее. В идеале до того, как меня поведут на анализы. Это крайне важно. Слышишь ма? Очень важно. Звони отцу. И прямо сейчас.
- Хорошо сынок. Мы будем через два часа. Но ты можешь сказать, что у тебя произошло?
- Нет мам. У меня тут полная палата ушей. Благо, сейчас все повыползали и я смог тебе позвонить. Все, мам, я жду вас.
- Хорошо сынок. Жди нас, мы скоро. – Женщина положила трубку и с новой тревогой позвонила мужу. Тот, услышав хорошие новости, и чуть не схлопотав инфаркт от облегчения, рванул из офиса своей фирмы домой. Забрав жену, они вместе поехали к сыну, тревожно переговариваясь, и предполагая, что еще могло случиться.
- Дорогой, как ты думаешь, что… - Женщина не договорила, но мужу все и так было ясно. Он задавал себе тот же самый вопрос весь последний час.
- Не знаю. И не понимаю, как он встал на ноги через неделю после такого обширного инсульта. Я видел снимки и консультировался с тремя врачами. Они подтвердили диагноз и предположения, сделанные врачами больницы. Может, просьба Никитки связана именно с этим быстрым восстановлением? В любом случае, скоро мы все узнаем. Сама же говоришь, что он уже на ногах.
Владимир Сергеевич Веселов был человеком волевым, не склонным к панике и необдуманным решениям. Честно отслужив три года на флоте, он по возвращении поступил в институт, на факультет иностранных языков, там же встретив Веронику Анатольевну Гордецову. Имея характер спокойный и уравновешенный, красивое лицо и тело спортсмена, отказа в матримониальных планах не встретил. Собственно, Вероника влюбилась в него без памяти, как и он в нее. Уже в конце третьего курса, мир увидела новая ячейка советского, тогда еще, общества. И в силу своего характера, отец семейства уверенно вел машину навстречу сыну и новостям.
Прибыли они даже раньше, чем обещали, почти на сорок минут. Ник встретил их в своей палате, лежа на кровати. И только увидев их, радостно улыбнулся и встал. После долгого сеанса обнимания и радостных вздохов, семья вышла на крыльцо больницы, а виновник отличных новостей сиганул в окно. Первый этаж…
- Ну и?.. – Проговорил отец.
- В общем, дело такое. Это я сам себя вылечил. И врачам об этом знать нельзя. Совсем не уверен, что меня после этого отпустят, а не упекут в закрытый бункер на опыты. Все, что мне пришло в голову, это либо по тихому слинять, уничтожив все бумаги обо мне. Либо имитировать свою смерть.
- Хм…- Задумался Владимир.
- Да что ты такое говоришь, сынок?!! – Вскричала мама.
- Тише, мам. Не кричи.
- Да как тут… - Договорить ей не дал муж.
- Ника, не время. Тихо.
И все ее возмущение как рукой сняло. Муж просто так не станет ее одергивать. Любит. И тогда она задумалась. Потерять сына еще один раз?.. Нет, такого ее сердце не выдержит. Да и муж тоже. Так что надо думать.
- Володя, а может просто подпишем отказ от услуг и увезем Никитку домой?
- Ника, сын уже совершеннолетний, и мы просто не можем подписать за него отказ. А если он будет подписывать его сам, то вопросы у врачей возникнут еще быстрее. Особенно, после отказа пройти анализы. А отказаться ему придется, потому что восстановление уже завершено. Понимаешь? В общем так, сынок. Будем претворять в жизнь первый вариант. Все бумажки и файлы, где хотя бы вскользь написано твое имя, в утиль, а тебя… Тебя… Тебе придется исчезнуть на время. Поедешь на теткину дачу под Москвой. Поживешь там до сессии, а потом вернешься и спокойно продолжишь учиться. И чтобы мне там не халтурил. Сессия должна быть сдана на отлично. Ты меня понял? А теперь рассказывай, как ты вылечил себя?
- Хм, да это понятно. – Пробормотал себе под нос Ник. И уже нормально продолжил:- Как? Да чакрой. Ммм. Внутренней энергией, пап.
Оба родителя покосились на него крайне скептически, но Ника это совершенно не смутило. Его поднятые руки на мгновение окутались зеленым светом, и тут же потухли. Оба предка замерли с открытыми ртами и ожили лишь тогда, когда сын их окликнул. Глаза были еще круглые, но мысли в них появились. Нет, они и правда поверили сыну, когда он сказал, что вылечил себя сам, просто не ждали столь наглядного проявления этой силы. А тут нате вам, любуйтесь. Вот они и опешили. Однако придя в себя, план по сокрытию сына в глухих подмосковных лесах был тут же принят к исполнению.
Следующей ночью в палате была перестелена постель, которую занимал некто Никита Владимирович Веселов. Аккуратная стопочка из двух простыней и наволочки, тут же была засунута в самый низ стопки с грязным бельем. В шесть утра всю стопку заберут и выстирают. Никаких следов не останется. И ни один из соседей не проснулся, так как все они были надежно усыплены. Карточка и остальные бумаги были выкрадены темной, незаметной тенью, а данные на компьютерах ресепшена и главного врача, удалены. На этой тихой, почти неслышной нотке, тень, которая занималась этими не законными действиями, неспешно удалилась из больницы через окно, и больше никогда туда не возвращалась. Лишь отойдя на полтора километра, Ник скинул с себя технику хамелеона и устало привалился к отцовской машине. Тот его ждал, где было уговорено. Глядя, как тяжело сыну далась эта операция, он запихнул его в машину и сразу же двинул на вокзал. Мама в это время сидела заднем сидении и гладила уставшего Ника по голове, прекрасно понимая, что разлука продлится больше двух месяцев. Уже на вокзале, Владимир Сергеевич передал сыну плотный конверт, который тут же был открыт, и его содержимое разошлось по карманам привезенной одежды. Здоровенный рюкзак был закинут за спину. Проверив, все ли взял, Ник попрощался с предками и пошел к кассе. Билет должен быть куплен заранее, и ему придется сильно постараться, чтобы не попасть на камеры.
Уже сидя в теткиной баньке, Ник снова прокручивал в голове последние события, снова убеждаясь, что он все сделал правильно. Билет куплен с хенге на лице, запись с камер наблюдения вокзала аккуратно удалена, и все выглядит случайностью. Мощный магнит, лежащий в соседнем помещении, перекочевал к стенке сервера, что повредило и уничтожило информацию. Так что, все тихо и аккуратно. Ехал в электричке тоже под хенге. Едва не сдох в процессе, но оно того стоило. И вот он на месте. Можно и отдых себе устроить. Попариться вволю, и спать. Спать хотелось особенно сильно. После такой экстренной перегрузки СЦЧ это почти норма. Правда обычно, шиноби просто отрубается, но реакция у каждого индивидуальная. Кто-то может продержаться еще некоторое время, а кто-то нет.
Следующие два с половиной месяца у Ника оказались заняты под завязку. Утро полностью отдано под тренировку, благо, что теткин дом стоит прямо на опушке леса. Как проснулся да умылся, так сразу через хлипкий заборчик, и в лес. Понятное дело, что осенний лес, совершенно не место для прогулок. Поэтому, и встретить в нем кого-то просто нереально. Так что можно было не сдерживаться. Утоптанная стопами Ника полянка ни сколько не возражала, принимая его на своей территории. К одиннадцати, когда желудок уже начинал голодно завывать, его «беспутный» хозяин все же возвращался к благам цивилизации и наконец завтракал. И весьма обильно. И чем больше проходило времени, тем обильней становились приемы пищи. Ведь, чем больше проходило времени, тем большая часть СЦЧ была выращена заново. Своей СЦЧ Ник занимался с восьми вечера и до полуночи. А в обеденное время, повторял материал первого курса мед института. Так прошла неделя. Дальше пошел новый материал. Поначалу это вызывало определенные трудности, но чем больше он погружался в мир современной медицины, чем больше он сопоставлял знания меда со знаниями ирьенина, тем легче ему становилось. Было много совершенно новых вещей. Химия ему была внове, особенно применительно к телу. Зато биохимия нашла отклик в душе талантливого ирьенина. Пусть и самые начала, но и их он придумал, как приспособить для своего усиления. Правда, на себе не экспериментировал. Жить хотелось.
Медленно, но верно, СЦЧ он закончил выращивать только через месяц. Растил сразу мощные каналы, которые подходят под такой мощный источник. Система получилась разветвленная, куда более совершенная, нежели у него была при жизни Хьюгой. Поскольку создавать танкецу он не умел, пришлось задействовать те, что уже были. На сотню больше, чем он привык, но Ник использовал их все. Вначале, пришлось нарисовать «карту» имеющихся танкецу, и лишь потом подгонять под них будущую СЦЧ. Но самое неприятное, это выжигать ненужные каналы. Дико больно, и фантомные боли мучают еще два дня. А главное, обезболивающие препараты и техники просто не работают. Но все это окупилось сторицей. Прекрасная СЦЧ, мощная, развитая, повышенной эластичности! Просто мечта. Осталось разработать танкецу, а то они меньше чем у генина. Технику хамелеона едва вытянул. И то, едва не выжег несколько танкецу. А после длительного хенге и вовсе неделю восстанавливался.
Но время идет, и танкецу постепенно развиваются, к концу второго месяца пребывания на теткиной даче, он вполне соответствовал генину по выдаваемым техникам. Хождение по вертикальным поверхностям стало естественным, по снегу тоже. По воде он ходил так же свободно, расставляя тазики в бане. Скорость движений мог выдать чуунинскую. Тут повлияло сразу несколько факторов. Чуть-чуть измененное тело, мышцы ног в основном, дальше не полез, не с генинским контролем, и широкие, крепкие и эластичные каналы чакры. Ускорение движений сильно зависит именно от ширины каналов и их эластичности. По последним замерам, семьдесят три км/ч, это пока что предел. Но и это просто отличный результат. Конечно, позже, когда вернется контроль, можно будет отрегулировать обмен веществ, усилить кости и мышцы, стенки сосудов, и многое другое, но пока, Ник считал, что добился просто прекрасных результатов. И здесь трудно спорить.
До сессии осталась неделя, и Ник приготовился ехать домой. Собрал вещи и вышел во двор. Хенге держалось легко и без перенапряжения. За ночь выпало много снега, так много, что ноги утопали в нем почти до колена. Тропинки узкие, скользкие. Двор-то Ник вычистил, просто напитал снег чакрой, и закружив его этаким буранчиком, увел за ограду, оставляя во дворе лишь промерзлую землю. А вот за пределом двора все куда хуже. Но самое паршивое в том, что подошва зимних ботинок искажала потоки чакры, что он выпускал для сцепления с поверхностью. Ничего страшного, конечно, с возвратом контроля такие мелочи его перестанут волновать, но сейчас, когда идти до остановки еще полчаса, этот факт не доставляет особой радости. Был бы контроль, он бы пошел напрямую, но на нем не летние кеды, в которых он тренировался, а зимние ботинки. Так что придется топать по дорожкам, а не по ровному как зеркало, заснеженному полю. Через четыре часа, Ник уже открывал дверь родительской квартиры. Первым делом он поехал именно сюда, ведь нужно было узнать новости. Ни сотового, ни компьютера у него с собой не было, от греха подальше. Вот и рванул первым делом к родным.

Глава 3

- Пап, Мам, я вернулся! – Крикнул на всю квартиру Ник. В гостиной что-то ударилось, и тут же довольно тихо ругнулось. На кухне разбилась, кажется чашка. Судя по звуку, кофейная. Чего это ма вечером кофе решила попить? О, а вот блюдце аккуратно поставила на стол. Все-таки, усиленный чакрой слух, это вещь. Конечно, пользоваться этим преимуществом Ник будет учиться еще очень долго, в современном мире слишком много звуков. Это тебе не лес, где всего-то около тысячи оттенков звука, а зимой и того меньше. В городе добавляется техника, вещи созданные руками человека, и многое другое.
Вероника Анатольевна разбила кофейную чашечку от неожиданности. На этот раз приятной. Сын вернулся. Успев краешком мысли укорить себя в неаккуратности, на трех разных языках, мать семейства осторожно поставила некомплектное теперь блюдце на стол, и легким шагом выплыла в прихожую. Сын, кажется, немного подрос, в плечах шире стал, и возмужал. Но сын, как бы он не изменился, всегда вызывает в сердце матери любовь. Она обняла его. Не доставая своей головой ему даже до подбородка, она казалась миниатюрной. Сын обнял мать в ответ. Тут в прихожую выскакал на одной ноге отец, сжимая пальцы второй в руке. Видимо серьезно приложился. Но тут же взял себя в руки, и подошел к ним. Сорокалетний мужчина, давно вошедший в пору зрелости, с легкостью обнял сразу обоих. Да так их прижал, что оба крякнули от неожиданности.
- Проходи Никитка. Мать, ну что ты в него вцепилась? Все уже, вернулся. Ну успокойся. Все в порядке. – Постепенно уговоры Владимира стали приносить результат, и его жена взяла себя в руки.
- Сынок, ты как? – Спросила о главном мама.
- Отлично, ма. Многое сделал, многое понял. Все замечательно. К сессии готов, как я думаю. Вообще, результативно съездил. Соскучился только. – Ответил Ник, и снова обнял родителей.
- Вот видишь, все хорошо. А ты волновалась. Чуть не извела себя нервами. Да и меня заодно. – Проворчал отец.
- Нервы подлечим, да и остальное бы тоже не мешало. Но это через пару месяцев. После сессии и праздников. А пока, пап. Ты с моей съемной квартирой как уговорился?
- Хозяин человек понятливый, я ему сказал, что тебе пришлось срочно уехать на пару месяцев, но я продолжил платить, и он не стал сдавать ее никому другому. Так что тут все вполне не плохо. А вот с работой твоей все куда хуже. Уволили тебя, сын. Уже когда в больнице лежал, они другого на твое место взяли. У них там планы горели. Так что, ищи другую работу. Такие дела.
- Понятно. Завтра поговорю с Дмитрием, может все-таки возьмет обратно.
- Поговори. Но я сомневаюсь, что возьмет. Он был весьма недоволен твоей болезнью в такое неподходящее для его фирмы время. Как будто бывает подходящее время для болезни. И вообще, как ты с ним работаешь?
- А что? Ну, злой, и что? Зато платит нормально. И главное вовремя, что тоже не маловажно, особенно для меня. За квартиру-то я плачу в первый день каждого месяца. А каждый последний день получал зарплату. Очень даже удобно и все исключительно вовремя. А то, что злобный как мантикора, так мне с ним детей не крестить.
- Может все-таки ко мне работать пойдешь? А, сын?
- Па, мы это уже обсуждали. Во-первых, вы что, зря заставили меня выучить четыре языка? А во-вторых, у тебя там Надька все еще работает. И мне не хочется находиться рядом с ней даже на одном квадратном километре.
- Ай, да ладно тебе, всякое случается. Это жизнь.
- Нет, па. Это, уж прости, шлюховатость. Врожденное. И мне с ней не по пути. Как там: «Ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало.»
- Ну, в чем-то ты прав, сын. Но так ли она плоха?
- Пап, давай закроем тему, а. Или ты думаешь, что не найду кого-нибудь получше?
- Найдешь, конечно, сынок.
- Вот видишь, ма во мне уверена. И правильно, кстати.
- Я тоже в тебе уверен. Но ты ведь сам просил ее взять на работу. А теперь не идешь ко мне в фирму именно из-за нее.
- И что? Работает она хорошо, все-таки не дура далеко. Вот и пусть работает. А я найду работу. Ладно, все. Мам, у вас тут есть что-нибудь поесть? А то я на крупы и баранину уже смотреть не могу. Есть стал раза в два больше и чаще. Запасов едва хватило. Надо будет съездить, завезти тетке продуктов на дачу. А то я там все под ноль смел.
- Ты не заболел, сынок? Вроде не потолстел, все в плечи ушло.
- Мам, я чисто физически растолстеть не способен. Просто при таких тренировках, тратится очень много сил, вот и ем как не в себя.
- Ну, тогда молодец. Идем, покормлю тебя. У меня там, в холодильнике отбивнушки есть, пюрэ, супчик…
- О, да! – Настроение вечно голодного студента резко прыгнуло на недосягаемую высоту. – Все неси!
Мать с любовью глянула на сына и отправилась на кухню. Пока она все подготовит, у мужчин появилось полчаса на общение.
- Па, как твое сердце?
- Ты знаешь, относительно не плохо. Как тебя из больницы забрали, так больше и не беспокоило, как будто. – Владимир Сергеевич задумался, припоминая, а потом уверенно кивнул.
- Смотри сам. Как только заболит, или еще что, сразу говори. Понимаешь, сразу, а не когда припрет. Гляди, чего могу.
Ник достал из кармана складной ножик и чиркнул им по ладони. Отец только поморщился. Но тут, место царапины едва заметно засветилось и кожа тут же сошлась. Через минуту не осталось даже шрама. Удивленный отец взял себя в руки и поинтересовался.
- А что еще можешь?
- Да много чего интересного. Но если взять медицину, то пока что, относительно простые операции на любом органе, могу немного улучшить обмен веществ, усилить память, короче, всего понемногу. Через годик все будет куда интересней. Контроля пока не хватает.
- Контроля, говоришь. Сынок, а ты… откуда это в тебе? – Наконец выразил мысль отец. Ответ у Ника был давно готов. Он обдумывал его два месяца и решил, что врать родителям, последнее дело.
- Пап, тут такое дело. Я прожил во сне целую жизнь другого человека. Он владел чакрой, и тренировался ее использовать всю свою жизнь. Которая, к слову, легкой не была. Собственно, из-за этого, я и получил столь сильный инсульт. Мозг просто не мог запомнить такой огромный пласт информации, тем более его обработать. И ты знаешь, Рюто Хьюга был хорошим человеком, пусть он родился и вырос, по сути, в рабстве. Вот откуда у меня знания и умения пользоваться чакрой. Хотя она есть в любом человеке. У кого-то больше, у кого-то меньше, но есть она у всех. Рюто, как и все шиноби его мира, был наемником, но более всего он был ирьенином. Хирургом-терапевтом-травматологом, по-нашему. Тут мы с ним похожи, не даром ведь я в мед пошел. В общем, когда я очнулся, активной была только память Рюто, а моя была заблокирована на физическом уровне. Он-я начал лечить себя, и когда физическая связь была восстановлена, мы просто слились. Понимаешь?
- То есть ты, это отчасти этот Рюто, и отчасти наш Никитка. Заковыристо. Да. – Отец задумался. А подслушивающая мама наоборот, вышла из-за угла, где тихонько стояла и обняла сына.
- Знаешь, если бы я могла, я бы ударила и обняла этого Рюто. Одновременно. Но ты мой сын, я чувствую. И… - Она бросила взгляд на отца. – Мы любим тебя.
Из самой, казалось, сути Ника вырвался облегченный выдох.
- И я вас люблю.
А потом был обед, из пяти блюд, чай со вчерашними ватрушками и много смеха. Решив не оставаться на ночь, Ник отзвонился хозяину квартиры, которую снимал, и поехал домой.

Глава 4

Сессия наступила через пару дней, и дала парню прикурить. Мало того, что за последние пару месяцев он не сдал ни одного зачета и курсовой, так еще и профессура, как сговорилась. Пока не сдашь хвосты, к экзаменам не допустим. Уговоры, разговоры с деканом, и наконец, компромисс. Профессора могут гонять его по своему предмету вплоть до середины третьего курса, но допускают его к зачетам и экзаменам без сдачи хвостов. Декан ухмыльнулся в лицо самоуверенному студенту, и согласился.
Все прошло отлично. Да и если честно, после патана, ничего уже не страшно. Патанатомия и патфизиология сданы, а все остальное мелочи, которые Ник сдал быстро и легко. Все-таки его знания больше прикладные, что очень помогло при сдаче. Плюс двенадцатилетний опыт ирьенина, что очень не мало, и проведение собственных исследований. Единственный шанс завалить наглого студента был у химички, но она им не воспользовалась, и все прошло отлично. Три недели на все про все, и он, вместо спокойного продолжения учебы, переведен на третий курс. Вот такая вот гадость от декана. Видимо не стоило ехидно ему в лицо скалиться после сдачи. Сам Ник восторга по этому поводу не испытывал. Теперь, вместо того, чтобы спокойно заниматься собой, и изредка приходить на нужные занятия, ему придется конкретно так учиться. Но Ник рассудил так, все праздники он продолжает ускоренным темпом прокачивать контроль, а там, глядишь, и до улучшения памяти доползет. У него и своя не плоха, но можно лучше. А следовательно и учиться будет куда проще. Потому, придя домой после праздничного загула, он изгнал из организма алкоголь, и улегся спать. План действий составлен, и с утра нужно приступать.
Утро встретило его на крыше дома. Выход на крышу был по соседству с его квартирой, и Ник быстро взломал замок. Что может быть проще для обладателя чакры? Напитал замок, понял, что и где, и провернул. Древний, видавший сотни сумасшедших от гормональной перестройки подростков, проржавевший страж был создан вовсе не для того, чтобы противостоять иномирным техникам, а для того, чтобы дети по крыше не бегали. А тут взрослый парень. Так что железяка не сильно и сопротивлялась взлому. Исключительно для порядка.
Тренировка на зимней, покрытой снегом до колена, крыше, это тот еще аттракцион, но больше просто негде. Это же город все-таки. Впрочем, крыша горизонтальная, даже нормальные, метровые, ограничители-заборчики по краям имеются. Без особого желания не свалишься. Аккуратно отчистив от снега и льда большую площадку, Ник продолжил тренировку, которую кто-нибудь другой и вовсе назвал бы самоистязанием. Но для него это норма. Сам он был в спортивном костюме, но холода не чувствовал. Часть холода компенсировалось постоянным движением, часть, уже на автомате, чакрой.
Окончив самоистязание к полудню, парень крепко поел, и занялся контролем чакры. Привычную ему мед чакру контролировать куда сложнее, чем обычную, даже чем элементальную. Поэтому он создавал и развеивал все известные ему лечебные техники. После этого перешел на техники обычной чакры, потом те несколько барьеров, что были ему известны. Следом пошла единственная известная ему фуин, кроме простейшего свитка для запечатывания вещей и взрывного. Собственно, эта фуин, просто больничный сканер. У Ника бьякугана нет, так что эту фуин нужно не только знать на ятъ, но и уметь воспроизводить на любой поверхности. Именно поэтому часть тренировки была посвящена тому, чтобы создавать эту печать из собственной крови и чернил. И по отдельности и вместе. Но чернила отдельно и в смеси с кровью просто не выдержали нужное количество чакры и испарились. Остался единственный вариант. Кровь. Благо ее требуется совсем не много. А накачивая ее своей же чакрой, управлять ей очень просто. Буквально секунда, и на стене нужная печать, только качай в нее чакру и управляй ее работой. А крови на это ушло грамм пятьдесят всего. Правда такая печать проработает не больше суток, потом проводник придет в негодность и станет отторгать чакру. Кровь в этом смысле куда хуже серебра или чакропроводящей бумаги. Даже камень лучше. А если в канавках проложить чакропроводящий проводник, то получим стационарную больничную печать.
После тренировок с печатью, Ник перешел к тому, что желал сделать последние две недели. Пришла пора узнать свою предрасположенность к стихиям. Поскольку нужной для этого чакропроводящей бумажки нет, пришлось идти старым добрым методом научного тыка. Налив в ванную воду, Ник напитал ее чакрой. Вода привычно откликнулась, но как будто через толстое стекло. Тогда он перешел к Земле. Тут все оказалось куда как хуже. Песчинки едва шевельнулись, а его чакра на это вообще не отреагировала. С молнией наоборот вышло лучше. По руке скользнули сотни крошечных молний, и чакра Ника сама приобрела часть свойств. К примеру, теперь она куда быстрее текла в каналах, и ее не нужно было подгонять. Особенно в мозгу и в руках. Этот эффект был и у Рюто. Так что здесь все привычно, только легче. Воздух откликнулся быстро, и принес в чакру Ника легкость. Контроль сразу подскочил. Воздух очень своенравная стихия, но лишь до тех пор, пока ты его к чему-то принуждаешь. Однако, если он часть тебя, его контроль не составляет труда. Остался огонь. Ник зажег свечу и уселся напротив. Минут десять он пытался насытить пламя чакрой, но ничего не помогло. Тогда он пошел путем от противного. Он начал искать огонь в себе. Все известные ему свойства огня и процесса окисления он перебрал, пока не нарвался на эмоциональную составляющую. Резкие смены эмоционального состояния привели его на правильный путь, он это чувствовал всем своим существом. И этот подход, так не свойственный миру шиноби, дал свой результат. Огонь взметнулся на метр, образовывая маленький горящий шарик, и тут же вернулся в естественное состояние. Контролем здесь и не пахнет. Даже вода лучше отреагировала. Так что, развивать Огонь, как и Землю, и Воду, конечно, нужно, но это дело на многие годы вперед. Сейчас в приоритете Молния и Воздух. Они приняли чакру Ника и она приняла их суть. И если на Воздух он знал почти десяток техник, то Молния, как и у Рюто, совсем не охвачена. Придется придумывать самому, а это дело тяжелое. Но Ник разберется, ведь нет ничего невозможного.

Глава 5

Отметив превосходную сдачу сессии и с родителями, которые им откровенно гордились, за переход на курс выше, он быстренько свинтил. Нужно было получить некоторый задел на будущее. Поднявшийся контроль позволил перейти к некоторым улучшениям в организме, чем Ник и занялся. В основном, на данном этапе его интересовал обмен веществ и улучшение памяти. Двое суток четверо еле выполненных водяных клонов корпели над Ником, но итог получился отличным. По сути, что такое тренировка памяти? Это направленная мутация. Человеческий мозг выделяет специальный фермент, который позволяет записывать информацию. И чем сильнее эмоция, тем больше фермента выделяется для запоминания происшествия. Получает первоклассник, к примеру, ремнем. Он может со временем забыть ЗА ЧТО он отхватил, но сам процесс не забудет никогда. Или наоборот, когда что-то очень сильно понравилось. Тот же в общем-то эффект. Можно поднять количество выделяемого фермента тренировками в запоминании чего-либо. А можно техниками мед чакры.
Клонов Воды сделал с огромным трудом. Без предрасположенности, на это ушло в пятнадцать раз больше чакры, чем у Рюто. К счастью, с количеством чакры особых проблем не было. Да и четыре ванны воды тоже – не дефицит. Затем, пару суток сна, и все в ажуре.
После всех этих мытарств и нервов, Ник приходил в себя пару дней, а после отправился на свою бывшую работу. Шеф принял его на удивление радостно. Женщина, которую наняли на его место, с обычными текстовыми переводами справлялась, но живые диалоги не тянула, и фирма потеряла двух клиентов. Поэтому Ника не только приняли обратно, но и зарплату подняли с минимальной до обычной. Работать он пришел когда еще семнадцать не исполнилось, поэтому и минимальной зарплате был рад. Но теперь он совершеннолетний, и этот разговор все равно был бы поднят. Официальное устройство на работу, тоже бонус не маленький. В общем, все получилось как нельзя лучше. Теперь денег будет хватать не только на квартиру и покушать, но и девчонку очередную где-нибудь выгулять. Чем не повод для радости.
Сколько нужно времени человеку, имеющему разум тридцатилетнего и совершенную память, чтобы закончить мед институт? Ник проверил на себе и по своему опыту может ответить. Три года. Три года постоянной учебы и выматывающих тренировок, с небольшими перерывами на студенческие загулы. Оглядываясь назад, Ник отчетливо понимал, чем больше проходит времени, тем больше он отдаляется от своих сверстников. Меньше общих тем для разговоров, общих интересов. И меньше общения, само собой. Ведь свое время он разделил между учебой и тренировками, а не между недоучебой и пьянками. Он не видел смысла обсуждать зверства профессоров, хотя бы потому, что особых зверств не видел. Ну требовательные, что ж теперь? Это нормально. В итоге, Ник так сильно отдалился, что практически сменил компанию. Стал больше общаться со взрослыми людьми, опытными врачами. К тому же, на работе, ему пришлось быть переводчиком у целой команды докторов. Конечно, в силу профессии, они знали по несколько языков, но были и такие, у кого языки были разные. Уже после окончания заказа, Ник продолжал переписываться с некоторыми из них. Со временем сдружились.
За эти годы контроль чакры вырос, и Ник смог выполнять техники на крепком чуунинском уровне. Танкецу развиваются медленно, но развиваются. У него есть еще около трех лет для их развития, а вот после двадцати четырех лет – все. Насколько смог их расширить, с тем всю жизнь и проживешь. Именно поэтому, Ник практически все время находился под одной или несколькими техниками. Хенге, это просто чудо, а не техника. И в качестве тренировки танкецу ей просто нет равных. Постоянная подпитка техники, причем, чем сильнее ее запитаешь, тем плотнее иллюзия. Все это дает равномерное и постоянное развитие танкецу по всему телу. Саму технику пришлось переделать в сторону упрощения, и она стала требовать больше контроля, зато, теперь она использует не четыре танкецу на животе, а вообще все танкецу тела.
Кроме этого, переделывая технику водяных клонов на стихию Воздуха и Молнии, получилось создать клонов из обычной чакры. Да еще и уплотнить их на столько, что они смогли взаимодействовать с внешней средой. Сами эти клоны техники использовать не могут, а вот передавать то, что увидели или услышали, запросто. К сожалению, только после разрушения техники. Собственно, чакра человека содержит всю информацию о нем ничуть не хуже ДНК. Даже лучше. Ведь чакра хранит в себе даже его личность. Весь опыт, мысли, желания. Полный набор, а не только физическое состояние. Именно это свойство чакры и позволяет создать такую штуку, как клон.
Особые успехи у Ника появились в освоении водной чакры. По старым следам он смог восстановить сродство с Водой, пусть на это и потребовалось полтора года. Однако оно того определенно стоило. Ведь именно в этой стихии он имел больше всего техник. С Воздухом все тоже неплохо. Тот десяток техник, что он знал,- освоил. Переделал несколько водных техник на Воздух и получил очень неплохие инструменты взаимодействия. Тот же Водный Спрут, переделанный на Воздух, тратит куда меньше чакры и на свое создание и на контроль, а вот разрушительная сила у него куда больше. С другой стороны, резать бетон сжатым Воздухом, это извращение, а вот Водой, совсем другое дело. Просто для каждой задачи есть свои инструменты. И именно их разработкой и занимался Ник. В огне он ничего толкового добиться не смог. Огненный шарик полуметра в диаметре, притом, совершенно неуправляемый. Взорвался в трех метрах от Ника, когда тот в очередной раз тренировал эту технику. Благо, что он успел создать Водяную тюрьму вокруг себя и практически не пострадал. Ну не считать же за травму вывих безымянного пальца. Тормозил руками, и под него попался сучок. Секунда, и палец на месте, еще пара секунд медчакрой, и растянутая суставная сумка в норме. Вот и все дела.
С Молнией поначалу все было куда хуже. Обычный выброс чакры молнии приводил к тому, что сгусток маленьких молний пролетал пару метров и рассеивался. Подобрав печатями более менее подходящий концентратор, пучок превратился в нормальную шаровую молнию. Неуправляемую. Добавив в технику еще пару печатей, Ник смог кидаться молнией толщиной с руку на расстояние до трех десятков метров. Замеры мощности привели к странным результатам. Огромное напряжение за двадцать тысяч вольт, нулевое сопротивление, и низкая сила тока. Это все, конечно, при постоянном токе. Импульсно он выдает совсем другие характеристики. Со временем и повышением контроля над чакрой молнии, смог выдать даже маленький ЭМИ. Радиус в двенадцать метров, а если по вектору, то тридцать два метра. Проверял на старых сотовых телефонах. Ник их не выбрасывал, и покупая новый, старые закидывал в шкаф. Вот и пришло их время. Через пару лет тренировок, смог поднять и силу тока своих молний. Собственно, чем больше чакры вбухиваешь в технику, тем больше сила тока. Да и напряжение тоже подскакивает. К теории полей пока не приступал, но однажды, Ник и до них доберется. Магнетизм ждет… После появления такой техники, как клон Молнии, Ник начал играть с их формой. Всякие животные из молнии, начали бегать по площадке, где он тренировал техники. Кошки, в свой размер и куда больше нормы, собаки, но остановился Ник на тигре. Этакая зверюга, увеличена раза в три. По «шкуре» то и дело проскакивают сотни искорок. Смотреть на нее просто больно, будто на сварку. Причем сетчатку реально повреждает. «Зайчиков» то и дело ловишь. И если для Ника это не проблема, то для остальных еще какая. К тому же, именно эти клоны разрабатывали и отрабатывали технику, которую Рюто однажды видел. Покров Молнии. Собственно, получилось весьма коряво. Контроля не хватало, и количество печатей для активации увеличилось пропорционально контролю. Семнадцать печатей, это полторы секунды чистого времени. Долго, короче. Осталось надеяться, что выйдя на уровень джоунина, эта проблема пройдет сама собой, и техника прочно войдет в арсенал. Впрочем, даже сейчас, эта техника поднимает скорость на недосягаемую высоту, по замерам, сто шестьдесят три километра в час. Правда у Ника и своя скорость далеко не чуунинская, из-за отменной СЦЧ, а скорее ближе к джоунину, а Покров еще больше ее увеличивает. На треть почти.
С чакрой Земли дело обстоит практически так же, как и раньше. Даже сотни часов медитаций не смогли помочь. Максимум, образование небольшого кубика из спрессованной сухой земли. О таких вещах, как превращение чакры в гранит или асбест и речи пока нет. Сама чакра Ника не приняла «чувство Земли». Не имея «свойства» Земли, преобразовывать чакру ОЧЕНЬ сложно и ОЧЕНЬ затратно. Этот самый кубик, со стороной в восемь сантиметров, это две трети объема. Учитывая, что объем чакры у Ника скорее ближе к Джоуину, то становится понятно, насколько затратно такое преобразование. Но Ник не сдавался. Ведь нет ничего невозможного.

Глава 6

Год в интернатуре и два в ординатуре стали для Ника натуральным адом на земле. Не потому, что тяжело, а потому, что мерзко. Возможность помочь есть, и в то же время нет. Нельзя светиться со своими возможностями, и приходится терпеть. Конечно, количество чудесных исцелений увеличилось многократно, но этого так мало. Внутренний конфликт нарастал со страшной силой, а принятое решение, оставить свои скрытые умения при себе, стало казаться откровенной подлостью. Помогали только родители. Их молодые, счастливые лица, и родившаяся недавно сестренка снова и снова давали силы молчать, и долечивать пациентов по тихому, пока они спят. Пришлось ради этого брать много ночных смен. Со временем их стало так много, что времени на тренировки оставалось все меньше. Даже пришлось себе напомнить, что это последний год, пока растут танкецу. И посвятить все свободное время именно их росту и развитию. Ник, понятное дело, и так о них не забывал, но решив для себя, что важнее, он стал меньше бывать на работе, а больше за городом. Снова и снова выполняя техники, он раскачивал танкецу и резерв с очагом. Планомерно увеличивая количество и качество, он увеличивал самый важный параметр чакры. Ее плотность. Ведь чем плотнее чакра, которую образует очаг, тем дольше проживет человек. Благо, что этот параметр можно развивать всю свою жизнь.
Но одно событие отбило у Ника всякое желание работать в муниципальных больницах. Проводилось исследование лекарства. Пройдя каким-то чудом, а скорее деньгами, все этапы, его стали поставлять в больницы. Ник заметил, что люди стали умирать внезапно, и стал копать. Для владельца диагностирующей печати нет никаких проблем узнать, от чего умер человек. Среди погибших были и несколько его пациентов, так что состояния их организмов он знал на зубок. Копал копал, и докопался. Новое лекарство вызывает инфаркт. И это при здоровом-то сердце. Собственно, вначале только сильнейшую аритмию, но сообщить о ней пациент уже не успевает. Умирает от инфаркта. Пройдя по инстанциям, Ник, конечно ничего не добился. Доказать он ничего не смог, ведь все отчеты говорят обратное. Да и все вышеперечисленные эффекты лекарство вызывает только у людей с больной печенью. Она просто не успевает переработать ту дрянь, что ест ее хозяин по совету врача, и все. Гудбай америка ооо. Но остальным-то помогло! Короче, работать в такой больнице Ник не смог. И по окончании ординатуры уволился. Пожалуй, за последние годы он еще не чувствовал себя настолько свободным. И потому, прилетел к родителям, как птица. Ему очень хотелось им рассказать, да и со Светкой повозиться тоже приятно. Трехлетняя малышка иногда выдавала такие перлы, что хоть стой, хоть падай.
- Пап! Мама! Светка! Вы где?!
Первая прилетела Светка. Обняла его ногу и тут же протянула ему ручки. Ник подхватил ее на руки и прошелся по ней техникой сканирования. Через несколько секунд небольшой синячок с ноги просто исчез. Весело засмеявшись, Светланка потянула его на кухню, где за столом как раз и собралось семейство. Субботний день все-таки.
- Привет, сынок, ты прямо светишься, что произошло? Неужели ты наконец встретил ЕЕ?
Мама этим вопросом его уже до белого каления довела. Все спрашивает, когда же он женится? Как будто без того неясно, что он учится! Ну, некогда ему. Для постоянных отношений нужно время, которого у вечного студента просто нет! Последнее время, правда, подуспокоилась, Светка занимает ее время. А раньше, постоянно спрашивала.
- Привет, сын.
- Поздравьте меня. Я уволился! Троекратное УРА перед строем!
Родители переглянулись и выдали в один голос:
- УРА! УРА! УРА!
Смех накрыл небольшую кухню уютом и чувством крепкой семьи. Удивительно, но даже проживая отдельно от родителей с шестнадцати лет, Ник не стал независимым придатком, а остался, пусть и несколько обособленной, но незаменимой частью семьи. Может оттого, что нес свои переживания в родительский дом и принимал их переживания как свои, а может оттого, что они все друг друга любят. Кто знает? Но этот уют, это тепло семьи, просто невозможно переоценить.
Походя применив технику сканирования на каждом из родителей, Ник ушел в ванную. Помыв руки, он тут же присоединился к застолью. Суп закончился до обидного быстро, и Ник налил себе добавку. Когда и она закончилась, приступил к второму. Котлетка, и обжаренная, вареная вчера картошка, тоже быстренько закончились, и дело плавно перешло к огромной, почти литровой кружке крепкого чая. Вообще, Ник давно обнаружил, что именно чай дает больше всего чакры. Даже мясо уступает ему. Поэтому домой и к родителям были куплены огромных размеров кружки. На боках у них гордо реял флаг с веселым Роджером, а на днище черным цветом выделялся силуэт испанского галеона. И если смотреть сквозь пустую кружку на дно, то флаг уверенно занимает свое место на мачте, пусть и выглядит больше самого корабля раза в три. Самое то, кружечка для шиноби, но для врача как-то… Впрочем, других вариантов все равно не было.
Родители действительно обрадовались его увольнению, так как видели, как тяжело ему на этой работе. Но, раз уж Ник принял решение закончить ординатуру, они не стали дергать его еще больше, и просто ждали. Вот, наконец, и дождались.
После еды, семейство перебазировалось к гостиную. Светке простор, и взрослым есть где разместиться.
- Что надумал, сын? Куда пойдешь?
- Да сам не знаю. Поступило предложение от частной скорой помощи. Но есть и нюансы. Одного врача, без помощников или практикантов на вызов не отпустят. А как я должен лечить чакрой, если у меня за плечом люди стоят? Вот именно, что никак. Так что я даже сам не знаю. К тому же, я не должен заниматься именно медициной всю свою жизнь. То, что я отличный травматолог, прекрасный хирург и неплохой педиатр, вовсе не ограничивает меня в выборе профессии. Сам понимаешь, что к примеру, спасатель из меня получится отменный, в силу того, что я могу пройти там, где обычный человек просто скопытится. А я даже не почешусь. С моим нюхом и слухом, что сыщик, что полицейский выйдет. С логикой у меня тоже не плохо. Хоть в муниципальный, хоть в частный сектор. Археолог из меня тоже получится. Клон, к слову, скоро закончит учебу и сдаст экзамены. Или сам сдам. Посмотрим, как со временем будет. Так что может и вовсе, одену шляпу, возьму хлыст и вперед. – Взрослые улыбнулись, прекрасно понимая, что работа археолога очень сильно отличается от того, что показывают в фильмах про Индиану Джонса. – Переводами я не перестал заниматься, так что деньги есть. Да и после того, как два года назад Дмитрий снова поднял зарплату, их стало еще больше. Мне и тратить-то их некуда было. Все время учился или работал, оставшееся просто откладывал. Короче, не знаю пока, чем заняться.
- Знаешь, сынок. – Мама иногда давала очень дельные советы, так что ее стоило послушать. – А давай я позвоню Лексею Егорычу. Может у него перекантуешься, пока решаешь?
- Это кто, мам? Я его не знаю?
- Ты его знаешь. Он учился с нами на одном курсе, да и потом, время от времени пересекались. Это по его протекции тебе позволили зачислиться сразу на третий курс исторического, пусть и с экзаменом, а все ж таки на бесплатное.
- Понял, меня сбило, что ты назвала его Лексеем, а не Алексеем. Знаешь, в принципе, позвони, вдруг у него какая вакансия есть. До экзаменов еще месяц, так что время есть. Можешь не спешить.
- Нет, сынок, такие вещи заранее решают. Сегодня позвоню и узнаю. Будет что-то, хорошо, а нет, так и не расстроимся, правда?
- Спасибо, ма. Ты лучшая.
- Эт да, знал, кого выбирал. – С улыбкой выдал отец. – Светка, а ну не шали.
Мелкая залезла на кресло и уже примеривалась сигануть с него на отца. А то, что расстояние около метра, ей пофиг совершенно. Дитё же совсем. Впрочем, что бы там с ней не случилось, Ник все равно рядом, и успел бы спасти. Да и отец с матерью, после качественного апгрейда кое-что могут. Из-за возраста, их танкецу уже не растут. Однако, пусть и на уровне генинов, но даже генин может двигаться очень быстро. Так что Светке ничего не грозило. Даже если бы упала, ее все равно успели бы подхватить. И она об этом прекрасно знала. Ей вообще нравится летать. Когда ее подкидываешь, она только смеется, да так задорно, что улыбка сама на лицо лезет. Может летчиком будет? Кто знает?..
Светка, на реплику отца не очень-то и отреагировала. Даже совсем наоборот. Личико сосредоточенное, вся сжалась, как пружинка и настроившись, распрямилась. Вытянувшись ниточкой, она летела отцу в руки, а тот все сидел и рук не протягивал. Ник видел, как его зрачок сжался в точку и тут же занял почти всю радужку. Реакцию взвинтил чакрой. Когда ее подаешь в мозг, все вокруг становится таким медленным, словно под водой, а зрачки проделывают вышеописанную эволюцию. Ник почувствовал, как чакра в теле отца побежала куда быстрее. Видимо он много времени посвящает контролю чакры внутри тела, раз может выполнить разгон так быстро. Собственно, все что могут родители, так это повышать плотность чакры и развивать контроль внутри тела. Из обычных техник им подвластны только техники ранга Е. Танкецу ограничивают. Но в принципе, даже стихийные, только слабые очень.
Когда до падения дочки осталось лишь мгновение, отец буквально выстрелил руками и благополучно подхватил чадо. Светка залилась довольным смехом, и взрослые, даже если не хотели, все равно к нему присоединились. Ее смех, будто резонировал с чем-то внутри и избежать его просто невозможно. Без шансов.

Глава 7

К маю, Ник понял, что пришло время переходить на новый виток силы. Становление джоунином. Суть в том, что чакра становится настолько плотной и ее так много, что именно она берет на себя часть процессов, что происходят в теле. Пропитывая его, чакра становится буквально частью тела. В каждой клетке есть чакра, и со временем она настолько интегрируется в тело, что они становятся буквально одним целым. Тело становится отчасти чакрой, и чакра становится отчасти телом. Именно это свойство чакры и позволяет превращаться в воду, или ветер, или и вовсе, на некоторое время в чакру, а затем снова становиться самим собой. К тому же, уровень джоунина, это совершенно другой уровень контроля. В начале, ты буквально заставляешь чакру делать то, что тебе надо, но когда твоя чакра и твое тело это буквально одно и то же, тебе нет нужды как-то заставлять ее. Она это ты, часть тебя, и ты просто представляешь, что тебе нужно - чакра, подвластная тебе, выполняет. Это дает не только контроль, это дает возможность буквально плевать на некоторые законы физики. К примеру, торможение на скорости джоунина. Никакой тебе инерции. Захотел и затормозил. На уровне чуунина это не только инерция, но и внутренние повреждения, пусть они и не большие. Контроль джоунина, это контроль буквально всего тела, до последней клеточки. И конечно, это контроль сознания. Без него, даже приступать нельзя. Людям с суицидальными наклонностями уровень джоунина противопоказан по определению.
Нику пришлось уехать на теткину дачу. Он подался в леса, прихватив с собой один нож. А что еще нужно? Поесть он себе и так поймает, ручеек найдет, а где спать, ему особой разницы и нет. Короче, умотал он в самую глушь. Нашел полянку, установил барьер, и засел за медитацию. Процесс не самый легкий, так что концентрация нужна запредельная. Если бы он оставил этот процесс, и не контролировал его, то он все равно бы произошел. Только криво. После таких вот лотерей и появляются мутанты типа Хошикаге. Полу человек, полу рыба. Ну и зачем? Нет уж, Ник решил, что он как-нибудь обойдется без акульих зубов в три ряда. Потому и потратил трое суток, не выходя из медитации. Природа вокруг него просто взбесилась. То земля шла волной, то с деревьев стесывало кору ветром, то в воздухе мелькали всполохи огня и молнии, а на самом краю полянки начал бить натуральный гейзер. В одну из ночей, из грозового облака, прямо в барьер ударила молния. Барьер не выдержал, конечно, он на такое непотребство не рассчитан. Но и молния Ника не ударила. Но общий фон наэлектризовала. А постоянно вырывающаяся из тела чакра напитала этот фон и с каждым новым циклом повторения все лучше преобразовывалась в молнию. Вот кто бы знал, но общее сродство с молнией это будущему джоунину повысило изрядно. Как и гейзер. Но Нику было не до того. Опустошая собственный резерв, он снова и снова вбухивал его в тело. Затем полностью вытягивал чакру, добавлял той, что образовалась в ядре, и снова в тело. В каждую клеточку, в каждую кровиночку. И так трое суток. И все это с одной мыслью или даже «волеизъявлением». Снять ограничение на количество деления клеток. Дефицита энергии все равно нет. Да и этот барьер появился в процессе эволюции, как ограничитель. Даже как некий распределитель энергии. Для джоунина, у которого чакры, как у атомного реактора, экономить энергию нет нужды. Так почему бы и не убрать этот барьер? Вот и Ник так подумал. Собственно, своего он добился.
Когда по истечении трех суток, он вышел из медитации, вокруг него был хаос. Самый натуральный. Земля вздыблена и обожжена, некоторые деревья стоят и лежат по всей поляне совсем без коры, будто обглоданные голодным псом, а некоторые еще тлеют. Гейзер еще сутки назад успокоился и превратился в родник. Короче, ужас.
Деревья со следами «насилия», Ник сжег. Теперь его контроль огненной чакры позволял исполнять контактные техники, так что, приложив руку к лысому дереву, он его поджигал сразу со всех сторон. Контроль Земли тоже поднялся достаточно, чтобы выровнять площадку, убрав пепел в землю. И даже сделать мраморное обрамление для родничка. Чаша из голубого камня, и небольшой круг из белого. Рядом белая скамейка с ажурной спинкой и ажурный бортик вокруг родника. Красиво получилось. Лет пятьдесят продержится, если не сломают. А вот унести не выйдет. Тяжело, да и ножки уходят на три метра под землю.
Разобравшись со следами обряда и более менее освоившись с новыми силами, Ник рванул к теткиной даче по прямой. Отталкиваясь от стволов деревьев он развил просто неприлично большую скорость. Уже не далеко от опушки, пролетел над небольшой компанией. Пикник, видимо. Увидеть его они не смогли, слишком быстро он скрылся в листьях. Но нереально огромную тень заметили. Но Ника это не волновало. Он хотел есть, да так сильно, что спешил на всей возможной скорости. Добравшись до теткиного дома, он крайне плотно поел и тут же, за столом, уснул. Довести до усталости джоунина сложно, но все-таки возможно.
Домой он вернулся только на следующий день. Посидев над конспектами, отправился к знакомой докторше. Нервное напряжение нужно было скинуть. Учитывая возможности джоунина и его выносливость, которая не кончается, пока не кончится чакра… Короче, тут нужна очень выносливая леди. Ну и охочая до «сладкого». И именно такую Ник знал. Позвонил, и назначил встречу. Легкий ужин в небольшом, но уютном ресторане, и в постельку. Утро, встретило их соседей звуками определенной направленности. Впрочем, за ночь, они почти привыкли. Часов до четырех ребята не утихали, и соседям пришлось засыпать под ахи, вздохи и скрип дивана. Стоит заметить, что с вечера диван не скрипел, но к ночи, разболтался. А утром, все началось сначала. Причем утро было раннее, так как ей еще на работу. Поэтому она встала пораньше и растолкала своего разнежившегося кавалера. И вообще, леди требует утренней ласки. Короче, что вечер, что утро у соседей не задалось. У кого от плохого сна или его недостатка, а у кого и от зависти.
Самому Нику такое утро очень даже понравилось, и он был в отличном настроении. Добравшись до дома, он продолжил готовиться к экзаменам. Дипломная давно написана, и ждет своего часа. Вон, уголок выглядывает с полки. Осталось только сдать все остальное.

Глава 8

Время до сдачи дипломной работы, и две недели после, Ник посвятил делу, которое считал невозможным. Еще совсем недавно считал. Но став полноправным джоунином и выйдя из рамок простого смертного, решил, что можно попробовать. Ник решил попробовать создать себе бьякуган. Ведь по сути, любое додзюцу, это чакра в глазах, в строго определенной форме. Ну и расположение каналов чакры. Плюс к этому, нужен развитый мозг, чтобы не получить сенсорный шок. Все это у него было, кроме нужной конфигурации чакро каналов в глазах. Каналы в мозге проложены давно, и в общем-то, все готово к эксперименту.
По знакомству, Ник прошел в морг. Пара десятков тысяч, и его там никогда не было. Найдя самый свежий труп, он начал эксперимент. Судмедэксперт ушел подремать, и вырубил камеры. Якобы случайно, само собой. Поэтому, Ник в три клона приступил. Двое поддерживали жалкие остатки СЦЧ трупа от полного рассеивания, а сам Ник пытался прорастить в глазах трупа бьякуган. Промучившись пару недель, получил обнадеживающий результат. Хотя, из-за отсутствия связи с мозгом получившиеся глаза не «включились», но мистическая рука зафиксировала неполноценный, но все же бьякуган. Впрочем, отсутствие кругового зрения Ника не расстроило совершенно. Главное, это возможность видеть чакру. Но еще главнее, колбочки в глазах не подверглись изменению. То есть, при включении бьякугана мир не будет выцветать, как черно-белый снимок. Как, собственно, и ускорять реакцию. Но последнее Нику не очень-то и нужно. Есть множество способов делать это и без бьякугана. Конечно, разрешающая способность такого «недоделанного» додзюцу пока не известна, но это не так важно. Главное, что глаза не будут белыми бельмами, как у изначального додзюцу. Оставаясь нормального цвета, и даже имея зрачок, они будут серыми бельмами только во время включенного додзюцу. И никаких тебе вздутых вен. Такой результат его устроил даже больше. И именно этот вариант он решил использовать для себя.
Аккуратно уничтожив все следы своего пребывания, и убрав результаты своих экспериментов, Ник перенес использованные трупы обратно в холодильник. Быстро свернув в уголок патологоанатома, он отблагодарил врача, и тихо удалился. До дома добрался на такси, и тут же залег в ванну. Подложив под голову надувную подушку, кивнул клонам, а сам привычным усилием ушел в глубокую медитацию. Клоны тут же приступили к операции. Закачанное в них запредельное количество чакры, позволило прорастить основные каналы в глазах оригинала, а мелкие чакро сосуды проращивал он сам, «изнутри». Для внешнего воздействия, проращивание чакро сосудов – слишком тонкая операция, хотя и возможная. Просто в данном случае, бессмысленная. Какой смысл надрываться, если можно это сделать спокойно и без перенапряжения?
Через семь часов операция была завершена. Проверять пока рановато, нужно дать каналам и сосудам устояться, и только потом приступать к тренировкам нового приобретения.
Ближе к двум часам дня вернулся клон, посланный вместо хозяина на новый заказ. Синхронный перевод с испанского на японский. После того, как Ник узнал язык мира шиноби, выучить японский было очень просто, и довольно быстро. Произношение ставить не нужно, сам управился, только расширить словарный запас и получить некоторый опыт. Таким образом Ник расширил количество языков, и соответственно увеличил свою зарплату.
Сам же, отзвонился своему «горшочному» приятелю. Они росли вместе, жили по соседству, и сохранили дружбу по сей день. Максим ответил быстро:
- Да, на проводе. – Хоть никаких проводов у сотовых телефонов нет, заставший еще советские телефоны Макс, эту фразу любил, как родную, и постоянно использовал, что сбивало с толку всех, кто звонил ему впервые. Его это забавляло, и менять привычку он категорически не хотел.
- Здоров, чем занят? Не отвлекаю?
- Да нет, на работе.
- Такое можно услышать только в России.
Хмыкнув на два голоса, ребята продолжили разговор.
- Я чего звоню-то? Может рванем куда-нибудь на природу?
- Ты чего, Никит? То тебя за уши не выдернешь, то сам вот захотел? У тебя все в порядке?
- Все норм, Макс, просто морально устал. Хочу подальше от забот и хлопот. К тому же мы так и не отметили сдачу дипломной. Что не есть хорошо!
- Ага, ага. Тебе напомнить, куда ты меня послал с предложением отметить?
- Ну ты же меня знаешь! У меня тогда был проект!
- Да знаю, конечно. Но это уже становится плохой традицией. Защиту дипломной в меде ты тоже отметил только через месяц. В этот раз и двух недель не прошло. Глядишь, еще через пяток высших образований и в тот же день отметишь.
- Вот уж нет, спасибо. Это я про пяток вышек. Бррр. Вот не поверишь, учиться надоело.
- Тут ты прав, Никит, не поверю, ты же повернутый на этом.
- А что ты хотел, преимущества систематического образования. Это тебе не в гугле рыться, выхватывая куски, а затем складывать в уме паззл из неподходящих деталей.
- Ладно, вернемся к теме. Когда едем-то?
- Да я хоть сегодня готов.
- Не, если сегодня, то только сугубо мужской компанией. Это не то. А девчат нужно заранее предупредить. Если они на дискотеку часами собираются, то на шашлыки тем более. Кстати, у матушки твоей то винцо осталось? Вероника Анатольевна обещала мне пару бутылочек своего шедевра. Ты ей напомни, да и привози, к шашлычкам самое то.
- Угу, спрошу. Но я тебе хочу сказать, что в погребке у нее много более выдержанного продукта.
- Да я знаю. Но та десятилетка было просто фантастической. Это по сколько нам с тобой было, когда Теть Ника его поставила? По двенадцать? Видишь, два года прошло, как я то вино попробовал, а до сих пор вспоминаю.
- И я вспоминаю. Так мне больше и не перепало из того погребка. Все на продажу ушло. По крайней мере мне так сказали. А как там на самом деле обстоит, я понятия не имею. Давным давно не был на даче.
- Ну, короче, ты меня понял…
- Ага. С меня вино и мясо, с тебя народ. Уговор?
- Уговор. Завтра как раз пятница, вот часиков в семь и выдвинемся. Дни длинные, ночи короткие, июнь, так что все в норме.
- Лады. Тогда до завтра.
- До завтра.
Весь следующий день прошел в подготовке и тренировках. Пришлось съездить к родителям, от них на дачу, оттуда обратно в город, потом за мясом, овощами и прочими стаканчиками. К семи, свежий и радостный Ник стоял на уговоренном месте. Свою сузуки гранд он припарковал в десяти шагах, пока сам удобно устроился на скамейке парка. Закинув под голову руку, он с удовольствием щурился на облака и ждал остальных. Двадцать минут тишины, и компания начала собираться. Семнадцать человек, кто на своей машине, кто с кем-то. И вся эта бурлящая жизнью команда, разместившись по машинам, двинула за город. Понятное дело что они не одни такие. Пробки на дорогах запредельные, но когда в машине весело, время летит незаметно. К половине девятого они прибыли на место, которое подготовил в лесу Ник. Совсем не далеко от родительской дачи, в трех километрах от опушки он построил из камня несколько беседок, огромный мангал, и небольшую танцплощадку. Ничего сложного или вычурного, но все как будто на своих местах. Пара мощных стволов около каменного костровища для «посидеть» дополняли картину. Дрова тоже заготовил, а для мангала они привезли уголь с собой.
Доехали, разгрузились, за мангал поставили бывшего одноклассника Лешку. По шашлыкам он был великий мастер. Чем вся компания не раз восхищалась. Кто-то достал гитару, кто-то разжег костер… Вечер удался. Но как и все хорошее, он быстро закончился. Хоть и разъехались только в третьем часу, а все равно показалось мало. Ник, как и остальные водители не пил, поэтому к концу вечера был на другой волне, относительно выпившего большинства. И это дало возможность спокойно подумать. Правда, не долго. Как только заметили, что он заскучал, тут же утащили к костру.

Глава 9

- Стреляй, пап.
Владимир Сергеевич прицелился в сына из пистолета, но курок так и не нажал.
- Да стреляй же, ничего мне не будет! Я же показывал!
Ник и впрямь показывал, что пули не пробивают покров чакры, который он недавно освоил. Но отцу от этого не стало легче нажать на курок.
- Не могу я, сын.
- Ну ладно. Тогда с клонами тренироваться буду. Хотя они слишком быстрые и не получается подобрать нормальный ритм.
Они находились в леске за городом. Ник осваивал новую технику. Маятник. А для подстраховки, перед этим освоил покров чакры, доведя его прочность до такой степени, чтобы пули были не страшны. Зачем джоунину маятник? А вот чтобы было! Ну а вдруг? Даже у него чакра вполне может закончиться. Или ее останется так мало, что нужно будет экономить, а тут хоп, а все уже просчитано великим ураганом. Вообще, Ник не раз и не два спрашивал себя, зачем ему в этом мире боевые техники? Он живет обычной жизнью обычного человека, так нафига он осваивает и разрабатывает новые боевые техники? Правда не только боевые, но их он вбивает на подкорку ежедневными тренировками. Да что говорить, он уже даже печати не использует для большинства техник! А ведь для выполнения техники без печатей, нужно ее повторить не менее тысячи раз! Ну вот зачем? И не находил ответа. Наверное, это просто вбито в подкорку, и принесено в его разум с памятью Рюто. Возможно? Вполне. Да вот только, каждый раз приходя в родительский дом и видя свою сестренку и годовалого братика, он отчетливо понимал, нужно тренироваться, нужно быть готовым ко всему, даже если это никогда не понадобится.
К двадцати шести годам, имея репутацию одного из лучших травматологов города, Ник сменил профессию, стал археологом, и уже в этой ипостаси получил некоторую известность. Чем больше становилась предрасположенность к Земле, тем легче ему было находить артефакты, проходы под землей и многое другое. Теперь, если он проходит мимо участка, мимо проходят и остальные. Правда, коллеги свято уверены, что у него просто сверхъестественная чуйка, и в чем-то они правы. Слабенькая техника Эхо Земли, выпускаемая через ноги при ходьбе, дает Нику четкое представление о пустотах, а Чувство Земли, дает представление об объектах с аномальной для обычного грунта плотностью. И все это, в дополнение к его пусть и неполноценному, но все же бьякугану. Он позволяет смотреть сквозь предметы, но как выяснилось, в земле очень много потоков чакры, и рассмотреть что-то на глубине более двух метров, просто невозможно. Вот и вся «чуйка». Иногда применял технику Супер Магнита, и таким образом искал вкрапления меди в толще земли. Медь отталкивается от магнита, и засечь нужные сигнатуры довольно просто.
Вообще, за последние пару лет Ник сделал огромный скачок в своих возможностях управления чакрой. В какой-то момент, его упорство победило, и предрасположенность к стихии Земли, наконец-то перешла в свойство его чакры. С ней стало также легко, как было Рюто, и техники теперь чуточку «плотнее». С Огнем такого пока не получилось, но какие его годы? С Водой он обрел сродство давно, про Молнию и упоминать не нужно, так же как и про Воздух. Медленно, но верно, его упорство побеждало природные ограничения. Может быть, Ник и не стал бы упорствовать в стихиях, если бы его танкецу были уровнем как его очаг. Но будучи на уровне джоунина класса А, его танкецу просто не соответствовали очагу Ника, который уверенно перешагнул планку Каге. Причем и по количеству чакры и по ее плотности. И ведь это далеко не предел. А раз действительно сильные техники ему не грозят, в силу недоразвитости танкецу, то пришлось пойти вширь. Стихийные преобразования более менее освоены, и даже в Огне есть несколько техник. Тогда Ник стал переходить на смешанные стихии. Начал, понятное дело с магнетизма, причем использовал только молнию, создавая магнитные поля различных конфигураций. Техника Супер магнита как раз «выкидыш» такого подхода. Но если ему все же удастся смешать молнию с ветром, то магнитные техники выйдут на совершенно новый уровень. Правда до этого еще годы тренировок. Но даже первые пробы с воздушным клоном показали, что при смешении, итог несравнимо выше. Правда, до нормального смешения стихийных чакр еще очень далеко.
Медленно, но упорно достигая мастерства в каждой из стихий, приходилось придумывать все новые техники, и даже брать идеи из фантастики и фэнтези. Покров чакры, со временем превратился в технику Воплощения Дракона Чакры. То есть, в покров вбухивается просто море энергии, и из нее формируется здоровенный дракон. Сам Ник находится внутри, и полностью защищен от внешней среды «телом» сформированного дракона. Даже вдыхаемый воздух фильтруется. Техника очень перспективная, дает возможность не только драться, но и летать, и даже менять стихию чакры, из которой дракон состоит, прямо на ходу. Правда, полет возможен только в виде обычной и воздушной чакры, зато Молниеносный Дракон Чакры дает нереальную скорость движения. За звуковой барьер не вышел, конечно, но к тремстам пятидесяти километрам в час, вполне свободно. Можно и побыстрее, но чакра улетает с бешенной скоростью, дракон большой, сопротивление воздуха тоже не маленькое.
Со временем, Ник полюбил летать по ночам в Воздушном Драконе Чакры. Испытывая при этом какое-то нереальное удовольствие, он снова и снова крутил всевозможные фигуры высшего пилотажа, и даже заглядывал в гугл, просматривая ролики с новыми фигурами. Со временем и все более частым применением этой техники, она постепенно видоизменялась, пока через год не стала покровом воздуха с крыльями и хвостом. Именно эта форма позволила притворить в жизнь все те фигуры, которые Ник хотел повторить.
Когда Светланке исполнилось четыре года, Ник привел ее СЦЧ в норму, и всей семьей ее начали обучать. Она обещала превзойти их всех, так как у нее было время и на обучение и на развитие танкецу и огромный для четырех летней девочки очаг, больше подходящий опытному генину. К пяти годам у нее стабильно случаются выбросы, то ускорится, то прочность свою повысит, а то и вовсе штору подожжет. Нереально сильная предрасположенность к огню у ребенка. Конечно, все это происходит в «пиковых» ситуациях, вроде падения со стула или испугавшей девочку осой, но факт остается фактом. Детский садик проходит мимо Светки, потому как скрывать свои возможности она еще не умеет.
Хорошо, что родители вняли совету старшего сына, и все-таки открыли свои стихии, это позволяет им минимизировать ущерб от Светкиных всплесков. Особенно хорошо, что у Вероники Анреевны главная стихия Вода, что позволяет быстро тушить все то, что норовит поджечь дочь. А то, с Воздухом отца, все было куда хуже. Он бы скорее увеличивал огонь, чем гасил. «Худенькие» танкецу родителей просто не способны пропустить нужное количество чакры, чтобы погасить Огонь Ветром. А вот затушить Водой, запросто. Впрочем, Ник продолжает наседать на родителей, чтобы они вырабатывали сродство с остальными стихиями. Ведь даже техники Д и Е рангов могут очень помочь. Впрочем, предки это и сами понимают, но за отсутствием клонов, времени у них на это немного.
Следующие два года принесли в копилку умений Ника сродство с Огнем и пару десятков техник на «беспечатном» уровне. Шестилетняя Светка уже вполне научилась контролировать себя, поэтому на семейном совете решили все-таки отправлять ее в школу. Вот в августе семь исполнится, и вперед, к социализации, так сказать. Предчувствуя много проблем, Нику пришлось придумать несколько ментальных техник. Давались они ему не то чтобы сложно, скорее вообще никак. Если с защитой еще куда ни шло, то с нападением совсем никак. Зато мама удивила всех тем, что эти техники, как для нее придуманы. Так легко они ей дались. Отец переглянулся со старшим сыном, и они молча решили, кто именно будет ходить в школу и разгребать Светкины косяки. Кивнув друг другу, они коварно спрятали улыбки, а мама продолжила хвастаться тем, как легко у нее эти техники получились. Ничего, скоро она поймет, что зря она это рассказала. Ведь на подходе у нее младший сын. Сережка растет пацаном серьезным, спокойным и уравновешенным. А еще, удивительно усидчивым. К своим трем годам он уже нормально разговаривал фразами, быстро бегал да и вообще, развивается быстрее нормы. Заниматься с ним одно удовольствие. Быстро запоминает новое, и может использовать новые знания. К тому же, на волне паранойи, Ник привел в порядок его СЦЧ на год раньше, чем Светланке. Очаг у него самую капельку поменьше чем у пятилетней Светки, потому, Ник решил, что уже можно. И в общем-то не прогадал.
К пяти годам, научившийся читать Сережка выучил наизусть первый том написанного Ником семитомника «Обращения к чакре». Чем уж ему понравилась эта книга, он не объяснил. Но это не мешает ему подсказывать восьмилетней Светке во время занятий. Та на это жутко злится и норовит пожечь все вокруг. Навострившиеся родители, конечно, быстренько нивелируют ущерб, но по попе ей за такие дела достается исправно. Что в свою очередь не добавляет приятных эмоций.

Часть 2

Глава 10

Свой тридцатый день рождения Ник встретил в Китае. Небольшой монастырь в горах дал ему как бы не больше, чем предыдущие десять лет. Совершенно другой подход к использованию чакры, дал Нику возможность заняться гендзюцу. Из-за того, что он буквально «заточил» себя на использование мощных, чакрозатратных техник, гендзюцу он применять нормально мог только на себе. Собственно поэтому у него и ментальные техники не шли от слова «совсем». А китайские монахи вовсе не использовали ту энергию, что течет по СЦЧ. Только ту, что из нее вытекает. Они научились удерживать покидающую тело чакру у своего тела, и постоянно держать ее под контролем. Сотни тысяч часов медитаций позволили им перенести эту часть контроля на подсознание. Настоятель монастыря, древний, седой как лунь старик, удерживал около четырех объемов самого Ника, и это ему совершенно не мешало поучать пару молодых монахов палкой, что он использовал как посох. При этом плотность чакры, что он держал у тела, была очень велика. Но главное, такой подход нивелирует проблему с танкецу.
Как ни странно, находиться рядом с настоятелем было легко, а ведь если сам Ник перестанет скрывать чакру, рядом с ним дышать станет тяжело. Да и не чувствовал Ник всей этой «массы» энергии, пока не глянул бьякуганом. Как будто с обычным человеком общаешься. Но увидев эту чудовищную мощь во время командировки, дал себе слово вернуться. И вернулся, само собой. Уже год живет в этом монастыре, учится удерживать чакру у тела, что в итоге позволит ему создавать гендзюцу. Да и доступный объем повысит. В принципе, это очень похоже на его технику Воплощения Дракона Чакры. Только держать ее нужно всегда. Днем, ночью, в туалете или в магазине. Каждую секунду. Конечно, Нику было куда легче, чем подавляющему большинству монахов, все-таки многие годы он посвятил тренировкам контроля чакры, и уже через год, смог таскать за собой примерно половину своего объема. А вот обычному человеку, пришлось бы тренироваться десятилетия для такого результата. В данный момент, Ник сидел на небольшой лесенке, прикрытый техникой хамелеона, и наводил гендзюцу местности, отщипывая от «внешней» чакры малюсенькие крупицы. Собственно, за спиной подметающего двор монаха все время появлялись новые и новые опавшие листочки. Ник перешел к динамическим гендзюцу, и «листья» буквально падали с деревьев. Угу, и аккуратно укладывались к ногам монаха. Лишь через час тот понял, что что-то не так. Сколько он уже намел листьев, а куча совершенно не увеличилась. Он начал оглядываться, и осматривая каждый сантиметр окружения. Но технику Ника не пробил. А потому обратился к сенсорике. И сразу же заметил Ника. Все-таки скрыть такую уйму энергии очень сложно, даже имея такой опыт обращения с чакрой. И если еще полгода назад Ник фонил чакрой так сильно, что к нему подходить опасались, то теперь, его с семи шагов не почувствовали. Это огромное достижение, что ни говори. А весь фокус в том, чтобы держать границу получившейся «ауры» настолько плотной, чтобы за нее не вырывалась энергия. Ну и чтобы эту границу не материализовать, как случалось сотни раз до этого. Тонкая грань, но ее нужно придерживаться.
Собственно, эта граница, как и любая техника, буквально «воплощенная воля». И этот простой для осмысления факт дал Нику идею. Вот есть у нас фуиндзюцу. И вот есть у нас руны. И там и там многосмысловые символы, которые напитываешь энергией для получения итога. Техники, собственно. Из фуин, Ник знал всего двенадцать символов. Удержание, накопление, выброс, концентрация, преобразование, огонь, пространство, искажение, разрушение, смещение, взгляд, слой. Это все известные ему символы. Шесть из них были украдены Рюто у главной ветви клана Хьюга, часть дали в академии, и два он подсмотрел у огромного беловолосого нинзя с надписью «масло» на лбу. Короче, фуин символы, штука дефицитная, и взять их просто негде. Так почему нельзя использовать скажем руны? Они также имеют множество смыслов при одном и том же изображении. Пробы продолжались довольно долго и по большей части безуспешно. Но кое-что удалось получить. Перелопатив символику разных стран, Ник смог найти еще много рабочих символов. Тот же знак Инь/Янь, давал символ разделения, и его можно использовать как для разнесения разных эффектов одной техники во времени, так и для противопоставления двух действий друг другу. Даже для преобразования чакры из огня в воду и обратно. Так же он давал возможность создать «условие» при котором противопоставление или разделение начнется. Потери, конечно дикие, но кого это вообще волнует?!! Каждый новый рабочий символ, это праздник. Несколько рабочих иероглифов обозначающих стихии и саму по себе энергию, также дали не маленькие возможности.
В общем, год вышел весьма плодотворный и домой Ник возвращался с удовольствием. Мало того, что он очень соскучился по семейству, так и принесет с собой много нового. Все, что он узнал уже записано и даже красиво оформлено, с иллюстрациями. Было скучно, и Ник занялся этим тяжелым и кропотливым делом. Глядишь, и детям интереснее будет.
Пробыв дома целый месяц, Ник рванул обратно в Китай. По совету настоятеля монастыря, он поехал на другой край страны, чтобы познакомиться с последователем кунг-фу Каменного Кулака. Зачем? О, этот весьма интересный экземпляр весьма выделяется в обществе китайских мастеров тем, что его еще никто не побеждал. Просто не могут пробить его кожу, не говоря уж о внутренних повреждениях. А вот сам мастер пробивает даже Стену Воли. Это одна из техник защиты чакрой. Говорят, она очень сильна. Сам настоятель ей не владел, но видел, как ее используют. Короче, неимоверно крутой парень, этот мастер. Вот к нему-то Ник и отправился.
Выйдя из старого, задрипанного в край фургончика, Ник подхватил свой рюкзак из открытого багажника и отправился по заросшей тропинке. Что такое пара десятков километров для чакро пользователя? Десять минут, без особого напряжения. Как только грузовичок скрылся из вида и слуха, Ник сорвался с места и вдарил по бездорожью. Не особо напрягаясь, за двадцать минут он добрался до нужного места. Вместо старого храма, или скромного домика отшельника, он увидел шикарный особняк в старом китайском стиле. Охрана на подъезде к воротам. И кстати, его проводник направил его какими-то закоулками, вместо того, чтобы просто подвести к воротам. Видимо побоялся. Впрочем, Ник его тут же понял, как только увидел в руках охраны автоматы. На поясах ножи и кобуры с пистолетами. Единственный вопрос, который посетил голову Ника: «проникнуть по-тихому, или прямо в ворота пройти?» Впрочем, ответ был очевиден. Его уже почуяли и встречали во всеоружии. Рация ожила, оттуда долетел чей-то голос, и охрана засуетилась. Уже через минуту количество охранников удвоилось. И Ник решил, что скрываться бессмысленно. Глянул на охранников и поместье бьякуганом. Здесь даже охранники пользуются чакрой. Только как-то странно. Нет, они уже знакомо держат вокруг себя чакру, но… Что-то непонятное происходит с окружающей мировой чакрой, когда охранники замирают. Так и не поняв, в чем фишка, Ник наконец вышел из зарослей, и направился к воротам. Охрана тут же наставила на него оружие, что ему, понятное дело не понравилось, однако предпринимать он ничего не стал, только разогнал чакру в СЦЧ. На всякий случай.
- Стой на месте, чужеземец. Мастер не принимает. – Прокричал один из стражей. На чистейшем английском. А сам-то китаец. Интересно.
- Можете опустить оружие, я не собираюсь нападать. – Ответил ему Ник. Только вот охраннику на его слова было откровенно наплевать.
- Стой на месте, или я открою огонь! – Ник остановился, и спокойным голосом поинтересовался:
- Кто-нибудь из вас мог бы позвать мастера? Мне очень нужно с ним поговорить. О нем мне рассказал настоятель монастыря ДэнФэн.
Как только прозвучало название монастыря, из рации рявкнуло на китайском, и охрана нажала на спуск. Пули пропахали то самое место, где стоял Ник, но его самого не задело. Он уже находился в тридцати метрах и аккуратно вырубил одного из группы прикрытия. Второй, на удивление успел увернуться и успел сделать шаг. Хоть скорость Ника и превышала скорость охранников на порядок, они все же были быстрее обычных людей. Причем намного. А еще крепче. Ник вломил охраннику на автомате, вот как бил по деревьям на тренировках, так и ударил, а его не убило, хотя должно было. Только сознание потерял, а ведь Ник после удара успел подумать, что явно переборщил. Даже успел представить, как голова охранника отрывается от его шеи и пролетает мимо остановившего джоунина. Нифига. Тело перекувыркнулось через себя, да сам охранник потерял сознание. И в общем-то все. Крепкий мужичек попался. Но останавливаться нельзя, и Ник продолжил доброе дело выживания в условиях, приближенных к боевым. Нити чакры рванулись к окружающим телам, и приподняв над землей, закрыли от выстрелов второй группы. Только выстрелы не смолкли. Охрана продолжила стрелять. И бьякуган отчетливо видел, что пули не убивают. Они даже не пробивают кожу охранников. Вдруг нити просто разрушились и группа терминаторов обернулась к нему, с самыми черными намерениями.
- Ну ладно же. – Тихо пробормотал Ник и подпрыгнул вверх, метров на тридцать. «Внешняя» чакра обратилась огромным драконом и реликтовое существо ринулось к земле. Не долетев до нее пару метров, чакра обратилась живым камнем, и на землю приземлился шестиметровый в холке, и злой как демон, дракон. – Зря вы так. – Припечатал измененный техникой голос, и зверь начал крушить все вокруг. На пули ему было плевать, пара гранат смогли нанести повреждения , но только поверхностные, так что до них Нику тоже не было дела. Сам он находился внутри, но полностью чувствуя зверя, с легкостью крушил бойцов охраны. Как бы крепки ребята не были, но атака семи тонного каменного дракона, да на скоростях джоунина… У бойцов просто не было шансов. Ник старался никого не убить. Он действительно этого не желал, но удача благоволила далеко не всем охранникам. Четверо китайцев лежали на земле, и уже точно не будут ни в кого стрелять. Один раздавлен буквально в лепешку, другой нарвался на коготь, и теперь сквозь него можно из пушки стрелять, его даже не заденет. Еще один крайне неудачно врезался в каменный забор, когда Ник от него отмахнулся, а последний труп получился по вине охраны, Ник его вообще не заметил. В его сознании этот китаец вообще должен был метнуться в другую сторону. Собственно это направление было вообще единственным, где не стреляли. Но он видимо понадеялся на свою непробиваемость, и кинулся с гранатой прямо под хвост дракона. Хвостом его и пришибло. И вместе с гранатой укатало в землю. Ведь будучи в виде Земляного Дракона Чакры, ничто не мешало Нику использовать техники Земли. Вот он и размягчил землю вокруг себя, а тут как раз этот идиот. Хвостом Ник махнул не глядя, просто почувствовал, что что-то не так. Китайца и вкатало в землю. А когда Ник отменил технику, тот уже не выбрался. Позже, когда все закончилось, Ник достал его из-под земли, но было уже поздно. И честно говоря, Нику совершенно не хотелось тут возиться. И он, остановив технику Дракона Чакры, отправился внутрь. Туда, где он чувствовал огромные возмущения чакры.
В самом поместье, он встретил всего двоих охранников. Они не доставили ему проблем, так как сильно не дотягивали по скорости. Вакуумное ядро и огненный шар быстро разрешили все претензии, и он пошел дальше. Пройдя через весь дом, в самой дольней комнате он наконец увидел мастера Каменного кулака. Тот спокойно сидел на кресле и ждал вторженца.
- Неужели это все было обязательно? – Поинтересовался Ник.
- Послушай меня наемник, ты зря… - Но Ник его перебил.
- Наемник? И кто меня по вашему нанял?
- Настоятель шаолиньского монастыря, конечно. Мы с ним старые враги, уже лет сто. Ты далеко не первый, кого он прислал ко мне, да и я послал к нему многих. Впрочем, нет смысла о них вспоминать. Все они мертвы. И ты будешь.
- Все сказал? А теперь послушай. Мне ваши дрязги как-то побоку. Я сюда вообще пришел любопытства ради, говорят, ты очень прочный. Вот мне и стало интересно. И твоя охрана первая напала, я только защищался.
- Я тебе не верю, да это уже и не важно. Механизм запущен, и выбора у нас уже нет. Я знал, что мне не победить, и включил механизм последнего шанса. А ты, как специально, встал на нужное место. Попробуй пошевелиться. – Спокойно проговорил мастер Каменного Кулака.
С ужасом Ник понял, что он не может шевельнуть и пальцем. Огромная «масса» энергии сдавила его так сильно, что даже дыхание стало невозможным. Он мгновенно разкочегарил очаг до максимальных оборотов, но это не помогло. Разве что перестал задыхаться. Вдруг все вокруг осветило мощнейшей вспышкой чакры, и мир на секунду погрузился во мрак. Ник стал чакрой, и пронесся по туннелю, где снова стал собой. Все это он почувствовал периферией сознания, а затем открыл глаза. Он падал. Высота около двух метров, так что ничего страшного. А приземлившись, осмотрелся. Все вокруг чужое. Чужая природа, чужое небо над головой, даже воздух чужой. Солнца не видно, но светло, видимо закат. Или рассвет. Пока не ясно.
- Ну и где это я? – Задал вопрос Ник.
- В ж.пе! – Ответила чуйка и убралась в родные пенаты в самых темных глубинах подсознания.

Глава 11

Первая мысль была простой: «Ярко»
Все вокруг было слишком ярким. Много фиолетового цвета, синего, голубого, малинового, и ярко красного. Атмосфера для жизни обычного человека не подходит, но для джоунина со стихией воздуха – жить можно. Поначалу использовал «внешнюю» чакру вместо фильтра, но к вечеру создал нормальную технику для фильтрации воздуха и привыкал держать ее постоянно. Сложно, непривычно, но вполне возможно, если хочешь жить. А жить Ник хотел.
Следующий факт, который мешал поначалу, это маленькая сила тяжести. В лучшем случае половина g. Но простейшее прилипание к поверхностям нивелировало этот эффект. А заодно пришло понимание, что тренироваться придется еще больше, если он не хочет потерять с таким трудом заработанные мышцы.
Переночевав на ветке огромного древа, Ник спустился на грешную землю, в поисках еды. Ну и хоть кого-нибудь живого и разумного. Эта странная планета быстро избавила его от наивности. Разумными тут и не пахло, а вот остальная природа все время стремилась сожрать его. В самых разных ипостасях, от хищного куста, до странной, шестилапой, похожей на мутировавшую рысь с тентаклями на голове. Природа снова и снова проверяла его на прочность. Следующие десять суток стали для него просто адом. Проверять съедобность всего подряд приходилось на себе. От странной жидкости в бутоне невероятно красивого цветка с Ника ростом, оказавшейся алколоидом, и до печени той самой кошки мутанта. Забавно, что ее кровь была ему противопоказана, так как вызвала состояние наркотического транса, а вот мясо печени так сильно подстегнуло очаг, что он за полчаса выработал три объема чакры, и даже не напрягся. Сильнейший стимулятор, без побочных эффектов. Впрочем, ничего удивительного, животное чакроактивное. Только очаг в мозгу а не в теле. И животина все время обменивалась чакрой с окружающим миром. Механизм Ник пока не понял, на это нужно время и наблюдения, но похоже, что со временем у него проблем не будет, так как способа свалить из этого природного рая у него не было.
За следующий год Ник совершил сотни и сотни открытий. Например, если подать чакру в здешние растения, то они ее перерабатывают, и выплескивают чакру с отчетливым привкусом дерева. Эту забавную особенность Ник тут же взял на вооружение, и уже через пол года смог преобразовывать свою чакру в такую же. Это оказалась не совсем стихия дерева, но нечто очень похожее. Хоть и не имела ничего общего с Землей или Водой, но она позволяет выращивать практически любое растение и даже лечить повреждения растений. Любых, от огромного дерева, до самой мелкой травинки. Для самого Ника, эта чакра практически бесполезна. Она не дает крепости организму, не ускоряет регенерацию, не дает ничего, из того, что так ценится шиноби. Но для выживальщика, она просто бесценна. Ник вырастил себе дерево-дом. Обычное такое огромное дерево, но на высоте сорока метров, в стволе такая себе нормальная трехкомнатная квартира. Двухэтажная. Нижний этаж из двух комнат жилой. А верхний, из одной комнаты, лаборатория. Сотни, тысячи экспериментов были проведены здесь. Сотни зверей были вскрыты, а внутренние органы исследованы. Природа этой планеты нашла множество изящных решений, которые Ник собирался применить на себе. Улучшить себя, повысить и так не маленькую выживаемость, вот цель этих жутких экспериментов. Множество животных сидят по клеткам из «железного дерева». Ник нашел дерево со сверхтвердой породой древесины и вырастил клетки для животных из него. Теперь наблюдает за этими животными. Его интересует сам процесс их роста, развития тела и энергетической системы, которая очень сильно отличается от СЦЧ самого Ника. Если посмотреть со стороны, да еще и судить по эталону морали человека двадцатого – двадцать первого века, то он просто мясник, маньяк! Но для человека, который стремится выжить в совершенно чуждом ему мире, он вполне в своем уме. Ник действительно стремился понять этот мир, его природу, его суть. Просто подошел к вопросу скорее, как ученый и шиноби, а не как какой-нибудь поэт или художник. Да и какая к черту романтика, если на него чуть ли не ежедневно сам лес устраивает загонную охоту. Иногда Ник чувствовал себя просто вирусной клеткой в чужом организме. И он со всей силы отбивался от иммунитета этой планеты. Впрочем, чем больше он о ней узнавал, тем легче вписывался в естественный для планеты ход вещей. Понимал свое место в этой невероятной и такой живой экосистеме. И по чести говоря, даже со всеми его невероятными возможностями, Ник не был на вершине пищевой цепи. Не раз и не два он встречал животных, поспорить с которыми, когда они в стае, ему было бы сложновато.
Дни шли за днями, складывались в недели, Ник все дальше отходил в своих путешествиях от того места, где он появился в этом мире, и где стоит его дерево дом. И в один прекрасный день, он встретил его. Здоровенная тварь, длинной около десяти метров, пару метров в холке и с пастью, усеянной зубами. Крылатый хищник, местный дракон.
Может быть, они и разошлись бы каждый своей дорогой, но к сожалению, они нацелились на одну и ту же зверюшку. Ник успел первым, но буквально через пару секунд из-за спины повеяло смертью. И ему пришлось отпрыгнуть от уже мертвого тела на несколько метров. Обернувшись он увидел того, кто чуть его не убил. Так они и встретились. Нику, понятное дело не понравилось, что кто-то хочет оставить его без обеда, ужина, завтрака и еще одного обеда, Поэтому, он выпустил мощнейшую жажду крови, на которую только был способен, усилив и направив ее самогендзюцу. Здешние животные вообще довольно спокойно переносят ки, вот и пришлось искать способ усилить естественные способности. Дракон выдержал, и мотнув головой, упрямо потянулся своей мордой к дохлой тушке. Ник сорвался с места, и ударил кулаком ему в скулу. Голова дракона мотнулась в бок, и Ник чуть не отхватил удар в бок огромным крылом. Успев поднырнуть под него, ударил в сустав «сверлом». Обычная чакра, только вращается вокруг кисти руки и принимает форму сверла. Штука крайне мощная. Так что повреждения дополнительной конечности реликта были велики. Собственно, сустав перестал существовать, а перемешанные мелкие осколки костей начали путешествие по венам дракона. Минута, может две в условиях боя, и они дойдут и до мозга или сердца. Теперь можно не нападать на него, а только уворачиваться. Дракон тоскливо выдавил из себя нечто похожее на вой, прекрасно понимая, что без крыла он не жилец, и стал нападать на Ника. Тот спокойно уворачивался, пока тело дракона не вздрогнуло и не рухнуло на землю. Он прожил еще пару минут, а судороги продолжались более пяти. Разделав обе туши и запечатав их в свиток, Ник отправился домой. Но не дошел.
Вначале он услышал звук. Усиленный чакрой слух не раз и не два спасал ему жизнь в этом мире. Как, собственно и нюх. Глянув бьякуганом в сторону топота, он увидел странное. В этом мире были звери, весьма похожие на лошадей, только о шести ногах, но приручить он не смог ни одного. А Ник старался. И вот теперь, он видит, как на этих самых «лошадях» гарцует десяток странных огромных людей. СЦЧ крайне странной конфигурации, и очаг, как и у всех встреченных животных, в голове. Сотни мельчайших каналов, сплетенных в косу, объединяют очаги этих синекожих четырехметровых гигантов с очагами «лошадок». Все это весьма странно. Такого симбиоза Ник еще не встречал. Весь десяток резво выскочил на поляну, где находился Ник и два скелета. Один ранее принадлежал дракону, а второй, странному животному, похожему на медведя. А это не только прекрасная шкура для кровати или пола, но и три центнера высококалорийного и легкоусвояемого мяса. Которое, к слову, увеличивает очаг и делает чакру более плотной. Собственно, после того, как Ник открыл этот эффект, он специально охотился на этих перекоал. Или недомедведей. К сожалению, этот эффект дает не все мясо, а только печень, сердце, и небольшая часть мышечных волокон. И к еще большему сожалению, все это богатство нельзя термически обрабатывать. Вообще. Теряются все свойства. Приходится есть сырым. Кровь ядовита, и ее приходится извлекать специально придуманным вакуумным дзюцу, всю, до последней капельки. Собственно, после проведенной себе операции, по приживлению кусочка печени Рыси с тентаклями, Ника этот яд вероятнее всего не убьет, но доставит множество неприятных минут. Со временем, прошедшим после этой операции, большая часть родной печени несколько изменилась, что дало превосходную сопротивляемость природным ядам. Любым. Даже сок «мечты алкаша», того самого цветочка, у которого вместо сока метиловый спирт, не дает отравления. Хотя должен, даже обязан. Три минуты странного состояния сознания, и все проходит. Печень стала работать на все двести тридцать процентов.
Закружившие вокруг Ника гиганты, что-то кричали и улюлюкали, отвлекая внимание, пока находившийся сзади не швырнул в него стрелу. Ускоренный до максимума Ник, успел стрелу услышать, поймать и даже отправить обратно, как остальные тоже стали стрелять. Образовав вокруг себя кайтен, Ник отбил стрелы, и выпрыгнув из завихрения чакры, исчез в ветвях леса. Правда, далеко уходить не стал, а решил проследить за этими разумными. Раз лук используют, значит, есть какие-то зачатки цивилизации. Переговорив между собой на своем гортанно твердом наречии, гиганты выстроились в цепочку и поскакали в ту сторону, с которой прибыли.
Слежка заняла около семи часов, и Ник не был разочарован. Доскакавшие домой гиганты быстро разошлись по своим местам, а Ник остался наблюдать за бытом их общества. Проследив, как многие другие седлают «лошадей» Ник увидел место соединения между очагами седока и «лошадки». У зверей есть специальные места контактов, и если поднапрячь память, такие есть у всех встреченных животных. А у всадников… Коса. Все они носят косы, и на конце косы они имеют специальные нервные окончания, которыми объединяются с животными. Эти нервные окончания совпадают с каналами чакры от очага в голове. То есть, всадники управляют животными ментально. И не только животными. Некоторые из них подключаются к деревьям! Правда, не ко всем подряд, а к одному конкретному. Красивое такое дерево, с виду, оно как будто все время плачет светлыми слезами. Этакий природный аналог картины несущего свой крест Иисуса. И вместе с крестом,- все грехи человечества. Короче говоря, это дерево впечатлило Ника настолько, что он, пусть и под маскировкой, но просидел около него почти сутки. Под сень заходить не стал. Во взоре бьякуганом было отчетливо видно, какие циклопические объемы чакры проходят через это древо. При этом, эти потоки аккуратно разделены на более мелкие, и совершенно не смешивались. Сотни тысяч оттенков, миллионы! Совершенно невероятное зрелище, Ник даже сенсорный шок отхватил, благо, что быстро пришел в себя и его не заметили. После этого путешествия, Ник стал приходить к этому дереву так часто, как мог. Оно будто очищало его закостеневшую от тоски по родным душу. И память больше не причиняла боль, а наоборот, становилась светлой и давала силы выживать.
В поисках пути домой, Ник начал учиться превращать тело в чакру и обратно. Он всем своим существом чуял, что именно в этом состоит возможность возврата. Многие часы тренировок и медитаций, и через три года, он смог обернуться водяным элементалем. Его настигли совершенно непривычные ощущения, и сбив настройки, он вернулся в естественный вид. Новые тренировки сильно увеличили время нахождения в такой форме, и возможности взаимодействия с миром. Любые водные техники получались так легко, и контролировались так филигранно, будто это совершенно естественно, как дыхание. После этого, Ник перешел на Воздух. По проторенным следам все прошло куда быстрее. Три месяца спустя и воздушный элементаль поднялся в небо, движением мысли устроил небольшой ураган, свил из него смерч, и тут же успокоил погоду. Оттачивание техник в таком виде было сплошным удовольствием. Освоение остальных стихий, заняло еще год. Правда, с огнем не получилось. Хоть предрасположенность давно развилась, и чакра Ника давно приняла свойства огня, стать огненным элементалем не получалось. Ну и ладно. Решив так, Ник перешел к главному. Превращение в обычную чакру. И ничего у него не вышло. Нет, само превращение получилось, но чакра просто начала расползаться. Едва собрав себя обратно, Ник понял, что само превращение, хоть и возможно, но без вектора приложения сил, он просто исчезнет.
А где взять вектор? Куда перемещаться? Для этого Нику пришлось обратиться к тому, с чего и начались его приключения. Он снова начал гулять по снам. По началу, опасаясь, и не зря, он все делал крайне аккуратно. Попадая в чужие сны, он предусмотрительно организовывал себе защиту. Опыт, сын ошибок трудных, внятно и четко вложил в голову Ника простую мысль. Для сноходца главное безопасность. И наученный на своих ошибках, Ник был настороже. Он искал связи сознания во сне и тела. Тела и расположение его в пространстве. И пытался выйти на связь сознания и расположение в пространстве спящего тела. Переместить преобразованное в чакру тело в сон, не очень-то хотелось. Первый такой опыт он провел, но тот получился крайне не удачным. Хорошо, что свое тело-чакру он втянул в свой сон, а не чужой. И сознание так сильно потяжелело, что он чуть там навсегда не остался. Едва успел вернуть все как было. Как было не получилось. Очнулся он под тем самым деревом, куда так часто приходил.
Понимание того, что произошло что-то очень важное, но невозможность ухватить идею, привело к тому, что он приостановил свою деятельность в этом направлении, чтобы отвлечься. Смена деятельности, это отличный отдых, и Ник решил получше узнать быт тех, с кем делит эту планету. Он стал проводить много времени в селении синих гигантов под техникой скрыта. Маскируя себя во всех возможных диапазонах, он сутками наблюдал за бытом антропоморфных синекожих кошек. Небольшие хищные клычки, хвосты, общие черты лиц, не говоря уж о не человеческой грации и совершенно кошачьих глазах, все это говорило в пользу кошачьей половинки. Изучение их языка пошло довольно быстрыми темпами. Дело замедляли слова, которых просто не было в земных языках. Со временем и с ними разобрался, но время-то идет. Ник обследовал несколько десятков аборигенов. Сами они называют себя Народ. Так вот, имея очень легкую структуру костей, собственно они полые, сами кости очень не просто сломать. Крепость такая достигается отнюдь не только естественным углеродным волокном. Просто чакра постоянно циркулируя по каналам, постоянно подпитывает кошаков. И чем старше они становятся, тем плотнее их чакра, и тем сложнее повредить кость.
Особенностей СЦЧ у них тоже много. К примеру, у Народа всего сто пять танкецу на весь организм, и семьдесят два из них в голове. Зато система на удивление искусно зациклена, потери энергии минимальны, соответственно срок жизни должен быть куда больше людского. Очаг, в среднем по колхозу, уровня чуунина у взрослых особей но чакра очень плотная. Не уступает той плотности, что была у Ника, когда он только попал в этот негостеприимный мир. Доучив язык, Ник решил нормально с ними познакомиться. К тому же, шаманка племени, или как тут говорят, Цахык, прекрасно о нем знала, но ничего не предпринимала. Природа этого мира буквально говорит с ней, а шаманка уже передает племени желания природы. Так что полностью скрыться от шаманки Ник так и не смог.
В один из дней, Ник просто вышел к Древу племени, без скрыта, разве что скрыв чакру. Переполох в племени он поднял знатный. Воины вскочили на своих скакунов, и рванули к нему, поигрывая копьями и луками. Но агрессии он не проявлял, так что его просто окружили. К счастью, еще до того, как у кого-то сдали нервы, шаманка успела подойти и успокоить воинов. Там же поговорила и с вождем, а затем обратилась к Нику.
- Вижу тебя, пришлый. Долго решался. Устала ждать. Думала совсем уйдешь.
- Вижу тебя, Цахик. Так и хотел, но не вышло. Эйва спасла, но верный путь не указала. Или указала, да я не понял.
- Раз слышишь Эйву, значит здоров. Иди к Дереву, ешь и пей, утром поговорим…
Она спокойно развернулась и ушла в дерево. Не буквально, конечно, просто у нее в дереве что-то вроде комнаты шамана. Там она общается с Эйвой.
На следующее утро Ник проснулся в прекрасном расположении духа. Вечером его, конечно помучили, на тему, кто такой и откуда, да почему говоришь по-нашему, хоть сам не из народа… Но никто в душу не лез, так, любопытство показали, но пытать не стали. Спать Ник устроился на ветке. Народ спит в этаких коконах, что растут на дереве вместо плодов. Но для Ника они оказались неприятны.
На его утреннюю тренировку собралась посмотреть вся деревня. Силовая часть никого не заинтересовала, да и что интересного в мужике, что бегает со стволом дерева на закорках, хотя посмеялись с удовольствием. А вот выверенные за десятилетие движения, будто заворожили прямоходящих котов. Когда Ник вышел на свою нормальную скорость, большинство стало похоже на сурикатов. Замерли и не шевелились, одни головы крутились, пытаясь уследить за вихрем в человеческом теле. Постепенно снижая скорость, Ник перешел от чистого тайдзюцу к нинтайдзюцу. Фигура его окуталась чакрой и привычно приняла форму крыльев и хвоста, впрочем, не переставая быть покровом чакры. Удары чакрохвостом и чакрокрыльями естественно вплелись в общий рисунок боя с тенью. Несколько минут, и появившийся напротив воздушный клон принял точно такую же форму. Вот тут понеслось. Запредельные для восприятия скорости и постоянный перевод боя в воздух и снова на землю. Затем снова в воздух. Две фигуры, будто не принимая притяжения планеты, сталкивались, обрушивая друг на друга мощнейшие удары и техники, и снова переходили на тай, если техники могли повредить кому-либо. Даже швыряясь воздушными когтями, серпами, и копьями, они всегда учитывали, куда техника полетит дальше. Возвращаться к жизни в одиночестве Нику совершенно не хотелось. Все-таки человек социальное существо.
Через четверть часа, когда все основные приемы Воздуха были повторены, Ник перешел к Молнии. Начал с покрова, и тут же его убрал. Собственно, его чуть не раздавило. Решив, что будет позже разбираться, что и почему, перешел к Земле. Закончил тренировку только тогда, когда прошел все подвластные стихии. Остановился и уселся в медитацию. Он не оставил тренировки по наращиванию объема «внешней» энергии и уже мог удерживать около полутора своих объемов. Плюс, продолжил уплотнять чакру в ядре. Все это требует каждодневных тренировок и времени. А еще – еды. Кушать то, что едят коты, Ник мог, но не хотел. Их организмы давно приспособились и для них все это даже вкусно, но для Ника их еда кажется горько кислой, солено сладкой, в общем, не вкусной. Со временем он научился готовить местные продукты так, чтобы она была хотя бы съедобна для него. А в некоторых блюдах даже преуспел.

Глава 12

- Нихс, Нихс, покажи, покажи, покажи! – Прыгали вокруг Ника дети. Ник часто возился с котятами, они напоминали ему о брате и сестре, которые остались дома. И он с удовольствием играл с местными детьми. Забавно, что они были примерно одного роста с Ником. Но в данный момент, они хотели посмотреть очередное гендзюцу. Летая по утрам, он запоминал не только вид внизу, но и вообще, все свои ощущения от полета. А потом, создавал гендзюцу и показывал детворе. Им еще расти и расти до получения своего дракона, но жуть как интересно, а какого оно там, в небе. А Нику не сложно. В свое время, когда он только вошел в эту деревню, гендзюцу очень помогло в объяснениях с шаманкой. Да, многих слов языка котов не было в языках земли, но и многих слов Земли не было в языке Наави. К примеру, слова «планета». Нет, они прекрасно знали, что мир круглый, но что значит слово планета не знали. Не знали так же понятия «солнечная система» да и многих других. Общество почти первобытное, но развитое в некоторых областях. А какие глаза были у шаманки, когда Ник вырастил себе привычный дерево-дом! О, этот кадр стоит отдельного портрета. Она, наверное, и сама не знала, что такое возможно.
Ник стал все чаще прилетать к древу души. То самое дерево, у которого он оказался, когда проводил свой эксперимент по перемещению. Он никак не мог понять, что же за мысль его тогда посетила. И лишь через пять местных месяцев до него доперло. Дерево живое. Буквально. Значит, как самое сильное ментально существо планеты, его можно сделать маяком, и от него рисовать Карту. Только вначале, нужно научиться выходить из сна в реальный мир. Это, без сомнений, опасно, но здесь, рядом с древом души, вполне возможно. Раз оно подстраховало его в первый раз, может и дальше подстрахует?
И начались эксперименты. Правда, первую сотню раз они заканчивались одинаково. Ник просыпался под деревом. И лишь на второй сотне начало получаться. Первый получившийся эксперимент чуть не закончился для него плачевно. Выпал он в привычную реальность на дикой верхатуре, в метре от какого-то охотника народа. Видимо тот не успел вернуться после охоты, и остался со своим драконом. Там где лежал охотник все было нормально. Широкая ветка позволяла даже покрутиться немного. А вот там где выпал Ник, ветка уже закончилась. И находящийся без сознания Ник полетел вниз. Благо, что он успел очнуться до приземления.
Забавно, но с каждым экспериментом, Ник чувствовал что становится крепче. Не то, чтобы сильнее, а где-то внутри. Каждый раз дается ему чуть проще, чем предыдущий и много проще чем десять раз назад. Что в нем становится крепче непонятно, но факт остается фактом. То что первые разы он делал с надрывом и напряжением всех своих сил, сейчас не вызывало проблем.
Плохо то, что Ник никак не мог найти путь к снам своей семьи. Вот ни в какую. Уж как только не пробовал, но безрезультатно. Он даже к Рюто пробился, так как знал его «чувство сна». Это как адрес телефона, только намного сложнее. С Рюто Ник даже поговорил, но на следующую ночь тот ничего не помнил. Жаль…

Часть 3

Глава 13

Тогда Ник решил повернуть в своих экспериментах в другую сторону. Он начал пробовать пробиться из сна в память подопытного. В общем-то, находящийся во сне мозг память использует. Более того, он обрабатывает всю ту информацию, которую получил за день, и аккуратно складывает по полочкам. Вся память за день, до момента сна лежит в этаком «буфере», если можно так сказать. А та умственная усталость, которая приходит в конце тяжелого дня, говорит о том, что «буфер» переполнен.
И тогда разумному становится сложно концентрироваться, осмысливать информацию и многое другое. А при действительно сильной усталости, к примеру, пару суток без сна и на ногах, мозг старается уберечь себя и аккуратно «скатывает» сознание на самую границу с подсознанием. Этакое состояние безмыслия в темноте, однако, именно в этот момент все ресурсы мозга идут на то, чтобы хоть немного разгрузить «буфер». И если мозг достаточно развит, то буквально нескольких минут хватает для того, чтобы очнувшись, разумный смог пробыть в сознании еще несколько часов. Собственно, после буквально четверти часа такого состояния, если воли хватит не уснуть, появляется эффект взрывной силы. Тело двигается легко, мыслить тоже легче, а на контрасте с предыдущим состоянием, кажется, что к мозгу подключили сверхмощный компьютер. Этот эффект используют многие, кто о нем знает. Некоторые, даже используют его для попадания в свое подсознание. И никаких тебе гипнозов, а управление своим организмом есть. Из того преддверия можно приказать организму вылечиться, если болеешь, только нужно знание анатомии. Тут нужно не только усиление иммунитета, но и понимание, что где-то в организме есть здоровая клетка, уже победившая болезнь, и от нее уже можно «плясать».
Это состояние также можно использовать для закрепления в памяти нужных событий или чисел, номеров телефона. Более того, если поднапрячься, то можно пролистать свою память до предродовых моментов. Короче, многофункциональный транс. Если смотреть с точки зрения нервной деятельности, то все еще забавней. Мозг повышает интенсивность сигналов к позвоночному столбу, и обратно. Выглядит все так, будто человек, хочет посмотреть на свои уши без зеркала, и для этого обращается к другому человеку, с просьбой описать, как выглядят его уши. Здесь почти то же самое. Связи памяти из самого глубокого детства повреждены из-за долгого неиспользования, и мозг просто не может обратиться к ним напрямую. Поэтому нужно передаточное звено-усилитель. Им служит подсознание, то есть позвоночный столб. Именно этот невероятный биологический компьютер заведует каждым движением сосудов, артерий и вен в кровеносной системе, выстраивает взаимодействие всех импульсов в организме, взаимодействие напряжений мышц и сотен других аспектов деятельности организма.
Короче, в состоянии сна, сложно добраться к памяти долговременной, так как мозг занят переработкой памяти кратковременной. Но связь есть, ее нужно только найти. Чем Ник и занялся. Неделя ему понадобилась на осмысление простого факта, - чакра содержит в себе вообще всю информацию о человеке, в том числе его память, само собой. И исследования снова повернули в другое русло. Почувствовать чакру во сне сложно. Практически невозможно. В силу того, что чакра, конечно едина, но во сне она чувствуется совсем иначе. В некотором роде, концентрированный-разум-в-чакре. Не знал бы куда «смотреть», хотя и очень «примерно», никогда бы не нашел. Крайне сложное для осмысления явление. Однако, для упорного разумного, нет ничего не возможного. Три месяца, и Ник смог понять и принять это ощущение. Новая грань давно, вроде бы, знакомой силы слегка выбила его из колеи, особенно, когда он смог почувствовать это наяву. К его удивлению, эта новая чакра всегда была в его чакре, являясь ее неотъемлемой частью. Пользоваться этой новой чакрой для воплощения привычных техник не вышло. А вот гендзюцу стали получаться куда лучше, и несравнимо легче. Самогендзюцу и вовсе вышли на новый уровень. Ник смог буквально видеть запахи, слышать цвета, и ощущать разумы. Весьма непривычные и странные ощущения, но он не стал отказываться от нового направления, и добавил его в тренировки. На эти тренировки приходила посмотреть шаманка. Даже после долгих объяснений, она удрученно качала головой, глядя как Ник чихает от ярко красного и конкретно подвисает от насыщенно синего. Измененная гендзюцу система сигналов сбивало его сознание с толку, но со временем это расширило его сенсорные возможности, что определенно стоило всех этих мучений.
Собственно, почувствовав чакру во сне, Ник смог пробиться и в воспоминания подопытных. С непривычки медленно направляя разум того, в чьем сне находился, Ник мог просмотреть за ночь до недели воспоминаний. Опыта еще не хватало, и отсутствие знаний тоже не помогало. Всё методом ненаучного тыка. А ведь еще и не хотелось кому-нибудь повредить, своими кривыми руками. Поэтому Ник все делал крайне осторожно. Некоторое время ему понадобилось для понимания принципа ассоциаций. Потянув за одну ассоциацию подопытного разума, Ник мог просмотреть все, что ассоциировалось с ней в разуме этого разумного. Метод оказался несколько ущербным, но со временем калейдоскоп сменился выстроенным ассоциативным рядом, причем Ник мог начать просматривать память с любой точки «ряда». Интересно то, что хоть люди и говорят слова «ассоциативный ряд», таким явлением, как ряд, там и не пахнет. Скорее облако, спокойно кружащееся вокруг первой ассоциации. И чем дальше ассоциация в памяти разумного, тем дальше оно от ядра этого облака. Сотни нюансов приходилось учитывать, но с приходящим опытом становилось все легче и легче. Ник воспрял духом, ведь у него появился шанс уйти туда, где есть люди! Нет, общаться с Наави приятно, в силу их искренности и открытости, но без людского общества сам Ник становился все злее и язвительнее, и с каждым проведенным здесь годом ситуация не улучшалась. Да и просто по-человечески, хотелось бабу, до скрежета зубовного. Ник никогда не понимал всяких там монахов, и сам им становиться не планировал, но пришлось. Оставшееся внешне и внутренне двадцати четырех летним тело, во весь голос требовало своего. Да еще и кошаки, постоянно выдавали в чувствительном для Ника диапазоне взрывы чувств. А учитывая, что при этом они объединялись своими косичками, то все это «удовольствие» увеличивалось вдвое. По нервам такое долбит не хуже кувалды.
Время для Ника тянулось очень медленно. Но становясь сильнее и опытнее с каждым прожитым днем, и каждой потраченной на тренировки ночью, он все сильнее приближался к своей цели. И в один из дней он почувствовал, он готов. Пара недель на приготовления, и вечером очередного дня племя устроило ему прощание. Зная каждого в племени, с каждым и прощайся, сказала ему шаманка. Вот он и прощался, а учитывая, что девяносто процентов этих кис переростков вдвое выше его, то его просто затискали. Уставший от этого Ник, подошел к шаманке.
- Если понадобится помощь, передай через Эйву и я приду, если Эйва поможет. Ей это под силу.
- Знаю. Удачи тебе, чужак. Найди своих соплеменников. Жизнь без своего народа бессмысленна.
- И безмерно тяжела, Цахик.
- Иди и не оглядывайся, Нихс. – Она присела на одно колено и положила свои руки ему на плечи. Ник повторил жест, как и всегда не достав своими руками ей до плеч. Ник развернулся и отправился на свое дерево. Удобно улегся и «уснул».

Глава 14

Он не раз и два был во снах Рюто. Скорее сотни раз. Просматривал его жизнь, узнал, как тот выжил после прыжка, как вернулся домой, и забрав семью отправился в страну рек. Как они жили там, воспитывая двух близнецов, и многое другое. Жизнь его текла спокойно и выверено. Этакое «расписание» на ножках, все и всегда по плану. И даже все предосторожности, на которые Рюто приходилось идти, чтобы его с семьей не обнаружил клан Хьюга, тоже были по плану. Печать он с себя снял, и заменив бьякуганы на украденные, уже не так боялся встречи с карателями клана. А когда подросли дети, так и вовсе. Жизнь его была спокойна и размеренна, пока он во сне не познакомился со странным парнем. Как тот и обещал, Рюто запомнил каждую секунду общения во сне. В рассказанное ему, Рюто ни на миг не поверил. И только после того, как человек назвавшийся Ником, рассказал ему его же историю, ему пришлось поверить ему, да и то, долго считал Ника порождением своего подсознания. Чуть умом не двинулся, но пришел в себя. Странная просьба в конце разговора его даже не сильно-то и удивила. После такого-то!! Рюто даже дал свое согласие, хотя проснувшись, решил, что нужно подстраховаться.
Переход назначили на следующую ночь. Рюто подготовился, как смог. Ушел подальше от деревни, где живет, жена встала на подстраховку в трех десятках метров, а будучи джоунином, она могла подстраховать по высшему разряду. Дети остались в деревне, с ними конечно никого, чтобы никто не узнал, что старшее поколение семьи куда-то отлучалось. Но проинструктированы близнецы от и до. Пусть им всего по шесть с половиной, но они дети шиноби, и интеллектуальное развитие у них идет куда быстрее нормы. Так что, они все поняли, и восприняли все это как миссию. Родители в них уверены, и они не подведут. Рюто и Тиноко устроились на удобной полянке, где расстелили спальный мешок. Жена усыпила Рюто, и стала ждать. Замаскировавшись в ветвях дерева, она скрыла чакру, и уменьшила мозговую активность до минимума. Засечь ее стало крайне сложно.
Прошел час, пошел второй, за ним третий, следом четвертый. Скоро рассвет, а никто не появился. Она уже решила, что никто и не придет, как она и думала, как рядом с телом ее мужа рывком повысилась концентрация чакры. И до таких величин, что это ее просто напросто перепугало. Но взяв себя в руки, она разогнала чакру до максимума и рванула к аномалии. Описать этот процесс куда легче, чем зафиксировать тот ничтожно маленький отрезок времени, за который это было проделано. Уже подбегая, она рассмотрела весь процесс перехода тела из состояния чакры в физическое состояние. Резко остановившись, она продолжила смотреть. Такое вообще-то не часто увидишь. Вот появилось тело, совершенно голое, к слову, от него ударила упругая волна чакры, и тут же упало на траву. Чакра сбила Тиноко с ног и протащила до ближайшего дерева, где она замерла. С переломом позвоночника вообще довольно сложно шевелиться. И без возможности шевелиться, Тиноко продолжала внимательно следить за пришельцем. Даже без движения ниже шеи она вполне могла помочь своему мужу. В ее арсенале имеется несколько техник потокового типа, так что она может выдыхать их без печатей. И она готова. Вот почему она отказалась учиться у мужа ирьедзюцу? Сейчас бы не сидела, как дура. Но что уж теперь. Остается только учесть опыт, и в следующий раз принять иное решение.
Вдруг пришелец вздрогнул всем телом, а затем и глубоко вздохнул. С полминуты он лежал, и молча смотрел в небо. Затем поднялся и огляделся. Увидел ее, и как-то спокойно кивнул, но не ей, а будто сам себе. Затем на странном всеобщем сказал:
- Светлого неба вам, Тиноко-сан. – И поклонился, как принято в клане Хьюга.
«Это конец» - подумала Тиноко, и начала технику огненного шара.
Перед глазами мелькнул силуэт, и не успевшая закончить технику женщина, уснула. Рюто Хьюга только начал просыпаться.

Ник постарался подготовиться ко всему, и к тому, что его по прибытии сразу же спеленают тоже. Но все, до чего он додумался, это посчитать, через сколько он очнется после перехода. Получилось, около двенадцати секунд. И на эти секунды ему нужно себя как-то защитить. А там, очнувшись, уж как минимум сбежать-то он успеет. Но вся проблема в том, что для джоунина двенадцать секунд, это просто море времени! За это время можно человек двадцать убить, не то, что одно тело, и то в отключке. В общем, Ник решил, что во время воплощения нужно выдать как можно более сильный импульс чакры, авось и поможет чем. Отодвинет, оттолкнет, а может и напугает. Барьер Ник поставить не успеет, не хватит ни времени, ни контроля оперировать чакрой столь точно во время перехода. Решив для себя, что риск того стоит, Ник поплевал через левое плечо, и решительно улегся спать.
Выйдя в пространство снов, он перетащил с собой тело-чакру. С этого момента время играет против него, так как долго он не сможет здесь находиться. Дотянувшись разумом до Эйвы и не «отпуская» ее, Ник быстро шагнул в сон Рюто. Его тело-чакра просочилось с ним, но с таким скрипом, что Ник даже побоялся, что ничего у него не получится. Но его «подтолкнули», и он выскочил в сон Рюто, как пробка из бутылки. Не переводя дыхания, на волне что вынесла его сюда, он тут же прыгнул в реал. Как только чакра сформировалась в тело, Ник угасающим сознанием «пыхнул» «внешней» чакрой вокруг, и провалился обморок. Этот переход оказался в десятки, сотни раз сложнее, чем все предыдущие, и просто невероятно его вымотал и сознанию нужен был отдых. Ну хоть сколько-нибудь.
Очнулся Ник довольно быстро, и минуты не прошло. Прислушавшись к себе и своим чувствам, особой опасности не почувствовал. Только недоброе внимание, и два очага чакры. Мощных, развитых очага, но хозяин одного спит и видит десятый сон, а хозяин второго… Что-то со здоровьем. И напасть не сможет.
Полежав не много, Ник поднялся на ноги, пусть и с трудом. Он давно привык, что носит с собой шлейф из чакры и его отсутствие после переноса чувствовалось так, будто он голый. Оглянувшись вокруг, и глянув на себя он понял. Он голый. Буквально. Рядом с ним спящий Рюто, а в нескольких метрах, у дерева лежит сильно помятая женщина.
- Светлого неба вам, Тиноко-сан. – Вспомнил Ник ее имя. Жена Рюто, и мать его детей. Когда он только очнулся в больнице в своем мире, он сильно любил ее и очень о ней волновался. Но это быстро прошло после объединения двух сознаний в одно. Уже через неделю он смог принять, что Тиноко вовсе не его жена, а Рюто. А со временем, придя в себя, стало еще проще. Он просто перестал воспринимать себя как часть Рюто. Он стал Ником, а это совсем другой человек. Теперь он воспринимал ее скорее как девушку, что ушла к другому очень давно. То есть, практически никаких чувств он к ней не испытывал. Однако что-то шевельнулось в душе. Что-то вроде сожаления, которое он тут же оттолкнул.
Активированные по темноте глаза Ника засекли пиковую активность ядра Тиноко. Ник удивился, что она хочет сделать? Но когда чакра начала накапливаться в области легких, все сомнения исчезли. Он слишком часто дрался со своими клонами, чтобы не знать, что это значит. И Ник, не желая вредить пусть и полузабытому, но родному некогда человеку, метнулся к ней.
- Спи, а я пока гляну, что с тобой, Тиноко-чан. Позже поговорим.
Ник просканировал ее и увидел перелом позвоночника. Работать с повреждениями нервной системы Ник умел и сразу приступил к лечению. Аккуратно зафиксировав позвоночный столб чакрой, он переложил женщину на живот для нормального доступа. А потом начал приводить в порядок ее спину. Кости позвоночника, это не основная проблема. Вот восстановление нервных волокон, сильно усложненное осколками костей, вот это действительно проблема. Но у Ника хватало пациентов с похожими повреждениями, так что опыт есть, и все поправимо. Через десяток минут, он почувствовал, что Рюто проснулся и сканирует обстановку. И тут же пригласил его к «столу».
- Рюто, топай сюда, и помогай. Одному не очень-то удобно, а ты дрыхнешь! Все-таки это твоя жена, а не моя. – И тут же почувствовал у шеи кунай. – Вот что ты за человек такой, а?! Помогай давай, позже смахнемся, если захочешь. Сам же видишь, травма неудобная.
- Да уж. Но учти, я за тобой слежу, чужак.
- Да мне не жалко. Следи. – Ответил Ник, и спокойно продолжил операцию. Аккуратные надрезы, служившие для увеличения объема, и чтобы правильно поставить кусочки кости, сменялись не менее аккуратными техниками. У обоих ирьенинов было много опыта и вдвоем они быстро закончили основные приготовления. От «стола» они отошли только через четыре часа. Солнце уже показалось на небосводе, но в лесу было все еще темно. Во время операции Ник обдумывал вариант «просто свинтить». Жену свою Рюто вылечит, это факт. Что с ним, что без него. А учитывая прием, по-хорошему нужно сваливать, и подальше. Вряд ли они захотят, чтобы хоть кто-то в мире знал, где они живут. Так что вроде как и пора валить, и вроде как что-то мешает. Что именно, Ник не очень понял. «Все-таки нужно было идти на психолога. Ладно, сейчас закончим, а там разберемся.»
Закончив операцию, Ник уселся у дерева. У него осталось всего четверть от его резерва, и нужно было восстановиться, прежде чем куда-то двигаться. Да и поесть бы не мешало, а то нервная вышла ночка. Сперва чуть не застрял при переходе, потом на выходе отбиваться пришлось, и сразу за этим еще и сложная операция на нервных тканях. Да еще и рядом с крайне нервным джоунином.
- Рюто, а у тебя пожрать ничего нет? – Поинтересовался Ник, получив в ответ злобный взгляд. Тяжело вздохнув, он спросил:- Ну и ладно, где тут ближайший город, что ли?
- Ты никуда не пойдешь. – Тихо, но уверенно сказал нукенин.
- Успокойся, Рюто, я не враг вам.
- И ты предлагаешь поверить тебе на слово?
- Было бы неплохо. К слову, я мог убить вас обоих сразу после перехода. Однако вы оба живы, и как ни странно, здоровы. Не наводит на мысли?
- Я не знаю, что за игру ты ведешь, и потому отпустить тебя не могу.
- Ясно, профессиональная паранойя. Только вот зачем нам сражаться? Ты боишься, что я сдам тебя и твою семью Хьюгам? Так я их тоже не сильно люблю.
- Ну да, пусть и странный, но у тебя есть бьякуган и нет печати, значит ты из главной ветви.
- У тебя тоже есть бьякуган и нет печати. Ты из главной ветви?
Рюто тихо зарычал.
- Это уже не важно. – И он рванул на Ника.
У Ника с вариантами было проблематично. Четверть его запаса это не мало, даже очень не мало, но это все равно меньше чем те объемы, которые он привык иметь. Нужно либо сразу бить на поражение или уходить. Ранить или уходить. Но ранить нужно так, чтобы Рюто смог вылечить себя. А против джуукена, можно и покровом прикрыться. Воздушным. Чакры на это хватит вдоволь. Либо просто улететь.
Воздушный покров сформировался очень быстро. Привычное ощущение крыльев и хвоста, дало почувствовать себя спокойно и уверенно. Ник взлетел настолько быстро, что Рюто даже не успел до него добежать. Глянув вниз на две маленькие фигурки, Ник решил, что драться с ними он совершенно не хочет, и полетел куда глаза глядят. Через двадцать минут, он приземлился в лесу. Прямо на кабана, воткнув левое крыло ему в голову. Пропахав его телом нехилую борозду, он остановился у дерева. Спокойно освежевав кабанчика, Ник тут же, чакрой земли приготовил себе «поляну». Место для кострища, скамейка, мангал и даже каменные шампура. Правда отсутствие уксуса или вина, лука и соли с перцем, конечно, отравляли существование, но не очень сильно. Если бы его прижало, он бы и сырым этого кабанчика употребил, не глядя на жесткость мяса. Так что, пока жарились шашлычки, нарезанные ножом Ветра, Ник спокойно отдыхал. Улегшись на каменной скамейке, он с удовольствием медитировал, накапливая чакру, и поедая уже готовые кусочки довольно сочного мяса. Забавно то, что если бы он дал себе труд обследовать место, где остановился, то буквально в пятистах метрах на юг, наткнулся бы на солончак. Но поскольку он этого не сделал, то и волноваться не о чем. К тому же он привык к мало соленой пище. С десяток лет не имея доступа к нормальным количествам соли, он тратил ту соль, что все же находил, крайне экономно.
Ник провел на этой полянке двое суток. Отъевшись, и накопив чакры, как внутренней, так и внешней, он отправился дальше. Ник даже себе не отдавал полного отчета в том, как сильно он хочет увидеть цивилизацию.И почему-то напрочь забывая, что она несет с собой такие явления, как недоверие, ненависть, зависть, и многое другое, что он совсем не любил.
Свернув на девяносто градусов от прошлого вектора, он ускорился до своего максимума. Лететь пришлось довольно долго. Но через несколько часов он увидел с высоты какой-то город. Не то чтобы большой, но и не деревенька какая. Аккуратно подлетев к нему, Ник опустился на землю, и накинув на себя экономную версию Хенге, спокойно проник в город.

Примечание к части

Все, что успел написать до вывиха плеча выкладываю. А то, там у Воли во Льду экзамен, надо бы подбодрить... Понимаю, поддерживаю, и вместе с тобой надеюсь на счастливый билет. :-)

Часть 4

Глава 15

Аптека, улица фонарь, а по двору ползут убийцы. Именно такая странная мысль посетила Ника. Он спокойно сидел на крыше небольшого здания, что стояло напротив дома градоправителя. И цель у него была вполне прозаическая. Он хотел попасть в его сон, а для этого нужно находиться не дальше тридцати метров. Вообще, адресное попадание в конкретный сон у него начало получаться давно, но только если он уже бывал в снах этого разумного. А если нет, то приходится настраиваться на него, и в это время подопытный должен спать. Сам процесс настройки весьма похож на дрему, не только внешне, но и внутренне, то есть чисто телесно, Ник спал. А сознание выполняло привычную работу. Почувствовав чакру, он потянулся к уже знакомой чакре градоправителя, и обойдя естественные барьеры, узнал его «адрес». Все, больше тут делать нечего, можно идти спать. Ник пришел в себя, и потянулся. На границе зрения колыхнулась тень. Ник включил бьякуган, и обомлел. На соседней крыше спокойно сидел человек. По чакре он тянет на опытного чуунина, а по двору, из тени в тень, перетекают трое генинов. Грамотное взаимодействие, никаких разговоров, а если что-то все же говорят, то настолько тихо, что без усиления слуха чакрой не услышать.
- Слева заходи, оттуда на карниз, у окна двое. – И что-то добавил знаками. Если переводить тем шифром, который когда-то знал и использовал Рюто, то вышло бы: Змея-быстрый-ловушка-нет-378-победа-ранение-дзюцу-вода. Бред полнейший, а потому, шифр тут явно другой. Весь этот разговор для обычного человека звучал бы простым сквозняком, и никаких подозрений не вызвал. Но для Ника этот не понятый разговор означал лишь одно. Шиноби пришли выполнять заказ. И, судя по всему, он зря потратил время на градоправителя, ибо эту ночь он не переживет. Если Ник не вмешается. А Ник вмешается? С одной стороны, светиться ему сейчас не с руки, а с другой, позволить убивать нужного ему человека он не может. Поэтому он достал из кармана кусок тряпки, сворованной на базаре еще днем, и повязал на лицо. Хенге изменило цвет волос и глаз, как и форму носа и подбородка.
- Господа шиноби, прервите операцию. И приходите завтра, сегодня градоправитель мне нужен живым и счастливым. – Прошептал Ник столь же тихо. Но вложил в речь сильную жажду крови. Чтобы донести мысль столь ярко, чтобы даже глупые генины на волне «всемогущества» прислушались. Мужик на соседней крыше подскочил, как ужаленный, и тут же оказался посреди двора, перекрывая вектор атаки на генинов.
Ник присел на крышу совершенно бесшумно, а затем и лег. Планомерно скрываясь во всех спектрах, включая зрение, он будто исчезал из проявленной части мира. Когда подготовка завершилась, на что потребовалось три секунды, в чуунина полетел сгусток чакры разума, которую Ник стал пользоваться все увереннее.
Чуунин вдруг услышал яростное: Забирай своих сосунков и выметайся. Или вы все умрете!
В этот момент ему захотелось оказаться где угодно, только не здесь. А ведь простая операция намечалась. Подкинуть документы в сейф градоправителя, а его самого в расход, но так, чтобы это выглядело суицидом. Делов-то, на пять минут. Для трех генинов и того быстрее. И ни кто не планировал, что вмешается третья сторона. Но она вмешалась, и продемонстрировала такие умения, которые к лицу джоунинам. А значит, нужно валить. А вот прийти завтра или нет, это нужно будет обдумать в спокойной обстановке.
Чуунин дернул рукой в сложном жесте, и тут же оказался на той же крыше, где лежал невидимый Ник. К чуунину тут же присоединились три генина, два из которых оказались девчонками, лет по четырнадцать. Рассматривая их расфокусированным взглядом, Ник признал, что если бы девчонки были постарше, он бы за ними приударил. Впрочем, после десяти лет жизни отшельника, он бы приударил почти за кем угодно, главное чтобы не старше сорока, и баба. Хмыкнув про себя, он не издал ни одного звука. Секунда, и четверо шиноби ветра испарились с крыши, где удобно устроился Ник, так его и не заметив.
Ник сместился на несколько домов от дома градоправителя, и устроился на новой крыше, куда более подходящей для сна. Собственно, в этом городке редкая крыша имела горизонтальную поверхность. То под углом, то вообще, скат в две или три стороны. Архитектору таких крыш нужно по рукам надавать. Ни прилечь, ни поспать порядочному попаданцу. Жесть. Всю оставшуюся ночь, Ник ковырялся в памяти градоправителя. Продуманный мужик до изумления. Все заначки, которые он сделал, он старался подстраховать с двух или трех направлений. Кое-где не гнушался ловушками, как в одном из банков, где при назывании кода, соискателя сейфа должны были тут же сдать страже. Однако, имея знания, которые имеет только он сам, можно было добраться до денег буквально в течение одного дня. Измученный ковырянием в памяти этого разумного, Ник с удовольствием вышел из его сна, и просто вырубился. Следующий день обещал быть хлопотным. Еще ведь нужно успеть пробежаться по нычкам до того, как за ним вернутся шиноби Суны.
Проспав всего три часа, Ник проснулся посвежевшим, и готовым к новому дню. Спокойно спустившись с крыши, где он наблюдал рассвет всего пару минут назад, он размытой тенью рванул по банкам. Хенге его «производства», которой он пользовался для развития танкецу, не опозналось фуин на входе как техника, и свободно его пропустила. Сам Ник о ней даже не знал, просто сделал, как обычно, по привычке и все. Уже на выходе, посмотрел бьякуганом на банк, и покрылся невидимым из-за хенге потом. Вот это пронесло! В остальных банках он был много осторожней, но все прошло отлично. Последняя известная ему нычка оказалась в лесу, буквально в двух километрах от ворот. Аккуратно сняв дерн, он обезвредил последнюю ловушку-арбалет, и перешел к соседнему холмику, по пути запечатывая в свиток все, из чего состояла прошлая ловушка. Бумагу он прикупил в городе, и сделал несколько свитков хранения. Ему тогда даже деньги не в чем было нести. Поэтому он первым делом отправился на базар. Прикупив там простой одежды, пошел в магазин, где купил действительно качественную одежку. И нормальные кеды. Даже пробовать не стал носить геты. Единственное чего вообще не нашел в продаже, это нормальных носков. Нечто похожее продавалось, но Нику не подошло.
Свое примерное местоположение Ник выяснил в голове градоправителя. Самый юг страны огня. И отчетливо понял, надо отсюда валить и побыстрей. Поэтому, докупив все, что нужно в путешествии, он рванул в сторону страны ветра. Собственно как раз туда, откуда прилетел. Уже за городом, Ник удостоверился, что его никто не видит, и взлетел. Техника маскировка под небо, отработанная еще в своем мире, легла на крылатого покорителя небес легко и привычно. Ветер под крыльями, полная свобода, и никаких тебе самолетов, заходящих на посадку. Добавив скорости, Ник заработал крыльями. Летел он часов шесть. Вначале земля закончилась, и началось море, затем и море закончилось, и снова под крыльями земля, только совсем другой страны. Страна ветра встретила не ласково. Пустыней. Однако, снижаться над ней Ник не планировал, Суна недалеко, так что лучше поберечься и к ней вообще не приближаться. Но не получилось. В небесных чертогах у Ника появился сосед. Вначале думал – девчонка. Хвост, довольно таки девчачьи черты лица, плащ в облаках. Красных, почему-то. Потом пригляделся, вроде парень. Потом решил плюнуть и лететь дальше, но тот оказался сенсором. А спрятать такую уйму чакры, используя довольно мощную технику довольно сложно. Собственно, это вообще не возможно. Сама техника все равно излучает сколько-то чакры. Даже с таким прекрасным контролем, какие-то мизерные количества исходят в воздух. И этот или эта… Короче,- это нинзя его почуяло. Вот летел себе и летел на своей птице, и даже в другую сторону. Чего неймется? И главное, не один же летит, вот и беспокойся за груз. На птице и правда их было двое. К счастью, с определением пола последнего проблем не было. Включив бьякуган, Ник осмотрел внимательно обоих. Ну, во-первых, это самое, с хвостом, определенно парень. А во-вторых, его груз, не менее определенно - джинчурики. Само слово Ник вспомнил с трудом, но смысл ему известен прекрасно. В парнишке сидит демон из чакры. Не так, чтобы очень сильный, раза в три сильнее самого Ника. Только вот, учитывая, сколько он просидел в своей клетке, он вероятно очень зол. Очень, очень зол!
- Покажись, кто бы ты ни был! – Крикнул хвостатый. – Я тебя чую!
Свист ветра в ушах и скорость движения смазывали звуки, делая их неясными и тревожными. Только вот Нику не было дела ни до чужой тревожности, ни до самого шиноби. Он вообще-то надеялся, что хоть в небесах побудет один. Но не сложилось. Но и ждать у моря погоды бессмысленно. Можно попробовать скрыться, ну какой у него радиус чувствительности, метров сто, максимум, можно попробовать оторваться. Или биться с ним, но желания такого Ник не испытывал вовсе. Они не враги, в конце концов. Вдруг совсем рядом как рвануло, да так сильно, что Ника снесло метров на пятьдесят и едва не повредило технику. Это уже серьезно, и оставить такое просто так нельзя.
Дракон повернул голову и раскрыл пасть. Воздушный серп на птицу, прикрываемый с четырех сторон такими же, чтобы не ускользнула, и пяток воздушных ядер в седока, тем временем протягивая нити чакры и к самому седоку и к джинчурики. Убивать их Ник не желал. Да никого не желал, если уж на то пошло. Пусть он и заимел личное кладбище, но это не значит что он готов его бездумно увеличивать.
Длинноволосый создал сразу сотни слабых, направленных в сторону техник, взрывов. Интересный вариант защиты. Полусфера взрывов с успехом отразила атаки, и над ней Ник заметил малюсеньких пташек из белого материала, но если бы бьякуган был выключен, они бы проскочили незамеченными. Птички метнулись к нему на огромной скорости, и Ник плюнул в них вакуумной сферой. Уооф, рявкнул воздух, и смял всех птичек в один комок, который тут же рванул. Неплохо так рванул.
Настолько, что противников отнесло друг от друга на сотню метров. Ник висел в воздухе, лениво помахивая крыльями. Техника хамелеона слетела, и его противник стал внимательно его рассматривать. Ник, казалось, чувствовал эти потоки внимания, настолько напряженной стала атмосфера. Взрывманьяк не двигался, стоя на спине своей птицы, а из его рук под плащ, через рукава, перелетали все новые и новые птички. Ну, он вроде готов к атаке. Ник тоже готовился, правда, вот его подготовку без бьякугана не рассмотреть, какой бы ты ни был сенсор. Контроль чакры в сфере своей «ауры» у Ника был близок к абсолюту, и именно в этом объеме он готовил барьер. Едва-едва уплотняя чакру, он вырисовывал ей здоровенный рисунок, на основе знака Инь/янь и знака энергии. Это его шедевр, его седьмая симфония. Печать-барьер, проходя через которую любое существо, тем более живое и разумное, потеряет всю чакру из каналов. Точнее не так, всю свободную чакру из каналов. Та, что уже есть в клетках тела останется у хозяина, но остальная уйдет в печать. Это фуин была полностью, от начала и до конца придумана им самим, и Ник гордился ею безмерно. Теперь пришло время проверить ее в бою. Но Ник не очень-то волновался. На котах срабатывало, значит и сейчас сработает.
- Готов? – Прошептал одними губами Ник? Вражеский шиноби улыбнулся и проговорил:
- Узри Искусство. – И его лицо осветилось триумфом. Маньяк пиротехник. Ник кивнул, и с места рванул к нему. На него полетели десятки маленьких птичек, но с взрывоопасным характером, и Нику пришлось выписывать немыслимые кренделя, только чтобы не сойти с курса. Десятки взрывных волн просто невозможно учесть и не учтенные сбивали его с нужных воздушных потоков. Пришлось крутиться едва ли не на одном месте, выписывая фигуры высшего пилотажа. Благо, что даже общий взрыв вряд ли бы убил Ника. Покров чакры на нем очень крепок и может выдержать разрыв двух танковых снарядов, оставшихся со второй мировой. Проверено на клоне. И это было довольно давно, а с тех пор Ник отчетливо прибавил в силе. Медленно продвигаясь вперед, Ник оценивал противника именно так, а не как врага. Иначе давно бы убил, возможностей было хоть отбавляй. Видно, что птичник привык сражаться с воздуха, но сам не летает, а значит не чувствует нюансов, которые для Ника, как открытая книга.
Наконец, поток взрывных созданий начал ослабевать, значит, он готовит финальный, очень сильный взрыв. Секунды текли одна за одной, и лишь полная сосредоточенность на задаче, помогала Нику выжить под непрекращающимися атаками. Но миг настал. Мелочь закончилась, и в него метнулось что-то, отдаленно похожее на крылатую обезьянку. А здоровенная какая. Сантиметров тридцать ростом, около десяти в плечах, эта малышка превышала по мощности все остальное, использованное в этом бою. А значит, ждать больше просто нельзя. Техника барьера выскочила из ауры Ника, на глазах утолщаясь и упрочняясь, и полтора десятка нитей ей в этом помогали. Момент, и фуин прошла насквозь обезьянку. Та, на ничтожно малый момент безжизненно замерла, и начала падать, а фуин полетела дальше, задев своим краем джинчурики, она прошла сквозь взрывника.
Усиленно, почти яростно взмахнув крыльями, Ник рванул в сторону хвостатого, потому, что и птица, и все кто был на ней начали падать. Пролетая мимо, дракон схватил своими лапами обоих шиноби, и пошел на посадку. А за спиной рванула в треть мощи обезьянка. Чакру, что отвечала за движение фигуры, выкрала печать, но в каждой молекулы ее тоже было не мало. И с помощью нее и был отдан приказ ко взрыву. Для этого больше ничего и не было нужно, ведь сама макака и была создана из взрывчатого вещества, пусть оно и обеспечивало далеко не всю мощность взрыва.

Часть 5

Глава 16

Владимир Сергеевич Веселов сидел в своем рабочем кабинете, и грустно смотрел на фотографию старшего сына. Уже два года прошло, как он пропал. Они с женой пережили это, с огромным трудом, благо, хоть без сердечных приступов обошлись, да и глядя на подрастающих детей, им было ради чего жить. Ради чего просыпаться каждый день, стремиться вперед. Забавно, но оглядываясь назад понимаешь, что без божественного вмешательства здесь точно не обошлось. То, что случилось с их старшеньким, и то, кем он стал, позволило им с Никой снова иметь детей. И будто в компенсацию, Никитка исчезает. Ника говорит, что материнское сердце не врет, и он жив. А Владимир уже не верит. Он-то, в отличие от жены знает реальные возможности сына, и не может себе представить, что вообще может так долго удержать обладателя таких возможностей. Потому и не верит он утверждениям любимой жены, и потому, с таким упорством он одаривает свою семью.
А Ника все так же просыпается посреди ночи в поту, говоря, что видела его, Ника. Но муж ей не верит. Ведь он не знает, что она добралась до записей сына по осознанным сновидениям, и усердно занималась этим направлением уже полтора года. Она решила пока не говорить, не обнадеживать лишний раз, вдруг не получится. И занималась в тайне. У нее даже начало получаться, но отсутствие предрасположенности сильно ограничивало. Но она женщина упорная, и медленно, постепенно, у нее стало получаться то, что Никита выполнил едва ли не с десятого раза. Она родила талантливого сына, и этим откровенно гордилась. А потому не унывала, и продолжала бороться с собственной природой, пребывая в полной уверенности, что упорство и труд ей помогут.

*******************************************************************

Провести сутки в пустыне, далеко не самое приятное, из того, на что можно потратить это время. Качественно усыпленные шиноби были доставлены на землю бесхвостым драконом, и тщательно обследованы. Взрыв оказался куда сильнее предполагаемого, и не только «оторвал» дракону из чакры хвост, но и просто снес часть туловища. А если бы в нем была усиливающая взрыв чакра, могло и весь покров сорвать. Убить бы наверное не убило, по крайней мере Ника, а вот джинчурики и Дейдара (как позже выяснил Ник), защититься без оперативного резерва чакры не смогли бы точно. В итоге было бы два трупа, и однохвостый демон на свободе. Прямо скажем, тот еще итог. Именно поэтому Нику пришлось не только подхватить падающих на землю шиноби, но и прикрыть их от взрыва. Впрочем, последнее он сделал скорее в благодарность за отличное сражение. Ему очень не хватало таких не стандартных противников для собственного развития, а тут такой странный шиноби, да еще и с геномом. Явно, что-то связанное со стихией Земли, в основном она позволяет преобразовывать и менять твердые вещества. А уж широта возможностей зависит только от контроля. Можно хоть кристалл создать, алмаз, или метал, но контроль нужен запредельный. Нику такой и не снился. Лет через пятьсот, быть может.
Усыпив обоих, Ник всю ночь ковырялся в их памяти через сон. Напрямую проникнуть не смог, у Гаары, джинчурики Суны, вместо защиты - разум демона, в который едва не впилился Ник, при попытке проникнуть в его память напрямую. Опыт нарабатывать особо не на ком, вот и рискнул. Тьма, ярость, кровь, песок, и дичайшая ки, едва не выжгли ему разум. Как выскочить успел, и сам не понял, на автомате разве что. Отходил от попытки пару часов, и только потом пошел обычным уже путем. Настроился, что стало получаться все легче, и нырнул в сон. Потом точно так же с Дейдарой. У него стояла именно защита. Только протянешь ментальное щупальце, а оно раз, и съехало с разума, будто по маслу. Соприкосновения нет, и заглянуть за щиты не выходит. Так что и его проглядывать пришлось через сон. С десяток новых техник, даже парочка уникальных техник Земли, и уже известные ему техники Ветра. Песок Гаары совершенно точно не геном, а просто отменный, на уровне рефлексов, контроль земли. Правда, изначально эти рефлексы были у песчаного демона, но со временем перешли и к носителю. Причем, еще чуть ли не в младенческом возрасте. Так что Гаара и не помнит тех времен, когда не умел управлять песком. За эти годы он сделал Песок крайне универсальным оружием, да и защитой тоже.
Просмотрел последний бой джинчурики с Дейдарой, просто удивительно, как тактически коряво он проходил. Даже бредово. Но факт остался фактом, вот они голубчики, дрыхнут.
А вот память Дейдары принесла не только техники Земли, в том числе и совершенно уникальную технику Запечатывания в Холмах, но и знания об Акацки. Организация безумная, решил Ник. С совершенно дебильной целью. А вот люди, которые в ней состоят, крайне опасны даже сами по себе, не то что объединившись. Тщательно усвоив все особые способности этих людей, Ник все-таки покинул память преступника. Нужно переварить знания. В том числе и о деревне Камня. Многое из того, что узнал Ник было весьма неприглядно, а кое-что и откровенно пугало. Если Цучикаге позволяет вытворять такие вещи со своими людьми, то что же он делает с чужими?!
А поутру они проснулись. В смысле, первым проснулся Ник, а остальные и дальше спали под техникой. Благо, что не гендзюцу использовал, а чисто ирьенинскую фишку воздействия на нервную систему. Гендзюцу так долго бы не продержалось, это факт. Умывшись и сделав зарядку, Ник разбудил джинчурики.
- Подъем. Вставай, вставай, пора на горшок… - Самым противным голосом на который только способен, медленно и занудно говорил Ник. И все это на одной ноте, с вибрирующей, надсадной хрипотцой. Даже заготовленные слова не успел проговорить, как тут же пришлось уходить вбок. Песок сформировался в здоровенную лапу, и ударил когтями в то место, где находился Ник.
- Ты сдурел совсем, пацан? Вот и спасай после этого всяких там… - Снова вбок, не то отхватил бы парой килограмм прессованного песка в живот, да на неприлично высокой скорости. – А ну, хватит! – Не выдержал, рявкнул. - Я тебя не для того будил, чтобы ты мне здесь характер показывал. – Метнулся вбок, и вперед, буквально стелясь по земле. Уже выпрямляясь, обошел подшагом джинчурики, и хотел дать подзатыльник, но руку остановила песчаная защита. – Хм. Забавно, и весьма не плохо. Но ты же понимаешь, что если я захочу, то проломлю твой щит? Или не понимаешь. – Проворчал Ник, глядя, как меняется зрачок Гаары. Уже прекрасно зная, чем это чревато, разогнался на максимум, и вложив огромный объем чакры в удар, проломил песчаную броню, схватив джинчурики за горло. И снова усыпил.
- На хрен такие игры. Оно мне надо? – И тут же сам себе ответил: - Оно мне нафиг не сдалось.
И уже собрался улетать, как песок в двадцати метрах взорвался, и из него показался здоровенный скорпион. Метра четыре в высоту, в длину, чудовище с легкостью перекрывало десяток метров.
- Да что ж такое-то, а? – Возмутился Ник. – Тебе чего нужно, Скорпи?
От живота монстра отлепился мешок, а из него выпал сразу на ноги шиноби. Лет тридцати, довольно высокий, в странной маске, он внимательно смотрел на Ника, и его голубые глаза не предвещали ничего хорошего. Полная сосредоточенность на противнике автоматически включила и выключила бьякуган. И даже этой миллисекунды активности хватило Нику чтобы понять, перед ним сильный джоунин. А его противнику, хватило времени понять, что перед ним Хьюга. Сотни боев пройдя, такие мелочи высматриваются сами собой. Подсознание чутко отсеивает все, что не несет опасность, но то что несет никогда не пройдет мимо внимания шиноби. Этим миром правят мелочи, которые ты заметил и смог использовать, а значит выжить. Так что инстинкты нарабатываются раза в три быстрее.
- Я разыскиваю Гаару-сама.
- Ну вот и нашел. Забирай своего неадеквата и проваливай. И второго тоже забирай. Я вам тут нянькой не нанимался. – И пока Анбу Суны собирался что-то сказать, Ник ушел в скрыт, и сформировав покров, рванул в небо. Достали, блин. Хотя информация перепала любопытная. И Ник узнал, куда он хочет попасть. В стране воды, есть такой городок, Сан, на отдельном острове. Чем он знаменит? Да ничем, кроме одного. Это город отдыха. Казино, бордели, театры. Все то, по чему так соскучилась душа попаданца за последнее десятилетие. А потому, уловив нужное направление, Ник взмахнул крыльями.
Через пару дней он приземлился недалеко от входа в город. Понятное дело, никаких документов у него не было, так что проникновение будет ночью, а до нее еще пара часов, которые можно употребить на сон. Не то, что бы очень хотелось, но делать все равно нечего. Даже не потренируешься толком, засекут. Вот и разлегся на небольшой полянке парень, кинув на траву небольшую сумку. Лежит, жует бутерброд из хлеба и мяса, в небо глядит. Облака уже подсветились красным, закат, красота. Самый кайф в том, что не нужно поддерживать технику кислородного обогащения, которая была жизненно необходима в прошлом мире. Постоянное напряжение медленно сходит на нет, и тело расслабляется. В такие моменты совершенно никого не хочется видеть. Да и слышать. Только естественные звуки природы улавливает усиленный и тренированный слух шиноби. И только Нику стало совсем хорошо, он уловил те самые звуки, которые слышать совершенно не хотел. Кто-то едва слышно прикасался стопами ног к коре деревьев. Обычные люди по деревьям не бегают, и птицы от них в возмущении не улетаю во все лопатки. Шиноби бежит. Килограмм пятьдесят пять, может шестьдесят. Девица, или подросток, если парень. Прикасается к веткам только передней частью стопы. Ветки выдерживают, а деревья тут вполне обычные, а не привычные гиганты. Значит, не успевают прогнуться, как шиноби ухватывается за ствол. Иначе ломались бы, только в путь. Придушенно вякнула птица, ее поймали на взлете. Шиноби торопится? Может курьер? Усиленный нюх не приносит нужных знаний, как и чувство чакры. То, что шиноби чуунин, Ник почувствовал еще минуту назад, ничего нового.
Над лежащим мужчиной скользнула тень, но он успел рассмотреть все в деталях. Синие свободные штаны, стройные ноги, грива иссиня черных волос, и миловидное лицо. Светлая кожа и бюст аккуратного второго размера под облегающей водолазкой. А еще она была босая.
- Красивая… - Выдохнул почти про себя Ник.
С трудом дождался темноты, и с легкостью проник в город. Полный надежд, Ник спрыгнул с крыши, на которую пустился с благословенных небес, и тут же понял. Вечер не задался.
Вообще, люди крайне интересные существа. Вот каким нужно быть идиотом, чтобы гопстопить человека, спрыгнувшего с крыши. Тут конечно всего-то второй этаж, но все-таки. Банда только увидела, как он приземлился в тихом проулке, и тут же включился отработанный годами механизм. Уроды расплылись в улыбках и предложили оплатить налог на выход. Как всегда, вход бесплатный, а вот выход, штука крайне дорогостояща. Все что есть, то и есть налог. Ника это расстроило, но он, переломав дебилам пальцы, пошел своей дорогой. Обычные люди не противники, и тратить на них время ему было не охота. А настроение немного ухудшилось. Насилие вообще, довольно редко может повысить настроение. Это же не Чарли Чаплин, поскользнувшийся на банановой кожуре…
Лучший ресторан города, оказался скорее баром дикого запада в смеси с пафосными местечками манхеттена. Смесь и правда диковатая, но именно такие ассоциации она вызвала. Ник заказал жареного судака под сметанным соусом, и сакэ. В этот вечер он отчетливо понял, что кроме чая и редкого кофе ему в этом мире ничего не светит. Сакэ оказалось натуральной сивухой с мерзким запахом, и стоимостью хорошего французского вина. В пересчете, конечно. Уж лучше самому гнать, ей-богу.
Что бы вечер, вдруг не показался ему томным, довольно спокойную ресторанную компанию разбавили пришедшие бандиты. Вести сразу стали себя нагло и совершенно непотребно. Пристали к официантке, что для этого общества вообще-то не характерно. Вышибала оказался занят с другой официанткой, Ник со своего места прекрасно слышал, чем именно они там занимались. Так что дозваться вышибалу было нереально. Пришлось ударить по бандитскому контингенту сильной жаждой убийства. Когда задавленные страхом взгляды скрестились на нем, он мотнул головой в сторону двери. К сожалению, невиновной ни в чем официантке тоже перепало, и она в слезах убежала менять одежду. Девочка сильно перепугалась. Тяжело вздохнув, Ник проводил взглядом уходящих в спешке людей, и продолжил есть. Та официантка к нему больше так и не подошла. А Ник собирался извиниться. Набив живот и посидев в относительном спокойствии около получаса, Ник решил, что пора уже и в бордель. Но первый оказался закрыт. Второй, куда его направил прохожий, тоже. Третий постигла та же участь. Ник злился все сильнее. Да и общий настрой все сильнее менялся.
Он шел по улице в сторону своей последней надежды, расплескивая вокруг жажду крови, и протискивал сквозь зубы слова:
- Если и этот бордель будет закрыт, найду причину, и жестоко эту причину изобью.
Вдруг на его плечо легла ладонь. Ник даже оборачиваться не стал. Полное отсутствие запаха, значит шиноби, шаги на грани с бесшумностью это только подтверждают. Как и сильная чакра, в диапазоне его чувствительности. Горячая и «иначе» горячая. Странная чакра. Но ее не очень-то и много. Пожалуй, даже до внутреннего резерва самого Ника недотягивает. Поэтому он просто скинул руку и сделал шаг дальше. До борделя еще около пары километров, а он не по крышам бежит, а спокойно идет. Да еще и чакру скрывает, пусть и не всю. Фонит на уровне генина или около того. Сделал пару шагов, как рука не только легла там же, но и развернула его на сто восемьдесят градусов. Ему в глаза уставилась шикарная женщина. Зеленые глаза, шикарная темно рыжая шевелюра, размер эдак четвертый, а то и пятый, груди… Прямо красотка.
- Чего тебе? – Красота женщины подняла настроение, но не настолько, чтобы вернуть вежливость в полном объеме. Он все еще был зол. И хотел женщину. А лучше двух. Или трех. Это было бы в самый раз. Все-таки джоунин, да еще и ирьенин.
- Я и есть та самая причина, по которой закрыты все бордели в городе. Не терплю, знаешь ли. И когда я посещаю этот город, их всегда закрывают.
- И когда ты свалишь? – Это все, на что хватило Ника. Его злость только усилилась.
Видимо такая реакция была не типичной, так как выбила женщину из колеи. Ее сопровождающие, тоже шиноби, отреагировали по разному. Одноглазый джоунин удрученно покачал головой. Молодой парень со здоровенной шпалой за плечами прикрыл глаза рукой, и громко вздохнул. Судя по их реакции, Ник сказал что-то не то, но его это не волновало.
- Знаешь, я пожалуй здесь задержусь. – Ехидно проговорила женщина. И добавила: - К тому же ты вроде хотел меня побить. Как причину, конечно.
- Мысль здравая. – Немного охолонул Ник. Подраться он был не против. Хоть немного напряжение скинуть. А тут готовый к драке джоунин, хоть и женщина. Еще один джоунин на подхвате и опытный чуунин. Полгода, может год, и станет джоунином. Чакра характерно плотная. – Где драться будем?
Вот тут женщина открыла удивленно рот, и уставилась на него, как на приведение. Наконец она взяла себя в руки и спросила:
- Ты знаешь, кто я?
- Мне плевать. Я преодолел огромный путь и хочу насладиться женским теплом. Ты мне мешаешь. Так что либо не мешай мне, либо делись теплом сама. Достаточно дипломатично? Или мне за цветами сбегать? – Пришедший в себя Ник, наконец, сообразил, кто перед ним. Но менять что-то не было возможности, поэтому стал ее провоцировать, изображая слабого недоумка. Этакого вечного генина, помешанного на похоти. Хотя оглядываясь на несколько минут назад, Ник вынужден был признать, что был не до конца адекватен. Просто ожидание так на него подействовало, и слегка сорвало крышу.
- Убью. – Тихо прорычала взрывная девица, и ударила кулаком. Ник подставил напитанную чакрой руку и жестко блокировал выпад. Ее рука как в бетонную стену ударилась. Поскольку она била «генина», то и чакры в удар вложила совсем немного, потому, Ник даже не сдвинулся с места, останавливая кулак.
- Пупок развяжется, меня убивать, девочка. – Подначка подначкой, но по сравнению с его возрастом, реальным само собой, она и правда девочка. Все-таки ему совсем недавно исполнилось тридцать восемь лет, а с учетом куда более длинных суток в прошлом мире и того больше. Ей же, около двадцати пяти. Может чуть больше, может чуть меньше. С виду не понять. – Ну так как, поднимем ставки? Победишь ты, ну тут все понятно, убьешь да и все. А если я, то мы с тобой закроемся в номере лучшей гостиницы этого городишки, эдак на недельку. Ммм?
- ЧТО?!!!!! Я ТЕБЕ НЕ ШЛЮХА! ПОЛУЧАЙ!!! – Удар был очень быстр, отточен, поставлен и крайне силен. И все это совершенство пролетело мимо, после относительно несильного поправляющего движения, шагнувшего под удар Ника. БАХ!!! В земле образовался не хилый кратер от выплеснувшийся чакры, и шрапнель прошлась по фронтонам домов и заборам. Благо, что улица была пуста и никого не задело.
- Так, это перестает мне нравиться.
И Ник ударил уже сам. Хоть он был от этого и не в восторге, но раз тут вместо дружеского спарринга начался бой, то думать он будет потом, а пока нужно выживать. Тайдзюцу в ход, скорость на максимум, и удар, еще, подсечка, подшаг, локтем в печень, увернуться, блок, блок, блок, ударить бьющую руку в нерв, да с небольшим выплеском чакры. Рука повисла, и больше не подчиняется хозяйке. Опасность сзади. Прыжок вверх, и коленом в подбородок. Мизукаге красиво летает. Да и вообще, женщина шикарная. Хоть и не от удара коленом, а от Водной Пушки, пущенной в Ника, но ее очень сильно ударило, а от удара она увернулась. Обнявший Ника воздушный покров, расправил крылья, и он приземлился совсем не туда, где его ждала техника водного ядра от чуунина. Поняв, что промахнулся, тот взмахнул мечом-шпалой и рванул на врага своей Каге. Ник же ждать не стал, и воздушный спрут одновременно оплел ноги чуунина, и ударил щупальцами в лицо и в грудь. У него и своя скорость была велика, а удар на противоходе, это гарантированное сотрясение, и повреждение внутренних органов. Ну и отсутствие зубов, само собой. Парнишка отлетел и потерял сознание. Часа два, а то и три не побеспокоит, это Ник знал по себе. Далеко не все тренировки с клонами проходили идеально, и не всегда хватало реакции и скорости. Так что те зубки, которыми он лыбится, это уже семнадцатый или восемнадцатый комплект. Вырастить их не трудно, для ирьенина, но приятного мало. Чешутся, когда лезут, просто неимоверно. И как младенцы это выдерживают? Сам Ник каждый раз обезболивал, с грустью признавая, что будучи спиногрызом, был круче, чем стал к четвертому десятку.
Джоунин стоит, не вмешивается. Видит, что Ник не насмерть бьёт. Да и то, что женщина приземлилась без одежды, как бы намекает, что ее не убить хотят. Совсем не убить. Совсем слабенькие Воздушные Серпы с каждым ударом надрезали платье, но кожу, накаченную чакрой для укрепления даже не поцарапали. А падение сорвало платье окончательно. По итогам, посреди улицы встала на ноги разъяренная фурия. Голая. Одни трусики, да и те не прикрывают ничего, ибо созданы совсем для другого.
Фурия набрала побольше воздуха, готовя технику, а Ник уставился на еще больше увеличившуюся грудь. Торчком, и плевала она на гравитацию. А сам Ник на опасность техники. Уже зарекомендовавший себя барьер, с честью выдержавший испытание боем, встретил пышущую жаром лаву, и поглотил, продолжая движение. Ник несся прямо за ним, толкая его перед собой, и успел проскочить на неожиданности. Мизукаге не ожидала такого результата своей техники. Должно было все разнести к шинигами! Но никак не исчезнуть. И просто не успела отскочить или увернуться. Скорость Ника была нереально огромной. Вряд ли она вообще успела среагировать. В миг оказавшись без оперативного резерва, она была скручена в замысловатую фигурку, и посажена на левое колено, с завернутыми за спину руками, и выставленными на излом кистями. Щупальца Воздушного Спрута держали ее руки, сжимали шею, и левую щиколотку. Тут только дернись и либо калекой останешься, либо трупом. И опытная куноичи, прошедшая войну это поняла.
- Нужно было начинать с ниндзюцу. – Прошипела взбешенная женщина.
- И с точно таким же результатом бы все закончилось, только от города остались бы… Да ничего бы не осталось. А еще твой сопровождающий бы вмешался. А тут, он видел, что убивать я тебя не собираюсь, вот и не лез. За что ему простое человеческое спасибо. Не люблю убивать. Мальчишка, кстати, живой, если тебе интересно.
- Скот! Мерзкий Скот! – Зашипела Мизукаге.
- Ты думаешь я хотел тебя унизить? Оскорбить?
- А что же еще? Раздел, да и выставил меня…
Стоит заметить, что она и правда находилась в крайне… компрометирующем положении. Практически голая. Практически раком.
- Да кому это надо? Пойми, женщина, ты не пуп земли. И к слову, начала все именно ты, желая поглумиться над «генином». А теперь жалуешься? Совесть у тебя есть?
- !.. – Разорвала она технику, а Ник не стал ее укреплять, хоть и мог. Видимо чакра полностью восстановилась.
- Ты бы хоть Хенге накинула, что ли. Хоть и красивая, конечно. – Как-то грустно сказал Ник. – Впрочем, мне Хенге тоже не помешает. – Действительно, одежда не выдержала последний рывок, и в живых осталась лишь та часть, где было больше всего швов. Этакая набедренная повязка. Остальное осталось лежать рваными лоскутами, отмечая тот путь, что ник пронесся на максимальной скорости. - Ладно. Может все-таки свалишь из города? А? Я десять лет без женщины.
- Да мне-то какое дело?! – Она и правда накинула Хенге. Качественное, плотное.
- Тоже верно. А может все же, свидание, цветы, дорогое Сакэ?..
Сопровождавший Мизукаге джоунин смотрел на эту сцену серьезным глазом и время от времени возводил его к небу, то ли чего-то прося, то ли в чем-то укоряя. Но упорно молчал.
- Нет. – Выдавила сквозь зубы женщина.
- Ну как хочешь. Тогда я спать. Хорошей вам ночи. И спутника своего подлечите.
Ник развернулся и пошел к гостинице, где его ждала ванна и кровать. Добежав до места по крышам, Ник принял ванну, что откликнулось приятным теплом в теле, и залез на кровать. Кровать оказалась совсем не пуста.

Часть 6

Глава 17

- Ну и кто ты такая? – Вполне светски поинтересовался Ник, у девушки что лежала на его кровати в его номере. И под его одеялом. Видимо то, что он был совершенно голым, не позволило ей воспринять фразу, как угрозу. – И почему еще не ушла? Я вроде дал достаточно времени, чтобы все здесь осмотреть.
Он действительно легко почувствовал пришельца еще когда был в ванной, но прощупав чакрой, решил, что это шпион Мизукаге, и потому спокойно принимал ванну, ожидая когда все его вещи осмотрят и уйдут. Но просидев в ванне больше получаса, ему надоело, и он все же вышел. То, что шпион женщина он знал заранее, но то, что она разденется и заберется в его кровать, стало сюрпризом. И не сказать, чтобы не приятным.
- Меня зовут Исори. Я ваш подарок на сегодняшнюю ночь, господин.
- О как. Госпоже Мизукаге потребовался генетический материал? Хотят Хьюгу себе заполучить? Что ж, это даже немного забавно. Ладно, все разговоры потом.
И он залез под одеяло.
Утром, когда Исори перекатываясь и с трудом переставляя ноги ушла, Ник с удовольствием вытянулся на кровати и улыбнулся. Все-таки, контроль тела уровня джоунина, да еще и с ирьедзюцу в придачу, могут творить чудеса. Конечно, никаких детей Мизукаге от него не получит, да и сами сперматозоиды прожили около минуты. Но на всякий случай, когда девушка задремала, Ник аккуратно вывел все обнаруженные активные яйцеклетки. Так что, все планы высоко сидящей стервы пойдут прахом. Вот ей, лично, Ник бы оставил все на волю судьбы. А заиметь детей от левой бабы на одну ночь, да еще и потом не иметь возможности их воспитывать… Нафига такое нужно? Хотя, ему хотелось бы увидеть лицо рыжей Каге, когда его генный материал извлекут из девушки и разберут на составляющие. Само собой гена Хьюга они в нем не найдут. На этой мысли мужчина громко и задорно рассмеялся. Эпический будет облом.
Сбросив нервное напряжение одним из самых приятных способов, что вообще существует, Ник быстро собрался и выпрыгнул в окно. Ему точно не нужно находиться в стране Воды, когда Исори отдаст Мизукаге его письмо. Скорее всего, несколько зданий деревни тумана пострадают, а если еще и он будет в зоне досягаемости, то вообще… Такой хоккей нам не нужен, думал Ник, расправляя крылья, и уходя невидимой точкой в небеса. Он чувствовал внимание довольно долго, но даже следивший за ним глаз имел вполне четкие границы возможностей. И вскоре осталось только небо и Ник. Старые друзья, понимающие друг друга с полуслова.
Ник направился на один относительно небольшой остров. Далеко не Гренландия, по размеру он лишь вдвое превышал размер того острова, с которого он недавно стартанул. Узу. Фуин давно влечет Ника своими беспредельными возможностями, которые так превосходно сочетаются с концепцией «внешней» чакры. Никаких тебе рисунков на бумаге или дереве, хотя и это возможно. Голая воля и чакра. Контроль, конечно, нужен запредельный, но все это у Ника уже есть. Именно на острове Узумаки фуин как наука получила основной толчок к развитию. Это не значит, что больше нигде фуин не развивали. Ничего подобного. Десятки кланов занимались этой отраслью чакры. И многие добились немалых успехов, это несомненно. Но только Узумаки использовали фуин на голом контроле и только они могли создавать их в бою. Больше никто. У обычного шиноби просто чакры не хватит, да и пропускная способность СЦЧ среднего джоунина не позволит создать нормальный барьер посреди боя. Лопнет к хренам. Но не Узумаки. Удивительный клан, с удивительной СЦЧ. Широкие, мощные каналы, аномально крупные танкецу, да и их количество куда больше, чем у нормального шиноби. Около четырехсот тридцати. Крупный, мощный очаг, а магистральные каналы имеют дополнительные отростки к каждому органу. Жизненная сила, вот что отличало этот клан. Чакра столь плотная, такая насыщенная, что даже смертельные для других шиноби ранения, для них далеко не фатальны. Они могли выжить с перерезанным горлом, даже без ирьенина! Запредельная регенерация, и могучая сила. Которой, к слову, они практически не пользовались, предпочитая именно фуин. Вряд ли они были идиотами. Что в свою очередь значит, что в фуин есть что-то такое, о чем остальной мир просто не в курсе. И Нику было очень интересно. Любопытство просто свербело.
Лететь оказалось не далеко, и уже через пять часов, Ник прибыл на место. Еще даже не приземлившись, он включил бьякуган, и судорожно дернул крыльями, взлетая на десяток метров.
- Фув. Чуть не попался. Ну надо же, какие затейники. – Оглядываясь, и стараясь запомнить вид сверху, Ник переводил дыхание. Смерть буквально выдохнула ему в затылок. Будь он на метр ниже, и попал бы в зону действия пограничной фуин. И не стало бы Ника.
Аккуратно маневрируя, так как даже в воздушном пространстве было не безопасно, Ник опустился на узенькую тропинку. Она шла между ловушками, поднимаясь на небольшой холм.
- Путь в двадцать тысяч ли начинается с первого шага. – Пробормотал себе под нос мужчина. Сколько же раз за свою жизнь он говорил себе эти слова? Десяток? Два? Какие-то пути он прошел до самого конца, по каким-то все еще шагает, отмеривая время и расстояние. Хрустнув шеей, он сосредоточился и достал небольшую тетрадку и карандаш. Вероятно, вскоре понадобится и вторая. А пока, грифель медленно исчезал, оставляя на чистых листах мельчайшие кусочки самого себя, создавая новые зарисовки печатей. Иногда это были целые схемы, иногда одинокие символы или надписи, уточняющие их свойства. А хозяин карандаша все не унимался.

- Что говорят ирьенины? – Спросила шикарная рыжая девушка одноглазого мужчину. Он стоял перед столом Мизукаге и давал отчет операции, по получению генома Хьюга. Началось все с того, что Мизукаге отправилась подтверждать продление договоров в одной из провинций. По сути отдельный остров, Сан всегда хотел отделиться от страны воды. И каждый Мизукаге хоть раз там бывал, что бы припугнуть и продлить контракты. Поскольку отделиться Сан пытался при каждой смене Мизукаге, надеясь что им будет не до него, то все они начинали свою карьеру с такого путешествия.
Контракты продлили, но говорильня и угрожальня продлилась до самой ночи, поэтому Мей была сильно не в духе. Вышагивая по улицам города, она очень сильно желала разрушить все вокруг себя, но с каждым шагом все больше успокаивалась, погружаясь в размышления. Итог закономерен. Смутная тень мелькнула у ее лица, и обойдя ее, тоже сильно задумавшийся шиноби продолжил свой путь. Мизукаге выплыла из транса. Где-то она уже видела это движение. Где же? Не на войне, это точно. Значит до нее. Перебирая память, она все же добралась до нужного воспоминания. Хьюга. Вот чья пластика у встречного шиноби! Потому подсознание и заставило ее остановиться и вспомнить. Хьюга это интересно. Их геном крайне сложно достать. Глаз ее телохранителя и Советника, вот единственная удача на этом поприще.
Решив его прощупать, Мизукаге снова якобы случайно его догнала. А вот дальше все пошло совершенно не по плану. Оказалось он искал бордель, но они же все закрываются, если город посещает Мизукаге, об этом знают все! Но не он, как оказалось.
Нормальный разговор как-то сразу не получился, все еще раздраженная Мизукаге, подсознательно желала скинуть раздражение, и сама того не понимая, нарывалась. Впрочем, ей не было особой разницы, как именно проверить этого шиноби. Ао сразу сказал, что он очень силен, только глянув на него своим бьякуганом, так что можно было не сдерживаться. Вот она и не сдержалась. Мей все время приходится держать свою чакру под полным контролем, ведь далеко не каждый шиноби сможет просто находиться рядом с таким мощным центром силы. Собственно, так происходит с любым действительно сильным шиноби. Так что особой трагедии в этом нет, и она давно привыкла.
Разговор петлял от свидания до угроз, и быстро перешел к драке. Нет, ну это же надо, предложить такое не кому-нибудь, а ЕЙ! Мей просто взбесилась, впрочем, к этому вел весь сегодняшний день, вот как нарочно. Драка и ее окончание сильно удивили женщину. Как-то она не так все это себе представляла, уж точно не оказаться в одних тоненьких трусиках на чужих коленках. Как это произошло? Мей не успела понять. Резкая слабость, и она уже с вывернутыми руками и прижата к противнику, хм… Спиной, да спиной. А Я СКАЗАЛА, СПИНОЙ!!! И если кто-то скажет иначе, я его убью. Да, убью.
Стоящий перед Мизукаге вдруг почувствовал сильнейшую ки, что вышибла из него пот. Тряхнув головой, он весь передернулся. Он помнил, как точно также окатила его жаждой убийства Мизукаге и холодно приказала.
- План Б. 2 этап. – И Ао передал приказ одной из бесклановых куноичи, что сопровождали Мизукаге, прибыть к ним, а затем отправляться в отель и забеременеть от конкретного шиноби. Исори тут же почувствовала свой шанс и потребовала в ответ отдать ей на воспитания уже родившуюся дочку от одного из Усимас Ичизоку. И этого ребенка она тоже желает воспитывать сама. Мизукаге пыталась на нее надавить, но Исори не сдалась. Она знала – она единственная, кто может родить ребенка, не перебивая генов отца, на несколько переходов вокруг. Тем она и ценна. Ни особой силы, ни опыта сражений. Она всего лишь медовая куноичи. С самого детства, как только правитель Деревни Сокрытой в Тумане узнал о ее особенности, девочку учили отдельно. Само обучение не включало в себя обычные техники, как и техники работы со стихией. Зато включало ирьедзюцу, в рамках самоисцеления, соблазнение и ублажение мужчин. В итоге, психика у женщины поехавшая, но для этого мира, в рамках нормы. Тут еще и не такие психи встречаются. Но Исори все равно осталась женщиной, и материнский инстинкт никуда не делся. У нее забрали дочь, и заберут этого ребенка, это не вызывало у нее сомнений, и женщина решилась поставить условия личного воспитания. И Мизукаге пришлось согласиться. Выбора не было.
Поутру, Исори забрали прямо от отеля. Вымотанную женщину, едва держащуюся на ногах и ежесекундно зевающую, на всей возможной скорости доставили в деревню. Но сама Исори уже знала, что ничего не получилось, и дочку она не получит. Ей было горько, и плохо. Обследование закончилось, и женщина вспомнила про просьбу передать письмо от своего любовника самой Мизукаге. Не получилось, но через Ао, письмо вот-вот найдет адресата.
- Ирьенины говорят, что Исори не беременна. Генетический материал собран, но к клану Хьюга не имеет ни малейшего отношении. – Читает Ао выписку из больницы. - Имеются странные отклонения генной карты, медикам ранее не встречавшиеся. Обработка данных еще не завершена, просят пару месяцев.
- Понятно. Но откуда у него Бьякуган!?! Ты же сам мне сказал, что он у него есть. Да и сама видела. Плюс движения Хьюговские! Один в один!
- Может имплантированы? Как… - Мужчина указал на свой по пиратски закрытый глаз.
- Я сейчас тебе скажу то, чего ты заметить не мог. В нормальном состоянии его глаза совершенно обычные, не бельма, но когда он включает додзюцу, они меняются. Это явно эволюция бьякугана. Сам понимаешь, если глаза не родные, заставить эволюционировать их просто не возможно. По крайней мере, именно так я раньше думала. Ошибалась? Ммм?
- Даже не знаю, что вам ответить.
- ТАК ВЫЯСНИ!!!!! – Заорала взбешенная Мизукаге. Такой шанс просрали! - Еще последний звук не затих, а в комнате уже никого не было. Ао помчался выполнять приказ. Да и просто свалил подальше. Каге ему досталась та еще. Зато бьякуган, прилагающийся к Каге, очень даже в тему.
Через секунду дверь кабинета снова открылась, и Ао швырнул письмо прямо в Мизукаге. Произошло это не в первый раз и далеко не в последний, так что правительница деревни не глядя выхватила его из воздуха тут же начала читать. Ао не стал ждать реакции, ведь содержимое перестало для него быть тайной, как только письмецо попало к нему в руки. Он успел выскочить из здания администрации, когда его накрыла плотная туча убийственного намерения.
- На рекорд пошла. – Хмыкнул Советник, и тут же исчез во вспышке техники.

Прошло уже четверо суток, а Ник даже границу не пересек, столько интересного он тут нашел. Что же будет внутри? Когда закончилась еда, Ник даже не заметил. Эксперименты, фигуры, проверки, все это так его заворожило, что голод он почувствовал уже по факту. Оказалось, он ел на автомате, распечатывая из свитков хранения купленные в ресторане блюда. Но и они закончились. Это заставило его прийти в себя. Нужно слетать до ближайшего города, поесть, закупиться продуктами и выспаться. Но ближайший город в стране Воды. Опасно это. Так что он решил смотаться на соседний остров Нагу. К храму Модороки. Местечко, говорят, весьма загадочное. А главное, совсем недалеко есть городок, в котором можно прийти в себя после ударного труда и спокойно разобраться с тем, что смог понять.
Просидев в городке почти месяц, он отправился на охоту. И не просто так, а за конкретным человеком. Ему нужен был беловолосый нинзя, что так хорошо разбирался в фуин. Ему нужны были знания, чтобы глубже понять все те процессы, что происходят в печатях во время их работы. И Ник отправился в страну Огня. Отсутствие хоть каких-нибудь документов весьма осложняло дело, но все решаемо, когда есть упорство. И деньги.
В Отофоку он прибыл, как и всегда, под покровом ночи. Около недели разыскивал человека, который может сделать ему документы, и таки нашел. Один из подручных главвора этого города имел нехилый компромат на несколько чиновников, и Ник этим компроматом воспользовался на полную катушку. С чиновниками договорился, и с новенькими документами на руках, уже вполне официально, отправился в Коноху. Забавно, но имея лишь память Рюто, Ник бы деревню просто не нашел. Коноха не просто так называется Скрытой Деревней. За эти годы многое изменилось, стали использовать другие вехи, по которым ее можно найти. Кому надо, те знают, а вот Рюто таких знаний не имел. Зато имела та команда шиноби, у костра которых Ник заночевал в одну из ночей. У одного костра, совершенно на виду, он прошарил память чуунина, что вел команду, и знал как искать Коноху. Чуунин, к слову, Нисаи Хотомура, бесклановый, специалист по ловушкам и немного по стихии Земли, знал как зовут беловолосого, которого Ник ищет. Джирайя. Великий Отшельник с горы Мьебоку. Если судить по восприятию Нисаи, то мужик откровенный псих. Ну вот кто, в своем уме, конечно, будет подглядывать за куноичи в банях? Эти и убить могут, невзначай. Скорость разгона от милой барышни до мегеры у них полторы секунды, а тормозного пути нет… Бордели они там что ли позакрывали? Тоже Каге чудит?..

Часть 7

Коноха встретила Ника безрадостно. Мало того, что пришлось стравить весь внешний объем чакры в воздух, так еще и сверху в Коноху не пройти. Фуин не просто очерчивали деревню барьером, они покрывали ее куполом, и проникновение сверху тут же привело бы к обнаружению. Так что пришлось проходить через врата для заказчиков, и более того, долго ждать, когда одного из стражей, Хьюга, сменит не такой глазастый чуунин сенсор. От него закрыться куда проще, чем от бьякугана. Трое суток ожидания дали результат, и Ник прошел врата в деревню. Это оказалось куда проще, чем он думал, стоило лишь объяснить, что в одной из отдаленных деревень появились бандиты, как его пропустили, хоть и ограничили в перемещениях. Спокойно устроившись в гостинице, Ник потопал заказывать «миссию». Кто, кроме Хокаге может знать, где именно гуляет Сенин? Пожалуй никто. Соответственно, именно ее память ему и нужна. Очередная женщина Каге, мда. Что-то с этим миром определенно не так.
Быстренько написав записку, Ник поймал пробегающего мимо пацана, и за пару монет дал ему задание. После чего отправился в башню.
Его направили к какому-то чинуше, где он оставил заявку, оттуда к другому, от него к третьему. Ник все заполнял и заполнял бланки, и конца и края им не было. Наконец-то, его направили на третий этаж, именно на этом этаже находится кабинет Хокаге. Но ее самой там не оказалось. Плюнув, Ник с трудом дождался «послания из деревни», которое ему передал шиноби, приставленный к резиденции. Конечно, он предварительно ознакомился с содержанием, тут он в своем праве, и через пять минут заказ, уже практически оформленный, был аннулирован, а сам Ник отпущен.
В расстроенных чувствах, он отправился в ближайший ресторан, подкрепиться. Проведя в башне почти весь день, он реально оголодал, и за соседним столиком он увидел ее. Копию лица с горы Хокаге. Это уже не в какие ворота! Промучиться весь день, а достигнуть цели, просто зайдя поесть. Твою-то…
Сел рядом, и привычно настроился на будущего реципиента. Заметил ее любопытный взгляд и вопросительно поднял бровь.
- Вы что-то хотели? Простите мои манеры, не желаете присоединиться к моему столу? – Он упорно делал вид, что не знает, кто она такая. По мере того, как понимание, что ее, Принцессу Цунаде не узнали и заигрывают, у нее все больше расширялись глаза. Карий, почти медовый цвет глаз ей удивительно шел. Но она тряхнула косичками, и совсем другим взглядом просканировала собеседника. Взглядом ветерана войны.
- Тело развито превосходно, оружия нет, и чакры не чую. Кто ты такой?
- Я не шиноби, но тренируюсь с детства. Даже могу составить некоторую конкуренцию генину. – Гордо сказал Ник. И куда тише добавил: - Если он будет пьян или устал.
Цунаде вначале прыснула, а потом расхохоталась. Грудной смех поднял у Ника все дыбом. Это же надо! Да еще и грудь так зазывно колышится. Блин! Конкретный пятый размер! Ммм. Выбив из головы все мысли, он сосредоточил все внимание на глазах. Во-первых, зеркала души, а во-вторых, одно дело разок глянуть на грудь собеседницы, тем более, когда она сама ее демонстрирует, и совсем другое дело смотреть только на нее. Вряд ли можно заинтересовать женщину откровенной похотью.
- Так Вы окажете мне честь? Присядете за мой столик? И конечно, я оплачу Ваш счет. – Ник зацепил взглядом официанта, и показал ему знак счета, указывая на столик Хокаге. Тот кивнул, и Ник встал, приглашая Леди. Цунаде о чем-то на мгновение задумалась, и тряхнув косичками, элегантно пересела.
- Позвольте представиться, Саготомо Торино. – Проговорил Ник.
- Риа. – Ответила Цунаде.
- Просто Риа? Впрочем, как скажете. Такой красавице, я готов простить не только отсутствие фамилии. Знаете, Вы мне кого-то напоминаете, но я никак не могу понять, кого именно. Мы с Вами не встречались ранее? – Со спокойной улыбкой поинтересовался фальшивый Торино.
- Нет, пожалуй. Я бы запомнила. – Совершенно спокойно ответила не менее фальшивая Риа.
На удивление, разговор потек сам собой. Через пару часов обычной болтовни, Торино вскользь упомянул, что несколько лет прожил по-соседству с ирьенином, и разговор перешел на теорию этого искусства.
- Это во время какой-нибудь войны! – Спорил Торино. – А в мирное время, можно проделать это и без чакры. Вот смотри, делаем надрез брюшной полости, пережимаем основные кровяные потоки, и у нас около трех минут на зашивание разрыва. За три минуты можно не только сердце подлатать, еще и станцевать, и даже кофе выпить. Затем, убираем зажимы и внимательно следим, чтобы нигде не кровило. Запускаем сердце прямым массажем, и аккуратненько зашиваем кожный покров. Делов-то на пару часов. Там приготовлений больше, чем собственно дела. Так что ирьенины должны быть не только владеющие чакрой.
- Ну а смысл, если нормальный ирьенин может вылечить тоже самое за несколько минут, просто приложив каплю чакры. – Спорила Риа, якобы официантка в этом самом ресторане.
- Ты хоть примерно себе представляешь стоимость услуг такого ирьенина? Я вот представляю. И обычный человек, если не купец, какой-нибудь, просто не потянет таких цен. В самой Конохе, я так понимаю, жителям предоставляются скидки и не малые. А вот как быть тем, кто живет в глухой деревеньке на границе Страны Огня, ты подумала? А никак. Умирали, умирают, и будут умирать. Картина-то безрадостная, но тут ничего не поделаешь. Ни одна деревня не потянет размещения грамотного ирьенина в каждом населенном пункте. Коноха-то традиционно сильна ирьенинами, тут вроде целый клан мастеров этого направления был, как сейчас не знаю. Да и не важно. А в других странах с этим куда как хуже.
- Понятно. - О чем-то задумалась Риа.
- Эм, Риа, ты чего? Если тебе неприятна эта тема, нет проблем, поговорим о чем-нибудь другом…
- Нет, нет, что ты. Ты очень интересно рассказываешь. Пусть у нас и разный взгляд на вещи, но в одном мы сходимся. Как ты сказал, здравоохранения у нас в стране нет. И не будет, что весьма прискорбно.
- Может, погуляем? Покажешь мне деревню. Мне, конечно много куда нельзя, но и совсем в четырех стенах не заперли. – Спросил Торино.
- Уже стемнело? Тогда можно и прогуляться. Заодно и проводишь меня. Воспитанной девушке не прилично ходить одной по темноте.
- С удовольствием.
Расплатившись, Торино прогулялся по деревне, и даже отвел Рию до самого крыльца.
- Извини, в дом не приглашу. – Твердо сказала Риа, и куда мягче продолжила: - Ведь мы почти не знакомы.
- Или можно попробовать найти в этом положительные моменты. В том, что мы не знакомы.
- Можно, но не сегодня. – Отвергла мысль Риа.
- Настаивать не стану. Но на этом наше знакомство и окончится. Уже завтра шиноби меня выставят из деревни. Мне очень жаль, Риа.
- Мне тоже Торино, мне тоже.
Он развернулся, чтобы уйти, как она схватила его за руку и втащила в дом.
- Если ты хоть кому-нибудь об этом расскажешь, то я тебя убью.
- Я же не враг себе. – Ответил Торино, и почувствовав вспышку чакры за дверью, в маленькое окошко увидел своего клона. А он его не делал. Конспирация, успел подумать про себя, и выкинул из головы все мысли, кроме роскошного тела в своих руках.
Она несколько раз за ночь хотела его подлечить, добавить сил, ведь ему пришлось изображать обычного человека. Но каждый раз себя останавливала. А он выпивал очередную чашечку сакэ, и приступал к новому раунду, с каждым разом все больше ее удивляя. Приятно удивляя, к слову. К утру оба вымотались до полного изнеможения, и уснули. Только полноценно спала лишь она. Он в это время просеивал ее память в поисках знаний и местонахождения Джирайи.
Увидел ее грусть по поводу ухода Джирайи, и понял, что в любой другой день ему бы не обломилось. Факт. Но она была так расстроена, так одинока, и именно поэтому Торино оказался в ее постели, а вовсе не из-за своего мифического обаяния. Увидел так же ее подозрения на свой счет. Слишком выносливым оказался, и слишком крепким физически. Она несколько раз проверяла его, делая слишком резкие движения и очень сильные, которые должны были как минимум сломать ему кость, но не ломали. Она и задремала-то на минутку, к тому же очень чутко, только чтобы дождаться, когда он уснет, но он усилил, углубил ее сон, и она не смогла из него вырваться.
Более-менее разобрался в политической составляющей Конохи, и то, что он увидел, ему не понравилось. Ведь по сути, Цунаде тут не рулила. Ей все время приходилось учитывать мнение Советников, а иногда и прямо подчиняться. Как-то это не правильно, да и она сама от этого устала, но поделать пока что, ничего не могла, хотя и готовилась. Основательно так готовилась. Собиралась убрать Советников самым что ни на есть качественным способом. Убить всю троицу. Сама Цунаде оказалась совсем иным человеком, по сравнению с тем, что демонстрировала этим вечером. Битый, перебитый жизнью шиноби, рваная душой и потерями, ее сложно назвать добрым или хорошим человеком. Отнюдь. Скорее жестокой стервой. Но это не отменяет того факта, что где-то глубоко внутри, в самых дальних уголках сознания, которые она сама от себя тщательно скрывает, спит дивным сном молоденькая, прекраснодушная мечтательница. Молодая Цунаде.
Ник узнал не мало нового и из других отделов памяти. Оказывается Сенджу вели исследования по чакре и разработали множество революционных тренировок по ее управлению. Десятки техник ее использования, которые использует сама Хокаге, и сотни, знакомых ей чисто теоретически. Неплохая база по фуин в ее голове, тоже весьма заинтересовала Ника, как и Сендзюцу. Хокаге,- могущественная куноичи, и секретов в ее голове хватит на десяток кланов. И большая их часть весьма заинтересовала Ника. Только это не значит, что он не станет искать Джирайю. Станет. А пока, усилив сон куноичи, Ник сел за стол, взял карандаш и вырвав листок из своего блокнота написал:
Милая Цунаде. Я вспомнил, где именно тебя видел. На горе твое лицо не столь прекрасно, как в жизни. Ведь на ней нет твоих медовых глаз, нет чудесной бархатистости кожи, нет твоего запаха. Догадываюсь, что как только ты проснешься, то тут же захочешь посадить меня в застенки Анбу и серьезно потолковать. И понимаю почему. Твои проверки дали результат, и ты права. Я умею управлять чакрой, и думаю, что очень не плохо. Примерно так же, как ты умеешь притворяться и врать. Мне действительно жаль, что мы не встретились лет двадцать назад, будучи оба молодыми. Но получилось так, как получилось. Теперь к делу.
Что бы ты там себе не надумала, все что произошло, не было каким-то изощренным планом. Случайность, не более. Пусть и крайне приятная. Смею надеяться, что и для тебя тоже. Я не являюсь шиноби любой из деревень, просто у меня были отличные учителя. Так что, можешь не волноваться, что информация уйдет на сторону, я слово сдержу. В подарок за чудесную ночь, я оставляю тебе эти цветы. Поработай с ними, надели их своей чакрой и впитывай ту, что они станут выплескивать. Быть может, это поможет тебе хоть немного.
Всегда твой, Саготомо Торино.
P.S. Плоды съедобны, приятного аппетита…

Прямо из деревянного пола, Ник вырастил фигурный розовый куст, который плодоносил обалденными фруктами совсем другого мира. Единственный фрукт, который содержит сахар, и такой сочный… Из тех, что росли в ареале его обитания в предыдущем мире - единственный. Вырастить здесь такой куст оказалось раз в двадцать сложнее, пришлось адаптировать к несколько другой воздушной среде, но все равно получилось. Бьякуганом он увидел, как куст начал впитывать чакру из окружающего пространства, так что он долго будет цвести и плодоносить. Пусть будет ей радостью и напоминанием.
Закончив с приготовлениями, Ник покинул этот дом под техникой Хамелеона, и через открытое окно. На всякий случай. Через десять минут Саготомо Торино уже покинул Деревню Скрытую в Листве, и направился в сторону страны воды. Отойдя на вполне приличное расстояние, Ник почувствовал погоню, и вскочив на ближайшее дерево, окутался воздушным покровом. Расправил крылья, и ушел живым снарядом в любимые небеса.

Часть 8

Солнышко аккуратно, даже с некоторой опаской дотронулось лучиком до ножки одной из самых могущественных куноичи мира. Пройдя по ней до самого бедра, будто отмечая линию симметрии данной конкретной ножки, лучик вдруг остановился на мгновение, и будто поняв, что зашел слишком далеко, исчез. Тучка, в очередной раз проходя над домом Великой Цунаде, снизошла, и спасла заигравшегося наглеца от гнева прекраснейшей из сенинов, скрыв дом от солнца. Но это уже не помогло. Цунаде открыла глаз. Левый, так как лежала на правой щеке. Медовый глаз еще полмгновенья выражал негу и довольство сытой кошки, как вдруг сузился, а вслед за ним, практически незаметно напряглось и остальное тело. Очаг сжался чуть больше чем обычно, и выданная им чакра, выдавила из танкецу чуть больше силы. Тренированный разум Цунаде не дал свободной энергии расплескаться в никуда, и привычным усилием создал технику сканирования, основанную на одной из граней чакры, вибрации потоков, при соприкосновении с крупными и плотными скоплениями энергии. В обычном состоянии куноичи не могла похвастаться прекрасными способностями сенсора, вот в режиме сенина – да. Поэтому использовала эту технику практически постоянно, все равно ее крайне сложно обнаружить. Техника показала, что на кровати в шесть квадратных метров она совсем одна.
- Ушел. – Почти прошипела разгневанная женщина.
Ее прекрасное тело вспыхнуло напряжением, и в следующий момент она появилась возле столика со стеклянной столешницей и ножками темного дерева. Если посмотреть на ее движение глазами змеи, то в тепловом спектре, картина даст фору любому произведению художников вроде Эрнста Кирхнера. Удивительно правильные черты невероятного по красоте тела в красных и желтых тонах…
Оглядывая комнату, Цунаде отметила два низких кресла, одно из которых они вчера сломали. Откровенность позы, с легкостью превосходящей такое определение, как разврат, завела не хуже той техники, что используют медовые куноичи. Да, ее вчерашний партнер оказался неординарной личностью, с трудом признающей какие-либо границы. Одни только воспоминания окрашивали ее щеки в нежный, розовый цвет.
Взгляд наткнулся на куст, который рос прямо из деревянного пола. Такое она видела в последний раз еще при жизни дедушки Хаширамы, так что на автомате прошептала:
- Кай. – Куст на ее усилия не отреагировал. – Кай. КАЙ. КАЙ!!!
Упрямое растение как росло, так и продолжило расти на своем месте. Тогда Цунаде быстро накинула на себя фильтрующую технику, прекрасно понимая, что именно оно может быть виновно в таком глубоком сне хозяйки дома. Но уничтожить и не подумала.
Что-то не давало покоя. Какая-то замеченная деталь, которую она не осознала, и Цунаде снова осмотрела спальню. На столике лежал вырванный лист, исписанный аккуратным, но нарочито небрежным подчерком. И чем больше смысла проникало в ее разум, тем злее она становилась.
- Переиграл, значит. Он явно понял, кто я раньше утра, и все равно продолжил меня трахать. – Рассерженной коброй прошипела Каге. И лишь через добрых полчаса, она успокоилась и привела мысли в порядок. Аккуратно восстановила порванное письмо, и принялась перечитывать.
Между прочтениями, успела вызвать Анбу, и приказать ему найти и доставить живым Саготомо Торино. Тот отправился в погоню, а место разгневанной красавицы, заняла Каге сильнейшей деревни. Мокутон в исполнении незнакомца ее не только восхитил, но и возмутил. Никто, кроме ее клана не имеет на него права. Она в свое время с трудом заставила себя сохранить жизнь Тензо, которого все равно считала вором. И не могла с собой ничего поделать, хоть и знала, что его таким сделали эксперименты Орочимару. Клановое воспитание просто так не проходит.
- Преследование не удалось, объект исчез на расстоянии часа бега от деревни. Следов техники перемещения под землей нет. Следы пространственно временной техники так же отсутствуют. На месте пропажи не обнаружено какой-либо чакры. Метод исчезновения не известен. – Доложил вернувшийся Анбу в маске крота.
- Внести его в список Бинго. Награда в десять миллионов, но только за живого. Свободен.
- Есть. – Ответил Крот и испарился в шуншине.
- Мы с тобой еще встретимся. Обязательно встретимся, Торино. – Потянувшись каждым суставчиком, довольно промурлыкала куноичи.
Где-то далеко, где-то очень далеко и высоко, человек окутанный чакрой в форме дракона, икнул. Вспоминает кто?..

Ник отыскал Джирайю на границе Страны Огня. В небольшом отеле, великий сенин выпивал в компании трех проституток, и Ник даже проговорил с ним полминуты, узнавая, где найти «девочек». Шиноби спокойно ему ответил, и даже подмигнул в понимании, исключительно с высоты своего «возраста». Откуда ему было знать, что он у них почти одинаковый? Ник тоже не стремился его просвещать, оставляя Джирайю в благом неведении.
Спокойно настроившись на могучего шиноби, Ник продолжил послеживать за ним в пассивном режиме, ожидая, когда же он уляжется спать. Хрен там. Мужик отлично провел время, едва ли не до полусмерти замордовав троих девчонок, и доплатив за это, как и любой шиноби, в общем-то, свалил дальше. Ник же остался, решив просто проверять его каждую ночь, а не бегать за этим гиперактивным седым маньяком. Заодно, подработал, вылечив тех самых шлюх, и спокойно потопал дальше. Зная, куда направился Джирайя, Ник не торопясь шел по его следам, и к вечеру прибыл в страну Дождя. Около трех ночи, Ник снова проверил, можно ли войти в сон сенина, и вошел.
Оказывается, его учили фуин вполне осознанно. Когда обнаружили его талант, то сразу же его имя добавили в список с теми немногими анбу, которые проходили обучение. И поначалу, откровенно хреновый специалист натаскивал их на пяток барьеров, и пяток пространственных и запечатывающих техник. И много позже, когда он познакомился с Кушиной, будущей женой четвертого Хокаге, который, к слову, давным-давно откинул кони, ему в руки попали знания по фуин совсем иного уровня. Кушина поделилась с ним самыми началами, алфавитом, методиками объемного построения, сопряжения и их ограничениями. Вроде мелочь, но человек разумный, может из этого уже что-то создать. И Ник копировал все, до чего только мог дотянуться. Он с жадностью рассматривал завитушки знаков фуин, с остервенением вгрызался в правила, тут же добиваясь понимания, а не простого запоминания.
Закончив с фуин, Ник занялся техниками, которые были известны Джирайе. Пришлось признать, что Великим, Джирайя называет себя вполне заслуженно. Более сотни техник он мог применить с легкостью, около полусотни требовали дополнительных условий, вроде призыва или сендзюцу, и около трех сотен техник Джирайя знает, но не может использовать, в силу отсутствия нужных стихий, но знания-то есть! Все это богатство, столь нужное, даже необходимое, Ник с удовольствием прикарманил, а после перешел на сендзюцу. И пусть, обучиться ему без помощи призыва Жаб или тех же слизней будет на порядок сложнее, но это все же возможно, к тому же у Ника теперь даже два подхода к обучению этому искусству. От Цунаде и от Джирайи. К слову, последний потратил на обучение у Жаб больше трех лет, тогда как Цунаде справилась за год. Впрочем, она и не использует сендзуцу в бою. Ну, почти. Только когда нужен режим сенсора или ей вламывают, что само по себе огромная редкость. Также, из различий, Цунаде в основном учили лечить в мире призыва, что она и до этого делала прекрасно, а вот Джирайе пришлось учить жабье карате с применением сенчакры. Не то, чтобы он и до того драться не умел, но карате его призыва, не только и не столько движения тела, это вторично. Жабье каратэ, это постоянный, бесконечный контроль сенчакры, что для Джирайи было куда сложнее, чем контролировать свою, родную энергию. Что, в общем-то, тоже вполне можно понять.
Исключительно любопытство ради, Ник глянул его память за последние полгода. И обалдел. Джирайе отдали на воспитание джинчурики Конохи на целых два года. Правда с условием, что сенин не станет его обучать чему-то серьезному. И Джирайя не только согласился, хотя джинчурики, как оказалось его крестник, но и выполнил, за два года едва подтянув на уровень генина по умениям. Вот нахрена тогда соглашался быть крестным пацана, если предал его практически сразу же? Ника это даже слегка возмутило, но куда быстрее, вызвало брезгливость. Сила силой, но и совесть у человека быть должна. А вообще, пацан просто нереальный, судя по воспоминаниям Джирайи. Запредельно работоспособен, упорен и чист сердцем, хоть и не лишен разумной изворотливости. И на основе такого материала Джирайа не захотел поработать!.. Сам Ник, вспоминая с каким удовольствием возился с мелкими, как по десятку раз объяснял родителям простейшие вещи, был даже возмущен таким разбазариванием таланта. А учитывая, что у джинчурики чакры, как в трех Джирайях, и он даже еще не вырос до конца, а значит, его СЦЧ еще растет… Короче, сенин откровенно загубил талант уровня всем известного Бога Шиноби, Хаширамы Сенджу. При нормальном обучении, этот мальчишка вырос бы даже сильнее первого Хокаге!
Выйдя из сна и скинув возмущение с разума, Ник серьезно задумался. А потом развернулся и отправился обратно в Коноху. На третьи сутки, к ночи, Ник уже подходил к воротам, имея при себе документы на имя Риски Нерисошо. Новую внешность обеспечила его обычная техника для прокачки танкецу, а Хьюг на воротах, к счастью не оказалось. Быстро оформив посещение, он отправился в «открытый» квартал, который не разрешается покидать прибывшим в Коноху путникам. Только, чтобы запретить его покинуть такому как Ник, нужен как минимум шиноби уровня Каге. Не то, чтобы их так уж мало, в той же Конохе таких около десятка, правда, не по силе, а по умениям, но это дело десятое. Главное, что как только стемнело, из окошка гостиницы выскользнуло размытое темное пятно, и устремилось к несуразному старому дому на окраине. Остановившись у окна, оно замерло, и около получаса не шевелилось. После чего, вдруг расплылось и исчезло, устремившись в ночное небо, и на огромной скорости полетело в сторону острова Узу.
Через несколько дней, приземлившись на острове, Ник устроился в своем бывшем лагере, разложил свитки с едой, пустыми свитками и тетрадями. Спокойно продолжив разбираться с фуин, которые использовали Узумаки, по ночам Ник снился джинчурики девятихвостого. Просмотрев его память, Ник увидел пустоту, одиночество и непонимание. А так же целое море лжи. Но не это возмутило его. Все манипулируют всеми в какой-то мере. Это не вопрос ненависти или презрения, это в первую очередь, вопрос привязанностей. Нечего далеко ходить, можно взглянуть на любую семью со стороны, без эмоций, чувств, и прочих отвлекающих факторов. Кроме того, что объединяет каждого члена семьи, в собственно ячейку общества, вроде одной крови, воспитания и прочего, есть и то, что неизбежно разъединяет. Собственные пристрастия, привязанности к тем, кто не состоит в семье, увлечения, взгляды на жизнь в общем и в частности. И этот клубок, точнее его влияния на атмосферу в семье, нужно как-то уменьшать, что приводит к такой вещи, как компромисс. То есть двух, а иногда и больше стороннее согласие ограничить свои желания. Или, если безо всяких там пониманий ближнего своего, и прочих компромиссов, человек ограничивается снаружи, силой мускулов или убеждения. Все эти процессы, бушующие внутри ячейки общества, так или иначе, являются манипуляциями разумными ее составляющими. Все манипулируют, врут и прочее и прочее…
Так что совсем не это так возмутило Ника. И если бы Наруто был старше двенадцати лет, когда это началось, он бы просто прошел мимо и все. Но воспитание, и те взгляды, которые ему привили в семье, совершенно не приемлют издевательства над годовалыми детьми. И за такие дела нужно наказывать. А так как сам Ник вроде и не при делах, и вообще, человек посторонний, то и наказывать должен не он. Таким вот заковыристым путем прошла мысль, и кому-то она определенно выйдет боком. Как пуля, со смещенным центром тяжести. До завершения плана Цунаде, по свержению власти старейшин около года. За это время Ник планировал подтянуть Наруто во многих отраслях искусства шиноби, и вполне возможно, что он поможет своей Хокаге с воплощением плана. Сразу несколько зайцев одним выстрелом.
Забавно, но Ник не выстраивал интригу так, как это делают большинство людей. Просто одно решение, уже им принятое, породит целую волну, которая в перспективе сможет захлестнуть немало огромных военных линкоров, вроде того же Данзо, по сей день вальяжно идущих по морю жизни. Ведь, как бы в деревнях не относились к джинчурики, они так или иначе, являются точками Власти на полотнах политики.

За три ночи Ник полностью разобрался в памяти Наруто, что осложнялось тем, что этот парень постоянно использовал теневых клонов. Он даже сам не понимал, как мастерски их использует, а вот Ник, очень даже. Эту технику Ник уже знал, и понимал, как сложно отсеивать информацию, которую они передают при развеивании. Наруто справлялся с этим подсознательно и так быстро, что даже Ника зависть брала. И пусть, через пару месяцев он тоже так сможет, но пока что увы… Все-таки выстроив память Наруто, Ник охватил «взглядом» облако воспоминаний, и решил, что хватит. Пора переходить к активной фазе.
Шагнув в сон подростка, Ник насильно преобразовал окружающее пространство в готичный, темных тонов зал, осветил его факелами, и взмахом руки повесил в воздухе Огромную звезду, встав в ее центре. Каждый из лучей представлял собой стихию. Огонь, вода, воздух, земля и молния. От этих пяти точек отходили повисшие в воздухе огоньки, означающие техники данной стихии. И проговорил:
- Выбирай.

Наруто уснул как обычно. Как настоящий ниндзя. То есть быстро и не глубоко, постоянно прислушиваясь к окружающему и будучи готовым отреагировать на внешнюю угрозу. Привычка въелась в саму его суть, и вытравить ее уже не возможно. Но в этот раз все произошло не так, как обычно. Он появился в огромной темной зале, едва ли не под потолком, стоя на странной подставке. А внизу, у самого пола мерцала звезда с лучами разного цвета. Догадаться, что именно означают лучи было совсем не трудно, учитывая, что они были подписаны. Видимо, для особо одаренных. В самом центре стоял высокий длинноволосый мужчина, и взглянув на Наруто, он проговорил:
- Выбирай.
Наруто, будучи человеком веселым и даже заводным, не мог не улыбнуться такой скупой формулировке. Пусть он не оценивал все так, словами, но чувства его в этот момент были именно такими, веселыми, и даже шкодливыми слегка.
- Что выбирать? – Спросил Наруто, улыбаясь во все свои пятьдесят семь зубов.
- Что будешь учить в первую очередь, Наруто. Воздух, Вода, Земля, Молния или Огонь. Или вовсе ирьедзюцу. Или Фуиндзюцу. Или Тайдзюцу. Выбирай.
- А кто ты такой? И что делаешь в моем сне?
- Зови меня Торино. И это не совсем сон. Это обучающая площадка. Здесь ты сможешь изучить техники, здесь ты сможешь отточить знания, и здесь ты сможешь отдохнуть. Теперь к делу. Будешь лениться, и я буду тебя бить. Будешь отвлекаться и я буду тебя бить. Будешь небрежен, и…
- Ты будешь меня бить. Я понял.
- Правильно.
- А сможешь?
Только задав вопрос, Наруто согнуло от дикой боли. Казалось, что каждая клеточка тела визжит от боли. Но все тут же прекратилось.
- Видимо сможешь. – Уже не так лучезарно улыбнулся Наруто.
- Выбирай. – Проговорил Торино.
- Хочу супер технику!! – Вскинул кулак вверх пацан.
- Они здесь все такие. – Спокойно ответил Торино.
- Это как? – Удивился Белобрысый мальчишка.
- Выбирай.
- Да что ты заладил? Выбирай, выбирай… Мне же нужно знать варианты! – Возмутился Наруто.
- Ты выбрал. – Спокойно проговорил Торино, и звезда исчезла, а сам Наруто оказался за партой. А перед ним, всего в паре метров оказалась классная доска, перед которой спокойно расхаживал Торино, и говорил, говорил… Что именно он сказал не доходило до сознания Наруто, и он даже не мог сказать, сколько именно прошло времени, когда он все-таки очнулся. Причем у себя дома, в кровати. И только проснувшись, он вспомнил свой сон. Однако, вместо не понятной фигни, которую нес этот Торино, он помнил список техник для каждой из стихий, ирьедзюцу, фуин и тайдзюцу, а так же их характеристики и возможности применения.
Вскочивший с кровати Наруто постоял еще секунду, и сел обратно на кровать. Такого он не ожидал. Но тряхнув головой, Наруто решил, что это к лучшему. Раньше он и не знал о некоторых техниках. Даже не подозревал об их существовании! А теперь, он сможет их даже выучить!!! Это так его обрадовало, что заводной апельсин вскинул руку к небу, и задорно улыбнувшись, проговорил:
- Теперь у меня есть отличный шанс стать Хокаге. Нужно только немного потрудиться.
А где-то далеко, на том самом острове, что был домом для сотен поколений предков Наруто, совсем другой человек, перевернулся на другой бок, и спокойно задремал.

Он спал не из-за усталости, а скорее по привычке. Таким сильным шиноби обычный сон нужен не так часто и куда меньше, чем обычным людям, но он спал, чтобы не терять человечность. Чтобы оставаться самим собой, а не очнуться однажды, ощущая себя сверхчеловеком. Сходящим с ума от безнаказанности ублюдком, купающимся в крови. Примеров таких людей в этом мире хватает, так что Ник решил не рисковать. А время, которое он тратит на сон… Времени у него много, ведь он так и не постарел. Он вообще не изменился с того дня, как стал полноправным джоунином. Так что время перестало его беспокоить еще лет десять назад.
К тому же сон дает время попрактиковаться в сноходчестве, что тоже важно. Ведь это единственный шанс вернуться домой, к семье. К родителям, к сестренке, к брату. Это желание было столь велико, что вело его больше десяти лет, и сейчас нисколько не утихло. Скорее наоборот, стало сильнее.
Проснувшись, Ник продолжил разбираться с фуин. Эта наука и искусство одновременно, полностью захватила его воображение. Он строил свои фуин, для самых разных целей. Бытовые, и скрывающие, площадные и нацеленные на одного человека. Низший уровень он освоил за месяц, и пошел дальше. Объемные, построенные в трех измерениях, фуин, он находил и раньше, но разобраться с ними просто не мог. Знаний не хватало. Однако теперь, когда у него есть полный алфавит, да еще и своих наработок хватает, Ник не только разбирал фуин Узумаки на составляющие, но и дополнял, а то и вовсе переделывал до неузнаваемости, оставляя лишь саму идею, и временами, его вариант был даже экономнее, или более широк в применении.
К примеру, взять барьер. Когда в него попадает любая техника, она очищается от информационной составляющей - чакры «разума», и конечно разрушается. Не взрываясь, что немало важно, а просто становится телесной энергией, которую Ник навострился перехватывать «внешней» чакрой, делая ее своей. Обозвав технику Барьером Власти, он рассмеялся неуместному пафосу названия, но менять ничего не стал.
Медленно, но верно Ник продвигался внутрь Узушио, разбираясь во всех ловушках, укрепляющих фуин и барьерных техниках, он дошел до разрушенных зданий поселения, и обогатился несколькими десятками чисто домашних схем. Вроде обогревателя или печки. Нашел совершенно целый продуктовый склад, в котором была совершенно нормальная еда и даже около сотни уже готовых блюд. Оказалось, Узумаки были любителями крайне острой пищи. Ник честно пытался это есть, но пыхать огнем изо рта ему не понравилось. Да еще и от слез, которые вышибал перец, ничего не видно.
Концепция подпространства с входом/выходом-печатью, до Ника дошла легко. И пусть мозг начинал закипать, когда он пытался это представить, но использовать ее он мог, используя образ черного ящика, при котором не важно, что там внутри, главное работает. Он даже смог составить несколько фуин с подобным эффектом. В них можно запечатать технику, человека, даже самого себя. Главное, не забыть точно указать срок запечатывания. А то ждать, когда развеется почти вечная печать, придется очень долго. По примерным подсчетам, около трехсот семидесяти лет. Не имея желания застрять на такое длительное время не понятно где, Ник все же провел десяток экспериментов на разных клонах. И водных и теневых и даже клонах молнии. Когда убедился, что все в норме, то попробовал и сам, оставив теневика, не ограниченного в применении техник стихией. Все прошло отлично, что Ника откровенно порадовало, и он перешел к новой теме. Стал перекладывать на фуин все известные ему дзюцу. Это оказалось крайне сложной задачей, ведь таблицы соответствия ручных знаков фуин у него не было, к тому же многое в технике задается разумом напрямую, и описать то же самое бывает крайне трудно, а иногда и невозможно. Но упорный человек может куда больше, чем обычный, а уж упорства у него на троих. Несколько недель у него ушло на первый десяток техник, и постепенно пришло понимание, что раз перевел эти, значит и другие сможет.
Все чаще прогуливаясь по самому центру бывшей деревни, Нику казалось, что он что-то упускает. Но он никак не мог понять, что именно. Вроде бы, это что-то внутри него самого, но и снаружи. Так и не поняв, что же это, Ник отправился спать. У Наруто сегодня новый урок.
Но джинчурики не оказалось в пространстве снов. Ник открыл глаза, на дворе ночь. Чего это ребенок не спит? На задании что ли? Вроде ничто не предвещало… Зашел через пару часов, и понял, в чем дело. Просмотрев его память, Ник выяснил, что Наруто забрал в свой сателлитный мир жаба мудрец. Оказывается, у них там еще и время идет иначе. В несколько раз быстрее. Быстренько пересчитав, Ник наметил время для сна, чтобы оно совпадало с Наруто, и продолжил занятия.
- Итак, Наруто. Нервные центры, и воздействие на них. – Ник махнул рукой, и перед подростком появилось две обнаженных фигуры. Мужчина и женщина. В секунду они расцвели точками разных цветов, и от каждой точки появился лучик к надписи висящей в воздухе. Надписи описывали способ воздействия, результат, и общие характеристики. Что за нервный центр, за что отвечает, и так далее. Лечебные воздействия, калечащие, парализующие, убивающие. Четыре вида, четыре цвета точек. Зеленый, желтый, фиолетовый и красный. Все просто. - Учи и практикуйся прямо на этих манекенах. Как только воздействие пройдет без погрешностей более десятка раз, можешь переходить к следующей точке. Время растянуто до упора, так что за сегодня должен закончить. Приступай.
Мальчишка не сдвинулся с места, смотря куда угодно, только не на манекены.
- Наруто, приступай! – Приказал Ник.
- А ты не мог бы их одеть? – Наруто стоял красный как рак. Странно. К собственной наготе он относится совершенно наплевательски, а вот чужая его смущает, и то, только если не в бане.
- Наруто, привыкай. В наготе нет ничего противоестественного. Как же ты с девушками тогда сексом займешься, если не можешь на бездушные фантомы глаз поднять. К тому же общий курс анатомии, вне боевых искусств у тебя тоже будет. И девичье строение там тоже будет. Так что привыкай заранее.
- Но…
- Без «но»! Наруто, отталкивая от себя знания в этой области, ты как будто отталкиваешь от себя часть жизни. Вроде как, тебя эта часть не коснется. А потом, когда все же неминуемо коснется, будешь мяться и мучиться от незнания. Краснеть, бледнеть, стесняться. Зачем тебе такие проблемы? Твоя-то Хината, своим бьякуганом тебя поди всего обсмотрела, а ты тут из себя институтку изображаешь.
- А она-то причем?
- Э?.. Так она же… Тааак. Наруто, ответь-ка мне, как она при тебе себя ведет?
- Странно, в основном. – Почесав в затылке, будто это помогает ему быстрее думать, ответил Наруто. – Постоянно падает в обморок, смущается, краснеет. Странно, в общем.
- Это потому, что она в тебя безнадежно влюблена, Наруто. А ты, оказывается и не замечал. Ну, ты даешь. Уж не знаю, чем такой балбес как ты ее зацепил, но факт остается фактом.
- Чего это я балбес?!! – Разгневался подросток.
- Ты только это из всей речи услышал?
- Да все я понял… - Растеряно вымолвил парнишка, и снова потянулся к макушке.
- Не волнуйся. Все само рассосется. Однажды и ты увидишь, как сильно она тебя любит, и все сразу встанет на свои места. А пока… Начинай, и без разговоров.
- Ладно… - Уныло протянул Наруто, и искоса взглянул на манекены.
Дни полетели за днями. Все более сложные фуин появлялись в арсенале Ника, но он отчетливо понимал, что это только вершина айсберга. Все самое вкусное где-то далеко, и добираясь до него, он буквально потерял времени счет. Ежедневные тренировки, разбор фуин, и постоянные бои с теневыми клонами, как самым удачным решением, все это съедало время, как лесной пожар. Но Ник не спешил. Раз в месяц он наведывался в ближайший городок, и закупался продуктами и уже готовыми блюдами, запечатывая их в свитки. В одном из выходов, поймал несколько преступников, и проводил над ними опыты, по нанесению запечатывающего фуин на тело. Кое-что он узнал от Джирайи, кое-что от Цунаде, но практика всё равно была нужна. К тому же, его сильно интересовала инфуин. Единственный минус, который у нее был, в том, что она могла быть нанесена только на лоб, что сильно не нравилось Нику. К тому же оставался вопрос, что будет с ней, если он превратится в водного или огненного элементаля. Расчеты говорят, что ничего страшного, а здравый смысл шепчет поостеречься.
В качестве забавы, Ник выучил разенган. Хотя чего там учить, Сверло, которым Ник пользуется уже больше десятилетия, построено на таком же принципе, но пробивная способность у него куда выше. Другое дело, что нормально добавить сверлу любую из стихий так и не получилось, а вот в разенган молния вошла легко и естественно. Удачная модификация приобрела повышенную скорость вращения потоков внутри сферы, и способность к броску. Убойность повысилась раз в семнадцать, а то и восемнадцать. Да и техника перестала быть пригодной лишь для ближнего боя, угрожая на средней дистанции огромными, даже фатальными повреждениями даже сильному джоунину.
Наруто освоил режим сенина. Ник же к нему даже не приступал. Знания пока что лежали на дальней полке разума. В основном, он проверял те возможности работы с чакрой, что спер у Цунаде. Множество упражнений на контроль, о которых Ник даже не слышал, множество слабеньких техник сенсорного типа и повседневных слабеньких воздействий. Все это Ник отрабатывал сам и заставлял отрабатывать Наруто. Вполне возможно, что именно это и помогло ему освоить режим сенина столь быстро. Контроль у него хромал на обе ноги, в частности из-за огромного количества чакры и не надлежащего воспитания, а после нужных упражнений, которые выполняют его клоны круглосуточно, он довольно быстро поднимает контроль чакры, и уверенно идет к уровню чуунина по количеству известных и отработанных техник. Десяток техник Воздуха, семь техник Огня, два десятка техник на обычной чакре, это далеко не весь арсенал молодого нинзя, и он хорошими темпами его расширяет. Если бы не то запредельное количество клонов, что постоянно что-то колдуют в жабьей долине, он бы еще несколько лет шел к таким результатам. Как у него башка не лопнула до сих пор, для Ника секрет из секретов. Но нужные знания довольно быстро оседают в блондинистой голове, а вот все лишнее, легко и естественно отсеивается.

Часть 9

- Получилось! Запоминай! Ну же!
Клон, внимательно наблюдавший бьякуганом за Ником, внезапно заорал, сбивая весь настрой, и выводя оригинал из состояния транса.
- Вот нафига так орать, а?! – Возмутился человек, а клон покаянно склонил буйную голову. Он и правда не хотел сбивать концентрацию оригинала, но вдруг пришедшая в движение внешняя, природная чакра, сбросила его серьезный настрой, и поселила восторг, там, где нужен холодный расчет. – Я и сам понял, что что-то начало получаться. Правда так и не успел понять, что именно. Но на сегодня хватит. У Наруто что-то произошло.
- Он так и не смог полностью пережить смерть Джирайи, вот и корежит его время от времени. – Ответил клон.
- Не похоже. С этим мы давно разобрались, еще до того, как он стал учить жабье каратэ. В последнее время он стал более серьезным, но потери больше не гложат его. Тут что-то иное. С другой стороны, и так чудовищная работоспособность увеличилась едва ли не вдвое. И нужно понять в чем дело, пока не поздно. Он может выгореть. Помнишь, как с нами было?
- В институте-то? Помню, конечно. – Передернул плечами клон.
Воспоминания и правда были не самые лучшие. Не имея возможности увеличить свои ущербные танкецу, Ник урабатывался до потери пульса. СЦЧ и сами танкецу ныли от постоянного использования, да и психика едва справлялась с такой нагрузкой. Тогда его сильно выручил отец, доступно объяснив, что загоняя себя, результат может оказаться сугубо противоположным, и к тому все шло. Но Ник прислушался к многоопытному предку, и прекратил измываться над собой. Теперь уже его ученик делает тоже самое. Разница лишь в том, что границы возможностей у них разные. Там, где Ник падал от усталости и не мог пошевелиться, Наруто встает, трясет блондинистой башкой, и начинает сначала. Умопомрачительная выносливость, как тела, так и психики этого пацана, как раз и не дает объяснить ему, что он делает только хуже. Придется изменить подход и перейти на анатомию тела и СЦЧ, чтобы Наруто сам понял, что конкретно он с собой делает.
Эта мысль пришла одновременно и оригиналу и клону. Они посмотрели друг другу в глаза и одновременно проговорили:
- Анатомия! – Ухмыльнувшись друг другу, снова сказали одновременно: - Ну конечно! – И засмеялись уже открыто.
- Ты займись фуин гендзюцу, а мне пора спать. – Проговорил отсмеявшись Ник, и кивнув клону, ушел спать. Пора было преподать ученику курс мед института. Пусть мозгами поворочает.

- Да понял я уже все, но у меня странные предчувствия. Как будто дома что-то происходит. Очень плохое! А я тут, и ничего не могу сделать! – Парнишка от нервов даже выкрикивать начал, чего уже давно не случалось.
- Ну так в чем проблема? Скажи мудрецу, чтобы отправил тебя домой, или сам вернись техникой отмены призыва.
- Э?..
- Не мычи, Наруто, это раздражает. Четко, внятно, доступно. Изложи свои мысли, но не мычи.
- Наверное, я посоветуюсь с сенсеем, и правда схожу домой, в Коноху.
- Сходи. Потратишь один день, зато успокоишься. И не будешь больше себя так изводить. Собственно, это, наверное, наилучший выход из ситуации. Пока сам не увидишь, что все в норме, все равно не поверишь. – Пожал плечами Ник. – Да и у меня дела образовались.
- Ух ты! Какие?!! – Заинтересовался Наруто.
- Хочу в страну Молнии сходить. Нужны новые техники, нужно развиваться, ведь жизнь это движение, и только мы сами можем сделать так, чтобы движение было именно вперед.
- Класс! Я не был в стране Молнии! Расскажешь, как там? А то, после твоих рассказов о стране земли, как-то не по себе.
- А ты как хотел? Коноха еще держит маску более или менее нормального города. Другие деревни шиноби такой фигней не заморачиваются. Да и в Конохе твоей, все тоже самое, только не на виду, а из-под полы. Те же советники, такие удивительные мрази, что их только убивать, особо мучительным способом. Да и Хокаге тоже, не девица красная, ясноокая, да пригожая… Битая жизнью женщина, в обязанности которой входит отправлять генинов на задания. А ведь они чаще всего и погибают. Остальные ранги, сам понимаешь, опытнее, так что выжить им полегче. Ну как ты думаешь, Наруто, может добрый и хороший, в твоем идеализированном представлении человек, делать такое?
Парня, как обухом по голове огрели. А кому понравится терять розовые очки, к которым так привык, которые давно перестали жать. Никому. Вот и Наруто не понравилось.
- Кстати, как будешь дома, передай от меня Цунаде привет. Скажи, что я соскучился. И поинтересуйся, к чему привели ее эксперименты с тем кустом, что я ей подарил.
- Ты знаешь бабулю Цунаде?!! – Почему-то возликовал Наруто. – Откуда?!! И что за куст?!!
- Наруто, тише. Успокойся. Видишь, пространство плывет? Спокойней, молодец, хорошо, молодец. А теперь, когда ты, мелкий пакостник, перестал разрушать площадку, я отвечу на твои вопросы. Готов?
- Да!
- Это не твое дело, мелкий. Не лезь в чужие отношения.
- Нечестно!! – Завопил пацан. – Ты обещал, что ответишь на мои вопросы!
- Наруто… - Тяжело вздохнул Ник. – У нас с Цунаде довольно сложные отношения. К тому же она внесла меня в книгу бинго, и даже объявила награду за меня. Сам понимаешь, я был не в восторге об этом узнать, да еще и из левых источников. Так что, просто выполни то, что я попросил, И передай ей благодарность, за столь четко выраженное ко мне отношение. Хорошо?
- Ладно, передам. – Буркнул Наруто, и вышел из сна.
В последнее время работать с Наруто во снах стало не в пример сложнее. Интуитивный сноходец, молодой шиноби постигал законы пространства снов на уровне интуиции. И если раньше, за отсутствием образования и привычки думать он бы так и продолжил познавать сны исключительно эмпирически, теперь, он ставит конкретные эксперименты, а будучи куда сильнее в этой области самого Ника, тот никак не мог ему это запретить. Воля у подростка была металлокерамическая. И спорить с ней сложно, по крайней мере напрямую, без хитростей. Зато теперь, именно Наруто занимался растягиванием времени во сне, сняв с Ника часть ноши во время их занятий. К тому же, у подростка это выходило куда лучше. И со временем, Ник стал целенаправленно передавать ему знания о пространстве снов, ведь это так хорошо развивало чакру разума и повышало контроль чакры Наруто.

Вокруг костра уютно устроилась четверка клонов, с простой целью. Они устроили мозговой штурм. Перепробовав все два известных подхода к сенчакре, они старались создать свой, наиболее удобный и лишенный недостатков предыдущих двух. Таких, как накапливание сенчакры только в состоянии медитации и без движения, или обязательное наличие в сенчакре обращения к животной части генов. Ну не было желания у них превращаться в каменных жаб, как и наблюдать выскакивающие на усиках глаза. Брр… Гадость. Нет, понятное дело, что все это можно нивелировать контролем как сознания, так и чакры, но все же, в этом случае, на разум получается такая запредельная нагрузка, что мыслить о чем либо в этот момент, просто нет никакой возможности, что не устраивало и клонов и оригинал. Если с накоплением можно было пойти путем того же Наруто, используя клонов, то для предотвращения негативных эффектов превращений было целых два пути. Путь первый. При явном превышении природной чакры в очаг добавляется «внешняя» чакра. Да, это опасно прежде всего тем, что можно повредить очаг чакры. Зато процесс смешивания всех трех аспектов сенчакры проходит более гладко, не превращая Ника не то что в камень, даже просто жабьи черты не проявляются. Всех изменений-то, что зрачок становится горизонтальный, да тени вокруг глаз появляются. Черно коричневые. У Наруто они почему-то оранжевые, впрочем, он берет из природной энергии лишь ту часть, что подходит его призыву, - жабам. Ник же вполне свободно берет и жабью силу и силу слизней. Последняя наиболее легко усваивается человеческим телом, и на удивление качественно усиливает любые ирьенинские техники, увеличивая КПД мистической руки в двадцать семь раз. И это только примерно. В смеси с жабьей силой, техники лечения позволяют буквально управлять скелетом подопытного, за несколько секунд выращивая целые новые кости, или вообще любую фигуру из качественной и прочной костной ткани. Такой эффект оказался очень неожиданным, и Ник потратил довольно много времени, чтобы узнать границы новых возможностей.
В смеси с привычной - «древесной» чакрой, природная энергия дала вообще запредельные результаты. Если раньше Ник выращивал дерево дом целый день, то теперь, вполне мог сделать это за минуту. И то, так медленно только потому, что танкецу не позволяют проводить большой, по-настоящему большой объем чакры. Уровня Каге. А чтобы накопить новый объем «внешней» чакры, но уже не обычной, а сенчакры, нужно много времени. И годы тренировок. Сенчакрой управлять куда сложнее, а удерживать сенчакру около тела привычным способом не вышло. Из-за большой примеси природной энергии, она все время стремится рассеяться в пространстве, причем куда сильнее, чем обычная. Уперевшись в это препятствие, Ник и вынес его на обсуждение в узком кругу своих клонов.
- Ну и, что делать-то будем, мужи мудрые? – Флегматично задал вопрос один из клонов. Каждый из них был создан еще сутки назад, и это время было отведено на обдумывание идей, если таковые появятся.
- Понятия не имею. – Фыркнул второй.
- Такая же лажа. Единственная мысль, это пустить инфуин под хранение сенчакры, но к сожалению, инфуин конфликтует с фуин гендзюцу. Так что для начала нужно выбрать, что важнее, защита от гендзюцу или чакранакопитель. Обладатели огромных запасов чакры традиционно сильно уязвимы для иллюзий, но мы с вами, мои драгоценные, такого недостатка лишены, слава богам. А коли так, может ну ее, эту защиту, а? Будет у нас инфуин, забитая до отказа сенчакрой, а на счет иллюзий, нужно просто атаковать таких умельцев заранее. До того, как нас ими атакуют. К тому же, можно продумать систему защиты, вроде клона в печати. Чуешь, что что-то не так и не знаешь, что делать? Распечатывай клона. Ну это так, в порядке бреда. – Выдал целую речь третий клон.
- Хм. – Задумались остальные.
- Это, конечно мысль здравая. К тому же, «внешняя» чакра тоже отличная защита от гендзюцу.
- Мысль, джентльмены. А что если не наносить фуин защиты на голову, а просто держать ее в ауре «внешней» чакры?
- Категорическое нет. Она основана на присоединении к пересечению каналов чакры в районе таламуса, и отслеживает чужую чакру, ведь для распространения чакры по мозгу мимо этого места не пройдешь никак. Основа гендзюцу, все-таки.
- Пф. Нашел проблему. Переделаем печать на другой принцип, да и все.
- Вот как придумаешь этот самый «другой принцип», тогда и говори. А пока что…
- Ну и ладно, ну и придумаю, делов-то! Хотя, что-то я затрудняюсь, честно говоря. – Почесал макушку клон. – Мысли есть у кого-нибудь?
Остальная троица только покачала головами.
- Блин, если бы эксперимент с нанесением инфуин и перевоплощением в стихию дал отрицательный результат, не было бы и этого «мозгового» штурма. – Пожаловался один из клонов.
- Поздно, инфуин уже нанесена, и удалению не подлежит, так как признана дюже полезной. Пусть и нестандартная, пусть и на сенчакре, но все же, она уже на лбу, так что думай, как обойти ограничения, а не жалуйся на них, это бессмысленно.
- Сам знаю. – Буркнул клон, и уставился на огонь костра. – Только не понимаю, зачем нам вообще фуин защита от гендзюцу. Я бы понял, если бы у нас был хреновый контроль или не было бьякугана, но у нас отличный, близкий к идеальному контроль, и есть бьякуган! – Наконец-то не сдержал возмущение умник.
- Затем, что еще догадаться нужно, что ты уже в иллюзии, а все время ходить с включенным бьякуганом неприятно. Как будто тебе самому в кайф жить в выцветшем мире! - Возмутилась в ответ остальная троица.
- Нет, конечно, неприятно. К слову, а инфуин подключается к тому же месту, что и печать защиты от иллюзий? Я правильно понимаю, что поэтому они и конфликтуют?
- Ну да, а что?
- Так инфуин, кроме этого пересечения подключена еще в семидесяти местах по всему телу. Почему бы просто не убрать этот канал, оставив это место для подключения печати защиты?
- Сам знаешь, для этого нужно переделать саму инфуин, и заново установить.
- И в чем проблема? Инфуин печать не сложная, так что и проблем не будет.
- Так-то ты прав, конечно. – Согласились клоны. – Она скорее затратная, чем сложная. Все-таки не каждый имеет запас каге, иначе ее всем бы устанавливали. А переделать ее можно, только вначале нужно согласие оригинала. Кто пойдет его будить?
- Не я! – Первым выкрикнул клон.
- Не я! – Быстро сориентировался еще один.
- Не я!! - Выкрикнули вразнобой оставшиеся.
- Ладно, хрен с вами, сам схожу. А вы пока в черновике инфуин переделывайте. – откликнулся клон, последним среагировавший на «кто быстрее».
Клон встал, и через мгновение появился около оригинала, где и уселся в медитации, ждать, пока оригинал проснется. Будить сноходца, мысль откровенно скверная. Головная боль после таких побудок просто чудовищная, и снимать ее медтехниками довольно сложно, особенно при больной голове. Клон мог бы ее снять, но все равно будить оригинала не стал. Тот и сам знает, что клон сел рядом с ним, так что скоро проснется. Нужно просто подождать. И правда, не прошло и трех минут, как оригинал проснулся, и уставившись на своего клона, воспросительно изогнул бровь.
- Нужно переделать инфуин, чтобы оставить место для подключения фуин защиты от гендзюцу. А в инфуин будем хранить сенчакру. Ничего лучше мы не придумали.
- Меня устраивает такое решение. Поторопитесь с переделкой. В Конохе произошло странное, у вас всего сутки на переделку, и я выхожу туда.
- Что случилось? – Живо поинтересовался клон.
- Да целая война, как не посмотри. Малышка Цу в коме, Наруто разделал под орех Пейна, которого было аж семь штук.
- Это как, семь штук?
- Интересный вопрос. Как я понял, у Пейна были какие-то супер глаза,- риненган, вроде. Да не важно. Главное, что они позволили ему набрать шесть тел, шесть путей мудреца, которые они символизируют. Как-то так. Короче, он мог управлять этими телами, и каждое из них имело свои возможности. Владение гравитацией, и настолько сильное, что это тело Пейна снесло всю Коноху к чертям. Робот какой-то. Потом, призыватель. Прикинь, у него было сразу несколько контрактов! Я и не знал, что так можно! Так, дальше… Поглотитель чакры, правда его Наруто превратил в каменную лягушку, передав ему слишком много природной жабьей энергии. Дальше, в нашем топ листе менталист. Правда, какой-то странный. Но неважно. Про последнего мне пока ничего не известно. А седьмой, это сам Пейн. С виду, так классический Узумаки. Прикинь, он смог воскресить всех, кого убил. Реально, с того света вернул, и даже тела исцелил в процессе! Я просто фигею. И эти вот глаза сейчас направляются в страну воды. Даже не знаю, хочу ли я их, или нет. Нормально пользоваться всей их мощью я не смогу по определению. И это вгоняет меня в меланхолию. Это все-таки не шаринган со своими танкецу, а как действует риненган, я вообще пока не знаю. Нужно разбираться. Так что поспешите, ребята. А мне пора вернуться в сон, пока он не развеялся.
Оригинал спокойно закрыл глаза и тут же провалился в сон, а совершенно обалдевший от таких новостей клон, тут же создал еще одного и сразу же его развеял, передавая новые вводные данные остальным.
В сутки клоны не уложились, потому что хотели сделать инфуин не только накопителем, но и передаточным звеном между очагом чакры, и «внешней» чакрой, чтобы хоть так обойти ограничение танкецу Ника. Потратив на это двадцать шесть часов, у них получилась совершенно другая печать, пусть и похожая на инфуин, а все же, другая. Для начала, она съехала со лба на солнечное сплетение, поскольку перестала быть привязана к точке подключения в мозгу, затем, она стала занимать не один квадратный сантиметр, а грудь, во весь разворот широких плеч. Положенная «горизонтально», она шла от ямочки на шее до солнечного сплетения, и от плеча до плеча. Ромб занявший восьмую часть тела, все время переливался от коричневого до ярко зеленого, если система его маскировки была выключена. А если включена, то его вообще не было видно.
Ник спокойно медитировал, накапливая сенчакру в накопитель, периодически прерываясь на еду, а клоны в экстренном порядке отращивали ему волосы, которые пришлось сбрить, для нанесения фуин защиты от иллюзий. Получалось легко, ведь он не в первый раз их лишился. Когда только начинал с огнем работать, самые частые травмы были переломы и сожженые напрочь волосы. С костной же тканью теперь работать еще легче чем раньше. Особая чакра - особые отношения. Выращенные из собственных костей метательные ножи так хорошо проводят чакру, что чакропроводящий метал после них кажется грубой поделкой первоклассника, рядом с творением мастера.
- Ну что, он там долго еще? – Спросил клон своего собрата.
- Не дергай его. Сам знаешь, что постоянный отток чакры вызывает состояние слабости и усталости. Он уже десятый резерв вливает, а инфуин не заполнился и на один процент. «Внешнюю» чакру уже всю влил… Короче, не дергай, лучше помоги. Набери свою норму природной чакры и влей, что соберешь в инфуин. Мы тут уже не нужны.
- А кто будет чакрососуды в волосах проращивать для волосяных техник Джирайи? Ты что ли? – Возмутился клон.
- Точно, из головы вылетело. Тогда можешь приступать. Тебе слить чакру или хватит своей?
- Сливай, конечно. У меня едва на треть волос и наберется. А там сосуды нужны очень эластичные и весьма крепкие. Они требуют куда больше чакры для роста.
- Угу, я в курсе. Держи чакру.
Договорившись между собой, оставшаяся пара клонов принялась за тюнинг волос, а оригинал так и продолжал есть. В туалет он ходил редко, не смотря на количество поглощаемой еды. Практически полностью еда переводилась организмом Ника в энергию, оставляя очень мало отходов. А для этого нужно не только отлично знать свой организм, но и контролировать его на очень высоком уровне. Поэтому все внимание Ника было занято.
Двенадцать часов спустя, Ник, оригинальный, конечно, поднялся на ноги. Приятное чувство наполненности СЦЧ чакрой, и максимум «внешней» чакры, придавали уверенности в завтрашнем дне, как ничто другое. Сила бурлила в нем, требуя выхода и действий. Не став себя разочаровывать, он запечатал в фуин на спине собранные клонами вещи, и взмыл в небо, с радостью чувствуя сопротивление воздуха и привычное чувство полеты и свободы.
- УХХХХХУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!! – Взревел Воздушный дракон и устремился на поиски одной конкретной женщины, что должна подбегать к границе Страны Дождя, по примерным подсчетам, само собой. Стоит поторопиться. Ссссаааиххххх, поет воздух под крыльями из сверхплотной чакры, при каждом взмахе, и дракон поднимается все выше. Туда, где воздушные течения более благоприятны, и дуют в нужную сторону. Ссссаааиххххх, и пойманный, под крылья ветер добавил скорости, несущемуся призрачным болидом дракону. Точнее, уменьшил сопротивление. Но даже такой малой подмоги хватило Нику, чтобы на одну восьмую увеличить свою скорость. Привычно оседлав ветер, он несся в страну Дождя, не останавливаясь, и внимательно высматривая женщину, чей образ он увидел в памяти Наруто. Синеволосая женщина нашлась совсем не далеко от границы Страны Дождя, и она была не только красива, но и весьма занята. Дралась с каким-то хмырем в маске. Спиралевидная маска закрывала все лицо, оставляя только один глаз, и в дыре светился шаринган. Нехорошо.
Ник не стал ждать. Он атакующим ястребом метнулся к земле, и замерев около облепленного бумагой трупа, запечатал его в свиток для переноски раненых, а сам свиток в печать на спине.
- Отдай! – Решительно рявкнул масочник, отвлекаясь от боя с изможденной синевлаской. Она уже едва дышала, явно с трудом проталкивая воздух в легкие. Бьякуганом Ник увидел несколько проникающих ранений в груди. Повреждения для обычного человека точно смертельные, но шиноби с ними сражалась уже несколько минут. Однако даже чудовищная выносливость джоунина закончилась и теперь девушка умирает.
- Ты губки-то закатай, и приходи завтра. Тогда отдам. А пока что, иди… Ммм… Куда-нибудь, в общем иди. – Забалтывал врага Ник, продвигаясь к синеволосой куноичи. Последний рывок, и свиток для переноски раненых принял в свое пространство ее тело. Тут же отпрыгивая на пяток метров, Ник запечатал свиток с куноичи в печать на спине.
- Немедленно! – Масочник явно не шутил, но и драться с ним у Ника не было никакого желания. Просветив его бьякуганом, Нику пришлось признать,- масочник не только сильнее его очагом, но и таких проблем с танкецу не испытывает. С другой стороны, чисто по количеству чакры, Ник выигрывает со значительным перевесом. Но все это мелочи. Главное, что у Ника нет такого опыта боев, как у столь опытного шиноби, как этот. Судя по его организму, ему около тридцати пяти лет, и он до сих пор живой. А это редкость. Такие вот, тридцатилетние "молодые" люди из шиноби, в этом мире поголовно калеки, или на гражданской должности. Боевиков такого возраста очень мало. Умирают боевики рано, и чаще всего в возрасте от тринадцати до семнадцати. А там уже опыт появляется, и становится немного проще. Впрочем, большинству и опыт не помогает. Сил у среднего чуунина не так чтобы очень много. Техник еще меньше, а нормально отработанная, чаще всего одна, редко две. Этот мир, крайне агрессивен и нетерпим к слабым.
- Обойдешься. Говорю же, завтра приходи, и получишь свой труп. Слово.
- Плевать мне на твое слово. Отдай сейчас же! – Вышел из себя масочник и тут же пальнул огнем, выдыхая его изо рта.
- Вот зря ты так. Если я сказал, значит так оно и есть.
- Мне плевать! – И правда, плевать он умеет, огненными шарами, в основном.
Снова выскользнув из под удара, Ник усмехнулся.
- Любишь Огонь? Ну и зря. Хотя огонь это классно, конечно. Водный клон, будь добр, объясни человеку его неправоту, а я пока исследую его на предмет странного дополнения в его теле.
Водный клон, накачанный чакрой едва ли не до состояния «вот-вот лопну», тут же обратился водяным элементалем, метров двадцати ростом, и швырнул идеально выстроенной волной в противника. Десятки тонн воды, взятые отчасти из дождя, который в этой стране просто не прекращается, а отчасти из его чакры, которую он с невероятной легкость обратил в воду, на огромной скорости пронеслись от него до масочника. И прошли дальше, даже не задев его. Он будто стал нематериальным, избежав удара запредельной силы. В зрении бьякугана это выглядело куда как странно. Рисунок на радужке шарингана резко сменился, и образовав фигуру, смахивающую на сюрикен странной формы, вдруг стал выпускать чудовищное количество чакры. Она не воздействовала на тело шиноби, зато на пространство вокруг него, очень даже.
- Любопытный ты зверек. – Прокомментировал увиденное Ник. – Ты что за чудо? Нет, я и сам понимаю, что Учиха. И про мангеке шаринган мне тоже ведомо. Но о такой технике не слышал. Да, не слышал. Вы Учихи, вроде более пафосные техники используете, типа доспеха, не помню, как называется, да и неважно это. А ты, какой-то не правильный Учиха. – Проговорил Ник, и создал по очереди еще четыре клона, от каждой из стихий. Они обменялись десятком знаков между собой, и тут же рванули в атаку, обернувшись элементалями своих стихий. Кроме огня. Он так и не дался Нику полностью. Что тут поделаешь? Может лет через пятьдесят… Или раньше…
Десятки техник полетели в Учиху, не давая ему перейти в плотное состояние, в ожидании того благостного момента, когда у него просто кончится чакра, и он был совсем не далеко. Бьякуган видел, что у Учихи чакры осталось относительно мало, а вот шаринган тянет на эту пространственную технику целые реки чакры. Так что победа определенно не за горами. Очень скоро объем искаженного пространства исчезнет, и масочника можно будет брать едва ли не голыми руками. Впрочем, тот это тоже понимал, и когда увидел, что для клонов не проблема швыряться техниками хоть весь день, он вдруг просто исчез. Его как будто засосало в его же шаринган.
- Очень интересный враг. Очень. – Пробормотал удивленно Ник, отзывая клонов и рассматривая место, где совсем недавно стоял Учиха. Следов прыжка, а тем более настолько быстрого, чтобы Ник его не увидел, нет. Уход под землю тоже оставляет свои характерные следы, и их ни с чем не спутать. Все это Ник проверял, потому что не исключал полностью, что он уже в иллюзии. Сигнал от защиты определенно был, и вполне возможно, что шаринган пробил защиту, и Ник теперь видит только то, что ему позволяют видеть. Полностью остановив чакру в теле на мгновение, он еще раз проверил то, что и так уже знал. Он не в иллюзии. И чувак просто исчез. Чакра изменила конфигурацию пространства, и затянула шиноби в какое-то иное измерение. Все это видел бьякуган. Как это сделать без шарингана, Ник пока себе смутно представлял, но то, что это сделать вполне возможно,- факт.
- Спасибо за идею, нужно будет над ней поразмыслить хорошенько. А пока у меня и других дел много.
Быстренько распечатал девушку, и в шесть рук с парой теневых клонов и помощью природной энергии, Ник поставил ее на ноги в рекордные сорок минут. Простимулировал ее очаг, выставил распечатанное блюдо с жаренной уткой, и разбудил спящую красавицу, параллельно создавая удобную беседку из камня.
- Доброе утро. Покушай, а то у тебя совсем не осталось чакры и очаг скоро начнет переваривать само тело.
Девушка выхватила блюдо, и стала аккуратно есть, параллельно осматривая себя на предмет ран. Это было довольно просто, так как одежда, что прикрывала ее торс лежала рядом, на земле. Так что, полуголой девушке пришлось отвлечься от еды всего на секунду, чтобы приподнять полную грудь и удостовериться, что раны под ней, нет. Ни капли стеснения или еще чего, от нее не последовало, а Ник с удовольствием смотрел, как она уплетает утку, хрумкая хрящами на крепких белых зубах. Собственно, на ее тело он уже насмотрелся, и его даже впечатлило, но это не значит, что Ник вдруг отвернется и перестанет пялиться на шикарную грудь. Щас прям.
- Покушала? Или еще хочешь? – Поинтересовался Ник у девушки. Сам он, как и синевласка, сидел за каменным столом, на каменном стуле в каменно беседке. Красиво получилось. Прямо посреди поля, ажурная беседочка, трех метров высотой, по бокам, вместо стен, сделанные из камня узоры, больше похожие на кованые ворота. Внутри пара кресел, и не большой столик. Бежевого цвета камень придавал этому месту определенную натуральность, естественность, и теплоту. А уж полуголая красотка напротив, придавала картине приятную остроту.
- Еще. – Четко выразила мысль девушка и тут же получила еще одно блюдо, на этот раз с рыбой. – Где он?
- Тебя кто больше интересует, враг или труп?
- Оба. - Грустно посмотрела в ответ синевласка. Волосы восстанавливать было труднее всего. Опыта пока маловато, а ей их просто сожгло на половине головы. Так что Нику пришлось напрячься, что бы вернуть девушке былую красоту. Но он не жалел потраченных сил и времени. Красота спасет мир. Это несомненно.
- Враг смылся в неопределенном направлении, а труп я запечатал. Тебя, впрочем, тоже. Распечатал уже после боя, а затем и вылечил, как ты должна была заметить.
- Я заметила. – Кивнула девушка. – Ты вернешь мне тело моего друга?
- Верну, конечно. Не совсем уж я варвар. Впрочем, мне интересно, что ты собираешься с ним делать?
- Похороню. – Грустно склонила плечи девушка.
- А, так он тебе не друг, на самом деле. Тогда ладно.
- Что ты сказал? – Вдруг зло выплюнула синевласка.
- Ты меня услышала. – Зевнул в ответ Ник.
- И почему же ты так решил? – Сквозь сжатые зубы прошипела она.
- Хочешь фактов? Есть их у меня… Держи, и потом не обижайся. На правду вообще обижаться не принято… и так начнем. Факт первый. Ученик мой, Наруто, рассказал, что с помощью риненгана можно воскрешать людей из мертвых, что и сделал их последний обладатель.
- Наруто твой ученик?! – Удивленно и зло выкрикнула девушка.
- За выкрики с места чуть позже накажу. Но да, он мой ученик. Вижу, впечатлил тебя Наруто. Я рад. Нет, я доволен. Факт второй. У тебя на руках риненган был. Даже два. Факт третий. Ты дура. Потому как даже и не подумала о том, чтобы использовать эти мега глаза таким способом. Или подумала, но не захотела.
- Этими глазами можно воскресить только тех, кого убил их обладатель. – Возразила девушка, отчаянно цепляясь за надежду, что Ник сейчас презрительно хмыкнет и скажет, что все решаемо.
- Пф… - Презрительно хмыкнул Ник. – Он, ну вот этот вот самый - последний владелец риненгана, совершил классическое самоубийство, и как раз с помощью этих самых глаз. То есть…
Договорить он не успел, так как девушка заплакала и сквозь слезы выдавила:
- …его можно воскресить риненганом. Отдай! Отдай мне его труп, ирьенин! Я прошу тебя!
- Тьфу, блин. Страна непуганых идиотов. А мне потом что делать? Я, между прочим, уже разные там опыты для этих буркал запланировал.
- Отдай мне Нагато, неужели ты не понимаешь, что я не могу… Что я должна, раз это возможно… Отдай! – И девушка натурально заревела. В голос! И где таких куноичи вообще берут, а?
- Отдам, не парься. Но после того, как воскресишь, с тебя один глаз. И не какой-нибудь левый, а риненган. Поняла?
- За… Зачем он тебе?
- Как зачем? Наруто его поставлю! Он и без него силен, как не знаю кто, а с ним он весь этот мирок поставит в интересную позу. Добро поставит зло на колени и жестоко убьет. – Скорчив зверскую рожу выдал Ник растерянной девушке. Та прямо замерла, как кролик перед удавом. Даже рот так и не закрыла. Пришлось Нику. Протянул руку, и с тихим «клац», закрыл. Не выдержал и рассмеялся, до того эта растерянная девушка оказалась потешной. – Ну что, уговор?

Примечание к части

Перегорела последняя лампочка в люстре. Печатать в полной темноте трудно... :-)

Часть 10

- Уговор, но только после его воскрешения! – Словно прыгая в омут, практически прокричала девушка.
- Вот и славно. С этой частью закончили. Теперь к другому делу, не менее важному. Тебя звать-то как, чудо?
От такого перехода девушка удивленно приоткрыла рот и замерла на мгновенье. Но быстро взяла себя в руки и сказала:
- Конан.
Ник, аж хмыкнул, не сдержавшись. В глубоком детстве он смотрел фильм про Конана. У него прямо перед глазами встал Конан Варвар, и эта призрачная фигура перекачанного мужика начала сливаться с хрупкой, милой девушкой. Такой сюр чуть мозги ему не вскипятил, но тряхнув головой, Ник все-таки выкинул из головы этот жуткий мыслеобраз.
- Конан, так Конан. Но имя все-таки смени. А я, широко известен в узких кругах как Торино.

Следующие трое суток ушли на то, чтобы создать под землей нормальное помещение, вывести воздуховод и собственно имплантировать риненганы Конан. Пока она отдыхала и приходила в себя, Нику пришлось снабжать ее сенчакрой, иначе риненганы начинали отторгаться. Причины этого Ник найти не смог, но и три дня на исследования, это очень мало. Тут нужно быть гением, чтобы успеть в такие сроки. Гением Ник не был, но и дураком тоже. Вероятнее всего нужна какая-то предрасположенность для их приживления, но какая, не известно. С другой стороны, Узумаки явно может владеть риненганом, что видно на примере последнего владельца. Значит Наруто они подойдут без проблем.
В параллель, Ник исследовал сами глаза. Усложненная, многоярусная исследовательская печать, в которой все время находилась Конан, давала возможность рассмотреть даже мельчайшие каналы и сосуды чакры в ее теле. И даже сама по себе имплантация риненгана несколько изменила и улучшила ее СЦЧ. Забавно, но сложность каналов в глазах настолько велика, что повторить его простым выращиванием попросту не возможно. Тут нужен уровень бога, как минимум. И хотя некоторые структуры повторить можно, общий рисунок невероятно сложен. Еще одна проблема в том, что по сравнению с риненганом, в бьякугане каналы чакры очень крупные и даже грубые. Именно поэтому Ник и смог в свое время их прорастить. К слову, в риненгане есть похожая система каналов, как и в бьякугане.
- Притяни к себе вон тот камень, Конан. – Приказывал Ник, когда с девушки уже сняли повязки и глаза вышли на расчетную мощность. Сам Ник стоял у исследовательского фуин и тут же снимал показания, скрупулезно записывая и зарисовывая результаты. Камень легко влетел в подставленную ладонь, а Ник отметил фиолетовым ту часть системы каналов, которая активно участвовала в действе.
- Хрень какая-то. Задействована часть системы бьякугана. Выходит, что бьякуган при небольших, хоть и энергозатратных изменениях может повелевать гравитацией? Хрень какая-то. Никогда о таком не слышал. Ладно. Призыв меня не интересует, как таковой, так что даже пробовать не станем. Ну-ка, вот тебе подопытный. – Ник распечатал одного из бандитов, на которых проводил часть своих экспериментов.- Прочитай его.
Конан протянула руку и прислонила ее к голове человека. Глаза вспыхнули чакрой, но воздействие не вылилось во вне, оно пошло прямо в мозг самой Конан. Прокатившись по СЦЧ головы, воздействие сконцентрировалось в шести точках. Три в лобных долях мозга, две в таламусе и последняя в «атланте» - в том позвонке, который держит череп. Чакра разума Конан сформировала тончайшую сеть, окутавшую подопытного, и стала с легкостью считывать информацию с его чакры разума.
- Охренеть! – Выдал Ник, с совершенно растерянным лицом. Такого он точно не ожидал. Тот, кто придумал эти глаза был… Психом! Определенно. Создать такое сложное взаимодействие, когда все можно сделать в десятки раз проще, это нужно еще выдумать! Какой баран своими кривыми ручками такое сделал-то вообще!?! – Стоп, Конан. Остановись. Ты себе так мозги сожжешь к Шинигами. На фиг такие эксперименты. Гребаные варвары. Есть же уже встроенные механизмы, самим Творцом созданные! Так нет, нужно поизмываться над природой и сделать все через жопу. Уроды.
Ник бушевал еще минут десять, пока Конан не спросила тихонько:
- Работает ведь, так что не так?
- Работает, конечно, тут не поспоришь. Только вот на твои мозги такая нагрузка действует не хуже электрического стула, постепенно пережигая их, и делая тебя дебилкой. Это не оскорбление, а определение болезни, что бы ты поняла. Такой криворукий подход, выжигает нейронные связи в твоем мозгу, понимаешь? Именно поэтому такие вот фокусы и выполняются через трупы других людей. Нагато для этого выделил путь Людей, вроде. Потому как сам, после десятка использований, откинул бы копыта. Теперь понятно, что не так?
- Понятно. Что дальше?
- Дальше, восстанавливай чакру, ешь, и воскрешай своего друга. И не забудь передать ему мои слова, чтобы он не использовал эту возможность. Вообще никогда. – Припечатал Ник.
К концу третьего дня, когда Конан восстановилась, а живой и невредимый Нагато отдыхал и восстанавливался на каменной «кровати» у стены, Ник спокойно собирался в путь.
- Ладно, ребята, мне действительно пора. Конан, все-таки смени имя, сделай мне одолжение. Хотя, как хочешь. Я с этого мгновения, стану называть тебя Олеся. К внешности подходит, и журчит лесной речкой. А ты, Нагато, передавай племяннику привет от меня, коли увидитесь.
- Олесия?
- Племяннику? - Одновременно выдали шиноби.
- Ты Узумаки, Наруто тоже, так что родня, какая никакая. Вот я и назвал его твоим племянником. – Пожал плечами Ник.
Выпавший в каплю Нагато, это тот еще портрет. Хотя понять его можно, вряд ли он раньше осознавал родственную связь с человеком, которого собирался мучительно убить, медленно вытягивая из него биджу.
Вообще, когда Нагато и Олеся пришли в себя, а потом еще и план свой рассказали, Ник просто обалдел от его бредовости. Столько нестыковок, что их даже пересчитывать нет нужды. Одна сплошная нестыковка, а не план. Впрочем, самого Ника это не касалось, так что он просто вежливо посмеялся, поинтересовавшись не под гендзюцу ли они, и откинул досужие рассуждения в сторону.

Земля быстро мелькала далеко внизу небольшими рощицами, те сменялись полями и лесами, пронизанными синими нитями рек. Здоровенный дракон летел вперед, все ближе подбираясь к тому месту, где раньше находилась Коноха. Прибыв на место, Ник рассмотрел начавшуюся стройку, тут и там мелькали десятки людей, задействованные в восстановлении деревни строители, шиноби таскающие грузы, не подъемные для обычного человека. Это место гудело, как потревоженный улей. Отлетев на десяток километров от деревни, Ник приземлился, и отправился к Конохе по земле. Планов громадье, а вот времени маловато.

- Хакссссс… - И Анбу, охраняющий вход в палатку, где лежит Цунаде уже под гендзюцу, а мимо него тенью проскользнула фигура крупного мужчины. Ник оглядел палатку, отметив спящую девушку в углу. Даже в ночной темноте, едва разбавленной светом прикроватного чакрофонаря, он с легкостью узнал Сакуру. В памяти Наруто она выглядела немного иначе, но это в рамках нормы. Каждый человек видит знакомых, друзей и любимых несколько по-другому, чем люди, которые с ними не знакомы. Но в одном Ник с Наруто согласился. Девочка просто чудо как хороша. Лет через пять, она затмит красотой многих и многих. Но и нынешняя, немного не зрелая красота впечатляет. Усилив ее сон, чтобы не отвлекаться, и так уставший Ник, приступил к лечению Цунаде. К завтрашнему утру она должна снова занять свой пост. Отдавать шляпу Хокаге Данзо просто нельзя. Так что, отодвинув усталость, Ник вплотную приступил к реанимации ее организма. Совсем недавно закончившаяся трансплантация риненгана, успешно завершенная, к слову, несколько вымотала Ника, да и чакра Наруто, тоже доставила проблем. Из-за постоянно циркулирующей в его СЦЧ чакры биджу, Риненган едва не начал мутировать, и Нику пришлось целый час сидеть рядом, и фильтровать чакру, чтобы чакра Биджу не попадала в глаз до его полного приживления. Как ни странно, после приживления, эта проблема исчезла сама собой. Почему так, Ник пока не разобрался, но факт остался фактом. Так как времени у него было очень мало, он оставил разборки на потом, и начал операцию проникновения в палатку Цунаде. Три часа потратил на проникновение, но оно того стоило. О Наруто и теневой клон позаботится, оригинал там не нужен.
Пройдясь мистической рукой по телу Цунаде, Ник даже головой потряс. Показатели, которые выдала техника, были просто не возможны. Как будто все процессы, которые должны происходить в теле синхронно, кто-то рассинхронизировал. Ник такое видел у очень старых и больных людей при смерти, когда работал в больнице. Уже примерно зная, что нужно делать, он около часа потратил на восстановление процессов обмена веществ, перейдя на имунку, а следом и на нервную систему. Два клона параллельно поддерживали уже созданный баланс, а сам Ник приступил к вливанию чакры. Почти затухший очаг встрепенулся, как только в него попала первая же капелька насыщенной чакры Ника, с нехилым процентом природной энергии. Удерживая неровный, циклический поток, совпадающий с биением очага Цунаде, Ник наполнял не только сам очаг, но и СЦЧ, которая заполнялась чудовищно медленными темпами. Всю поступающую чакру тут же поглощали клетки организма, не оставляя в СЦЧ вообще ничего. Но поторопиться, и влить в СЦЧ Цунаде чакру мощным потоком, это просто убить ее. Быстро, качественно, и со стопроцентной гарантией. Так что, никуда не спеша, медленно и постепенно, Ник подстраивался под биение очага, и вливал маленькими порциями саму жизнь. Плотная, концентрированная чакра, да с природной энергией начали воздействие на организм Цунаде практически сразу. Только что, выглядевшее лет на семьдесят тело, начало возвращаться к своему обычному виду, морщины разгладились, кожа вернула нормальную текстуру и плотность, перестав быть похожей на пергамент. Мышцы налились силой и объемом, и сердце перестало работать с перебоями, четко и радостно оглашая грудную клетку твердым биением жизни. Грудь поднялась, налилась объемом, едва не прорывая легкое больничное одеяние. А Ник все вливал и вливал чакру, убрав более не нужных клонов. Прервавшись на секунду, Ник распечатал из свитка довольно большой кусок мяса, и отрезав от него несколько ломтиков, запечатал остальной кусок обратно. Тут же скормив ломтики Цунаде и чакрой вызывая нужные движения горла, проследил, чтобы мясо попало в ее желудок. Кусочки печени зверя из другого мира, начали быстро перевариваться и стимулировать очаг Цунаде к выработке чакры. Получив этот своеобразный пинок, Очаг будто очнулся от спячки, и стал сам вырабатывать чакру. Тут же Ник создал еще одного клона, и тот достал из небольшого холодильника что стоял в палатке, несколько капельниц и присоединил их к телу Хокаге. Содержащая все нужные вещества жидкость по капле устремилась в кровь женщины, а уж организм могучей куноичи взял свое. Через три часа от начала операции, она открыла свои чудесные медовые глаза, и увидела Ника.

Как же плохо. Тяжко дышать, двигаться, даже думать. Все, на что хватает сил, так это распределять поступающую чакру по организму. Цунаде очнулась давно, и с того момента не пошевелилась. Она поняла, что ее подпитывают, и занялась самым главным – выживанием. Направляя чакру в каждую клетку, используя тайные техники клана Сенджу, Цунаде с каждой секундой была все ближе к тому моменту, когда можно будет сказать, что она выздоравливает. Собственно, она и очнулась только тогда, когда ее очаг сам выработал первую порцию чакры. И с того момента она занялась собой, даже не зная, откуда поступает энергия. На сенсорные техники она решила не тратиться, ведь даже капля чакры сейчас на вес золота, тем более, что в нее вливают не простую чакру, а сенчакру. Если бы не это, то она еще долго бы не пришла в себя. Не то, чтобы ее не интересовало, кто именно и откуда взял такую чакру, но сейчас ей было слегка не до того. Несколько часов спустя, когда очаг заработал в полсилы, она все-таки решилась. До выхода на пик силы ей еще очень далеко, и следующие несколько суток она проведет в восстановительных процедурах, но опасность уже позади. Так что пора открыть глаза.
- Ты? – Цунаде так удивилась, что даже ее самоконтроль дал сбой.
- Не дергайся, Цу. Не дергайся, я сказал. Довела себя, так дай хотя бы нормально тебя подлечить. – Проворчал Ник, и легонько шлепнул ее по лбу.
- Как ты вообще посмел прийти? И как проник сюда?
- Не могу сказать, что это было очень уж сложно, госпожа Хокаге. И вообще, ты что не рада меня видеть? Не ты ли желала меня получить, причем живым? – Ехидно поинтересовался Ник.
- Ты меня бесишь. – Мрачно прошептала Цунаде и ткнула изящным пальчиком Нику в грудь.
- А я думал, что понравился тебе. Типа харизма, обаяние и все такое… - Грустно усмехнулся Ник. Тяжело вздохнув попросил: - Я отбиваю такт, а ты подстрой под него очаг. Поняла? Пора увеличить объем чакры.
Цунаде нахмурилась, но кивнула. Она знала эту технику передачи чакры, когда синхронизируются не только очаги чакры, но и вся СЦЧ. Техника сложная, но главное, секретная, только для использования кланом Сенджу. И знание таких вещей посторонним человеком… Цунаде это совсем не понравилось. Однако с выбором у нее не густо, так что она молча согласилась. Расспрашивать она станет позже. Никуда он не денется.
С пятого раза синхронизация получилась на вполне пристойном уровне, и все, что от нее требовалось, это чутко прислушиваться к пальцу, который отбивал ритм по коже на ее ладони, и не сбиваться. Остальное сделают за нее. Час такого переливания, и огромный резерв тела Сенжду был заполнен, следом заполнился очаг, и даже немного чакры ушло в инфуин на лбу. Совершенно опустевший, он так и норовил развеяться, и позволять это не стоило. Присоединенный к СЦЧ куноичи, при развеивании, инфуин мог повредить и так ослабшую СЦЧ, что могло привести к нарушениям в самых разных системах ослабшего организма. А в ближайшие дни ей противопоказаны любые потрясения.
Через некоторое время, Ник скинул сосредоточение, и синхронизация двух СЦЧ размылась, разъединяя их. Тяжело выдохнув, Ник перекрыл канал от своего инфуин в свой очаг и тяжело облокотился на тело Цунаде, перенеся вес тела на свою руку.
- Ххх. Не облокачивайся на меня, дышать нечем! – Пискнула Хокаге.
- Извини, не подумал. – Ник размял затекшую шею в несколько движений, и немного расслабился, внимательно отслеживая каждое движение Цу. Бьякуган он выключил, и теперь смотрел на нее своими обычными глазами. Внимательно, никуда не торопясь, он рассматривал ее лицо, будто надеясь что-то в нем найти, и не находил. С каждой секундой его глаза блекли, и вместо надежды, они становились воплощением железной воли человека, который берет себя в руки. – Ну нет, так нет. – Тихо пробормотал Ник и упруго встал на ноги.
Аккуратно перехватив тонкую руку подростка с зажатым в ней кунаем, он тут же крутнулся всем телом, и привычно хлопнул Сакуру по затылку. Отработанное движение на запредельной для куноичи скорости, привело к потере сознания, без повреждений телесного характера. Простенькая ирьенинская техника отправила девушку в сон с неудержимостью поезда. Аккуратно положив ее на соседнюю койку, Ник повернулся к севшей Цунаде.
- В ближайшие два дня никаких техник и тренировок, желательно чтобы обошлось без нервного перенапряжения. Понимаю, что прошу невозможного, но все же постарайся, и уважь мой непосильный для большинства труд. Сражения тоже оставь кому-нибудь другому. Накопление чакры в свой инфуин раньше чем через три дня запрещаю. Такие нагрузки для твоей СЦЧ могут привести к плохим последствиям для мозга. Сама должна понимать, не маленькая. Помолчи и дослушай. То, что у нас с тобой ничего не получилось, совершенно не значит, что я даю тебе плохие рекомендации. В моей квалификации ирьенина ты уже убедилась. А будешь выпендриваться, выпорю. Ремнем. Все ясно? – Дождавшись обалделого кивка светловолосой головы, Ник продолжил. – Я сейчас уйду, а ты, сними пожалуйста награду за мою голову. Все-таки ты мне задолжала слегка. Как раз, на такую простенькую услугу. И последнее, Данзо уже подбирается к шапке Хокаге, так что, как только я уйду, наведи порядок в своей деревеньке. Все свои вопросы оставь при себе.
Ник сухо кивнул, и вышел вон. Спокойно пройдя посты, и по пути подновляя гендзюцу, Ник вышел из подконтрольного АНБУ круга, и взмыл в ночное небо. У него и своих дел предостаточно, а тратить время на женщину, не отвечающую ему взаимностью, он не собирается. Все-таки хорошо, что он не успел к ней прикипеть душой, а то было бы куда больней. Уговаривая себя, что он все сделал правильно, Ник отправился туда, где он сможет пополнить свои знания в такой стихии, как молния.
Полет и получение поддельных-настоящих документов заняли не много времени. И через неделю, он уже оказался в Кумо. Четверо суток подготовки, и тихое проникновение на крышу дома, стоящего напротив дома Райкаге было выполнено филигранно. Никто ничего не заметил, и Ника никто не преследовал, когда он покинул деревню. Чисто и аккуратно. Правда, далеко от деревни он не ушел, хорошо устроившись в небольшом домике в соседней деревеньке. Сноходчество позволило Нику хорошенько порыться в памяти Райкаге, впрочем, политика его не интересовала ни в коей мере. Техники, знания о чакре, не доступные прочим, вот круг его интересов. Заодно понял, что делал неправильно, когда осваивал покров молнии. Нашел технику перемещения, основанную на чакре молнии, правда, для ее использования, нужно быть очень крепким. Саму технику Райкаге не знал, но его секретарша знала, а главное умела использовать. Пришлось вернуться в деревню и искать ее.
Поздний вечер. Небольшое кафе, тихий уголок, столик. Ник сидел в кафе, ожидая одну конкретную девушку. Он узнал из памяти Райкаге, что именно сюда захаживает Мабуи. Одинокая, спокойная и уравновешенная девушка, она любила приходить в это кафе после заката. Вид из окна через пару столиков и правда фантастический. Нику здесь нравилось. Селение расположенное высоко в горах было так близко к небу, что он чувствовал себя здесь как дома. Слегка разряженный воздух, требующий привычки для проживания в таких условиях, ни сколько его не беспокоил. КПД его легких сильно превышал норму для обычного человека, да и специальная техника воздуха всегда на подхвате. На крайний случай, Ник мог преобразовать свою чакру в кислород прямо в легких, а то и вовсе в крови. С его знаниями и опытом это не является такой уж проблемой.
Прождав два вечера, Ник все-таки дождался Мабуи, и увидел, как она входит в кафе. Легкая походка, сильное, тренированное тело, обалденная фигура, как и у большинства куноичи, и очень приятное лицо. Завораживает. Белые волосы, туманно серые глаза, изящные руки, грудь третьего размера. Стройные ножки и подтянутый животик. Эта девушка была всем хороша, кроме одного. Чуунин по силе, она так и не перешагнула планку джоунина. При отлично развитой СЦЧ, ей не хватает плотности чакры, и ее количества для перехода на новую планку силы. Впрочем, ей недавно исполнилось двадцать два, так что время у нее есть.
Настройка продлилась недолго, и через полчаса Ник уже вышел из кафе, направившись к себе в комнату, которую снял в небольшом отеле. Первую половину ночи он занимался Наруто, объясняя и рассказывая, что делать с его новым глазом. Теневой клон, оставленный в Конохе объяснил большую часть, но нюансы все равно оставались. Именно этот пробел и устранял Ник. Закончив с этим, как собственно и с уроком, Ник произнес:
- Ну что, Наруто, на этом мы, пожалуй, закончим. Дальше развивайся сам. Голова у тебя есть, и работает не плохо, так что я тебе больше не нужен.
- Чего это, даттебайо!?!
- Не кричи, пожалуйста. Твой запас техник и знаний подошел к планке джоунина. Запас чакры и умения отшельника, поднимают твою общую боеспособность на S ранг. Тайдзюцу ты отточил до достойного уровня, ниндзюцу тоже отлично. Десятки техник, без всяких печатей и названий. С гендзюцу пролет, но со временем может что и получится, если будешь тренироваться. Ирьедзюцу в минимуме ты освоил, только пожалуйста, не используй его ни на ком, кроме себя. Отравишь чакрой биджу насмерть. Если совсем уж припрет, то используй через технику фильтрации. И не забудь натренировать ее. Клон поможет в применении. Фуиндзюцу ты так и не оценил, а зря, как я думаю. Если смотреть непредвзято, то за последнее время ты качественно ступил на совершенно новую планку силы, Наруто. И если бы мы не могли ускорять время в этом месте, ты никогда бы не добился таких результатов за такое короткое время. Твой новый глаз добавил тебе возможностей, так что пользуйся. Теперь тебе доступны все пять стихий, да и смешанные сможешь использовать, если сильно захочешь. Развивайся, Наруто. Я тебе для этого не нужен.
- Но… Я… А как же…
- Внятней пожалуйста.
- Я понимаю. – Тяжело выдохнул Наруто. – У тебя и своих дел хватает, чтобы еще и со мной возиться. – Угрюмо заключил подросток.
- Балбес ты, Наруто. Не в этом дело. Просто ты должен найти свой путь, понимаешь? Сам принимать решения, сам за них отвечать, жить, в конце концов. И дело не во времени, которого у меня, якобы нет. Есть, и много. И возможно, мы еще не раз встретимся. К тому же, ты всегда можешь прийти в мой сон. И не обязательно ждать какой-то ситуации. Ты можешь прийти просто так, я не против, Наруто. Но и учить мне тебя особо нечему, пойми.
- Ясно, даттебайо! – Посветлел ликом подросток. – Я буду приходить часто!
Задранный вверх кулак блондина и замечательная, чистая улыбка. Наруто легко вышел из сна, и оставил своего учителя одного. Ник выдохнул. Тяжелые объяснения позади, а море работы впереди. Ник сосредоточился, и перешел в сон своей новой знакомой.
Мабуи на удивление ничего кроме темноты не снилось. И открывшуюся арку прохода она увидела отчетливо. Как и Ника, который вошел в ее сон, окруженный ореолом силы. Чакра разума тоже имеет свою мощь, и у Ника, тренированного шиноби и сноходца, она весьма мощная, с легкостью выделяется из разряда «обычного». Визуально не имея цвета, она окружала его аурой мощи и воли, продавливая окружающую реальность самим своим существованием в данной точке. Мабуи очень четко почувствовала эту силу, и подсознательно сделала шаг назад, заворачиваясь в ткань своего сна, и скрываясь от опасного пришельца, но при этом разглядывая его во все глаза. Она и сама не знала, но имея схожие, пусть и спящие до поры до времени, способности, она легко и естественно манипулировала своим сном, и всегда помнила что именно ей снилось.
Оставаясь в тени, она смотрела за действиями пришельца, и все больше удивлялась. Только войдя в ее сон, он взмахом руки создал огромный зал, и шикарное кресло в центре. Удобно на нем усевшись, вторженец сконцентрировал энергию в одной точке, и через секунду «точка» стала «прямой», вытянувшись не в длину, а во внутрь себя, давая доступ к памяти. Восприятие Мабуи начало «скакать». То, что вытворял в ее сне пришелец не вписывалось ни в какие рамки. Он дотянулся до ее памяти, и стал ее просматривать. Хорошо, что самые смущающие моменты он пролистал, даже не обращая на них внимания. Его интересовали только ее тренировки и техники. Мабуи честно признавалась себе, что как шиноби она слабая. Но на своем месте, она полезна своей деревне. И пусть боевых техник в ее арсенале всего три штуки, но они отработаны до совершенства. Молния, Сеть Молний и Щит Чакры. Эти техники в исполнении Мабуи даже не требуют складывания печатей и являются ее тайной гордостью. Их пришелец тоже просмотрел и довольно кивнул, отдавая должное упорству куноичи. А может ему понравился ее выбор техник. Но дольше всего он разбирался с техникой Небесной Телепортации. Семейная техника, которая вот уже три поколения обеспечивает ее семье прочное место секретарей Райкаге, заинтересовала пришельца не на шутку. Даже создалось впечатление, что именно за ней он и пришел, столько времени он ей уделил. Как он вообще узнал об этой технике? Это же секрет уровня государства!
Но ее переживания вторженца не интересовали. Он внимательно ознакомился со всеми этапами тренировок, и только после этого свернул «линию» обратно в «точку», убирая доступ к памяти. Немного посидел и проговорил:
- Выходи уже. И спасибо, что не стала мне мешать.
Мабуи вздрогнула всем своим существом. Он знал! Знал, что она здесь, но ничем не показал этого, продолжая делать свое дело! Мауби крепко зажмурилась, стараясь проснуться, но как и тогда, когда вторженец только появился, уперлась в какой-то барьер. Проснуться снова не вышло. Отставив панику, девушка скинула с себя маскировку, и вышла к креслу, на котором сидел мужчина. Тот встал, и поклонился хозяйке сна, тут же создав кресло и столик с напитками. Сидеть и пить чай в метре от этого столпа силы, для Мобуи было испытанием на крепость нервов, а его молчание казалось угрожающим.
- Здравствуй, девочка. Можешь перестать бояться. Я тебя не обижу. Даже жаль, что ты не запомнишь этот сон.
- Почему? То есть, здравствуйте, Незнакомец-сама.
- Можешь звать меня Ник, и без «самы». На дух не переношу эти приставки. Хочешь проявить уважение, сделай это поступками. А слова, так и останутся только словами. – Пожал плечами мужчина. – А не запомнишь потому, что никто еще не запоминал. Сны забываются очень быстро, и крайне качественно.
- Я всегда помню свои сны. – Тихо сказала Мабуи, не глядя на мужчину.
- Опа! Прямо-таки всегда? – Удивился Ник.
- Всегда. И менять их могу. – Добавила куноичи.
- Хм. Это определенно талант. Что-то мне везет на таких вот талантливых, в последнее время. – Хмыкнул вторженец. И Мабуи отвернула голову. Ее темная, как у латиноамериканки, кожа стала еще темнее, а на щечках выступил румянец. В сочетании с практически белыми волосами, это выглядит очень мило. – Не стесняйся, Мабуи. Это нормально, что ты можешь что-то, чего не могут другие. Это как техника Небесной Телепортации. Ведь кроме тебя ей никто не владеет. Правда, сноходцев куда больше одного, так что это не такой редко встречающийся талант, как тебе кажется. И все же, нас куда меньше, чем шиноби, к примеру. Редкая птица, так сказать.
- А кто это такие, сноходцы? – Заинтересовалась новым термином девушка.
- Это такие люди, которые не только могут управлять своими снами, но и гулять по чужим. Даже заглядывать в другие миры, при везении. И даже возвращаться оттуда живыми, при осторожности. И раз уж ты тоже можешь делать такие вещи, давай-ка я тебе объясню, как именно нужно защищаться, чтобы не погибнуть в путешествиях…

С тех пор, Ник приходил к Мабуи каждую ночь. Они разговаривали, он рассказывал ей, как и что нужно сделать, чтобы получить нужный результат, делился знаниями, и ничего не просил взамен. Мабуи, со своей стороны, каждую ночь ждала новой встречи все с большим нетерпением и дрожью. Иногда Ник не приходил в ее сон, и Мабуи грустила. Радовалась, когда он появлялся, и не отдавая себе отчета, все больше нуждалась в продолжении этих встреч.
Поступив на должность секретаря Райкаге в семнадцать, на следующий день после смерти отца, она уже знала, что кто бы к ней не проявил знаки внимания и расположения, он хочет подобраться к Райкаге. Так что никаких достаточно долгих контактов с противоположным полом не имела. А в физическом смысле, вообще никаких контактов с мужчинами у нее не было. Так уж сложилось. Будучи очень даже красивой девушкой, она просто не имела свободного времени для развития отношений, плюс, постоянная опасность нарваться на шпиона, отбили всякое желание сближаться с кем бы то ни было. По работе она общалась всего с пятью мужчинами, и все они ей не подходили по характеру. Так и вышло, что появившийся во снах мужчина занял в ее сердце крайне много места, и не далек тот день, когда и сама Мабуи это поймет.
Мабуи почти ничего о нем не знала. Только то, что его разыскивают в стране Воды и в стране Огня. Цунаде так и не сняла награду за его голову. По просьбе Ника, Мабуи проверила книгу Бинго и подтвердила, что он все еще разыскивается. Также, она знала, что Ник скрывается где-то на островах, не далеко от страны Воды. Но где точно – не знала. Так продолжалось день ото дня, пока в одну из ночей, она не замерла на мгновение и не призналась себе, что влюбилась. Решив не пороть горячку, хоть это и было трудно, она как обычно улеглась в кровать и уснула. Быстро засыпать по желанию она уже научилась. Это оказалось совсем просто, нужно просто немного изменить течение чакры в голове. Но в эту ночь Ник не пришел, не пришел и на следующую, и на следующую. Мабуи места себе не находила. Она металась по своему маленькому кабинету, как зверь в клетке. Подготовка к Совету Пяти Каге идет полным ходом, а она просто не может сосредоточиться. Забывает простейшие вещи, ошибается на ровном месте! Прошла уже неделя, а Ник все не объявляется! Что с ним произошло? Что случилось? Девушка уж было совсем пришла в отчаяние, и решила успокоить нервы за своим любимым столиком в любимом кафе. Закат уже скоро, дела сделаны, можно идти. Мабуи аккуратно собралась, и вышла из своего кабинета. Через десяток минут она уже открыла двери кафе. Но ее столик уже кто-то занял. И вдруг так ей стало обидно! Со всех сторон что-то не так. Она решительно, печатая шаг подошла к столику, за которым провела столько чудесных вечеров, чтобы высказать нарушителю все, что она о нем думает, как тот повернул голову. И Мабуи утонула в родных глазах.
- Ник, ты пришел… - Прошептала Мабуи и села напротив.
- Ну да. – Непонимающе ответил мужчина. – Ты же сама намекнула, что хотела бы личной встречи. А организовать проникновение в деревню, дело не одного дня, между прочим. – Пожав плечами, Ник пригубил чай, и посмотрел ей в глаза.
- Почему ты не приходил ночью? – Выпалила девушка. И стушевавшись, закончила:- Я скучала…
- Кхм… Потому что уже неделю не спал. У вас тут все как с ума посходили. Усилили охрану границы до предела, фуин везде понаставили, причем так криво, что они конфликтуют с соседними, и это не дает спокойно вмешиваться в их работу. По воздуху тоже не проникнуть, сигналки стоят. Вот и пришлось, медленно но верно ползти, обманывая фуин и шиноби. Без сна и отдыха. Так что мне было некогда, уж прости.
- О… О! Тогда зачем ты с такими сложностями сюда шел? Это же опасно!
- Я, может, тоже скучал?.. Что я, не человек, что ли? – Ник отвел взгляд.
- Человек, конечно человек. – Горячо возразила девушка. Подумала и добавила. – Дорогой мой человек.

Часть 11

Мабуи сидела на своей кровати и смотрела, как спит мужчина. Он беспокойно ворочался, иногда кого-то бессвязно звал, крутился, не в силах успокоиться. Казалось, даже во сне он чем-то обеспокоен. Мабуи попыталась укрыть его одеялом, но оно сползло с беспокойного мужчины уже через минуту. Тогда она положила свою руку ему на спину, и начала легонько поглаживать, сама в шоке от своей смелости. Ник не просыпаясь крутнулся, перехватил руку, и повернулся на бок. Только что девушка спокойно сидела, и вот уже лежит, уткнувшись носом в шею Нику, и даже пошевелиться боится, а ее рука обнимает спящего мужчину. Взяв себя в руки, Мабуи решилась на маленький эксперимент. Она переложила свою руку на живот Ника, и прижала его чуть сильнее. Понятное дело, что сдвинуть стокилограммовую тушу она не смогла, а вот сама прижалась к нему, плотнее просто некуда. Еще ближе, и дети появятся. Твердые мышцы под ладонью настраивали ее мысли как раз на такой лад. Собственно, ее останавливала только его усталость. Целую неделю не спать, это как же он устал?! Она еще раз с удовольствием провела рукой по твердому, рельефному животу, и хотела убрать руку, как Ник спросил:
- Ты долго еще играться будешь? – И тихонько хмыкнул.
- Так ты не спишь! – Шепотом возмутилась девушка.
- Нет, конечно. Когда ты ко мне прижалась, я проснулся.
Ник развернулся на спину, и чуть потянул Мабуи за руку. Ну как «чуть». Для джоунина – чуть. А девушку просто внесло и усадило на него сверху. Мабуи тут же покраснела до корней волос, но пересилив себя, она все-таки наклонилась к мужчине, и заманчивым тоном проговорила:
- Ну, раз ты уже отдохнул, и даже поспал… - И тут же, чтобы не передумать, поцеловала. Умения в этом поцелуе было не на грош, но Мабуи взяла своё страстью.
- Да я полон сил! – Серьезно провозгласил Ник, и снова притянул девушку к себе. К рассвету пара снова вернулась к этой же позе, но уже в движении и без одежды.

Ник прожил в доме Мабуи почти неделю, и когда понял, что пора идти, предложил ей:
- Идем со мной, Мабуи? Мне осталось немного, и я смогу вернуться домой. Познакомлю тебя с мамой, с отцом, с сестрой и братом. Они будут рады тебе. И мне. Я давно их не видел, и очень хочу вернуться. Но лишь недавно у меня появился шанс. А тут ты появилась и я… В общем, идем со мной!
- Конечно. – Мабуи даже не раздумывала. Для нее все стало ясно еще неделю назад, так что время на раздумья ей было не нужно. – Я пойду с тобой.
- Фуф. – Выдохнул Ник внутреннее напряжение. – Тогда собирайся. Мы вылетаем через час.
- Скорее через пару недель, милый.
- Ммм?
- У меня есть свои обязательства. Так что я освобожусь только после Совета пяти Каге. Слишком многое на меня завязано. Я просто не могу все бросить, понимаешь?
- Так. Ладно. И где будет проходить это событие?
- В стране Железа. Самураи предоставили место, ничейную, так сказать территорию.
- Лады, там я тебя и заберу. Сразу после Совета. Договорились? Дай-ка мне эм… спинку. Поставлю фуин-маячок.
- А может на плече? – Испугалась девушка.
- А вдруг кто увидит?
- Как? Я в плаще хожу! – Возмутилась Мабуи.
- В квартире тоже? А если в окно увидят? Да и ваши Анбу тоже за тобой постоянно следят. Каждый час гендзюцу обновляю, а иногда и дважды в час. Причем пялятся, скоты, в наглую. Ты даже не представляешь, как мне хочется их покалечить.
- Собственник. – Довольно протянула Мабуи. Ей почему-то нравилось чувствовать себя Его женщиной.
- Если ты моя, то вся, от очаровательной макушки, до не менее очаровательных пяточек. И только моя.
- Я не против. – Мило улыбнулась девушка.
- И это правильно. А теперь спинку давай.
Девушка, все еще слегка стесняясь, скинула блузку и повернулась к Нику спиной, прикрывая грудь руками. Почувствовала поцелуй в ямочке, внизу спины, отвлеклась, и боль установки фуин, прошла мимо сознания.
- Хитрец какой! – Повернулась возмущенно девушка, и забыла, что руки у нее заняты, закрывая грудь от жадного взгляда. Ими она потянулась схватить его хотя бы за одно ухо, но он коварно воспользовался тем, что руки отпустили шикарный бюст, и тут же поцеловал одно из прекрасных полушарий.
- Ох! – Выдохнула девушка, тут же забыв, что хотела сделать. – Наг… Наглец.

Когда Мабуи проснулась, Ник уже ушел. Лишь его запах на подушке доказывал, что все это не сон. Сон длинной в неделю. Мабуи за последнюю неделю привыкла проверять себя после секса, но техника Ника все еще работала, и она не забеременела. Это хорошо, пока что ребенок не совсем ко времени. Будет дом, будут и дети. Много детей, четыре или пять. Он тоже хочет маленьких, так что все еще будет, некуда спешить. Мабуи счастливо вздохнула, и отправилась в душ. У нее еще целое море работы, а на все про все у нее только две недели, так что нужно поторопиться.

Ник возвратился на остров Узу, и занялся сразу двумя вещами. Во-первых, он медленно и спокойно дорабатывал свой бьякуган, очень уж его интересовала возможность управлять гравитацией. А во-вторых, еще в прошлый приезд он понял, что все время задевало его чувства, когда он на этом острове. С трудом добравшись до центра поселения, и разобрав обломки здания, Ник углубился на восемьдесят метров строго вниз, и наконец, увидел своими глазами настоящее чудо. Портал Узумаки.
Огромная труба, высотой около трех десятков метров, диаметром в двадцать пять метров. Вся исписанная фуин, да еще и весь внутренний объем до сих пор заполнен активными символами. Прямо в воздухе висят яркие желтые и синие символы, иногда они вписаны в разные фигуры, вроде квадрата или круга, но если сделать шаг в сторону, сразу видно, что нифига, это определенно фигура на основе параллелепипеда. А сделав еще пару шагов, ты видишь куб с вписанным в него шаром. Чем дольше Ник рассматривал шедевр чужого мастерства, тем больше понимал – он вообще не смыслит в фуин ничегошеньки. Чтобы создать такое, нужно быть либо гением… Либо психом, понятное дело. И вглядываясь, стараясь разобраться хотя бы в общей схеме, Ник все больше соглашался со словами известного в его мире Пирата. Гений и безумец, это действительно две крайности одной и той же сущности. За неделю, он с трудом разобрал основу на составляющие, что в принципе, позволяло ему использовать этот, уже готовый портал, но не построить такой самому. Что, понятное дело, его не устраивало. Упорный, как… Да нет таких упорных животных ни в одном из миров! Так что упорный, как Ник, Ник продолжал разбираться в устройстве этого Шедевра. Уже исписав пару толстых блокнотов, он продолжал свое дело, не отступая ни на шаг. Клоны все время приносили зарисовки частей, которые они смогли понять и расшифровать, постепенно заполняя «белые» лакуны, и позволяя уложить в голове не только общее устройство, но и частности. Именно от них зависела не только точка прибытия, но и условия, в которых человек будет доставляться на место.
Вспоминая свой первый телепорт, которым его вышвырнули с Земли, и сравнивая с этим, Ник понял, что тот, первый, был просто невыносимо груб. Как Ник вообще остался жив после насильного превращения в чакру и обратно, было не понятно. Наверное, все дело в том, что он к тому моменту уже был джоунином. То есть, отчасти чакрой. Так что, если через тот телепорт перекинуть хотя бы чуунина, это его убьет со стопроцентной вероятностью.
Однако этот портал создан для комфортного путешествия, и не важно, кто именно им воспользуется - джоунин, генин, или вовсе обычный человек. Любого из них аккуратно доставит в точку назначения, если таковая вообще существует в природе. И точка назначения Ника, это его чакра. Буквально. Когда он создавал СЦЧ своим родителям, и брату с сестрой, он создал их из своей чакры. Так что в них ее довольно много. И именно на свою чакру Ник собирался сориентировать портал. Главное, чтобы силы хватило дотянуться. И Ник очень надеялся, что ее хватит, ведь недаром он изо дня в день накапливает сенчакру в инфуин. Шанс есть и не маленький. Главное, чтобы его семья все еще была жива. Им должно быть около семидесяти. Так что шансы есть. Даже для генина это не срок. Пользователи чакры живут дольше обычных людей. Генин по силе, около двухсот лет. Чуунин, около трехсот, а джонин и до полутысячи дотянуть может. Только вот это при наличии идеальных условий. Никаких перегрузок СЦЧ, ранений и экстренного излечения на собственных резервах организма. Ну и, само собой, без лишнего металла в организме. Что для этого мира невозможно по понятной причине перманентной войны. Да что говорить. Мадара, один из сильнейших шиноби уровня Каге, умер от старости едва перешагнув столетний порог. А все потому, что за свою жизнь он получил тысячи ранений, сотни чакроистощений, плюс постоянный стресс и психические отклонения. Короче, жизнь мужика не баловала, определенно. Из-за всего этого, ресурсы его тела и нервной системы просто… закончились. А ведь мог бы и тысячу лет прожить. Впрочем, Шинигами ему судья. Сам Ник не собирался тратить свою жизнь на такую фигню, как война. Ему и так есть чем заняться.
Так что Ник усиленно вгрызался в саму суть портала Узумаки, и если бы не клоны, ему бы и за год не управиться. Все-таки изумительная техника, эти теневые клоны. Стихийные, к сожалению, не приносят память при развеивании, так что эта техника стала просто спасением для него. Ну и талант сноходца, конечно. Без него, и без растянутого во сне времени, он бы куда дольше осмысливал структуру портала. К тому же, в пространстве снов, Ник с легкостью воплощал как отдельные куски общей структуры, так и большую, уже понятую и разобранную «до костей» часть. И чем больше он понимал, тем сильнее в нем загоралась надежда.
К концу второй недели, Ник все-таки закончил с порталом, и даже был уверен, что сможет построить такой и сам. Еще бы, после тысяч попыток во сне, он знал его структуру наизусть, до последней закорючки, ее расположения и ее смысла. Так что он собрался, запечатал свой лагерь и взмыл в небеса. У него была еще пара дней, чтобы спокойно добраться до страны Железа, так что дракон летел не спеша и даже приземлился на отдых где-то на двух третях пути. Вздремнул, и в его сон тут же вломилось сразу двое. Грустный Наруто и такая же грустная Мабуи.
- Э, привет, что ли? – Как-то вопросительно поздоровался Ник. И обняв девушку, тут же ее поцеловал. – Что случилось?
- Война случилась, учитель. – Мрачно выдавил Наруто. Мабуи подтверждающее кивнула.
- Хм. Совет Каге пошел не по плану? А ты как там оказался, Наруто?
- Меня там не было. Ее вот Каге, здоровенный такой блондинище, объявил награду за Саске! – Крикнул вдруг блондин.
- Не ори, и не рушь мой сон, будь добр. Угу, спасибо. И что с того?
- Да как ты не понимаешь? Это же Саске!
- Наруто, твоя Каге объявила награду за меня, это для меня хоть что-то изменило? Совершенно ничего. Как делал, что мне нужно, так и продолжаю. – Пожал плечами Ник.
- Верно. – Задумался блондин. – Но Саске не ты.
- Вот именно. Не просто же так его в книгу Бинго занесли, а?
- Не просто так. Но он мой друг!
- И что же такого дружеского он тебе сделал? Может быть поддержал в нужный момент? Неа. Нифига он тебе не друг, Наруто. Он просто твой якорь. Точнее один из якорей для твоего сознания. Вот и все. Ты это и сам прекрасно знаешь, просто тебе так удобней, ну цель дает, какую никакую. Вернуть Саске. Сядь, попей чаю и поковыряйся в своей душе часок, другой. Мабуи, твой выход. Что у вас там произошло? И как это влияет на наши планы?
- Я не поеду с тобой. – Грустно сказала Мабуи. – Пока война не закончится.
- Хм. Наруто, короткую справку по этой войне послушай. Топай сюда. А ты, Мабуи, давай рассказывай, что тебе известно.
- Не так много, как хотелось бы. Во время Совета в комнате, где заседали все Каге, из ниоткуда появился мужик в спиральной такой маске. Представился Мадарой и объявил четвертую мировую войну. Сказал, что хочет собрать всех биджу объединить их, и погрузить мир в вечное Цукиеми. Это мощнейшее гендзюзу, в котором и будут жить все люди мира шиноби. На этом он исчез. А Каге договорились пока спрятать девятихвостого и обучить его работе с чакрой биджу.
- Угу, слышал я уже этот бред.
- Где?! И что значит спрятать?
- Откуда?! – Посыпались вопросы со всех сторон.
- Тут такое дело. Наруто, тебе нравится твой глазик? Это глаз Нагато. И если бы не я, то оба глаза достались бы этому чуваку в спиральной маске. А так, я пришел, тело Нагато запечатал, потом запечатал Олеську… Э, Конан, то есть, а масочник свалил, скотина такая. Короче, Конан я вылечил, глазки Нагато ей имплантировал, она уже воскресила самого Нагато, затем я переставил один мегаглаз обратно Нагато, а второй Наруто. Вот воскрешенный Нагато мне и рассказал о плане Цукиёми. Я тогда вежливо посмеялся, честно, думал, что это шутка такая, идиотская. Оказалось, что нет. Кто бы знал. Но Нагато теперь не с ними, как и Конан, а это минус два шиноби уровня Каге. Хотя Нагато, конечно, повыше уровнем, но это дело десятое. Если масочник к нему сунется, от него только маска и останется. В лучшем случае. Ведь он пытался убить любовь детства Нагато. А вообще, Наруто, не парь мне мозг и свяжись с Нагато сам. Да и разузнай, что там к чему.
- И как я должен это сделать?
- Иди. – Ник взмахнул рукой, и прямо посреди зала раскрылась арка в сон Нагато.
- Понял, иду. Мне потом сюда заскочить?
- Угу, топай уже. – Отослал подростка Ник.
- Вот вам и новый сильный сторонник. Мабуи, я компенсировал твое отсутствие на поле боя?
- Ты… Нет, ты не понимаешь!.. – Воскликнула девушка.
- Чего я не понимаю?? Того, что ты думаешь, будто своим уходом предаешь свою страну? Или то, что от чуунина на этой войне пользы нет? Ну или совсем чуть-чуть. Или я не понимаю, что ты просто боишься себе самой признаться, что для тебя личное счастье куда дороже, чем судьба страны, где у тебя ни одного родного человека? И теперь ты со всей силы стремишься доказать себе и окружающим силу своего патриотизма. Этого я не понимаю? Все я понимаю. А еще понимаю, что этот мир, просто запредельно подлый. Женщины не должны сражаться, на то мужчины есть. Я не говорю, что вас не нужно учить, это бред. Нужно. Но вот выпускать в бой, это просто мерзко. И ладно бы, чакра действительно сглаживала силовую разницу между полами, так нет, чакра наоборот подчеркивает эту разницу, не считая нескольких исключений. У женщин просто меньше мышц. А значит меньше чакры, меньше силы и меньше скорости, Мабуи. Тебе просто нечего там делать. А доказывать свою верность стране, на которую тебе плевать, да еще и ценой собственной жизни, попросту глупо.
- Мне не плевать на свою страну! – Возмутилась сквозь слезы девушка.
- Милая, кто бы что там не говорил с трибуны, тебе любой солдат скажет под сывороткой правды, что на страну ему плевать. Он сражается за родных и любимых людей, которые в ней живут. Нет такого понятия, как патриотизм. Точнее есть, но это ментальное отклонение, понимаешь? Болезнь. Если человек начинает искренне любить страну, а не людей в ней живущих, его нужно пристрелить. Потому как, такой вот моральный урод, добравшись до власти, такого наворотит, что поколениями люди разгребать будут. А теперь скажи мне, кто у тебя живет в стране Молнии, что ты готова отдать за него жизнь? Вот у меня такой человек есть, и если она не одумается, то мне придется ввязаться в это дерьмо, а кто у тебя? Ну?
- !...! – Возмущенный взгляд, который можно перевести ну очень по-разному, был ему ответом. Исключительно про себя, Ник остановился на варианте с «Манипулятор!»ом, но вслух не проронил ни слова. Наконец, девушка собралась с мыслями, и проговорила:- Ты прав во всем. Но я себя уважать перестану, если сейчас сбегу.
Сказала и будто закрылась в ожидании его реакции.
- Ладно, я понял. Тогда пойдем, надаем этому лжеМадаре по заду, и свалим уже из этого мирка. Он меня раздражает.
- В см… смысле? Из мира? Что?...
- Миров много, уж ты мне поверь. Это уже третий, который я вижу своими глазами, так что, сама понимаешь. Да и помнишь сон того огромного мутанта? Это был не сон, я просто спроецировал его же память в пространство сна. Это был небольшой отрезок его настоящей жизни.
- Вот это да! А как ты собираешься перейти в свой мир?
- Да я тут на досуге нашел портал Узумаки. Мощная штука. И он уже готов к использованию. Так что, он ждет только нас.
- Понятно. Э… Даже не знаю, что сказать. – Мабуи действительно замялась. – Спасибо? – Скорее вопросительно выдавила из себя девушка.
- Да хрен тебе, золотая рыбка. Посмеешь умереть, я тебя найду, воскрешу и выпорю. Внятно донес мысль?
- Уж это вряд ли. – Самодовольно провозгласила девушка. – Воскрешать еще никто не умеет. – Рассмеялась она.
- Вообще-то, этой технике уже больше полувека. Ну, это так к слову. – Увидев на лице Мабуи растерянность, уточнил Ник. – Только она не воскрешает полностью, она возвращает душу, но нужен генетический материал призываемого, а в нем есть капелька чакры, как ты знаешь. Собственно, душа призывается в тело любого другого шиноби, и к сожалению не надолго. Позже, уже после призыва, можно продолжить технику, правда для этого нужен риненган. Есть у этих мега глазок возможность воскрешения. И к счастью, у меня аж пара задолжавших мне владельца риненгана. Ну, а твоего генетического материала у меня много. Так что никуда ты от меня не денешься, даже не надейся.
- Это… Противоестественно. – Выдохнула Мабуи.
- Именно, так что я иду с тобой. В том числе и в качестве охранника.
- Тебя даже не пропустят. – Смущенно отвела глаза девушка.
- А я кого-то собираюсь спрашивать, что ли? – Удивился Ник. – Да и кто вообще, в своем уме пребывая, откажется от шиноби уровня Каге, да не с одной супер техникой, а сотнями?
- Это верно. – Довольно улыбнулась Мабуи и порывисто обняла Ника. – Ты меня не оставил. Не оставил… - Такое невероятное счастье было на ее лице, что губы Ника сами улыбнулись.
- Да куда я от тебя денусь-то? – Вздохнул он ей в ухо. И тут же за него слегка укусил. Девушка взвизгнула, но объятий не разорвала. Знает, заррраза, что заслужила. – Ладно, куда мне лететь-то?
- Пока что никуда. В ближайшую неделю войска будут собираться в стране Ветра. Оттуда уже войска двинутся на врага. Там и встретимся.
- Значит у меня неделя. Хм. Я найду, куда ее грамотно потратить. Гравитацией займусь, наверное. Глаза закончил доделывать, пора приниматься за освоение.
- Гравитацией?! – Удивилась Мабуи. – Как Цучикаге будешь летать?
- Летать я и так умею, и получше Цучикаге. Нет, именно управление гравитацией. Это долго объяснять, но если вкратце, то бьякуган, при определенных условиях можно усовершенствовать, и он будет давать возможность управления гравитацией. Все просто.
- Просто?! – У Мабуи едва глаз не задергался от его понимания слова «просто». – Разве что для тебя это просто. Остальные страны для такого исследовательские институты открывают, а потом и финансируют их лет десять.
- Пусть учат фуин. – Изящно отклонил претензии Ник.
- А фуин-то тут причем?
- А как ты думаешь, как я узнал о такой возможности?
- Понятия не имею!
- Имплантировал Конан риненган и поставил ее в исследовательскую врачебную фуин. А затем заставил использовать все возможности риненгана по очереди. Управление гравитацией использовало ту часть узора, что больше всего похожа на бьякуган. Запомнил, вырастил недостающие каналы в своих глазах, вот и всего-то делов. Копировать всегда легче, чем создать что-то совершенно новое.
- Это так интересно! – Выдохнула Мабуи.
Вдруг, пространство сна содрогнулось. Нику даже голову поворачивать не было нужды. Так вламывается в его сны только один человек. Непоседливый блондин просто не мог сдерживать бьющую ключом силу, проламывая реальность своим напором. Причем не важно, во сне он был или наяву. Если этот пацан чего-то искренне желал, вселенная просто не могла ему перечить, столько сил и эмоций он вкладывал в каждое свое действие. Удивительный подросток и сам-то не замечал этого, пока многоопытный учитель не указал на это его свойство и не научил дозировать усилия. Только вот во сне, Наруто ни в какую не желал этого делать. Сколько не вдалбливал ему Ник о пользе сохранения сил на потом, Наруто вел себя так, будто у него их еще прорва. Нельзя сказать, что это не так, но все же, экономия, разумная само собой, еще никому не вредила. В ответ, Наруто обзывал его жмотом, и на том вечные спорщики расходились.
- Наруто, засранец мелкий. Хватит рушить мой сон! – Рявкнул Ник. Ну правда, сколько же можно-то?!! Но мелкий пакостник только взмахнул рукой, восстанавливая былую картину и тут же привычно перехватил растягивание времени для этого сна, тут же увеличив его раза так в три.
- Богатырь, блин, былинный. Прямо русским духом повеяло. – Пробурчал Ник, и повернулся к новоприбывшему.

Часть 12

- Ну что, пообщался?
- Пообщался. - Задумчиво ответил подросток. - И это просто фигня какая-то. Если воспринимать бездумно, то теория поехавшего психа вполне стройная. Ну как только начинаю задумываться, получается фигня.
- Фигня не то слово. Если все, что рассказал Нагато правда, то в этой истории прослеживается какая-то скрытая сила. И это не хорошо. Потому что воспитывать психов долго и хлопотно. Ну и потому, что сила все-таки скрытая. Думай Наруто, а то твоего Лиса заберут, сам ты откинешь тапочки, а мир превратится в какашку. Такие дела.
- Сенсей!..
- Не сенсей. Уже нет. Называй меня Ник. Или Торино, если так привычней.
- Даттебайо! Сенсей, я ничегошеньки не понимаю!
- Я тоже. Но это не повод не думать. – Пожал плечами Ник.
Мабуи слушала этот разговор с каким-то потусторонним обалдением. Не могут нормальные разумные так обсуждать мировую войну. Это сбивало с толку. Впрочем, все ее сомнения были тут же разрушены.
- Ладно, по прикалывались и баста. Наруто, твоя задача освоиться с силой своего биджу. Сам понимаешь, за отсутствием у меня самого такого зверька, я этому научить тебя просто не могу. Как сказала Мабуи, тебе уже нашли учителя по этому вопросу, так что будь добр, учись с полной отдачей. Как освободишься, найдешь меня в штабе армии. Наверное. Короче, пересечемся.
- До встречи, Торино-сенсей. Когда мы увидимся, я уже смогу управлять чакрой Лиса, даттебайо!!!
Наруто, небольшим таким слонопотамчиком, прошелся по пространству сна, едва не скрутив его в ленту мёбиуса, и в следующий момент исчез. Ник же, одним движением воли откатил все, что натворил этот мелкий вандал, и еще немного поговорив с Мабуи, тоже проснулся. Дел у него хватало, так что терять время ему было не с руки.
Тренировки с обновленным и улучшенным бьякуганом, тренировки с сенчакрой, фуин, несколько десятков новых стихийных техник, украденных в Стране Молний… У него действительно было не мало дел, и он не собирался их откладывать. Так что впрягся по своей давнишней привычке, со всем рвением. Самое сложное, да и опасное, чего греха таить, это сенчакра. Постоянный риск превратиться навсегда, необходимость ежедневно перенапрягать свой очаг чакры, все это не приносило ему особого удовольствия. Но есть такое слово «надо». Под этим девизом Ник провел почти месяц, пока армии всех стран все-таки смогли договориться между собой и наладили хоть какое-то взаимодействие. Пока они все собрались в одном месте, пока притерлись, все это заняло на удивление много времени для таких мобильных воинов, как шиноби. Сам Ник отслеживал эти эволюции через Мабуи и память Каге Огня и Молнии. Именно поставки продуктов питания, вооружения и самое прикольное, хитай-те с одинаковым рисунком объединенной армии заняли больше всего времени. Ник от такого подхода с трудом сдерживал смех, но и понять его вполне мог. Их просто необходимо объединить хоть чем-нибудь. Слишком долго шиноби разных деревень дрались между собой, чтобы это забыть и наладить нормальное взаимодействие. Вот Каге и придумали этот ход с одинаковыми налобными щитками, без знаков деревень. Общность начала проявляться только после речи Казекаге перед всей армией, а до того, все собачились со всеми, с удовольствием вспоминая, кто и что кому сделал. Благо, что не поубивали друг друга, точнее не все. За то время, что собирались войска, произошло более трехсот убийств. Драки возникали как будто на пустом месте, и заканчивались через пару секунд. Шиноби слишком быстрые, чтобы кто-то успел вмешаться. Но все эти происшествия были в нижних эшелонах социальной лестницы. Генины, крайне редко чуунины. Джоунины такой фигней не занимались, у них и так дел было невпроворот. Каге так загрузили элиту, что те едва успевали дышать. И именно это дало Нику возможность свободно проникнуть не только в войско, но и получить пять документов на разные имена для всех пяти деревень. Нужно было сделать один регистрационный центр, но тогда понадобилось бы пару месяцев только на регистрацию, поэтому Каге разместили десяток таких центров, и Ник спокойно побывал в пяти из них, где спокойно получил документы на пребывание в мед отряде, отряде связистов, отряде нинздюцу, даже охранном отряде, что будет охранять штаб. Короче, развернулся по полной. Раз уж под рукой такой шанс, почему бы и не попользоваться?
Пока ждал, подправил лицо, изобразив на нем шрам, как от огня, на все лицо и часть шеи, и спокойно повесил сверху Хенге. Некоторые, с высокой чувствительностью спрашивали, да и вообще интересовались, не шпион ли, но снятое Хенге и ошпаренная рожа тут же доносила понимание нужности техники и снимало вопросы не хуже документов. Каждый, кто его видел, считали что из-за военных действий он просто не успел нормально долечиться, и больше ни о чем не спрашивали. Простенько и со вкусом.
Наруто добирался до места тренировки почти две недели, и теперь проходил этап за этапом в бешенном ритме. Ник частенько связывался с ним, хотя Наруто куда чаще приходил сам, иногда просто так, а иногда и за советом. Он даже умудрился договориться с Лисом, хотя запечатанное сознание его мамы прямо в печати Лиса учило его совсем другому. Наруто он такой… Наруто. Он с завидным постоянством норовит сделать по-своему, так, как кажется правильным именно ему. Это всегда радовало Ника, и сейчас сослужило отличную службу.
После речи Казекаге, армия выдвинулась к месту боевых действий. Отряды разведки, собранные из шиноби разных деревень, прошерстили огромные территории, и теперь штаб армии мог точно сказать, куда нужно двигаться. Армия, по-шинобски резво поскакала куда приказали, и через пару дней оказалась на месте. Спать когда? Да никогда. За двое суток лишь две остановки на час, и снова бегом. Для Ника, марафон закончился вместе с остальным охранным отрядом, и устроившись поудобнее, он задремал. Его смена дежурить наступит только через шесть часов. Так что, проверив окружение сенсорикой с примесью сенчакры, он со спокойной душей уснул.
- Не нравится он мне. – Проговорил шиноби Ветра своему напарнику из деревни Земли, указывая взглядом на спящего шиноби. Сколько на него не смотрел, но не мог понять, что в нем не так, но даже те небольшие способности сенсора, что у него были, не давали ему расслабиться.
- Да нормальный мужик. Мне помог, когда я отбивался от здоровенного медведя, да и подлатал потом. Его, по-моему, даже не интересовало из какой я деревни. – Пожал узкими плечами земляной и отвернулся, не желая продолжать разговор.
- Сам не понимаю что, но что-то в нем не так. – Прошептал себе под нос шиноби и угрюмо замолк, внимательно осматривая окрестности. Его сознание так и не смогло понять, что же увидело подсознание, но он, один из немногих, кто смог почуять тот циклопический объем чакры, который был у Ника, пусть и «издалека», пусть и с трудом, но смог. Но, за неимением возможности выразить словами то смутное, далекое ощущение, ему нечего было предъявить. А если и было бы, то он быстро об этом забыл бы. С ментальными воздействиями у Ника все в порядке.

Весь штаб, уютно окутанный защитными фуин, совершенно незаметно обзавелся и фуин прослушки в каждой комнате. У Ника получилось вписать свои дополнения на той стадии, когда защиту только накладывали. Причем весьма бездарно, к слову. Ник видел места, где защитные знаки конфликтовали с поглощающими вполне отчетливо, но ни слова не сказал. Ему это было выгодно. Постоянные потери чакры в защитных фуин, с легкостью перекрывали потребление тех фуин наблюдения, которые поставил он сам. Однако, сами криворукие мастера вслух восхищались собой, говоря, что потери минимальны. Хмыкнув, Ник «виртуально» покрутил пальцем у виска, и отправился на свой пост. Прикрыл глаза и настроился на наблюдение. Ничего интересного там пока не было, и так продолжалось довольно долго, пока не заявилась армия древесных клонов.


Война перешла в горячую стадию совсем не вовремя. Сотни, тысячи клонов, возникли в процессе формирования общего войска и помешали нормально выстроить фронт. Командующему пришлось терять своих шиноби, только бы успеть, и перекрыть нужные места. Ник внимательно следил за эволюциями войск, будучи в охране штаба, так что знал достоверно и точно, все что в нем говорили и иногда, о чем только думали.
Каге были на взводе и понять их можно. Оказывается, у противника уже все демоны-из-чакры, кроме двух, что сидят в джинчурики страны Молнии и страны Огня. Киллер Би и Наруто. Ник связывался с Наруто несколько раз через сон, так что знал, как и чему учат джинчурики Кьюби, даже дал пару советов по общению с лисом, передав узнанную из штаба информацию. Наруто рвался на войну, считая, что сможет повернуть ход боев и Ник был склонен с ним согласиться, однако уговорил его подождать появления главных фигурантов. Проще оттяпать змее голову, чем драться с гидрой. Наруто пока сдерживался, выплескивая свою злость на тренировках. Даже Ник не ожидал от него такой результативности, что уж говорить о пребывающем в восторге Би. Тому и в голову не приходило, что можно учиться с такой скоростью.
А бои шли практически постоянно. Ночью, днем, на всех фронтах уже более двух недель. Правда, самое паршивое в том, что даже в перерывах напряжение сбросить у шиноби не получалось. Оказалось, что древесные клоны умеют подделывать не только внешность убитых ими шиноби, но и их чакру, что считалось невозможным. Сам Ник поймал парочку клонов и внимательно изучил это их свойство. К сожалению, так и не понял, как именно они это делают, по крайней мере, пока. Кое-какие наметки у него появились, но этого оказалось мало. Разве что определять их научился, но это оказалось не сложно. Простенькая ментальная техника пространственного назначения и он может чуять все эмоции всех разумных в обозначенном объеме. Именно ими, эмоциями, клоны отличались от нормальных шиноби. Так что от диверсантов штаб был прикрыт. Не то, чтобы Нику было дело до самих каге, а вот одна девушка, что также в нем находилась, была Нику важна. Ну и Цу прикрыть тоже не мешает. Все-таки не совсем чужая женщина.
Очередной виток сражений произошел через две с половиной недели с начала военных действий.
- Что за черт? Я ж убил его! Но он ожил! И восстанавливается!
Так на поле боя появились бессмертные войны, воскрешенные уже знакомой Нику техникой Нечестивого Воскрешения. Главнокомандующий из клана Нара, чей разум дал Нику много поводов для размышлений, отреагировал на удивление быстро и разумно. Нара повелел создать группы экстренного реагирования со специалистами по запечатыванию. Раз нельзя убить, нужно ограничить маневр. До минимума. К сожалению, группы хоть и справлялись, но постепенно гибли. Да и диверсанты из клонов давали прикурить.
Ник в очередной раз пересказывал Наруто происходящее на поле боя, когда тот, наконец, просто не выдержал. Он вышел из сна с четким желанием присоединиться к бойне, затеянной очередным психом. Сколько их таких было и сколько еще будет? Ник тоже проснулся и лежа на спине через пару часов, чувствовал, что где-то далеко, километрах в трехстах, бушует огромная, безбрежная мощь бомбы биджу. Снова и снова, как будто кто-то огромный ломится сквозь барьер. Еще несколько ударов и преграда пала, а Ник почувствовал, что где-то в мироздании что-то повернулось, сдвинулось. Наруто, как и всегда, со всей страстью о чем-то просил вселенную, а та ему снова ответила. Любимец он, что тут еще сказать.
- Наруто идет сюда и настроен он очень решительно… - Ник повернул голову и посмотрел на Мабуи.
- Я уже поняла. Как думаешь, он сможет что-то сделать… с этим? – Спросила девушка.
- Несомненно. Если этот парнишка чего-то по-настоящему захочет, то сможет все, что угодно. В моем мире таких, как он называли богатырями, и приговаривали, что, дескать, русским духом пахнет. Непоколебимой волей, если в переводе.
- Интересный у тебя мир, милый. Мне уже интересно там побывать. – Мабуи прижалась к Нику так сильно, как только могла. Ее свободное время уже заканчивается, так что она стремится урвать как можно больше его любви и человеческого тепла.
- Побываешь и не просто, а будешь в нем жить. – Спокойно уверил ее Ник и она поверила. Ему вообще легко верилось, особенно, когда чувствуешь тот океан силы вокруг него. А она чувствовала, Ник ей это позволял. – Тебе пора, милая.
- Знаю, но не хочу уходить. Снова сверять списки погибших, писать статистику потерь, искать знакомые имена… Тяжело. – Грусть девушки была так велика, что Ник прижал ее посильнее и ткнулся носом ей за ухо, шепнув:
- Потерпи, милая. Немного осталось.
- Все, мне действительно пора. И спасибо, если бы не ты, не знаю, как бы я это выдержала.
- Ты сильная, ты справишься. – Ник поцеловал ее нежные губы и уже через пару секунд стоял у двери, одетый.
Часы потекли один за другим. Наруто с Би уже прибыли на фронт, где первый разослал своих клонов по всем войскам. Оказалось, он тоже может чувствовать эмоции, правда только плохие. Это позволило ему указывать на поддельных нинзя и их довольно быстро вычистили. И все бы ничего, если бы не восставшие из мертвых Каге разных деревень. Вот они как раз задали жару, да так мощно, что с ними справлялись с огромным трудом. И честно говоря, часто помогала вовсе не сила, как таковая, а знание истории этих незаурядных людей. Команды против таких монстров от чакры формировались как будто совершенно стихийно, но на самом деле, это результат филигранных действий главнокомандующего. Не особо отвлекаясь от управления войсками, он успевал просчитывать и выполнять спасательные операции, формирование команд для различных целей, и многое другое. Гений… Ник честно себе признавался, что он бы так не смог при всем на то желании. Он даже подловил тот нечастый момент, когда Нара спал и порылся у него в памяти, прибрав к рукам способы тренировки как мозгов, которым в его клане уделялось огромное внимание, так и теневым техникам. Они заинтересовали Ника не меньше, чем техники клана Яманака, техники света (стихия шторма) ученика Би, или ирьенинские наработки нинзя Суны. А уж как он обалдел от стихии Пыли, подвластной Цучикаге, когда оказалось, что ее можно натренировать. Это вовсе не врожденное умение, и Ник непреминул воспользоваться этой возможностью. Методы тренировки он запомнил, но приступать пока не стал. Время не то. А вот технику земли, с помощью которой Цучикаге летает, Ник повторил всего за пару часов, как и технику связи, используемую Иноичи. С его контролем и пониманием стихии Земли и чакры Разума это оказалось довольно просто.
Впрочем, стоит сказать, что за эти недели Ник узнал много нового и интересного. Такое количество шиноби и у каждого сорокового свои техники, коронные приемы и прочее. Нику было, где развернуться.
- Я вернулся, и времени почти не осталось, - чуть ли не прохрипел возникший из техники телепортации теневой клон.
- Получилось? – Ник подался к нему навстречу.
- Конечно. Этот подросток был только рад избавиться от своей части чакры девятихвостого. Кто-то долго и нудно промывал ему мозги. А потом сверху Наруто добавил, криво разрушая прошлые закладки. Так что парень жил в постоянной внутренней борьбе с самим собой.
- Понятно. Ладно, давай к делу. – Ник прихватил клона и техникой телепортации молнии скакнул за пару сотен километров от линии фронта, оставив вместо себя еще одного теневого клона. – Готов?
- Готов, - клон, принесший частичку чакры девятихвостого лиса, забранную у подростка-монаха, практически без сил, опустился на землю. Его чакра заканчивалась, а ведь ему еще и приходилось поддерживать фуин, в которой билась чакра хвостатого зверя. Сильнейшего из них.
Ник создал еще одного клона с огромным количеством чакры и раздевшись, улегся в траву.
- Я готов. Начинаем.
Клон подошел к нему и проговорил:
- Печать Ярости Разума: запечатывание.
- ААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!
Ник орал так, словно его одновременно жгут огнем, сдирают кожу и посыпают все это солью. По его СЦЧ прокатилась волна ядовитой чакры, едва не уничтожив его систему циркуляции, чтобы собраться одним комком недалеко от пупка. Сложнейшая Фуин вобрала чакру хвостатого в себя и захлопнула замок. Теперь открыть его может только сам Ник и больше никто. Собственно, сама фуин была придумана Ником именно под его СЦЧ, с учетом всех мелочей, а потому легла легко и изящно, чего вряд ли могли добиться в деревнях шиноби. Им просто в голову не могло прийти, что взаимосвязь СЦЧ, фуин и разума шиноби можно не только рассчитать, но и использовать, получая синергетический эффект усиления действия печати. А название само пришло в голову, когда он вспомнил момент решения загадки. Просто он был действительно в ярости от того, что не получалось толком синхронизировать СЦЧ и саму печать, и даже взвыл от этого, как в его голове все легко и быстро встало на свои места. Озарение, инсайд, кто бы как это не называл, но пришло оно именно в момент ярости, отсюда и название техники.
Мужчина хрипло дышал, пытаясь прийти в себя. Это давалось с трудом и не просто так. Чакра повредила некоторые каналы и сосуды чакры, а некоторые и вовсе сожгла к чертям. Зная об этом заранее, Ник создал сильного клона с огромным количеством чакры, чтобы он смог залатать повреждения СЦЧ, чем тот и занялся. Около пяти часов понадобилось клону, чтобы привести СЦЧ Ника в норму, но все когда-то заканчивается.
- Вроде все. Давай, открывай печать на минимум и разбавь сенчакрой.
Клон дал дельный совет, так что Ник его послушался и сделал, что сказано. Вокруг него уже была развернута сканирующая медицинская Фуин, так что за свою жизнь он не волновался. Если что, клоны его вытащат даже с того света.
- Пробую.
Ник сосредоточился и нырнул «в себя». Замок на печати Ярости Разума призрачно щелкнул, и по его СЦЧ заструилась красная, жгучая чакра хвостатого зверя. Тут же, Ник добавил сенчакру из инфуин, смешивая в равных пропорциях с чакрой биджу. Ему пришлось буквально на ходу подбирать правильное соотношение, пока он не остановился на одной части чакры биджу к семнадцати частям сенчакры. Жгучая энергия хвостатого зверя перестала разрушать его СЦЧ, но полезное действие, вроде повышенной регенерации – выполняла.
- Первичное взаимодействие наладили. Давай проверять влияние на танкецу, - Ник очнулся буквально на секунду, чтобы прокомментировать то, что клон понял и так, наблюдая за его энергетикой через сканирующую фуин.
Ник стал пропускать чакру биджу через танкецу в виде простеньких техник, внимательно следя за своей СЦЧ.
- Стоп! – Послышалось «снаружи». Клон орал, что есть мочи, и вдруг заткнулся. – Охренеть…
- Чего кричишь? Видишь же, работает. Все, не дергай меня.
И действительно, все заработало. Чакра биджу не только разрушала танкецу, проходя сквозь них, но и регенерировала их! Для самого Ник это означало только одно. Возможность развития для его танкецу. Да, придется потратить на это много времени, но в нем он как раз и не ограничен. А боль можно и потерпеть. Ник перекрыл подачу энергии биджу в свою СЦЧ и умиротворенно улыбнулся. Он был счастлив, что его предположение все-таки оказалось верным. Наблюдения за Наруто и его СЦЧ, случайное воспоминание в голове Цунаде о «запасном» недоджинчурики, все это как-то само собой сложилось в схему и дало надежду, которая только что оправдалась. Ник лежал в траве чужого ему мира и улыбался, глядя в родные небеса. Рядом с ним лежал его же клон и занимался тем же самым, ведь фуин сканирования он уже снял, следы чакры зачистил и даже настроился на сбор природной энергии. Ее никогда не бывает много.
- Ладно, ты продолжай, а мне пора, - поднялся с травы Ник и покрывшись покровом молнии, исчез. Ему пора было вернуться на свой пост, пока его клона не разоблачили. Через пару часов его вдруг наполнил поток сенчакры, который он привычно перенаправил в инфуин. Клон развеялся.

Ник медитировал в своей палатке и слушал новости из штаба. Фуин прослушки работали бесперебойно, и поставляли ему информацию из первых рук. Сам Ник пытался примериться к техникам Акамичи, особенно к расширению тела. Его интересовал сам механизм процесса, ведь он позволит управлять не только размером тела, но и отдельными структурами, а это уже позволит создать из своего тела совершенную биологическую машину выживания. Пока что, попытки ни к чему не привели, а перерывы между попытками Ник заполнил медитациями с чакрой биджу.
- Цунаде, ты идешь со мной. Мы остановим джинчурики девятихвостого и моего брата Би! – Райкаге едва не рычал, и Нику показалось, что фуин прослушки смогли передать ту давящую жажду убийства, которую он источал.
- Господин Райкаге, только не рушьте стены! – Хмыкнула ему вдогонку Мабуи.
- Ха, - хмыкнул на ее комментарий Ник и призадумался. Сейчас два этих мастодонта от чакры пойдут останавливать Наруто, но все, чего они смогут добиться, так это только ослабят его. Обратно он точно не повернет, это факт. Все-таки, если Наруто что-то для себя решил, то его уже не переубедить. На диво упертый парень, благо, что не дурак и обычно именно он оказывается прав. Так что, крепко подумав, Ник решил подмогнуть ученику. Вспышка света в его палатке и она стала пуста. Только лежащая на полу ниточка, отлетевшая от стенки палатки, тихонько тлела в ночной темноте.
Нику было легко найти Наруто. Еще в первую медитацию с чакрой хвостатого он заметил, что чувствует через нее все остальные части чакры девятихвостого. Как, не ясно, но для него это очень удобно. Он даже записал себе в блокнот к списку экспериментов, попробовать образовать ментальную связь через эту чакру с остальными носителями. Но до сто тридцать первого пункта просто не дошел еще. Не успел.
Ник вынырнул из телепортации в трех десятках метров над землей, краем глаза увидев пролетевшее мимо него ярко оранжевое тело. Чакру Наруто он узнал бы и с закрытыми глазами, даже когда он в режиме биджу. Ник приземлился на землю и сделал пару десятков шагов вперед, глядя в глаза Наруто. А главное, он своей мимикой показывал ему, чтобы тот на него не смотрел. Но оказалось поздно. Такие опытные воины, как каге Молнии и Листа, тут же обратили внимание на обалдевшее лицо противника и обернулись.
- Привет, Цу. Давно не виделись, - махнул рукой Ник. – И тебе привет, потомок Йотсуки. Би, рад встрече. Наруто много о тебе рассказывал.
- Как. Ты. Здесь. Оказался?!! – Цунаде слегка вышла из себя и начала орать.
- Будь так добра, перестань на меня ОРАТЬ!!! – добавив в горло изрядно измененной чакры воздуха, Ник своим криком смел обоих каге прямиком в каменную стену полу-туннеля, где и произошла судьбоносная встреча.
- Пф, кха. – Откашливаясь, Цунаде вылезла из дыры в камне, которую пробила своим телом. Райкаге такой фигней заниматься не стал. Он окутался покровом молнии и, расшвыривая куски камня, бросился на Ника. Но тот даже с места не сдвинулся. Лишь его бьякуганы вдруг вспыхнули и засветились двумя синими прожекторами. На каге обрушилось чудовищное давление. Не жалкие десять атмосфер. Сотни. Его вес увеличился настолько, что даже его непомерная сила с чакрой позволяли едва переставлять ноги, утопая в камне по колено. Но и воля у него оказалась под стать остальному. Шаг за шагом, на дрожащих от напряжения ногах, он подошел к Нику. Замахнулся и… ударил. Кулак покрытый пляшущими молниями уперся в ладонь, покрытую молниями и… все.
- Хватит, Райкаге. Я здесь не для того, чтобы сражаться. – Ник убрал давление и повел рукой в сторону. Перенапряженный каге Молнии не смог вовремя расслабиться и улетел в противоположную стену. Пробил ее насквозь и полетел дальше. Удар получился поистине чудовищной силы. Молниеносный Каге проплавил в камне многометровую просеку, которую увидят далекие потомки. Свидетельство могущества предков будет для них очевидно. – Силен мужик.
Хмыкнув, Ник подошел к Наруто.
- Привет, как делишки?
- Все отлично, даттебайо! – Улыбнулся парень.
- Это хорошо. Ты пока посиди, отдохни. Да и из режима биджу выйди. Мы тут с Хокаге пообщаемся, и дальше двинем. Заодно, закину вас сразу на поле боя. Тут еще километров семьдесят бежать.
- Спасибо, учитель, - еще сильнее улыбнулся Наруто. И как это у него получается?
- Учитель?! – Влезла в разговор слегка обалдевшая Цунаде.
- Ну а что? Джирая же не стал его учить, вот я и поправил его ошибку.
- Что значит не стал? Он же обучил Наруто разенгану! – Возмутилась Цунаде, и Ник понял, что она знает о договоренности между Джираей и советниками. Знает и поддерживает.
- Ты точно хочешь продолжить именно эту тему? Сейчас?
- Хм… Нет, пожалуй, - отвела глаза Хокаге. – Ты лучше мне скажи… Ты совсем берега попутал?! Какого ты здесь делаешь? Или не знаешь, что тебя разыскивают?
- Знаю. А ты повела себя, как стерва. Могла бы и убрать награду за мою голову, я все-таки тебя вылечил. Как сопливый генин себя ведешь… Видите ли, обидели девочку, совочек в песочнице отобрали. Тьфу, смотреть противно.
- Совочек?!! Да ты, вор, украл Стихию Дерева!!! Стихию моего клана!!!
- И что?
К такому ответу на ее претензии, Хокаге оказалась не готова. «И что?» Что значит «И что?»?!!!!
- Убью, - сквозь зубы выдохнула женщина.
- Вообще-то, я ничего у тебя не крал, ибо ты сама Стихией Дерева вообще не владеешь.
- Но где-то же ты ее взял?
- Сам создал.
- Ч… Что? То есть как? То есть… Тьфу. Ты врешь.
- Ты и сама знаешь, что нет. – Отвечая ей, Ник переместил даже физически ощутимый вектор внимания на вынырнувшего из дыры в камне Райкаге. – Хватит уже. В следующий раз не пожалею. Знаешь, что с тобой будет, если я увеличу гравитационную постоянную для твоего сердца? Только для сердца?
Райкаге остановился, но мерцать Покровом Молнии не перестал. Упорный.
- Ладно. Наши с тобой дела, милая Цу, мы решим как-нибудь потом. Или не решим. Я не собираюсь задерживаться в вашем мире. А потому вернемся к нашим делам. Пропустите Наруто. Пусть идет.
- Этого не будет. Да мы и воюем только для того, чтобы защитить его и Би! Неужели непонятно? – Возмутилась Цунаде.
- Неужели не понятно, что парень сам вправе решать свою судьбу? Да и посмотри правде в глаза. По сравнению с ним, ты просто пылинка. Цунаде, ты не можешь даже осмыслить его силу, не то что почувствовать нормально. Он БОГАТЫРЬ, а ты всего лишь шиноби. У тебя даже права нет, что-то там ему указывать.
- Я его КАГЕ! – Вскинулась женщина.
- Да что ты будешь делать-то. Я ей про седло, а она мне про корову. Она, конечно, на лошадь похожа, да только седло ей без надобности.
- Че… чего? Ты о чем вообще?
- Я о том, что он, вот этот вот парень с открытой улыбкой, может остановить войну, а ваша задача помочь, но никак не мешать. А ты тут чем занимаешься? Упрощаешь врагам задачу, ослабляя парня? Зачем Цу? Тебе все равно не по силам его остановить. Даже вам обоим это не по силам.
- С чего ты решил?
- Те времена, когда ты могла поставить ему щелбан, давно прошли. Мальчик вырос и стал взрослым.
- Бабуль, сенсей прав. Не останавливай меня. Лучше помоги, а? Бабуль…
- Не! Называй! Меня! Бабулей! – Хокаге аж покраснела от гнева.
- Правда, Наруто, не нарывайся, - хмыкнул Ник. – К тому же, Цу еще огого. Уж ты мне поверь.
- Хм? – Как-то по-птичьи вопросительно наклонил голову парень, а у него за спиной джинчурики восьмихвостого восхищенно присвистнул. Потом подумал и подмигнул Нику, показывая большой палец. Ник только глаза закатил. Как маленькие, ей-богу.
- Не парься. Позже поймешь. И так. Твой ответ? Поможешь парню победить или будешь и дальше препоны ставить?
- Он никуда не пойдет. – Решительно заявила Цунаде. Ник только вздохнул.
- Наруто объясни ей сам. Как ты можешь… - попросил Ник.
Наруто подошел к Цунаде вплотную. Посмотрел ей в глаза и просто прошел мимо. Лишь ветер донес до всех сказанные тихим голосом слова:
- На мне лежит ответственность. Я не могу проиграть.
Уже через мгновение джинчурики девятихвостого исчез. Только поднятая им пыль еще стояла столбом, а сам парень умотал вдаль.
- Ну и куда он? Сказал же, что доставлю до места, - только и пробормотал Ник. Даже его прошибло объяснение Наруто. Такая внутренняя сила была в простых словах подростка, что мурашки по спине прошлись. – Ладно, цепляйтесь, сначала вас перенесу обратно, а потом и его.
Би, Эй и Цунаде взялись за руку Ника, а тот использовал Телепортацию Молнии. Мгновение и они оказались у входа в штаб. Би закашлял кровью, но Цунаде быстро восстановила его тело. Конечно, эта техника подходит либо для перемещения предметов, либо для очень сильных шиноби. Крепких и телом и духом. Ник собирался адаптировать технику, но пока что руки не дошли. В следующее мгновение Ник исчез с громким хлопком, переносясь к чакре Наруто.
- Да стой же ты! Наруто!
- Сенсей?
- Я это. Цепляйся давай. Только в режим отшельника войди сначала. Не самая приятная техника перемещения.
- А. Ладно, сейчас.
- И рененган включи, тебе она тоже пригодится, заодно и скопируешь.
- Да я его и не выключаю вообще-то.
- Надо же, а я твое Хенге не почувствовал. Стоп! Да как у тебя мозги не вскипели еще? – Удивился Ник. – Впрочем, я думаю, тебе полезно. Ты Покров Молнии рассмотрел?
- А то! – И парень покрылся молнией с головы до ног. Разве что его покров оказался еще более плотным, чем у Райкаге.
- Уже и модифицировать успел?
- Не, только перенастроил под свою чакру. Она у меня плотнее, чем у дедули Райкаге, так что пришлось добавить с десяток периферийных потоков и увеличить их скорость.
- Ясно. Молодец, Наруто. Горжусь тобой.
- Сенсей, а чем ты так его придавил? Чакры потратил каплю, а итог вон какой мощный.
- Гравитацией. Ты тоже так можешь.
Наруто на минуту задумался и вдруг пыль вокруг него поднялась в воздух, а сам парень взлетел на полметра.
- Понятно, - задумчиво проговорил джинчурики. – Значит не только в минус, но и в плюс можно.
- Конечно, - согласился Ник. – Давай уже, спустись на землю, и полетели. Смотри внимательно. Техника Молнии: Телепортация Молнии!
И они оба исчезли, чтобы появиться на границе фронта, практически в пустыне.
- Ладно, Наруто, я, пожалуй, пойду. Дальше ты и сам справишься. Гаара там, Штаб там, основные точки напряжения там, там, и там. Думаю, ты и так все это чуешь в режимах сенина и джинчурики.
- Да, я чувствую. К тому же информация от некоторых клонов уже пришла. Спасибо, сенсей.
- Обращайся, - пожал плечом Ник. – О, глянь. Рассвет. Встречай новый день, Наруто.
- Солнце встает, сенсей. – Наруто поднял руку и посмотрел на солнце из ее тени.
- Выживи, а, - попросил Ник и исчез во вспышке молнии.
- Даже не сомневайся, Торино-сенсей. – Ответил самому себе Наруто и устремился в обратную от восходящего солнца сторону.


Глава 18
Ник все также продолжил охранять штаб, хотя для него следующие пара дней стали передышкой. Оправдывая пребывание в медитации своим умением сенсора, Ник методично занимался своей СЦЧ. Нарисовалось сразу несколько проблем. Восстановленная после запечатывания силы девятихвостого система чакры, требовала заботы и приходилось быть крайне аккуратным. Перенапрячься, значит повредить ее. Так что под средним барьером, Ник гонял по ней чакру хвостатого в смеси с природной практически круглосуточно. СЦЧ не только восстанавливалась ударными темпами, но и улучшалась, привыкая к ядовитой чакре, что позволяло постепенно снижать процент природной чакры в смеси. Однажды это позволит использовать одну чакру девятихвостого без примесей, но пока что, до этого далеко.
Вторая проблема в том, что запечатанная в Ника чакра хвостатого, как оказалось, относится к светлой его стороне, то есть в ней куда больше чакры разума, чем телесной, а потому, ее восстановление процесс медленный. По сути, если ее использовать полностью, этот кусок ментального конструкта просто разрушится, чего Нику совсем не хотелось. Но придумать что-нибудь у него пока что не получалось. Той же чакры девятихвостого, что у него была, едва хватило бы на средней паршивости покров, даже без хвоста. Да у него своей чакры было раз в сорок больше, и это без внешнего запаса. Но пришлось обходиться тем, что есть, раз поделать с этим нечего. И ближе к вечеру вторых суток, он почувствовал, что СЦЧ восстановлена полностью. Свойство регенерации у чакры хвостатого работает отменно даже на энергетике, не говоря уж про тело. У природной энергии такое свойство выражено куда более скромно.
- … Мадара! Он появился на поле боя!
- На этот раз настоящий? Это точно? – Раненым бизоном проревел Райкаге.
- Да, его заметили и опознали. К тому же, он был без маски.
- Черт, с ним обычная команда запечатывания не справится. Недаром он на равных сражался с богом шиноби – Первым Хокаге! А мой дед был невообразимо силен! – Цунаде четко описала глубину той … в которую они угодили. Мало того, что сам Мадара был невероятно силен, так еще и бессмертен, а это совсем уж плохо.
Весь этот разговор Ник услышал сидя в медитации и наслаждаясь мягким течением энергии в теле, и постепенно, не спеша, накапливая «внешний» объем, потраченный на поддержание барьера во время очередной тренировки. Если бы он его не поддерживал, даже самый толстокожий шиноби почувствовал бы чакру биджу в нем. Тут бы такое столпотворение началось, словами не передать.
Решив, что даже всем нынешним каге вместе с Мадарой не справиться, ведь Ник прекрасно ощущал эту прорву злой, почти черной в его восприятии чакры Мадары, он встал со своего коврика и оставив сильного клона, исчез. Простенькое для него гендзюцу, и стражи перестали его воспринимать, оставив в их восприятии только клона. Отойдя на десяток километров, что заняло несколько минут в покрове молнии, Ник телепортировался и появился в километре от чакры Мадары.
Метрах в трехстах от него собралась весьма интересная компания. Цучикаге, весь избитый, раненый и какой-то согбенный, что ли… Казекаге, в чуть более хорошем состоянии, клон Наруто, судя по ощущениям Ника, уже знакомый ему одноглазый помощник рыжей Мизукаге и несколько неизвестных шиноби. Но самое страшное, что Ник почувствовал в почве вокруг сотни, если не тысячи трупов.
- Жесть какая… - выдохнул мужчина. Чем тут же привлек к себе внимание.
- Сенсей?! – Удивленно воскликнул клон Наруто. – Там!.. Тут такое!..
- Наруто, четко и внятно, пожалуйста.
- Даттебайо! Это вот – Мадара. Настоящий! А тот в маске – подделка.
- Об этом я уже знаю, Наруто. Но спасибо за информацию. – Ник улыбнулся парню и пригляделся к противнику бьякуганом. Море чакры, но она какая-то неоднородная, словно неумело слеплена их двух разных. И типы этой чакры друг другу не очень-то подходят. – Химера, блин, ты где скорпионий хвост забыл и львиную голову?
На этот комментарий у Мадары лицо вытянулось.
- Ах да. В этом захалустном мирке даже львов нет. Я и подзабыл как-то.
- Захалустном?! Ты кто такой вообще? Очередной Хьюга, слабосилок, - выплюнул Мадара.
- Никогда, ты слышишь уродец, никогда не сравнивай меня с этими вы.лядками. Иначе так по морде отхватишь, что сам себе язык откусишь. – И отвернулся, будто там не Мадара стоит, а пустое место. - Кстати, пока не забыл…
Ник совершенно «не обращая внимания» подошел к Цучикаге и приложил к его спине руку, замерцавшую зеленым светом, быстренько латая самое главное. Основные повреждения сводились к мышечным волокнам спины и нескольким позвонкам, пережавшим нервы. Больно, но неопасно до поры до времени. Пара минут и все в ажуре, только кто бы ему их еще дал-то? Воскрешенный Каге Ивагакуре, который собственно и воскресил Мадару, и сам знаменитый Учиха, пошли в атаку, которая закончилась совсем не так, как они ожидали. Резкий звук и в ярчайшей вспышке перед ними появились Хокаге и Райкаге, тут же влепив им такие затрещины, что воскрешенные отлетели метров на семьдесят. И только они приземлились, как рядом с ними появилась Мизукаге в окружение трех шиноби. Вот только Ник не смотрел на потрясную рыжую стерву, нет. Он экстренно настраивался на одного из тройки, перенесших каге сюда. Профукать такую классную технику пространственного перемещения он просто не имел права. Закончив с этим буквально за несколько минут, он огляделся.
- Хрена себе! А, это наверное, знаменитый Сусано? – Пробормотал Ник, разглядывая здоровенного голема из чакры. Внутри у него уютно примостился сам Мадара, а лава, которой его явно угостила Мизукаге, стекала по поверхности Сусано, не принося вреда воскрешенному шиноби. – Как я и думал, не справляются каге, даже все вместе.
- Ничего, сейчас справимся, а ты проваливай отсюда! – Рявкнула Хокаге во весь голос.
- Если бы могли, справились бы уже. Вон, все вокруг уделали, а толку нет. Так что теперь моя очередь.
- Очередь? – Спросил Райкаге. – А что, пусть попробует. – Гигант пожал плечами и немного снизил насыщенность Покрова Молний. Чакра даже у него не безлимитная.
- Пусть попробует, - согласилась Мизукаге. – У него есть интересные техники. – И резко отвернулась, чтобы никто не увидел, что она покраснела.
- Спасибо, милочка, что разрешила. Кстати, как дела? А то все как-то не до общения нам было… - ухмыльнулся Ник.
- Все хорошо, спасибо. А за письмецо мы еще поговорим. – Мизукаге ничего не забывает, тем более, когда над ней смеются. И она ясно дала понять, что Нику ждать поблажек не нужно.
- Да как скажешь. Надеюсь, я у тебя не в блэклисте?
- Еще нет, но ты в нем будешь, - отрезала и без того не добрая девушка, а тут еще и ситуация к шуткам не располагает.
- Ну, посмотрим. А что скажет Цучикаге? – Поинтересовался Ник на всякий случай.
- Пробуй, только быстро. Хочется проверить и свои идеи.
- Ок. Эй, там, брунетка, блин. Иду на Вы!
И Ник действительно пошел. Он не торопился по нескольким причинам сразу. Во-первых, каге пяти Великих стран конкретно так надавали и им нужно привести в порядок тела и перегруппироваться под новые идеи нападения. Во-вторых, сам Ник не прочь потянуть время, ибо создание нескольких барьеров внутри ауры «внешней» чакры, дело не мгновенное, тем более таких сложных. Ну и третье, пока он спокойно идет, клоны каге разыскивают спрятавшегося воскрешенного Цучикаге. То ли второго, то ли третьего, Ник не помнил. Да и от нумерации ему не жарко не холодно.
- А ты нагл, Хьюга, - издевательски проговорил Мадара.
- Зря ты меня не послушал, - сжал зубы Ник и повел рукой, формируя сразу десяток клонов. Тут же незаметно обменявшись с одним из них местами, он затерялся среди них. Правда, разглядев риненган в глазах Мадары понял, что его не обманешь. Он все равно видит «внешнюю» чакру. От чувствительности ее замаскировать легко, на уровне контроля Ника, но спрятать от риненгана нереально совсем. Даже от бьякугана не получилось бы. – Клоны, гоните его.
Операция началась с самого простого удара. Двое клонов ударили дистанционными техниками – сверлами с чакрой молнии. Те проскочили расстояние ярким росчерком, но броню Сусано не пробили. Тогда к доспеху Учихи отправились два клона – воздушный и огненный, и объединившись, устроили на том месте филиал ада. Это уже был не просто пожар и пламя - многометровая домна, в которой песок моментально превращается в стекло, а человек в обугленный скелет, который в свою очередь тут же осыпается пеплом. И все же, это не было основным ударом, только отвлекающим маневром, но Учиха, с его сотней лет постоянных битв за плечами, тут же это понял, и ответил волной синего пламени, сформировав его прямо мечом Сусано. Ник призвал свободных клонов и прикрыл и их и себя барьером Четырех Стихий. Желтого цвета барьерный куб отразил атаку и Ник продолжил идти вперед, развеяв защиту. Очередная парочка клонов слитно ударила огромной Волной, заряженной электричеством по самое горлышко и наконец-то Ник добился того, чего хотел. Перекрыл Учихе видимость. Рывок вперед на полной скорости и прямо вплотную к Волне идет Барьер Власти.
На электролизованная вода достигла Мадару и… обошла его, так и не задев самого шиноби. Даже столь мощная техника, в которую ушло больше резерва среднего джоунина, не смогла пробить доспех потомка древнего клана. Впрочем, Ника это не смутило, а потому он продолжил свое нападение. Вода схлынула, и Барьер Власти соприкоснулся с Сусано. Раздался скрежещущий звук, словно кто-то злонамеренно ведет пенопластом по зеркалу, а при том уровне ускорения, в котором пребывали все шиноби на этом поле боя, это был очень долгий звук. Однако Сусано рушился медленно, оставляя телесную часть чакры Мадары виться вокруг Ника и под его полным контролем. Он мгновенно ее перехватывал своей чакрой разума, пополняя свой резерв и за счет этого, увеличивал размеры Барьера. Секунда, вторая, третья, и Сусано разлетелся синими горящими каплями. Совершенно обалдевшее лицо древнего Учихи оказалось для Ника словно бальзам на душу. А нечего было обзываться! Еще мгновение, и техника Нечестивого Воскрешения разлетится точно так же, но Мадара быстро сориентировался, оттолкнувшись от воздуха и надеясь перепрыгнуть подвижный барьер. Только кто же ему даст то? Вот и Ник решил, что игра в поддавки тут не в тему. А потому, прижал мерзавца к земле гравитацией, разнося технику воскрешения в пух и прах. Мадара буквально осыпался хлопьями на землю, а на его месте остался человек с совсем другим лицом и телосложением. Точнее его труп, который остался лежать у ног Ника. Хлоп, и техника Барьера исчезла, а сам Ник вытер пот со лба и пробормотал:
- Чтобы я, еще хоть раз, ввязался в такую заварушку, да еще и по своей воле? Нет уж, нафиг такие развлечения.
Секунда, и Ник уже в режиме сенина. Чисто на всякий случай, проверить, все или еще кто остался. Остался. Воскрешенного Цучикаге так и не добили, и теперь он улепетывал на север на всех порах.
Это все...